Автор рисунка: MurDareik
Пролог Глава 2

Глава 1

Солнышко светит ярко, мне десять лет, и я получил свою кьютимарку. Поздно, откровенно поздновато, но зато какая метка! Ради такой можно и подождать.

— Привет, мелкий.

— На себя посмотри. – я показал Скуталу язык и обижено отвернулся. Она даже не заметила мою кьютимарку.

— На себя? Это можно. Я щас. – Скуталу резко развернулась в воздухе и пулей метнулась к недалекому озерцу. Надо быстрее шагать к ферме Эпплов. Если будет на то воля Селестии, эта красная крылатая заноза, как обычно, залюбуется собой и забудет про меня. И я смогу спокойно поговорить с кем надо и пригласить на вечеринку в честь получения моей кьютимарки. Легкий теплый ветерок поднял мою серую гриву, принеся с собой запах сочных спелых яблок с западного сада Эпплов, к которому я приближался.

После переезда в Сталлионград мне не часто выпадает бывать в Понивиле, в последний раз я был тут пару месяцев назад, как раз когда убирали зиму. Мама уже традиционно заправляла мероприятием, а у меня были весенние каникулы, так что это был отличный повод погостить. Она почти не изменилась за эти годы.

Я снова услышал хлопки крыльев, и на глаза упала тень.

— Я выгляжу просто отлично. Я невообразимо крутая. А ты куда идешь? – Скуталу ловко опустилась прямо перед моим носом, улыбаясь от уха до уха. Ну все, сейчас начнется.

— На ферму Эпплов иду. В принципе, можно было бы догадаться, ведь эта дорога туда и ведет. – я обошел Скуталу и двинулся дальше. Конечно, это не поможет, и задавака продолжит меня доставать.

— А зачем? – пегаска догнала меня и поравнялась на дороге.

— Я хочу пригласить Эпплов на вечеринку.

— О да? А меня чего не зовешь? – Скуталу поднялась на крыло и летела в метре над землей.

— Тебе приглашение должна была передать Рейнбоу Деш. Но раз не передала, то приглашение тебе личное. – я натянуто улыбнулся, причем так, чтобы она видела натянутость. И она увидела.

— С чего мне вдруг идти на вечеринку ко всяким там...

— Ну раз так, то хозяин – барин. Как говорится, будете у нас на севере – милости просим. – я кивнул и ускорился. Скуталу, естественно, тоже прибавила ходу. Она отлично понимает намеки, но подоставать меня никогда не упустит возможности. Дрянная кобылка, даже поколотить ее не мог никогда. Конечно, поколотишь тут, когда она на пять лет старше. И летает. И задира первая в Понивиле. После Рейнбоу Деш, естественно.

— Тогда обязательно приду. Спасибо за приглашение. – она тоже демонстративно натянуто улыбнулась. Вот же крылатая дрянь. А может махнуть на все копытом и надрать ей хвост? Все-таки за эти два года я подрос, и почти сравнялся с ней в габаритах. Да и я жеребец, значит, должен быть сильнее. По идее. Через пару лет.

— Вот и замечательно. Буду очень рад тебя видеть, Скуталу. – я с грустью отказался от идеи поколотить пегаску, оценив ее тугие мускулы. Все-таки разница в возрасте заметна, да и ее постоянные тренировки вместо моей учебы – явное преимущество не в мою пользу. Она уже почти взрослая кобылка, а я еще подросток. Если сейчас получу от нее на орехи, то на вечеринке хоть не показывайся – через час весь Понивиль будет об этом знать. Эх, как же жаль, что я не ходил на копытный и магический бой, куда меня хотел послать отчим Роланд. Это было бы кстати.

— Что-то еще, Скуталу? – спросил я, заметно погрустнев. Язвительная пегаска заметила это, и раздулась от гордости: она добилась своего. Не то, чтобы я был в ее персональных недругах, просто ей нравилось достать кого-то. Особенно того, кто не может дать ей сдачи.

— А что за вечеринка. Что празднуем. Или просто так, как и все, что с тобой связано? – Скуталу просто сияла улыбкой, предчувствуя приятную для нее беседу, полную моих унижений и ее колкостей. Но она попала в капкан, который сама же и поставила.

— Моя кьютимарка. – скромно сказал я, краем глаза наблюдая за пегаской. В отличии от ее подруги Свити Белль, я всегда мог читать эмоции Скуталу по ее лицу. Она не перестала улыбаться, но это была уже не улыбка победителя. Она снова опустилась на землю и перегородила мне дорогу, от чего я остановился. Скуталу медленно обошла меня и стала изучать кютимарку. Выглядело эффектно.

— Поздновато получил. – скептически скривилась красная кобылка.

— А все раньше, чем ты. – равнодушно заметил я. Скуталу еще могла бы отступить, сохранив свое ЧСВ. Спайк всегда говаривал, что оно у Скуталу больше девяти тысяч. Я не совсем понимал, что он имеет ввиду, но каждый раз, когда я прибегал домой в слезах после обработки крылатой задирой, Спайк так говорил. Видимо, ЧСВ у Скуталу было ЗНАЧИТЕЛЬНО больше девяти тысяч, раз она решилась на роковой вопрос.

— И что значит эта метка? Что все твои шестеренки взрываются?

— Это талант техника-мага. Или техномага. Очень редкий талант, потому что обычно пони бывают сильны либо в инженерном деле, либо в магии. – я говорил тихо и скромно, но от этого эффект был только сильнее. – Поэтому руководство города возлагает на меня большие надежды. Корвин говорил, что ему известно только несколько техномагов, и все они оставили заметный след в истории Эквестрии.

Скуталу молчала. Конечно, можно было добить ее сравнением наших меток. Ее метку самого заурядного покорителя облаков, и мою редкостную и вызывающую уважение метку техномага. Грозовое облако Скуталу означало талант управления с облаками. Она была страшно рада такой метке, когда наконец получила ее. Но таких меток было пруд пруди, да и почти всякий пегас с облаками управиться может. То ли дело метка, которых было всего пару штук в истории, да еще и замеченная высоким руководством. Но я не стал ее добивать. В конце-концов, я не Скуталу. Мне не доставляет удовольствия причинять кому-то дискомфорт просто так, ради забавы.

— Чего другого ждать от книжного червяка? – наконец нашлась она. Это не новость, этот ее аргумент уже с такой длинной бородой, что с нее можно бы соткать целую повозку пряжи, поэтому я решил ничего не отвечать. Мы уже шагали мимо высоких яблонь. Где-то в глубине сада под деревьями стояли кадушки, расставленные еще вчера.

— Слушай, Скут, мы можем поговорить чуть позже? – попросил я.

— С чего это вдруг? Мне тоже к Эпплам надо. Так что по пути. – Скуталу решила пакостить по возможности больше, зависть грызла ее. Я слышал по голосу. Вот же заноза. Но в этом она вся. Так же, как ласково и нежно она обращается со своими подругами, так же жестоко и задиристо она ведет себя с остальными. Особенно теми, кто пытается сблизиться с Эпплблум или Свити Белль.

Пыльная дорога вывела нас из тени сада, провела вдоль свежевыкрашенного невысокого беленького тына, и вывела на широкий двор фермы. Вдоль тына Эпплы разбили клумбы с цветами всех цветов радуги. ЭДжей неоднократно пыталась объяснить мне где какие цветы, но я кроме ромашек, тюльпанов и роз никаких не мог запомнить. Вернее, на вид я их знал, но вот название – нет.

В средине амбара слышалась возня. По моей шкуре прошел мандраж, Скуталу заметила это и ехидно ухмыльнулась, а я направился внутрь. После яркого полуденного солнца в полумраке амбара видны были лишь контуры поначалу. Но потом глаза немного привыкли, и я огляделся внимательнее, стараясь не шуметь. Все было по старому. Те же запасы сена и соломы, склады емкостей, один угол был заставлен кадушками с яблоками: Эпплы собирали урожай. Сейчас, когда Эпплблум может помогать, да и жених ЭДжей частенько приезжает на помощь, с работой семья справляется гораздо проще, они даже наладили поставки кантерлотским торговцам. Так что ЭДжей с бабулей, негласный «совет директоров» фермы, планируют разбить еще один участок под сад на своих восточных владениях, и уже вовсю обговаривают этот шаг с управой Понивиля.

В амбаре была только Эппл Джек. Она ловко грузила на тележку пустые кадушки для яблок. Я почувствовал некоторое облегчение и одновременно расстроился.

— Привет, ЭДжей! – выкрикнул я и направился и оранжевой пони. Надо было бежать быстрее: она заметила меня, подскочила в два прыжка и с силой обняла передними ногами, и от инерции я чуть не упал. Я зарылся носом в ее русую гриву, ее мокрая от пота шерстка промочила мою.

— Калаш... – с ее головы упала шляпа, она просто прижимала меня к себе и сопела. Она не была сентиментальной, но я был готов поспорить, что сейчас она прослезилась. И не мудрено: Эппл Джек была моей любимой теткой. Пока я не переехал в Сталлионград, то проводил на ферме Эпплов более трети всего времени. Твайлайт со Спайком частенько отлучались по делам, Роланд почти всегда был в командировках, дома бывал не часто. Вот меня и спихивали на попечение Эпплов. И я считаю это большой удачей. Мне всегда нравилось просыпаться с криком петухов, выскакивать на улицу и умываться в большом корыте. Я постоянно пытался чем-то помочь по хозяйству. Каждый раз, приходя на ферму после нескольких дней отсутствия, я обегал все грядки, осматривал все изменения в саду и амбаре. Бабуля Смит довольно говаривала: «Вот растет хозяин. Все проверяет.»

Потому я так привязался к Эпплам, а они ко мне. К семи годам я освоил почти все работы, которые нужно было выполнять на ферме, и иногда даже убегал с уроков чтобы помочь. Конечно, потом от Твайлайт доставалось на орехи, но я всегда мог удрать на ферму и пожить там денек-другой пока гроза не пройдет. Мама прощала мне любые шалости, главное было не попасть под горячее копыто.

— Я скучал, ЭДжей. – я тоже чувствовал, как к горлу подступил комок.

— Как же ты вырос! – наконец отпустила меня ковбойша и подняла свою шляпу. – Выше стал, крепкий такой. А это что? Ты уже? АААА! Поздравляю! – она снова бросилась ко мне на шею.

— Твайлайт, наверное, распухла от гордости, теперь и здороваться перестанет. – смеялась тетка. Она отпустила меня, и я убедился в том, что она и правда пустила слезу.

— Ну что ты, что ты такое говоришь. Я тут как раз затем, чтобы пригласить всех вас на вечеринку. Сегодня вечером. – я лизнул в щеку ЭДжей, а она вытерла слезинку кончиком хвоста.

— Конечно, Пирожок, мы там будем.

— Давай я тебе помогу. – я впрягся в тележку.

— Да не стоит, племяшек. Я сама...

— Раз я пришел, значит скоро обед. А на обед надо заработать. Так? – я улыбнулся. ЭДжей сдвинула плечами, еще раз прижала меня к себе, и молча направился к выходу. Она сама частенько любила так отвечать бабуле, когда та корила ее за труд с самого утра. Я потащил тележку за Эппл Джек. Пустую я мог тащить.

Я видел морду Скуталу. У нее на языке вертелись тысячи иголок, особенно когда она услышала мое прозвище «Пирожок». Но задирать при тетке она не рискнет: Эппл Джек ей быстро мозги вправит. Они не здоровались, значит, Скуталу уже была тут с утра.

Вдалеке слышались удары: сбор яблок шел полным ходом. По мере приближения к источнику звука по моей шкурке снова прошел мандраж. Конечно, кобылки заметили это и улыбнулись. Эппл Джек по доброму, понимающе, а Скуталу ехидно и вызывающе.

Первым я увидел Биг Макинтоша: он тащил полную тележку яблок к амбару. Увидев меня, он остановился.

— Привет. – сказал он флегматично.

— Привет, так рад тебя видеть... – начал я, но Эджей эмоции распирали:

— Он получил кьютимарку! Наш малой Калаш теперь не абы кто, да? Сегодня идем на вечеринку.

— Агась. – с улыбкой заметил Макинтош.

— Да, ждем вас всех, и тебя с Черили тоже. – подтвердил я.

— Агась. – кивнул жеребец. В принципе, ему больше ничего говорить и не надо было, поэтому мы пошли дальше, а Макинтош потащил тележку в амбар. Мандраж на моей шкурке увеличился несмотря на все мои старания скрыть волнение. ЭДжей, видя это, положила копыто мне на спину и поводила взад-вперед. Это помогло, и мандраж прекратился. Скуталу уже собиралась сказать какую-либо гадость, и даже открыла для этой цели рот, но косой взгляд оранжевой фермерши затолкал ее грязные слова обратно в глотку, и Скуталу прикрыла варежку.

Эпплблум сбивала яблоки с деревьев. Пока это у нее получалось не так ловко, как у Эппл Джек, но еще немного тренировки – и все будет как надо. Эпплблум теперь почти сровнялась в росте с ЭДжей, хоть и была несколько стройнее. Из всех троих меткоискателей она одна относилась ко мне хорошо. Наверное, оттого, что мы много времени проводили вместе, и я много помогал ей. На ней все еще был ее красный бант, но завязывала она его на свою длинную алую косу, водопадом идущую вдоль шеи. Из всех меткоискателей у нее была самая «крутая» и редкая метка – вольт-яблоко. Эпплблум научилась варить варенье из них даже лучше, чем бабуля Смит.

Я не решался что-то говорить, она первой увидела нас и набросилась на меня, вприпрыжку прискакав. Мы просто молча обнимались, потому что давно научились понимать друг друга без слов. Пока мы так стояли, моя шея и половина лица, которыми я прижимался к Эпплблум, стали совсем мокрыми от ее пота, мой мандраж полностью прошел, и я снова был в форме.

— Сегодня вечеринка, Эпплблум. Я получил кьютимарку.

— Я не сомневалась в тебе. А марка-хоть крутая? – она отпустила меня и заглянула на метку.

— Не сомневайся. Что тебе помочь? Грузить тележку? – я освободился от упряжки и начал суетиться.

— Все, все на обед. – прервала нас ЭДжей. – Яблоки никуда не убегут. Потом продолжим.

— Вот и чудно. Я так проголодалась. – заметила Эпплблум. – А ты подрос с весны. Уже почти с меня ростом.

— Скоро он будет выше и тебя и меня. – смеялась Эппл Джек.

— Если рогом в книжную полку не упрется. – заметила Скуталу.

— В полку не знаю как, а во что-то другое, коричневое с крыльями – это можно. – огрызнулся я.

— Перестаньте, в самом деле. – вступилась за меня Эпплблум.

— Не нарывайся. – насупилась Скуталу и нагнула голову.

— Идем обедать. – позвала ЭДжей и направилась в сторону дома. Я и Эпплблум пошли за ней. Скуталу сердито махнула хвостом и поплелась за нами.

После обеда и до вечера помогал Эпплам с уборкой, работа на ферме после долгой учебы была просто отдыхом для меня. Эпплблум всегда считала, что я стану хорошим фермером, учитывая мою жизнь до учебы. Она была удивлена, узнав о моем таланте. Но я же в конце-концов не земнопони, а единорог, единорогам не положено быть фермерами. Да и метка ведь не помешает помогать сейчас.

На вечеринке все было здорово. Мама действительно просто распухла от гордости за мою кьютимарку. Подруги поздравляли ее наперебой. Роланд хотел чтобы я стал военным, поэтому не сильно был рад такому моему таланту. Но меня не особо интересовало чего он там себе хотел. Пинки Пай организовала чудесный праздник, как и всегда. Было весело, пони плясали и веселились.

Уж не знаю, почему Скуталу так на меня взъелась. Что я ей сделал-то? Целый вечер она и Свити Белль подкалывали меня. Свити Белль, правда, поняла куда это ведет, и прикусила язык через малое время. Но Скуталу шла до конца, причем осознанно. Уже стемнело, зажгли разноцветные фонарики, но настроение у меня было никудышное.

— Ты думаешь, эта метка крутая?

— Она есть, и хорошо. Только знаю, что она редкая. – я уже не слабо кипятился. Тем более, она говорит такие гадости при всех.

— Наверное, это и хорошо. Зачем в Эквестрии столько неудачников. Пусть лучше они будут редкостью. – она противно лыбилась. Эпплблум, смотрю, тоже смеется. Надо мной! И Свити Белль. И много других. Это... Это провал. Хорошо хоть мама и тетки не видят этого. Но они все равно узнают.

— Скуталу, вали с моей вечеринки!!! – я топнул копытом. Все затихли и посмотрели на нас. Мне никогда еще не было так больно. Даже тогда, когда я разодрал ногу о ржавый гвоздь. За что мне это? Чем я завинил?

— А я не пойду. Что дальше? – она села напротив меня. Она знала что делает. А я – нет.

— Скуталу... Или знаешь куда? Иди... Иди на облако! Сваливай отсюда? – из моих глаз покатились слезы.

— Закрой поддувало, мелкий! У себя в чулане будешь пауками командовать.

Это было последней каплей. Я бросился на Скуталу, стараясь протаранить ее рогом. Это было глупо. Она была больше, сильнее, и могла летать. Я несколько раз уже валялся в пыли под дружный смех окружающих, но все так же продолжал кидаться на нее. Она отвесила мне очередного увесистого пинка, и я перекатился через голову. Из моих глаз катились слезы, из носа – сопли вперемешку с кровью. Я рычал в бессильной злобе. Еще один пинок. Очень больно, наверное, она ударила слету. Какой-то непонятный треск в ушах и жгучая боль на крупе, словно впились жалом сотни ос.

Я подскочил и убежал, заливаясь слезами. Хорошо, что было темно, и я мог спрятаться. Я забился в заросли вербы возле озера и свернулся калачиком, глотая слезы и стараясь не шевелиться, потому что от каждого движения жгучая боль пронзала тело.

***

Я проснулся от этой боли, зажег слабый магический огонек и посмотрел на круп. Кровотечение прекратилось, рана заживала хорошо. Но болело. Видимо, я неловко дернулся во сне. Я зажег огонек поярче и осмотрел полукруглый шрам прямо над кьютимаркой с левой стороны. Работа Скуталу. Молодая шкурка тогда не выдержала удара копыта пикирующего пегаса и треснула, оголив ткани. Хорошо хоть кровотечения не было, а то я сдуру убежал и мог истечь кровью, пока лежал в кустах до самого утра.

Тут можно не бояться зажигать свет: я забился в подвал каких-то развалин. Думаю, я выжил только потому, что мне повезло дать драла именно сюда, в район этих развалин. Целых несколько кварталов посреди бесконечного серого проржавевшего города состояли из таких развалин. Сюда никто не показывался, не было и вездесущих наблюдающих устройств, которыми были утыканы все здания в обитаемых районах.

Скорее всего, это когда-то были производственные цеха: виднелись ошметки труб, силовых кабелей и подушки для крепления тяжелого оборудования. Наверное, производство перевели в другое место, это же оставили, предварительно срезав и забрав все внешние металлические конструкции. Было видно, что сбивали с пола даже плитку, потому что она была металлической, оставив следы ржавчины на бетоне.

Я подозревал то, что это место могли оставить из-за токсического заражения, но потом изменил свое решение: жилые кварталы начинались сразу за развалинами. Ладно, это можно будет выяснить позднее. Сейчас нужно привести себя в порядок и начать дешифровку. Я подошел к исхудавшей герметичной сумке, достал пару галет, бросил в рот и приступил к расшифровке данных.

***

Запись в дневнике

Хорошо, что удалось немного подучить их язык из разведданных. Пока расшифровка идет туго, но с каждым часом их язык дается все легче, тем более, он весьма примитивен. Пока удалось узнать только название мира – Омахрос, и название города – Эдэм.

Ранение почти не причиняет неудобств. Скоро придется искать провизию. Источник воды, хоть и вонючей, но пригодной для питья после очистки, найден в подвале.
04 июня 2039 г. от о.Э. капитан Калаш.