Сказка рассказанная на ночь

Последствия вечеринки у Пинки и сказки вкупе.

Любовь

Несколько рассказов со сквозным сюжетом.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Послесловие. Последний урок

Пять писем принцессы Твайлайт Спаркл к Селестии, написанные в 64 году твайлайтианской эры, в которых она просит совета и помощи в одном очень важном и серьезном деле.

Твайлайт Спаркл

Последний поход

Эппл Блум устала пребывать в одиночестве. Время для кобылки словно замерло, и великолепный, яркий свет зовет ее. Маленькая земная пони принимает одно из самых трудных решений в своей жизни и отправляется в последний поход со своими друзьями. Тем не менее, одна из подруг не спешит принять правду. Сумеет ли отдельная белая кобылка преодолеть серьезный для нее страх - сказать до свидания? Разрешения на перевод, увы, не получено, т.к. автор долгое время отсутствует.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Морковь

Пора уборки урожая.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Чёрная Галаксия

Жизнь космических пиратов наполнена приключениями, жестокими боями, благородством и предательством не менее, даже более, чем у их морских собратьев. Целые миры скрежещут зубами, слыша твоё имя, на добычу можно прикупить несколько планет, а порою от твоей удачи зависит судьба целой галактики. Но не всегда для этого нужно прославиться пиратом - порой звания лейтенанта косморазведывательных войск достаточно!

ОС - пони Октавия Человеки

Грехи прошлого: Дорога домой

После битвы с Тиреком, Твайлайт Спаркл зациклилась на восстановлении библиотеки "Золотой Дуб". В конце концов, это был дом для ее маленькой семьи. Так как попытки починить книги и дерево постоянно проваливаются, ее друзьям приходится взять дело в собственные копыта. Дискорд, будучи хорошим другом, бросает Твайлайт и ее родных в неожиданное приключение, тем временем подруги Твайлайт приступают к работе над новым кристальным дворцом. Вместе они сделают все, чтобы у Твайлайт и ее семьи было место, которое могло бы зваться их домом, когда те доберутся до конца пути.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Флим Флэм Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца Мод Пай Чейнджлинги Флеш Сентри

Смерти нет

...но есть друг, с которым всегда можно поговорить. Диалог при свете Земли.

Дерпи Хувз

Ракхэн

Ракхэн — с одного из древних мертвых языков означает «стихия». Проше говоря, Ракхэном называли существо способного управлять всеми силами природы: водой, землей, огнем, воздухом и молнией. Но кто способен управлять такой силой, кто достоин владеть ею. Может дракон, а может быть грифон. Нет, судьба выбрала представителя совершенно другого вида. Стихии стали частью совсем обычного единорога. И теперь он должен решить, как он будет ее использовать. Будет ли он использовать ее во благо или же искушенный силой использует ее во зло. Это история началась еще до того, как принцесса Селестия отправила свою сестру, принцессу Луну, в заточение на тысячу лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Четыре ноты Апокалипсиса

Некоторые изобретения вредны, некоторые — полезны... А некоторые рискуют так навсегда и остаться непризнанными.

ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава восьмая Глава десятая

Глава девятая

Разговор с доктором оставил очень тяжёлый и неприятный осадок в душе Твайлайт. Она не могла выбросить из головы ни рассказанного Хорсом, ни собственных догадок и предположений. Если взять их за основу, получается, что странный жеребец является нешуточной угрозой для жителей Понивилля, а может, и всей Эквестрии. Если он — в Лесу ли, или там, откуда пришёл — действительно попал под неизвестное «пролонгированное магическое воздействие неявного вредоносного характера», то…

Однако информации было недостаточно для построения каких бы то ни было теорий, а любая теория, не подкреплённая доказательной базой, являлась просто слухом, максимум — догадкой. Выдвигать же обвинение, основываясь на слухах и предположениях, было, как верно отметил Хорс, серьёзным преступлением. Тем более обвинять кого-то в том, что он, по сути, является источником зла, отравляющего окружающий мир. Такого принцесса Твайлайт Спаркл не могла себе позволить.

В течение следующих трёх дней она ещё глубже погрузилась в работу. Необходимо было выяснить, какова на самом деле связь безымянного незнакомца с происходящим в городе, и есть ли она вообще. Без установления хотя бы минимальной степени зависимости между фактом его появления, обращениями жителей по поводу участившихся кошмаров и возникновением пугающих слухов Твайлайт даже не могла попросить помощи и совета у принцессы Селестии. Ей было просто нечего писать бывшей наставнице. «Здравствуйте, ваше высочество! В городе появился новый пони, который не разговаривает, у половины горожан каждую ночь кошмары, а по углам все судачат о каких-то диких ужасах. Сама я ничего такого не заметила, так что пишу вам, основываясь на рассказанном доктором Хорсом. Не могли бы вы бросить все свои дела в Кантерлоте, связанные с управлением страной, и приехать к нам, чтобы помочь вашей бывшей ученице понять, что вообще происходит?»

Представив, как диктует Спайку подобное письмо, Твайлайт с размаху хлопнулась лбом о крышку стола. Стыд и позор. Нет, подобного она не напишет и в бреду. Скорее всего, дракончик вслед этому отправит ещё одно письмо, и вместо экипажа принцессы к ней прибудет другая карета, а саму венценосную пони заменят крепкие жеребцы со смирительной рубашкой в копытах. Нет, пока она не сможет хотя бы косвенно подтвердить связь незнакомца с происходящими событиями, она не имеет права беспокоить Селестию. Вот только Твайлайт в принципе не представляла, как это сделать, да и с чего вообще начать.

Её работу усложняло и то, что слова сестры Редхарт оказались не пустой угрозой. Она навещала «Золотой дуб» дважды в день, утром и на закате, причём вечером в прямом смысле слова загоняла Твайлайт в постель. В первый раз та попробовала было притвориться, что заснула, чтобы после ухода медсестры тихо встать и продолжить изыскания, но ту оказалась не так-то просто провести. Редхарт расположилась на стуле, демонстративно достав из саквояжа шприц со снотворным и воплощая собой вселенское терпение; казалось, она готова сидеть у кровати Твайлайт хоть до утра. Вынужденная лежать на мягком матрасе, под тёплым одеялом, да ещё с закрытыми глазами, забегавшаяся и изнервничавшаяся за день принцесса сама не заметила, как заснула. Так продолжалось и в следующие дни, так что она, скрепя сердце, была вынуждена тратить ночные часы по прямому назначению.

Вторая сложность заключалась в проверке сообщённого Хорсом. По причине крайнего утомления Твайлайт, закутываясь в одеяло под пристальным взглядом медсестры, мгновенно проваливалась в глубокий сон без сновидений, так что кошмары её не беспокоили. Приставать же с расспросами к подругам или кому-нибудь из горожан она опасалась, чтобы не посеять панику.

Что касалось странных историй, то сама Твайлайт была не в состоянии бродить по городу и прислушиваться к праздным разговорам в ущерб основным исследованиям. Отправить же Спайка с конкретным заданием подслушивать, о чём говорят другие пони, она тоже не могла, да и сам дракончик навряд ли согласился бы на такое. Использовать для сбора слухов кого-то ещё, например, Пинки, обычно знавшую почти всё почти обо всех в городе, она не могла по той же причине, что и в случае с кошмарами.

Так что ей приходилось довольствоваться случайными обрывками, добываемыми Спайком в магазине, по дороге или ещё где-нибудь. Ввиду скудости такая информация была бесполезна, и это крайне замедляло работу.

Твайлайт злилась, нервничала и старалась не подавать вида, в каком отчаянии пребывает на самом деле. Её паранойя крепла, всё больше и больше завладевая принцессой.


Колокольчик звякнул, приветствуя посетителя. Твайлайт закрыла дверь и огляделась. Пусть час был уже довольно поздний, странно, что в «Сахарном уголке» не было ни души. Обычно пони выстраивались в очередь за кондитерскими шедеврами Кейков и Пинки Пай, и в магазинчике с раннего утра и до самого вечера можно было встретить кобылку или жеребца, решивших побаловать себя чем-нибудь сладеньким. Может, всё уже распродали? Хотя нет, полки, конечно, не ломились, но и пустыми их назвать было нельзя. Но самое странное — за прилавком тоже было пусто. Даже безалаберная Пинки никогда не оставляла магазин без присмотра. Твайлайт обернулась: нет, табличка повёрнута словом «Открыто» наружу, значит, магазин работает. Где же тогда все?

Раздавшийся в тишине металлический лязг заставил её сердце пропустить удар. Не успев толком испугаться от неожиданности, Твайлайт тут же обругала себя — конечно же, это звук ставящегося в духовку противня, и донёсся он с кухни. Значит, там кто-то есть. Вот и объяснение пустынности торгового зала: в отсутствие покупателей Пинки решила поставить очередную партию выпечки, чтобы пополнить ассортимент. Твайлайт выдохнула: нет, определённо нужно дать отдых голове, мысли в последнее время разбредаются как им вздумается, и на их место лезет всякая чушь.

Раздался цокот копыт, и из дверей кухни вынырнула Пинки Пай. Что-то в облике розовой пони показалось Твайлайт странным: то ли её грива была менее кудрявой, чем обычно, то ли глаза несколько сузились и утратили задорный блеск, то ли то, что она передвигалась шагом, а не обычными прыжками, подстегнуло позволяющее себе всё больше вольностей воображение. Она зажмурилась и помотала головой.

— О, привет, Твайлайт!

Принцесса открыла глаза и ещё раз внимательно посмотрела на подругу. Нет, точно показалось. Пинки выглядела, как и всегда: взведённая пружина в обличье пони, готовая в любой момент распрямиться и обрушить на окружающих поток неуёмного веселья. Твайлайт твёрдо решила устроить себе завтра выходной, чтобы вернуть способность мыслить здраво и избавиться от набирающей силу паранойи.

— Привет, Пинки. Ты тут одна?

Учитывая очевидность ответа, вопрос прозвучал довольно глупо, но Твайлайт никак не могла отделаться от преследующего её странного чувства. Она прислушалась к себе: глубоко внутри дрожала готовая в любой момент лопнуть струна тревоги. Что же заставило её так нервничать? Или она всё ещё не может забыть последнюю ссору и просто боится снова обидеть подругу? Она постаралась успокоиться и взять себя в копыта.

— Одна как хвост. Кейки отправились в Троттингем повидаться с родственниками и взяли с собой детей. Так что на ближайшую неделю «Сахарный уголок» в моём полном распоряжении. — Пинки радостно подпрыгнула.

— А-а-а… — протянула Твайлайт, пытаясь сосредоточиться на разговоре, но неприятное чувство, словно зудящий на другом конце комнаты комар, ни в какую не желало оставить её в покое. — Тебе не нужна помощь? Справишься?

— Конечно, справлюсь, Твайлайт, мне не впервой. — Пинки окинула взглядом полки, заглянула под прилавок и потёрла кончик носа. — Да и торговля в последние пару дней что-то не идёт, так что, думаю, мне придётся придумывать себе занятие, чтобы не скиснуть со скуки.

— Ну ладно, если что-то потребуется, только скажи. — Твайлайт решила поскорее закончить разговор. — Кстати, у тебя остались те пирожные, помнишь, с черникой и заварным кремом?

— Конечно. — Пинки скрылась за прилавком, вынырнув буквально через секунду с коробкой в копытах. — Вот, держи, полдюжины, с вечерней скидкой — два бита.

— Спасибо. — Твайлайт положила монетки на прилавок и опустила коробку в сумку.

— Да, Твайлайт, ты не видела сегодня Рэйнбоу Дэш? Я хотела попросить её помочь мне с выпечкой.

Твайлайт удивлённо подняла брови.

— Она же вчера улетела в Клаудсдейл, кажется, её зачем-то вызвали на погодную фабрику, в Отдел Радуг.

— О, наверное, я забыла или перепутала дни, — расстроилась Пинки. — Я такая глупая.

— Ты не глупая, Пинки, со всеми бывает… — начала было Твайлайт, но подруга продолжала, не слыша её:

— Просто выпал её номерок, и я подумала, было бы славно, если бы она помогла мне с кексами. — Пинки широко улыбнулась. — Это было бы весело.

— Номерок? — Твайлайт недоумевающе посмотрела на подругу. — Какой номерок? Ты устраиваешь что-то вроде лотереи?

— Да, что-то вроде, — хихикнула Пинки. — Уже довольно давно.

— А я и не знала.

— О, это потому, что это лотерея-сюрприз, — ответила Пинки и заговорщицки подмигнула. — Ведь это же весело, когда неожиданно выпадает твой номерок и наступает твоя очередь выиграть?

— Да, уверена, каждый хотел бы выиграть в твоей лотерее, Пинки. А у меня есть номер?

— Конечно! Все пони в Понивилле участвуют в моей лотерее. Ведь было бы несправедливо, если бы кто-то не участвовал, верно? Это не весело, когда кто-то не участвует.

— Да, конечно, не весело. — Твайлайт бросила взгляд на часы: сестра Редхарт уже должна была прийти, и придётся как-то оправдывать своё опоздание, чтобы не получить дозу снотворного. — Уже довольно поздно, а я ещё хотела просмотреть кое-какие книги перед сном. Спасибо за пирожные, но я, наверное, пойду.

— Счастливо, Твайлайт, и спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Пинки, — ответила та и взялась за ручку двери.

— Пинкамина.

Твайлайт застыла. Голос, раздавшийся у неё за спиной, был и не был голосом Пинки Пай. В нем появились странные нотки, до того ни разу не слышимые принцессой, да и сам тембр изменился. Новый голос был столь же высоким, но казался глуше и холоднее, в нём слышался некий отголосок, от которого по коже бегали мурашки, словно проводили металлом по… кости?.. Твайлайт медленно обернулась.

Подруга смотрела на неё, растянув рот в улыбке, но, богиня, что это была за улыбка! Казалось, в ней больше зубов, чем положено иметь пони, а губы настолько тонки, что почти незаметны на фоне оскала. Лицо Пинки застыло подобно маскам Зекоры, вокруг глаз собрались глубокие тени, зрачки сузились и практически превратились в точки; подобные лица в комиксах Спайка обычно рисовали маньякам и злодеям. Контраст с розовой шерстью и кудрявой вишнёвой гривой был настолько разителен, что Твайлайт почувствовала, как её охватывает ужас.

— Прости, что? — спросила она, стараясь не выказывать охватившего её страха, ледяным комом сковавшего внутренности. Такой подругу она не видела ни разу в жизни. Выцветшая и прямогривая Пинки, впавшая в депрессию, вызывала беспокойство и сочувствие. Как в тот раз, когда решила, что подруги отвернулись от неё в её день рождения, отказавшись приходить на «вечеринку после дня рождения» Гамми. Но если та Пинки была полна грусти и досады на незаслуженную обиду, от этой отчётливо веяло жутью и безумием.

— Пинкамина. — Говоря, розовая пони почти не шевелила губами, и Твайлайт почувствовала, как слабеют ноги. — Меня зовут Пинкамина Диана Пай, и я ненавижу эту кличку, которой вы все меня называете. Запомни это, Твайлайт Спаркл. Или ты расстроишь меня, и твой номер выпадет раньше, чем запланировано.

— Хорошо, я запомню, Пин… Пинкамина, — прошептала чародейка, оседая на пол и начиная проваливаться в чёрную бездну.


Задержавшись на самом краю моря кромешной темноты, Твайлайт ощутила, как её настойчиво тянет обратно. Кто-то тряс почти потерявшую сознание пони, обхватив за плечи и что-то бубня. Медленно отступая от пучины беспамятства, она постепенно восстанавливала связь с окружающим миром, и бубнение начало складываться в осмысленную речь, пусть и едва различимую. Глухие звуки становились всё понятнее, и наконец Твайлайт сообразила, что неизвестный зовёт её по имени и просит очнуться. Через несколько ударов сердца она смогла разобрать, кто же именно взывает к ней. Пинки. Мгновением позже перед её внутренним взором вспыхнуло воспоминание последних секунд перед обмороком, и она, подавившись криком и широко распахнув глаза, всем телом отпрянула от трясущей её пони.

Прямо перед собой задыхающаяся от вернувшегося ужаса, вжимающаяся в дверь до боли в крыльях Твайлайт увидела лицо. Полное тревоги, искренней заботы и желания помочь лицо Пинки, старой, доброй Пинки, воплощения Элемента Смеха, бесшабашной устроительницы лучших в Понивилле вечеринок и верной подруги. Озадаченная такой реакцией, она чуть отстранилась, растерянно глядя на Твайлайт. Та в свою очередь буквально впилась в неё взглядом, пытаясь найти малейший намёк на кошмар, привидевшийся ей несколько — секунд? минут? — назад. Но нет, это была самая обычная Пинки — розовая, с напоминающей ком вишнёвой сахарной ваты гривой, блестящими светло-голубыми глазами, ставшими сейчас большими-пребольшими от беспокойства за подругу.

— Твайлайт, что с тобой? Ты в порядке? Хочешь водички? Или, может, сбегать за врачом? Я мигом, только скажи! — Она не сводила ждущего взгляда с лица подруги и чуть дрожала, готовая в любой момент сорваться с места.

Твайлайт помотала головой.

— Что… Что произошло? — хрипло выдохнула она.

— Это ты мне скажи. Ты собралась уходить, взялась за ручку двери, и вдруг рухнула, как подкошенная. — Пинки говорила медленно, понимая, что её обычная скороговорка сейчас будет малопонятна для не до конца пришедшей в себя подруги. — Я так перепугалась! Не знала, что делать. Я ведь не умею оказывать первую помощь, а тут такое… Принести тебе воды?

— Да, пожалуй, это… — Твайлайт не закончила говорить, а Пинки уже опрометью кинулась в кухню, вернувшись через пару мгновений с кружкой в зубах. Осторожно поднеся кружку ко рту Твайлайт, она помогла ей напиться: сама чародейка сейчас не смогла бы в достаточной мере сконцентрироваться, чтобы удержать что-либо магией.

— Так что с тобой случилось?

— Не помню. — Твайлайт прикрыла глаза, пытаясь поймать рассыпающиеся образы. Что-то привиделось ей перед обмороком, что-то страшное, настолько чуждое и жуткое, что разум отказался принимать это. Сейчас она уже не могла вспомнить, что же именно настолько напугало её, что сознание попыталось покинуть волшебницу. Даже то, что всплыло в памяти в момент пробуждения, обратилось в ничего не значащие осколки.

— Может, я просто переутомилась. Мне что-то нездоровится последние несколько дней, голова совсем не работает, мерещится всякое… — Она помотала головой, избавляясь от остатков обморочной пелены. — Может, и правда пора отдохнуть, пока не заработала нервный срыв?

— Вот-вот, я всегда говорю, что ты слишком много проводишь в четырёх стенах, уткнувшись в книги. Конечно, это делает тебя суперумной и сверхволшебной, но голова не резиновая, и ей тоже надо давать отдыхать, не то совсем нехорошо будет. — Убедившись, что подруга начинает приходить в норму, Пинки снова начала тараторить. — Много мыслей в голове — хорошо, слишком много — плохо, это как чайник, если забудешь его на огне — бах, и крышку снесёт! — Для иллюстрации своих слов она, подпрыгнув, резко раскинула ноги в стороны.

— Да, ты, как всегда, права. — Твайлайт начала подниматься. Пинки поддержала её, отпустив только после того, как убедилась, что она уверенно стоит сама.

— Проводить тебя до дома? Или останешься у меня?

— Думаю, дойду, здесь недалеко. — Твайлайт переступила с ноги на ногу, прислушиваясь к ощущениям. — Доберусь до дома и сразу в постель, хватит с меня на сегодня. Спокойный сон — вот то, что мне сейчас нужнее всего. Спасибо за заботу, Пинки, и не волнуйся, со мной уже всё хорошо.

— Ладно, тебе лучше знать, как ты себя чувствуешь. Тогда спокойной ночи?

— Спокойной ночи, Пинки.