Письмо Любимому Брату

Вернувшись в Понивиль после свадьбы в Кантерлоте, Твайлайт решает написать письмо Шайнинг Армору, своему любимому брату, Лучшему Другу Навсегда...

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Форка и багрепортов псто

Проверка работоспособности добавления рассказа.

Дискорд Человеки

Бар Эпплджек

Из-за опечатки в разрешении на постройку нового амбара и упрямого бюрократа, Эпплджек приходится управлять баром, пока не вернется мэр.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Грэнни Смит Мэр Другие пони Бэрри Пунш Кэррот Топ

1,3

...именно столько секунд времени надо кванту энергии, чтобы добраться до луны и обратно.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Власть огня

Рассказ начинался еще до падения Сториса, но после того скорбного происшествия проект заглох. Рассказ перезалит, добавлена глава. Еще одна история в мире "Зоомагазина". Этот фанфик активно пересекаться с рассказом "Свет во мгле.(оставшиеся паладины)", а в дальнейшем планируется общий сюжет еще с несколькими рассказами других авторов. P.S. Уже слышу далекий тонкий визг, с которым летят в мою сторону тяжелые тапки.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

Второе нашествие ченджлингов

Прошло много лет со времени оригинальных событий. Ну, типа, технологии, все дела, пляшем. И тут снова ченджлинги нагрянули.

Другие пони

Морковь

Пора уборки урожая.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Последний полёт

"Чем выше летаешь - тем больнее падать" Рэинбоу Дэш всегда была упрямой и немного заносчивой. Она выделывала сотни опасных для жизни летательных трюков, и в какой – то момент решила превзойти саму себя. Она решилась на самый опасный и отчаянный номер, которому, увы, было суждено стать последним…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дерпи Хувз ОС - пони

Две кобылки под окном...

Небольшой диалог двух кобыл-химичек, переросший в нечто большее...

ОС - пони

Званый обед

Морковка выигрывает в лотерею.

Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
Часть Первая: Подозрения и Прозрение

Пролог

На самом деле это пролог к пятой части, но мне показалось уместным применить его ко всей серии.

Благодатное сияние солнца Селестии заливало ферму «Сладкое Яблоко», а с нею и все прилегающие к Понивилю земли. Лёгкий бриз носился в кронах яблонь, раскачивая ветви, сдувая пожухлые листья. И каждый сорванный порывом ветра лист взмывал в лазурное небо, чтобы покружившись немного упасть на поросшую травой землю, завершив тем свой жизненный путь. На смену ему каждый новый порыв ветра срывал новую порцию листьев, и приносил с собой новую порцию бодрящей прохлады. Прохлады, спешившей напомнить, что дни становятся всё холоднее, а ночи — всё длиннее. Приближалась зима, и приближалась она слишком уж быстро.

Всю эту осеннюю идиллию нарушал один единственный звук. Звук, заглушавший шелест листьев под порывами ветра. Звук, эхом разносившийся по застывшему саду. Он то затухал, то нарастал, звучал то чаще, то реже, но всякий раз в нём можно было без труда узнать звук удара молотка по гвоздю.

На обдуваемом всеми ветрами пригорке близ фермы Эпплов, в высокой траве играла маленькая кобылка. Травинки щекотали её маленький животик, чему она несказанно радовалась, что, впрочем, свойственно всем жеребятам её возраста. Всё тот же ветер, что обдувал листья с деревьев неподалёку, трепал её маленькую гривку. Соломенные пряди в гриве маленькой пегасочки перемежались с прядями всех цветов радуги. В блаженном неведении, которому позавидовали бы многие взрослые, Эппл Джой и не подозревала о невзгодах, что несёт с собой надвигающаяся зима.

На вершине пригорка стояли Эппл Джек и Рэйнбоу Дэш, они решили немного отдохнуть, приглядеть за дочуркой, а за одно и за переменами, неотвратимо наступавшими на ферму. Порыв студёного ветра взъерошил их гривы. Деревья в раскинувшемся перед ними саду ломились от назревающих плодов. Очередной порыв ветра скользнул между ветвей и зарылся в шёрстку Эппл Джек, заставив ту поёжиться.

— Чё-т тревожно мне, Рэйнбоу. Слишком уж рано холода наступают. Успеть бы все яблони отряхнуть до заморозков. Ты гляди, только пора стряхивания настала, а уже и зима на носу.

Отточенным за последние три года движением, Рэйнбоу обняла супругу крылом, прижала её к себе, разделила с нею тепло тела, что особенно чувствовалось в столь зябкий день.

— Знаю, Эй-Джей. Но ты не боись, прорвёмся. И не с таким мы с тобой справлялись. — Она повернулась к Эппл Джек и нежно коснулась губами её губ. — Пойдём уже, хватит прохлаждаться, пока все работают.

Они с Рэйнбоу Дэш зашагали вниз по пригорку, Эй-Джей остановилась у Эппл Джой и водрузила ту на спину. — «Мамсик!» — воскликнула маленькая кобылка, вызвав тем у «мамсика» широкую и очень уж самодовольную улыбку. Да, словарный запас у малышки был ещё очень скудный, но каждое её слово пробуждало в Эппл Джек чувство гордости за своё чадо. Теперь уже всей семьёй они двинулись к ферме и тем пони, что работали там не покладая копыт.

Первой им навстречу попалась Твайлайт, левитировавшая пачку струганых досок.

— О, вот вы где, девочки. Давайте, ещё столько всего нужно сделать, — прощебетала она.

— Ну, считай, что мы уже в деле, — ответила Эппл Джек усаживая дочурку на землю. Рэйнбоу тем временем впрягалась в монтажный пояс. — И ещё раз спасибо, за то что согласилась помочь, Твай. Мы с Рэйнбоу очень тебе признательны.

— Да без проблем, Эй-Джей. Я и сама рада, что моя магия вам пригодилась.

— Эй, Биг Мак! У тебя там как, гвоздей хватает? — окликнула его Рэйнбоу Дэш, разглядывая ящик с гвоздями.

— А-агась, — ответил Макинтош, после чего подхватил молоток зубами и вогнал первый гвоздь в доску, которую Твайлайт как раз подогнала на место, чтобы прихватить её к стойке, что станет опорой стене, которую он начал зашивать. И снова над фермой стал разноситься мерный звук ударов молотка.

— А можно я тоже буду помогать, Эппл Джек? Можно? Можно? Можно?

— Конечно, Эппл Блум. Только обожди. Я ж уже сказала, мы только стены поставим, а внутре красоту сама наводить будешь. С моим прежним домиком на дереве у тебя здорово вышло.

— Ну-у-у-у… — Эппл Блум плюхнулась оземь, дожидаясь когда же пристройка будет готова испытать на себе всю мощь её декораторских талантов. Устав дожидаться, она вздохнула и огляделась. Взгляд её наткнулся на пегасочку, игравшую в траве неподалёку. Эппл Блум улыбнулась. Она с самого начала знала, что её племянница будет самым премилейшим жеребёнком на свете. И так она была сосредоточена на маленькой поняше, что совершенно не заметила, как к ней кто-то подкрался.

— Эй, Эппл Блум, чего это вы тут затеяли? — Эппл Блум от неожиданности подпрыгнула, обернувшись при этом к источнику звука.

— Скуталу? А ты здесь каким ветром?

— Да так, услышала грохот со стороны вашей фермы и решила заглянуть, посмотреть чего это тут у вас творится.

— А, ну, мы это, дом расширяем!

— Это я и так вижу. А в честь чего «расширение»?

— Ну, здрасте, во-первых, у нас теперь живёт Флаттершай, поэтому нам нужно больше спален, чтоб хватало и нам и гостям. Во-вторых, у неё скоро тоже будет жеребёнок, поэтому нам нужно построить для них ясли. — Эппл Блум расплылась в улыбке, предвкушая скорое пополнение. — Представляешь, Скуталу, скоро я буду нянчиться не только с Джой, но и ещё с одной племянницей… или племянником… да не важно кто там будет. Правда здорово?

— Что здорово? С жеребятами нянчиться? Не, не думаю.

— Как знаешь, а мне вот кажется, что чем больше семья, тем лучше. Но ты всё равно можешь навещать нас когда хотишь. И даже предков с собой взять! Зуб даю, им жеребятки понравятся, да и мне их давно хотелось увидеть!

— Ага… Точно… — протянула Скуталу, покрывшись испариной, — будет просто шикарно. Я… Мне пора… ну, это, увидимся, Эй-Би.

— Давай, Скут. — Эппл Блум помахала на прощание подруге, вскарабкавшейся на скутер и умчавшейся прочь. Когда та скрылась за горизонтом, Эппл Блум обернулась к своей семье и друзьям, в тот самый момент, когда Рэйнбоу вспорхнула на вершину деревянного каркаса с молотком зажатым во рту. Кровлю, которую ей предстояло приколотить, любезно подлевитировала Твайлайт.

— Ты это, осторожней там, Рэйнбоу. Не поранься.

— Да всё пучком, Эй-Джей. Пони-будь же должен зашить крышу, так почему б не мне? И потом, надо бы доделать всё до следующей недели, прежде чем Флатти отправится на сохранение в больничку.


Рэйнбоу Дэш, сложив крылья по бокам, плюхнулась на кушетку и вытянула ноги, прижавшись мордочкой к Эппл Джек. В ответ, кобылка, к чьей груди она прильнула, потёрлась об неё мордочкой, и жест этот пробудил улыбки на мордашках обеих поняш. Рэйнбоу Дэш стало хорошо и легко на душе. Кушетка под ней была уютной, кобылка, к которой она прильнула, была ещё уютнее. И даже линолеум на полах, и белоснежные стены, и резкие жёлтые лампы, раздражавшие её в прошлый раз до невозможности, теперь казались давнишними друзьями — они уже столько раз виделись, что всё больничное окружение стало ей привычным. Рэйнбоу Дэш скосила взгляд на грудь, на которой с каждым вдохом и выдохом поднималась и опускалась спящая без задних ног Эппл Джой. Пегаска улыбнулась дочери. Эту крохотную кобылку она любила сильнее, чем всех пони в Эквестрии. Ну, может быть, за исключением некоторых пони, — подумала она, откинув голову и взглянув в изумрудные глаза супруги. «Нет», — подумалось ей, — «для меня они обе одинаково дороги».

— Бэ-э-э-эх… Скукотища! Когда мы уже их увидим?!

— Свити Бэлль, право слово. Нельзя торопить жеребение. Это прекрасное, хотя и болезненное событие, которое, порой, может занять несколько часов. Эппл Джек подтвердит.

— Рэрити, я тя умоляю, даже не начинай.

Все рассмеялись, над серьёзно-шутливым ответом Эппл Джек. Рэйнбоу при этом пришлось сдерживаться сильнее всех, чтобы ненароком не разбудить малышку, дремлющую у неё на боку.

— Хотя, кажись, она жеребится там уже дольше меня...

— Полностью согласна. Надеюсь, бедняжка в порядке. Для неё эта та ещё пытка, как по мне. Она ведь такая хрупкая...

— Не переживай, Рэрити. После всего, через что пришлось пройти Флаттершай, с этим она прекрасно справится.

— Спасибо, Твайлайт. Боюсь, что я просто чрезмерно переживаю за лучшую подругу.

— О-о-о-ой… а я-то думала, что я — твоя лучшая подруга.

— Ну, Пинки Пай. Вы все — мои лучшие подруги. Просто Флаттершай и я… очень близки.

— Я вся на нерве! Дождаться не могу племянника!.. Или племянницу!

— Ты ж, кажись, говорила, что слишком молода, чтоб стать тётей?

— Отшкрянь, Скуталу. В прошлый раз тебя даже не было. И вообще, ты чего здесь забыла?

— Того же, чего и ты, и Свити Бэлль! И потом, других дел у меня всё равно нет.

— Всё путём, мелкая. Толпой оно веселее. Думаю, Флатти не станет возражать.

— Спасибо, Рэйнбоу Дэш.

— Ой, Рэйнбоу, раз уж речь зашла о малышах, как там твоё маленькое чудо?

— Ты про малышку Эй-Джей? Она в полнейшем порядке.

— Точно, а-то я слыхала, она на той неделе простудилась?

— Ага. И уже через два дня выздоровела. Такая вот она упрямая, вся в мамашу. — Последняя фраза стоила Рэйнбоу подзатыльника, отвешенного оранжевым копытом. Впрочем, не такого сильного, чтобы было больно. Скорее, это был любящий, нежный подзатыльник.

— Если чё, то и от папаши ей упрямства и твердолобства досталось, знаешь ли.

— Эй! Я же просила так меня не звать.

— Ну дык, куда ж деваться, сахарок? Сделанного не вернуть.

— Ну ты же знаешь, что мне больше нравится зваться мамочкой.

— А то ж. Просто захотелось тебя поддразнить, Рэйнбоу.

Эппл Джек сгребла голову Рэйнбоу в охапку, и притянула её к себе. Их взгляды встретились. Их мордашки расплылись в улыбках.

— Я знаю.

Они слились в поцелуе.

— О-о-о-о-о-о-о-й, — стройным трио протянули Эппл Блум, Свити Бэлль и Пинки пай, разом склонив головы, при виде сладкой парочки.

— Фу! Гадость!

— Да ну тебя, Скуталу.

— А-кхем, — голос откашлявшейся пони привлёк внимание восьми из девяти присутствовавших поняш. Исключением стала Эппл Джой, все же остальные тут же прервали беседу и обернулись на источник звука.

В распахнутом дверном проёме стояла кобылка земнопони. Её голубые глаза сияли добротой, заботой и преданностью, свойственными всем пони её профессии. Её обычно строго уложенная розовая грива была растрёпана после многих часов работы, хотя затянутый пучок никуда не делся. По той же самой причине был сдвинут набекрень и её халат.

Не смотря на то, что выглядела она уставшей от непомерных трудов, улыбка её была скорее счастливой.

Убедившись, что ей удалось привлечь внимание всех собравшихся пони, сестра Рэд Харт обратилась к ожиданцам:

— Они готовы вас принять. Обычно мы допускаем только членов семьи, но мисс Флаттершай и мистер Макинтош попросили, чтобы мы разрешили пройти и Элементам Гармонии.

Ожидавшие этого момента поняши принялись подниматься с кушеток и потянулись к проходу, в котором стояла сестра Рэд Харт. Рэрити задержалась на секунду, объясняя, что Свити Бэлль — её сестра, и что её она оставить никак не может, и что, нет, она не станет устраивать неприятностей.

Эппл Джек и Рэйнбоу Дэш тоже потребовалось время на подготовку. Во-первых, затем, чтобы аккуратно разбудить Эппл Джой, вопреки всему надеясь, что пробуждение не обернётся скандалом.

Проморгав сонные глазки, Эппл Джой зевнула и потянула ножки, распластавшись по груди Рэйнбоу Дэш, а затем, широко улыбнувшись, свернулась в хихикающий комочек.

— Давай, малышка Эй-Джей. Пойдём проведаем тётю Флаттершай, и дядю Макинтоша, и твоих новых кузенов! — благоговейно улыбнулась дочери Рэйнбоу Дэш, а затем поднялась с кушетки и усадила малышку на спину.

— Мамсик!

— И я тебя тоже люблю.

Надёжно усадив Эппл Джой промеж крыльев, Рэйнбоу улыбнулась Эппл Джек. Та, в свою очередь, нежно потёрлась об её мордашку щекой. А после обе, в сопровождении Эппл Блум и Скуталу, направились в тот самый дверной проём, в котором только что скрылись их друзья. Они уже прошли мимо сестры Рэд Харт, вот только Скуталу, замыкавшая процессию, оказалась отрезанной от входа белым копытом.

— Я извиняюсь, но вы кем приходитесь?

— Я… эм… Я с ними.

— Это я вижу, а в семье вы кто?

— Я… э-э…

— Моя младшая сестра, — ответила Рэйнбоу Дэш, самым краем уха услышавшая спор, и потому вернувшаяся к проходу. Она окинула взглядом сестру Рэд Харт, как бы между делом проталкивая Скуталу в проход копытом передней ноги. — Ай да, Скутс. Пойдём, проведаем Флаттершай.

Обе кобылки проскакали мимо ничего не имеющей против сестры Рэд Харт прямо в коридор, где их поджидали Эппл Джек и Эппл Блум.

— Ты не бзди, мелкая. Такая уж у неё работа.

— Спасибо огромное, Рэйнбоу Дэш! — Скуталу впилась всеми конечностями в передние ноги своего кумира в знак признательности.

— Навоз-вопрос, мелкая. Не могла же я оставить тебя там в приёмной и пропустить всю веселуху. И потом, ты ж мне всё равно, как сестра. Помнишь, это ведь я тебя летать научила.

— Ага! И ещё раз спасибо!

— Это было так мило с твоей стороны, Сахарок!

— Ага… Наверное. Не могла же я просто взять и бросить её, так ведь? И потом, мне ложь даётся легче, чем кое-кому.

Рэйнбоу Дэш ухмыльнулась, глядя на Эппл Джек. Ответом на ухмылку стал краткий, но от того не менее нежный поцелуй. Кобылки поскакали по коридору, свет из распахнутых дверей палаты направлял их к цели.

— Ай да, позырим на жеребёнка.

Когда они уже приблизились к палате, из прохода показалась голова Рэрити.

— Боюсь, вы хотели сказать, «на жеребят», милочка.

— Погодь, жеребят? В смысле, их несколько?

Рэйнбоу и Эппл Джек пустились галопом к освещённому вхожу в палату. Весь этот путь Эппл Джой проделала похихикивая на спине у мамочки.

У самого входа они сбавили шаг, не желая привнести ещё больше беспорядка, чем тот, который их ожидал.

В дальнем конце комнаты, поблёскивая металлическими поручнями стояла кровать. Близ неё была раковина и ещё какая-то медицинская мутотень. В комнате, таким образом, чтобы не мешать входить другим, выстроились Пинки Пай, Твайлайт Спаркл, Рэрити и Свити Бэлль. В паре кресел, расположенных по правую сторону от входа в палату, сидели два пегаса: кобылка и жеребец. В гривах этой пары давно уже проклюнулась седина, а вокруг глаз проступили морщинки. На свою дочь, и своих внуков они взирали со взглядом исполненным нежности. Ради этого момента они прилетели сюда из самого Клаудсдейла.

В кровати по центру палаты лежала Флаттершай и оба её жеребёнка. Её длинная розовая грива совсем растрепалась, а по мордашке и телу, переливчатой паутинкой стекали струйки пота. Под глазами её были мешки — явные признаки усталости. Усталости, накопившиеся за многие часы непосильного труда, к которому не были готовы и доктора, никак не рассчитывавшие на рождение двойняшек.

Вопреки усталости, излучаемой всем её видом, голубые глаза Флаттершай светились любовью и умиротворением, свойственным всем, кто только что дал начало новой жизни. Даже в больничной постели, под зелёными простынями, она казалась искренне счастливой. Биг Макинтош, стоявший по левую сторону от ложа супруги, казался почти что таким же усталым, и таким же счастливым и гордым, как и сама она. Он поклонился в знак приветствия сестре и золовкам, не прекращая при этом поглаживать гриву Флаттершай.

Флаттершай приподняла голову, приветствуя вновь прибывших, глаза её светились счастьем.

— Привет, Рэйнбоу Дэш, Эппл Джек, — слабо улыбнулась она им, но мордашка её при сияла всё той же радостью. — Знакомьтесь: мой сын — Хани Крисп… — Она указала жёлтым копытцем на крохотного золотистого жеребёнка земнопони с ярко-морковной гривой и веснушками под зажмуренными глазками — …И дочь — Свит Блоссом. — Она указала на другого жеребёнка — крохотную красную пегасочку с розовой гривой и хвостом, практически точную копию матери в детстве, свернувшуюся клубочком у неё на животике.

— Они прекрасны, Флаттершай, — улыбнулась Рэйнбоу Дэш, приблизившись к постели, потянувшись копытом к копыту давнишней подруги — Гляди, малышка Эй-Джей, у тебя теперь есть кузены. Вскоре ты уже сможешь с ними играть. Правда, здорово?

— К… к… к-кузены. Кузены. Кузены кузены кузены!

На мгновение Рэйнбоу Дэш и Эппл Джек застыли в недоумении, вытаращив глаза на дочурку. А с последними её словами — расплылись в улыбках.

— Ну… эт чёй-та новенькое. — Эппл Джек встала у кровати рядом со старшим братом. — Молодцом, братюня.

Она ткнула жеребца в плечо копытом, расплывшись в улыбке, за которой явно читалась гордость и радость, испытываемая к старшему брату. Биг Макинтош улыбнулся ей в ответ. Он знал сестру всю жизнь — достаточно долго, чтобы распознать в её шуточке, искреннюю любовь и заботу.

— Так значит, близнецы, да? Огось, Флаттершай. Ты у нас раздулась, конечно, по самое не балуй, но кто ж знал, что у тебя двойняшки будут. Поздравлям-с.

— Двойняшки? Какие же они двойняшки? Они ведь даже не похожи.

— Свити Бэлль, ну зачем так грубо.

— Вообще-то, Свити Бэлль, такие близнецы называются дизиготными. Это значит, что они были выношены и рождены одновременно, хотя при это могут быть не похожи друг на друга.

— Спасибо, Твайлайт, — улыбнулась подруге Рэрити. Та улыбнулась ей в ответ. А когда Флаттершай окинула взглядом комнату, то оказалось, что вообще все здесь улыбаются. Все были рады за неё.

Подавив зевок, Флатти повернулась к Макинтошу, тот склонил голову, чтобы прижаться к её щёчке. Щёчка и так была горячей, а от прикосновения стала ещё горячее, хотя обоим при этом стало уютней. Флаттершай прильнула к сильному плечу своего супруга. Она опустила полный восторга взгляд на сына и дочь, а затем сомкнула отяжелевшие веки. В окружении друзей и семьи, неразлучная со своим возлюбленным жеребцом, Флаттершай погрузилась в царство грёз, в котором давным-давно уже беззаботно резвились её чада.

Thomas W. Neumiller

Nov 16, 2011