FO:E - Схватка в Разломе

Два курьера. Два пони, чьи судьбы неразрывно связаны. Два непримиримых врага. У них разные цели, разные идеалы - но общая история. Которая началась в Разломе. И там же закончится...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Как пегас в посудной лавке

Пусть Вондерболты и являются величайшими летунами в Эквестрии, но за границей, в стране грифонов, авиация стала практически синонимом имени Жерара Голденвингса. Ходят слухи, что живая легенда проводит отпуск в Эквестрии и что он ищет себе ученика. Рэйнбоу Дэш уже не терпится встретиться с ним и доказать, что она достойна его наставничества. Всё, что ей нужно сделать, это решить простую задачу: поймать одну определённую птицу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек

Ночь Согревания Сердец

Молодой жеребец, одинокий и потерявший надежду, не признает Дня Согревания Сердец и отрицает его ценность. Однако в праздничную ночь может произойти чудо, что перевернет его мировоззрение...

Лира ОС - пони

По образу и подобию своем

По образу и подобию своему: Подчас даже добрые поступки и благородные устремления могут пойти во вред. Рерити хочет сделать как лучше, получится ли у нее?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Бесценная Деталь

Все мы, идя по дороге жизни, познаём что-то новое. Мы поглощаем всю доступную информацию, какой бы бесполезной она не была. На этой основе строится жизнь – на познании. Но это только фундамент. Ведь взаимодействуя с окружением, мы развиваем свой разум. А затем появляются эмоции, заполняя всю оставшуюся пустоту. Если подумать, наша жизнь похожа на огромный механизм, состоящий из множества деталей. Но какая из них – самая важная?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Игра

Это... Рассказ. И даже не спрашивайте меня, где я взял этот сюжет!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Люди прошлой эпохи

Многие люди мечтают о том, чтобы пони оказались в человеческом мире и жили в нем, но немногие думают о том, к чему это может привести.

Другие пони Человеки

Мой напарник - Дэрпи

Дэрпи работает в детективном агентстве.

Дерпи Хувз

Темный свет луны

Все мы знаем что произошло с принцессой Луной тысячу лет назад, и откуда появилась Найтмэр Мун. Но давайте поиграем в "теорию заговора" и представим, что это лишь выдумки официальной историографии Эквестрии, и "на самом деле" всё было было иначе. В этой повести будет рассказана "настоящая" история принцессы Луны и Найтмэр Мун. Конечно, как говориться "...конец немного предсказуем", но правда должна быть поднята из пыльных архивов и представлена народу. Итак, давным давно...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Кода

Смерть забирает лучших. Винил на собственной шкуре пришлось ощутить всю несправедливость тезиса. Потеря близкого пони не сломила кобылку, и она смогла вернуться к нормальной жизни. Но однажды странное стечение обстоятельств привело Винил на кладбище, и только тогда она осознала, какую роковую ошибку совершила...

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Автор рисунка: aJVL
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Ну что за дела, а?! Назначать встречу на девять утра в выходной! С такими мыслями, жалея самого себя, я крутил педали велосипеда, направляясь к станции.

Расположенная в самом центре города станция Понивилль – железнодорожная развязка и по выходным площадь перед ней заполнена молодежью. Кроме как поразвлечься в гипермаркете, больше рядом со станцией делать нечего, поэтому можно точно сказать, что почти все они выезжают отсюда в города покрупнее. «Откуда же появляется эта огромная толпа? Неужели каждый человек, каждый до единого из этого огромного числа людей, живет своей собственной жизнью?», — подумалось мне.

В нарушение всяких правил разместив свой велосипед перед закрытыми ставнями банка (мои извинения), я пошел к турникетам у северного выхода станции.

— Опоздал — штраф, — глядя прямо мне в глаза сказала Пинки.

— Так девяти еще нет.

— Хоть ты и не опоздал, но пришедших последним все равно штрафуют! Это закон!

— Да в первый раз об этом слышу!

— Потому что я только сейчас так решила!

Одетая в джинсовую юбочку до колен и футболку с каким-то длинным заковыристым логотипом внизу Пинки выглядела весьма жизнерадостно.

— Так что тебе придется угостить нас чаем!

Небрежно держа руки на поясе, она совсем не производила впечатления недотроги, как в своем обычном хмуром воплощении в классе. Глубоко вздохнув, я подчинился приказу и направился в кафе.

На Флаттершай было белое платье без рукавов, а на плечи она накинула светло-голубую кофту. Длинные волнистые волосы сзади были скреплены заколкой. Всякий раз, как Флаттершай двигалась, ее волосы покачивались в такт, что выглядело очень мило, а когда она улыбалась, то производила приятное впечатление молодой хорошо образованной девушки. Даже сумочка ее была последним писком моды.

За мною шел Шайнинг. В розовой рубашке с коричневым пиджаком поверх и галстуком цвета губной помады он выглядел крайне официально. Да он на меня тоску наводит. Еще и ростом выше меня…

В арьергарде, одетая в привычную школьную форму беззвучно шагала Твайлайт Спаркл. Несмотря на то, что она уже стала полноправным членом «Бригады РOS», на самом деле она ведь из литературного кружка, разве нет? После нашего дикого разговора в тот день меня еще больше беспокоило отстраненное выражение на ее лице. Кстати, она и по выходным форму носит?

Наконец, наша «Загадочная Пятерка» гуськом дошла до кафе и расселась по местам. Официантка подошла принять заказ и каждый по очереди назвал свой. Серьезно меню изучала только Твайлайт, конечно, все с тем же индифферентным лицом, и потратив на это столько времени, что можно было приготовить порцию лапши.

— Абрикосовый, — сказала она наконец.

Заказывай что угодно, платить-то мне.

План Пинки был таков.

Мы делимся на две группы и бродим по городу. Если кто-то обнаружит что-нибудь загадочное, мы вместе свяжемся по мобильному, вместе встретимся, вместе проследим за развитием ситуации и потом вместе проведем разбор полетов.

Конец.

— Тянем жребий!

Пинки вытащила пять зубочисток из баночки на столе и авторучкой, взятой напрокат в кафе, пометила две из них. Затем она зажала всю пятерку в кулаке и предложила нам выбирать. У меня помеченная, так же как и у Флаттершай. У остальных троих — неотмеченные.

— Хм, вот так жребий…

Пинки воззрилась на нас с Флаттершай и фыркнула.

— Спайк, слушай меня, это тебе не свидание! Будь серьезнее, ты меня понял?

— Ладно, ладно…

Она что, мысли читает? О, я счастливчик! Покрасневшая Флаттершай, держит зубочистку и смотрит на ее кончик! О, да!

— Что же конкретно мы должны искать? — невозмутимо спросил Шайнинг. Сбоку от него ко рту периодически подносила чашку Твайлайт.

Высосав из кружки последнюю каплю своего кофе со льдом, Пинки слегка поправила волосы, отбросив их за уши:

— Какие бы то ни было загадочные вещи, непонятности, необычных людей. Еще места, где искривляются пространство и время, и замаскированных под людей пришельцев.

Я чуть не подавился мятным чаем. Кстати, Флаттершай точно так же изменилась в лице. А вот у Твайлайт ноль реакции.

— Ясно, — сказал Шайнинг.

Ты действительно понял?

— Значит, все, что от нас требуется – искать пришельцев, путешественников во времени и людей со сверхъестественными способностями, либо следы их пребывания на Земле. Все понятно.

Лицо Шайнинга так и светилось весельем.

— В яблочко! Светлая ты голова, Шайнинг! Ровно как ты сказал! Спайк, тебе бы у него поучиться!

Хватит раздувать его самомнение! Я злобно глянул на Шайнинга, но тот только улыбнулся мне и кивнул.

— Отлично! Идем, ребята!

Пинки сунула мне счет и широким шагом покинула кафе.

Сколько я уже это говорил, не знаю, но вот еще раз:

— Охо-хо…

«И помни, это не свидание! Будете развлекаться – убью на месте!» — сказав так напоследок, Пинки проследовала за Твайлайт и Шайнингом. От станции группа Пинки пошла на восток, а мы с Флаттершай занялись поисками на западе. Чего искать-то?

— Что будем делать?

Держа обеими руками сумочку, Флаттершай отвела взгляд от удалявшейся троицы и подняла глаза на меня. Домой бы. Я сделал вид, что задумался:

— Глупо просто стоять здесь. Пошли, прогуляемся.

— Да.

Флаттершай послушно зашагала рядом со мной, робея от того, что мы шли плечом к плечу. Всякий раз, случайно задевая меня, она смущенно одергивалась, отчего выглядела донельзя милой и невинной. Мы наугад направились на север к протекающей рядом речке. Приди мы сюда месяц назад, можно было бы полюбоваться на цветение яблонь, сейчас же мы просто шагали по берегу.

Набережная была популярным местом для прогулок, так что рядом прохаживались парочки и попадались целые семьи отдыхающих. Наверное, со стороны мы тоже смотрелись как влюбленные, и не подумаешь, что мы — странная команда искателей сами-не-знаем-чего.

Глядя на отмель реки, образовавшуюся из-за строительства дамбы, Флаттершай тихонько прошептала себе под нос:

— Никогда еще вот так вот не проводила время…

— Ты о чем?

— …Ну, вместе с парнем, вдвоем…

— Вот это удивила. Ты что, никогда ни с кем не встречалась?

— Нет…

Волосы Флаттершай легонько трепетали на ветру. Я повернулся к ней и сказал:

— Ого! Но то, что предлагали встречаться, это уж точно можно сказать.

— Да…, — Флаттершай смущенно кивнула. — Но все напрасно. Я не могу встречаться с кем-то, по крайней мере, не в этой…

Она внезапно замолкла. Пока я ждал продолжения, мимо нас беззаботной походкой успели пройти еще три парочки.

— Спайки…, — я уже начал считать листья, падавшие на поверхность реки, когда Флаттершай обратилась ко мне.

Она задумчиво смотрела на меня и, наконец, будто решив что-то:

— Мне надо с тобой поговорить.

Решимость прямо-таки светилась в ее глазах.

Мы сели на лавочку под одной из яблонь. Долгое время Флаттершай не решалась заговорить и только, опустив голову, бормотала: «с чего бы начать», «я ведь не умею объяснять», «ты, наверное, не поверишь». Наконец, она, видимо, разложив по полочкам свою речь, начала:

— Я не из этого времени. Я пришла сюда из будущего.

— Не могу сказать, из какого я времени, какой временнОй плоскости. Даже если хочу сказать, все равно не могу. Рассказывать о будущем людям из прошлого строжайше запрещено, перед перемещением во времени мне пришлось пройти обязательную обработку сознания, чтобы я не могла разгласить никаких сведений. Даже если я попробую сказать что-нибудь важное, там будет автоматический блок.

Флаттершай продолжила:

— Время — это не что-то, что просто тянется вперед, как течение реки, время поделено на части – плоскости, и плоскости накладываются друг на друга, образуя целое.

Я уже ничего не понимаю.

— Ммм, да? Тогда вот что. Представь себе мультфильм. Нам кажется, что персонажи двигаются, а на самом деле это просто множество неподвижных картинок. То же самое и со временем, только в цифровом виде. Но примеры с картинками, наверное, понятней.

— Между одним временем и другим есть разрывы. Хотя их длительность и близка к нулю, они существуют, поэтому между одним временем и другим, в сущности, нет связи.

— Перемещение во времени — это трехмерное движение во множестве наложенных друг на друга временных плоскостей. Я, прилетевшая из будущего, на временной плоскости этого времени — вроде лишней детали, пририсованной к картинке.

— Так как время не непрерывно, даже если я попробую изменить в этом времени историю, это никак не отразится на будущем. Все закончится лишь в этой временной плоскости. Существуют сотни страниц, если листать их и написать что-то на одной, вся книга ведь не изменится?

— Время не похоже на реку. Каждый момент временной плоскости — наложенные друг на друга цифровые образы. Ты меня понимаешь?

Мне бы следовало почесать затылок, настолько я был растерян. Так я и поступил. Временная плоскость. Цифровые образы. Ничего не понятно. Люди из будущего, да?

Флаттершай, уставившись на кончики своих сандалий, продолжила:

— Я расскажу тебе, зачем я прибыла в эту временную плоскость…

Мимо нас промелькнул силуэт супружеской пары с двумя ребятишками.

— Три года назад было выявлено большое времятрясение. Ах, да, если считать с этого момента времени — три года назад… Пинкамина и ты, Спайки, тогда были в средней школе. Когда мы отправились в прошлое, чтобы провести исследование, мы были потрясены. Что бы мы ни делали, проникнуть дальше мы не могли.

Опять эти три года назад?

— Мы пришли к выводу, что, скорее всего, между двумя временными плоскостями находится огромная область искривления времени. Но непонятно, почему она ограничена только этим временем. И только недавно мы обнаружили, что, похоже, причиной этого… Эээ… я имею в виду, недавно для будущего, откуда я прибыла.

— …Ну и в чем дело?

Не может же она и здесь быть замешанной! Не хочу, чтобы это прозвучало — это моя личная просьба!

— Пинкамина.

Флаттершай сказала именно то, чего я больше всего не хотел услышать.

— Именно она оказалась в самом центре искажения времени. Пожалуйста, не спрашивай меня, как это стало известно. Это запретные сведения и я не могу это тебе рассказать. Однако, несомненно, именно Пинкамина закрывает пути в прошлое.

— …Не думаю, что Пинки на такое способна…

— Мы и не представляли себе. Если честно, мы и сами еще не понимаем, как один человек может вмешиваться во временные плоскости. Это загадка. Пинкамина сама даже не осознает, что является источником временных искажений и времятрясений. Я прибыла к Пинкамине, чтобы выяснить, как избежать новых происшествий со временем. Прости, я не могу подобрать подходящие слова, но я вроде как ответственная за наблюдение.

— …

— Ты не веришь, да?

— Нет… а зачем ты мне это говоришь?

— Потому что ты избран Пинкаминой, – Флаттершай подняла голову и взглянула на меня.

— Я не могу говорить подробно, это запрещено. Но вероятно, ты очень важный человек для Пинкамины. У всех ее шагов и действий есть причина.

— А Твайлайт и Шайнинг…

— Я весьма близка с ними. Я и не думала, что Пинкамина настолько точно соберет нас всех…

— Так ты знаешь, кто они?

— Это закрытая информация.

— А что будет, если просто оставить Пинки в покое?

— Закрытая информация.

— Раз ты из будущего, ты должна знать, что будет дальше?

— Закрытая информация.

— А что если я Пинки обо всем расскажу?

— Закрытая информация.

— …

— Прости пожалуйста, я не могу сказать. Особенно сейчас, у меня просто нет такого права, – сказала Флаттершай с извиняющимся видом. — Не важно, поверишь ты мне, или нет, я просто хотела, чтобы ты знал обо всем.

Помню-помню, я уже слышал что-то похожее в одной огромной пустой квартире.

— Прости.

Я молчал. На глаза Флаттершай, не знающей, как выразить все, что у нее на душе, навернулись слезы.

— Я так внезапно тебе все сказала…

— Да ладно, какая разница…

Сначала мне сообщают об искусственном человеке, созданном пришельцами, теперь вот появляются люди из будущего? Ну и как мне во все это верить? Кто-нибудь, объясните мне!

Опуская руку на скамейку, я случайно задел ладонь Флаттершай. Хотя я всего лишь слегка задел ее мизинцем, Флаттершай подскочила, будто ее током ударили, мгновенно отдернула руку и опять опустила голову.

Мы продолжили молча смотреть на поверхность реки.

Сколько же прошло времени?

— Флаттершай.

— Да?..

— Давай отложим все это на потом? Верю я тебе, или нет – забудем пока об этом.

— Ладно, – лицо Флаттершай озарилось улыбкой. Очень красивой улыбкой.

— Да, так лучше. Пожалуйста, веди себя со мной как обычно. Рада знакомству с тобой.

Сказав так, Флаттершай глубоко поклонилась мне. Ну, это уже слишком.

— Можно тебя кое о чем спросить?

— О чем?

— Сколько тебе лет на самом деле?

— Закрытая информация, — озорно улыбнулась мне Флаттершай.

После мы гуляли по улицам. Хоть и предупреждала нас Пинки не считать это свиданием, после нашего разговора, нам все было нипочем. Мы прошлись, разглядывая витрины, по одежным магазинам, с удовольствием съели по мороженому и осмотрели все ларьки с сувенирами на улице… обычное времяпрепровождение для влюбленной парочки. Все было бы просто отлично, если бы мы еще держали друг друга за руки…

Вдруг заверещал мой мобильник — звонила Пинки.

— Встречаемся в полдень на станции, где были с утра.

Сказав так, она отключилась. Я взглянул на часы – было уже одиннадцать пятьдесят. Мы ни за что не успеем!

— Это Пинкамина звонила? Что сказала?

— Говорит, все собираемся. Нам лучше поспешить.

Интересно, как отреагирует Пинки, если увидит, как мы возвращаемся, держась за руки? Наверное, выйдет из себя.

Застегивая кофту, Флаттершай мило посмотрела на меня.

Мы опоздали на десять минут, и первое, что мы услышали, было:

— Ну, каков урожай?

Пинки была весьма недовольна.

— Ну так что?

— Ничего.

— А вы действительно искали? Шатались там поди, да? А, Флатти?

Флаттершай отчаянно замотала головой.

— А вы-то что-нибудь обнаружили?

Пинки не ответила. Шайнинг, стоявший позади нее, с простодушным лицом почесал затылок, а Твайлайт просто стояла столбом.

— Ладно, давайте перекусим, затем — вторая смена.

Она еще что-то планирует?

В самый разгар нашей трапезы Пинки объявила, что надо снова делиться на группы и достала набор зубочисток, взятых из кафе. Какая предусмотрительность!

Шайнинг небрежным жестом тут же вытащил одну.

— Опять пустая.

Какие у него зубы белые. Такое впечатление, что он только и делает, что улыбается.

— У меня тоже, — Флаттершай показала мне вытянутую зубочистку. — А у тебя, Спайки?

— Моя меченая.

Пинки, мрачнея с каждой минутой, торопила с выбором Твайлайт.

В итоге, в этот раз Твайлайт Спаркл оказалась в одной команде со мной, а оставшаяся троица составила другую группу.

— …

Пинки взглянула на пустую зубочистку как на заклятого врага. Затем по очереди взглянула на меня и Твайлайт, жующую чизбургер, и нахмурилась.

Ну, что скажешь?

— Встречаемся около станции в четыре. В этот раз раскопайте что-нибудь!

Пинки одним глотком осушила свою чашку.

В этот раз мы поделили местность на север и юг, южная часть была за нами. Когда мы расходились в разные стороны, Флаттершай маленькой ладошкой помахала мне. На душе моей сразу потеплело.

Около шумной станции остались стоять в ряд только я и Твайлайт.

— Что будем делать?

— … – промолчала Твайлайт.

— Идем?

Я сделал несколько шагов, Твайлайт тронулась за мной. Я постепенно научился с ней обращаться.

— Твайлайт, о нашем недавнем разговоре.

— Что?

— Понемногу я начинаю верить.

— Да?

— Ага.

— …

В атмосфере вакуума мы молча наматывали круги вокруг станции.

— У тебя что, нет другой одежды?

— …

— А что ты делаешь по выходным?

— …

— Тебе нравится эта прогулка?

— …

Вот такие дела.

Смысла бесцельно бродить по окрестностям не было, так что я повел Твайлайт в библиотеку. Главный корпус находился вдалеке, у самого берега моря. Когда администрация города решила вопросы с землей под привокзальную площадь, у нас появилась новая библиотека. Я, впрочем, ни разу там до этого не был, так как книг почти не беру. Я надеялся отдохнуть на диванчике, но обнаружил, что все забито. Бездельники. Чего вам, уж и пойти больше некуда? Я разочарованно окинул взором библиотеку, а Твайлайт как лунатик уже заскользила к полкам. Пусть делает, что хочет.

Раньше я много читал. Когда я учился в начальной школе, мама брала из библиотеки детские книги, и я тогда зачитывал их до дыр. Жанры были самые разные, но все эти прочитанные книги, я помню, были очень интересными. Хотя, что это были за книги, я уже забыл.

С какого же момента? Когда я прекратил читать? Хотя и читал, но интересным это уже не считал…

Я наугад вытащил книжку из шкафа, наскоро пролистал страницы, поставил ее назад и вытащил другую. Найти что-нибудь интересное в этом океане книг невозможно, если не знать заранее, что искать. Размышляя так, я бесцельно путешествовал между полок.

Решив взглянуть, как там Твайлайт, я обнаружил, что она стоит рядом со шкафом, сплошь уставленным толстенными фолиантами и читает нечто, что угрожало стать ее новой настольной книгой. Да уж, любит она толстые тома.

Наконец, заметив человека, сложившего газету и вставшего с дивана, я, прижимая к себе какой-то сборник рассказов, тут же проскользнул на свободное место. Бессмысленно пытаться читать книгу, которую читать даже не собирался. Хотя я и пытался бороться с дремой, однако под давлением превосходящих сил неприятеля, я выбросил-таки белый флаг и провалился в сон.

Внезапно мой задний карман дернулся.

— А?..

Я вскочил на ноги. Заметив, что все вокруг беспокойно смотрят на меня, я припомнил, что нахожусь в библиотеке. Продирая глаза, я выскочил за дверь и приложил к уху мобильник, стоявший в режиме виброзвонка.

— Болван! Где тебя черти носят?! – оглушительный голос порвал в клочья мои барабанные перепонки. Большое спасибо, мое сознание теперь полностью прояснилось!

— Ты представляешь себе, который час?!

— Ой, прости, я только проснулся…

— Чтоооо?! Недоумок!

Уж кто бы говорил.

Я взглянул на часы и обнаружил, что была уже половина пятого. А встреча в четыре!

— Быстро сюда! Даю вам тридцать секунд!

Да это просто нелепо!

Запихав телефон в задний карман, я вернулся в библиотеку. Твайлайт я нашел стоявшей там же и читающей что-то похожее на огромную энциклопедию.

Дальнейшее оказалось делом непростым. Нужно было сдвинуть с места Твайлайт, которая в это место будто корнями вросла, а нам еще пришлось идти к библиотекарской стойке и заполнять карточку, чтобы взять книгу с собой. Причем все это время я игнорировал звонки Пинки.

Когда мы с Твайлайт, прижимавшей к груди как величайшую драгоценность философскую книжищу какого-то зарубежного автора с непроизносимой фамилией, вернулись на площадь, нас ожидали три различных реакции трех оставшихся членов бригады. Флаттершай, казавшаяся усталой, облегченно улыбнулась, Шайнинг картинно пожал плечами, Пинки же завопила так, будто за раз выхлебала бутылку сидра:

— Опоздал! С тебя штраф!

Что, опять вас угощать?

В конце концов, спустив в никуда наше время и мои деньги, мы завершили сегодняшнее выездное собрание.

— Я так устала! Пинкамина шагала так быстро, что я с трудом за ней поспевала, — пожаловалась мне Флаттершай перед прощанием и вздохнула, а затем, встав на цыпочки, чуть не касаясь своими губами моего уха, прошептала:

— Спасибо, что выслушал меня, — и, сразу отступив, застенчиво улыбнулась, изящно поклонилась и ушла.

Шайнинг мягко похлопал меня по плечу, и сказал:

— Веселый получился денек. Да… как и ожидалось, Пинкамина – очень занятная личность. К сожалению, мы с тобой были в разных командах, ну да еще увидимся.

Одарив меня напоследок противной приторной улыбочкой, Шайнинг в свою очередь, удалился. Твайлайт тоже уже испарилась.

Осталась только сердито взирающая на меня Пинки.

— Ты чем занимался весь день, а?

— Гмм, а чем я занимался?..

— Хватит увиливать!

Похоже, она была всерьез рассержена.

— А ты сама-то что же? Нашла что-нибудь интересное?

Захваченная врасплох, Пинки закусила губу. Если ее не остановить, она ее до крови прокусит.

— Ну, вряд ли неприятель настолько прост, что попадется нам с первого же раза.

Видя, что я пытаюсь разрядить атмосферу, Пинки быстро взглянула на меня, а затем отвела глаза.

— Послезавтра в школе будет разбор полетов.

Повернувшись кругом, она, больше не оглядываясь, смешалась с толпой.

Довольный, что наконец-то могу поехать домой, я вернулся к банку, и обнаружил, что моего велосипеда там уже не было. Вместо него на фонарном столбе была наклеена бумажка с надписью: «Велосипед удален за парковку в неположенном месте».