Дракон из паралельного мира

Альтернативное название: "Дебошир в Эквестрии" Весь расказ - сплошной дебош. К двадцатой главе у него появляется необычный друг из вселенной "Скачок не туда", и они устраивают еще больший дебош.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Зекора Биг Макинтош Снипс Снейлз Черили Мэр Спитфайр Сорен Принц Блюблад Энджел Вайнона Опалесенс Гамми Совелий Филомина Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Дискорд Пипсквик Танк Мистер Кейк Миссис Кейк

История моей жизни

После коронации Твайлайт, жизнь Спайка сильно изменилась...

Спайк

Крохотные крылья

Скуталу всегда была кобылкой c большими мечтами, но смогут ли они сбыться?По меньшей мере, она всегда может пойти по стопам своего героя, не так ли?

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Привет с далёкого Севера!

Понификация рассказа "Привет с далёкого Севера!" Ирины Пивоваровой. Кто читал, тот поймет.

Скуталу Черили

Стажировка Габби

Габби, собираясь стать почтальоном, спешит на свою стажировку. Что может пойти не так в первый день?

Эплблум Скуталу Свити Белл Дерпи Хувз

Обыкновенное чудо

О том, как в поезде, рассекающем заснеженные долины Эквестрии, произошло самое обыкновенное чудо.

ОС - пони Чейнджлинги

Врата Тартара

Аликорн Твайлайт Спаркл занимается проблемами госбезопасности Эквестрии

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Fallout of Equestria: Патриоты

Когда привычный мир рушится на части, а всё вокруг начинает гореть огнём, иногда не стоит строить из себя героя. В таком мире главное выжить хотя бы самому.

ОС - пони

Прятки

Есть времена, когда просто нужно дать себе повеселиться. И недавно прибывшая в Понивилль Твайлайт Спаркл приглашает подруг поучаствовать в классической игре.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Последняя Ночь Кошмаров Пинки Пай

Пинки Пай любит Ночь Кошмаров. Она любит также одеваться, ровно как и конфеты. Больше всего ей нравится разыгрывать пони. Но однажды она зашла слишком далеко.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Автор рисунка: Siansaar
«Этот день будет идеальным, так предайтесь страсти, как не предавались никогда» «Вы сошли с ума и теперь пытаетесь затянуть в своё безумие окружающих, но я не собираюсь в этом участвовать!»

«За чистую Эквестрию!»

Бельфегор и Вельзевул сильно переживали за Асмодей, так как она стала гораздо менее разговорчивой, отвечая на все вопросы кратко и с тоскливым тоном, и большую часть времени предпочитала проводить в одиночестве, лёжа на спине в тёмной комнате или же медленно бродя по мрачным коридорам замка. Несколько дней они пытались вернуть её прежнюю, но у них ничего не получалось. Бельфегор даже заснуть не могла, ибо стоило ей закрыть глаза, как тут же появлялась Асмодей, вся в слезах, сломленная печалью, да и Вельзевул отказалась от своих любимых вкусностей, так как еда просто не лезла ей в рот. И вот в один день они нашли её в тронном зале, смотрящей через пустую арку, где в своё время было окно, в сторону Кантерлота.

 — Прошу, Асмо, позволь нам помочь, — жалобно попросила Вельзевул, падая к ней на колени.

 — Да, Асмо. Тебе не стоит так переживать из-за него. Ну, убили его и что дальше? Будто в Эквестрии больше нет других симпатичных жеребцов? — весело воскликнув, пыталась поддержать Бельфегор, сдерживая волнение.

 — Но он был особенным, не таким как другие. Добрый, отзывчивый, заботливый, нежный — такого принца ещё поискать надо. Его любовь к этой Кэйденс была настолько искренней, что мне было даже неприятно её портить, пускай это и была фальшивка. Он не заслужил такой участи, — тоскливым тоном произнесла Асмодей, не повернувшись к сёстрам.

 — Не думаю, что он был таким уж добрым. Да и в то, что он был нежным, как-то трудно вериться, по крайней мере после рассказов Левиафан, — возразила Бельфегор, глядя на Асмодей и Вельзевул печальным взглядом.

 — Тут уже виновата я и эта королева чейнчжлингов. Мы испортили его, превратили в жалкую пародию на самого себя, лишь бы утолить нашу жажду страсти, — с некой ненавистью в голосе произнесла Асмодей.

 — Но... но... но что если, — начала была Вельзевул, в надежде найти нужные слова, но Асмодей лишь отмахнулась копытом.

 — Не надо пытаться меня успокоить. Мне лишь хочется побыть одной, — после этих слов Асмодей отвернулась от сестёр и начала было медленно идти, но тут Бельфегор громко воскликнула решительным тоном:

 — Я так просто не сдамся! Я не сомкну своих глаз и не засну ни на секунду, пока не обыщу всю Эквестрию и не найду для тебя принца, который заменит тебе Шайнинга! Я приложу к поискам столько усилий, сколько никогда не прикладывала за всю свою жизнь!

 — И да не попадёт в мой рот кусочек торта, пирога, кекса, сена и даже плоти до того момента, когда я приведу к тебе жеребца, в сто раз лучшего, чем этот Шайнинг, и улыбка на твоём лице не засияет ярче, чем Солнце в небе! — встав с пола, с такой же решительностью, воскликнула Вельзевул. Тут Асмодей повернулась к ним, и они увидели, как она пыталась сдержать смех, но в итоге у неё не получилось.

 — Я больше не могу! Вы такие милашки! Дайте я вас обниму! — с этими радостными криками Асмо подлетела к двум сёстрам, чьи лица выражали сильное удивление, и крепко обняла их. После объятий она посмотрела на них с детским озорством и нежной любовью в глазах: они всё ещё недоумевали, почему пони, которая несколько секунд назад была разбита горем и тоской, теперь просто излучает веселье и жизнерадостность.

 — Поверить не могу, что вы готовы отказаться от своих грехов, которые вы олицетворяете, чтобы помочь мне. Это так трогательно. Разве после этого я могу вас так долго мучить? — звонким голоском произнесла Асмодей.

 — Это ты мне решила таким образом отомстить за тот розыгрыш в библиотеке? — предположила Вельзевул, собравшись с мыслями.

 — Эй! А я тут при чём? Меня тогда даже рядом с вами не было! — шутливо-возмущённым тоном произнесла Бельфегор.

 — Не переживай, Бельфи, дело не в том розыгрыше. Просто, после убийства Шайнинга я сначала и вправду сильно расстроилась, но уже вечером успокоилась, ведь если бы я впадала в депрессию из-за каждого жеребца, в которого влюблялась, то олицетворяла бы собой Уныние, а не Похоть. Откуда же мне было знать, что вы так отреагируете? Ваше поведение так тронуло меня, что я решила немного подольше побыть королевой драмы, и это было весьма непросто: бродить по коридорам замка в одиночку весьма скучное занятие, да и сидение в неосвещённой комнате несколько часов — та ещё тоска, — ответила Асмодей, доброжелательно взглянув на Бельфегор.

 — Мы наверное выглядели смешно со стороны, особенно во время своих речей! Я вот сейчас произношу в голове то, что сказала несколько минут назад, и мне с трудом вериться, что это именно я произнесла это, — веселым голосом сказала Вельзевул.

 — Тут нет ничего удивительного. Когда ты хочешь помочь родному или очень близкому пони, которого сильно любишь, то ты будешь готов на всё, вплоть до отказа от всех своих удобств, пристрастий и соблазнов, проще говоря: от всего того, что может помешать тебе даже на незначительное время, — серьёзным тоном произнесла Бельфегор.

 — Ну, раз уж нам теперь не придётся от них отказываться, то почему бы и не перекусить? Надеюсь, что ты присоединишься к нам, Бельфи? — попросила с надеждой в голосе Вельзевул.

 — Конечно, почему бы и нет. Вздремнуть я всегда успею, — уже более радостным тоном произнесла Бельфегор.

 — Ура! Хорошо, что это не затянулось, ведь иначе вы бы не только прибывали в состоянии депрессии, но и пропустили бы хвастовство Люси по поводу нового движения, образованного в Эквестрии, под её воздействием. Хотя, без нас у неё бы ничего не получилось, но она вряд ли станет это признавать. Разве что скажет что-то вроде: "Ну, вы мне слегка помогли в этом деле". Правда, Сатана может попытаться поспорить с ней, и я бы сильно пожалела пропустить их спор, — всё тем же весёлым и звонким голосом воскликнула Асмодей. Бельфегор и Вельзевул согласились с ней, и они втроем пошли есть.

Новость о случившемся в Кантерлоте со скоростью молнии разлетелась по всей Эквестрии, и в первую очередь на неё откликнулись сторонники движения "За Чистую Эквестрию!". Плакаты с их лозунгами: "Эквестрия для пони!" и "Хватит это терпеть!", где были изображены маленькие беззащитные пони, которых угнетали тёмные силуэты зебры, минотавра, грифона и чейнчжлингов. В своей речи лидер движения произнёс следующее:

"В последнее время мы всё чаще подвергаемся опасности, исходящей от представителей других рас. Мы сами виноваты в случившемся! Вместо того, чтобы ликвидировать угрозу, пока у нас была возможность, мы решили подружится с теми, кто жаждет подчинить нас или же вовсе уничтожить. Вспомните, чем закончилась наша "дружба" с драконом! Да он мог убить нас всех лишь одним своим огненным дыханием! А про эту ведьму-зебру вы не забыли? Готов поспорить, что её жертва — небезызвестная вам Пинки Пай, убила своих родных и теперь каменная ферма принадлежит зебрам. Неужели вы думаете, что Зекора — единственная зебра в Эквестрии? Ха! Они уже давно устроили себе базу и теперь посылают своих шпионов-колдунов, чтобы заставить нас перегрызть друг другу глотки. Минотавры тоже хороши. Их агент смог заставить саму доброту, Флаттершай, убить свою подругу, что уж говорить о нас. И теперь мы получили ещё одно доказательство того, что дружба сделала нас слабыми — атака чейнчжлингов на Кантерлот. Но тогда, почему атака провалилась, спросите вы? Да потому, что бравые жители Кантерлота, решили дать отпор и совместными усилиями убили королеву чейнчжлингов, лишив их таким образом мозгового центра. Чем же мы хуже? Я предлагаю очистить Понивилль от представителей других рас, которые не являются пони, найти базу зебр и уничтожить её, а также помочь жителям Эппллузы избавиться от этих жадных буйволов. Ведь рано или поздно они захотят большей доли, а мы уже на практике выяснили, чем заканчивается мир с другими существами: СМЕРТЬЮ НАШИХ БЛИЗКИХ И РОДНЫХ!!!"
Большинство слушателей поддержало его, искренне веря в его намерения. Крэнки и Мулии, бывшими единственными мулами в Понивилле, пришлось бегством спасаться из города, когда толпа пони с факелами и вилами пришла по их души. "Убирайтесь прочь, грязные мулы!" — кричали им в след разгневанные понивилльцы. Мэр пыталась успокоить их, но её никто не желал слушать. "Случай с Фермой Сладкое Яблоко лишь доказал вашу некомпетентность, ибо такие дела нужно решать собранием, а не соревнованием. К тому же Историческому Комитету Эквестрии вряд ли понравится, что вы дали добро на уничтожение исторического памятника, ведь именно благодаря Эпплам Понивилль был образован. Впрочем, вы же не обязаны знать историю города, которым управляете, не так ли?" — последнюю фразу лидер "За Чистую Эквестрию!" произнёс с таким явным сарказмом, что Мэру лишь оставалось опустить голову и принять поражение. Фактически, партия "За Чистую Эквестрию!" стала править всем городом.

Трикси была сильно удивлена, когда увидела группу молодых пони, с грозным видом идущих к хозяину каменоломни, что-то выкрикивая ему и махая копытами. Судя по движениям, они начали яростно о чём-то спорить. Тут один из них не выдержал и ударил хозяина каменоломни, после чего остальные побежали в сторону его дома. Послышались крики и возгласы. Трикси решила узнать, в чём же дело. Она подбежала к тому пони, что избивал её нанимателя, и возмущённо спросила:

 — Вы что творите, безумцы?!

 — А ты ещё кто?! Поди, тоже шпионка зебр! Плевать я хотел, что тебе промыли мозги, нечего было с ними связываться! — гневно вскрикнул нападавший и перекинулся на Трикси. Та не ожидала такого поворота событий, поэтому не успела увернуться. Удар в лицо повалил её на землю, из её рта начала идти кровь. Тем временем в доме началась самая настоящая резня. Решив, что родственники Пинки скрывают от них её местоположение, возжелавшие крови пони начали избивать их, требуя ответов. Мод дала им жёсткий отпор, избив двоих до полусмерти, а третьего чуть было не убив, но тут ей проткнули глотку ножом. Довольная содеянным единорожка, перекинулась на других членов семьи.

 — Эй! Эй! Погоди! Разве это имел в виду наш лидер, когда сказал найти базу зебр? — спросил у неё земнопони пугливым тоном.

 — Он сказал нам допросить их, но они, как упрямые мулы, не желают говорить! — истеричным голосом вскрикнула единорожка.

 — Да, но может быть они типа под гипнозом или что-то в этом роде... — продолжил было земнопони, но взгляд его кровожадной напарницы тут же заставил его заткнуться.

 — Мне абсолютно плевать на это! Я не хочу рисковать жизнью своих жеребят только потому, что какие-то глупцы связались с этими тварями! Если они не хотят признавать, что их сестра — марионетка в копытах колдуний-зебр, жаждущих плоти и крови наших жеребят, то пускай отправляются в Тартар! — с этими криками она зарезала ещё одну земнопони семьи Пай. Осталась лишь одна, спрятавшаяся в тёмном подвале. Единорожка медленно стала идти ко двери в подвал и с помощью магии выбила её на раз-два, после чего мигом спустилась вниз. Когда она увидела свою жертву, то непроизвольно облизала себе губы. Вид беспомощной кобылки давал ей ощущение доминирования. Забыв, ради чего это всё затевалось, она набросилась на неё и принялась хаотично резать её, наслаждаясь процессом.

 — Смотрите, кого я нашёл! — крикнул своим соратникам земнопони, когда они вышли из дома. Двое избитых по прежнему лежали в доме, моля о помощи.

 — О, да я знаю кто это! Это же "Великая и Могучая Трикси"! — саркастично прокричал пегас, после чего подлетел и приземлился прямо перед ней. — Уже не такая великая и могучая, как я погляжу?

 — Что? Что вы с ними сделали? — вскрикнула она, глядя на труп её нанимателя. Ей хотелось верить, что остальных просто связали.

 — Не твоё собачье дело! — крикнула единорожка презрительным тоном.

 — И зачем это мы работаем на каменоломне? Хотим подзаработать? Осознали бессмысленность своей жизни? Или же что-то другое привело тебя сюда? Вернее сказать, кто-то, — начал допрашивать пегас.

 — Ещё раз повторяю: зебры не промыли мне мозги! Я вообще без понятия, о чём вы говорите! После моего провала в Понивилле меня везде высмеивали, и мне пришлось пойти работать сюда. Мало того, что я этого не хотела, так вы ещё взяли и убили их всех. И что мне теперь делать? — со страхом и ненавистью в голосе произнесла Трикси.

 — Ложь! Наглая ложь! — вскрикнул пегас. — Тебя следовало бы заточить в темницу за преступления против Эквестрии!

 — Вы хоть себя-то слышите? Это же полный бред! Как можно быть настолько тупыми и наивными, чтобы поверить в эту чепуху про ведьм-зебр, промывку мозгов и прочее? Даже моё враньё не было таким нелепым! — негодовала Трикси.

 — Вот-вот! Ты только что доказала, что ты их шпионка! Это же классический приём: отбросить от себя все подозрения, описав происходящую ситуацию как редкостную чепуху! Но мы-то знаем истину! — самодовольно произнёс пегас.

 — В последний раз повторяю: я не шпионка! Зебры вовсе не хотят промыть нам мозги! И никто не хочет съесть ваших детей! — с большей яростью сказала Трикси.

 — Лгунья! — прокричала единорожка и ударила её киркой по голове, проломив ей череп. Затем последовал ещё один удар, а за ним и ещё один. Кровь лилась из отверстий на голове Трикси, звук дробящихся костей и чавкающей плоти терзал душу остальным пони, словно острое лезвие кинжала. Участившееся дыхание единорожки, пот, льющийся по её телу и сузившееся зрачки — всё это вселило страх, даже в высокомерного пегаса. Закончив своё дело, единорожка отправилась назад к поезду, где их ждали ещё несколько пони, и она услышала, как земнопони произнёс за её спиной:

 — По-моему, она сошла с ума. Лучше ей не давать возможность выплёскивать свою агрессию.

 — Что ты там вякнул?! Хочешь, чтобы я проломила тебе башку, как этой хвастунишке?! — резко повернувшись воскликнула она.

 — Успокойся, он ещё новичок в этом деле. Мы уже давно ни с кем не воевали, так что нужно привыкнуть к запаху смерти и виду плоти, — произнёс спокойным тоном пегас, скрывая своё волнение.

 — Слабаки, — презрительно произнесла она и, плюнув в их сторону, с гордо поднятой головой отправилась к остальным.

Лидер движения "За Чистую Эквестрию!" сильно нервничал во время поездки в Эппллузу. Дело в том, что он сам был из весьма бедной семьи и если бы его не заметили в своё время таинственные покровители, то о нём бы никто никогда не узнал. Эти личности не только дали ему деньги, идею, да и помогли организовать всё это движение, но и потребовали взамен строгое выполнение приказов и первым из них было заставить жителей Эппллузы порвать мирный договор с буйволами. Причина была довольно-таки простой: если мир между пони и буйволами будет расторгнут, то тогда Эпплузцы перестанут давать им долю от сбора яблок, а также между ними начнётся война. Вот тут члены движения "За Чистую Эквестрию!" придут на помощь, уничтожат назойливых буйволов, а их лидер попросит заключить один договорчик, предусматривающий "пожертвования" во имя всеобщей борьбы против внешних врагов. Однако, была одна серьёзная проблема: мир устраивал обе стороны. Доля, которую просили буйволы, была небольшой, голодания и неурожаев в последнее время не наблюдалось, да и отношения между представителями двух рас были очень хорошими. О старой вражде как будто все забыли. Опасение лидера были не напрасными: в Эпплузе его послали куда подальше, погрозив "отдубасить" как следует, если он ещё раз посмеет ступить на их землю и обливать клеветой их новых друзей. Всю обратную дорогу он пытался придумать оправдание перед своими хозяевами, скрывая от своих сподвижников свои истинные эмоции.

Ситуация в Эквестрии накалялась. Некомпетентность Принцессы Селестии становилась всё более актуальной темой как среди представителей высшей знати, так и среди простолюдинов. В открытую пока что никто не возмущался, но революционные настроения начали захватывать другие города, а их центр находился прямо у принцессы под носом. Нужен был лишь повод, и он появился весьма скоро: Кристальная Империя, о которой никто не слышал вот уже около тысячи лет, появилась из небытья, а вместе с ней и он — Король Сомбра.

Селестия с тоской смотрела в окно на улицы Кантерлота, вспоминая дни, когда всё было иначе и Гармония ещё не покинула её страну. Её лучшая ученица превратилась в жалкую пародию на саму себя, а остальные представители Элементов Гармонии либо мертвы, либо скрываются в тени отчаяния, тоски и ненависти. Новость о возвращении Кристальной Империи лишь усилила её печаль. Она молча ожидала прихода своей сестры.

 — Селестия, я пришла как только могла. Что случилось? — взволнованным тоном спросила Луна.

 — Что случилось? Что случилось... Гармония покинула нас, вот что случилось, — печальным голосом ответила Селестия. — Только всё начало налаживаться, как тут же снова всё покатилось по наклонной. Сначала Спайк вдруг сошёл с ума и совершил отвратительное зверство, потом остальные члены Главной Шестёрки начали умирать одна за другой, и в итоге в живых осталась лишь Твайлайт. Но это уже не та Твайлайт, которую я знала. И вот когда хуже уже быть не может, мне сообщают ужасную новость.

 — Я знаю о его возвращении. И я предполагала, что из-за этого ты меня и позвала, — прервала её Луна.

 — Именно. Я не могу отправить туда Твайлайт, ибо она больше не Элемент Магии. Сама же использовать Элементы я не могу: пыталась много раз с тех пор, как Твайлайт сюда прибыла, но всё тщетно. Нужно готовиться к войне. Не пройдёт и нескольких дней, как он соберёт армию и попытается вернуть свои земли, завоёванные им давным-давно, а потом он позарится на остальные территории. Его нужно остановить, пока это возможно, — мрачным тоном произнесла Селестия.

 — Тогда я начну мобилизовать армию. У нас есть одно очень важное преимущество: численность, — сказала Луна, стараясь не злорадствовать над своей сестрой.

 — И всё же мне бы хотелось избежать жертв. Но боюсь, что у нас нет другого выбора, — с этими словами Селестия отправилась распоряжаться насчёт мобилизации армии. Луна же отправилась в Замок Двух Сестёр, где призвала к себе Люцифер, Сатану и Маммон.

 — Я выбрала именно вас не просто так. Вы не только зарекомендовали себя, как сильных и смертоносных воительниц, но и ваша цель ослеплена теми самими грехами, которые вы олицетворяете, — начала объяснять им Луна.

 — Вы нам льстите, госпожа. Мы просто выполняли ваш приказ, — серьёзным тоном произнесла Сатана.

 — Я констатирую факт. Вашей агрессии к врагам можно позавидовать, особенно твоей и Маммон. От неё, честно говоря, я не ожидала такого, — произнесла Луна и взглянула на Маммон.

 — Меня привлекают не только блестящие драгоценные камни и золотые монеты, но и наивные глупцы, вставшие на моём пути и возжелавшие причинить мне боль. Их так приятно убивать. А ещё лучше пытать, медленно сводя их с ума, чтобы в итоге они сами возжелали смерти, но она не придёт. По крайней мере, не от моих копыт, — с долей кровавой романтики в голосе сказала Маммон.

 — Погодите, а как же я? Моя ярость ничуть не хуже вашей! — вставила своё слово Люцифер.

 — Госпожа, пока они не начали собачиться друг с другом, скажите нам: кто наша цель? — произнесла Сатана, недовольно взглянув на Люцифер.

 — Ваша цель: Король Сомбра, — произнесла Луна, после чего сёстры удивлённо посмотрели на неё.

 — Разве он не заточён во льдах? — недоумённо спросила Люцифер.

 — Был заточён. Но недавно Кристальная Империя вернулась, а вместе с ней и "он". Если не убить его сейчас, то потом будет слишком поздно. Сомбра — жадный до безумия и не умеющий сдерживать свой гнев возгордившейся тиран. Его смерть будет лишь на благо Эквестрии, — решительным тоном произнесла Луна.

 — Убить заносчивого королька? Да запросто! — с энтузиазмом в голосе ответила Маммон.

 — Не просто убить. Уничтожить. Полностью, чтобы от него ничего не осталось. Не должно быть даже малейшей вероятности того, что он может вернуться. Я хочу, чтобы вы стёрли его с лица Эквестрии раз и навсегда! — последнюю фразу Принцесса Луна произнесла яростным тоном.

 — Как прикажите, госпожа, — в один голос воскликнули сёстры и исчезли.

 — Революции не избежать. Рано или поздно жители Эквестрии в открытую пойдут против моей сестры, но вот только будут ли они на моей стороне, учитывая моё тёмное прошлое? Ха, да мне достаточно пообещать им сладкую жизнь и создать иллюзию свободы, как они тут же пойдут под моим знаменем, к тому же если я преподнесу историю в другом свете, то тогда... впрочем, наверняка найдутся и те, кто захочет провозгласить власть народа, что само по себе глупо и невыполнимо. Не может народ править страной! Опыта и знаний у него для этого недостаточно, да и кем же он тогда будет править? Стоит показать всем этим невеждам что произойдёт, если не будет правительства, контролирующего их и наблюдающего за ними. В любом случае, нужно избавиться от Сомбры, так как он слишком опасен, чтобы заключить с ним союз, — произнесла вслух Луна и полетела обратно в Кантерлот.

 — Вы только поглядите на всё это! Сколько же здесь кристаллов! Правда, эта сволочь сделала их всех чёрного цвета, но это можно исправить, убив мерзавца! — воскликнула Маммон, осматривая империю.

 — Эй! А где же статуи этого Сомбры? Где плакаты с изображением его в виде властителя мира? Тоже мне — самовлюблённый король! — презрительно произнесла Люцифер.

 — Мы здесь не для того, чтобы оценивать его тиранию. Нам было приказано убить его, так что сделаем это побыстрее, — слегка ворчливым тоном сказала Сатана.

 — Если бы мы оценивали его тиранию, то я бы влепила ему тройку. Лишь эти тёмные кристаллы хоть как-то создают атмосферу тирании, — цинично произнесла Люцифер.

 — А тот факт, что жители империи настолько сильно напуганы, что даже не выходят из дома тебя не смущает? Их настолько сильно охватил страх, что сама мысль о том, чтобы воспротивиться Сомбре, кажется им суицидальной. Стоит ему приказать выйти из домов и пойти служить в его армии, как они все строем отправятся в казармы, готовы без всякой пощады убивать жеребят и кобыл во вражеских городах и деревнях. А те, кто не может воевать, отправятся в шахты, причём неважно какого они пола и возраста, — после этих слов у Сатаны в глазах загорелось пламя Гнева. — Госпожа права: он должен быть уничтожен.

Сатана увеличила скорость, что слегка смутило Люцифер.

 — Ого. И чего она так завелась? — произнесла она недоумённым тоном.

 — Не знаю, но я не позволю ей лишить меня веселья, — с азартом в голосе сказала Маммон и полетела за Сатаной.

 — Подождите меня! — жалобно вскрикнула Люцифер.

Сомбра сидел на своём троне, гордым взглядом оглядывая свой замок и обдумывая план его дальнейших действий. Одним из первых пунктов в его списке было создать армию, чтобы напасть на остальную часть Эквестрии и присоединить её к своим владениям. И несмотря на активную мозговую деятельность, он всё же успел переместиться в центр тронного зала, увернувшись таким образом от луча Сатаны. Тут же появилась Маммон, которая создала кучу кристаллов и бросила их в Сомбру, но он создал большой чёрный кристалл, защитивший его от её атаки. Люцифер же в открытую напала на него, но он уворачивался от её ударов, а потом магической вспышкой отбросил её в сторону. Та лишь усмехнулась, почувствовав прилив сил. Сомбра же, создал магическую секиру и ринулся на Маммон. Она начала уворачиваться от его ударов, перемещаясь по залу и стреляя в него лучами и кристаллами, но он то отражал лучи с помощью секиры, то создавал вокруг себя защитное поле. Сатана подлетела к нему и принялась долбить по щиту своими копытами, причём вокруг неё образовалась красная аура, но щит не поддавался. Тут Сомбра исчез, и сёстры обнаружили его вне замка. Он стоял на одной из улиц, готовясь к атаке. Когда они полетели к нему, то он тут же создал кучу кристаллов из земли, причём сам он поднялся на одном из них прямо к Сатане. Она успела переместиться, и его удар секирой лишь рассёк воздух. Маммон и Люцифер ударили прямо в кристалл, разбив его таким образом, но Сомбра начал левитировать в воздухе. Он начал сам бросаться кристаллами в сестёр, создавая вокруг себя различные щиты против огненных, ледяных, электрических и прочих заклинаний, которые сёстры применяли против него. После ещё одной вспышки он набросился на Люцифер, и его глаза стали зелёными. Она вскрикнула и упала на землю. Он хотел было отрубить ей голову, но тут Сатана резко налетела на него. И хоть Сомбра успел сблокировать удар, его слегка отнесло назад, и тут же Маммон принялась драться с ним, провоцируя криками и оскорблениями: "Ну давай, королёк!", "Даже эти поганые псы оказали большее сопротивление, чем ты!", "Я с превеликим удовольствием вобью твоё эго в грязь и заставлю тебя на коленях молить о пощаде!".

 — Где вы? Мне так одиноко. Прошу, вернитесь. Я... я больше не буду задаваться и принижать вас! Только не уходите! Леви, прости меня! Не оставляй меня одну. Я на всё пойду, лишь бы ты вернулась! Хочешь стать главной? Да не вопрос! Пожалуйста... — жалобно просила Люцифер. Она лихорадочно тряслась, слёзы лились из её зелёных глаз, но тут пощечина от Сатаны привела её в чувства.

 — Соберись, тряпка! Ты позоришь всех нас своим нытьём! — недовольно крикнула Сатана, подняв Люцифер на ноги.

 — Сатана? Это и вправду ты? — недоверчиво спросила Люцифер.

 — Нет, Дискорд подери, я чейчнжлинг, принявший её облик! — с яростным сарказмом воскликнула Сатана.

 — Это и вправду ты! — радостно вскрикнула Люцифер и хотела обнять Сатану, но та остановила её жестом.

 — Сейчас не время для объятий. Нужно завершить начатое, — серьёзным тоном произнесла Сатана.

 — Ты права. Он заплатит мне за такое унижение! — гордо воскликнула Люцифер и они полетели к Маммон и Сомбре. Те, в свою очередь уже успели обменяться ударами и заклинаниями. Используя заклинания регенерации, они лечили свои раны и продолжали бой. Сомбра откинул Маммон, и та переместилась вверх, чтобы устроить ещё один дождь из камней. Это оказалось правильным решением, так как в противном случае её бы проткнул кристалл, созданный Сомброй. Взглянув на него, она лишь усмехнулась: "Неплохая попытка, но это было слабовато". Тут Сатана почувствовала резкое увеличение её силы. Тиран не просто был недоволен: он был вне себя от того, что какие-то три кобылки дают ему такой отпор, мешая ему начать захват Эквестрии. Сатана разогнавшись полетела прямо к нему и увернувшись от его выстрела, ударила копытом. Сомбра хоть и успел сблокировать удар секирой, но она разбилась на мелкие кусочки, а он сам отлетел на приличное расстояние. Там в него воткнулись кристаллы Маммон, причинив сильную и острую боль. Он вскрикнул демоническим голосом, после чего разбил с помощью заклинания кристаллы, впившиеся в его тело, но тут же Люцифер проткнула ему правый бок. Сомбра попытался ударить её, но она уже телепортировалась от него подальше, а его самого заморозили. Но лёд быстро растаял от кипящей ярости короля, который собирался уничтожить своих противниц одним ударом, как тут же ему вновь пришлось увернуться от удара Сатаны. Достав демонический меч, он увидел, как она достала свой, причём огненный. Между ними началась дуэль. Люцифер и Маммон смотрели на то, как их сестра яростно парировала его атаки, совершала контратаки и наступала на него, с полной решительностью прикончить его. Сомбра взлетел в воздух, где битва между ними продолжилась, однако дуэлянты начали совершать воздушные манёвры в надежде запутать оппонента. В итоге Сатана сделала такой мощный удар, что Сомбра успев его сблокировать, отлетел и упал на землю. Тут он уже не мог сдержаться. Фиолетовые молнии начали исходить от его тела. Сияние его зелёных глаз стало усиливаться, а зелёно-фиолетовый огонь начал поглощать его тело. Люцифер испугалась, так как боялась, что сейчас он сделает какое-то мощное заклинание, после которого они резко ослабеют, и он сможет наказать их как следует, жестко избив и превратив в сексуальных рабынь. По сути так Сомбра и планировал поступить, но тут он почувствовал, как его огонь начал жечь его изнутри. Он попытался остановить его, но Сатана, оказавшаяся рядом с ним, лишь усилила его. Её рог горел ярким красным цветом, в глазах были видны языки пламени, а сама она была такой горячей, что смогла бы растопить любой айсберг и выжить в самой холодной пещере во всём мире. Маммон и Люцифер опустились на землю и начали наблюдать за казнью Сомбры. Он кричал криками тысячи душ, выражая тем самым всю свою боль, его тело начало обращаться в прах, который потом тоже исчезал в пламени Гнева. Произошла вспышка, и от гордеца осталась лишь корона да доспехи, которые были сильно накалены.

 — Видишь, Люси. Если будешь вести себя, как этот Сомбра, то Сатана сожжёт тебя и даже твой прах. Так что не выпендривайся! — подшутила Маммон, но Люцифер восприняла это, как предупреждение и со страхом в глазах посмотрела на Сатану. Та, тяжело дыша, сдерживала себя, и глубоко вздохнув, тем самым слегка остудившись, лишь произнесла: "Хватит шуток. Отправляемся обратно в замок, пока жители не решили выйти из своих домов". По пути обратно Сатана не проронила ни слова, в отличии от Маммон, которая постоянно подкалывала Люцифер. Лишь когда Маммон отвлеклась на размышления о будущем Кристальной Империи, и какую выгоду она может из всего этого извлечь, то она подлетела к Люцифер и ворчливым тоном произнесла:

 — Если бы я хотела твоей смерти, то стала бы тебя спасать? Люси, ты хоть головой-то думай.

 — То есть ты не злишься на меня? — спросила Люцифер пугливым тоном.

 — Послушай, бывают моменты, когда ты меня действительно бесишь. Твоё самодовольство порой действует на нервы. Но я никогда не хотела сжечь тебя. Понятно? Если я тебя ударила, значит это по делу, и тебе стоит задуматься. Если пригрозила убить, это означает, что тебе очень сильно стоит задуматься, — слова "очень сильно" Сатана выделила интонацией, но её тон уж был более спокойным.

 — Так ты и вправду любишь меня? — с надеждой в голосе спросила Люцифер.

 — Вот только давай без этого, хорошо? Ещё не хватало, чтоб ты меня обняла, а ведь ты этого хотела, причём в самый неподходящий момент! Лучше, остановимся на том, что я не буду тебя сжигать и я не хочу тебя убивать, — с некой просьбой произнесла Сатана, и после радостного ответа: "Хорошо", воскликнула: — Вот и славно.

Смерть Короля Сомбры потрясла всю Эквестрию. Никто не мог предположить такого развития событий. Судьба Кристальной Империи стала главной темой государственных собраний, новостей и газет, а также различных слухов. Всех волновал один вопрос: "Что же станет с Кристальной Империей?" Жители настолько запуганы, что они не только не смогут выбрать нового правителя, но и даже из дома выйти. Тут Луна предложила назначить её временной правительницей Кристальной Империи до тех пор, пока не будет сформирован местный орган самоуправления. Реакция на это заявления было разным: одни поддерживали лунную принцессу, другие яростно противились этому, так как считали Луну — спящим врагом Эквестрии, готовым проснутся в любой момент. Однако Селестия, у которой дел было невпроворот не оставалось выбора, кроме как назначить свою младшую сестру на эту должность. Образование Лунной Империи стало предпоследним шагом к началу Эквестрийского Раздора, принёсшего много несчастий и смертей, а также показавшего истинную сущность пони.