Всё хорошо, дражайшая принцесса

"Всё хорошо...", - уверяет Твайлайт Спаркл бывшую наставницу в письмах. Но почему принцесса Селестия сомневается в этом?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Моя соседка - убийца!

Иногда происходят всякие инциденты, так? Происходят. Большинство — даже у нас дома. Однако, не все они приводят к появлению безголового тела, которое, стань это достоянием общественности, вполне способно обеспечить Винил долгие раздумья о своих свершениях в уютной комнате с решётками на окнах. К счастью, Октавия готова прийти на помощь.

DJ PON-3 Октавия

Собеседование

Порой, мы хотим получить ответ, который сами не можем дать и ищем того, кто способен на это. Но что, если такая личность есть. Только перед этим необходимо пройти небольшое собеседование.

Принцесса Селестия Лира Человеки

Ремонт для Ипольджак

История о том, как фермер купил себе маленькую китайскую Эпплджек.

Эплджек Человеки

Мой напарник – Дерпи-2

Дерпи - напарник детектива

Дерпи Хувз

Всё будет хорошо

Принцесса и маленькая кобылка проводят вместе последнюю ночь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Скоростное Перемещение

Супер-герой Флэш самый быстрый человек на земле и благодаря своей скорости случайно попадает в Эквестрию

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплджек Человеки

Дорогая Принцесса Твайлайт, меня зовут Спайдер Вэб, и я чейнджлинг…

Твайлайт шокирована письмом от особы, называющей себя чейнджлингом. Приступив к чтению, она понимает, что всё куда сложнее, чем казалось поначалу.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Алоэ и Лотус: скучный день

Алоэ и Лотус скучают, ведь сегодня в спа нет клиентов. Но когда появилась Рарити и обнаружила, что ей не с кем побеседовать во время процедур, она завязала разговор с хозяйками салона.

Рэрити Флэм

Кости

И путь его лежал в глубины леса, из которого доселе раздавался хруст костей...

ОС - пони

S03E05
Перевоплощение Новые пони в городе

Долгожданный разговор

Был уже почти полдень, когда принцесса, шестёрка носителей Элементов и отряд гвардейцев прибыли на гору.

— Принцесса, вы позволите? – спросила Твайлайт, указывая копытом на вход в пещеру.

— Конечно же, моя ученица, — кивнула Селестия. – Но, как и в прошлый раз, напоминаю тебе об осторожности.

— Я буду осторожна, принцесса, — сказала единорожка и вошла.


Когда я увидел перед собой знакомую, в мою голову вкралась одна маленькая идея: что, если это она сдала меня тем охотникам? Нужно ли сжечь её за это? Вот уж не знаю, не буду делать поспешных выводов, в конечном счете, я могу оперировать только на проверенных фактах. К тому же, мне что-то не хочется жечь местных, всё равно они едва ли способны причинить мне вред.

— Привет, — сказал я, попытавшись добавить максимум доброты в голос.

На лице единорожки отразилось, как я понимаю, удивление. Вот уж не думал, что для неё будет таким шоком услышать от меня что-либо доброе.

Ответ пришлось подождать, но, к счастью, недолго.

Что-то просто непроизносимое прозвучало из уст пони. А затем она внезапно выбежала из пещеры.

— Сама дура, — обиделся я.

Через пару минут, в мою уютную, нет, она правда довольно милая, пещеру, пришло ещё больше пони. Некоторых я узнал, это те подруги фиолетовой. Были ещё те сверкающие бронированные идиоты.

А вот белую крылато-рогатую кобылу, размером с полноценную лошадь, я видел впервые. Однако золотой слюнявчик на шее, золотые накопытники и корона на голове подсказывали, что это какая-то местная начальница, может даже ярл.

Судя по всему, сейчас будет беседа.


Как только Твайлайт Спаркл вышла из пещеры, все взгляды мгновенно обратились на неё. Первой интересующий всех вопрос задала Пинки Пай.

— Твайли, а где Довушка? Неужели он и вправду оказался злючкой, и тебе пришлось уйти? — протараторила розовая пони.

— Нет, Пинки, — ответила Твайлайт. — Я не поняла, что он сказал, но он точно не злой...

— Тогда чего грустим, сахарок? — поинтересовалась Эпплджек.

— Верно, если он хороший, тогда почему ты не радуешься? — спросила Рэрити.

— Да потому что, по моему, он сказал убираться вон, — опустив ушки, протянула пони.

— И ты начала убираться? — спросила Пинки и тут же оказалась под прицелом осуждающих взглядов подруг.

— Так и сказал? — включилась в беседу принцесса.

— Ну, — неуверенно начала Твайлайт. — это скорее звучало как «друмюлук».

— «Друмюлук»? — переспросила Селестия.

— Да, точно так и сказал, — ответила единорожка.

Принцесса перевела взгляд на пещеру, и произнесла:

— Думаю, надо узнать, что это за «друмюлук». Идёмте, мои маленькие пони, нужно поговорить с этим драконом.


Поначалу глаза принцессы, не привыкшие к полумраку пещеры, не разглядели дракона, и она даже подумала, что тот каким-либо образом сбежал. Но затем она заметила сгусток тьмы, выделявшийся на общем фоне.

В ту же секунду тьма начала меняться, двигаться, и в конце концов перед пони во всей красе предстал чёрный дракон с глазами, красными, как горячие угли.

«Почему он не нападает?» — билась мысль в голове солнечного диарха.

DREM YOL LOK, — прозвучал басистый, можно даже сказать утробный голос дракона.

— И тебе того же, — прозвучал тихий ответ.

Взгляд принцессы устремился на обладателя голоса, и им оказалась Флаттершай.

— Ты его понимаешь? — удивилась Селестия.

— Конечно, Ваше высочество, — сказала слегка покрасневшая пегаска, она и предположить не могла, что принцесса обратится лично к ней.

— И что он сказал?

— Ну... Он сказал: мир, огонь, небо.

— Мир, огонь, небо? — не поверила правительница. — И что это значит?

— Я не знаю, но, кажется, это такое приветствие.

— Но как ты можешь его понимать, Флаттершай? Он ведь говорит на другом языке, — сказала Твайлайт.

— А я знаю! — прокричала Пинки. — Флатти же говорит со зверушками, так? В общем, она может говорить с дракончиком, а мы не можем, потому что у нас не такой талант!

— Пинки, это просто... — Твайлайт запнулась. — А в этом есть смысл.

— Флаттершай, ты можешь переводить нам речь дракона? — попросила принцесса

— Конечно, Ваше высочество! – откликнулась пегаска.


Ладно, эти пони пришли в мою пещеру, ладно, я смог худо-бедно понять, только желтую. Но этот их бесконечный трёп вывел меня из себя, точнее из пещеры.

Пока они там разглядывали жёлтомямлю и о чём-то щебетали, я спокойно выскользнул наружу. Даже бронированные меня не заметили, ибо так и заглядывали в рот начальства. Скажем так, воины из них никудышные.

Снаружи был полдень, ярко светило солнце, небо было буквально насыщенно голубым, и ни единого облачка на нём. Красота!

Но, как и всё хорошее, этот момент должен был закончиться. Конец его настал, когда та белая лошадь вышла из пещеры и что-то воскликнула с очень недовольным видом, явно обращаясь ко мне.


— Заткнись, — посоветовал ей дракон, говоря на своём языке.

— Эм, Ваше высочество, он просит вас помолчать, — аккуратно сказала пегаска.

— Скажи ему, что было в высшей степени невежливо уходить в такой момент.

Флаттершай послушно перевела.

— Лучше следить надо было, — ответил Довакин, демонстративно отворачиваясь.

— Он очень извиняется.

«Переводчик из этой пони так себе», — подумал дракон.

— Я принимаю его извинения, — степенно кивнула принцесса.

— Кстати, Флаттершай, — обратился к пегаске дракон. — С какого... Почему я могу говорить только с тобой?

— Амм, это мой особый талант, — ответила пони.

— Судьба — странная штука, — протянул дракон. — Очень странно, — взгляд дракона впился в глаза Флаттершай, от этого пони слегка пригнулась, — что судьба выбрала именно тебя, чтобы твоим смыслом жизни стало переводить мою, несомненно, великую речь. Считай, что говоришь с очень могущественным божеством.

— Как Селестия? — скромно задала вопрос пони.

— Кто?

— Принцесса Селестия, — Флаттершай указала на ту взглядом.

— Хах, передай ей моё почтение, — с долей сарказма сказал дракон. Впрочем, Флаттершай сарказма не поняла.

— Принцесса, Дова передаёт вам свое глубочайшее почтение, — передала пони. Дракон даже поймал себя на мысли, что пони могла бы стать хорошим политиком, уж точно лучше, чем он сам.

— Скажи ему, что почтение взаимно, — сказала Селестия.

— Она сказала, что это взаимно, — сказала теперь уже совсем успокоившаяся Флаттершай.

— Отлично, а теперь, поясни мне, пожалуйста, что здесь делают те пони, — дракон кивнул на «охотников», сейчас бездействующих.

— Ты про гвардейцев принцессы? — дракон кивнул. — Ну... Они везли повозку.

— Флаттершай, прошу, спроси у него, почему он напал на Шайнинг Армора, – попросила Твайлайт.

— Твайлайт спрашивает, почему ты напал на её брата? — передала Флаттершай.

— А кто был её брат? — ответил вопросом на вопрос Конарик.

— Шайнинг Армор, — ответила пегаска.

— Будто мне это о чём-то говорит.

— Гвардеец в фиолетовом.

— Аааа, это ты про моего старого знакомого? — Флаттершай кивнула. — Можешь кое-что передать Тавалайт? Хотя, лучше сразу принцессе!

— Конечно, что именно? — учтиво поинтересовалась пони. — Девочки, и принцесса, Дова хочет кое-что передать, — привлекла она внимание.

Дракон начал свой рассказ. Он говорил долго... С каждым его словом Флаттершай всё больше сжималась и краснела, её крылья почему-то начали дёргаться. Потом, высказавшись, дракон встал на задние лапы, поддерживая себя хвостом, и начал жестикулировать. Покраснели все, даже стражники, уж слишком был понятен смысл его движений: туда-обратно, туда-обратно...

Этого Флаттершай уже не выдержала и потеряла сознание.

Селестия очень недобро посмотрела на дракона. Он её взгляд понял и попытался пожать плечами в ответ.

— Приведите её в чувство, пожалуйста, — попросила принцесса.

Твайлайт мгновенно исполнила просьбу, и одно заклинание спустя Флаттершай уже была в сознании.

— Что он тебе наговорил? — спросила солнечный диарх.

— Нуу... — несмело протянула Флаттершай. — Он предлагал новый метод тренировки для гвардейцев.

После этих слов все гвардейцы уставились на дракона. И увидели на его лице отнюдь не оскал, но ухмылку.

— Тренировка, да? — заинтересованно спросила принцесса. — Могу я узнать её принцип?

Гвардецы мгновенно напряглись, готовясь к худшему.

— Не беспокойтесь, я всего лишь немного пошутила, — улыбнувшись, обратилась к ним Селестия, после чего те сразу успокоились.

— А что до вас, мистер, — обратилась пегасочка к дракону. — Попрошу вас впредь не выражаться.

— Хрен тебе в рот, — отмахнулся Довакин.

Пегаска была шокирована такой наглостью, но быстро пришла в себя и взглянула на дракона взглядом, в котором так и читалось осуждение, взглядом, который заставлял стыдиться. То был Взгляд.

Конарик, не ожидавший подобного от этой робкой пони, замер, не в силах отвести глаз. Под этим Взглядом он чувствовал себя маленьким ребёнком, которого отчитывает мать. Впервые Довакин почувствовал себя настолько беспомощным.

— Л-ладно, извини, обещаю, я постараюсь быть вежливее, — сдался дракон.

— Вот и чудненько, — ласково сказала Флаттершай.

«Нет, она определённо была бы хорошим политиком», — решил Довакин.

Остальные пони, не ожидавшие такого поведения от обычно робкой пегаски, постепенно превозмогали удивление. Селестия же если и удивилась, то ничем не выказала этого.

— Что ты собираешься делать в Эквестрии? — обратилась к дракону принцесса, и Флаттершай передала её слова.

— Для начала освоюсь, а потом узурпирую трон, — на полном серьезе сказал Довакин.

— Что?! — Флаттершай явно не ждала такого ответа.

— Да просто передай ей, — дракон кивнул на принцессу, — что я хочу помочь с управлением государством.

-Х-хорошо, — пегаска прочистила горло, и начала. — Принцесса Селестия, Дова хочет помочь вам с управлением землями Эквестрии.

Лицо Селестии приобрело сконфуженный вид.

— Он вновь шутит? Скажи ему, что для этого требуются немалые знания, и прежде всего – знание языка.

— Ну, она считает, что ты не сможешь помочь ей без знания языка... — протянула Флаттершай.

— А ты передай ей, что я его знаю, — совершенно серьёзно сказал дракон.

— А ты знаешь? — недоверчиво спросила пегаска.

— Ну... да, — ответил Довакин.

— Ладно. Принцесса, он уверяет, что знает эквестрийский.

— Почему же тогда он не может ничего на нём сказать? – слегка иронично поинтересовалась Селестия.

— Кажется, принцесса тебе не особо верит...

— Ладно, плевать, следующий вопрос.


Спустя три долгих часа расспросов пони ушли. К счастью для Конарика, он умудрился ничем не выдать своё иномирное происхождение, и даже о своём, выдуманном на ходу, прошлом ему почти ничего не пришлось рассказывать. По сути, он отправил пони восвояси, не выдав им ни капли важной информации.

Как только его оставили наедине с собой, он радостно разлёгся на площадке перед входом в пещеру. Разговор утомил его, и теперь ему хотелось лишь закрыть глаза и некоторое время понежиться на солнышке.

«Интересно, если я, будучи слугой Хермеуса, смог узнать столь много тайных знаний, недоступных простым смертным, — лениво текли мысли в голове Довакина, — то что я мог бы получить, став вместо этого слугой, скажем, Джилагала? Да, это было бы просто замечательно: он ведь Даэдра логики и порядка, и гораздо сильнее любого из Даэдра и даже Аэдра… был. Увы, всё, что осталось от его былого могущества – тот псих, Шеогорат».

Наконец Довакин бросил эти размышления и задумался о вещах более близких, в частности, о следующем дне. Тот наверняка будет интересным и весёлым, ведь Довакин на прощание пообещал Твайлайт, что научит её мелкого помощника, как стать настоящим драконом.

Внезапно случилось то, чего дракон подсознательно боялся.

— Приветики, приветики! — прокричала ему прямо в ухо розовая пони.

— Виделись, — небрежно бросил дракон, лишь с трудом удержавшись, чтобы не вскочить. Кроме того, его весьма удивило, что сейчас он понимает эту пони.

— И я рада тебя видеть! — жизнерадостно ответила Пинки Пай.

— Почему я могу понимать твою речь? — вопросил Довакин.

— Нет, Флаттершай сейчас занята, она должна заботиться о своих маленьких зверушках, — лицо Пинки выразило умиление.

— Уйди, я хочу отдохнуть, — попросил дракон.

— Я тоже отлично поживаю! — улыбаясь, ответила пони.

— Отстой, ну почему я тебя понимаю, а ты меня нет? — возведя очи к небу, прошептал Довакин.

— Да вот, тебя навестить решила, — сказала пони.

— Ты когда-нибудь уйдёшь? — сказал дракон, посмотрев на поняшу.

— Правда? — на мордочке той появился шок. — Ты меня любишь?

Для дракона это стало последней каплей. Он решил, что лучше уж потерять преимущество маскировки, чем доказывать потом куче пони, что ничего подобного он даже в мыслях не имел.

Процесс превращения Пинки наблюдала с огромным интересом, и вот перед ней предстал высокий, ростом с саму Селестию, земнопони, сверлящий её взглядом своих алых глаз.

— ОХТЫЖ СВЯТАЯ СЕЛЕСТИЯ, Я ДОЛЖНА СРОЧНО ПОКАЗАТЬ ТЕБЯ ПОДРУГАМ!!! — прокричала удивленная пони.

— Вообще-то, я хотел бы… — Конарик не смог закончить свою злобную речь, ибо Пинки, которая вроде как была ниже его раза в три, смогла взять его в охапку и на огромной скорости потащить в город.


На улицах Кантерлота, освещаемых сейчас светом Луны, не было ни души. Ни в одном окне не горел свет, все жители спали. И потому дальнейшие события не были никем замечены.

В одном из переулков внезапно засиял свет. Заглянувший туда увидел бы радужный шар трёх метров в диаметре, который и был источником света.

Внезапно шар исчез, словно лопнувший мыльный пузырь. На том месте, где он был, остался стоять пони. Но стоял он лишь секунду, а потом глаза его закатились, и он рухнул на землю.


По улице Кантерлота, озираясь, медленно брёл жеребец, пегас. Пони удивлённо разглядывали его, и причиной тому была необычная внешность: ростом с саму солнечную принцессу, белая шёрстка и чёрные как уголь крылья. Также у него были синие грива и хвост и тёмно-карие глаза, а кьютимарка представляла собой восемь стрелок, расходящихся из одной точки, которые пересекал круг.

«Проклятье, я слишком заметен, — думал этот пегас, — так и пялятся все кому не лень. Ещё и полиция эта местная, в сияющих доспехах, расхаживает по городу. Надо будет при удобном случае найти где-нибудь местное подобие плаща. А лучше так вообще на глаза не попадаться. Хотя, с моей внешностью это будет крайне затруднительно, а учитывая, что я в крупном городе – почти невозможно. Рано или поздно, но меня заметит кто-нибудь не тот, изучит моё поведение, и тогда здравствуй, камера дознания. Нужно найти другое место, какую-нибудь деревню, где не нужно будет беспокоиться об излишнем внимании к своей персоне, а там уж можно постепенно изучить местное общество».

Придя к такому решению, пегас остановил одного из многочисленных прохожих.

— Доброго дня. Не соизволите ли вы подсказать мне кое-что? Я ищу какой-нибудь небольшой населённый пункт, желательно недалеко от этого города, где можно было бы отдохнуть от суеты и побыть наедине с собой. Можете что-нибудь посоветовать?

— Думаю, вам подойдёт Понивиль, — ответил прохожий. – Маленький городок на юг от Кантерлота, тихое местечко.

— А как до него добраться?

— Можете долететь, но если не хотите, то можно также поехать на поезде. Цена билета, если не ошибаюсь, пять битов.

— Благодарю. Не подскажете заодно, где здесь вокзал?

— Идите в том направлении, не пропустите, — указал пони копытом.

— Ещё раз благодарю.

«Ну вот, с местечком определились, — подумал пегас, идя в указанном направлении. – Осталось достать немного местных денег, битов вроде бы. Странное название. Так, а где же их достать? Заработать – не вариант, ибо не знаю, как тут с работой. Остаётся кража. Надеюсь, эти копыта умеют и деньги магнитить».


Сидя в купе поезда, пегас заскучал и, дабы скоротать время, погрузился в воспоминания.

Первым, что он вспомнил, была его смерть. Пока один из гопников отвлекал внимание, его приятель неслышно подошёл со спины и всадил нож. Резкая сильная боль, чувство падения, а потом… потом был радужный тоннель со светом в конце. Он помнил, как приближался тот свет. Но затем что-то случилось. Он ещё успел заметить какую-то странную черную ящерообразную тварь, тут же исчезнувшую, а потом вокруг словно образовалась сфера радужных цветов. Но через пару секунд она исчезла, оставив после себя тёмный переулок, едва освещённый краешком Луны, выглядывающим из-за угла ближайшего дома. На этот моменте сознание не выдержало и упало в спасительные для психики объятья обморока.

Очнулся он только под утро, с затёкшими конечностями и замёрзшим телом. С трудом разлепив глаза, он наткнулся взглядом на копыта. Свои копыта.

Приблизительно полчаса он пытался прийти в себя и свыкнуться с мыслью, что теперь он — пегас. И ещё столько же учился ходить на четырёх ногах, заодно открыв способность к копытокинезу. А затем занялся самым важным – сбором информации. Найденная неподалёку газета открыла удивительный факт: пегас понимал текст, хотя тот был написан на другом языке. Казалось, незнакомые символы сами собой складываются в слова, которые мозг тут же переводит на русский.

Подивившись, пегас продолжил чтение, и вскоре выяснил, что находится он в городе Кантерлоте, в стране Эквестрии, население которой составляют пони. Было немало и другой информации, в основном о недавних событиях, в частности — о возвращении какой-то принцессы Луны.

Дочитав, пегас решил прогуляться по городу и тем самым разведать обстановку. Почти сразу он заметил взгляды, которыми провожали его местные. Ещё раз оглядев себя, он заметил отличительные черты. Но пытаться играть в шпиона было бессмысленно, а потому он просто продолжил путь, примечая всё, что ему встречалось, и думая, что делать дальше. Собственно, именно эти раздумья и привели его к текущему положению.

«Уж не знаю, по каким причинам мне дарована новая жизнь, — подумал он, выныривая из воспоминаний, — но прожить её я постараюсь как можно лучше».

Оглянувшись вокруг, он заметил изучающий взгляд своей соседки по купе, единорожки мятного цвета с изображением лиры на крупе.

— Привет, меня зовут Лира. Лира Хартстрингс, — сказала она, заметив, что её раскрыли.

— Я, эм… Фил, — с небольшой заминкой ответил пегас.

— Рада знакомству, — протянула единорожка копыто.

— Аналогично, — сообразил стукнуть в него Фил.

— Едешь в Понивиль?

— Да.

— Я тоже. Живу там, вместе с подругой.

Услышав это, пегас встрепенулся.

— Скажи, а можно на некоторое время поселиться у тебя? – спросил он.

— Даже не знаю, подруга почти наверняка будет против… — в голосе Лиры чувствовалось сомнение.

— Мы как-нибудь убедим её. Насчёт меня не волнуйся, я буду помогать вам по хозяйству, чем смогу, а места я мало занимаю.

Единорожка недоверчиво оглядела его, явно не разделяя мнения по поводу занимаемого места, но всё же ответила:

— Хорошо, я согласна.