Fallout Equestria Мелодии Нового Мира

Западная пустошь. За девяносто один год, до активации Проекта Одного Пегаса. Группа гулей была изгнанна из родного поселения и ищет новый дом. Это история о мечтах, и о том, как иногда они сбывается. Пусть и немного не так, как хочется.

ОС - пони Октавия Найтмэр Мун

Не похожа я на глухую

После свадьбы Винил решает прогуляться прежде чем вернуться домой, к своей соседке, Октавии

DJ PON-3 Другие пони Доктор Хувз Октавия

Сирота-маленькая тайна.

Маленькая пони сирота живущая под мостом. Мокрая, разваливающаяся коробка считается ее постелью и домом. Еда являлась объедками, которые можно найти. Если найдется кусок хлеба -хороший улов. А если покусанная булочка(а это бывает изредка)-день прошел не зря! 10 лет она так и прожила...Пока в ее жизни не появился маленький кристалл, который перевернул ее жизнь!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Банан

Корреспондент газеты Си-Ньюс из маленького города вдалеке от Эквестрии в поисках сенсаций решает проверить миф о Банане - дворнике, которого ненавидит Молестия.

Принцесса Селестия ОС - пони

Муки Сердца: Том III — Гибрид

Сварм — первый в мире гибрид пони и ченджлинга, дитя пегаса Вардена и ченджлинга Куно. Какая жизнь ждет эту троицу впереди? Серьезные перемены, для начала.

ОС - пони Стража Дворца

Песни скажут многое

Песни всегда говорят нам про что-то. Просто взгляни в текст и тебе откроется многое.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Гильда

Надежда

И лишь тихий скрип был слышен на корабле...

ОС - пони

Падение во тьму (продолжение)

Продолжение рассказа "Падение во тьму".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Купание

Пони захотелось прогуляться и искупаться

ОС - пони

Служить и защищать. (To protect and to serve)

Никогда не задумывались, кто хранит сон жителей Эквестрии по ночам? Нет? Этот парень вам сейчас всё расскажет...

ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
«Для согрешения нужен мотив» «Зачем думать самому, если можно просто поддакивать другому?»

«В Понивилле есть место только для одного героя и этот герой - я!»

Практически каждый жеребёнок мечтал стать героем, чтобы помогать другим в беде, иметь кучу различных приключений в самых опасных и загадочных местах, а также не стоит забывать о самом главном — про славу и фанатов. Казалось бы, что тут плохого? Любой труд должен оплачиваться, а геройский тем более. Но вот об одной вещи мало кто вообще задумывался и предпочитал даже не думать — известность всегда мимолётна. Сегодня о тебе говорят на каждой улице, обсуждают в каждой семье, а завтра — никто не знает как тебя вообще зовут. А уж если появился конкурент... Одно дело бороться со злодеями, а другое — с соперниками, ведь они же тоже герои, а значит, если ты будешь сражаться с ними, то автоматически станешь злодеем. Правда, когда ты ослеплён гордостью, то тебе на это всё равно, пока не станет слишком поздно. Желание быть единственным героем вполне объяснимо, ведь если все станут героями, то героем не будет никто. Спасать будет некого. Но почему бы не быть двум героям в одном городе? Ответ на этот вопрос стоит спросить у Рэйнбоу Дэш, чьё желание быть единственным героем в Понивилле заставило причинить боль своей близкой подруге.

Фанаты называли её наикласснейшей, расчудеснейшей, изумительной, бесподобной, поразительной, ослепительной. Даже: супер-ультра-исключительнейше-офигенно-дивительной!( попробуйте выговорить это три раза подряд быстро и без запинки!) Она была окружена поклонниками, даже имела литературного призрака, пишущего за неё автобиографию. Когда она давала интервью в "Сахарном Уголке", то её друзья смотрели на неё с завистью. С ней фотографировались, жеребята носили парики, выглядящие как её грива, а сама Рэйнбоу вела себя крайне высокомерно, что не могло не дразнить остальных. Они ведь Элементы Гармонии! Они спасли Эквестрию от вечной ночи и хаоса! Так почему только у Рэйнбоу есть свой фан-клуб? Эти мысли лишь подливали масло в огонь.

Много пони было в тот день на раздаче автографов, но одну не видел никто, хотя она тоже там присутствовала. Белый аликорн, с зелёной средней длины волнистой гривой, одетая в чёрную юбку с бантиком, на которой вышит золотой однокрылый орёл, а также носящую белый воротник с светло-розовым галстуком. Левиафан наслаждалась представлением, впитывая чувство зависти от друзей Рэйнбоу. Ощущения были настолько потрясающими, что она закрыла глаза и всё бы ничего, если бы внезапно она не услышала радостный голос Люцифер, появившейся рядом с ней:

 — Эй, Левиафан!

 — АААААААА! — быстро отреагировала Левиафан, открыв глаза и отпрыгнув в сторону. Увидев в её глазах шок, Люцифер звонко засмеялась, после чего произнесла восторженным тоном:

 — Видела бы ты своё лицо! Я и забыла, насколько легко тебя напугать!

 — Вовсе нет! Просто я сосредоточилась на Элементах Гармонии и их чувстве зависти! Ты бы тоже испугалась! — начала обиженным голосом оправдываться Левиафан.

 — Ага, конечно! В любом случае, хочу тебе напомнить, что первый ход делаю я, — гордо воскликнула Люцифер.

 — А почему это ты? У меня тут пять готовых жертв, которых надо лишь слегка подтолкнуть, а у тебя лишь одна, — аргументировала свою правоту Левиафан.

 — И как же ты это сделаешь? Хоть они и завидуют ей, но не настолько, чтобы причинить вред. А вот эта Рэйнбоу Дэш уже почти готова. Её эго чувствуется на другом конце Эквестрии. Просто посмотри на неё, — после этих слов Люцифер указала копытом на Рэйнбоу. Та продолжала говорить о том, насколько она потрясна, что лучше неё никого нет, а её фанаты были готовы расшибить себе голову, лишь бы Рэйнбоу позволила сфотографироваться с ней. Левиафан взглянула на неё, а потом на Люцифер, у которой появилось хитрое выражение лица.

 — Мне осталось лишь дождаться момента, когда я смогу начать игру. Поверь мне, твоё время ещё не пришло, — произнеся это, Люцифер исчезла.

 — Ты так всегда говоришь. Но ничего, я тебе ещё покажу. Я такое устрою, что ты будешь умолять меня научить мастерству манипуляций... — произнесла Левиафан злобным тоном, но вдруг услышала самодовольный голос Люцифер: "Размечталась!" Оказывается, что она переместилась на второй этаж к лестнице, так как знала, что Левиафан начнёт мечтать о победе над ней. Сделав своё дело, Люцифер переместилась на улицу и взлетела в воздух. Левиафан, зажмурив глаза, затряслась от зависти и, стиснув зубы, вновь произнесла: "Я тебе ещё покажу".

Когда в Понивилле появилась Таинственная-Пони-Что-Надо, то про Рэйнбоу тут же забыли. Даже самые преданные фанаты, включая Скуталу, плюнули ей в душу и ушли поклоняться новому герою. Казалось бы, просто смирись с этим и живи спокойно, зачем тебе фанаты, которые готовы бросить тебя ради новичка, но Рэйнбоу Дэш была не такой. Сама мысль о том, что у неё отобрали фанатов и славу, казалась ей невероятной. "В Понивилле есть место только для одного героя, и этот герой — я", — этим всё было сказано. За свои слова надо отвечать, что Рэйнбоу и сделала. Правда, потом она сильно пожалела об этом.

Лежа на грозовом облаке, Рэйнбоу никак не могла смириться с мыслью, что про неё все забыли. Все попытки снова стать героем Понивилля потерпели крах, а сама Рэйнбоу стала посмешищем. Новому герою Понивилля даже парад решили устроить! И кто ей сообщил об этом? Скуталу! Это стало последним гвоздём в гроб её самолюбия! Разозлившись, она решила лежать весь день, и так бы пролежала, если бы не заметила облако, которого быть не должно. С него на неё кто-то смотрел, что показалось Рэйнбоу весьма оскорбительным. "Наверняка, сейчас сбросит на меня помои или же сделает снимок и подпишет: "Рэйнбоу Дэш грызёт зависть!" или "Радужная неудачница смирилась со своей ничтожностью!". Сейчас я им устрою!" — подумала Рэйнбоу и внезапно взлетела вверх, прямо к тому облаку, на котором кто-то сидел. Это была белая пегаска, которая так сильно испугалась, что упала с облака и начала кричать. Злость Рэйнбоу быстро улетучилась, и Дэш полетела спасать бедняжку. Схватив её за копыто, она помогла ей мягко приземлиться.

 — Ты ещё кто? Пришла, чтобы посмеяться надо мной? — недовольно спросила Рэйнбоу, оглядывая странный прикид нарушительницы.

 — Посмеяться? Над вами? Что вы, нет! Как я могу смеяться над самой лучшей летуньей во всей Эквестрии? — невинно ответила Люцифер.

 — Это что тоже шутка? — недоверчиво произнесла Дэш.

 — Нет, нет! Я... я... — тихо начала говорить Люцифер, но потом внезапно громко нервным голосом произнесла, — Я ваша фанатка!

Рэйнбоу была озадачена. Она ожидала этого от Скуталу, хотела, чтобы Скуталу осталась её преданной фанаткой, но в итоге единcтвенная пони, которая по прежнему считает её потрясной, — это пегаска, которую Рэйнбоу видит впервые. Если бы не внезапный крик, то она подумала, что её разыгрывают. И всё же сомнения у неё остались, поэтому она решила уточнить:

 — Хочешь сказать, что ты всё ещё считаешь меня лучше всех?

 — Конечно же! Ты ведь супер-ультра-исключительнейше-офигенно-дивительная пони! Благодаря тебе, я горжусь тем, что являюсь пегаской, — искренно произнесла Люцифер, настолько искренно, что Рэйнбоу решила для себя: "Я не хочу потерять единственную оставшуюся фанатку".

 — Что ж, ты всё правильно делаешь! Я куда лучше, чем эта Пони-что-Надо! — гордо воскликнула Рэйнбоу.

 — Безусловно лучше! Я думаю, что эта пони сама подстраивала несчастные случаи, поэтому она тебя и опережала. А так у неё не было бы даже возможности обойти тебя!

 — Хм, а ведь в твоих словах есть смысл. Она действительно появлялась в тот самый момент, когда происходил несчастный случай. Сначала я думала, что это совпадение, но теперь, после твоих слов, я начинаю сомневаться, — произнесла Рэйнбоу, почёсывая подбородок.

 — Она решила отобрать у тебя славу нечестным путём! Неужели ты это стерпишь?

 — Нет! Я не буду это терпеть! Я покажу этой пони, кто тут герой!

 — Да! Ты можешь поймать её во время парада и настучать как следует по голове, чтобы выбить у неё все мысли о конкуренции с тобой! — возбуждённо произнесла Люцифер.

 — Отличная идея! Это уж точно отучит её от жульничества! Понивилль — мой город. Я здесь герой! Я! И только я! — яростно прокричала Рэйнбоу и уже собиралась лететь к месту проведения парада, как вдруг спросила: — А как тебя зовут? Просто мне хочется знать имя истинной фанатки!

 — Меня зовут Люси, — скромно ответила Люцифер.

 — Люси. Красивое имя. Спасибо тебе, Люси! Когда меня вновь сделают героем Понивилля, то я сделаю тебя президентом моего фан-клуба! Это я тебе обещаю! — произнесла Рэйнбоу довольным тоном и полетела к городу.

 — А я обещаю тебе, что скоро все будут ненавидеть тебя и мечтать о том, чтоб ты сдохла. Лучшая летунья Эквестрии, ха! Я — самая лучшая летунья Эквестрии! Ты ничто, по сравнению со мной, Рэйнбоу Дэш. Да я к тому же ещё и самая потрясная актриса! Сыграла просто на десятку, чего уж скромничать. Пора насладится плодами своих трудов, — произнесла с хитрым видом Люцифер и, сделавшись невидимой, полетела за Рэйнбоу.

Гоняясь за своей конкуренткой, Рэйнбоу чувствовала, как ярость внутри неё становилась всё сильнее и сильнее, а желание наказать свою жертву усиливалось с каждой секундой. Каждый раз, когда Таинственная-Пони-Что-Надо проводила её вокруг копыта, Рэйнбоу злилась ещё больше, тем самым доводя себя до состояния одержимости. И вот, когда ей удалось поймать свою противницу, то она, не теряя времени, повалила её на землю и принялась орать на неё:

 — Вот я тебя и поймала! Думаешь, что ты лучше меня, да?! Что ты можешь отбирать у меня славу?! Подумай ещё раз! — и с гневом в глазах, Рэйнбоу ударила её прямо в правый глаз.

 — Что уже не такая крутая, да?! Какого это, когда тебе причиняют боль? Неприятно, не правда ли? — с некой ноткой безумия произнесла Дэш, наслаждаясь процессом доминирования.

 — За что ты так со мной? — вдруг произнесла Таинственная-Пони-Что-Надо знакомым для Рэйнбоу голосом. Слишком знакомым. Рэйнбоу сняла маску и увидела плачущую Пинки с фингалом под правым глазом.

 — П-п-п... Пинки? — спросила Дэш, не веря своим глазам. У неё задрожали копыта, осознание того, что она натворила, резко ударило её прямо в сердце, а ненависть изменила своё направление. Теперь Рэйнбоу ненавидела себя.

 — Что ты натворила?! — услышала она гневный голос Твайлайт, которая тоже была в костюме Таинственной-Пони-Что-Надо. Вместе с ней появились и остальные, одетые точно так же. Они тут же подбежали к Пинки и начали её успокаивать.

 — Успокойся, Пинки. Всё хорошо, — жалостливым голосом сказала Флаттершай.

 — О чём ты думала, Рэйнбоу?! — крикнула Рэрити и еле сдержала себя, чтобы не плюнуть в сторону радужной пегаски.

 — Я... я... не хотела... — с трудом произнесла Дэш. Ей было больно видеть Пинки несчастной и осознавать, что это её вина. Слёзы начали течь из её глаз.

 — Не хотела? Тогда зачем ты её ударила?! — недовольно спросила Эпплджек.

 — Это очень нехорошо, Рэйнбоу, — тихим, но злым тоном произнесла Флаттершай, от чего Дэш стало ещё более стыдно.

 — Я хочу побыть одна, — вдруг сказала Пинки и, громко рыдая, убежала в сторону "Сахарного Уголка".

 — Надеюсь, ты довольна. Теперь ты — единственный герой Понивилля. Весьма паршивый герой! — злобно крикнула Эплджек, после чего плюнула в сторону Рэйнбоу и ушла прочь. Остальные же посмотрели на Дэш с презрением и разошлись по домам. Только Флаттершай перед уходом произнесла: "Лучше бы я тебя не знала".

Рэйнбоу упала на землю, после чего протянула копыта к небу и воскликнула: "Что я наделала?!" У неё началась истерика. Чувство вины впилось в её душу, вонзило свои когти, причиняя страшную боль. Дэш улетела прочь из города, во время полёта она не переставала лить слёзы и бормотать: "Прости меня, Пинки! Прости меня!"

"Сахарный Уголок" был практическим пустым, так как никто из жителей ещё не знал о том, что произошло. Единственная пони, находившейся в этой кондитерской, была Пинки. Она упала на пол, так как была не в силах больше стоять на копытах. Ей было больно, но вовсе не из-за фингала. У неё болела душа. Лучшая подруга возненавидела её и ударила в припадке ярости. Пинки хотела помочь Дэш исправиться, перестать быть такой заносчивой, ибо знала, что гордых никто не любит, но в итоге она лишь ухудшила ситуацию. Ей казалось, что это всё её вина.

 — Эй! Кондитерская работает? — вдруг услышала она чей-то девичий голос.

 — Прошу оставьте меня, — попросила Пинки тихим голосом, но дверь всё равно открылась и перед ней возникла единорожка с латунного цвета гривой и двумя короткими закручёнными косичками.

 — Что с тобой? Почему ты грустишь? Разве можно быть в печали, когда вокруг тебя столько вкусностей? — удивлённо воскликнула Вельзевул.

 — Прошу, уйди, — вновь попросила её Пинки, но она не ушла.

 — А как же ты? Думаешь, я позволю такой жизнерадостной пони, как ты горевать? У тебя есть лекарство от всех недугов. Оно рядом, его здесь полно, — произнесла ласковым тоном Вельзевул, указывая копытом на прилавки с различными вкусностями.

 — Еда не поможет мне избавиться от моего горя, — возразила Пинки, мечтая, чтобы от неё отстали, но в то же время чувствующая заботу, которая потихоньку успокаивала её.

 — Ну-ну, не плачь. Всё хорошо. Давай ты сейчас съешь пирог, а лучше два, а если не поможет, то закусишь кексиками. Мне, например, это всегда помогает, — мягким и нежным голосом сказала Вельзевул.

 — Может... может ты права. Сладости действительно поднимают настроение. А торт поможет? — с надеждой в голосе спросила Пинки.

 — Конечно же поможет! Вообще, с него то и стоит начать! — радостно воскликнула Вельзевул.

 — А как же мистер и миссис Кэйк? Вряд ли им понравиться, что я ем их товар? — вдруг произнесла Пинки.

 — Они что — жадины? У тебя такое горе, можно уж и поделиться тортиком. И кексами. И пирогом, — воскликнула Вельзевул, после чего у неё изо рта пошла слюна.

 — Вижу, тебе уже не терпится попробовать наши вкусняшки. Присоединишься? — спросила Пинки с некой радостью в голосе.

 — С радостью! Меня, кстати, Вельзевул зовут.

 — Вельзевул? Очень необычное имя, — удивилась Пинки.

 — Твоё тоже весьма необычно. Хотела бы я, чтобы меня назвали в честь еды. Но только вкусной еды. Морковкой называть меня не надо!

В тот день Пинки, вместе с новой подругой, съела половину сладостей кондитерской "Сладкого Уголка". После этого зависимость от еды у неё возросло, причём весьма сильно. Это привело к весьма печальным последствиям.