К лучшей жизни с наукой и пони

После долгих скитаний по лабораторному комплексу Челл наконец-то выбралась наружу. Порталы, турели, безумная GlaDOS, помешанная на тестах, и этот придурок Уитли – всё осталось позади, как страшный сон. Но радость Челл оказалась преждевременной…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони

Забытые города

Многие поколения пони живут и уже не помнят, что происходило хотя бы пару десятков лет назад. Но их собственная жизнь уместится разве что в половину этого срока. Останки забытого прошлого продолжают пополняться сегодняшним, мимолётным днём. А что ждёт пони дальше, помнит только история.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Колыбельные

О Луне.

Найтмэр Мун

Отраженный свет

Принцесса Селестия мечтает провести выходные, как обычная пони из обычной семьи. Внезапно, ей приходится стать обычной пони на целую неделю. Дети, муж, родители - так-ли беззаботно живется простой семейной пегасочке?

Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони Доктор Хувз

Маленькие шалости

Когда всё в жизни оборачивается скучной рутиной... Утро-завтрак-уборка облаков-обед-гараж... Когда ничто, кажется, не поколеблет неизменный, как движение светил по Небу, устой... Появляется Оно - Дерзание! То, что заставляет сделать то, о чём порой думал, но даже не произносил вслух! Что случилось с двумя молодыми братьями-пегасами, дерзанием и пушкой смены пола - узнаете, открыв этот фанфик

ОС - пони

Сказания крайнего сервера - сборник стихов

Сборник стихов на соответствующую тематику. В соавторстве с Re7natus

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Проблема с фениксами

Что может быть лучше одного феникса? — Два феникса. А что может быть лучше двух фениксов? — Полный дом фениксов, если конечно, этот дом не ваш. А если ваш — это уже проблема.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Fallout: Equestria - Проект Анклава.

Пустошь, она была, есть и будет. Это место, где пропадают любые надежды на хорошее будущее, не пытайтесь ей сопротивляться, у вас просто не получится. Двое желторотых бойцов Анклава пытались сделать это и подчинить то, что до этого обуздать никто не смог... Теперь нет больше беззаботной жизни, проведенной над черными облаками. Есть только они и Великая Эквестрийская Пустошь...

Другие пони ОС - пони

Бумажный мир

Селестия никогда не демонстрировала свою полную силу. Но почему?

Принцесса Селестия Кризалис

Ночные прогулки

Небольшая история о брони, увлечение которого сравнялось по значимости с реальной жизнью.

Флаттершай Принцесса Луна

Автор рисунка: Siansaar
Часть 1 (Адриан) – Глава 3 Часть 1 (Адриан) – Глава 5

Часть 1 (Адриан) – Глава 4

Далёкий плач ударил Адриана как нож в душу. Он никогда не брал на себя ответственность за других, у него никогда не было младших братьев, сестёр или племянников, которым он бы мог быть примером. За всю свою жизнь он не испытывал подобной боли, вплоть до этого момента. Как и в Нью-Йорке, а до этого – в Ниагаре, он знал, что пони нуждается в его помощи, и все силы Ада не смогли бы удержать его.

Он пронёсся мимо Алекс, ныряя в запутанное нутро здания. Нет, пожалуй, запутанное — это было слишком мягко. Это здание было настоящим лабиринтом. Он несколько раз резко повернул налево, проскочил через мост и внезапно оказался в глубине искусственной пещеры. Потолок, рассчитанный на рост человека, темнел высоко над его головой. На стенах, сделанных из имитации камня, прихотливо извивались лестницы. Многие были слишком круты, чтобы взобраться по ним без пальцев. Люди, в конце концов, были приматами.

А он приматом больше не был. Он не обратил внимания на умоляющий голос Алекс, доносящийся из рации, она кричала, что они кого-то нашли, и чтобы все собирались возле старой фабрики дальше по улице от штаб-квартиры. Он позволит Алекс позаботиться об этом, а его задача – найти ребёнка.

Он даже не пытался рационально поразмыслить о вероятности, что ребёнок мог так долго выжить. Плач был негромким, и постепенно слабел. Если бы его спросили, он бы предположил, что ребёнок скорее всего плачет перед тем, как заснуть.

— Эгей! – крикнул он на пределе громкости. – Есть тут кто?

Пещера не была похожа на другие искусственные пещеры, какие ему попадались в парках развлечений. Края её были неровными, странной формы, куски шершавого бетона выступали под неожиданными углами, иногда из них виднелись куски арматуры. Один из них скользнул по его седельной сумке, цепляясь за тонкий бинт, который он намотал чтобы защитить крылья. Он даже не замедлил шаг, и был наказан коротким приступом острой боли, когда бинт порвался. Он начал разматываться за его спиной в тонкие полоски.

Адриан, спотыкаясь, прорвался сквозь тьму, взобрался на мостик и внезапно свалился в сторону, на пол того, что можно было бы назвать обычным зданием, если бы балюстрада не была сделана из множества цветных цилиндров. Кто проектировал это здание, Ктулху или Доктор Сьюз? Или они вместе?

— Привет? – голос был женский и очень слабый. Моложе Клауди, моложе Алекс. Насколько – было трудно судить. В нём было какое-то странное эхо, без сомнения, вызванное извивающимися коридорами между ним и говорившей. Чудом было то, что он вообще её слышал. Но здание было пустым внутри, с толстыми стенами. Может, это изолировало его от шума ветра и птиц снаружи? – Тут… тут кто-то есть?

— Да! – крикнул он в ответ, взлетая по ещё одному пролёту лестницы в сторону голоса, в этот раз оказавшись на деревянной площадке, разделяющейся на несколько коридоров. Он притормозил, понимая, что грохот его копыт по дереву может напугать маленькую пони, которую он (возможно) нашёл. Он всё равно шёл насколько возможно быстро, чтобы не поднимать лишнего шума. Похоже было, что он потерял Алекс где-то в паутине коридоров. Он надеялся, что она не застряла в какой-нибудь пещере. Если застряла, то и ладно. Её он может спасти позже.

— Продолжай говорить, где ты?

— В комнате со старым хламом, – ответ был тихим и испуганным. Она всё ещё странно звучала, как будто говорила, сидя в массажном кресле или чём-то подобном. – На стенках стеклянные ящики.

Это было недалеко. По мере приближения, Адриан смог учуять это место. Оно пахло не так, как будто кто-то просто жил в нездоровой и грязной обстановке. Скорее, воняло так, как будто кто-то в эту нездоровую обстановку приполз и там умер. Он ещё раз повернул, прошёл мимо громадного колеса для хомячков, вмурованного в пол (потому что ну кто от такого откажется?), и смог заглянуть в комнату, из которой раздавался детский голос.

Первым словом, которое пришло ему на ум, было «гнездо». Дюжины спальных мешков было навалены кучей, все ярко раскрашенные и детских размеров.

Громадные пластиковые ящики были утащены в угол, и, судя по всему, являлись источником основной части вони. Все они были наполнены едой и, судя по запаху, она уже пару месяцев как сгнила. К счастью, в комнате были и окна, пропускавшие солнечный свет. Даже с фонариком, в темноте пони видели так себе.

— Я здесь. – Он остановился в проёме, снимая винтовку с плеча и кладя её на пол снаружи комнаты. Не нужно пугать ребёнка. – Я знаю, ты испугана. Ты, наверное, уже давно одна, так? – Он никак не мог её разглядеть, хотя видел несколько бугров в мешанине одеял, подушек и рюкзаков. – Не надо прятаться, пожалуйста, выходи. Обещаю, я тебя не обижу.

Одеяла зашевелились и его глаза уцепились за полуосвещённую форму в тёмном углу комнаты, под стеклянным ящиком с тысячами приколотых булавками насекомых.

Несколько секунд он думал, что видит только маску, вполне подходящую тому, что напоминало жучиную выставку. Но потом маска сдвинулась, повернулась, чтобы посмотреть на него ярко-жёлтыми кошачьими глазами.

К его горлу подступил ком, уши распластались по голове, а пульс внезапно подскочил. У существа были клыки, торчащие из-под губы, и твёрдый чёрный панцирь, блестящий на солнце. Больше всего это напоминало встречу лицом к лицу с отвратительным инопланетным медведем. Его ноги дрогнули, и потребовалась вся его сила воли, чтобы подавить желание сбежать. Адриан пережил столько приключений не потому, что ему не хватало уважения к опасностям!

Потом он увидел слёзы, текущие по лицу существа, и то, как его грудь быстро поднимается и опускается от испуганного дыхания, почти так же, как его собственная. Он увидел полупрозрачные крылышки, слегка подрагивающие от несдерживаемого беспокойства. Он увидел, что существо почти полностью завернулось в розовый спальный мешок, прижав к груди плюшевого медвежонка парой испещрённых отверстиями ног.

В этот момент в душе Адриана отвращение схватилось с состраданием, и на несколько мгновений он чувствовал их оба. Я пришёл её спасать.

Сострадание победило. Адриан шагнул в комнату, игнорируя странный хруст под копытами, не обращая внимание на нервирующую внешность странного ребёнка. За несколько секунд битвы со своим животным ужасом он смог коснуться скрытой им рациональной человечности. Как бы девочка не выглядела, она явно была жертвой того же заклинания, что поразило всех. Он больше не видел молодого монстра. Он видел то, чем она была на самом деле – испуганную маленькую девочку.

Всё это время она сидела, недоверчиво уставившись на него. Его инстинкты кричали, что она обязательно на него нападёт, напрыгнет и вытянет из него жизнь, но она ничего подобного не сделала. Просто смотрела.

Он остановился в шаге от неё, на куче старых подушек. Всё указывало на то, что это её спальный угол. Он протянул копыто, и в этот момент ему пришлось подавлять уже не отвращение к ней. Вместо этого он задавил ярость к себе самому, отвращение к тому, что он мог просто подумать о том, чтобы сбежать от пони, нуждавшейся в его помощи.

— Я Адриан. – он снова протянул переднюю ногу. – Как тебя зовут?

— Райли. – Девочка встретила его копыто своим, и Адриана не побеспокоило даже то, что оно странно поддалось под его касанием. Что его побеспокоило, так это то, насколько истощённой она выглядела. – Ты меня обидишь? Ты от меня сбежишь? – Она снова плакала, хоть и сдерживала всхлипывания. Она этого либо не замечала, либо ей было всё равно. – Последние, кто приходили, обидели. Когда я их нашла… стреляли…

Чем ближе она подходила, тем болезненней выглядела. И дело было не только в отверстиях в ногах, хоть они и не могли быть ничем хорошим. Бедная девочка выглядела так, как будто умирала от голода. Сколько она провела в одиночестве, месяцы?

— Нет, — он наклонился и, не обращая внимания на вонь, обнял девочку так крепко, насколько решился. – Райли, я ничего подобного не сделаю. Не знаю, что другие пони сделали, но теперь ты в безопасности.

Он почувствовал, как её странное тело напряглось, сперва непривычное к такому внезапному физическому контакту. Была ли она хоть раз так близко к другому пони с момента События? Другому пони, который в неё не стрелял. Через несколько напряжённых секунд, он почувствовал, как слабенькие конечности тоже его обнимают. Хоть она ничего и не сказала, она не сдерживаясь зарыдала, вцепившись в него, как будто она была последней потерявшей надежду выжившей в кораблекрушении.

В таком виде их наконец нашла Алекс, минут двадцать спустя.

— Вот ты где, Адриан. Ты не отвечал по рации! Нашёл… — она внезапно замолчала. Адриан не видел, что она делает, но предположил, что ничего хорошего. – Ты в порядке? Мы тут все тебя разыскиваем…

Адриан бросил взгляд через плечо, только чтобы увидеть, что Лонли Дэй положила копыто на винтовку, хоть и было видно, что её разрывает как и самого Адриана. Он мотнул головой. Ему показалось, или он на самом деле почувствовал лёгкую слабость?

Лонли Дэй неохотно опустила винтовку. Она подошла на несколько шагов, осматривая комнату быстрыми взглядами. Без сомнения, она пыталась разглядеть все мелкие детали, чтобы потом собрать из них историю, как она всегда делала.

— Вот эту девочку мы слышали. – Он увидел, как она изо всех сил пытается подавить отвращение и страх.

В конце концов, она справилась, и, к её чести, подошла только после этого.

— Как она?

Он отпустил её, немножко повернулся и встал между дверью и лошадеобразным инсектоидом. Если у Алекс хватило выдержки выслушать, что он узнал, Мория могла просто начать палить. Джозеф скорее всего начал бы сначала стрелять, но по другим причинам.

— Она слишком долго была одна, — ответил он. – Это любого проймёт.

— Я помню. – Земная пони снова попыталась улыбнуться, и в этот раз получилось у неё куда естественнее. Улыбка была дружелюбной, но любви в ней не было. – Привет! – Её глаза дёрнулись сначала к куче почти сгнившей еды, а потом к странной чёрной пони. Теперь она заметила явные признаки недокорма, несмотря на то, что они были не совсем похожи на подобные у млекопитающих. – У нас в холодильнике на соседней улице есть сэндвичи. Салаты, паста. Наверняка на вкус лучше, чем… — она дёрнулась и сглотнула, – чем бы это всё ни было. Не испорченное.

Райли принюхалась к ней, и прижалась к спине Адриана. Заговорила она тихо, дрожащим шёпотом. – Только если Адриан скажет, что можно. Я не хочу уходить…

Алекс не выглядела обеспокоенной.

— Знаешь, я, пожалуй, просто принесу их сюда. – Она встретилась с ним глазами, и он кивнул. Слова были излишни, слова могли испугать странную пони, если бы она их услышала. Адриан вспомнил, за что он избрал Алекс их лидером, пока она спешно убегала, прихватив винтовку за лямку на выходе.

Райли быстро успокоилась, поднялась на ноги и уставилась мимо него на дверь.

Теперь Адриан мог её как следует рассмотреть, что раньше не получалось из-за полумрака. Всё её тело было тёмного цвета, составленное из пересечения дюжины частей тела, похожих на пони. На лбу у неё был рог, в дополнение к крыльям, а спину её покрывала блестящая зелёная броня. У неё был хвост и грива, как и у всех других пони, тоже зеленоватого оттенка. Каким-то образом эти невесомые облака тоже были усеяны отверстиями, как и ноги. Она была сантиметра на два пониже его. Может, ему это показалось, но она уже не выглядела настолько истощённой, как когда он увидел её впервые.

— Кто это была?

— Алекс.

Девочка прошла мимо него, через горы хлама, которые были её домом. Судя по всему, она что-то искала, хотя он и предположить не мог, что именно.

— Она на меня сердилась и пугалась. – Пони уселась, подтягивая зубами рюкзак и начиная в нём копаться. – Когда она увидела тебя, она больше не сердилась. Почему?

Он не мог и представить, почему настолько эмоционально-подавленная девочка может вдруг оказаться настолько наблюдательной, особенно пробыв в обществе других «людей» так мало времени. Ему надо было хоть как-то ответить.

— Она волновалась за меня. Я ей помог увидеть, что помощь нужна тебе, а не мне.

Она над этим задумалась.

— Что, есть ещё? Не только ты и она?

— Угу. Нас шестеро. Если с собаками, то семеро, но он в машину не влез.

— И все такие же добрые, как ты?

Про это он врать не собирался.

— Нет. – Он не стал на этом останавливаться, чтобы не рисковать её запугать. – Но Алекс с ними поговорит.

Она встала, зубами волоча рюкзак за собой. Только когда она дошла до него, она уселась, дрожа всем телом.

— Я не хочу больше оставаться одна.

— Не останешься, — он улыбнулся. – Обещаю.