Там, за горизонтом

История о том, куда попадают злодеи после того, как их победили, а также о двух идиотах.Внимание! В огромных количествах присутствуют ненорвмативная лексика, насилие, юмор разной степени черноты. Вы читаете это на свой страх и риск.

ОС - пони Найтмэр Мун

Fallout: Equestria - Расщепление - Осколок Гаст

Кантерлот. Простой пегас-перевозчик. Последний день, пошедший не так.

Другие пони ОС - пони

Equestria 2014

2014_год. Ядерный удар унёсший жизни миллиардов людей. Лишь немногие счастливчики смогли спрятаться в спасательных бункерах. Одни из них это Дима и компания его друзей. В 2009_году они нашли подземный комплекс, но не стали в него спускаться. Теперь же догадки по поводу комплекса прояснились - это был полноценный бункер для спасения от радиоактивных осадков и ядерного взрыва, причём построенный в Советское время после Второй Мировой. Ребята приводят в порядок бункер и запускают туда людей, которым не хватило места в других комплексах. Затем на вылазке в город они попадают в электро-магнитную аномалию которая забрасывает их в неизведанные дали, в неизведанный мир, в котором им предстоит освоиться. В этом заключается эта история...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Встреча в роще

Эквестрия будущего. Твайлайт встречается с давней знакомой после многолетней разлуки.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Числа не лгут

Откопав древний магический артефакт, Меткоискатели обрушивают тем самым на город заклинание, позволяющее всем видеть висящие над головами у каждого пони «измерители лжи». В попытке разгадать тайну этих чисел, Твайлайт Спаркл приходится анализировать шаткий баланс между дружбой и честностью. И ей не нравится то, что она обнаруживает в процессе.

Твайлайт Спаркл Черили Лира

Начало конца

Что бы предприняли, если бы узнали, что остались последней надеждой всей Эквестрии? Или то, что ваши друзья могут в любой момент умереть? А может уже поздно что-либо предпринимать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Обман. Или нет?

Принцессы не такие добрые и благородные, как думают жители Эквестрии. Сестры что-то скрывают, но один раз они допустили ошибку. Теперь их секрет под угрозой, но что будет с тем, кто смог открыть тайну и уйти безнаказанно?

Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Другие пони

История Лаки

Я родился в Кантерлоте, в последний день зимнего периода. Мои родители назвали меня Лаки Клаудом, что означает облако удачи, видимо, кто-то из них думал, что если назвать жеребёнка Лаки, то его жизнь будет просто переполнена удачей. Они ошиблись...

Другие пони ОС - пони

Через тернии

Что, если бы события на свадьбе в Кантерлоте закончились не в пользу пони?

Твайлайт Спаркл Спайк Зекора ОС - пони Кризалис

Темный свет луны

Все мы знаем что произошло с принцессой Луной тысячу лет назад, и откуда появилась Найтмэр Мун. Но давайте поиграем в "теорию заговора" и представим, что это лишь выдумки официальной историографии Эквестрии, и "на самом деле" всё было было иначе. В этой повести будет рассказана "настоящая" история принцессы Луны и Найтмэр Мун. Конечно, как говориться "...конец немного предсказуем", но правда должна быть поднята из пыльных архивов и представлена народу. Итак, давным давно...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

S03E05
Часть 6 – Интерлюдия Часть 7 (Основатели) – Глава 2

Часть 7 (Основатели) – Глава 1

Адриан был один в мире боли. Дух, называемый Одиумом, давил на его разум, запирая его в самом худшем моменте его жизни, растянутом в вечность.

Тысячи и тысячи раз Адриан смотрел повтор этого воспоминания. Боль от столкновения была страшной, но далеко не худшей частью. Он видел кобылу на крыше гостиницы. Он слышал её снова и снова, безнадёжность, раздавленную весом безразличной вселенной. Ничего из того, что он мог сказать, не могло что-то изменить. В конце концов, когда ей показалось, что он отвернулся, она прыгнула. До земли было десять этажей. Достаточно, чтобы попробовать её поймать.

Может, это и получилось бы, будь он правильным пегасом, со способностью к полёту как у Клауди Скайз. Но он был пони всего несколько дней. Даже просто распахнуть крылья было для него почти непосильной задачей, что уж тут говорить о полёте. Он всё равно прыгнул, пытаясь её поймать.

Он не смог. Она умерла. Снова и снова она умерла, а он остался жить. Он переживал перелом крыла снова и снова, пусть это и не было худшей частью. Худшей был звук, которой издало её тело, когда встретилось с землёй. Пегасы приземлялись мягко. Единороги нет. Он пытался отскрести кровь со своего тела пока не натёр кровавые мозоли, но ни разу с тех пор не чувствовал себя чистым. «Ты не смог жить сам по себе,» — снова и снова говорил ему голос. «Все вокруг тебя страдали. Со мной, ты никогда больше не ошибёшься. Если бы тебя тогда вёл я, ты бы её поймал.» В первый раз он не поверил голосу, не поверил и в сотый. Но в конце концов, все склонятся перед мощью Одиума. Его правление на Земле будет абсолютным, никто не сможет ему противостоять.

И Адриан тоже в это верил. Он видел, как попался Оливер, видел его отважное сопротивление голосу ненависти. Видел, как его медицинская отстранённость и желание биться со смертью своим собственным способом разваливаются. Оливер склонился перед мощью Одиума и теперь тоже был его подданным. Всё человечество будет служить, и ни один из них ничего не сможет с этим поделать. Это было неизбежно как прилив.

Без доказательств обратного, Адриан перестал бороться. Одиум давал ему тем больше свободы, чем больше он готов был поверить. В конце концов, слуга полезнее, когда хочет подчиняться. Подчинение означало, что он снова может действовать, поэтому он подчинялся. Просто таков был порядок вещей. Когда пришла Алекс, он сражался вместе со всепони остальными. Что-то ударило его в грудь, что-то похожее на удар бейсбольной битой. Ничего не сломалось, хоть и было близко к тому. Боль парализовала его, он не мог двигаться почти минуту.

Потом пришла тишина. Голос Одиума пропал из его сознания, и он остался один. Один на один с болью от пулевого ранения. Адриану было настолько больно, что единственное, чего ему хотелось, это чтобы рана оказалась смертельной. Может, так и окажется, может, поэтому Одиум его и бросил. От него больше не было пользы.

В момент, когда красный туман перед глазами начал рассеиваться, Одиум вернулся. Он потребовал, чтобы Адриан встал, и он встал. Боль жгла его, но её было недостаточно, чтобы остановить. Дух требовал службы, и получал службу. Адриан почти не заметил, как его влияние начинает слабеть. Осталось достаточно, чтобы напомнить, что сопротивление не поможет. Достаточно, чтобы обрушить на него невыносимую тяжесть неизбежности. Он слышал голоса из библиотеки, но эти голоса его не касались. Одиум требовал от него только неподвижности, поэтому он давал неподвижность.

Потом появилась Тру Сайт, стоящая перед ним и выглядящая обеспокоенно. Она что-то сказала, но сквозь туман Адриан не смог разобрать слов. Разговор был не для него, поэтому Одиум отобрал у него звуки. Уши его никуда не делись, они не перестали чувствовать звук. Просто каждый раз, когда он пытался прислушаться, любые слышимые им звуки внезапно становились неважными.

Потом она пропала, сменившись куда более ценным для него существом. Райли. Он хотел закричать, хотел предупредить её, заставить развернуться и убежать так быстро, как она только могла. Одиум знал его мысли, он узнает, что она здесь. Если он приказал бы Адриану сражаться, он стал бы сражаться. Если бы он получил приказ убить девочку голыми копытами, он бы подчинился. У Адриана не было выбора.

Он почувствовал холодное касание хитинового рога ченжлинга на своей груди, а потом острую боль укуса. Он не обратил на неё внимания. Проигнорировал изо всех сил. Одиум в это время размазался по многим пони и не концентрировался на Адриане. Если Одиуму было неинтересно, если Адриан мог сделать себя скучающим и обращающим внимание только на боль в груди, может быть, его не заставят делать ничего.

Туман в его разуме стал рассеиваться. Серость вокруг его сердца угасала, выжигаемая страстью. Он любил Райли, любил пони Александрии и мир, из которого они пришли. Он любил чистое небо, смотреть хоккейные матчи и боевики. Он, может быть, любил Клауди Скайз, по этому поводу он ещё не был уверен. Но больше всего на свете он любил возможность менять мир вокруг себя. Пытаться. Что мне делать?

— Что хочешь, — шепнула Райли. — Ты свободен.

И он освободился.

— Оно сейчас попытается захватить Алекс! Нельзя ему позволить!

Им не пришлось беспокоиться о других пони по дороге внутрь. Как и он, они замерли на месте. Как и у него, даже серьёзная угроза не вызывала в них реакции. Внимание Одиума было в другом месте.

По пути внутрь он заметил кое-что ещё. Булькающее радио, валяющееся на земле возле самого крупного обломка БТР. Судя по всему, Райян его не то не заметил, не то не придал значения. Адриан подобрал гарнитуру.

— Чёрт побери, пони, я хочу знать, что делать! Тебе не надо было…

Адриан узнал голос говорившей, даже несмотря на её ярость. Он перебил её.

— Тэйлор, это Адриан.

На несколько секунд на другом конце умолкли.

— Привет, Адриан, — сказала она в конце концов, полным подозрений голосом. – Что ты сделал с Алекс?

Она знает, что меня поймали, огорчённо подумал он. Он покопался в голове, пытаясь придумать решение, но ему не пришлось ничего придумывать. С ним была Райли. Она с неожиданной силой подёргала его за плечо, заставляя пригнуться, и забрала у него гарнитуру.

— Тэйлор, с Адрианом пока всё в порядке. Я выгнала паразита из его головы.

Ответ Адриан мог слышать только потому, что Райли специально прижала свою голову вплотную к его.

— Райли? Алекс мне сказала, что ты сбежала. Что ты там делаешь?

— Возвращаю своих друзей. – Она звучала раздражённо. – Слушай, Алекс всё ещё внутри. Я знаю, что твои дроны за нами наблюдают. Посмотри через них. Видишь, Адриан не замер, как остальные. Он один из нас. Я остальных тоже освобожу, только дай минутку. Их захватили недавно, так что я д-думаю, что с ними будет проще. Я… я думаю, во мне ещё немножко сил осталось… — она отдала ему гарнитуру своей текучей магией, и он принял её.

— Адриан, что там у вас, чёрт возьми, стряслось? Что-то разорвало мой БТР на части, а ведь в нём в это время работал CPNFG. Конечно, он там мелкий, по сравнению с тем, что стоит в самолётах, но альтернативой было бы сделать БТР достаточно большим, чтобы влез ядер… — она прервалась. – Вопрос остаётся, что там происходит?

— Одиум разъезжает в пони, называющем себя Найт Спикером, — объяснил он. — У него от этого куда более сильная магия, чем должна быть у обычного единорога. Думаю, это он сломал ваш БТР. Впрочем, Алекс к этому моменту из него уже вылезла. Она внутри.

Малышка Райли свернулась безвольным клубком напротив Джозефа. Когда Адриан приблизился, он услышал, как она бормочет: “Н-не хватило на Морию… п-прости… позже…”.

— Райли, у тебя всё хорошо получилось. Достаточно. – Он потянулся и погладил её по боку. – Ты достаточно потрудилась. Отдыхай. – Он помог ей забиться в угол, пока наблюдал, как в глаза Джозефа возвращается разум. Его восстановление было куда быстрее, чем у самого Адриана. Но когда Адриан коснулся Райли, какая-то часть энергии влилась назад в маленькую пони. Из её глаз ушёл туман и, когда она поднялась на ноги, он увидел, как она меняется.

«Ужасающе» было бы неподходящим словом, особенно после всего, что ему довелось увидеть. Неестественно? Да. Беспокоящим? Разумеется. Но не более странным, чем её внешность. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы вырасти и вернуться в образ Тру Сайт.

— Где Алекс? – спросил Адриан, как и его самого спрашивала Тэйлор. Он осмотрел комнату, но не увидел ни Алекс, ни Райяна, ни, если на то пошло, Абрамса. Может быть, не хватало и других пони, но он пока не запомнил всех лиц новичков, особенно тех, которые прятались. Только разрушенный этаж библиотеки, разломанная мебель и ведущая вниз лестница. Там, куда она вела, глаза Адриана не могли пронзить тьму.

Джозеф махнул копытом.

— Там, внизу. Нам нужен свет, — его рог неярко засветился, и он направился вперёд.

— Рано. Пони здесь, наверху, парализованы. Забери у них винтовки и иди за мной. – Там, внизу, бушевала битва, но в этот раз он не собирался слепо в неё бросаться. Он это уже сделал раз, в Ниагаре, и закончилось это только смертью и сломанным крылом. В этот раз он подготовится. – У вас был какой-то план?

Джозеф заговорил, пока левитировал в растущее возле него светящееся облако все винтовки и ножи.

— Алекс должна была привлечь внимание всех пони сюда, а мы с Морией должны были уничтожить хранилище, в котором этот Одиум прятался. Оказалось, что он прячется в пони. Мория на него напала, хоть Алекс и сказала нам этого не делать. Ты… видел, что случилось.

— Угу. – Адриан указал на свободное пространство за столом библиотекаря, скрытое от посторонних глаз, если, конечно не подойти к самому столу и не заглянуть через него. Пока Джозеф сваливал туда оружие сектантов, Адриан поднял со стола лампу.

— Даже не знаю, почему он нам всё это позволяет, — голос его звучал нервно. – Одиум велик. Он может контролировать тысячи пони одновременно, если ему того захочется. Даже если прямо сейчас они ему не нужны для того, чем он там занят, разве не должен он попытаться с их помощью остановить Райли и не дать ей нас освободить? Единственное… — он замер. Прозвучал выстрел и Адриан повернулся, чтобы броситься к лестнице.

Тейлор нарушила молчание.

— Я в дороге, с запасным планом Алекс. Прилетит через пару минут. Спроси Джозефа, будет ли это по его мнению работать!

Он спросил, и Джозеф нахмурился.

— Есть только мы не позволим ему ускользнуть. – Он бросился вниз по ступенькам, по пути зажигая рог. В нижней комнате оказалась только одна живая пони. Это было как будто он снова в Ниагаре, и близость мучительных воспоминаний чуть было не заставила Адриана потерять контроль над желудком. Он сдержался, но на самом краю. Ещё там было два трупа, возле одного из которых стояла Алекс. Вокруг неё бурлила тьма, вырываясь из её глаз, ушей и рта как будто клубы злобного дыма, пытающиеся её задушить. Он подозревал, что именно это и происходило.

— Ему нужен новый носитель! – крикнул Джозеф рядом с ним, судя по всему, не придавая значения бойне у основания ступенек. – Ему не потребуется много сил, чтобы захватить кого-то из нас. Мне почему-то кажется, что он почти всего себя сюда стянул.

— Зачем? – Адриан нахмурился, глядя на облако. – Она всего лишь юная земная пони. Мы ведь ничего не можем сделать, так? Она проиграет. – Адриан уже чувствовал то, через что сейчас проходила Алекс, хоть это и была всего лишь крохотная часть полной силы. Когда Одиум ломал его волю, ему не пришлось останавливать всех остальных своих последователей и втягивать в себя все свои силы. Если он это сделал… Адриан содрогнулся, представляя, какую чудовищную боль должна испытывать Алекс. Внутри её разума Одиум наверняка вцепился во все причины, в каждую ошибку, из-за которых она могла себя ненавидеть, и извращал их, выкручивая до крови. Останется ли от прежней Алекс хоть что-то, когда он закончит? Сможет ли Райли её спасти?

К его удивлению, Райли сама заговорила с лестницы. Стояла она с трудом, её конечности дрожали от усилий, но она всё равно стояла.

— Она не проиграет, но ей всё равно нужна наша помощь. Когда она вышвырнет Одиума, нам надо позаботиться, чтобы он не смог никуда деться. Кто-нибудь из вас знает, как? – Она больше не звучала как испуганный ребёнок. Она звучала как уверенный правитель, без малейших колебаний и сомнений в том, что ей подчинятся. Она звучала почти так же, как Алекс, если бы Алекс была насекомым со странным голосом.

— Надо впустить свет! Кто-нибудь, принесите зеркало!

— В туалетах есть большие. – Адриан развернулся, радуясь тому, что может помочь, заодно убираясь от трупов у лестницы как можно дальше. Джозеф присоединился к нему, когда он высаживал запертую дверь туалета. Вместе они отвинтили зеркала от стены, используя подручные обломки и единорожью магию. Адриан открыл все жалюзи и попытался прикинуть угол получше, чтобы направить в подвал побольше света. С тремя зеркалами и проявив смекалку, они могли как следует осветить подвал. Он очень надеялся, что этого хватит.

— План Б на финишной прямой! Двадцать секунд!

— Что это? – Адриан взялся за одно из зеркал, Райли подпёрла собой второе, а Джозеф левитировал третье под нужным углом. Это было очень странно, раньше Адриан никогда не видел настолько яркий солнечный свет. Солнце жарило так, как будто это был июльский полдень, несмотря на то, что на дворе был ноябрь. Ему пришлось отвернуться, чтобы не ослепнуть от яркости. Боковым зрением он видел, как это сияние отражается вдоль лестницы и заполняет подвал как звезда. Он почувствовал силу в конечностях, силу, которая ему не принадлежала. Хорошо, подумал он, хоть и не был уверен, что это была его мысль. Ярче.

В свете солнца видимым осталось только тело Алекс. Только тонкие струйки тени сочились из неё, прячась от света за её спиной, как змея. Может, ему это только казалось, но свет растягивался, пытаясь заполнить пространство, отражаясь от камня и бетона так, как будто они были полированной сталью. Прятаться было негде.

Он услышал ответ Тейлор в тот же момент, как над головой взревели двигатели.

— Ваша Колибри! Поле пока не включено, но сейчас запустится!

Алекс открыла рот чтобы закричать.

— УБИРАЙСЯ! – Адриан знал, что сопротивляться Одиуму бесполезно. Он испытал на себе всего лишь частичку его могучей воли. Алекс встретила её целиком. Тем не менее, Одиум убрался, тьма вытекла из её глаз, рта и всего остального, собираясь у её копыт как смола. Большая её часть сгорела на свету, за исключением лужицы глубочайшей, густейшей гадости, которая начала отползать за Алекс в глубь подвала.

— Приземлилась, включаю поле!

Адриан почувствовал мороз таумического нейтрализатора HPI, того самого, который позволял им выжить в мире, который теперь был враждебен к человеку. Он уже раньше его чувствовал, но ни разу так. Ощущение было такое, как будто на него обрушилась гравитация, прижимая его к земле с жестокостью, какую он никогда не испытывал. Сила, наполнявшая его конечности, внезапно пропала, оставив его в одиночестве. Если бы он бросил зеркало, половина света, которое оно отражало в подвал, пропала бы. Он не уронил. Уронил Джозеф, обрушив стекло на пол, где оно разлетелось бы на осколки, когда левитация внезапно перестала работать. Слава богу, у Райли оказалась хорошая реакция, или они бы совсем потеряли свет.

По всей комнате пони начали дрожать и дёргаться. Некоторые кричали, некоторые рыдали, одна попыталась выбежать за дверь, но споткнулась и упала прежде, чем добралась до неё. Конечно, самое большое изменение пришло изнутри. Сила Алекс наконец угасла, и она упала, потеряв сознание. Он услышал крик, крик, который обжёг его уши, несмотря на то, что он не понимал языка. Существо начало выкипать, как кусок сухого льда на тротуаре, потрескивая, булькая и испаряясь как неплотный туман. Всего за несколько секунд всё было кончено.

Одиум был мёртв.