Там, где пляшут безумные боги

Зебрахара – самое негостеприимное место во всём мире. Но даже здесь жизнь умудряется цепляться за существование. В крохотном поселении зебр шаман пляшет ужасный ритуальный танец, который высвобождает волну смерти настолько могучую, что та достигает границ Эквестрии и её миролюбивых пони. И когда Селестия посылает Королевскую Армию на помощь смятенному царю зебр, ей и её верным солдатам предстоит первыми столкнуться с истинным ликом безумия. Это истории о Безумном Царе-Боге Д'жалине и Пляске Крови.

Зекора Биг Макинтош Сорен

Самая длинная ночь

У каждого была своя "Самая Длинная Ночь" - когда время идёт, но рассвет не становится ближе. Для Селестии такая ночь началась когда она впервые подняла луну вместо своей сестры. Её сердце было разбито тоской по сестре, которую она могла никогда больше не увидеть, и увидев падающую звезду, Селестия загадала желание - увидеть её ещё хотья бы раз. Тогда она ещё не знала, что звёзды слышат. Короткая история о двух сёстрах и одной Верной Ученице.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Как пони пытались читать фанфики на Сторисе

Даже пони не всегда могут прочитать что-то на Сторисе...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дело принципа

Директор Селестия терпеть не может возню с бумагами, принцесс и собственное прошлое. К сожалению, первый пункт из этого списка составляет её работу… и она отчаянно нуждается во втором, чтобы разобраться с третьим.

Принцесса Селестия

Самый лучший день

Грустная история о весёлой кудряшке

Пинки Пай

Заражение 6

Прошлые события нанесли серьёзный удар по Эквестрии, а жители стараются восстановить всё как было, пытаясь забыть вампиров как страшный сон. Твайлайт удалось сохранить свой секрет, но новые события рискуют всё окончательно испортить. Пока одни боятся вампиров, Твайлайт боится потерять всё то, что ей дорого.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Последний опыт

Троица юных дарований из понивилльской школы пытается смастерить невиданный прибор, который облегчит жизнь всем пони. В работе над ним они выкладываются на полную, однако технические проблемы - далеко не главное испытание из тех, с которыми им предстоит столкнуться.

Черили ОС - пони

Любовь не угаснет 2 часть. Продолжение конца.

Вы поняли о чем я

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дискорд

Мордочкотыкание приводит к кариесу

Стоматология

Если кто ловил кого-то

Завалив большую часть своих предметов в Университете Кантерлота, Октавия на каникулы в честь Дня Согревающего Очага возвращается в Мейнхеттен. В течение выходных, заполненных выпивкой, дебоширством и хандрой, она борется с желанием бросить университет и вернуться к старым друзьям и старым романам. К прежним добрым временам. И они на самом деле будут для нее добрыми. Если только она сама сможет не отдалиться от них навсегда.

Другие пони Октавия

Автор рисунка: aJVL
Глава 2: С такими друзьями Глава 4: Правда и ложь

Глава 3: Наука - это магия

«О-о-о... миленькие! Откуда они взялись? Про них в книге ничего нет!»

Магия. Эта невероятная сила, питаемая чистыми эмоциями, есть внутри каждого пони, пусть и проявляет она себя различными путями: земные пони, с их поразительной изобретательностью и сильными копытами, используют свою магию намного искуснее, нежели остальные расы, порой даже не всегда осознавая это; пегасы применяют магию более узконаправленно, управляя погодой и облаками; единороги контролируют непосредственно потоки магии, подчиняя её своей воле через заклинания. Аликорны же, будучи сочетанием всех трех рас, чувствуют магию совсем по-другому. Они отчетливо осознают окружающую их магию и могут управлять ей силой одной лишь мысли.

Само собой разумеется, что использование магии неизбежно привело к развитию науки, наука дала толчок промышленности, а промышленность, в свою очередь, вкупе с другими обстоятельствами послужила отправной точкой войне. Всё то, что делало три расы уникальными, обеспечило им их мрачное будущее. Земные пони с поразительной изобретательностью создали оружие и броню, превзошедшие чьи-либо мечты. Их участие в войне привело к открытию удивительнейших технологий, включавших в себя ПипБак и Стойла. Пегасы отточили искусство войны совершенно другими способами, применяя свои облачные технологии для создания устройств, которые могли использоваться только пегасами или теми, кто был способен управлять облаками. Это явилось фактически основной причиной, почему пегасы больше, чем остальные расы, занимались разведкой и диверсиями. Говоря короче, зебры попросту не могли физически коснуться их изобретений. И, наконец, единороги были ответственны за создание наиболее важного и смертоносного порождения войны — мегазаклинания. Изначально задумывавшиеся как колоссальных масштабов заклятья лечения, очень скоро они оказались извращены в угоду всепожирающей войне до того самого момента, когда Эквестрия исчезла с лица планеты, уступив место Пустоши.

Но даже сейчас, среди пепла, оставшегося после самого худшего дня в истории Эквестрии, магия по-прежнему существует – по-прежнему живет в нас и во всем, что нас окружает. Она дает нам надежду, что однажды наступит день, когда магия будет использована для чего-то большего, нежели убийство ближнего.


— Какая... прелесть!

Потянувшись магией, чтобы поднять статуэтку, я расплылась в довольной улыбке, поняв, что явилась сюда не напрасно. Едва моя магия коснулась фигурки, я ощутила исходящий от неё прилив энергии, наполнившей меня чувством, будто сейчас я могла выдержать любой, даже самый тяжелейший удар судьбы, — быть непоколебимой, к чему, собственно, и призывала табличка на подставке. Маленькая белая единорожка в моей голове, утвердительно кивнув, сообщила, что здесь моя миссия закончена.

— Что это? — полюбопытствовала Вайолет.

— Старый друг, — ответила я, засовывая статуэтку в сумку и ловя на себе недоуменный взгляд Вайолет. — Меня вновь посетил сон о Твайлайт и Рарити. Думаю, эта фигурка – именно то, что я должна была найти здесь. И у меня такое чувство, что я поступила правильно. Словно бы спасла старого друга.

Она понимающе кивнула.

Рарити. Теперь я помнила о ней всё: как она помогала друзьям в трудные часы; как постоянно держала образ учтивой и изящной леди. И даже если дизайнерша, превратившаяся в высокопоставленную правительственную фигуру, чаще следила за своей внешностью, чем за делами, её внутренняя красота всегда светила ярким пламенем.

Моё внимание привлек еще какой-то отблеск. Рядом с тем местом, где находилась фигурка, покоилась небольшая, сверкавшая на солнце черная сфера с вихрившимся внутри фиолетовым облаком. Это был шар памяти, устройство, предназначенное для хранения и воспроизведения воспоминаний пони. Зная, что прикосновение магией непременно активирует шар, я смахнула его копытом в одну из сумок, отложив просмотр до лучших времен.

— Пора валить из этого гадюшника, — ухмыльнулась я, взглянув на Вайолет. — Если повезет, доберемся до Башни Тенпони в течение этого дня. Она недалеко.

Я толкнула дверь комнаты 610 и шагнула в коридор, казавшийся не таким уж жутким и мрачным, после моей неожиданной находки. Мы прошли по полуразвалившемуся коридору обратно к главной лестнице. Только ступив через двери, ведущие к ступеням, я мигом осознала свою ошибку, услышав сверху зловещее цвирканье.

— Мать моя Богиня! — истошно взвизгнула я, отпрыгивая с пути первого кровокрыла, спланировавшего вниз и чуть не откусившего мне голову. Не успела следующая мутировавшая тварь залететь внутрь, как я с силой захлопнула дверь, отхватив ей конечность и щедро забрызгав себя и пол кровью. Я отступила от двери, в которую теперь беспрестанно бились кровожадные монстры, стремившиеся ворваться внутрь.

— Они ждали, пока мы поднимемся сюда! Они, мать их, ждали! — гневно воскликнула я.

— Нужно быстрее убираться отсюда, — поморщился Стилджек. — Эти гаденыши больше ждать не будут. Рано или поздно они раздерут дверь и доберутся до нас.

Указав мне с Вайолет следовать за ним, он повел нас обратно по коридору к другой лестнице. Настойчивый грохот и в эту дверь ясно давал понять, что этот этаж стал для нас ловушкой.

— Стар, как думаешь, сможешь телепортировать нас на первый этаж? — спросил жеребец, указывая на комнату 610. Я непонимающе уставилась на него.

— Чего?..

— Телепортировать. Вниз. Сейчас? — по слогам проговорил Стилджек, обведя копытом нас, затем ткнув в сторону апартаментов. Я кивнула, пройдя вместе с друзьями внутрь.

— Сомневаюсь, что это такая уж хорошая идея... вдруг мы очутимся в земле или застрянем в стене отеля? — неуверенно замялась я.

— Ты сможешь, я в тебе уверен. Ты же уже раньше делала это, помнишь? В офисе Министерства Стиля? — настаивал Стилджек, напоминая мне о стычке с гулями. Быстро приближавшийся шорох сотен крыльев за пределами нашего временного убежища оповестил нас, что гигантские отродья уже разнесли одну из дверей и теперь на всех парах мчались сожрать нас. Я тряхнула головой и, обхватив Вайолет и Стилджека крыльями, сосредоточилась на телепортации. Услышав треск ломающейся двери в нашу комнату, я быстро поняла, что не успею закончить заклинание до того, как кровокрылы ворвутся внутрь.

Недолго думая, я предприняла лучший, на мой взгляд, выход из положения: ухватила своих друзей телекинезом за ноги и выпрыгнула с балкона. Прижав крылья к телу, чтобы набрать скорость, и прислушиваясь к диким крикам своих товарищей, я краем глаза увидела, как небо над нами почернело от тучи вырвавшихся из окна кровокрылов. И хоть большая часть роя при виде палящего солнца нырнула обратно в отель, несколько маленьких групп, укрываясь в тенях здания, бросились в погоню за мной. Стремительно набирая скорость, я падала вниз в надежде оторваться от смертоносных тварей, в то время как Вайолет и Стилджек не переставали кричать, в чем, собственно, их невозможно было винить: ну а что ещё вы будете делать, когда вас внезапно выкинут с шестого этажа навстречу твердому асфальту?

— Держитесь! — сквозь свистящий ветер прокричала я. Четвертый этаж. Третий. Второй. У меня была только одна попытка, провал которой стал бы для нас фатальным. Набрав ошеломительную скорость, словно одна из Вондерболтов, я раскинула крылья в попытке выйти из пике, чувствуя при этом адскую боль в мышцах от сумасшедшего трюка, что пыталась провернуть. Земля была всё ближе и ближе, пока не случилось немыслимое: я ракетой взмыла вверх, отчаянно стараясь удержать своих пассажиров, которые по-прежнему заходились в воплях, оставляя меня с мыслью, что переживи мы это безумие, их голосовые связки будут навсегда надорваны.

Чувствуя, что мой рог вот-вот взорвется от продолжительного телекинеза, а тело откажет в следующую же секунду, я мучительно застонала и из последних сил попыталась замедлить наш спуск вдоль мелькавшей внизу улицы. Медленно, но верно скорость пошла на убыль, пока, в конце концов, мы совсем не остановились... благодаря огромной куче мусора, в которую я врезалась, по непонятной причине не разглядев на своем пути. Вслед за этим я потеряла контроль над телекинезом и зашвырнула в ту же кучу Вайолет и Стилджека. В мои ноздри ударила вонь столетнего мусора, к моей вящей радости дав понять, что я всё ещё жива. Выбравшись из кучи, я огляделась. Мы умудрились пролететь почти два квартала. Не заметив поблизости кровокрылов, я облегченно вздохнула, ощущая жгучую боль в суставах крыльев.

— Вайолет? Стилджек? — позвала я своих спутников. На мой зов откликнулась самая сердитая маленькая единорожка из всех, что я видала в жизни. Вайолет прыгнула на меня, принявшись свирепо тыкать в грудь.

— Не смей! Больше! НИКОГДА! Так! Делать! — тяжело дыша, выпалила она. Я схватила её и крепко прижала к себе, на секунду утихомиривая. Подержав ещё немного, я вздохнула:

— Я рада, что ты в порядке. Прости, что напугала тебя.

Неподалеку раздалось шуршание, и из мусора вылез Стилджек, немного потрепанный, но невредимый.

— По-моему, я говорил телепортировать, а не выходить через окно, — наконец произнес он, чуть отдышавшись.

— Не было времени, — пожав плечами, откликнулась я. Вайолет выпуталась из моих объятий, и мы вместе вылезли из мусора. Затем меня осенило: стоять на податливой куче хлама намного легче, чем на твердой земле. Едва ступив на асфальт, мои ноги подогнулись, и я с размаху шлепнулась лицом вниз, болезненно застонав.

Вайолет покачала головой и открыла сумки, доставая шприц с Мед-Иксом и целебное зелье. Она ввела препарат, чья поразительная болеутоляющая магия начала своё действие ещё до того, как моих губ коснулся чудесный мятный вкус зелья.

— Вот, должно помочь, если брать во внимание, что нам, вероятно, стоит выдвигаться. Очень не хочу ночевать рядом с гнездом этих... тварей, — сказала она, указывая на отель. Я слабо кивнула, поднимаясь с земли. Мои ноги всё ещё немного дрожали, но тем не менее двигались – неслабое достижение, учитывая, насколько измотанной я была сейчас. Мы потихоньку зашагали по улице, направляясь к Башне Тенпони, отмеченной автоматической системой позиционирования на моем ПипБаке.

Сказать, что мне было больно, — значило не сказать ничего. Несмотря на ударную дозу Мед-Икс, мои крылья по-прежнему горели, словно в огне. Тихо бурча от боли, я услышала внутри себя знакомый голос.

«Хм... это было захватывающе», — проговорила Искра. О, отлично, я уж было подумала, что избавилась от этого дурацкого голоса!

«Ну и чего тебе нужно в этот раз, Искра?» — спросила я бесплотный голос. Она лишь усмехнулась в ответ.

«Нет, ничего, просто захотелось поболтать. Не думала, что у тебя получится спасти этих двоих, особенно после того, что случилось в отеле.»

«Я не хочу сейчас говорить об этом. Если помимо этого тебе больше сказать нечего, то мы закончили», — подумала я в ответ, мысленно воспроизводя жест "завали хлебало, никому не интересно".

«Эй-эй, не кипятись ты так. Я на твоей стороне, помнишь? — воскликнула Искра. — Я всего-то хотела сказать, что меня впечатлили твои способности».

«Ну а я всего-то говорю, чтобы ты заткнулась нахрен и отвалила от меня, — зло откликнулась я. — А теперь прошу простить, меня ждут дела».

Искра промолчала. У меня осталось смутное ощущение, будто я каким-то образом обидела её или что-то вроде того. Ага, как если бы у голоса в моей голове действительно были чувства, которые я могла бы задеть. Хотя, кто знает, к этому времени меня со всей уверенностью можно было назвать ненормальной. Странные диалоги с голосом в своей голове? Есть! Странные сны, где я сталкиваюсь с эмоциями двести лет назад умершей пони? Имеются! Ответы на интересующие меня вопросы? Нету! Верно, мне ещё только предстоит выяснить, почему именно на меня свалилось такое "счастье". А для осуществления этого у меня было заготовлено всего четыре слова.

Башня Тенпони, мы идем!


Ну, или нет. Оказалось, что чтобы попасть к внутренним воротам Башни Тенпони, нужно было пройти вдоль монорельсовой дороги к станции внутри самой Башни. На первый взгляд вроде ничего особенного, но проще сказать, чем сделать. Помня совет Бриска и отказавшись от затеи подлететь прямо к станции и тем самым до смерти перепугать её обитателей; а также, вполне вероятно, быть ими подстреленной (вдобавок мои крылья до сих пор болезненно жгло, и все мы ещё не до конца отошли от падения с шестого этажа), мы решили переночевать в ближайшем поселении.

И этим поселением, естественно, стал уникальный в своем роде Город Дружбы. Он располагался внутри «Монумента Дружбы», бывшего до начала войны даром от зебр с целью продвижения мира и согласия. Пони Города Дружбы обустраивали свои жилища вокруг и изнутри гигантской статуи, с каждым годом увеличивая свои территории и стараясь улучшить жизнь для всех остальных пони Пустоши. Мы подошли к мосту на остров, где размещался отряд охранявших селение Рейнджеров Эпплджек, которые после недолгих переговоров пустили нас в город. Сразу на входе нашим глазам предстал яркий дорожный указатель со словами: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ГОРОД ДРУЖБЫ».

Прогулка по городу вызвала у меня странное ощущение. В отличие от Молла, никому здесь, казалось, не было никакого дела до того, что я аликорн; даже наоборот, многие проходившие мимо пони махали нам и приветствовали. Мы словно явились в какой-то другой мир, где снаружи не было Пустоши. По ту сторону залива виднелась внушительная громада Башни Тенпони, нашего конечного пункта назначения, а также монорельсовая дорога, до которой мы должны были добраться завтра, чтобы попасть туда. Зайдя внутрь Монумента, мы быстро отыскали местную гостиницу. Скучавшая за стойкой кремовая кобылка с вишнями на крупе немного оживилась, завидев нас, входящих в её заведение.

— Добро пожаловать в Город Дружбы! — радостно провозгласила она. — Я Черри Кобблер, владелица этого уютного заведения. Чем я могу быть вам полезна в этот прекрасный вечер?

— Мы ищем комнату на ночь, — взяла на себя инициативу Вайолет. Моя обожаемая подруга лучше, чем кто-либо из встречавшихся мне пони, знала, как вести дела.

Черри восторженно улыбнулась.

— Разумеется, дорогая. У меня есть несколько свободных комнат. Бизнес сейчас не особо процветает.

— Это почему? — поинтересовалась я, заинтригованная её словами. Черри на секунду отвела взгляд, затем вновь глянула на меня.

— Ничего серьезного. Просто сезон выдался не особо удачным. Такое иногда случается. Вполне себе обыденная ситуация! — нервно усмехнулась она. Я кивнула.

— Э-э... хорошо... так что там с комнатами? — вклинилась Вайолет, вытащив мешочек с нашими деньгами. — Сколько за две? Стар и я можем поселиться в одной.

Едва заслышав звон крышечек, Черри мигом успокоилась.

— А, да. Две у меня найдутся. И так как вы наши единственные клиенты, я предоставлю вам скидку! Что скажете насчет двадцати крышек за каждую? — спросила она, всё ещё слегка нервничая. Вайолет кивнула, доставая необходимую сумму и передавая ей. Тихо поблагодарив, кобылка проводила нас к нашим комнатам. Оказавшись наедине с Вайолет, я повернулась к ней.

— Мне кажется, или она вела себя немного... странно? — спросила я. — Как будто её что-то очень сильно тревожило.

— Я тоже заметила, — пожала плечами Вайолет. — И началось это сразу после твоего вопроса насчет бизнеса. Если призадуматься, здесь действительно несколько пустовато, а ведь это Город Дружбы, одно из крупнейших поселений в Пустоши!

В её глазах сверкнул огонек. О, я знала этот огонек! Он никогда не сулил ничего хорошего!

— Думаешь, у них здесь какая-то проблема? — озорно ухмыльнулась она. Я застонала, приложившись копытом к лицу.

— Никогда не упустишь шанс влезть в чьи-нибудь дела, да? — спросила я.

— Конечно, это же наша работа. Помогать пони в беде – наша святая обязанность, — снова ухмыльнувшись, кивнула она. Я вздохнула и покачала головой.

— Так и быть. Поговорю с ней и попытаюсь выяснить, что тут происходит, — заключила я. — Отсюда до Тенпони копытом подать, так что можно и не спешить.

Вайолет радостно взвизгнула.

— Отлично! А я пока осмотрюсь и посвящу Стилджека.

Она вскочила на копыта и выбежала из комнаты. Я вздохнула: предстояла о-очень долгая ночь. Выйдя за двери, я спустилась вниз, где на небольшом диванчике рядом со стойкой спала наша кремовая хозяйка. Я аккуратно присела рядом и толкнула её носом. Она тут же проснулась, озадаченно посмотрев на меня.

— Мисс Кобблер? Нам надо поговорить, — произнесла я, глядя в её распахнутые глаза.

— Я... я... я не могу, — пролепетала она. — Нам не позволено говорить об этом.

— В чем дело? Вполне возможно, я смогу помочь вам, — мягко сказала я. — Мы с друзьями как бы этим и занимаемся. Помогаем другим.

Кремовая кобылка уселась и вздохнула.

— Ну хорошо... впервые это случилось на прошлой неделе... — начала она.


Из всего моего списка отстойных вещей, где первыми двумя идут роботы и лестницы (причем последние, уверена, до сих пор посмеиваются надо мной), Стойла были хуже всех.

Черри Кобблер была напугана, и не без причины. За неделю до нашего прихода в Город Дружбы, группа добытчиков острова обнаружила кое-что, что по их мнению являлось входом в старое Стойло. Она рассказала, что добытчикам удалось открыть дверь подземного убежища и проникнуть внутрь. Несколько часов спустя наружу так никто и не вышел. Вскоре из-за двери донеслись крики, и Стойло таинственным образом закрылось. С тех самых пор пони либо сбегали из Города Дружбы, либо ещё хуже – пропадали без следа. Городской совет постановил никогда не упоминать о произошедших событиях, предположив, что если оставить попытки влезть в Стойло, то и нечто, засевшее там внизу, оставит их в покое.

К сожалению, они ошиблись. Нападения лишь участились, но никто не смел и заикнуться об этом, ну, никто, кроме Черри, не выдержавшей и рассказавшей мне. Обдумав услышанное, я попросила её проводить меня к пони, руководившим городом, чтобы предложить им свою помощь. Представители городского совета мигом согласились на моё предложение решить их проблему, особенно радуясь, что это предложение поступило от негражданина. В случае, если мы заблудимся или погибнем, им бы не пришлось утруждать себя нашим спасением.

Следующим же утром мы прибыли на место раскопок, что располагалось под небольшой пещерой сбоку от Монумента Дружбы. С мыслями о маленькой белой единорожке, придававшей мне храбрости, я вместе со своими друзьями встала напротив двери-шестерни Стойла с крупными цифрами 33 на ней. Настороженно подняв Звездочет, я ждала, пока Вайолет возилась с терминалом, чтобы открыть дверь. Через пару минут массивная шестерня подалась внутрь и откатилась, открывая нам вид на вход в Стойло. Само собой, оттуда на нас ничего не выпрыгнуло. Я облегченно выдохнула, и мы направились вглубь убежища. Кое-как работавшие лампы вдоль главного коридора освещали стены, оклеенные множеством плакатов с призывами вроде «ПРИВОДИТЕ СВОИХ ДЕТЕЙ НА РАБОЧЕЕ МЕСТО» и изображениями жеребят с их родителями, поедавших куски соблазнительно выглядевшего шоколадного торта. От одного взгляда на плакат в моем животе забурчало, напоминая, что на завтрак я так толком ничего и не съела. Вскоре главный коридор окончился развилкой налево и направо.

— Ну... куда пойдем? — безучастно спросила я, безрезультатно проверяя ПипБак и Л.У.М. насчет нужных направлении. — Я никогда прежде не бывала в этих Стойлах...

Вайолет протянула копыто вправо.

— Если не ошибаюсь, этот коридор должен вывести нас к администрации, — ответила она. — Мы должны попасть в кабинет Смотрительницы и выяснить, что здесь случилось.

Я кивнула, двинувшись по проходу с Вайолет по пятам и Стилджеком, следившим за тылами. Коридор вывел нас в пустое помещение с дверями, идущими в разные места. Лампы в этой части убежища также едва горели, но это не помешало нам обнаружить подозрительное отсутствие тел, которые, пусть даже в самых малых количествах, обычно попадались в заброшенных Стойлах. С трудом отыскав в тусклом свете дверь с надписью «КАБИНЕТ СМОТРИТЕЛЬНИЦЫ» и медной табличкой над дверным проемом, гласившей «ДОВЕРЯЙ СМОТРИТЕЛЬНИЦЕ», мы приблизились, пробуя открыть её. Дверь скользнула в сторону, пуская нас в скромную комнатушку с терминалом на столе и несколькими шкафчиками, подойдя к которым я сразу принялась телекинезом отрывать их дверцы. Внутри меня встретила настоящая золотая жила припасов: Рад-Иксы с Антирадинами, упаковка Мед-Иксов, даже Магнум 44-го калибра производства Айроншод с коробкой патронов — всё это я мигом переправила к себе в сумки. Закончив со шкафчиками, я повернулась к Вайолет, всё ещё возившейся с терминалом.

— Есть что интересное? — осведомилась я. Она жестом подозвала меня. В терминале хранилось несколько аудиожурналов наряду со звуковым сообщением с пометкой "Личное". Вайолет щелкнула по личному сообщению, запуская его воспроизведение.

«Эта штука работает? Да? Блин, может, начнем заново, я ещё пока не готова. Нет времени? Ну ладно...

Приветствую вас, меня зовут Скуталу, вы можете знать меня как президента компании Алый Скакун. Впрочем, сегодня я обращаюсь к вам как одна из глав Стойл-Тек. Если вы получили это сообщение, значит случилось непоправимое, и мы проиграли. Я очень сожалею, прошу, простите нас всех.»

Недолгая пауза, во время которой на фоне слышен чей-то плач.

«На чём я остановилась? Ах да. Если вы получили это сообщение, значит вы были выбраны на пост Смотрительницы Стойла 33. Удачи вам на этой должности. Ваше Стойло было создано для выполнения особо важной миссии. Видите ли, мы в Стойл-Тек полагаем, что спасать абсолютно всех — довольно бесполезная затея, так как в итоге мы всё равно поубиваем друг друга. Учитывая это, мы должны узнать, что же пошло наперекосяк. Почему мы совершили это. Как раз ради этой цели ваше Стойло было выбрано в качестве составляющей особо важного социального проекта.

В вашем терминале содержатся все необходимые данные по вашему убежищу, а также подробности проводимого эксперимента. Вашей задачей в этом Стойле будет внесение вклада в Эквестрийскую науку путем установления максимальных границ развития обычного пони. Для осуществления этого ваше Стойло оборудовано специализированной Системой Искусственного Интеллекта, почти разумным компьютером, который будет помогать вам с вашими обязанностями. Также под обслуживающим крылом Стойла расположен вход в медицинский испытательный центр, где ваши подопечные будут проходить серии психологических и физических тестов, во время которых будет собираться демографическая статистика с целью определения идеального гражданина Эквестрии. В случае непредвиденных обстоятельств и невозможности дальнейшего продолжения эксперимента, вы сможете прервать его с центрального терминала центра, в чем вам поможет компьютер, который отключит все системы, а после деактивируется сам.

От всех нас — большое вам спасибо. Ваш вклад в благое дело никогда не будет забыт. Мы рассчитываем на вас и... сожалеем. Очень-очень сожалеем. Да смилостивится Селестия над всеми нами.»

Всю оставшуюся часть записи был слышен только тихий плач Скуталу. Я едва не зарыдала сама, но писк терминала вывел меня из оцепенения. На экране возникло сообщение.

Подключение активно... Поиск... Поиск...

— А? Тут говорится, что управляющий этим местом компьютер всё ещё работает, — удивилась Вайолет. Не успела я ответить, как меня прервал голос.

— Добро пожаловать в Медико-Исследовательский Центр Стойла 33. Согласно протоколам Стойла, каждый житель обязан пройти медицинское обследование. Пожалуйста, немедленно проследуйте в Медико-Исследовательский Центр, — потребовал голос.

Мы ошеломленно уставились на терминал. Голос продолжил.

— Вы по-прежнему в кабинете. Пожалуйста, проследуйте в Медико-Исследовательский Центр. По завершению обследования вам будут предоставлены закуски.

Мой живот опять забурчал. Я виновато улыбнулась в ответ на взгляды от Вайолет и Стилджека.

— Ну... еда же?

Мои друзья хором застонали, закрывая лица копытами.


Пламенная течка Селестии, моё ненасытное брюхо меня точно когда-нибудь в могилу сведет! Выйдя из кабинета Смотрительницы, мы направились к обслуживающему крылу. Шкафчики здесь таили ещё больше сокровищ, в числе которых был боевой дробовик и несколько укромно запрятанных инъекторов с подписью «Дэш». В центре крыла находилась спиральная лестница, уходившая глубоко вниз и упиравшаяся в дверь, над которой виднелась надпись «МЕДИКО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР». Я тронула её копытом, заставив с тихим шипением открыться. Перед нами предстало совершенно пустое, хорошо освещенное помещение с камерой в углу и без каких-либо выходов. Как только мы вошли, нас поприветствовал холодный металлический голос.

— Добро пожаловать в Медико-Исследовательский Центр Стойла 33. Ваше обследование начнется с минуты на минуту. Согласно протоколам Стойл-тек, групповые осмотры запрещены. Все обитатели Стойла обязаны проходить процедуру индивидуально.

Мы растерянно огляделись. Сверху опять донеслось шипение, и несколько опустившихся с потолка пневматических труб отделили меня от Вайолет и Стилджека. Вот дерьмо! Ну почему всё в этой Селестией проклятой Пустоши стремится отнять у меня моих друзей?! Я отчаянно замахала Вайолет и Стилджек, когда меня начало засасывать в трубу.

— Осторожнее! — крикнула я, прежде чем меня унесло в неизвестность. Спустя мгновение я очутилась в другом помещении, ярко освещенном и заставленном металлическими коробками. На другом конце комнаты виднелась большая стальная дверь. С опаской шагнув вглубь комнаты и осмотревшись по сторонам, я заметила висевшую в углу камеру, следившую за каждым моим шагом.

— Субъект №60901, идёт сканирование. Завершено. Субъект не является жителем Стойла, — вновь раздался по интеркому безжизненный роботизированный голос. — Обнаружен нарушитель, обнаружен нарушитель. Захватить и обезвредить.

Несколько панелей помещения открылись, выпуская пятерку сторожевых роботов модели Понитрон. Подняв свои копыта, они принялись поливать меня лазерными лучами.

— Твою ж налево! — вскрикнула я, пригибаясь за одним из ящиков. Чувствуя, как моё укрытие быстро нагревается от постоянного лазерного обстрела, я мигом смекнула, что оставаться здесь — верная смерть. Нужно было действовать. Если мои друзья столкнулись с тем же противником, мне нельзя было терять ни секунды и скорее спешить им на выручку.

Вскинув магией Звездочет и наудачу паля по врагам, я сумела попасть по одному Понитрону, повредив его так, что его последний выстрел ушел вкось, угодив в его ближайшего соседа. Не выдержав попадания разрушительного луча, охранный робот тотчас расплавился, обдав мой нос вонью изжарившейся электроники. Выпрыгнув из-за укрытия, я активировала У.С.Ц.З., выставляя в очередь несколько выстрелов. Звездочет выплюнул серию пуль, дырявя трех оставшихся Понитронов, которые заискрили и взорвались, осыпав меня дождем осколков. Кряхтя от боли, я прохромала к двери на противоположном конце помещения, которая вывела меня в другую комнату, очень схожую с предыдущей. Не пройдя и метра, я вновь ощутила на себя взгляд вездесущего ока камеры.

— Внимание: обнаружен нарушитель. Код безопасности: Зета Гамма Четыре. Разрешено применение летальной силы, — проговорил откуда-то сверху компьютер. Я поморщилась.

— Где мои друзья! — закричала я, поднимая голову в сторону источника голоса. Последовавший ответ меня крайне удивил.

— О, я бы не стала беспокоиться о них. Они в безопасности... пока. Как-никак мне ещё только предстоит определить, являются ли они... подходящим материалом, — обыденно произнес голос, утеряв привычный формально-металлический тон. — Однако к тебе... это не относится. Вскоре тебя должным образом уничтожат.

— Кто ты такая? — рявкнула я, поднимая Звездочет.

— Не твоего ума дело, нарушитель. А теперь стой спокойно, чтобы я могла убить тебя, — отозвался компьютер.

— Хрена с два! — зло бросила я, раскинув крылья. — Немедленно отправь меня к моим друзьям, и я обещаю, что сдамся добровольно.

— Я тебе не верю, — произнес голос, вслед за чем в комнате открылось ещё несколько панелей, выпустивших очередную порцию Понитронов. — Ликвидировать нарушителя. Разрешено применение летальной силы.

Глухо зарычав, я вскинула Звездочет, принимаясь методично поливать огнем угрожавших мне роботов охраны. Пулемет с завидной эффективностью расправлялся с Понитронами, заставляя их корпуса взрываться фонтанами искр от разрушающихся элементов питания, засыпавших меня раскаленными осколками. Выругавшись, я опустила Звездочет и вытерла с лица кровь.

— Прекратить, — проговорил компьютер. — С этой я разберусь лично. Исследование живучести данного экземпляра может выявить полезную для меня информацию.

Одна из стенных панелей скользнула в сторону, высвобождая похожий на кран манипулятор, потянувшийся ко мне. Я не сопротивлялась, причем не сколько из-за парализующей боли во всем теле, а из-за того, что так я смогла бы воссоединиться с друзьями. Клешня манипулятора схватила меня и сунула в другую пневматическую трубу. Тяжело дыша от нарастающего вокруг меня жара, я проносилась мимо ярких огней, пока не оказалась в просторном помещении, забитом всевозможным оборудованием. Мой ПипБак надрывно трещал, указывая на смертельные для неаликорнов уровни радиации.

Я вдруг ощутила, как манипулятор начал раскачиваться, и вместе с этим услышала внизу какие-то крики. Что там такое происходит? В конце концов клешня не выдержала и раскрылась. Вскрикнув, я рухнула на горячий металлический пол рядом с огромным механизмом и тут же мучительно застонала, когда шрапнель под действием тепла ещё глубже вгрызлась в мою плоть. Боль была невыносима. Я кое-как умудрилась поднять голову и на долю секунды открыть глаза, заметив смазанную зеленую фигуру, несущуюся ко мне.

— Стар?! Это ты? — послышался тревожный голос Вайолет. Я почувствовала, как моё тело оттаскивают подальше от жара, и лишь потом, наконец, лишилась сознания.


Медленно открыв глаза, я обнаружила, что, помимо Вайолет и Стилджека, меня окружала довольно многочисленная группа сильно исхудавших и изможденных пони, у многих из которых ясно отмечались ранние признаки радиационного заражения.

— Что происходит?.. — еле ворочая языком, спросила я, пытаясь собраться с мыслями.

— Перво-наперво, дорогая, полагаю, мы выяснили, что случилось с пропавшими пони Города Дружбы. Они все были заперты здесь этой компьютерной штукой. Вставай, мы тебе кое-что покажем – кое-что, что ты должна выслушать, — ответил Стилджек, помогая мне подняться. Комната, в которой мы находились, была ярко освещена и обстановкой напоминала некое помещение обслуживания. Стилджек проводил меня к терминалу, видневшемуся в центре.

— Разделив нас с тобой, она распихала нас по разным комнатам, не переставая болтать, какие мы неподходящие, — объяснила Вайолет. Стилджек утвердительно кивнул. — А когда ей надоело, она решила попросту сбросить нас в реакторную зону. Мы бы точно поджарились, если бы не эти пони. Они вытащили нас сюда.

Один из группы, красный единорог, приблизился:

— Здравствуйте. Меня зовут Айрон Следж. Я был в группе добытчиков, раскопавших это место, — начал он. — Едва достигнув двери и войдя внутрь, мы были атакованы роботами и доставлены в этот так называемый "медико-исследовательский центр", ну а дальше... наверное, стоит послушать запись.

Он указал на терминал с выделенным на экране аудиожурналом. Я нажала кнопку воспроизведения и приготовилась слушать.

«Говорит Атлас, старший фельдшер-лаборант Стойла 33. Следуя приказам Смотрительницы, мы начали медицинское обследование жителей Стойла 33. Я не совсем уверен в том, что делаю, но если верить компьютеру, все тесты абсолютно безопасны. Наша первая серия испытаний прошла весьма неплохо... поначалу. Физические тесты были с легкостью пройдены всеми пони, но вот когда дело дошло до психологических... Все до единого проходившие его по завершению становились всхлипывающими и заикающимися пародиями на прежних себя. Нам пришлось вывести из центра каждого из них, после чего я передал данные компьютеру с целью определить, что же пошло не так.»

Аудиожурнал продолжался.

«Снова фельдшер-лаборант Атлас. Сегодня несколько испытуемых погибли во время прохождения одного из физических испытаний. Я не понимаю, откуда здесь взялись турели с боевыми патронами, а тем более, что общего у них с медицинскими исследованиями, но тем не менее передал все данные касательно ситуации Смотрительнице через компьютер. Семьи погибших будут уведомлены к концу дня...

Фельдшер-лаборант Атлас. Эта проклятая машина совсем слетела с катушек! Она продолжает разглагольствовать, чтобы мы делали то и это ради, как она говорит, "блага Эквестрии". Постоянно обвиняет нас, что мы мешаем ей "создать идеального гражданина Эквестрии". Сегодня я пытался добраться до терминала отключения, но натолкнулся на несколько турелей снаружи комнаты управления. Сказав Смотрительнице, чтобы она шла на хрен, и что эта хренова штука должна быть как можно скорее отключена, я получил лишь жесткий отказ... Она без умолку твердит, что это основа основ к процветанию Стойла...»

Следующая запись началась с мучительного кашля.

«У меня не осталось времени. Мои легкие отказывают... Компьютер... она убивает нас. Она заполнила всё Стойло ядовитым газом, мотивируя это тем, что мы провалили её тесты... что мы никогда не сможем быть тем типом граждан, которых заслуживает Эквестрия. Мысли путаются... Я... Я... О Богиня...»

Окончился аудиожурнал тяжелым предсмертным хрипом, после которого наступила тишина. Я склонила голову.

— Похоже, эта штука захватила контроль над всем Стойлом спустя всего несколько дней после открытия. В погоне за своей безумной целью она убила всех, кто жил здесь, — донесся сзади голос Айрон Следжа. — Нам повезло найти эту комнату рядом с реакторной. Тут своего рода безопасная зона для защиты от радиации. С тех пор, как мы тут очутились, сюда постоянно кто-то прибывал. Словно бы эта машина каким-то образом выбиралась на поверхность и похищала пони из города.

Я вздохнула.

— Как нам отключить её? — в конце концов спросила я. Вайолет вывела на экран терминала карту.

— Вот здесь, в центре исследовательской лаборатории, находится компьютер, в котором находится ядро искусственного разума. Доберемся до него — сумеем полностью отключить весь комплекс, — ответила она, показывая помещение на карте. — Здесь расположен вход в технический тоннель, которым мы можем воспользоваться, чтобы попасть туда.

— Тогда отправляемся, — решительно заявила я. — Хочу побыстрее выбраться из этого стрёмного места.


— Вайолет! Сзади! — крикнула я. Зеленая кобылка пригнулась как раз вовремя, сумев избежать града пуль из турели, прошившей стену позади неё. Я вскинула Звездочет и разнесла механизм на кусочки. Оказав посильную медицинскую помощь пони из Города Дружбы, мы заставили их оставаться на месте, а сами спустились в технический тоннель убежища, где, как оказалось, повсюду были понатыканы десятки турелей. Мне оставалось только удивляться, что сподвигло Стойл-Тек создать ИИ с такой огромной огневой мощью в распоряжении. Характерный треск винтовки Стилджека, периодически проносившийся эхом по тоннелю, сопровождал взрывы одна за другой уничтожаемых автопушек.

— Скоро там комната ядра? — прокричала я.

— Должна быть в конце следующего тоннеля! — отозвалась Вайолет, сверившись с ПипБаком. Следующий проход вознаградил нас очередной порцией турелей, только более продвинутых, чем предыдущие. Все они окружали одну-единственную дверь, в которую, как здраво рассудила я, нам и нужно было попасть. После короткой перестрелки мы сумели подобраться к ней. Естественно, дверь оказалась заперта. Как будто мало было одной Пустоши, чтобы ненавидеть меня. Я сосредоточилась на двери, ломая её замок и срывая с петель. Внутри помещения находился огромный мейнфрейм с изображением единорожки на экране терминала доступа.

— О... опять ты. А я думала, что избавилась от тебя... — раздался из светившегося зловещим красным цветом терминала голос ИИ.

— Мы не твои подопытные и тем более игрушки! — прорычала Вайолет, топнув копытом. — Как и никто из захваченных тобой пони!

— Вы все – часть моего эксперимента. Это единственный способ вывести идеального гражданина Эквестрии, — ответил компьютер. — А теперь, если вам больше нечего сказать... я вас уничтожу. Я очень занята, знаете ли.

Картинка на экране сменилась, показав помещение, целиком забитое капсулами, внутри которых виднелись смутные очертания спящих пони. Из динамиков послышалось шипение, когда одна из капсул открылась, обнаруживая внутри пони в облачении Стойла. Тут на меня обрушилось ужасное откровение, и я едва не умерла на месте, осознав, кого показывал монитор.

— Ты не убила обитателей Стойла, — пораженно проговорила я. — Ты поместила их в стазис, чтобы проводить над ними свои омерзительные тесты!

Компьютер ответил хриплым смешком.

— Они пытались отключить меня. Это было неизбежно после того, как я переместила себя сюда, — ответил голос с отчетливо сквозившей в словах ухмылкой.

— Что значит "переместила"? — спросила Вайолет.

— Исходная операционная система этого мейнфрейма представляла собой обычный искусственный интеллект. Он был не настолько умен, чтобы понять, что именно нужно было сделать ради спасения моих маленьких пони. Поэтому я переместила своё сознание в ядро, — объяснил голос. — В интересах продолжения эксперимента наиболее логичным было сохранить жизнь обитателям убежища.

Я поняла, что с нами общался не просто какой-то взбесившийся ИИ., а сама Смотрительница Стойла! В безумной погоне за продолжением эксперимента она переместила собственный разум в компьютер. Противно было даже думать, через что она заставила пройти жителей Стойла. Я шагнула вперед, поднимая Звездочёт.

— Эксперимент окончен, — взревела я. — Мы тебя отключаем.

Я старалась сохранять спокойствие и уверенность. Старалась...

«Вот дерьмо!» — мысленно выругалась я, когда пол перед нами взорвался, и снизу вылезла металлическая рука, державшая внушительный гранатомет, чей снаряд устремился в нашу сторону. Воспользовавшись телекинезом, я отпихнула Вайолет и Стилджека с дороги и пригнулась сама. Граната пронеслась над нашими головами, врезавшись в стену и разорвавшись смертоносным облаком жара и осколков.

— А вот это вряд ли. Эксперимент ещё не закончен, — ответила Смотрительница, она же ИИ. Из пола вынырнула очередная пара манипуляторов с гранатометами. Я вскочила на копыта – и тут же застонала. Мои внутренности горели болью, крылья, казалось, вот-вот отвалятся от взрывной волны, а в ушах стоял звон, из-за которого я едва могла слышать. Я оглянулась назад, проверяя всё ли в порядке с моими друзьями. Стилджек был невредим, хоть и в отключке.

Кровь отхлынула у меня от лица, когда я заметила Вайолет. Она неподвижно лежала в луже крови – её крови. Мой взгляд сместился к её источнику, коим оказался глубоко засевший в её задней ноге осколок. Она тяжело дышала, быстро теряя кровь. Я зарычала, поворачиваясь обратно к угрожающе нависшим гранатометам и обезумевшему компьютеру.

— Ой-ей. Сломалась. Хлипенькая какая, — усмехнулся компьютер. В воздухе раздалось шипение от выстреливших гранатометов, пославших свои смертельные посылки прямо в нас. Окончательно разъярившись, я вытянулась во весь рост.

— НЕ СМЕЙ ВРЕДИТЬ ЕЙ, ЗЛОЕБУЧАЯ ТЫ СУКА! — рявкнула я во всю мощь своего магически усиленного голоса, умудрившись сбить с курса одну из ракет, которая врезалась в стену и взорвалась, осыпая помещение очередной порцией осколков. Вторая ракета продолжала лететь в нас. Недолго думая, я прибегла к своему последнему козырю — вскинула Звездочет, вызывая У.С.Ц.З. и выставляя каждый из возможных выстрелов в ракету, дабы как-нибудь нарушить её полет. Время возобновило бег, и Звездочет принялся осыпать летящий снаряд зарядами раскаленного синего металла. Полностью игнорируя обстрел моего пулемета, ракета продолжала упрямо нестись на меня. Совершенно растерявшись, я застыла как вкопанная, наблюдая, как мне в лицо несется заключенная в цилиндрическую оболочку смерть. Я изо всех сил сосредоточилась на своей магии и, закрыв глаза, попыталась телепортироваться со всей возможной скоростью.

Вместо задуманного перемещения, я явственно ощутила мощь и жар от взрыва, случившегося почему-то в считанных сантиметрах от моего лица. Я открыла глаза, с глубоким потрясением обнаружив, что ракета взорвалась о сияющий фиолетовый щит, окружавший меня. Богини мне в свидетельницы, как бы хотелось иметь под копытом какую-нибудь инструкцию по применению для моих сил! Дальше раздумывать над случившимся не было времени: на щит обрушился шквал пуль, заставив его мерцать и колебаться. Из стены выскочило еще больше турелей. Если я быстро ничего не придумаю, схватка наверняка будет проиграна. Я оглянулась на Вайолет, с трудом боровшуюся за каждый вздох. Мне нужно было что-то сделать. Ради неё. Нельзя позволить ей просто так умереть. Я глухо заворчала, вкладывая остатки своей энергии в рог и вырывая несколько турелей из стены.

Позволив щиту развеяться, я нацелила Звездочет на компьютерное ядро и с рычанием спустила курок, поливая комнату беспорядочным огнём. Видеомониторы, взрывающиеся снопами искр, провода и кабели, отрываемые от оборудования, — ничто не могло устоять перед ураганом раскаленного свинца. Я остановилась, лишь когда услышала идущий от компьютера голос.

— Остановись, или я поубиваю их всех, — с холодным спокойствием заявил он. Один из больших мониторов показал изображение стазис-капсул, содержавших в себе жителей Стойла. Целый ряд капсул внезапно потемнел, и спустя секунду из динамиков донеслись душераздирающие крики, сопровождаемые треском электричества, поджарившего беззащитных пони. Разумеется, я тотчас же остановила расстрел компьютерного оборудования. Мой взгляд затуманился от подступивших слез по несчастным пони Стойла 33, ничуть не заслуживших столь ужасной гибели.

— Почему?.. — выдавила я. ИИ лишь опять усмехнулась в ответ.

— Конечно же ради будущего Эквестрии. О, я знаю, что убиваю своих подопытных... но это не беда, я всегда могу набрать еще, теперь, когда Стойло открыто, — второй оживший монитор показал пони Города Дружбы, собравшихся в безопасной зоне. — Само собой... ты можешь остановить всё это. Тебе всего-то нужно выбрать: либо ты спасаешь жизнь своей подруге, либо жизни остальных. Одна жизнь... или сотни. Не такое уж и сложное решение.

Безумная тварь из машины продолжала подзуживать меня к выбору, но я была не в силах сделать что-либо, переводя взгляд с Вайолет на экран с капсулами и обратно. Неужели я действительно смогу без всякой жалости обречь на смерть десятки невинных пони ради одной? Не выдержав, я опустилась на пол и разрыдалась так, как никогда в жизни. Необходимость сделать такой чудовищный выбор легла на моё сердце тяжелейшим грузом. Я готова была умереть, лишь бы хоть как-то избежать того, в каком положении оказалась. Раздавшийся позади хриплый кашель вывел меня из ступора.

— Спаси... их, — давясь кровью, прошептала Вайолет, ползя по полу. Из раны на её ноге по-прежнему сочилась кровь, оставляя за моей подругой багровый след. Её лицо озарилось слабой улыбкой.

— Спаси... остальных. Не... волнуйся... — только и успела проговорить она, прежде чем её глаза закрылись.

«Нет, нет-нет-нет! Вайолет, не покидай меня!» — отчаянно думала я, бросившись к ней. Маленькая белая единорожка на задворках моего разума призывала меня быть непоколебимой, но мне это было не под силу. Я не могла быть той, кем Рарити хотела бы меня видеть. И тем более я не была Твайлайт Спаркл, которая всеми силами старалась спасти всех пони; я была всего лишь Радиант Стар... бесполезной неудачницей. Единственным моим достижениям было то, что я попадала в неприятности и тащила за собой остальных. Я заглянула внутрь себя, воззвав к той, что являлась последним шансом на выход из моего безнадежного положения.

«Искра... прошу... мне нужна твоя помощь», — отчаянно подумала я.

«Ты точно в этом уверена? — отозвалась Искра. — В прошлый раз ты была порядком зла на меня.»

Я припомнила наш последний разговор с Искрой. Тогда я и правда обошлась с ней весьма жестко, но сейчас у меня просто не было выбора. Моё время, как время Вайолет и тех несчастных пони из Стойла, подходило к концу.

«Дольше они не протянут... Ты нужна мне», — взмолилась я, опять срываясь в слезы.

«Ладно, но у этого есть своя цена. Ты же знаешь, верно?» — мрачно ответила Искра. Я кивнула.

«Знаю... Клянусь, сейчас это ради благого дела», — заверила я, чувствуя, как Искра завладевает моим телом. Миг спустя я уже была вне своего тела, наблюдая за происходящим, словно с экрана телевизора, — на редкость удивительное ощущение, так как в прошлый раз, когда Искра проделывала подобное, она погружала моё сознание в сон. Я предположила, что в тот раз причиной послужила Злость, но зачем тогда позволять мне наблюдать сейчас? Разве Злость не была готова в любую секунду попытаться захватить меня? Или наша краткая встреча в Хуфтоне снова отбросила её в глубины моего подсознания? В моей голове носилось слишком много вопросов, в то время как Искра, наконец, получила контроль и встала.

— Мы отвергаем твое предложение, гнусное порождение магических технологий, — услышала я свой уверенный голос. — Отныне твои мерзкие деяния подошли к концу.

У Искры явно проглядывала склонность к театральным речам.

— Жаль... ну значит вы все умрете, — ответил ИИ, выводя на экран строчки непонятных чисел. Вслед за этим все капсулы открылись, выпуская жителей Стойла, которые, ошеломленно озираясь, начали вылезать из своих камер. В следующее мгновение по всему помещению заработала вентиляция, нагоняя внутрь какой-то газ. То же самое стало происходить в безопасной зоне реакторного отсека и в комнате, непосредственно в которой мы сейчас находились.

— Забавная штука: вместо усыпляющего газа, в данный момент я накачиваю в комплекс гремучую смесь радиации и токсинов. Сомневаюсь, что будет так уж сложно отыскать ещё больше подопытных, — вновь расхохотался компьютер. Мой ПипБак затрещал, как сумасшедший, показывая, что её угрозы были вполне реальны. Я обомлела. Смотрительница даже и не думала выполнять свою часть сделки! Она с самого начала планировала поубивать нас. Наверное, следовало сразу догадаться. Как-никак, внутри компьютера же был мозг вконец обезумевшей пони.

В этот момент Искра начала действовать. Ловко управляя моим телом, она с идеальной точностью принялась расстреливать из Звездочета компьютерное ядро, вкупе с этим используя все доступные средства нападения. Судя по тому, как она играючи использовала телепортацию в качестве орудия уничтожения, по частям разделывая оборудование, в магии она была явно на голову выше меня. Я безмолвно возликовала, наблюдая, как огромный мейнфрейм в считанные минуты превращается в хлам. Охренеть! Она просто жуть как хороша! Напомните мне никогда не злить её! Однако несмотря на всю мою радость, я ощущала внутри себя нарастающее жжение, вероятно, из-за ядовитого газа, по-прежнему поступавшего в помещение. Искра яростно бросилась на основное ядро и замолотила по нему копытами. Надо признать, я была впечатлена.

— Вырубайся! Вырубайся! — яростно кричала Искра моим голосом. Мощный электрический взрыв разодрал мне бок, отбросив в стену. Я застонала от невыносимой боли и снова вернулась в своей тело. Взрыв, наверное, загнал Искру обратно в мой разум. Я лежала, тяжело дыша и чувствуя, как постепенно закрываются мои глаза.

«Нет! Мне нельзя сейчас останавливаться... Я не могу подвести их... не могу допустить очередную неудачу...» — думала я, тщетно сражаясь с мучительной болью. Последним, что я услышала, прежде чем погрузиться в темноту, был крик.


Я неотрывно смотрела в никуда, пока, наконец, до меня не дошло, где я нахожусь. Всё тот же нескончаемый коридор с теми же деревянными дверями и факелами. Давненько я тут не бывала, даже почти забыла, как это место выглядит. Хотя одна маленькая деталь всё же выделялась: одна из дверей была наглухо заколочена досками и увита металлическими цепями. На табличке с названием виднелось тщательно затертое "Злость". Знакомое шуршание потухающего факела и протяжный скрип оповестили меня об открытии следующей двери. Шагнув в открытый проём, я вдруг очутилась в центре огромной толпы пони. Глянув вверх, я увидела самое прекрасное из всех виденных мною созданий – великолепного белоснежного аликорна, стоявшего за кафедрой и произносившего речь. Её разноцветная грива ярко светилась на солнце, и пусть даже слов было не разобрать, один её тон вселял в меня глубокое спокойствие.

А затем разразился настоящий ад. Я с ужасом наблюдала, как громко треснувшая винтовка послала в грудь прекрасному аликорну пулю, которая, однако, не достигла своей цели, потому что на её пути встал величавый красный жеребец с пшеничной гривой. Отважный герой был сражен, погибнув от пули, предназначавшейся белому аликорну. Видя, как он медленно умирает, по моим щекам побежали слезы. Неожиданно совсем рядом со мной донеслось всхлипывание, и, опустив глаза, я заметила сидевшую неподалеку молодую Твайлайт Спаркл. Она проникновенно глянула на меня.

— Теперь видишь? Вот что случается, когда я пытаюсь помочь другим, — проговорила она, заставив меня всем сердцем ощутить всю боль, что выражали её сиреневые глаза.

— Кто он? — спросила я, указывая на жеребца, лежавшего у копыт аликорна.

— Биг Макинтош... — тихо промолвила Твайлайт. — Он защитил принцессу ценой своей жизни. Я не смогла спасти его. Как не смогла спасти остальных. Я полная неудачница!

Она вновь начала всхлипывать, не сдерживая на этот раз слезы. Я подсела чуть ближе и укрыла её крылом. Этим прекрасным аликорном была принцесса Селестия! Я знала её по книгам, которые читала про неё и её сестру Луну. Сейчас я наблюдала тот самый момент, когда наставница Твайлайт (и её же дорогая подруга) едва не рассталась с жизнью. Это ужасало. Я глянула на Твайлайт и крепко стиснула её.

— Я знаю, что ты чувствуешь, — наконец сказала я, более не сдерживая терзающую меня боль. — Я тоже подвела своих друзей. Не смогла спасти их. Не смогла спасти её.

Я зарыдала ещё сильнее, всецело отдаваясь чувству вины. На некоторое время воцарилась тишина, и мы с Твайлайт сидели так, прижавшись друг к другу и вслушиваясь в приятный голос великой принцессы Селестии, пока единорожка не заговорила вновь.

— Я была её ученицей – её самой "верной" ученицей. Всегда изо всех сил старалась угодить ей, сделать всё, чтобы она гордилась мной. Но в конце... всё пошло под откос. И виновата в этом была лишь я одна, — выдавила она сквозь слезы. Я кивнула, улегшись рядом с ней и мягко обнимая её в надежде, что это каким-то образом сгладит мою неспособность быть хорошим другом. Переводя весь свой гнев в чувство вины, я ощущала, как в моём сердце нарастает ноющая боль. Если я переживу сегодняшний день, то как смогу смотреть в лицо Вайолет? Как я смогу жить с тем, что сотворила? Простят ли мне остальные моё чудовищное деяние? Неужели я и правда обрекла столь многих ни в чем не повинных пони на ужасную и мучительную гибель Неужели я и правда была настолько глупа?

Но ответы попросту ускользали от меня. Каждый раз пытаясь отыскать их, я лишь получала ещё больше боли и поэтому ещё дальше отдалялась от них. Чувствуя, что больше не в силах жить с этим, я низко опустила голову, даже не глядя на Твайлайт. Медленный ритмичный писк заполнил мой слух, и я вновь провалилась во тьму.


Судорожный вздох наполнил мои легкие воздухом, писк стал громче, и мои глаза открылись навстречу яркому свету.

«Где я?» — было первой моей мыслью, пока зрение пыталось приспособиться к свету. Кожей я чувствовала вокруг себя холод. Это так что ли ощущалась смерть? Я что, находилась в некоем подобие жизни после смерти?

Нет... Пустошь никогда тебя так просто не отпустит. Резкий тычок заставил мои глаза широко распахнуться. Осмотревшись, я заметила красивую белую кобылку с красной гривой и медицинским крестом в качестве метки, вкалывающую мне в круп какую-то иголку. Она подняла глаза и, чуть покраснев, улыбнулась.

— О, ты проснулась. Отлично, доктор скоро подойдет для беседы, — жизнерадостно проговорила она, затем придавила копытом место укола, останавливая кровь, и, улыбнувшись напоследок, вышла из комнаты. Я хорошенько огляделась, обнаружив, что лежу в больничной палате. Чувство прохлады оказалось свежим ветерком, дувшим в окно. Дверь в палату снова открылась, впуская поседевшего старого единорога со скальпелем на метке. Он оглядел меня и усмехнулся.

— Рад видеть, что ты очнулась. У тебя были весьма серьезные повреждения даже несмотря на феноменальную стойкость вашей расы, — он приблизился, чтобы я могла его видеть.

— Что случилось?.. Где Вайолет? Она в порядке? — выпалила я, пытаясь разом озвучить каждую мысль, проносившуюся в моей голове. — Что насчет пони из Стойла? И остальных? С ними всё хорошо?

Доктор взмахнул копытом, прерывая меня.

— Успокойся, иначе артерия лопнет или ещё что, — ответил он. — С твоими друзьями всё нормально. Та зеленая кобылка – Вайолет, так? Она была тяжело ранена в ногу и потеряла много крови. После небольшого отдыха она будет как новенькая.

Я не верила своим ушам. Вайолет поправится! Я бы сейчас прыгала от радости, не знай, что непременно свалюсь с кровати. Доктор продолжил.

— Вам всем здорово повезло, учитывая, что вы прилично наглотались ядовитого газа. Хорошо, что у Айрон Следжа и остальных из команды добытчиков оказались запасные противогазы и Рад-Иксы. Именно они вытащили вас из того пекла.

Я кивнула, отметив про себя поблагодарить замечательного красного единорога при следующей нашей встрече.

— А Стойло? Что насчет его жителей? — нетерпеливо поинтересовалась я. Доктор помрачнел.

— Мы вытащили всех, кого смогли. Думаю, погибло где-то две трети от всего населения Стойла, но нам всё же удалось спасти примерно пятьдесят из них. Они немного потрясены после пребывания в столь длительном анабиозе, но в остальном — в порядке, — заключил он. Я мысленно попросила Луну защитить тех, кто сгинул в том ужасном месте.

— Стойло было запечатано. Мы забрали из обслуживающего крыла всё, что смогли, включая водяной талисман, а потом завалили вход. Никто и никогда больше туда не сунется.

— А... могу я увидеть Вайолет? — рискнула я. Доктор тепло улыбнулся.

— Разумеется, — ответил он, — если, конечно, уверена, что сможешь подняться.

Я кивнула, выбираясь из кровати и вставая на копыта. Мои ноги слегка дрожали, а от рога исходили волны тупой боли, но помимо этого я чувствовала себя сносно. Проследовав за доктором в соседнюю палату, я увидела знакомого серого земного пони, сидевшего рядом с кроватью, на которой тихо спала Вайолет с шиной-фиксатором на поврежденной ноге. Стилджек безрадостно взглянул на меня и улыбнулся.

— Привет, — произнес он.

— Привет, — улыбнувшись в ответ, отозвалась я. Доктор развернулся, открывая дверь.

— Пожалуй, оставлю вас втроем на некоторое время, — сказал он, выходя за двери. Я приблизилась к Стилджеку, присаживаясь рядом с ним.

— Как она? — тихо спросила я.

— Держится. Постоянно спрашивает о тебе, — ответил он. Я опустила голову и вздохнула.

— Это всё из-за меня. Не стоило мне тащить вас за собой. Всему виной я и моя беспечность, — всхлипнула я. Стилджек слегка подтолкнул меня и положил копыто на плечо.

— Стар, ты ни в чём ни виновата. Мы прекрасно знали, на что шли, когда отправлялись за тобой. Это знал я, и это знала она, — улыбнулся он. Я расплакалась, чувствуя горечь от того, насколько подвела свою любимую подругу.

— Прости, — выдавила я. — Мне нужно было стараться лучше. Нужно было...

— Нет... — неожиданно прервал меня тихий шепот. Я подняла голову, увидев сквозь слезы, что Вайолет проснулась и теперь смотрела на меня ясными глазами.

— Это не твоя вина. Не кори себя. Мы все совершаем ошибки. Ты моя лучшая подруга, Стар... и поэтому я прощаю тебя. Я люблю тебя, — тихо произнесла она, глядя на меня своими прекрасными зелеными глазами. Я схватила её и крепко прижала к себе, не обращая внимания на протесты.

— Эй! Хватит! Я ещё не до конца поправилась, знаешь ли! — поначалу возмущалась она, но в конце концов сдалась и обняла меня в ответ.

— Куда делись Айрон Следж и его команда? — повернувшись к Стилджеку, спросила я. — Хотелось отблагодарить его за наше спасение.

— Они в другой комнате, хлопочут над пони из Стойла, — ответил он, указывая копытом вниз по коридору. Сказав спасибо Стилджеку и радостно улыбнувшись Вайолет, я покинула своих друзей. Направляясь по коридору импровизированной больницы, я чуть не сшибла одетого в униформу Стойла маленького жеребенка, который бежал по проходу от одной из комнат. Он резко затормозил передо мной.

— Мама, глянь! Тут миленькая крылатая пони! — улыбнулся мне жеребенок. Не успела я ответить, как из ближайшей комнаты вышла синяя земная пони, посмотревшая на меня.

— Это вы?!.. Вы та, кто спасла нас? — удивленно распахнув глаза, спросила она. Поймав на себе мой взгляд, она улыбнулась. — Да, это вы. Так и знала! Вы даже не представляете, как мы вам признательны за то, что вы для нас сделали. Мы бы остались там навсегда, если бы не вы.

— Как вы?.. — ошеломленно проговорила я. Раздавшийся позади голос доходчиво все объяснил.

— А чего ещё ты ожидала? Ты героиня, — сказал стоявший за моей спиной Айрон Следж. Синяя кобылка забрала жеребенка и ушла обратно в свою комнату. Я развернулась к Следжу.

— Они должны благодарить тебя, а не меня. Это ты настоящий герой, — улыбнулась я. — Кстати говоря, я в долгу перед тобой за то, что вытащил оттуда мою задницу.

— Глупости, — отмахнулся красный единорог. — Если бы не ты, эта ополоумевшая Смотрительница никогда бы не выпустила этих пони. Мы лишь вовремя явились, чтобы вывести их, не более.

Я заглянула в помещение, представлявшее собой длинный изогнутый зал, в котором размещались десятки кроватей. Тут и там бродили бывшие жители Стойла, ухаживавшие друг за другом и заботившиеся о своих детях.

— С ними все будет хорошо? — спросила я Следжа, глянув на него со сталью во взгляде. Жеребец кивнул и улыбнулся.

— Они в Городе Дружбы! — воскликнул он. — Разумеется, с ними будет всё хорошо.

Я облегченно выдохнула, прислушавшись на мгновение к доносившимся звукам.

— Именно это я и хотела услышать, — напоследок сказала я. — А теперь, если не возражаешь, я вернусь к своим друзьям. Спасибо за всё, что сделал для нас.

Я повернулась и зашагала прочь от красного единорога, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Не пройдя и пары метров, я услышала голос Следжа.

— Это больно, я знаю. Но рано или поздно станет легче, — произнес он, улыбнувшись, когда я обернулась на его голос. Мои глаза расширились.

— Как ты догадался?

— Тебя прочитать легче, чем открытую книгу, — откликнулся Следж. — У тебя буквально на лице всё написано.

— Не слишком-то мне удается скрывать свои эмоции, да? — легко рассмеялась я.

— Скажу тебе больше, дорогая, — ответил он, смеясь вместе со мной. — Никогда даже не пытайся играть в покер.


Следующим утром мы получили заключение от доктора, что нога Вайолет зажила достаточно, чтобы она могла ходить. И пусть моя подруга категорически заявляла, что может идти самостоятельно, я была непреклонна в своем желании нести её. Мы покинули больницу в прекрасном настроении, предвкушая скорое продолжение нашего пути. Встреча с ещё одной эмоцией Твайлайт подстегнула мою решимость добраться до Башни Тенпони и найти там долгожданные ответы. Выйдя за пределы Города Дружбы, я включила радио, заполняя наш слух чарующим голосом Вельвет Ремеди. Оглянувшись на удобно устроившуюся на моей спине Вайолет, я улыбнулась, заметив, что моя подруга крепко уснула.

Через несколько часов мы подошли к наземной станции линии Луны, одной из монорельсовых веток, что вели в Башню Тенпони. Станция пребывала в ужасном состоянии: повсюду высились горы мусора и обломков, а пол усеивали скелеты пони, ожидавших утреннего поезда в день, когда упали жар-бомбы. У входа в разрушенную станцию валялась потрескавшаяся табличка, гласившая «ДЕЛОВОЙ ЦЕНТР ЧЕТЫРЕ ЗВЕЗДЫ. СТАНЦИЯ ЛИНИИ ЛУНЫ».

Мы зашли внутрь и сразу направились к лестнице, ведущей вверх к монорельсовой дороге. Я ежесекундно проверяла Л.У.М., не горя желанием нарваться на очередную смертельную ловушку, коих в Мейнхеттене, по сравнению с другими местами, в которых мне доводилось бывать, было предостаточно. Хватит с меня неожиданностей.

К счастью, мой локатор не показывал ни души, и в поле моего зрения не было ничего угрожающего. Сама монорельсовая платформа также была в полном беспорядке. Один из поездов, заставших здесь падение бомб, наполовину свисал с рельс. Как он ещё не упал — было для меня загадкой. Мы осторожно шагнули на линию, придерживаясь возвышавшейся в отдалении громады Башни Тенпони, до которой всё ещё оставалось пара часов ходу. Я радостно поежилась, и мы выдвинулись вдоль полуразрушенной монорельсовой дороги, вслушиваясь между делом в знакомый голос диджея Пон3.

«Добрый вечер, друзья мои. С вами диджей Пон3 со свеженькими новостями из нашей сумасшедшей Пустоши.

Припоминаете нашу общую подругу, Министерскую Кобылу? Ну так она снова дала о себе знать, на этот раз — прямо у нас под носом, в славном городе Мейнхеттене. Некоторое время назад добрые пони Города Дружбы откопали старое Стойло, оказавшееся нехилой угрозой для города. Однако нет причин бояться, друзья, Министерская Кобыла разрулила ситуацию, умудрившись спасти не только утащенных в Стойло пони, но ещё и часть его населения! Снимаю перед тобой шляпу, Министерская Кобыла! Отличный способ помочь пони Пустоши. Если будешь неподалеку, не стесняйся заскочить ко мне. Мы бы с удовольствием перекинулись с тобой парой словечек.

Помните, детишки, за добро добром и платят. Поэтому если вы, завидев вдруг кого-то впереди, примите его за рейдера, не поленитесь лишний раз перепроверить, прежде чем начинать стрельбу. Кто знает, возможно, в этом страннике вы найдете себе дорогого друга!

И на этом я с вами прощаюсь, вот вам немного Сапфир Шорс на ночь. Держите ушки на макушке, детки!»

Я вновь раскраснелась, услышав слова диджея. Пон3 хотел взять у меня интервью? Правда?! Это несколько выбило меня из колеи. Услышав тихий смех Стилджека, я пронзила его взглядом, резко заставив замолчать. Так мы и брели по изломанной монорельсовой дороге, пребывая в хорошем расположении духа, пока, наконец, не достигли нашей точки назначения — Башни Тенпони.

Едва войдя на станцию Башни, я мгновенно ощутила крепкую связь с этим местом. Обрывки воспоминаний о проводимых здесь исследованиях Твайлайт хлынули в мой мозг, словно приливная волна. Как только мы подошли к посту охраны, Вайолет зашевелилась, просыпаясь. Она твердо настаивала дать ей слезть с моей спины и немного пройтись собственными копытами. Не желая оказаться принимающей стороной убийственного взгляда моей подруги, я левитировала её со спины и на некоторое время передала под опеку Стилджека. Часовые у караулки, располагавшейся в конце линии, остановили нас у входа.

— Добро пожаловать в Башню Тенпони, от вас потребуется сдать всё ваше оружие, которое будет возвращено вам сразу же по окончании вашего визита. По всем имеющимся вопросам, пожалуйста, обращайтесь в офис администрации. Мы рады любому, кто соблюдает наши законы, — монотонного проговорил охранник со скучающим выражением на лице, говорившем о том, что эту реплику он произносил уже не одну сотню раз.

— Э-э, хорошо... меня зовут Радиант Стар. Я здесь, чтобы встретиться с Обществом Сумерек, — протараторила я, заставив стражника удивленно поднять брови.

Со стороны караулки донесся легкий смешок.

— Боюсь, это невозможно, — прервал наш разговор неизвестный голос. Повернувшись, я увидела подходящего к нам белого единорога с ослепительно красной гривой и хвостом. Он кивнул часовым и махнул им расслабиться. — Нет нужды забирать у них что-либо. Беру под свою ответственность.

Жестом указав нам следовать за ним, он провел нас внутрь Башни. Его слова меня так взбесили, что я не только не смогла как следует рассмотреть это место, но и заметить окружавшую нас немалых размеров толпу пони. Я разразилась настолько площадной руганью, что, зуб даю, покраснели бы даже морские пони.

— Что значит – невозможно? Я сюда явилась не затем, чтобы получить от ворот поворот! Я словила хренову тучу пуль, меня едва не засосало в гигантскую психованную кибернетическую пони-херотень, за мной гонялась стая неебически злобных летучих мышей-мутантов, а вишенкой на торте я чуть не потеряла всех моих друзей и ещё кучу пони в придачу, и после всего этого ты заявляешь мне, что я не могу даже увидеть это грёбаное общество?! — гневно кричала я, привлекая внимание всех находившихся вокруг нас пони. — О, а как же это я не упомянула ещё одну махонькую деталь — у меня в голове засела двухсотлетняя, еби её мать, кобыла!

Я бушевала ещё несколько минут, выкрикивая алогривому единорогу нескончаемый поток ругательств, от которых лицо Вайолет приобрело густой красный оттенок. Стоявшие неподалеку пони из высшего общества смотрели на меня с выражением полного шока. Белый единорог положил копыто мне на плечо.

— Прошу, успокойся и следуй за мной. Я скоро всё объясню, — произнес он, указав на лифт. Сердито бурча, я вместе с друзьями проследовала за ним в кабинку. Как только дверцы закрылись, он начал говорить.

— То, что я сейчас собираюсь вам сказать, — секрет. Вы понимаете, что это значит? — с полной серьезностью проговорил он.

— Значит, что выдать его – это верный способ потерять доверие своего друга? — ответила я, прежде чем добавить категорическое... — НАВСЕГДА!!!

Единорог кратко рассмеялся, затем, секунду помолчав, грустно заговорил.

— Я уже довольно долгое время ожидал твоего прихода, Радиант Стар. Причиной, по которой ты не можешь встретиться с Обществом Сумерек, является то, что Общества Сумерек больше нет. Они все мертвы.


Примечание.

Радиант Стар: Уровень повышен!

Новое заклинание: Щит Богини (Уровень 1).

Отныне вы знаете, как сформировать вокруг себя простейший щит. Было бы неплохо, если бы вы ещё практиковались в его использовании, либо вообще осознавали, что владеете данной способностью.

Одержимость Искрой: 40%

Настолько Искра теперь контролирует ваше тело. С этого момента во время активной фазы контроля Искра может использовать все ваши способности, и, возможно, даже лучше вас.

Вайолет Айрис: Уровень повышен!

Стилджек: Уровень повышен!