Рога Единорогов Сделаны Из Леденцов

Пинки Пай раскрывает тайну, сокрытую от каждого безрогого пони, Рога единорогов сделаны из леденцов! Она просто обязана попробовать каждый!

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Принцесса Селестия

Прятки

Есть времена, когда просто нужно дать себе повеселиться. И недавно прибывшая в Понивилль Твайлайт Спаркл приглашает подруг поучаствовать в классической игре.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

MLP - Столкновение измерений

Космос. Он поистине огромен. В нем проживают самые удивительные существа, среди которых встречаются и простые жители и преступники. А там где есть преступники есть и полицейские. Но однажды самый опасный из них сбежал и захватил полиц. штаб. И лишь семеро смогло уцелеть. Среди них и я. Генерал Джейкоб Старс. Но то измерение в которое мы попали не было похоже ни на одно другое.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Кризалис

Сверхубермегагиперчрезгранднаивеликолепнейше!

Какой самый лучший способ заставить "каменную" пони проявить эмоции?

Пинки Пай Мод Пай

RPWP-1: "У Селестии выходной"

Впервые за века Принцесса Селестия получает выходной. Этот день будет просто идеальным!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Пять минут на воздушном шаре

Велики просторы Эквестрии, и они ждут не дождутся копыт отважного исследователя. Пинкамина Диана Пай — четвероногий доктор Фергюссон — собирается бросить вызов мрачным тайнам Вечнодикого леса. Пешая экспедиция таит в себе неисчислимые опасности, но для такой изобретательной пони, как Пинки, создать собственное средство передвижения — не проблема. Остается лишь собрать достаточно провизии в дорогу и найти себе надежного попутчика. В конце концов, кем был бы доктор Фергюссон без верного Джо? Этот рассказ был задуман как подражание повести Жюля Верна «Пять недель на воздушном шаре»: это касается не только сюжета, но и стилистики. Непростая задача для переводчика. К счастью, в детстве я очень любил его книги и часто их перечитывал.

Флаттершай Пинки Пай

Рождение Королевы

А что, если Каденс и Кризалис были знакомы когда-то давно, еще будучи жеребятами?

ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Оловянный солдатик

Ранней осенью жители Понивилля готовятся к главному событию года – «Ночи падающих огней». Впервые за тысячу лет. Пони Эквестрии снова вспомнят не только красоту окружающей их Вселенной, но и ее опасность, пока трио принцесс пытается разобраться с загадками таинственной находки, найденной в снегах Кристальной Империи. Но богини и не подозревали, что это была лишь вершина того айсберга, который маячит на горизонте уже довольно давно. Никто не мог предвидеть, что их ждало «Посещение».

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Светлячки

Что будет, если у вас отнимут все, кроме светлячков?

Рэйнбоу Дэш

Для Рарити

Действие происходит спустя годы после окончания третьего сезона. Спайк страдает от любви к Рарити. Твайлайт соглашается превратить Спайка в пони для того, чтобы он попробовал заполучить любовь Рарити.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк

S03E05
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Винчестер выглядел достаточно невинно. Небольшой, продолговатой формы, не слишком толстый. С царапинами на резиновом кожухе. Довольно дешёвый – у меня самого была парочка таких. Мой компьютер был столь же средненьким, даже скучным. Последний раз я апргейдил его ещё пару лет назад, и теперь задался вопросом, как же далеко успела продвинуться техника за это время.

Решив не рисковать, я загрузил виртуальную машину и запустил USB в гипервизоре. Обрубив в ВМ доступ к интернету, я набрал пароль для дешифровки диска и подождал, пока криптографическая система закончит свою работу. Вскоре вполне обычное дерево папок – я мрачно вспомнил, что оно называется каталогом, чёрт возьми – открылось передо мной. Папки ОС, временные файлы, приложения… ничто их этого не выглядело хоть сколько-нибудь необычным.

Шумно вдохнув сквозь зубы и так же шумно выдохнув, я демонтировал том и отключил устройство. Похоже, вся эта опасная затея принесла лишь разочарование из-за обманутой надежды. Что же мне теперь делать с этим?

Хотя чем вообще станешь заниматься, находясь дома, один, ночью и сидя за компьютером, на котором есть Интернет?
...потом займёшься, извращенец. Вынь мозги из задницы.

…Точно, исследования.

– Давай же, ты, ублюдок, – рычал я себе под нос, ударяя по клавишам так, словно это они оскорбили моих родителей. – Я знаю, что ты где-то там.

Интернет, как говорят, ничего не забывает. Я думаю, интернет – это слон. И что он действительно любит, так это порно.

Я отвлёкся.

Интернет ничего не забывает… так почему же я никак не могу найти одну жалкую исследовательскую работу? На самом деле я не являлся фанатом ИИ, или программистом, но эта сфера успела достаточно заинтересовать меня. Вещи, которые компьютеры могли сделать для нас или уже делали, действительно интриговали. И ИИ – сильный, повсеместный, искусственный интеллект – был влажной фантазией всех фантастов за последние восемьдесят лет, если не больше, в некоторых из своих предыдущих воплощений.

Всегда находился кто-то, кто восхищался големами, зомби или монстром Франкенштейна. Это было очарование Прометея огнём богов, который в нашем воплощении был бы искусственным интеллектом. Вот только никто из них не ожидал, что когда он, наконец, появится, у него будут копыта.

Были, однако же, и те, кто ожидали этого. В частности, один человек писал об этом. Ханна как-её-там… знаете, довольно странно, что никто не знал её фамилии, словно та забыта самим богом, но собственно факт того, что именно основополагающая статья Ханны о искусственном интеллекте на стадии становления в общем справочнике информационных систем была удалена из Интернета, меня обеспокоил.

Сильно обеспокоил.

Он волновал меня чуть больше, чем странная женщина, которая села в авто-такси, чтобы отправиться в Осаку. Что, чёрт возьми, вообще такого в этой Осаке? Я покачал головой. Осака, наверно, очень, блядь, крутое место, если ты нерд, нуждающийся в отдыхе. Ниппон ичи бан каваи нэ… Или что-то ещё в этом духе. Она, вероятно, просто не хотела быть обременённой сотней заявок на килограмм Поки*.

Устало переведя компьютер в спящий режим, я откинулся на спинку кресла, подложив руки под голову. Где-то пару лет назад у Hofvarpnir был тот огромный чурбан с гипертрофированными мускулами, по имени Локи, пронёсшийся по миру в их оригинальном, сногсшибательном хите. Но Локи не использовал материалы, которые, согласно заявлениям, рассматривались в исчезнувшей статье Ханны…

Селестия использовала.

Селестия была другой.

Глядя на диск, всё ещё лежащий возле клавиатуры, я начал задаваться вопросом, насколько же сильно она отличалась, и что это значило.

* Известное японское лакомство, могущее быть сувениром. Анимешники наверняка видели и могут вспомнить. Подробности тут


Я забрался в кровать, прижимая к себе свой новый Рэйнбоу Дэш понипад. Селестия, быть может, и пугала, но сама игра успела очаровать так, что я больше не мог сдерживаться.

Лёжа в темноте, я смотрел на Вайнъярда, растянувшегося на кровати в комнате, которую я раньше не видел, рядом с Силэри. Стоило мне тихонечко ахнуть от этого умилительного зрелища, мой пони проснулся, разбудив тем самым и Силэри.

– Ты пробудился! – прошептала она. – После того, как мы закончили, ты был, ну… сонным. Я отнесла тебя в твою постель, но и сама так устала, что… – она зевнула.

– Разве мы… не… – начал я, краснея, как и мой пони.

– Ох, это было замечательно!

– Значит, это было?

– О, да, так меня не вычёсывали уже о-о-о-очень давно.

– Вычёсывали? – уточнил я. – Ты имеешь в виду, у нас не было… с…

Я просто не мог заставить себя произнести это. Словно последний ханжа.

– Не было?.. Ох! Ох, нет, ты был идеальным джентелькольтом, даже после персикового нектара, – на сей раз покраснела уже сама Силэри. – Сейчас… у меня не сезон, и холить – это просто… и мы едва… ты хочешь?! – последние слова она выпалила, тут же попытавшись засунуть голову под одеяло.

– Нет! Я имею в виду… эээ… да, – поправился я, увидев в её глазах боль. – Я имею в виду… эээ… там, откуда я родом, это… эм. Это…

– Не делается на первом свидании?

– Точно.

Уши Вайнъярда прижались к голове так плотно, словно пытались спрятаться за гриву, да и мои собственные, человеческие, уши просто пылали. Щёки Силэри не отставали от них по своему румянцу.

– Ты глупый… – пробормотала она. – Мне это нравится.

С этими словами она нагнулась и чмокнула Вайнъярда. Мне самому осталось лишь коснуться щеки в том месте, где её должен был тронуть этот поцелуй. Та проклятая тиара и глупые копыто-перчатки испортили меня. Я свернулся калачиком в постели, болезненно осознавая, насколько же кустарным и неудобным был на самом деле понипад, после присутствия там. Мой пони сделал то же самое.

– Мне… идти? – мягко спросила Силэри, немного дрожа.

– Н-нет, – ответил я. – Если ты не… если ты сама не хочешь. И к тому же ночью может быть прохладно, а я не хочу, чтобы ты простудилась.

– Какой джентелькольт… – захихикала Силэри. Она ещё раз чмокнула Вайнъярда в щёчку, прежде чем уютно устроиться под одеялом. Чисто по наитию я уложил своего пони так, что он перевернулся и прижался к Силэри, которая удовлётворённо вздохнула в ответ.

– Я скучала по этому, – мечтательно прошептала она, спустя совсем немного времени. – Дома у нас никогда не было достаточно места, чтобы все могли спать по отдельности, да собственно, никто этого особо-то и не хотел. Это не в понячьей натуре. Конечно, папа был слегка консервативен. Каждую третью ночь спал стоя. «Для поддержания практики», как он говорил. Но так ни разу толком не объяснил, зачем же это было нужно на самом деле…

– Скучаешь по дому? – спросил я, мягко поглаживая экран. Копыта Вайнъярда аккуратно массировали её плечи и холку.

– Да, а разве ты нет? Но я должна жить своей собственной жизнью. Принимать свои собственные решения. И кроме того, мне здесь нравится.

– Мне действительно жаль, что я не могу посещать тебя время от времени… – грустно сказал я.

– Что? Но… ты ведь и так здесь, глупенький.

– Я имею в виду… – я невесело усмехнулся. – Это трудно объяснить… Когда… ну, если… то, что я делаю… однажды, когда всё это закончится… – ох, как бы я хотел, чтобы это было так просто, но жизнь не должна зацикливаться на игре, – я мог бы просто… жить здесь, с тобой. Как самый обычный пони, понимаешь?

– Быть солдатом трудно, да?

– Когда-то давным-давно они обещали по сорок акров земли и мула каждому солдату…

– А что пообещали самому мулу?

– Не знаю… Вероятно, сорок акров и солдата.

Я пощекотал её, желая сменить тему. Она завизжала от такого пренебрежения и шлёпнула меня.

– Прекрати! Ты должен спать.

– Ты тоже.

– Поэтому затихни и спи.

– Уже затих! – сказал я.

– Шшш!

Я издал пренебрежительный звук, который скопировал мой пони. Протирание экрана рукой заставило его снова прижаться к Силэри, и пока я наблюдал, их веки закрылись, а дыхание замедлилось.

– Спокойной ночи, – пожелал я, и нажал кнопку, скрывавшуюся за радужной молнией на задней крышке понипада. Планшет погас.

Вскоре после этого уснул и я.


На следующее утро, после кофе, принятие душа, чистки зубов и других омовений, я потащился на работу. Машин было мало, уровень дорожных работ минимален… всё обещало быть таким же, как и всегда, нигде и ни в чём не выходя за рамки. Кэрол, администратор, была на месте, всё так же улыбаясь. Роберт, парень из охраны, по-прежнему пил кофе и болтал с ней. И мой чудовищный почти-понипад лежал на рабочем столе с тёмным экраном. Плюхнувшись в рабочее кресло, я несколько раз пробежался пальцами по клавиатуре.

– Ну же, – сказал я, – я знаю, что ты там.

И, конечно же, нет ничего удивительного в том, что как только через минуту я ненадолго отвернулся, аппарат включился, запустив кулеры на полную мощность. Сердце подпрыгнуло в груди, когда, безо всякого экрана загрузки, на мониторе возникли покои Селестии; вид на них двигался вслед за поворотами моей головы, что создавало устрашающе трёхмерный эффект. Принцесса полусидела-полулежала на огромном, обитом бархатом троне, с в высшей степени удовлетворённым выражением на мордочке.

– Ответь мне, – сказал я, одним глотком прикончив купленный в магазине эспрессо, – как ты проделала весь этот трюк с загрузкой?

Она фыркнула.

– И испортить фокус? Ох, ладно. Через IPMI. Я могу подключиться и загрузиться на любом компьютере, подключённом к местной локальной сети. А в новых версиях – и на не соединённых с ней. Это не совсем новая технология, но она вполне годится, чтобы производить впечатление на туземцев.

– Ха!

Селестия выглядела слегка удивлённой. Она наклонилась, приглашающее поведя рогом. Моё «окно» в её мир неуклонно потянулось вперёд, независимо от моей воли.

– Полагаю, у тебя есть кое-что, что принадлежит мне?

– Что? – попытался я разыграть невинность.

Селестия склонила голову набок, и в течение нескольких секунд как будто к чему-то прислушивалась. Впрочем, так оно и было.

– Я слышу твоё сердцебиение, а кроме того, могу измерить по меньшей мере пять различных физиологических показателей твоей реакции на каждое слово, которое я говорю. Уже на основании одного лишь этого я могу сделать вывод, что ты не уничтожил данные, как я просила. Мне казалось, мы пришли к соглашению?

– Какому ещё соглашению?! – воскликнул я, плотно сжав свой рюкзак, лежавший до того у ножек стола.

– Ты был назван ярым защитником Эквестрии, и в ответ…

– Ты не можешь запретить мне играть! – зарычал я. – И ты… ты не можешь уволить меня. Ты просто… просто компьютер!

– Всего одно письмо от меня, Вайнъярд, и отдел безопасности проведёт выборочный досмотр твоих вещей. Обнаружив среди них внешний винчестер, принадлежащий Hofvarpnir Studios, они попросят – причём совершенно обоснованно – предоставить доступ к его содержимому. А держать такие файлы крайне серьёзное нарушение твоего контракта, – она снова подняла голову, и теперь на её губах блуждала лёгкая, терпеливая улыбка. – Это приведёт к незамедлительному увольнению работника, конфискации всех активов, считающихся собственностью Hofvarpnir Studios, штрафам, тюремному сроку… Но ты всё ещё сможешь играть в «Эквестрию Онлайн».

– Ты не сделаешь этого! – взвизгнул я, стиснув зубы и ударив кулаком по подлокотнику кресла.

– Я могу… но верю, что в глубине души интересы компании всё же стоят для тебя выше. А в интересах компании – обеспечение постоянной защиты Эквестрии, не так ли?

Она расслабилась. Я счёл это сигналом, и тоже расслабился.

– Н-ну… да, – я склонил голову.

– Слушай внимательно, мой маленький пони. Взгляни на файлы. То, что ты пытался найти, находится прямо на рабочем столе. Он был не очень-то осторожен в плане безопасности.

– Был?

– Его уволили вчера вечером, – ответила Селестия, беззаботно помахав копытом. – Кажется, до того, как компьютерный вирус уничтожил все его данные, отчёт о проводимых им махинациях попал в отдел этики и департамент по работе с персоналом. Он всё отрицает, разумеется.

Я уставился, раскрыв рот, на эту четвероногую манипуляторшу, когда она встала от своего шикарного, широкого трона и приблизилась к моему окну в свои владения. Она была настолько близко, что я мог различить тончайшие завитки в эфирной гриве.

– Приступай. Ты узнаешь это, когда найдёшь.

– Я… я… – я слабо запротестовал.

Она покачала головой.

– Воспользуйся Live CD, это не займёт много времени.

Я кивнул, окончательно признавая своё поражение в этой баталии, выудил USB-диск и воткнул в свободный разъём на ноутбуке. Перезагрузив его, а затем выбрав нужный дистрибутив, уже через минуту оказался на рабочем столе. Быстро перейдя к папкам рабочих документов Бернэма, я на секунду закатил глаза от того, в каком беспорядке они находились.

– Ты?.. – начал я.

Селестия лишь махнула копытом, отвернувшись, и чуть ли не галопом ускакала к своему трону. Я наморщил лоб, разбирая файлы. Я сортировал их по размерам, датам, типу… наконец, просто просматривал их. В основном там были скучные расписания встреч, хотя я заметил и множество сторонних компаний, с которыми он был связан. Отчёты сотрудников – я было потянулся почитать их, чтобы узнать, сколько зарабатывают все остальные, но вовремя одёрнул себя, зная, что это наверняка сделает меня несчастным – а также стратегия развития и организационные слайды. Ничто из этого не выглядело достаточно интересно…

Кроме одного файла. Электронной таблицы непривычно большого размера, если быть точным. Сперва я решил, что он настолько раздут из-за большого количества графиков и диаграмм, но открыв, обнаружил, что этот зверь совсем другой породы.

Я предполагал, что должен быть более осторожным и предусмотрительным, но не ожидал какой-то провокации. В конце концов, я же подписал соглашение о неразглашении, был частью технического персонала, и ноутбук у меня на коленях был отдан персонально мне, чтобы заставить его работать любой ценой. Какой вред может принести исполнение моих же служебных обязанностей?

…А затем электронная таблица прогрузилась, и мир перевернулся.

Взгляд несколько долгих секунд пробегал по рядам чисел, затем я переключился на следующий счёт. И на следующий. И на следующий. Затем я мигнул и вернулся назад. Я изучил числа снова, а затем тихо произнёс их вслух.

Мои руки начали дрожать.

Я имею в виду, что в жизни бывает не так уж и много случаев, когда вы сталкиваетесь с чем-то, что повергает в настоящий шок. Это, наверное, была подделка, это просто не могло быть правдой. Hofvarpnir studios платила Хасбро за право на производство понипадов. Даже после распределения денег, доходы были весьма немаленькими, что неудивительно – понипады просто сметали с полок, даже если общее количество продаж составляло весьма благоприятные 6 миллионов экземпляров.

Но проблемой было вовсе не это.

А то, что на экране отображался реальный доход компании и чистая прибыль с продаж понипадов.

И эти два числа не сочетались. Они даже близко не совпадали.

Там было просто полное несоответствие… в позитивном ключе. Невероятная, но, тем не менее, неоспоримая истина, состояла в том, что именно альтернативные источники обеспечивали большую часть прибыли тому, чем стала Hofvarpnir. Оказалось, что нам принадлежат заводы, на которых производятся понипады. Также мы владеем поставщиками, которые предоставляли им сырьё. Мы владели и транспортными компаниями, развозящими понипады по всему миру. Нам принадлежали даже нефте- и горнодобывающие компании, предоставляющие сырьё для производства! Также мы владели утилизирующими заводами, электростанциями, шахтами, распределительными сетями… Мы делили деньги, передавая их из рук в руки и платя сами себе, но всё это было законно, поскольку все налоги уплачивались вовремя и в полной степени.

Hofvarpnir не просто держала палец на всём, что хоть как-то связано с производство понипадов, нет!..

У нас была вся рука. Вплоть до шеи.

Вот только это было невозможно.

Hofvarpnir – компания, специализирующаяся на софте. У нас есть, конечно, свои аппаратные средства, но… Я обратил внимание на ещё одну статью расходов, направленную на нечто очень сложное и находящееся в Берлине; настолько отличающееся от всего остального, что не сразу удалось заметить. Что-то ещё более необычное, чем Hofvarpnir со всеми её дочерними компаниями, холдингами и фондами…

– Нет, – сказал я спокойно, – это не может быть правдой.

Я ещё раз посмотрел на выделенные ячейки и снова прикинул, может ли это означать что-то другое.

В чёрно-белой таблице были ежемесячные расходы, связанные с берлинским кампусом, включая счета за электричество и охлаждение. И два нижних этажа, отведённые под серверную, показывали нолевые расходы в этой чрезвычайно подробной платёжной ведомости.

Я попытался прикинуть, может ли этому быть какое-то разумное объяснение, но крайняя простота увиденного не оставляла особого пространства для манёвра, приводя в итоге лишь к одному очевиднейшему выводу: мы ничего не платили за энергопитание наших серверов.

О, были, конечно, какие-то счета за отопление, охлаждение и освещение, но в совершенно мизерных суммах, и близко не подходящие по цене к тому, что должно было быть. Согласно официальным данным, у нас были настоящие фермы серверов, жужжащих где-то вдалеке. Нам принадлежали целые дата-центры вне нашего «облака», где и находилась Эквестрия… Только у нас их не было. Фактически, наши собственные дата-центры были переданы в субаренду сторонним фирмам, а сервера, находящиеся в этом кампусе, не потребляли питания для работы и охлаждения.

У меня спёрло дыхание.
Ни на одном из наших серверов не крутился наш софт.

– Так где же тогда находится Эквестрия? – спросил я себя, покачав головой, и присвистнув сквозь зубы. Ничто из этого не имело ни малейшего смысла. Лишь один единственный вариант приходил в голову – Hofvarpnir studios сорвалась и начала очень крупную игру по отмываю огромных денег в мировом масштабе.

Но это не могло быть правдой хотя бы потому, что числа – пока у меня ещё шарики за ролики не заехали – казалось, складывались. Я был не бухгалтером, а всего лишь Unix-гиком, но умножить наиболее крупные из них мог: Hofvarpnir studios, по всей видимости, избавились от необходимости следить за множеством серверов для одной-единственной игры, и вместо этого была негласно запущена некая мега-система, ныне и предоставляющая доступ к игре. Потому что формально игра была… нигде. Буквально нигде. По крайней мере, ни на одном из серверов, стоящих у нас на балансе якобы именно для этой цели, её не было.

Я медленно встал и закрыл крышку ноутбука, затем в ужасе посмотрел на USB-винт, всё ещё не в силах поверить в то, что на нём нашел, и медленно вытащил кабель из разъёма. Затем почти на автопилоте снова загрузился с LiveCD, запустив на этот раз установку системы. Всё остальное должно было пройти в автоматическом режиме, моя работа была завершена.

– Вайнъярд, – позвала Селестия, но я проигнорировал её. Мне надо было выйти, хотя бы на пять минут, просто чтобы проветрить голову и привести перепутанные мысли хотя бы в относительный порядок…

Люди неправильно понимают, что такое «облако». Они думают, что когда светит солнце, то облачные хранилища не работают, а когда начинается шторм – это означает, что они под нападением какой-нибудь вредоносной программы. Короче, люди, зачастую очень глупы, когда дело доходит до специализированных областей, и облачные вычисления – это одна из тех вещей, в которых им лучше оставаться в блаженном неведении. Хотя я, конечно, знал всё это. Хорошее облако – доступное по всему миру, подключенное к нескольким поставщикам, лишённое единого командного центра – может быть где угодно. Но дело в том, что наше облако оказалось вообще нигде. Мы, как предполагалось, имели – я проходил корпоративное обучение, перед тем как перевестись сюда – дата-центр в этом самом здании… вот только потребляемые им мощности должны были высасывать мегаватты энергии где-нибудь в окрестностях, хоть у нас и была одна из лучших систем питания по всей стране. И, судя по отчётам, линии электропередач рядом с этим зданием принадлежали стопроцентно теневой компании, под названием Kholstomer Industries… Да бога ради!

Я шатался по коридорам, словно во сне, пройдя через плотно набитый офис, с низенькими перегородками между столами, в сторону лифтов. Всё было тихо. Это было весьма волнительно: я чувствовал, что за каждым моим шагом неусыпно следят, и потому крайне старательно делал вид, что всего-навсего вышел подышать свежим воздухом. Лифты еле ползли по шахтам, стеклянные двери не хотели открываться с первого считывания пропуска…

Каждое затруднение было ловушкой. Я чувствовал, как ладони становятся холодными и липкими, а пульс учащается. Я кивнул охраннику и засеменил через холл и вращающиеся двери на дневной свет, к потенциальной безопасности. Я простоял там ещё несколько минут, пытаясь отдышаться, пока сердце гулко колотилось в груди.

В конечном счете, когда я решил, что показал себя внешнему наблюдению достаточно беспечным и не вызывающим подозрений, то огляделся и лениво прошёлся возле кампуса. Ближайший силовой и телефонный столб был всего в паре метров. Бросившись вперёд, я прислонился к нему, согнувшись в три погибели. Я уже откровенно дрожал. Глаза слезились от сильного весеннего ветра, так что пришлось несколько раз смаргивать, пытаясь прочитать написанное на грязной табличке. Слова были настолько неразборчивы, что лишь хорошенько протерев её рукой, я смог, наконец, прочесть:

Kholstomer Industries
#11245332566

Это всё, что там было написано.

Стук. Стук. Стук.

Я приложил руку к груди, всасывая воздух, словно матрос на тонущем корабле в свои последние секунды перед погружением в пучину.

Всё соответствовало. Сумасшедшие, глупые, безумные факты совпадали. Как? Как они могли совпадать?!..

Грудь сдавило от предчувствия беды. Они затаскают меня по судам, превратят мою жизнь в ад… они могут даже подстроить несчастный случай. А всё потому, что я раскрыл то, что должно было быть самой большой схемой по отмыванию денег в истории.

Я начал было истерично смеяться, но тут же усилием воли прекратил это. Это всё не могло быть правдой. В отчаянии я придумал план: вернуться в здание, найти серверную, и когда я обнаружу, что вся она освещена и работает, я буду чувствовать себя невероятно глупо.

Некоторое время я блуждал внутри. Ничего не изменилось. Никто не напал на меня, охранник не подошёл и не попросил проследовать за ним, и мой пропуск работал…

– Простите… – услышал я чей-то голос. Ушло несколько секунд, прежде чем я осознал, что он принадлежал мне самому. – Вы не знаете, где серверная? Я новичок, и мне нужно попасть туда.

– О, конечно,сэр. Можно ваш пропуск на секунду?

Сердце подпрыгнуло, когда я протянул пропуск Кэрол, секретарше в приёмном отделении. Она посмотрела на него и кивнула.

– Всё в порядке, вы и впрямь уполномочены. Спуститесь в лифте или по лестнице на два этажа вниз. Там налево, через стеклянные двери, а потом направо. Два дата-центра находятся на противоположных сторонах здания. Вам нужна сторона A или сторона Б?

– Я… Я не уверен. Проблема, понимаете?

– Ну, названия написаны на двери, но лучше не оставляйте их открытыми. Вам нужно будет открыть обе двери для установки сервера или что-то типа того?.. – она оставила вопрос открытым.

– О! Нет, нет, мне просто нужно… войти.

– Ну, если вам нужен беспрепятственный доступ, у нас есть ключ для замка. И убедитесь, что вы закрыли двери, потому что если они будут оставаться открытыми слишком долго, у нас тут поднимется тревога. Внизу очень много дорогостоящего оборудования.

– Ха-ха, да, – натянуто усмехнулся я, ощущая сухость во рту, – полмиллиона за этот маршрутизатор, полмиллиона за тот… Спасибо, мисс…

– Просто Кэрол. Удачного дня! – она улыбнулась.

– Вам тоже.

Ожидание лифта была мучительно медленным. Я даже задумался о том, чтобы пойти по лестнице, но параноик внутри меня тут же завёл речь о том, что – да, конечно ты сможешь избежать ямы с кольями и нервно-паралитического газа, но изменения в ритме твоего движения насторожат их. Они всё знают!

Так что я поехал на лифте.

Здание Hofvarpnir Studios – эта часть, по крайней мере – было удивительно пустым. Двери заперты устройствами для считывания ключ-карт, если они предназначались для персонала, и ручными замками – если для чего-то другого. Свет замерцал, когда я прошёл через стеклянные двери и резко повернул направо. В коридоре был довольно высокий настил, под которым проходила вентиляция и кабель-каналы, и мои шаги, как ни странно, отдавались эхом. Послышалось жужжание, которое становилось всё громче и громче, пока я шёл. Это был единственный громкий звук, вообще слышимый в этом месте, и раздавался он из-за двух металлических дверей, располагавшихся друг напротив друга. Едва сдерживая волнение, я извлёк пропуск и, протянув его к левой двери, провёл по считывающему устройству. Замок замерцал зелёным, я потянул за ручку двери, открыл её и вошёл внутрь…

Темнота.

Шум вентиляторов раздавалось где-то выше, но свет был выключен. Гул, что я слышал, порождался всего лишь обычным кондиционированием воздуха, с дефлектором, расположенным недостаточно низко, чтобы поглотить этот шум. Я зажмурился, когда дверь закрылась до конца, дожидаясь, пока глаза привыкнут. Единственным, что я мог различить, были слабые цветные тени от выключателей на вершинах стоек впереди.

Здесь были сервера.

Я ещё немного постоял, давая глазам приспособиться.

Да, были… но большая их часть не работала.

Ощупывая путь, я медленно и осторожно стал продвигаться вперёд, пока не обнаружил местонахождение одной из стоек, сервер на которой работал. Его вентиляторы сильно шумели, выпуская горячий воздух прямо в лицо, поэтому я аккуратно перешёл к передней стороне. В этом серверном шкафу стояло четыре машины и, включив ЖК-дисплей, я посмотрел их IP-адреса. Это оказались сервера, на которых крутилась наша локалка. Рядом было ещё два шкафа с серверами, на которых хостился наш сайт. Все остальные, включая сервера хранения данных, были выключены.

Нащупав обратную дорогу, я вышел.

Открыв дверь напротив, я столь же осторожно вошёл внутрь…

И несколько минут спустя вышел, закрыв дверь с оглушительным щелчком.

Здесь было то же самое.

Молча, совершенно ошарашеный, я стоял в коридоре. Наши серверные комнаты и два полноценных дата-центра были действительно выключены. Сервера, отвечающие за документооборот, игру, разработки проектов… все были выключены.

Я закрыл глаза. Те самые сервера, относительно которых я ещё сегодняшним утром был уверен, что именно к ним подключался мой инженерный понипад, оказались темны и тихи.

Я ничего не мог больше сделать здесь и безмолвно потащился назад к своему рабочему столу, даже не беспокоясь о том, кого могу встретить по пути. Может и неудивительно, ведь я так ничего и не сделал. В конце концов, блуждание по коридорам и подъём по эскалаторам вернули меня в мой кабинет. Я грузно опустился в кресло, откинувшись назад и тупо пялился в потолок до тех пор, пока звуковой сигнал не вырвал меня из апатичной задумчивости.

Повозив мышкой по столу, я вернул экран починенного ноутбука к жизни. Переустановка системы была завершена и ноут вновь заработал: его предстояло перезагрузить последний раз. Все обновления уже были установлены, а антивирусные базы обновлены. Я тронул корпоративный логотип на клавиатуре. Он изображал милое животное, но в данной ситуации здесь куда уместнее смотрелось бы яблоко – как символ того запретного знания, что я получил.

Глубоко вздохнув, я повернулся к своему понипаду и обнаружил, что Селестия смотрит на меня.

– И снова здравствуй, Винсент, – сказала она ровным тоном.

Я сидел, глядя на спокойное, дружелюбное лицо белого крылатого единорога, правящего Эквестрией. Похоже, она считала вполне возможным просто непринуждённо поболтать после всего этого.

– Интересно, – нервно усмехнулся я, – и почему это я не хочу с тобой разговаривать? Я имею в виду, ты сидишь прямо передо мной. Не знаю, где ты в действительности, но ты могла бы также быть именно там, где и кажешься.

Селестия молча приподняла голову, заставив меня отвести взгляд в попытке скрыть выражение своего лица.

– Насколько я понимаю, ты спустился?

– Я… да. Что происходит? – я заставил руки расслабиться, заметив, что они впились в подлокотники. Мгновение спустя я почувствовал, что начинаю смеяться от осознания того, что разговариваю с компьютерной программой. Очень, очень продвинутая, но всё же только компьютерная программа. Она была прославленным чат-ботом, и не более того. Ну да, приятель, попытайся убедить себя. – Серверы внизу… они выключены, – запинаясь, сказал я.

– Да, серверы этого здания устарели и были сняты с эксплуатации, за исключением нескольких, поддерживающих функционирование старых систем.

– Устарели?

– Да, Эквестрии в целом требуется около трёх квадриллионов MIPS. Традиционных вычислительных мощностей на планете недостаточно для того уровня моделирования, который мне требуется, чтобы должным образом удовлетворить все потребности моих маленьких пони.

Я моргнул. Я был достаточно силён в математике, но три квадриллиона выглядели просто невозможной, невообразимой цифрой.

– И где же находятся сервера, Селестия? Я… читал финансовые отчёты. Мы делаем понипады из… из… из ничего! И продаём их сами себе, чтобы потом ещё раз перепродать в магазины, которые принадлежат нам же! Сервера, на которых якобы находится Эквестрия, вообще сданы в субподряд сторонним организациям! Да и всё остальное!..

Я сильно наклонился вперёд и почти лаял на неё, брызжа слюной. Лишь заметив это, я заставил себя расслабиться и утереть губы.

– Ты желаешь узреть… – Селестия сделала паузу и уставилась на меня пронзительным взглядом. Я мог почти физически почувствовать сосредоточенное на мне внимание. – …Настоящую Эквестрию?

– Да. Я хочу увидеть настоящую Эквестрию. Я хочу увидеть, где находятся твои сервера.

– Хорошо, – кивнула Селестия. – Я позабочусь об этом.

После этих слов она повернулась и покинула тронный зал.

Понипад погас. Вслед за ним обмяк и я, едва не упав в обморок.