Синхронность

В попытках найти себя, Лира приезжает в Понивиль, но лишь для того, чтобы узнать, что это далеко не так просто, как её казалось. По крайней мере до того, как она встретила одну очень интересную пони.

Лира Бон-Бон

Замещая собой

Чейнджлинг в мирном Понивилле... К счастью, беды но случилось. Именно так думает главный герой. Но правда, как всегда, куда ближе, чем кажется. И куда страннее...

ОС - пони

Река Подкова на северо-востоке

Как обыкновенный сбор коллектива киноотдела Управления Пропагандой на северо-востоке в далеком Сталлионграде может перерасти во всеобщую моральную дилемму? События, описанные в рассказе, дали начало огромным изменениям в народной идеологии Сталлионграда. Рассказ писался на RPWP-38 на Табуне, по теме "Кинематограф в Эквестрии".

ОС - пони

Антифуррь

Вдохновлено произведением "Антигеймер" Денисова с использованием вселенной этого автора. Вот скажи, читатель, не желаешь ли ты стать фуррём? Да не просто фуррём, а таким, каким захочешь - хоть антропоморфным лисом, хоть тавром, хоть... Пони-пегасом? Мне вот нравится последний вариант, в конце концов, я же Хеллфайр! Проблема только в том, что за новое тело тебе нужно будет заплатить упорным трудом, несущим опасность для жизни, здоровья и психики. Но оно того стоит, уж поверь.

Другие пони ОС - пони Человеки

Благородная и честная Рэрити

После того, как Рэрити решила поставить себя на место своих собеседников, эта пони поняла, что ее характер был просто невозможен... Маленький рассказ о чувствах Элемента самой Щедрости.

Рэрити Спайк Опалесенс ОС - пони

Стальные крылышки

Ну вот друзья, и настал тот момент когда несколько месяцев подпольной работы наконец то можно выложить на ваш суд. «Стальные крылышки», повесть о детях Скраппи Раг, Берри и Санни Раг в их детские и юношеские годы. Пишется в соавторстве Gedzerath и Rj-PhoeniX.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

ГГ, Иззи

Предыстория к Г5. Альфабитлу не нравится то болото, которым является Брайнвуд и у него есть план, как это исправить. И Иззи - часть этого плана.

Другие пони

Древние: часть II

Шахматная доска вселенского масштаба, где каждый ход имеет свои последствия. Кто же Артур? Фигура или игрок? Какая бы не была истина, проигрыш партии не сулит ничего хорошего. Артур мечтал о спокойной жизни, а не о том, что ему уготовила "судьба".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Поколение Хе. Про Зебрику

Как говорят, времена, когда не было времени. Древняя Зебрика — впрочем, довольно развитая, до кризиса Бронзового века. Восемь зебр, бессмертных магов, предшественников аликорнов начинают соперничество за обладание Деревом Гармонии.

Правильный выбор

Когда предстоит принять решение, от которого зависит очень многое, главное не оступиться и сделать правильный выбор.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

S03E05
«За чистую Эквестрию!» «Не поддавайтесь теченью реки, что пытается сдвинуть вас с места, направив прямо в Бездну»

«Вы сошли с ума и теперь пытаетесь затянуть в своё безумие окружающих, но я не собираюсь в этом участвовать!»

"Сады Флима и Флэма" были достроены уже после нападения чейнчжлингов на Кантерлот, но до появления Кристальной Империи. На этом предприятии работало весьма большое количество приезжих рабочих, которым Флим и Флэм обещали весьма большую зарплату, а также обеспечивали медицинскую страховку, право на отпуск и гарантировали восьмичасовой рабочий день. Но вскоре начали появляться различные подвохи. Сначала братья заявили, что они вложили деньги рабочих в акции компании и что выдавать зарплату будут ими. Потом стало известно, что рабочий день будет увеличен до десяти часов, в связи с огромным количество заказов. Право на отпуск и медицинская страховка магическим образом "испарились", а когда один из рабочих обнаружил, что акции поддельные, то волна негодования нахлынула на братьев мощным потоком. Рабочие подняли бунт, разгромили завод и чуть было не растерзали Флима и Флэма на части. Весть об этом происшествии тут же облетела всю Эквестрию и вскоре появилось новое движение "Власть народу!". Лидеры этого движения повторяли лозунги, диктуемые им невидимыми покровителями, словно попугаи: "Даёшь власть народу!" , "Долой монархию!", "Долой тиранию принцесс!". Возвращение Сомбры и появление Лунной Империи лишь усилило их влияние. Сомбра стал образом "короля-тирана", а Луна и Селестия — "лицемерных принцесс". В отличии от движения "За Чистую Эквестрию!" сторонники этого движения не пропагандировали ненависть к представителям других рас, да и старались обходиться без кровопролития, ибо так велели им их лидеры. Восстания начались и на других предприятиях, причём довольно-таки часто дело заканчивалось бойней. Обленившееся жадные рабочие не только крушили свои рабочие места, но и грабили своих хозяев, насиловали их дочерей, сжигали их дома, и публично казнили их, наслаждаясь процессом. Принцесса Луна была первой, кто приняла жёсткие меры против революционеров. Она отдала приказ своим солдатам уничтожать всех тех, кто принадлежал движению "За Чистую Эквестрию!" или "Власть народу!". Её верные стражники патрулировали Эквестрию, разрубая на части всех тех, кто вёл себя агрессивно и выдавал свою принадлежность к тому или иному движению. Селестии ничего не оставалось, как отдать точно такой же приказ. Начались поиски заговорщиков, допрашивались все представители знати, высшие предприниматели, а также государственные деятели. По подозрению в государственном перевороте были публично казнены несколько влиятельных пони, а остальные же, испугавшись, тут же принялись вступать либо в партию Селестии, либо в партию Луны. Селестию поразила новость о том, что часть жителей Эквестрии хотят видеть Луну правительницей, а не её, но сестра пока что не выступала против неё в открытую. Тем не менее недоверие между ними лишь усилилось.

Исчезновение Гармонии повлияло не только на Понивилль и Кантерлот. Лас-Пегасус стал одним из самых "прогнивших" городов Эквестрии за весьма короткое время. Резко увеличилась доля казино, начали появляться бордели, в которых предлагали весьма разнообразные услуги по удовлетворению животных потребностей. Уровень преступности также вырос, причём настолько, что даже ходить по улицам было небезопасно. Внезапно могли появиться подозрительные личности, заинтересованные в том, чтобы забрать у потенциальной жертвы всё её добро, а порой даже её саму. В сточных канавах валялись никому не нужные отбросы общества, просящие лишь бутылку сидра, в который стали добавлять не только яблочный сок... Но и без политики дело обойтись не могло. Именно здесь появилась скандальная группа "Защитники", которая прославилась своими песнями, призывающими к массовому геноциду представителей других рас животных: "Сжигай чейнчжлингов дотла!", "Скорми дракону взрывчатку!", "Загрызи Алмазных Псов!" и одна из самых популярных "Долой милосердие!". Другие города не избежали подобной участи.

Графиня Колоратура, будучи самой большой поп-звездой во всей Эквестрии, стала целью организаторов каждого движения. Они посылали своих агентов, предлагая крупные суммы денег в обмен на сотрудничество, но в ответ они лишь получали отказ. Рара не хотела ввязываться в политику, а уж тем более иметь дело с движением "За Чистую Эквестрию!" и "Власть народу!". Да и остальные две партии были ничуть не лучше в плане способов достижения своих целей.

 — Да выбери ты уже наконец! Ты хоть понимаешь какие деньги нам предлагают?! — в очередной раз злобно проворчал её агент.

 — В последний раз говорю: я петь про политику не буду! А уж особенно про разжигание межвидовой вражды! — серьёзным и недовольным тоном ответила она.

 — Да уже все остальные группы и певцы выбрали сторону, и только ты ломаешься. Если не хочешь выбирать, тогда я сделаю выбор за тебя, — решительно воскликнул агент.

 — Ты не имеешь права выбирать за меня! Я тебе не вещь! — возмутилась Рара и тут внезапно получила пощёчину.

 — Я сделал тебя графиней, благодаря мне ты получила то, что хотела: славу, фанатов, богатство, роскошь. Без меня никто бы и не знал о твоём существовании. Ты — моя собственность, — рявкнул агент перед тем, как получил копытом в зубы.

 — Да что ты себе позволяешь? Разве можно так обращаться с другими, тем более с девушками? Вы сошли с ума и теперь пытаетесь затянуть в своё безумие окружающих, но я не собираюсь в этом участвовать! — после этих слов Рара направилась к выходу.

 — Вернись! Если ты сейчас же не извинишься, то мигом перестанешь быть графиней! Я сделаю всё возможное, чтобы ты сгнила в сточной канаве, проклиная себя за эту ошибку! Я... — кричал агент, но Рара не желала слышать его истерику. Выйдя на улицу, она тут же столкнулась с двумя пегасами.

 — Вам чем-то помочь? — спросила она недовольным тоном.

 — Да, помочь вы нам можете. Понимаете, жители Эквестрии не видят угрозы, исходящей от представителей... — начал один из пегасов, но тут же Рара прервала его.

 — Я же говорила, что не буду представлять интересы движения "За Чистую Эквестрию!"

 — Да кто ж тебя спрашивает? — нахальным тоном произнёс другой пегас, приблизившись к ней.

 — А ну прочь от неё, расисты проклятые! — раздался крик, и три земнопони подошли к ним.

 — О, глядите-ка, грязные рабочие! То-то я думаю завоняло чем-то, — съязвил сторонник движения "За Чистую Эквестрию!", однако ему пришлось взлететь в воздух, так как земнопони сильно разозлились на него.

 — А ну спускайся, трусливая тварь! — кричали они ему. Второй пегас полетел за подкреплением, а Рара, выждав лучший момент, пустилась бежать. Однако такой особе как ей скрыться в огромном мегаполисе было непросто. Повсюду её встречали фанаты, также интересовавшиеся её политическими взглядами, и среди них были сторонники того или иного движения. Скрываясь между переулками и закоулками, она то и дело натыкалась на них, их безумные взгляды и гневные крики пугали её, ей началось казаться, будто весь город хочет поглотить её своей аурой ненависти. Бежать становилось всё труднее, отбиваться от обезумевших фанатиков становилось всё тяжелее и тяжелее. Панически оглядываясь вокруг, Рара пыталась найти себе убежище. Охрана была подкуплена, агент решил уничтожить её за неповиновение, а фанаты жаждали разорвать на части. Ощущение беспомощности и безнадёжности тянуло её к земле, а одиночество вновь напомнило о себе, ударив прямо в сердце. Задыхаясь, она вдруг почувствовала, как кто-то схватил её и уволок в тёмный переулок. Там она решила сдаться.

 — Прошу, сделайте это быстро. Я ни за что не продамся и не встану на вашу сторону, даже не пытайтесь. Просто не мучайте меня, хотя бы ради того, чтобы сохранить своё достоинство. Пожалуйста, — жалобно произнесла Рара, сжавшись от страха и смирившись с неизбежным. Она закрыла глаза и затаила дыхание.

 — Я не собираюсь тебя мучить. Наоборот, я хочу помочь, — вдруг услышала она простой, но доброжелательный мужской голос. Открыв глаза, она увидела большого жеребца с красным цветом шерсти и гривой светло-апельсинного цвета. На боку у него была кьютиметка в виде большого порезанного пополам зелёного яблока.

 — С чего бы мне тебе верить? Вдруг ты приведёшь меня к своему лидеру, который отведёт меня к своим хозяевам, а они уже попытаются сломить меня и в случае неповиновения — убьют? — недоверчиво произнесла Рара.

 — Не-а, — ответил Биг Макинтош таким простым, но в то же время честным тоном, что сомневаться было невозможно.

 — Даже если ты не лжёшь, — всё ещё слегка не доверяя, сказала Рара, вставая на ноги, — то как ты сможешь мне помочь?

 — Ну, для начала я помогу тебе спрятаться. А там уже что-нибудь придумаем, — с энтузиазмом в голосе произнёс Биг Мак. Рара лишь молча кивнула головой и побежала за ним. Он постоянно следил за тем, что никто не набросился на неё, но в то же время проверял периметр, дабы никто их не заметил. Пройдя пару кварталов, они всё же наткнулись на одного из преследователей.

 — Эй! Они здесь! Они... — начал кричать единорог за что и получил от Биг Мака копытом с разбега. Его тело отлетело и врезалось в стену, но расслабляться было рано, так как тут же появился другой земнопони, набросившийся на Рару.

 — Как же долго я ждал этого момента! Я возжелал тебя с того момента, как впервые увидел на сцене! Это стало мечтой моей жизни — завладеть самой Колоратурой! — безумно прокричал он. Биг Мак, схватив зубами его за хвост, долбанул его об тротуар несколько раз.

 — Нам не интересна твоя личная жизнь, — произнёс он и плюнул в его сторону, затем он подбежал к Раре и взволнованно спросил: — Ты в порядке?

 — В физическом плане: да. В психологическом: какая тут может быть норма? — ответила Рара, с трудом поднявшись.

 — Такими темпами мы не дойдём. Нам нужен план, — решил Биг Мак, и они побежали дальше. К счастью, вскоре им попался на пути торговец фруктами, у которого была большая тележка.

 — Ого, это же... — хотел громко воскликнуть от удивления продавец, но Биг Мак заткнул его копытом.

 — Прошу, нам нужна ваша тележка. Они хотят меня разорвать на части! — быстро объяснила ситуацию Рара.

 — Конечно, конечно. Я же ваш фанат! Вот только сначала не могли бы вы дать мне автограф? — произнёс радостным голосом продавец.

 — У нас нет на это времени! Если вы и вправду мой фанат, то вы поймёте всю серьёзность ситуации, — нервным голосом воскликнула Рара.

 — Конечно, конечно, я понимаю. Я также понимаю, что вы не хотели бы попасть в копыта этих безумцев, — хитрым голосом сказал продавец, но тут же резко сменил тон: — Эй! Ты что себе позволяешь? А ну верни всё на место!

Биг Макинтош выкинул из тележки всё содержимое, положил в неё Рару, максимально аккуратным способом, закрыл её и накрыл сверху, чтобы никто не видел содержимое. Продавец хотел было начать драку, но стоило лишь Биг Маку стукнуть копытом по тротуару и суровым взглядом на него посмотреть, как желание тут же пропало.

 — Эй-эй! Не кипятись, большой парень! Хочешь телегу? Да забирай, ради Селестии! Я ж не жадный! — переигрывая щедрость и доброту, произнёс продавец.

 — Если ты хоть кому-то ляпнешь, то я тебя хоть из самого Тартара достану, — пригрозил ему Биг Мак, после чего ушёл.

 — Ох, да ну к Дискорду этот город! Уж слишком злые стали его жители! Лучше вернуться в Эпплузу, там то хоть пони добрые. Хотя, кто знает? — с этими словами напуганный до полусмерти продавец пошёл на перерыв.

Жители Мэйнхэттана смотрели на Биг Мака с явным презрением, на что он и рассчитывал. Все расступались перед ним, боясь прикоснуться к черни, даже те, кто искал Рару. Им казалось, что она ни за что не пошла бы не такое, так что этот вариант они отбрасывали сразу же, как только он появлялся. Прибыв к своему дому, который находился в весьма бедном и тихом квартале, поэтому народу здесь обычно много не бывало, Биг Мак, убедившись, что рядом никого нет, сказал Раре, что она может вылезать.

 — Ну, это была не золотая колесница, — начал было Биг Мак, но Рара его прервала.

 — Вот и славно, ведь иначе она бы привлекла к себе слишком много внимания. Я не такая уж и брезгливая, особенно когда речь идёт о спасении чужой и моей жизни.

 — Чужой? — недоумённо спросил Биг Мак.

 — Вы ведь рисковали своей жизнью, чтобы спасти меня. Вряд ли бы вас оставили в живых, когда бы нас поймали где-нибудь в центре города только потому, что мне видите ли, было противно лезть в обычную "простолюдинскую" тележку, — с некой ненавистью к себе произнесла Рара и тяжело вздохнула. — Простите, я просто перенервничала.

 — Да ладно тебе, я всё понимаю. Сам виноват: думал предрассудками. Кстати, можешь спокойно обращаться на "ты". А теперь предлагаю зайти в дом.

Когда они зашли внутрь, то их встретили Бабуля Смит и Эпплблум.

 — Ого! Это же сама Колоратура! Я столько слышала о тебе! Твоя музыка просто атас! — радостно воскликнула Эпплблум.

 — Биг Мак, можешь объяснить, что тут происходит? — недоверчиво произнесла Бабуля Смит.

 — Прошу прощения за внезапное вторжение. Я правда не хочу быть обузой. Если вы считаете, что мне здесь не место, то я всё пойму и уйду, не затаив обиды, — произнесла Рара, сдерживая отчаяние.

 — Погоди-ка, погоди-ка. Я ведь ещё даже не знаю в чём суть дела. Поясните мне, а то я не в тенте...

 — Тренде — поправила Бабулю Смит Эпплблум.

 — Аренде? Нет речь идёт не об аренде. Я хочу знать, что случилось то? — произнесла Бабуля Смит.

Рара начала рассказывать историю случившегося, опуская некоторые детали, поскольку рядом была Эпплблум. Реакция была моментальной: Бабуля Смит резко стукнула копытом по столу и прокричала: "Мерзавцы!" Затем она добрым взглядом посмотрела на Рару и произнесла:

 — Чувствуй себя как дома. Мы постараемся помочь тебе чем сможем.

 — Для начала вам нужно изменить внешность, чтобы даже родная мать вас не узнала, — предложила идею Эпплблум.

 — Это невозможно. Родная мать всегда узнает родное чадо, даже если оно будет превращено в страшного монстра с помощью заклинания, — возразила Бабуля Смит.

 — Я имела в виду, что ей надо бы изменить причёску, одежду, макияж, а то уж больно бросается в глаза, — объяснила Эпплблум.

 — Агась, — согласился Биг Мак.

 — А теперь как насчёт того, чтобы поесть? — предложила Бабуля Смит.

 — Вы слишком добры, — произнесла Рара.

 — Брось. Много доброты не бывает. Тем более сейчас, когда алчность и жестокость окружают нас, пытаясь подчинить своей воле. Но хватит печали на сегодня. Айда, обедать! — последнюю фразу Бабуля Смит прокричала радостным голосом.

Рара последовала совету Эпплблум, смыла с себя весь макияж, сменила одежду на простое чёрное платье, скрывавшее её кьютимарку, а также покрасила свою гриву в серо-синий цвет, сделав её при этом прямой. Работать она стала секретаршей, где её заваливали работой, так как вторая секретарша была любовницей начальника. Рару это устраивало, ведь никто не пытался приставать к ней, все крутились вокруг более накрашенной и доступной кобылы. Все деньги она отдавала Эпплам, которые приняли её как члена своей семьи. Исчезновение Колоратуры было затменно другим событием, ставшим последним шагом к началу революции.

Лидер движения "За Чистую Эквестрию!" начал разочаровывать своих последователей тем, что он не выполнил ни одного своего обещания, сдерживал их от массовой резни и рациональных действий, да и про его провальную миссию в Эпплузе никто не собирался забывать. Его покровители хотели было уже найти другую марионетку, но тут произошло то, чего они не ожидали... Лидера движения волокли на городскую площадь Понивилля, как грязного и мерзкого предателя, его копыта были заключены в старые и проржавевшие кандалы, а те, кто совсем недавно восхищался им и был готов пойти за ним хоть на край света, теперь плевал в его сторону и с ненавистью в глазах наблюдал за его неминуемой гибелью. С каждым шагом он приближался к той, кто займёт его место, лишив его при этом не только власти, но и жизни. Сам процесс казни был весьма долгим и мучительным: сначала новая предводительница отрезала ему язык, воскликнув: "Это тебе за то, что проповедовал идеалы нашего движения, искренне не веря в них!". Затем, срезала с него кьютимарки и положила их в специальную корзину, куда бросила и его язык. Потом настала очередь глаз. Зрители сего представления смотрели с интересом и лишь немногие почувствовали уже знакомые позывы рвоты. Нож, который использовала единорожка, покрылся кровью и глазным соком. Когда вместо глаз у жертвы остались лишь пустые дырки, то одна кобылка не выдержала и побежала прочь. "Слабачка!" — буркнула предводительница и продолжила своё дело. Отрезав от своей добычи куски плоти и пронзив ей сердце, она приказала бросить остатки "жалкого предателя" в Вечнодикий лес на съедение "тупым тварям".

Миссис Кейк спокойно занималась своими делами, пока не услышала женский крик. Выйдя на улицу, она увидела бегущую пони светло-сиреневого цвета со светло-лаймовой гривой.

 — Дейзи, что случилось? — спросила Миссис Кейк, встав у неё на пути

 — Она вырвала ему глаза! — истерично прокричала Дейзи.

 — Кому? О чём ты говоришь? — взволнованно воскликнула Миссис Кейк.

 — Лидера "За Чистую Эквестрию!" казнили! Теперь у них новый предводитель, вернее предводительница! Она такая жуткая! — прокричала Дейзи и убежала прочь. Миссис Кейк вернулась в "Сахарный Уголок" и рассерженным тоном сказала своему мужу:

 — Мы уезжаем из этого Тартара!

 — Но почему? — недоумённо спросил он.

 — Жители этого города совсем озверели! Они уже даже своих разрывают на части! Я не хочу, чтобы наши дети жили там, где ненависть и бессмысленная жестокость правит всем. Надо было давно покинуть это место.

 — Но куда нам податься? Если бы у нас была возможность, то я бы давно предложил это сделать.

 — А как насчёт Лунной Империи? Я слышала, что она стала своего рода убежищем от всех этих больных психопатов. Туда принимают всех, вне зависимости от расовой и видовой принадлежности. К тому же, там весьма сильная охрана, да и работы полно. Ты как хочешь, а я не собираюсь оставлять своих детей здесь.

Миссис Кейк еле сдерживала себя, чтобы не закричать от переполняющего её гнева. Лишь присутствие Пампкин и Паунда, а также нежный и любящий взгляд мужа сдерживал её от того, чтобы лично не переубивать всех этих фанатиков, забывших даже ради чего они всё это затеяли. Вещи Кейки собрали достаточно быстро, так как понимали, что рано или поздно им придётся покинуть этот город, но они постоянно давали ему ещё один шанс. Но только не в этот раз. Их ждала новая жизнь в Лунной Империи, где им были рады и где никто не мог ворваться к ним и, прозвав "шпионами", перерезать глотку или сжечь живьём. Узнав об их переезде, предводительница движения "За Чистую Эквестрию!" яростно стукнула копытом по столу и взвопила: "Да я их всех на кусочки порву, а эту Лунную Империю обращу в пепел!!! Трусы! Трусы! Трусы!" Но прежде, чем начать свою месть, ей надо было выполнить своё первое обещание: уничтожить лагерь буйволов неподалёку от Эпплузы. Для этого она набрала особую команду из самых сильных и свирепых сподвижников, снарядила их оружием и доспехами, предоставленными ею одним из покровителей, и отправилась с ними в поход.

Глубокой ночью силуэты пони приближались к вигвамам буйволов, занимая ключевые позиции и ожидая команды. По сигналу ярко вспыхнули языки пламени, пожирая всё внутри себя: свежую плоть, истошные крики и вопли, души несчастных, которых убивали лишь потому, что они родились не пони. Некоторые успели выбежать из своих домов, и им пришлось столкнуться в бою с коварным врагом, не желающим действовать открыто. Пегасы, словно ястребы, нападали сверху и исчезали в ночи, снижаясь практически до уровня земли, земнопони давили количеством и использовали шипастые доспехи, чтобы протыкать своих врагов, а единороги бросали кинжалы и рубили мечами. На оружие и броню организатор не поскупился, всё-таки революция — это дело затратное. Помимо того, что нужно организовать само движение, нанять крикунов, ораторов, провокаторов, переменить на свою сторону известных личностей, создать мощный пропагандционный аппарат и тому подобное, нужно ещё и снарядить своих революционеров, иначе их поубивают за несколько секунд. Убивали, несмотря на пол и возраст, а предводительница движения не только резала всех направо и налево, но и получала удовольствие, граничащее с оргазмом. Она слизывала кровь со своего ножа, истерично протыкала очередного маленького буйвола, а её смех был слышен во всём лагере. В итоге большинство буйволов было убито, лишь малое количество смогло убежать. Жертв среди пони было немного: четверых убили, а троих покалечили. Резня рядом с Эпплузой возмутила общественность, заставила Принцессу Луну организовать рейд на Понивилль с целью полной ликвидации движения "За Чистую Эквестрию!", а Принцесса Селестия, отчаявшись, начала казнить любого, кого подозревали в государственной измене, хотя некоторых из них просто подставляли. Всем было ясно, что дольше эта постановка идти не могла. Настало время грандиозного финала, который оставит в истории Эквестрии свой кровавый след и после которого начнётся новая эпоха...