Автор рисунка: MurDareik

Безымянная

Под лучами вечернего солнца, которые пробивались через высокие кроны деревьев обширного парка, гуляла миролюбивая пони латунного окраса шёрстки. Близилась ночь, а это означало, что скоро станет совсем темно, поэтому, пока кобылка резво скакала вглубь парка, другие прогуливающиеся пони шли ей навстречу и скрывались где-то там, за спиной.

Под её ногами хрустела осенняя листва, а вечерний ветерок приятно ласкал шёрстку, лёгкими волнами гоняя сайки мурашек. С каждым вздохом пони улавливала запах цветов, которых не было видно. Возможно, где-то есть полянка с розами, о которой Марта ещё не знала. От деревьев пахло хвоей, иногда даже смолой. Чарующая атмосфера живого вечернего парка напоминала кобылке о том, как же прекрасна жизнь в Эквестрии, в которой было всё, о чём можно было только мечтать.

Тропинку резво перебежал кролик, или заяц. Пони не успела рассмотреть его, как тот шустро скрылся в кустарнике. От неожиданности Марта потеряла равновесие и оступилась. Благо, этого не хватило, чтобы упасть на землю. Хотя… Пони не отказалась бы упасть, под ногами было множество разноцветных листьев неповторимых форм и разных размеров. Она бы с удовольствием искупалась в них, несмотря на риск получить царапинки от мелких веточек, которых тоже было немало.

Свернув с тропинки, пони Марта пробежала ещё около сотни метров и оказалась на краю обрыва с массивной деревянной оградой. С него открывался невероятный вид. Лес, что простирался на многие километры. Такому виду способствовало то, что парк находился на возвышенной местности и давно стал излюбленным местом не только местных жителей, но и приезжих. Марта слышала, что сама принцесса Луна приезжала сюда и любовалась великолепным пейзажем.

Постепенно небо наводнили алые оттенки, появились первые звёзды. Самой яркой в этой части полушария была звезда Билонце. Марта помнила ещё со школы, что она находилась ближе всех к планете и светила ярче остальных. Она всегда оставалась на одном месте, благодаря чему её звали путеводной звездой, спасающей заблудших путников.

Пони встала на задние ноги, опёрлась передними на ограду и осторожно посмотрела вниз. Только так можно было увидеть маленькую речушку, по которой часто плавали лебеди, что было удивительно, потому что благородные птицы обычно предпочитали спокойную воду, а не быструю реку, но тем течение явно доставляло удовольствие. И в этот раз пони увидела очередного одиночного лебедя, но грубая конструкция ограды не позволяла с комфортом за ним наблюдать. Пони немного сместилась в бок на давно разведанное место, где забор наиболее низок и, расслаблено выдохнув, улыбнулась виду проплывающего по течению лебедя, словно тот пребывал на водном аттракционе. Лебедь равномерно пересекал водную гладь реки под садившееся солнце и восходящую луну. Марта знала, что обратно придётся идти в темноте, но это её ничуть не пугало – кобылка прекрасно знала эти места и без труда была способна найти дорогу домой.

Марта понимала, что лебедь не видит её, но всё же вытянула правую переднюю ногу вверх и помахала ему. Она делала так каждый раз, когда видела лебедей или животных, приходящих на водопой. Вдруг раздался громкий хруст. Марта перестала чувствовать под собой деревянную опору, а тело медленно начало наклонять вперёд. Всего пару секунд, и вместо живописного вида на реку, луга и леса, перед ней открылась ужасающая картина большой высоты и множества камней, валунов, которые стремительно к ней приближались. Чувство полёта не принесло Марте ни малейшего удовольствия. Кобылка беспомощно кричала, перебирала копытами в надежде зацепиться хоть за что-то, однако все её попытки были тщетны. Трёхсекундное падение казалось ей вечностью, пони успела разглядеть всё вокруг, обдумать тысячи мыслей и не найти ни одного решения, ни одной надежды на то, чтобы не столкнуться с ужасными камнями. Грохот. Глухой звук падения, сопровождающимся хрустом то ли веток, то ли… Марта ничего не чувствовала, никакой боли. Перед глазами всё плыло, а копыта, голова и даже хвост не шевелились. Дышать было тяжело, во рту ощущался металлический привкус, а в голове нарастал гул, сопровождаемый окутывающей тьмой. Кобылка надеялась, что это темнело на улице, ночь же, но отчаянно хотела, чтобы темнота не была тем, чего все так боялись. Тем, чего боялась в этот момент она. Темнота.

Странное ощущение. Вернее, полное их отсутствие. Лоза – её подруга, вот она дала ей кусочек праздничного торта. Рохан, любимый старший брат, снова отчитывает Марту за то, что та поздно вернулась домой после очередной прогулки по парку. В небе пронеслась радуга, но её создательницей была Рэйнбоу Дэш, с которой Марта, как и многие другие пони, мечтала познакомиться. Мысли скакали одна от другой, воспоминания были скомканы, не имели какой-либо связи. Наконец, что-то логичное всё же произошло – Марта задумалась о том, что с ней такое. Она задумалась о том, не умерла ли. Может, лежит на камнях, и все эти вспышки воспоминаний — игра её угасающего разума. Пони ничего не знают о смерти, не знают, какого это умирать, а вот она теперь знает, и знание это ей радости не прибавляло. Марта не понимала, пугаться ей, паниковать, грустить или даже радоваться. Она не понимала такого состояния, это было чем-то новым… чем-то таким, чего она раньше никогда не испытывала.

Что это? Марта увидела… Не понятно. Она никак не могла разобрать, что находилось перед ней. Хотя нет, кое-какие очертания всё же прояснялись и довольно быстро. Перед ней лежал огромный валун, что кобылка поняла не сразу. Сознание постепенно прояснялось, а вместе с ним нарастала внутренняя паника. Кобылка пошевелила ногой, и та поддалась. Остальные ноги тоже были на первый взгляд целы. Бок сильно болел, а губа явно была прикушена, о чём говорила боль и привкус крови. Пони медленно поднялась и заметила, что упала на песчаную насыпь аккурат между острыми камнями. Ещё бы немного, и всё могло закончиться куда печальнее.

С трудом поднявшись, она осмотрела бок настолько, насколько только могла. Он был исцарапан, и сквозь короткую шёрстку проступал здоровый синяк. Марта надеялась, что ничего не сломала и уж тем более ничего не повредила внутри. Она тут же задрала голову и ужаснулась той огромной высоте, с которой упала и поняла, что ей не просто повезло, а невероятно повезло. Поблагодарив Селестию за то, что смогла выжить, Марта, хромая и постанывая от боли в теле, начала медленно двигаться к реке. Обратно забраться возможности не было, а обход целого плато может затянуться на целые дни. Однако Марта знала, что можно пойти вперёд и если никуда не сворачивать, то через день можно выйти через лес в фермерские угодья, где она может получить помощь, а дальше была и крупная деревня Понивиль. Либо, можно было пойти вдоль реки и через несколько дней выйти к ближайшему поселению. Несколько дней – такой вариант пони не устраивал, Марта переживала, что могла получить скрытые серьёзные травмы, с чем медлить просто было нельзя. Да, лес таил в себе множество опасностей, однако желание поскорее получить помощь с уверенностью указало на лес.

Добравшись до реки, Марта аккуратно начала умываться, промывать раны. Холодная вода великолепно снимала боль, пони даже не хотела покидать мелкую реку, омывающую быстрыми водами её тело. Однако, если раны практически перестали болеть, то внутри боль не унималась. Марта не разбиралась в медицине, не могла даже предположить насколько серьёзны были внутренние повреждения, либо страх её был беспочвенен в свете обычных ушибов, из-за которых она так переживала.

С большой неохотой покинув реку, латунная пони продолжила неспешно идти по травке, с каждым шагом приближаясь к широкой лесополосе. Вокруг продолжало темнеть, звёзды отчётливо проступали на небе, а красное зарево уступило место тёмному небосводу. Благодаря ясному небу, яркой луне удавалось освещать всё вокруг, и если бы не она, то пони просто не могла бы видеть то, куда она идёт и что находится под ногами. Яркая одиночная звезда, навечно застывшая на небе, была для Марты действительно спасительной путеводной звёздочкой, которая не позволила бы той заблудиться в лесу.

Ещё несколько минут ходьбы, и Марта вошла в Вечнозелёный лес, о котором ходило множество страшных историй о монстрах и чудовищах, которые наполняли эти земли, таились среди вековых деревьев. Немного прихрамывая, Марта шла вперёд, пробираясь то через дремучие заросли, то через опасные ямы, в которых и ногу легко подвернуть. Она знала, что является лёгкой добычей для хищников, и если на пути попадётся та же мантикора, то исход этой чудесной встречи будет очевиден. Стараясь не думать о возможной трагедии, пони ускорила шаг, что болью отзывалось в её теле, но, желая выжить, Марта готова была терпеть что угодно.

Пока луна еле заметно пробивалась через верхушки деревьев, мелькающая в них же путеводная звезда спасительно вела пони вперёд, не позволяя той сбиться с пути, свернуть куда-нибудь в сторону и навеки затеряться в лесу невообразимых размеров. Нужно было просто двигаться вперёд через небольшую часть леса, и скоро появятся фермерские угодья. Всего лишь одна ночь и один день. Марта не знала, как долго она шла, но силы покидали её с каждой минутой. Она спотыкалась об малейшие неровности, пугалась страшного вида кустов, едва не паниковала от летучих мышей и приходила в оцепенение от отдалённого рыка незнакомого ей зверя.

Лес становился гуще, прохлада возрастала вместе с влажностью, а лунный свет едва просачивался через плотные каскады высоких деревьев. Марта всё чаще теряла из виду путеводную звёздочку, иногда та пропадала на несколько минут, пока густые кроны деревьев совсем не загородили ночное небо. Марте начало казаться, что деревья специально так делают, они веселятся в томном одиночестве, играют с замёрзшей и испуганной пони, которая уже десять раз пожалела о том, что вообще забрела в этот лес. Звезды не было, как и лунного света, и всё, что она могла видеть – темнота. Лишь вблизи различались контуры некоторых деревьев, а что было под ногами – понять было совершенно невозможно.

Рядом что-то возилось, хрустело и даже ползало. Кобылка замирала чуть ли не от каждого звука, как же ей хотелось повернуть назад, вот только возвращаться уже было некуда – со всех сторон её окружила темнота, и пони не знала, прямо она шла или всё же неровная земля, поросшая мхом, заставила её свернуть с желаемого пути. Выбор был не велик, нужно было продолжать двигаться дальше и надеяться, что звезда покажется вновь, что она любезно укажет путь к спасению.

В боку что-то сильно заболело, и Марта, не выдержав, свалилась с ног на ледяную землю. Боль отступила, а вставать уже совсем не хотелось. Пони всё же устала, вымоталась, она хотела спать, и ей было уже всё равно, съедят её хищники или нет, она просто хотела, чтобы всё закончилось и наступил покой. Марта не знала как, но воля к жизни позволила её в который раз встать с земли и продолжить идти дальше, вперёд. Голова немного кружилась, холод пробирал до самых костей, заставляя её шёрстку вставать дыбом. Марта из последних сил шла вперёд, врезаясь в деревья, застревая в кустах и спотыкаясь об корни, которые, словно деревянные змеи, прогрызли всю землю под копытами.

Начало проясняться, во что пони не стразу поверила, однако и правда, видимость улучшилась. Марта взбодрилась, ускорила шаг и более уверенно перешагивала через бесчисленное множество природных препятствий. Появилась яркая луна, свет который приятно ополоснул мордашку Марты, а путеводная звезда приветливо указала путь. Маленький оазис надежды в царстве мрака древнего леса. Он, конечно, был не так древен, как лес Дурамбор, которым пугали жеребят в страшилках, говоря о том, что в нём нет ни животных, ни птиц, ни единого живого существа, за исключением страшной пони, чьи глаза всегда светились жутким бирюзовым светом, и если кто забредёт в тот лес, то вряд ли уже когда-либо выйдет из него. Понимая, что могло быть и хуже, пони стала ступать ещё уверенней, а боль, которая неумолимо не покидала её, совсем стала забытой.

Впереди показался новый сюрприз. Вот, чего Марта уже точно не ожидала увидеть. Перед ней предстали огромные руины на открытой местности, большая часть которых заросла лозой, кустами и даже деревьями. Место казалось заброшенным очень давно, и не было следов пребывания других пони. Марта понимала, что её самочувствие оставляет желать лучшего, но вдруг в руинах найдётся что-то полезное? Хотя бы вода и не только промыть как старые раны, так и новые, возникшие в результате падений в лесу, но и попить… кобылку сильно мучила жажда от долгого и утомительного перехода, а водоёмов она на своём пути ещё не встречала.

Пробравшись в щель, что была в ветхой стене, кобылка очутилась в чём-то похожим на коридор, не имеющим потолка. Она пошла по нему, перебиралась через небольшие завалы, пока коридор не вывел её в полуразрушенное просторное помещение, которое она узнала сразу — тронный зал. Марта не сразу поверила глазам, но поняла, что находится в древнем замке принцесс, который был заброшен после изгнания Селестией Луны. В этот замок мало кто попадал и не только потому, что путь до него опасен и практически никому не известен, но и по причине уважения к принцессам, ведь не даром они покинули это место и больше никогда в него не возвращались — оно часть их не самых приятных воспоминания, да настолько, что величественный замок теперь брошен, густо зарос непроглядным лесом.

Пони не желала тревожить покой прошлого принцесс, она хотела найти хоть немного воды и потом продолжить путь, оставив тысячелетний замок под власть вездесущей природы. Марта посмотрела на разрушенный трон и остатки пьедестала, на котором когда-то были знаменитые Элементы Гармонии. А ведь замок стал свидетелем не только разрушений, но и целой эпохи правления принцессами. Что он только не повидал… А действительно, что? Кроме того, что в нём долгое время жили принцессы, и была разрушительная схватка между аликорнами, больше ничего известно не было. Куда же пропала остальная история? Принцессы древние и могущественные создания, возраст которых исчисляется многими тысячелетиями, но все знания о прошлом поверхностны и практически ограничены примерно в полторы тысячи лет, после чего прошлое становится совсем туманным, а многие события не имели даже дат. Принцессы говорили, что вина тому древняя библиотека, большая часть которой была уничтожена пожаром, который возник при изгнании Луны, а те хронологические записи, которые уцелели и есть та история пони, которая всем известна. Марта слышала, что очень и очень много книг осталось в этой библиотеке, что принцессы оставили их за ненадобностью, и записи в них либо были продублированы, либо просто уже не несли в себе ценности.

Марта миновала тронный зал и попала в тёмный коридор, в конце которого был тусклый лунный свет. Шугаясь эха собственных шагов, она вышла на свет и оказалась в той самой библиотеке, словно высшие силы узнали об её желании и указали верное направление. Позабыв об искомой воде, пони окинула взглядом высоченные королевские стеллажи… Точнее, то, что от них осталось. Было много копоти, что говорило о том, что пожар действительно был. Многие полки были пусты, остальные же были забиты книгами, некоторые из которых давно превратились в жижу из-за наполовину отсутствующего потолка, пропускающего через себя проливные дожди и лунный свет, без которого пони не смогла бы рассмотреть древнюю библиотеку.

Под ногами валялось множество камней, кирпичей, росли сорняки и даже прекрасные цветы, но книги… сотни книг хаотично валялись на полу, видимо упавших в результате постоянных обрушений, либо сдутые сильными порывами ветра, которые не редкость во время сильных штормов. Марта взяла первую же книгу, но та буквально развалилась в её зубах. Тогда она подошла к другой и с осторожностью её открыла. Текст страницы был едва разборчив, но более-менее читаем, что было крайне затруднительно в условиях низкого освещения. В книге были какие-то экономические записи и расчёты с зерном, мукой, посевами. На остальных страницах ничего интересного Марта для себя не нашла и перешла к другой книге. Голова сильно закружилась, боль в животе усилилась, отчего пони тихо пискнула. Стиснув зубы, она открыла очередную книгу, но, к разочарованию, та была слишком сильно повреждена, и текст был не читаемым.

Внезапно, где-то в глубине коридора, по которому пони пришла, раздался шум. Кобылка вздрогнула и резко обернулась, но тьма не позволяла её что-либо рассмотреть. Не успела она прикинуть, что к чему, как шум повторился и уже громче. Марта не стала терять времени и побежала в противоположную сторону. Осознав, что стук её копыт по каменистому полу разносится громким эком по всему замку, она, испугавшись, запаниковала и побежала ещё быстрее. Пронзительная боль разрывала её изнутри, но, терпя сквозь слёзы, пони забежала в ближайшую комнату, где спряталась за поваленным дубовым шкафом. Пони тяжело дышала, старалась не производить лишнего шума и безмолвно прислушалась. Было относительно тихо, не считая лёгкого завывания ветра. Кобылка подумала, что источником шума был упавший камень… два камня. Ведь кто знает, сколько лет этому замку?

Просидев так ещё немного, Марта всё же вышла из своего укрытия, выглянула в библиотечный зал. Никого. Книги покоились на своих местах, а из расщелины на потолке сияла луна. Внезапно, шум повторился, а за ним последовали ритмичные шаги. Кобылка смотрела то влево, то вправо, но из-за эха никак не могла понять, откуда же разносится шум, откуда ждать того, кто равномерно ступает по каменному полу. В библиотеку вело три коридора с разрушенными дверьми. Трещины на стенах да общая картина разрушений сама за себя говорила о том, какая страшная битва была в этом замке. Битва между Селестий и Найтмэр Мун. Две могущественные сущности схлестнулись в равной схватке, тем самым уничтожив великолепный замок.

Тем не менее, Марту беспокоила уже не жажда, не боли в теле, не интерес к руинам, а тревожили нарастающие шаги, шедшие не понятно, откуда. Пони просто не знала, куда бежать. Она боялась нарваться на зловещее нечто, ведь другие жители Эквестрии в замок не ходили. Да и кому в голову взбредёт ночью забираться в замок, если только не измученной заблудившейся Марте? Кобылка приняла единственное верное, на её взгляд, решение – спрятаться. Дубовый шкаф со сломанными дверцами не особо подходил под понятие надёжного укрытия, зато просторные полки… пони забралась на нижнюю полку ближайшего стеллажа, встроенного в стену. Там было тесно, но кобылка могла уместиться между полом и потолком за счёт завышенной высоты полки, которая прилегала прямо к полу. Шаги приближались, кто-то был совсем рядом, что вгоняло путницу в неподдельный ужас. Она зажмурилась и мысленно взывала к природе, чтобы та защитила её от хищника или от чудовища, кем могло быть это нечто. Шаги утихли прямо перед Мартой. Та дрожала, быстро дышала и боялась хоть на миг открыть глаза, надеясь, что существо не видит её, не заметило, хотя интуиция говорила об обратном.

— Выходи, не бойся, — сказал нежный женский голос.

Кто это может быть? Луна? Кобылка не знала, но двигаться совсем не хотела.

— Прости, что напугала тебя. Я просто не удержалась, ведь тут так одиноко, — загадочно произнесла незнакомка.

Думая, что существо всё же не желает ей зла, Марта неуверенно выползла наружу и открыла глаза. Сверху на неё смотрела совершенно не знакомая оливковая фигура с магической тёмно-зелёной гривой. Когда кобылка увидела ещё и крылья у неё? — это помимо длинного рога, — то совсем перестала улавливать суть происходящего.

— Кто вы? – пропищала Марта, продолжая прижиматься к холодному полу.

— Моё имя давно ушло в забвение, это не имеет значения… уже, — загадочно ответил аликорн.

Марта медленно поднялась на ноги и отошла назад.

— Так кто вы? – прошептала пони.

Существо имело рост с Селестию, тем не менее, Марта никогда не слышала ничего об этом аликорне, ведь все пони знали, что кроме трёх принцесс и новорожденной Твайлайт других аликорнов в Эквестрии нет.

— Это мой дом, маленькая заблудшая бедняжка. Когда-то я разделяла его с Селестией и Луной, но это было очень и очень давно, — аликорн сел на пол, продолжая смотреть на Марту.

— Я не понимаю, просто не понимаю, — переживала пони.

— Ты не представляешь, как я тебе рада, — улыбнулось создание. – Но в то же время, я сочувствую… — плавно загрустил аликорн.

— Почему я о вас ничего не слышала? Стоп, почему вы здесь вообще? – успокоилась Марта, начиная чувствовать себя более уверенно.

— У нас мало времени, маленькая пони, но я постараюсь ответить на твои вопросы. Я, Луна и Селестия давным-давно правили этими землями, называемыми Эквестрией. Некогда эти руины были прекрасным дворцом, а лес тут не рос никогда. Всё было чудесно, пока Луна не стала одержима злом, имя которому Найтмэр Мун. Тьма охватила её сердце, была страшная битва между ней и Селестий, куда страшнее, чем ты читала в своих книгах, Марта.

— Откуда вы знаете, что знаю я? – озадачилась кобылка.

— Селестия не виновата. Она хотела спасти всех: пони, Луну, меня, себя. Всех. Но когда на пороге дома твоего враг беспощадный, то всех спасти просто невозможно. Луна была изгнана древней чёрной магией, после которой всегда бывают последствия, отнюдь не самые приятные. Тьма покинула планету, но мы не созданы для чёрной магии, мы не можем её использовать, как это делают злые колдуны. Селестия тоже не справилась и на короткое время, лишь на самое малое она и я лишились своих сил, стали смертными. Разрушения замка были фатальны, начался пожар в библиотеке, где я и была, оглушённая и поверженная Найтмэр Мун. Я пришла в себя, но было уже поздно… Пожар. Я никогда не забуду его сильный жар, — после того, как аликорн договорил, его охватил сильный огонь, а из глаз вырывались языки пламени.

Марта испуганно шарахнулась назад, но споткнулась и упала на бок. Огонь прекратился, и аликорн снова стал оливковым созданием.

— И снова прости… Единственное, что никогда не забыть, так это свою смерть. Не бойся меня, — улыбнулось создание.

— О природа, так вы... Вы призрак погибшей сестры принцесс? Но вы так реальны. Я так хорошо вас вижу, — пони просто не знала, бояться ей или считать себя сумасшедшей.

— Я тоже тебя вижу так реально, — с грустью сказала хозяйка погибшего величия.

— Я же настоящая, — коротко улыбнулась пони.

— Марта, как я уже сказала, я рада, что ты здесь, ибо тоскливо мне быть одной в этих стенах, но скорблю по тебе, ибо ты так молода… совсем молода, — прошептал аликорн.

— Вы хотите меня… убить? – испугалась Марта.

— Маленькая пони, я никогда не наврежу тебе, — заботливо улыбнулась хозяйка. – Осознание всегда наступает не сразу. Всегда.

— Осознание чего? – задрожала пони, начиная догадываться о том, что ей хочет сказать аликорн.

— Осознание своей смерти. Поэтому ты так хорошо меня видишь. Потому что ты в одном со мной измерении. В пограничном измерении, которое наступает после смерти, и мне искренне жаль, что с тобой такое произошло. Ты погибла, когда упала с большой высоты.

— Я жива, это не правда! – крикнула пони.

— Тогда почему твоя нога не стоит на камне, а проходит через него? – спросил аликорн.

Марта посмотрела на свою переднюю ногу, и та действительно проходила через камень. Она подняла её, толкнула камень, и тот немного шатнулся.

— Ты начинаешь осознавать. Но это волшебное место, и ты ещё можешь влиять на предметы. Я понимаю, что тебе страшно. Мне тоже было страшно, но смерть это не конец, твой путь скоро продолжится, — подошла хозяйка и обняла её крыльями.

— Вы врёте. Ваши крылья настоящие, они тёплые, — всхлипнула пони, прижимаясь к аликорну.

— Они тёплые, потому что ты этого хочешь. Всё хорошо, маленькая пони, всё хорошо…

— Я не хочу умирать, принцесса! – снова всхлипнула кобылка. – Я жива, я чувствую боль! Я жива!

— Как я сказала, осознание не сразу наступает. Ты не должна была погибнуть, но судьба, порой, бывает к нам беспощадна. Я так не хочу, чтобы ты уходила, мне так одиноко… Тысячи лет совсем одна…

— Я тоже не хочу уходить, — разрыдалась Марта.

— Увы, у тебя нет выбора. Рассвет заберёт твою душу, и она отправится дальше, в долгий путь. Ничего не бойся, всё у тебя будет хорошо, — аликорн ещё крепче обнял кобылку.

— Пойдёмте со мной… Я так боюсь, — немного успокоилась Марта и посмотрела на хозяйку замка.

— Тебе больше не придётся бояться. Никогда. Я обещаю это тебе, — улыбнулась принцесса. – Увы, пойти с тобой я не могу. Чёрная магия. Как я говорила, последствия её ужасны. Я умирала под её влиянием здесь и навечно привязана к этим руинам, и покуда стоят они, покинуть их я не смогу, как и общаться с живыми пони. Я верю и надеюсь, что лес окончательно поглотит их, и тогда я стану свободной. Тогда я тоже отправлюсь в путь, и может быть, маленькая пони, мы снова с тобой встретимся, — шептал аликорн.

— Почему Селестия всё забросила? Почему она не приходит?

— Я её понимаю и не виню, дитя. Я видела её душераздирающее горе. Потерять двух сестёр и в один миг. Она видела мою гибель, а я видела её беспомощность перед властью жаркого огня. Селестия не может здесь находиться. Даже тогда, когда вернулась Луна, она со слезами ходила по этим руинам, а я кричала ей, звала, но та меня не слышала. Луна же не знает о моей смерти, тысяча лет одиночества в изгнании повлияли на её рассудок, она забыла меня с уходом из неё тьмы. Забыла, и так будет лучше. Я безумно их люблю и так рада, что с ними всё хорошо. Так рада, что могу это знать, ибо ветер деревьями шепчет мне и всё рассказывает, — аликорн задрал голову. – Марта, ты готова идти дальше?

Кобылка заметила то, как чуточку стало светлее.

— Нет, — всхлипнула та.

— Близится рассвет, солнце заберёт тебя. И верь моим словам, ты больше не узнаешь, что такое боль и горе, ты будешь… счастлива, — нежно улыбалась безымянная хозяйка.

— Спасибо вам, — скромно сказала Марта, наблюдая то, как сама начинает постепенно парить над полом, а вокруг тела началось латунное свечение. – Если бы я могла помочь вам…

— Пожалуйста, не забывай меня. Помни, это всё, что мне нужно, — дрожащим голосом попросило древней призрак.

— Обещаю, — кивнула Марта.

Первые лучи солнца пробились через потолочную брешь и в мгновение осветили всё вокруг. Марта ахнула от восторга, когда руины преобразовались и стали великолепным замком, коим он был в древние времена. Прекрасные стеллажи, запаленные ухоженными книгами, изумительный кафельный пол с колоннами, стоящими на нём. А внизу стояла безымянная хозяйка со сверкающей диадемой на голове, в золотых накопытниках с нагрудником и глазами, переливающимися в солнечных лучах, словно бриллианты. Они светились от счастья, как, в тоже время, мерцали холодной тоской. Марта не хотела уходить, ведь столько всего ещё нужно было сделать, выполоть. Ведь столько родных и знакомых пони будут по ней горевать. Но боль ушла, и наступило безмятежное ласкающее чувство…

Солнце взошло, озаряя своим величием древние заросшие руины некогда великого пустынного замка, ставшего свидетелем ужасных событий. Книги стояли на уцелевших полках, многие были разбросаны на полу ровно так же, как это было недавней ночью. Тишина уже тысячи лет царила в древних руинах, а в углу лежал потёртый забытый накопытник, ярко сверкающий в лучах осеннего солнца.

Комментарии (4)

0

Для широкого круга читателей.

87 #1
0

Жалко поньку.

Darkwing Pon #2
0

Понравилось, но слишком много "марта". Заменяй местоимениями и проч.

Vinyl #3
0

С одной стороны, жалко поньку, но с другой — а чего жалко-то? У ней же всё будет хорошо и она будет счастлива. Очередная грустно-слащавая история, в общем. Впрочем, "очередная" не значит "плохая", и зеленого копыта, пусть и несколько неуверенного, фанфик заслуживает.

tdarku #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...