Заражение

Однажды, затеяв в доме уборку, единорожка обнаружила старое, ранее неизвестное место, которое по роковому стечению обстоятельств в корне изменило жизнь любознательной Твайлайт, заставляя бедняжку балансировать на страшной грани жизни и смерти, превращая её из пони в нечто зловещее, совершенно иное…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Зигмунд Фрейд, Жак Деррида, Ноам Хомский и групповуха со Свити Белль

Зигмунд Фрейд – это психиатр и основоположник фрейдизма. Жак Деррида – философ, известный за термин «деконструкция» и невероятно длинныt запутанные работы. Ноам Хомский – лингвист и леворадикальный политактивист, предложивший идею универсальной грамматики и свой хомский синтаксис. Он верит (на полном серьёзе), что язык способен зародиться за одну ночь в голове одного человека путём внезапного просветления оного. И все они совокупляются со Свити Белль самым беспощадным и отвратительным образом.

Свити Белл Человеки

Кровь Камня

Пинкамина Диана Пай росла на удалённой ферме камней, проведя там всё своё детство и раннее отрочество. Мало кто знает, что она не всю жизнь была такой, какая она есть сейчас. Детство земной пони выдалось тяжёлым, ведь жизнь на каменной ферме была далеко не сахар. Всю свою жизнь Пинкамина Диана Пай говорит, какая замечательная у неё была семья и что именно благодаря ей она получила свою кьюти-марку. Но страшная правда скрывается за её вечной улыбкой. Многие уже видели её другую сторону, но не многие знают, через что она прошла.

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Межсезонье

Старлайт Глиммер всегда рада ответить на все просьбы — когда администрируешь факультет магического университета, этих просьб мало не бывает. Ну, на самом деле не на все и не всегда.

ОС - пони Старлайт Глиммер

Лейтенант

Мир Гигаполисов. Слишком многое этот мир умудряется забрать, не дав ничего взамен. Кто-то не может смириться с потерей, а кто-то пытается играть по правилам этого мира. Какой путь выберет Темпест Шэдоу с прим-фамилией Кэссель? Ответ сокрыт на страницах истории.

Другие пони Человеки Темпест Шэдоу

Летописи Защитника: Новый мир

Когда призвание твоё - защищать и оберегать, для чего ты должен ввязываться в бесконечную череду сражений, то рано или поздно возникнет мысль: "А не отдохнуть ли мне от всего этого?". Но вне зависимости от твоего мнения, судьба всё разрешит иначе.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони

В ожидании

Я знаю, что она уже не вернётся. Я знаю, что на вряд ли её увижу. До сих пор жду её, её возвращения... Я не могу её отпустить...

DJ PON-3 Октавия

Жизнь и Приключения Черри Панч

Эта история про пони по имени Черри Панч, которая выбрала не самый честный и порядочный путь в жизни и, при неудачно спланированном ограблении, подаётся в бега по всей Эквестрии где и находит новых друзей и, конечно же, новые приключения.

Другие пони ОС - пони

Как поймать...

Вайт помогает ЭплДжэк с проблемой...

Эплджек Биг Макинтош

Последний древний

Великий маг, находящийся под смертельным проклятием, находит способ избежать гибели. Используя все доступные ему ресурсы, он запирает свою душу в сосуде, чтобы через столетия проснуться уже в новом теле. Но, как и ожидалось, всё идёт не так как он планировал...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

S03E05
Под крылом ночи Пока не грянул гром

Обратная сторона Солнца

Исправлена пара косяков.

Спасибо вам за отзывы. Отдельное спасибо за указание ляпов и ошибок =3

Луна проснулась не раньше полудня. Разбитая и не выспавшаяся, она, едва приведя себя в порядок, даже не завтракая, направилась в свой рабочий кабинет. Солнечный свет, яркий и чистый, падал сквозь прозрачные окна коридоров на ковры и стены, освещая всё вокруг. От всего этого свечения у Президента внезапно начала немилосердно болеть голова. Впрочем, возможно эта мигрень была связана с несколькими сутками непрерывного бодрствования.

Кабинет, расположенный в северной части здания, был приятно сумрачен и прохладен. В нём царила тишина, так необходимая правительнице. Но не успела Луна как следует расслабиться, войдя внутрь, как за её спиной раздался короткий стук в дверь. По ту сторону створок оказался Фликер. Неизменно вежливый и бесстрастный. Коротко поздоровавшись, он, чеканя слова и чуть сильнее, чем обычно, хмурясь, доложил:

— Госпожа Луна. Сожалею, что вынужден оторвать вас от дел, но вас ждёт тот пони, — он выделил интонацией последние слова. – В Малом Кабинете. И он, простите меня за дерзость, передаю дословно: просил вас поторопиться, – Фликер замолк в ожидании выговора, но его не последовало.

— Кардинал? Он уже здесь? – вскинулась в удивлении Луна. – Это же отличные новости! Я немедленно встречусь с ним. Ты пока свободен, – Президент обошла единорога и быстрым шагом устремилась по коридору, едва не срываясь на рысь.

Зелёный пони раздражённо-недовольно покачал головой вслед и процедил так, что едва сам услышал свои слова:

— Ох и сдался же вам этот полоумный!

Луна, разумеется, ничего не слышала и так же быстро шла по сплетению коридоров, внутренне готовясь к встрече. Однако на полпути к Малому Кабинету ей пришлось задержаться – Хедвиг, уже без вычурной брони, но в толстом стёганом жилете, прикрытым сверху тем, что у грифонов называется плащом, свернув из бокового коридора, оказалась клюв к носу с ней. Небрежно коснувшись лапой груди, она внимательно, даже хищно посмотрела в глаза пони, после чего хрипло, резко, но стараясь сохранять вежливый тон, начала:

— Президент Луна! Вас-то я и искала! Мне сказали, что вы ещё изволите спать, но, видимо, это устаревшая информация. Я хотела спросить насчёт переброса части ваших войск на Вайгорун. Войска Грифонстоуна начали активное наступление. Не без наводки вашей сестры, я думаю, – грифина сипло рассмеялась и зашлась в недолгом приступе кашля, после чего продолжила: — Ничего не подумайте, мне всё равно, кто их отправил. Но у Сопротивления не хватает сил. Мне нужны те отряды, о которых мы договаривались перед тем, как гора Вайгорун вступила в Республику, а я – в ваш Констеллатум, Президент. Срочно нужны.

— Я понимаю, Хедвиг. Отряды на помощь Сопротивлению уже выбраны и готовы. Осталось только их перебросить. Подойди с этим вопросом к Фликеру, он этим занимается. Но помни, что переброска займёт достаточно времени – моим пони придётся обходить Грифоньи Горы, чтобы не нарушить перемирие с Империей. Сама знаешь, под чьим протекторатом находится Грифонстоун.

— Вот как. Что ж, надеюсь, ваши пони доберутся быстро, иначе, помимо всего прочего, в том случае, если помощь понадобится Республике, оказать её от лица грифонов будет некому, – едва сдерживая злое раздражение в голосе, ответила Хедвиг, после чего, повторно приложив лапу, покрытую шрамами, к груди, показывая, что разговор окончен, удалилась разыскивать помощника Президента.

Луна вздохнула, чувствуя, как головная боль набрасывается с новой силой. Закралась было мысль, что она слишком многое позволяет членам своего Констеллатума, но вслед за ней пришла другая – помимо всего прочего, Хедвиг союзник, а значит имеет такие же права. А учитывая, что договор о военной помощи действительно существовал, может, и больше прав. Бывшая принцесса внезапно с тоской осознала, что практически ничего не смыслит в политике, и, если бы не Фликер и пони, ждущий её сейчас в Малом Кабинете, она бы не смогла сделать ровным счётом ничего. Беспомощно потерев копытом висок, Президент продолжила путь, надеясь, что сейчас получит необходимую помощь.

Малый кабинет, расположенный в западном крыле здания и надёжно спрятанный в маленьком боковом коридорчике, был едва освещён десятком свечей в канделябре, установленном возле входа. Солнечные лучи пока ещё не проникли сюда, а большую часть дневного света скрывали нависший этажом выше балкон и густая тень сада, раскинувшегося на плато за окнами. Эта тесная комната, едва ли больше двадцати метров, находящаяся у самой земли, была, пожалуй, самым тёмным местом во всём Аркеме – здании правительства. И самой любимой у пони, раскинувшегося на софе, стоящей в дальнем от окна углу. Угольно-серая шерсть гостя казалась рядом с его чёрным плащом пепельной. Синие глаза мерцали под светом магической ауры, окутывающей рог и парящий напротив морды бокал. Услышав стук двери, пони, который до этого момента сосредоточенно изучал содержимое бокала, обернулся и, плавно опустив сосуд на небольшой стол, протянул, расплываясь в дружелюбной улыбке:

— Принцесса Ночи! Как славно, что вы почтили меня вниманием так скоро, я был уверен, что вы ужасно заняты и едва сумеете выкроить для меня время.

— Кардинал, я тоже рада вас видеть. Правда, припоминается, я просила не обращаться ко мне так. Я не принцесса больше. Вы, верно, запамятовали, – что-то упорно заставляло её обращаться к этому пони на «вы». Поначалу ей, привыкшей, что все вокруг, за исключением, разве что, Селестии, младше неё минимум на несколько тысячелетий, это казалось странным, но потом стало привычным. – Однако едва ли это недоразумение может омрачить радость встречи с вами. Я действительно ужасно занята, и именно поэтому мне требуется ваша помощь. Есть вопросы, в которых даже Фликер не может мне помочь. Лишь вы, – Луна прошествовала в тот же угол и устроилась в кресле напротив софы. Слевитировав к себе бутылку, стоящую на столе, она, мельком глянув на этикетку, наполнила содержимым пустой бокал, предусмотрительно поставленный рядом с уже наполненным бокалом гостя.

— Ох, простите, и верно, запамятовал. Однако помощь предложить готов, как и всегда. Что именно вас беспокоит? Солнечная Империя, договор с ней, или какие-то внутренние дела? Например, аримаспы. Может, вы боитесь, что они в любой момент могут превратиться в одноглазых монстров и снести уютный Аркем? – Кардинал нервно хихикнул, пристально глядя за бутылкой. – Кстати, очень хорошее вино. Я привёз с собой. «Исток Нейсгары», двадцатилетней выдержки.

— И правда, — делая глоток, заметила Президент, – прекрасное вино. Жаль, в Республике такое едва ли найдёшь. Кстати, — холодно продолжила она, – вы опять что-то напутали. Монстром был Аримаспи. А аримаспы, пусть и стали зваться в… так скажем, его честь, в бытность свою «одноглазыми монстрами» всего лишь находились под его заклятием. Ныне же они чудесный мирный народ. Не путайте, пожалуйста, Кардинал.

Жеребец с раскаянием покачал головой:

— Действительно. Простите меня. Я всего лишь беспокоюсь за вас. Поэтому и ищу везде подвох! Что ж, в таком случае, наверное, проблема в грифонах? Вернее, в обещанной им армии. Если так, то могу сказать только, что отправить отряды требуется как можно скорее, чтобы они успели вовремя добраться до Вайгоруна. Потому что, видите ли, нам важен этот союз – грифоны отменные бойцы, которые очень пригодятся Республике, если грянет буря. Пусть Сопротивление и уступает по численности грифоньим отрядам Империи, но оно, все его участники, закалены в битвах. Их умения дадут нам преимущество.

Луна помолчала, обдумывая услышанное. Всё казалось логичным, но проблема переброса войск продолжала оставаться проблемой.

— Понадобится колоссальное количество ресурсов для того, чтобы осуществить это. Чтобы войска сумели в короткие сроки добраться, возможно, придётся возводить порталы. Опять же, не прекращая марша. Для порталов нужны дорогостоящие материалы и квалифицированные единороги, а также транспорт для перевозки. Это сильно истощит казну. Я не знаю, Кардинал, как скоро страна оправится после такого перерасхода, – голос её звучал неуверенно, к тому же от усиленной мыслительной деятельности мигрень разыгралась ещё сильнее, раскалённым прутом вкручиваясь в виски. Луна отпила ещё немного вина и посмотрела на Кардинала в надежде на то, что он сейчас скажет что-нибудь ценное, что поможет решить непосильную задачу.

— Да, денежный вопрос и без таких расходов стоит остро, – Задумчиво протянул пони. – Значит, у нас есть только один выход: постараться как угодно уменьшить затраты на порталы, которые, да, необходимы, если мы хотим провести быструю и бесшумную операцию, а тем временем подналечь на укрепление экономики. В первую очередь – развить торговлю. Первый пункт можно решить набором добровольцев-единорогов, согласных работать за «спасибо» на благо страны; среди них точно найдутся отличные маги. Для второго пункта у нас открыты Кристальная Империя, Седловая Аравия, Як-Якистан и, возможно, Зебрия, если удастся окончательно уладить конфликт с Либрией, вошедшей в наш состав. Хотя, если хотите знать моё мнение, Хекима сама могла давно с этим разобраться, вернув им эту Закатную Степь. В качестве продукта экспорта, как минимум это могут быть минеральные воды, недавно открытые в Долине Бэтпони. У нас на них пока монополия, так что покупать их будут. Насчёт иных товаров мне надо подумать. Нужно же ведь что-то прибыльное… знаете, что, Луна, я останусь в Толлтейле на некоторое время и набросаю план. Сейчас мне надо подумать, если позволите, в одиночестве. А вы пока распорядитесь всё-таки насчёт подкрепления для грифонов и набора добровольцев-единорогов. И вот ещё: — он слевитировал из седельной сумки, прислонённой к софе, тёмно-зелёную бутылку, – «Исток Нейсгары» специально для вас. В качестве извинения за долгое отсутствие и некоторую грубость с моей стороны.

Президент благодарно кивнула, принимая подарок в свою магическую ауру, и, изящно соскользнув с кресла, прошествовала к двери. Ушла она не попрощавшись, зная, что пони, называющий себя Серым Кардиналом, сейчас всё равно её не услышит, будучи занят размышлениями. Эти сосредоточенность и способность отрешаться от окружающего мира Луна находила прелестной. И ценила своего главного неофициального помощника в том числе за них – он не возвращался к реальному миру до тех пор, пока не решал поставленные задачи.

Ей же оставалось вернуться в рабочий кабинет и продолжить разбирать бумаги, после чего всё же приняться за указы относительно помощи Вайгоруну – горе, на которой располагалось Сопротивление. Но прежде всего, наверное, стоило позвать лекаря, пока мигрень не раздробила голову окончательно. В коридорах Западного крыла было пустынно – основная часть служб располагалась в северной части Аркема, а здесь были в основном гостевые комнаты, приватные кабинеты и некоторые объекты, не пользующиеся особой популярностью служащих, вроде обсерватории, или закрытые от них, как, например, Особая Оружейная.

В целом Западное крыло было самым бестолковым и непродуманным, но никто не жаловался. Особенно сама хозяйка Правительства – она, уважая чужой труд, простила мелкие недочёты, решив, что скорость возведения строения их компенсировала. Даже для лучших магов-строителей было непростой задачей построить столь огромное здание за три месяца, при этом построив его надёжно. Но они справились, а уж внутренняя архитектура и куча ненужных помещений были простительными оплошностями.

Решив срезать путь по одной из боковых лестниц, Луна вспомнила, как удивилась, когда услышала сроки выполнения стройки. Ей казалось это невозможным, поэтому, когда ей показали ровно через три месяца законченное и вполне крепкое здание, она немедля распорядилась вручить строителям награды. Вообще-то именно из таких и более мелких удивлений состояла её новая жизнь. И вспоминалось всё это довольно часто, так что Президент уже перестала себя одёргивать при каждом нежданном наплыве воспоминаний. К тому же они скрашивали время – сейчас, к примеру, она даже и не заметила, как оказалась возле знакомых дверей, инкрустированных драгоценными камнями.

В этот раз Луна смогла спокойно дойти до большого кресла, обитого бархатом, и сесть за стол, и никто не вломился со срочными донесениями. Она спокойно отправила вино в специальный шкафчик и уже подумывала о том, кто из лекарей сегодня работает – их было трое, и бывали в Аркеме они посменно, поэтому на то, чтобы вспомнить, кого именно надо звать сегодня, требовалось время. Но, как это обычно и бывает, времени никто не дал. Воздух в центре комнаты сгустился, резко запахло озоном. В следующую секунду на месте уплотнения пространства вспыхнул огненный шар, принявший постепенно очертания пони. Луна скрежетнула зубами при виде её.

Пони была высокой, стройной и статной. Во всей её фигуре отчётливо ощущались могущество и сила. Грива и хвост развевались подобно языкам пламени, ослепляя золотом и алым, полыхавшими вместо привычных мерных радужных переливов. Тёмно-фиолетовые, ставшие будто прозрачными, глаза с вертикальным зрачком смотрели надменно и насмешливо. Грудь, голову и копыта покрывал ярко-жёлтый металл. Президент не знала, что напугало её больше: то, что она видела в угрожающей гостье отражение себя прошлой, или то, что при этом смотрела на монстра из настоящего.

— Привет, Лулу! Я соскучилась – так давно тебя не видела, – резким голосом произнесла огненная пони, не скрывая язвительных интонаций.

— Не смей называть меня так, чудище! Эта привилегия принадлежит моей сестре, но ты – не она. Зачем явилась? Вряд ли ради того, чтобы сердечно со мной поздороваться, правда? – голос Луны звучал натянутой струной, она едва сдерживала рвущиеся наружу боль и гнев. В порыве злости она даже смахнула стола стопку бумаг, разлетевшихся по тёмному паркету непростительно светлыми пятнами.

— Ох, ну конечно же нет. На оба вопроса, кстати: я – не та слабая пони, что была раньше, хотя сходство определённо есть, – гостья повернулась боком, показывая свою кьютимарку – солнце, – и да, я не только поболтать. Отрекись от своей силы, и может быть я даже позволю тебе продолжать править твоей жалкой страной.

— Селестия! – в отчаянии воскликнула Президент, с силой ударяя передними копытами по столу. Она хотела, было, сказать что-то ещё, но начало фразы утонуло в громогласном крике.

— Заткнись! Я – Императрица Солярис! Селестии больше не существует, жалкая ты пародия на пони! – Солярис была настолько разгневана, что хвост и грива взметнулись облаком, а кабинет заполонила волна тепла, несмотря на то, что здесь была лишь проекция, сама же императрица находилась за много миль отсюда. Затем, немного усмирив гнев, она продолжила: – Ты пытаешься нажить себе проблемы, Луна. Однажды придёт день, когда мне всё это надоест, и тогда договор, которым ты прикрываешься, не будет иметь никакой силы. Впрочем, ты, конечно, можешь воспользоваться силой Элементов… хотя нет, погоди: не можешь! Тебе не сослать меня, ты бессильна, так что подумай дважды в следующий раз, когда я приду, – вернув прежние насмешливые интонации в голос, правительница Солнечной Империи отозвала проекцию, оставив дрожащий словно от жара воздух и растерянную Луну среди разбросанной бумаги.

Президент тяжело уронила голову на стол. Мигрень, что удивительно, прошла, будто её и не было. Зато шипом засела тоскливая боль в сердце. Сложно было поверить, что с этой пони Луна провела всю жизнь, что эта пони всего каких-то полгода назад была едва ли не самым добрым и мягким существом в мире. А теперь она стала такой же, какой была сама правительница Республики тысячу лет назад. Злобный монстр, жаждущий безраздельной власти и могущества. Но что подвигло Селестию? Она всегда оставалась любимой принцессой и главной пони Эквестрии. Её любили не только пони, но и жители всех соседних стран. Так почему же?

Луна не могла дать ответа, но лишь укрепилась в желании вернуть назад прежнюю Тию любой ценой, а до тех пор защищать тех, кто доверился идее Лунной Республики. И первым делом надо было разобраться с государственными делами. Взгляд зацепился за папку с коротким названием «Пони. Грифоны». В дверь снова постучали.

На этот раз Фликер появился вместе с Хедвиг, настроенной весьма решительно:

— Пришли донесения с Вайгоруна. Мне нужны войска, президент. Срочно.

— Я понимаю. Фликер, мне срочно нужны материалы для трёх порталов и команды для их обслуживания. Также мобилизуй отряд Р-13, они должны быть готовы к завтрашнему утру, – серьёзно произнесла Луна. – Это дело касается всей Республики.

Фликер кивнул и вышел из кабинета. Хедвиг, помолчав, проследовала за ним. Солнце за окнами Аркема клонилось к западу. Приходило время поднимать луну.