Твайлайтнинг

Твайлайт Спаркл находит старую, потрёпанную книгу, в которой описывается новый метод перемещения. Несмотря на то, что исследования небрежны и записи неполны, Твайлайт берёт на себя ответственность за завершение чьего-то древнего проекта. Конечно, никто не говорил, что это будет легко.

Твайлайт Спаркл

Drop of Swarm

События повествуют 12 годам спустя после реального времени.Главным героям, Данилу и Павлу, 23 года.В ходе тестов костюмов "ThunderMan5" появился телепорт, перебросивший их в Эквестрию.Им придётся спасти её, иначе всё будет плачевно не только для страны...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Человеки

Два одиноких сердца

Двое таких разных существ, что может их объединить?

Зекора Стража Дворца

Моя королева

Королю нужна своя королева, иначе дворец останется стылым и неуютным местом.

Твайлайт Спаркл Король Сомбра

Тень и ночь

"Помни". Это было первое последнее слово, которое они сказали друг другу, не подозревая, что короткое послание пронесётся через времена, эпохи и миры, переживая саму вечность и служа пульсирующим сердцем силе, созидающей и разрушающей мироздания.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Кризалис Король Сомбра

Железное Крыло и Разрушительная Команда

Кристальная Война. Битва настолько долгая и жесткая, что сформировала целую эру праведного кровопролития. Пони больше не устраивают пижамные вечеринки, не читают сказки своим жеребятам и даже не улыбаются. Но если они улыбаются, то эта улыбка будет держать их в миролюбивом состоянии пару дней, после чего все снова вернется на круги своя. Безумие Сомбры и его армии рабов растет с каждым днем. Солдаты на службе у Селестии неустанно борются, чтобы удержать малейшее то, что раньше называлось Эквестрией. Ее граждане делают все на корм кровавой машине: от консервирования еды до устраивания похорон. И в центре всего стоят три могучих воина. Они пожертвовали очень многое этой войне, хотя и сложно сказать, сколько точно. Но они дали обещание вернуться домой. И нарушать обещания они не привыкли. Не важно, какова цена. Это история о Железном Крыле и Команде Разрушителей.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Мод Пай

Осколки

Ничего особенного. Просто герои этого фанфика не совсем такие, какими привыкли видеть мы.

Vale, Twilight Sparkle

Ничего уже не будет как прежде. Но, возможно, будет лучше? Мой взгляд на превращение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Моя маленькая Дэши

Повесть о том, как маленькая пегасочка в следствии неких причин оказалась в мире, где живут люди. Совсем еще ребёнок, не умеющий толком говорить, она одна сидела в картонной коробке посреди грязной подворотни... Внимание: если вы сентиментальный человек, запаситесь носовыми платками. Этот рассказ действительно может заставить плакать, даже если вы не разу не делали этого раньше.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Человеки

Впервые

Ни приключений, ни магии.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Автор рисунка: MurDareik
Обратная сторона Солнца

Пока не грянул гром

К постоянному недосыпу Луна успела привыкнуть. Так что, проснувшись после четырёхчасового сна, она даже не стала тратить время на сожаления по поводу невозможности проспать, как в былые времена, до самого ужина. Хоть на сегодня не было запланировано никаких особых дел, кроме парочки довольно незначительных мероприятий, нежиться в кровати дольше положенного Президент всё равно не собиралась. Она наконец-то привела нервы в порядок после происшествия недельной давности, когда новоиспечённая Императрица Солнца пожаловала собственной, правда астральной, персоной в Аркем. И хоть воспоминания об этом до сих пор вызывали у Луны злость, неделя упорной кабинетной работы испарила прежнюю ярость, сгладив шрамы на душе. Так что теперь правительнице хотелось каких-то действий, причём, желательно, вне стен Аркема.

И в это позднее утро она бодро рысила по коридорам, устланным синими коврами, от одного помещения к другому. Сегодня ей наконец-то удалось нормально позавтракать, и хотя после предстояло ещё некоторое время провести в помещении, она всё равно была полна сил. Список дел включал всего пять пунктов, включая утреннюю пятиминутку с Ответственными Пони, посвящённую остро сейчас стоящим вопросам экономики и охраны границ. К счастью, Ответственные Пони выполняли порученные им задачи с чёткостью часового механизма, так что обошлось без каких-либо эксцессов, что немало обрадовало Президента. Правда сразу после того, как пони были отпущены по своим делам, подошёл Фликер, деликатно сообщивший неожиданную новость:

— Прибыл посол зебр от Хекимы. Сама она сейчас в Либрии, но готова сделать свой вклад в помощь Республике, по этому поводу его и прислала. Вроде бы что-то, связанное с зебринской медициной. Желаете увидеть посла сейчас?

— О, не думаю. Вероятно, он сильно устал после дороги, и ему не помешает отдохнуть. Распорядись, пожалуйста, чтобы ему приготовили комнату, накормили и выполнили другие его пожелания. Не забудь сказать, что он – посол, на всякий случай. А после, не мог бы ты прийти в Белую Приёмную? Сегодня должна прибыть пони-дизайнер, которая шьёт мне наряды. И мне нужно чьё-то непредвзятое мнение, – Луна улыбнулась. – А твоё, я знаю, именно такое. Ты не из льстецов.

— Разумеется, госпожа Президент. Спасибо, что так высоко меня оцениваете, – единорог вежливо склонил голову и вышел из зала.

Луна же, не тратя времени, вернулась к выполнению списка. Следующие два пункта выполнялись быстро, но были довольно скучными, заключаясь в выслушивании пары отчётов от пони, работающих со статистикой, и оставлении подписи на документах, фиксирующих состав грядущего собрания Каэлума, включающего в себя представителей всех субъектов Республики. Собрание должно было состояться больше, чем через месяц, но подготовка начиналась уже сейчас. Четвёртый пункт был интереснее и включал в себя ознакомление с эскизами новых наград. Пони, работающий над ними, был невероятно талантлив, так что Президент всецело одобрила эскизы и, наконец, перешла к последнему пункту – наряды.

Она не могла сказать, что ей очень уж нравится одеваться, однако некоторые поводы, вроде важных переговоров или торжественных событий, предписывали ей появляться на публике в одежде. А ещё ей нравился сам вид хороших нарядов. Луна уважала все виды искусств, не делая исключения и для дизайнерского искусства.

Жёлтая земнопони с волнистой красно-каштановой гривой уже ждала в приёмной, поправляя на манекенах приготовленные платья и костюмы. Едва Луна вошла, пони сразу же повернулась ко входу и приложила копыто к груди, одновременно с этим склоняя голову в знак уважения. Президент дружелюбно поздоровалась и прошла вдоль ряда одежды, решая с чего бы начать примерку.

— Может быть, – начала модельер, — вы начнёте с костюма для Собрания? – она указала копытом на дальний от неё манекен.

— О, конечно. Почему бы и нет, эээ… – Луна замялась, вспоминая имя.

— Мэджри. Зовите меня, пожалуйста, Мэджри.

— Да, конечно, Мэджри, – Президент виновато улыбнулась, левитируя к себе чёрный пиджак с лацканами и пуговицами лазурного цвета. Она в который раз поймала себя на том, что даже про себя называет не синий цвет, а его оттенки.

Когда она уже задумчиво рассматривала себя в зеркале, двери открылись, впуская Фликера.

— Вам идёт, – он не изменял своей лаконичности даже в подобной полуофициальной обстановке.

Луна благодарно кивнула и, сняв пиджак, перешла к довольно вычурному платью, которое, однако, на ней смотрелось эффектно. За это его одобрил единорог, так и не отошедший от дверей. Следом было платье попроще, за ним – ещё один пиджак, костюм, рубашка… в общей сложности пришлось примерить почти десяток нарядов. К чести Мэджри, из них был забракован всего один, оказавшийся чересчур пышным. Поблагодарив жёлтую кобылку, Луна отпустила её и оглянулась на помощника.

— Может, прежде, чем я тебя отпущу, выпьем чаю? Нам выдалась непростая неделя, Фликер. Тебе, может даже, особенно непростая, учитывая, сколько дел я на тебя сваливаю. Завтра у тебя выходной, а сегодня можешь уйти пораньше, если закончил с предыдущими распоряжениями. Но я всё же прошу составить мне компанию, – Президент выжидательно посмотрела на Фликера и, дождавшись его согласного кивка, вызвала секретаря, попросив пару чашек чая и печенье.

Они сидели по разные стороны чайного столика, на мягких подушках. Приёмная утопала в мягком свете, льющемся сквозь высокие окна. Луна сидела спиной к ним, поэтому единорогу, сидевшему напротив, казалось, что она окутана сиянием. Это только добавляло неловкости ситуации, в которую он попал. Фликер был явно смущён, несмотря на то, что согласился, ему было неловко просто так сидеть в неформальной обстановке напротив пони, которую он большую часть своей жизни считал кем-то вроде божества во плоти.

Сама же Луна, видя возникшую неловкость, судорожно пыталась найти тему для беседы, когда принесли чай. Поблагодарив секретаря, она отпила из чашки, после чего, наконец, нашла, чем можно было бы поддержать разговор:

— Кстати, ты нашёл, что искал в библиотеке? Когда просил особое разрешение?

— Д-да, спасибо. Я хотел ознакомиться с парой древних манускриптов по Ранней Истории. По счастью, он оказались именно у нас в Толлтейле, — он улыбнулся, расслабляясь, когда зашла о речь о его исследованиях.

— Интересуешься историей? Что за манускрипты? – Луну заинтересовало его пояснение. На самом деле она не интересовалась целями, когда подписывала разрешение – своему помощнику она всецело доверяла.

— Да, особенно именно древней. Это были тексты времён Разделения. Об устройстве жизни в условиях взаимозависимых стран.

— Ого. Да, это было сложно. Кстати именно по этой причине после Объединения лидеры позвали нас с сестрой на царствие. Дополнительным плюсом стали наши вскоре открывшиеся таланты. Сложно представить это зрелище, но для передвижения светил требуется не меньше двух десятков единорогов. Театральные постановки не дают полного понимания. Это надо видеть, — уцепившись за эту тему, она решила поделиться некоторыми воспоминаниями.

— Это действительно сложно представить. Даже зная. Особенно если учесть, что всю жизнь их двигала одна пони. Ну, потом две, но это не сильно меняет дело. Ваши силы и силы принцессы Селестии действительно впечатляют, — Фликер слевитировал к себе печенье и восхищённо взглянул на правительницу. Он, что удивительно, чувствовал себя уже совершенно свободно рядом с ней. Разумеется, насколько возможно чувствовать себя свободно рядом с пони, которую ты считаешь божеством.

— Кстати, если хочешь, я могу помочь тебе с исследованиями. Неплохо пообщаться с пони, которая лично видела многие исторические события, правда?

— Ох… это было бы здорово! – Он так резко вскинул голову, что магическое поле, удерживающее его чашку, едва не распалось. О таком предложении он даже не мечтал. – В таком случае, я ведь смогу отнять у вас немного времени между делами государственными?

— Разумеется. Я же сама это предложила. Правда, учитывая нынешнюю обстановку, не обещаю, что смогу уделять время часто, но постараюсь. А сейчас я тебя покину, тем более, что ты, вроде как, тоже уже допил чай, — Луна мельком глянула в его чашку и ещё раз улыбнулась, когда он, кивнув поднялся на копыта и, чуть опередив Президента, придержал дверь копытом. – Спасибо. Надеюсь, что послезавтра увижу тебя уже отдохнувшим и готовым снова трудиться.

Прощание вышло очень неловким и каким-то сбивчивым, но она и вправду не знала, что ещё сказать. Да и Фликер, как она заметила, смущённо крутил пустую чашку несколько минут, надолго заминаясь перед репликами. Он, конечно, вёл себя уже не так испуганно, как сначала, но всё равно видел перед собой в первую очередь правительницу, и только потом – пони. Пони, которой сейчас не помешали бы уроки Магии Дружбы. Жаль только, что Твайлайт Спаркл сейчас где-то в Империи, и неизвестно ещё, на чьей она стороне.

Выйдя за огромные тяжёлые двери Аркема, Луна глубоко вдохнула. Перед ней простирался раскинувшийся внизу, под скалой, Толлтейл – самый консервативный город Эквестрии. Столица Лунной Республики. Он никогда не был тихим, а сейчас жизнь здесь и вовсе не стихала ни днём, не ночью. Сейчас же, когда солнце едва-едва перешло за зенит, улицы были полны пони. Спускаясь по широкой лестнице, ведущей с невысокой скалы, на которой примостился Аркем, на пологие склоны, спускавшиеся к самому океану и принявшие сотни строений города, она неотрывно смотрела вперёд, наполняясь радостью. Едва Президент ступила на синеватую брусчатку Звёздного Луча – главной артерии города, пронизывающей его насквозь, – со всех сторон послышались приветственные крики. Толлтейльские пони приветствовали свою правительницу. И сентиментальная Луна едва не плакала, глядя на все эти радостные лица. Причём здесь были не только обычные пони. Многие из дружественных народов, видимо, решили здесь поселиться. Радостно размахивали копытами пытающиеся перейти на дневной образ жизни бэтпони в больших солнцезащитных очках, кричали приветствия полосатые зебры в причудливых украшениях, парочка грифонов заложила над улицей круг почёта, а возле перекрёстка даже стояла семья аримаспов с жеребёнком, во все глаза глядящим на высокую пони, шагающую в центре всеобщего внимания. Луна улыбнулась и слевитировала ему жёлтый листочек с дерева – первый в этом году. Жеребёнок радостно засмеялся, и его мать смущённо и благодарно кивнула.

Чем дальше Президент шла по улице, тем тише и спокойнее становились приветствия. Это не было неуважением, просто за первые месяцы строительства Республики пони привыкли к частому появлению правительницы в городе. Но одновременно с этим её радость начала затуманиваться неприятными чувствами. Не то, чтобы ей было неприятно именно то, что её народ любит её, но казалось, что существует целый культ, посвящённый ей и её светилу. С половины вывесок сверкали серебром полумесяцы, точь-в-точь повторяющие её кьютимарку, и кричаще зазывали «лунные» названия: «Лунная Лавка», кафе «Под Крылом Луны», и повсюду – повсюду! – огромные баннеры, рекламирующие недавно поступившую в продажу минералку «Lunar Aqua». Кардинал воистину расстарался, проводя рекламную компанию. Хотелось бы верить, что в других странах подобное оценят. Луна не любила подобный безумный фанатизм, но какую-то часть её души грела мысль о том, что её народ имеет идею, сплачивающую его. Ради этого можно было потерпеть своё изображение, глядящее с половины товаров, производящихся в промышленном масштабе. И тем не менее настроение было несколько подпорчено.

Республика задумывалась не только как защита от обезумевшей Селестии, но и как оплот равенства. За тысячелетие, проведённое на луне, Луна несколько переосмыслила жизнь. Нет, она не была против королевской власти, и покуда была цела Эквестрия, абсолютная монархия её устраивала, но когда пришло время создавать свою страну, выбор всё же пал на демократию. Поэтому сейчас видеть такое превознесение своей личности было для Президента… некомфортно.

Стараясь не обращать внимание на всё это, Луна сосредоточилась на спокойной радости. Толлтейл выглядел великолепно: осень вступала в свои права, но вокруг пока ещё было солнечно и зелено. Холодные дожди должны были пригнать лишь через пару недель, так что город, поражавший своим сочетанием древности и современности, стоял, напоенный мягким теплом. Радостные, приветливые пони сновали между высокими домами, украшенными резьбой. Совсем как в мирные эквестрийские времена, подумалось ей, даже лучше: в Эквестрии были и жадные пони, и жестокие, и властолюбивые, а здесь царил утопический мир. Ни ссор, ни нахальства; повсюду только мир, спокойствие и жеребята в ухоженных скверах. Выглядело почти как сон. Название города полностью оправдывало эту идиллическую картину, заставлявшую сердце Луны трепетать от гордости и счастья.

Улица тем временем плавно спускалась к океану, проходя мимо небольшого уступа, нависавшего над прибрежной частью города. На нём расположилось единственное, пожалуй, заведение, название которого не было так или иначе связано с луной или ночным небом. Вывеска, выполненная в стиле оформления старых книг сказок, скромно гласила «кафе Разнотравье». Президент ощутила желание перекусить чем-нибудь вкусным. Сладкое было одной из её маленьких слабостей. Появление её в кафе вызвало изрядный переполох: посетители наперебой приветствовали её и возбуждённо перешёптывались, пока Луна, исполненная спокойствия, приветливо отвечая им, шла к стойке. Голубая единорожка, до этого тщательно протиравшая тарелку, вежливо поздоровалась и спросила, уважительно, но без священного трепета, чего бы высокопоставленная посетительница желала. Приняв заказ на кусочек шарлотки с корицей и чашку чая, пони пообещала принести заказ за столик.

Даже сев за угловой стол, стоящий возле панорамного окна, выходившего на океан, и скрытый от большей части зала кадкой с большим растением, усыпанным белыми цветами, Луна ощущала на себе взгляды. Это, впрочем, было привычным. А принесённые пирог и чай – невероятно вкусными, что позволило Луне и вовсе отрешиться от окружающих глазеющих пони. В какой-то момент захотелось просто сидеть вот так как можно дольше, не заботясь о чужих судьбах и собственных проблемах. Мягкое осеннее солнце клонилось к зыбкому горизонту. Голубая пони, пришедшая забрать тарелку, внимательно посмотрела на правительницу и задумчиво произнесла:

— Возможно, я лезу не в своё дело, но вам действительно стоит чаще бывать в городе. Вы выглядите ужасно уставшей, госпожа Президент.

— Всё верно, – ответила Луна, несколько удивившись своей искренности и простоте, с которой давались эти слова. – Ужасно. Надеюсь, когда-нибудь я действительно смогу часто гулять здесь. Но не сейчас. Увы, не сейчас. Спасибо, – Она опустила горстку монет на стол и искренне улыбнулась.

Единорожка, кивнув, удалилась.

Выйдя на улицу, Президент снова посмотрела на солнце. Решив, что время пока ещё есть, она снова пошла в сторону океана, не переставая оглядывать улицу. Здесь было довольно много повозок, поэтому Звёздный Луч выглядел суетливым в этом бесконечном мелькании колёс и копыт, но это, скорее, просто придавало шарма окружающей обстановке: величественные башни, будто сошедшие со страниц легенд, мерная поступь жителей, а на их фоне этот бесконечный ритм современности.

Луч завершался лестницей, ведущей к набережной. Вокруг уже начинали зажигаться фонари и разноцветные фонарики, заливавшие сгущающийся сумрак весёлым разноцветием огней. Пора было поднимать луну, и Президент решила, что небольшое представление подобного рода не огорчит жителей. Взлетев на круглую каменную тумбу, элемент перил, ограждающих набережную, она сосредоточилась на серебристом ущербном сегодня месяце, который медленно выплывал из-за горизонта под действием её магии. Движение вокруг остановилось, все вокруг смотрели на это действие, затаив дыхание. Наконец луна достаточно поднялась, и Луна медленно развеяла магическую ауру. Набережная огласилась вздохом восхищения. Толлтейльцы аплодировали так, будто никогда раньше не видели ничего подобного, и их неподдельный восторг грел душу.

Толлтейльская ночь не просто не была тихой, она была шумной, особенно в центре города. Отовсюду доносилась музыка, владельцы кафе вытаскивали на улицу столики, выходили цветастые уличные танцоры и музыканты. Луна и сама не до конца поняла, как её затянуло в этот водоворот красок и звуков. Было по-настоящему весело, она несколько раз с кем-то танцевала, увлечённо подпевала кому-то, исполнявшему древнюю балладу на какую-то новую ритмичную музыку. Вокруг кипела жизнь, сновали пони, которые к ночи только оживились, сменив добродушное спокойствие на эту беспечную суету. Раньше такие ночи Президент видела только по праздникам. Сейчас же, видимо, каждый день был праздничным.

Веселье стихло только к утру. Обессиленная, но счастливая Луна, душевно попрощавшись с оставшимися веселиться пони, неохотно взлетела, направляясь к Аркему.

Опускать луну пришлось уже с балкона.

«Когда-нибудь я обязательно буду гулять в этом городе каждый день. Когда-нибудь…»

Продолжение следует...