Темная сторона Эквестрии: «Золотой клинок»

На берегу зеркально чистого пруда, который выглядел как второе звездное небо этой ночью, лежал сверток темной ткани. Не смотря на то, что погода была спокойная сверток двигался, он был живой… Но мало кто мог подумать что этот сверток может изменить представление об Эквестрии и так встречайте пони у которого нету счастья - Голди!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Сказка о рудокопе и зимородке

Древняя сказка кристальных пони — о временах, когда ещё не было кристальных пони. Связана с пишущейся повестью «Закат, не ведущий к темноте». Это не столько полноценный рассказ, сколько зафиксированный Старлайт Глиммер и Санбёрстом сказочный сюжет, воспроизводящий представление о прародине кристальных пони и причинах их перехода в будущую Эквестрию.

ОС - пони

Бетти Смартест. По следам неизвестной.

Мой первый фанфик. Не судите строго)))

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони Доктор Хувз

Дракон, живущий среди руин

Твайлайт не смогла смириться со своим бессмертием, но постепенно сумела избавиться от него. А Спайк остался жить. Он же дракон... И дожил до момента, когда в развалины Понивилля пришла Санни Старскаут со своими спутниками.

Спайк

Dystopia

Дистопия - чистая противоположность утопии: мира, где во главу угла поставлена не истина, добро или справедливость, а безупречность. Бессмертие - не вечная жизнь, но лишь отсутствие смерти: оно не заключает в себе именно «жизни». Разум - система организации способа мыслить, нуждающаяся в гибкости, как способе самосохранения. Сложите всё вместе, и вы получите справедливую плату за то, что сделает бессмертный разум в безупречном мире.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Последствия крушения "Надежды"

Ранним летним утром во время проезда фирменного экспресса "Надежда" были взорваны опоры Кантеркрикского моста. Последствия крушения были далеко идущими. Гораздо более далеко идущими, чем могла подумать принцесса Селестия или даже те, кто был за это в ответе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Тень дружбы

А, что если кумир Твайлайт, Старсвирл "Бородатый" все еще жив?! Какими знаниями он наделит юную принцессу и какой выбор предподчет сделать носительница элемента магии? Дружба или знания? Свет или тьма?!

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дискорд

Флаттершай и день забот

Занятость — это хорошо. Она отвлекает. От всяких мыслей.

Флаттершай

Принцессы не умеют готовить

Совершенство требует жертв

Твайлайт Спаркл

Сказка об Иване-гусляре и волшебной стране

Сказочка, всё чин по чину.

Твайлайт Спаркл Лира Другие пони Человеки

S03E05
Часть 1 (Адриан) – Глава 4 Часть 1 – Интерлюдия

Часть 1 (Адриан) – Глава 5

Сморы — походная еда из зефирок и крекеров.

Адриан несколько раз пытался убедить Райли перебраться в их штаб-квартиру, но что бы он ей ни обещал, ничто не могло заставить её покинуть своё логово. Рассказы о настоящих матрасах или душе с горячей водой тоже не возымели эффекта. В этом была не только её вина, остальные добрались-таки до них чтобы на неё поглядеть, и никто из них не проявил дружелюбия.

Если реакция Алекс его расстроила, остальные вызвали в нём отвращение. Он и представить боялся, что они о ней говорили, когда вышли в холл. И он даже не мог спуститься и поспорить на её стороне, потому что Райли вцепилась ему в ногу и отказалась отпускать. К этому моменту он растерял последние следы страха, осталась только любовь. Эта девочка знала одиночество, которое он иногда чувствовал, боль, которая гнала от поселения к поселению. Только она была слишком напугана, чтобы искать. Чем больше он проводил с ней времени, тем абсурднее ему казался страх и отвращение остальных. Он ничего подобного не чувствовал.

Он пообещал не оставлять Райли в одиночестве, поэтому он вызвал Алекс и попросил её принести всё необходимое, чтобы он мог заночевать. Он даже выключил радио не дожидаясь ответа. Если бы он дождался, Райли могла бы услышать, что его друзья про неё говорят. Ни один ребёнок не заслуживает слышать, как о нём говорят как о каком-то монстре. Может, в чужой вселенной по имени Эквестрия эти существа и были монстрами, но тут была Земля.

— Ну что, Райли, рада, что завтра с нами отправишься? – Адриан открыл жалюзи насколько это вообще было возможно, чтобы воспользоваться угасающим светом дня. Свет был полезен, он помогал увидеть ящики с гнилой едой и другой мусор, который он вытаскивал из комнаты ртом. Эта часть была достаточно мерзкой, но не настолько, как спать в одной комнате с кучей гниющей еды.

Райли попыталась помочь, сложив рюкзаки и неиспользованные спальные мешки в другом углу. Её крылья подрагивали, как они обычно делали, когда она была взволнована.

— Я… я не уверена, что хочу уезжать. Я никуда никогда не уезжала. Что если я там не смогу жить?

— О, это не проблема. – Адриан пнул ещё один ящик в кладовку и захлопнул дверь, чтобы не пускать вонь. Когда он вернулся в комнату, там уже лучше пахло. Странный мускусный запах гнезда насекомых остался, но это его не удивило. Он сам пах бы жеребцом, если бы не мылся каждый день.

— Во-первых, ты не будешь больше жить в одиночестве. – Он ухмыльнулся, пытаясь выглядеть максимально весёлым. Это было несложно, по крайней мере, в отношении тем, которые его волновали. – У меня есть классный мобильный дом, там есть чердак с настоящей кроватью, в которой ты сможешь спать. Не говоря уже о том, что с едой у нас куда лучше. У нас уже есть оранжерея, и сад растёт так безумно быстро, что уже через пару недель у нас будут свежие фрукты и овощи. Плюс у нас есть электричество, так что можно смотреть фильмы и играть в видеоигры, ночью включать освещение, а днём кондиционер.

— Я хочу… я хочу к моей семье. – Она резко села, хныча. – Мама знала бы, как всё починить…

Адриан уже объяснил в общих чертах что произошло, но всё равно рискнул повторить. Он не хотел делать вид, что его прибытие было чем-то волшебным. Он хотел, чтобы у Райли всё было хорошо, но не мог отменить Событие. В мае, если бы у него была такая возможность, он бы с радостью это сделал.

— Они могут не вернуться достаточно рано, чтобы с тобой повстречаться, — сказал он. – Но… знаешь, что… Помнишь, где ты живёшь?

Она кивнула.

— Как насчёт… мы туда завтра заедем и проверим? Можем ещё записку оставить с адресом…

— Идти слишком далеко. Я п-попробовала раз, но… слишком стемнело. – Она всхлипнула, грозя снова сорваться в плач.

— Так мы можем доехать! – Он улыбнулся, коротко касаясь её плеча. – Я знаю, я не выгляжу большим, но я объехал всю Северную Америку.

— Ладно. – Больше ничего она на эту тему не сказала, и он не стал на неё давить.

В конце концов, вернулась Алекс с припасами. Не только с обедом, но и с парой надувных матрасов, пропановой лампой, плюс канистра с горючим и всё необходимое, чтобы приготовить сморы. Она не осталась, хотя, судя по её виду, и хотела.

— Итак, Райли, время для твоей первой нормальной трапезы! Хватит гнилого общепита! – Он развернул большой сэндвич, протащил его по полу за обёртку и положил у её копыт. – Домашний хлеб, свежая зелень. В Александрии лучшая еда из всех поселений, в которых мне довелось побывать.

Он отошёл на несколько шагов, развернул свой ужин и приступил к еде. Он уселся по-собачьи и зажал сэндвич между копыт. Пока он его правильно сдавливал, сэндвич не расползался. Это был очень нежный баланс между удержанием еды в целом виде и разбрасыванием ингредиентов по полу. Он проиграл эту битву больше раз, чем победил.

Он наблюдал, как инсектоидная пони понюхала сэндвич, пытаясь распознать в ней знакомые человеческие эмоции. Она точно не выглядела, как умирающая от голода, которой предложили поесть. Чем она питалась, травой?

— Тут мяса нет. Вы его случайно не припасли где-нибудь? – Она пожала плечами и откусила, опустив голову к полу и тщательно пережёвывая. Немало времени прошло перед тем, как она откусила ещё кусок, как будто она пыталась ощутить вкус каждой крошки перед тем, как проглотить. Она не выглядела особенно впечатлённой, и это было странно. Адриану очень нравились эти сэндвичи, это был эквестрийский рецепт!

— Господи, нет! – Он положил свой сэндвич. – Пони не едят мясо. Оно нам, судя по всему, не вредит, но… мне пока не довелось увидеть пони, сумевшего проглотить хоть кусочек. – Он наклонился к ней поближе, ухмыляясь. – Тут тебя пронесло, Райли. Поверь. Тех, кто совершает эту ошибку, обычно выворачивает.

Райли бросила на него возмущённый взгляд.

— Быть не может! – Она махнула хвостом в сторону холла и кладовки. – Там были банки с этими крохотными сосисками, которые они добавляют во взрослые напитки – когда я разобралась, как их открывать… — Она вздохнула и облизала губы, вспоминая вкус. Даже язык у неё выглядел странно. – Закончились за три дня. Мне, наверное, надо было их помедленнее есть…

Она снова поглядела на Адриана, на мгновение сфокусировав на нём свои кошачьи глаза. Он не мог сказать, что она в этот момент видела, и на секунду он почувствовал вспышку того же страха, который уже нападал на него раньше. Её клыки блестели в белом пропановом свете. На секунду воцарилась неловкая тишина, прежде чем она продолжила. – Сколько бы я не ела, я не чувствовала сытости. Как… ненадолго помогает, но потом я снова голодная. – Она слегка наклонила голову. – Ты когда-нибудь подобное чувствовал?

— Н-нет, — признал он. – Ем я как лошадь, но предел всё-таки есть. Вот эти сэндвичи –идеального размера.

— Они очень сытные! После… последние несколько дней я перестала есть. Но это… это прекрасно! – Она просияла, отодвигая половину сэндвича. – Наверное, мясо всё-таки не нужно. – Она похлопала себя по животу. – Я наелась!

Адриан свой доел до конца.

— Надеюсь, ты не совсем наелась. – Он показал на сумку с десертом. – Как думаешь, для сморов места хватит?

Мгновение Райли выглядела скептически. Она подошла к сумке, обнюхала её, потыкала её копытом. Её глаза расширились, и она энергично закивала.

— Ага! Место найдётся! – Она практически подпрыгивала. – Сморы были лучшими! Мои родители меня брали и… — Райли замерла, поникнув. Она снова уселась.

Адриан давно привык использовать для всего рот, поэтому ему не составило труда воткнуть нож в огненную банку, открывая топливную пасту внутри. Ему давно не приходилось готовить с помощью такой штуки, и результаты в тот раз были… средненькие. Не говоря уже о том, что зефирки у них были лежалые. По крайней мере, крекеры и шоколад выглядели нормально.

Самым сложным было нанизать зефирки на палку. В конце концов, Адриан приспособился зажимать их между копыт, втыкая палку ртом. Покончив с этим, он разложил остальные ингредиенты и с помощью искры от зажигалки заставил синеватые язычки пламени заплясать над топливной пастой.

— Држи, Рйли. – Он подал ей палку, готовясь начать. – Тзнйшь кк с й упрвс?

Она закатила глаза, но предложенную палку взяла.

Занятие было не настолько расслабляющим, каким оно казалось, когда он был человеком. Говорить в процессе не получалось, по крайней мере, без усилий. Может и был какой-то способ делать это копытами, но Адриан не хотел его сегодня придумывать. Даже если ему самому и хватило бы ловкости копыт, он не хотел огорчать Райли в случае, если у неё бы такой ловкости не обнаружилось. Алекс позаботилась, чтобы палки были достаточной длины, чтобы им не рисковать обжечь лицо. Очень практичная маленькая пони.

Райли сожгла первые три зефирки, без устали хихикая. Адриан подавал ей новые, и она продолжала их жечь. Это было не страшно. То, что она улыбалась, оправдывало все усилия, которые он потратил на насаживание новых зефирок.

Они не ложились ещё несколько часов. Райли хотела знать обо всём. Адриан не говорил о Событии, но всё остальное рассказал. Про поселения, которые видел, про магию пони.

— Но… твоё крыло! – она показала поверх огня на его больное крыло, торчащее под странным углом. – Он выглядит нездоровым. И пахнет плохо. – Она сморщила нос.

— Ага. – Он попытался сохранить бравый вид, но внутри обругал себя последними словами. Он забыл обновить бинты после того, как они порвались! И неважно, что видела Райли, все остальные тоже заходили в комнату по крайней мере на несколько минут! Сколько из них успело разглядеть, и он даже не подумал о том, чтобы его прикрыть! Он себя чувствовал глупейшим пони в мире.

Впрочем, Райли была в этом не виновата, поэтому он заставил себя улыбнуться.

— Моё не летает, нет. Но другие могут! У тебя есть крылья, может, Клауди Скайз сможет тебя научить!

Она содрогнулась, уставившись в пол.

— Розовая? Она меня ненавидит.

— Что? – Адриан изо всех сил замотал головой. – Клауди Скайз одна из добрейших пони, какие мне попадались! Она просто растерялась, увидев кого-то настолько отличающегося!

— Неа. – В слове не было возможности к спору или раздражения. Райли сказала это так, как будто это была простая и очевидная истина, в которой нельзя было сомневаться. – Она очень, очень испугалась. Не думаю, что могу её винить. Я у-уродина…

Так началась третья и последняя истерика за эту ночь. Адриану в этот раз не удалось остановить слёзы, хотя он доблестно пытался. Всё, что он мог сделать, это снова обнять её и держать до тех пор, пока она не перестала плакать, всё это время убеждая её, что он ничего такого не думал.

Но где-то в глубине его, какая-то его часть всё ещё так думала. Могла она её тоже почувствовать, так же, как произошло со Скай?

Если и могла, она не подала виду. Вскоре она заснула. Адриан укрыл её спальными мешками, после чего свернулся на своём матрасе в другом углу комнаты, уставившись в пустоту.

Он чувствовал себя выжатым, безжизненным и сгорающим от стыда.

Ночь снова обещала быть бессонной.