Снежный ангел

Эквестрия погрузилась во мрак ледяного апокалипсиса,погубив себя в пламени гражданской войны за особо редкий ресурс -сверхвещество, называемое полярием. Победившее правительство Новой Эквестрийской Республики, спасая свой народ,заключили города под огромными куполами-биосферами, дающими живительное тепло.Какую часть себя можно потерять, борясь за выживание в беспощадной ледяной пустыне? Насколько низко можно пасть в погоне за шальными деньгами? Главная героиня -земная пони Лебраш Гай Эктерия испытала на себе все невзгоды постапокалиптического мира: она прошла кровавую войну за непонятные идеи, где потеряла глаз, примерила на себе долю бродяги, но истинная её сущность всю жизнь сохранялась в глубине доброй души. Сможет ли она она остаться такой, ведь именно ей предстоит решить судьбу всей Эквестрии? Сможет ли она устоять перед самым страшным испытанием -испытанием властью?

Другие пони ОС - пони

Регалия

Голден Брейсер, Лейтенант Королевской Гвардии Селестии обладает наклонностями, которые можно назвать постыдными или даже недостойными. Однако однажды эти наклонности послужили причиной его приглашения в личные покои самой Принцессы Селестии. Голден Брейсер, чья честь стражника теперь висит на волоске, может лишь молиться, что его секрет не раскроется из-за того, во что выльется эта ночь.

Принцесса Селестия Стража Дворца

Five Nights at Pinkie's. "Укус"

Укус, перевернувший все...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Визит домой

Некоторые новости стоит сообщать лично.

Твайлайт Спаркл

Темные души. Край почившей магии дружбы

Проходит год за годом. Столетие за столетием. Время неумолимо движется вперед, пожирая последние следы былой цивилизации. Отныне этот мир не принадлежит пони. Лишь злому року, глумливой судьбе и силам, что находятся за пределами земного разумения. Эквестрия сдалась последней, но и ей было суждено пасть. Золотой купол, последний оплот пони, словно путеводный маяк, привлекает к себе тысячи страдальцев. Но лишь боль разочарования и смерть ждет тех, кому хватит сил ступить в эти проклятые края...

Другие пони ОС - пони

Вечеринка на краю истории

После конца сериала можно собраться и посидеть. Отдохнуть!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Темнейшие уголки вселенной

Отважные носительницы элементов гармонии не раз спасали мир от злодеев и катаклизмов, всегда выходя победителями. Но никто и предположить не мог, что самое могущественное зло таится в них самих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Старлайт Глиммер

My little sniper: В самое пекло.

Я не мёртв, но ошибок много. Их нужно исправить и я это понимаю. Я не хочу, но надо. Пора подняться из пучины ужаса, пора вершить историю, пора поднять Эквестрию, пора покончить с хаосом. Кто я? Я Конрад, я Кристалл, я объект 504 и лишь я вершу свою судьбу. Как же он ошибался...

Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира ОС - пони Кризалис

Котейка

Меня зовут Вриттен Скрипт. Я начинающий писатель. Явно не самый популярный, но старательный. В моей жизни много интересных моментов, о которых можно написать пару строчек. И сегодня, если никто не против, я расскажу об одном из них - о своей дружбе с одной необычной кошкой.

Другие пони

Неожиданное свидание

Если что-то и могло разбить сердце Рэрити сильнее, чем смотреть как её лучшую подругу продинамили, так это наблюдать, как Твайлайт возвращается в библиотеку со столь же разбитым сердцем. Но Твайлайт повезло, ибо будь проклята Рэрити, если допустит такое.

Твайлайт Спаркл Рэрити

S03E05
Часть вторая: Дон Бабл Часть четвёртая: Белая шляпа

Часть третья: Оскал Фортуны

Глава 1

Следующую неделю я провёл дома, замотанный бинтами, словно мумия. Перевёртыши крутятся по городу, замаскированные под пони и собирают слухи. Вынужденные платить дополнительный “налог”, пони роптают, но не слишком активно. Клиенты вовремя делают выплаты и моё личное присутствие нигде не требуется. Гвардейцы довольно быстро освоились в городе и больше не беспокоят окружающих странными вопросами.

Засыпая в очередной раз, я не провалился в мешанину действий и образов беспорядочных снов, как обычно. В этот раз сон оказался постоянным, словно бы окружённым жёсткими границами. В небе светит полная луна, я стою в поле между городом и лесом. Лёгкий ветерок немного шевелит ковёр высокой травы, рассыпая по тишине ночи постоянный гул шорохов. Пахнет травой и ночной свежестью.
― Так кто же ты такой, дон Бабл? ― послышался голос позади.

Я обернулся. Медленно ступая по своему царству, подходит принцесса ночи. Тёмно-синяя шёрстка блестит мягким бархатом в лучах лунного света. Задумчивый взгляд миндалевидных глаз словно пронзает насквозь. Туманная грива с искорками звёзд свободно плывёт, развеваясь на ветру. Ну что же, интерес со стороны Кантерлота следовало ожидать рано или поздно. Хотя предпочёл бы поздно.
― Здравствуйте, Ваше Высочество, ― я попытался изобразить галантный поклон с обмахиванием сапог шляпой, что не так-то просто в теле кабана. ― Я всего лишь скромный житель одного из городов вашей прекрасной страны.
― Житель? ― недоверчиво приподняла она бровь.
― Ну, скорее, владелец бизнеса, ― признался я. ― Что же привело прекраснейшую из принцесс Кантерлота в мой сон?
― Забота о наших подданных, разумеется, ― неуклюжая лесть полностью проигнорирована. ― За последние дни пони из этого городка увидели с десяток кошмаров. Кошмаров с твоим участием. Что ты им сделал, отвечай!
― Я не тронул и пальцем ни одного пони этого замечательного городка, клянусь вам! ― запротестовал я. ― ...Не тронул и копытом, ― поправился я, видя непонимающий взгляд.
― Ты говоришь правду… ― задумчиво констатировала Луна. Интересно, у неё такой же нюх на враньё, как у меня?
― Надеюсь, ни одному пони не снятся подобные сны постоянно? ― обеспокоенно уточнил я. Обезумевшие от ужаса клиенты вредны для бизнеса.
― Нет-нет, ничего такого, ― помотала головой аликорна, заставив роскошную звёздную гриву с новой силой заструиться на ветру. ― К тому же, в паре снов пони видели, как жуткий клыкастый монстр бьётся со стаей древесных волков, ― чуть улыбнулась она.
― Монстр?! Вот же неблагодарные! Между прочим, я спас их крупы в ту ночь, ― обиженно произнёс я.
― По правде говоря, ты действительно не выглядишь таким уж страшным. К тому же, официальных сообщений о каких-либо угрозах отсюда не поступало… ― по её спокойному тону можно судить, что в этот раз обошлось. Наша маленькая операция остаётся тихой и незаметной.
― До встречи, ― повернулась она. ― Пусть твой сон будет спокойным…
― И непременно с вашим участием! ― не удержавшись от хулиганства, крикнул я вслед, заставив принцессу на секунду сбиться с шага. ― Какого сена?!..

В следующий миг пришлось срочно менять наглую ухмылку на испуганное выражение лица и галопом нестись к городу. Из леса показалась стая небывало крупных волков. Где-то вдали, на грани слышимости раздался ехидный смех Луны.


Оказалось, что волки (те, настоящие) поранили почти каждый дюйм моей шкурки, и когда Матти стала дезинфицировать ранки, я это хорошо прочувствовал. Перевёртыши поделились запасённой энергией эмоций и я довольно быстро пошёл на поправку, хотя первые пару дней пришлось провести в постели. Сегодня Матти, наконец, сняла бинты, и после осмотра разрешила прогулки по городу, чем я вскоре и воспользовался.

Я потянулся к дверной ручке, но перед носом сверкнула магическая вспышка. На пол упал появившийся из воздуха свиток. Бумага зашуршала, разворачиваясь в моих копытах. Мист сообщает, что операция по пересадке прошла успешно, серебряный рог прижился на лбу у земнопони. Вскоре планируется получить первые результаты измерений магического фона.

Я усмехнулся, представив себе эту картину. Копыта застучали по дороге к столу. Перо окунулось в густые чернила и, оставив жирную кляксу на поверхности стола, принялось выводить ровные строчки ответа. Орудовать этим примитивным приспособлением при помощи магии довольно легко, но пони всё же следовало бы изобрести шариковые ручки.

Подходя к гостиной, услышал голоса из-за двери. Один низкий и по-военному уверенный, Жерардо, второй ― мягкий голос Матти. Должно быть, как обычно, спорят, кто главнее. Я прислушался.
― Да зачем он вообще ввязался в драку? Из-за парочки пони? Их ещё целый город, ― говорит гвардеец.
― Когда живёшь среди пони, приходится поступать как пони. Ты не думал, что бы было, если бы одна из тех кобылок сбежала от волков и рассказала в городе, что босс их бросил?
― О, я уверен, у тебя огромный опыт действий “как пони”, ― ехидно ответил он. ― Как-никак, целый год работала в больнице медсестрой, пока благодарные пациенты не погнались за тобой с вилами. Ты ещё не рассказала эту часть своей биографии боссу?

Так вот где она научилась медицине.
― Заткнись! Или я…
― Или что? У тебя на меня больше ничего нет, ― торжествует Жерардо.

Я с интересом прислушался, но Матти молчит. Видно, действительно больше не знает ничего интересного. Дверь резко распахнулась под давлением моего копыта.
― Вы оба не правы, ― я значительно поглядел на подручных. ― Во-первых ― я никого не спасал, а просто захотел подраться. Волки подвернулись очень кстати.

На меня уставились два взгляда, полные сомнений в умственных способностях своего короля.
― А во-вторых, то, что Матти квалифицированный медик ― скорее повод для гордости, чем для насмешек.
― Разумеется, босс. Повод для насмешек ― то, как её раскрыли, ― тут Жерардо поймал яростный взгляд соседки и сменил тон. ― Но это она сама вам расскажет, ― он смущённо попятился и вышел из комнаты.

Матти тяжело вздохнула, обречённо глядя на меня. Она уже открыла рот, когда я предостерегающе поднял копыто.
― Как твоему боссу, мне достаточно ответа на один вопрос ― эта история не помешает тебе в нашей нынешней миссии?
― Нет…
― Тогда можешь не рассказывать.

Всё равно Жерардо проболтается рано или поздно, добавил я про себя.
― Вот, возьми лучше письмо. Его нужно отправить в Сталлионград единорогу по имени Глоуи Мист.

Когда я выходил, Матти протянула мою белую шляпу. Головной убор чуть-чуть помят, но вполне ещё цел. Я напряг память ― последний раз он был на мне в начале боя с древесными волками. Должно быть, там его сбили.
― Моя шляпа? Как она сюда попала? ― поинтересовался я.
― Какая-то пони принесла, ― пожала плечами Матти. ― Она просила передать вам спасибо, босс.

Город живёт своей обычной жизнью, изменилось только отношение ко мне. Если раньше пони просто шептались за спиной о диковинном чужаке и с готовностью уступали дорогу большому сильному кабану, то теперь при виде меня или перевёртышей в образе вепря спешат перейти на другую сторону улицы. Когда я иду по городу с Жерардо и Игнацио, которые неофициально стали телохранителями, за спиной, пони стараются не смотреть в нашу сторону и исчезнуть из виду как можно быстрее. Принцесса подметила верно, пони напуганы.

Может, со временем, они свыкнутся с нашим присутствием, пока судить рано. Но мне кажется, что этот бизнес слишком сильно влияет на город. Самое время продумать альтернативные методы обогащения.

Возможных областей деятельности у нас, как мафии, не так уж много. Вымогательство, контрабанда, азартные игры. Первым мы уже занимаемся перспективных товаров для контрабанды я пока не видел, остаются игры. Настала пора проверить насколько у подручных ловкие копыта.

Вскоре я сидел дома на полу. Передо мной расставлены три стакана донышками вверх, а чуть дальше расселись перевёртыши. Я показываю шарик и тасую стаканы, затем предлагая угадать. Довольно быстро подручные стали распознавать момент, когда стаканы, соударяясь, передают шарик один другому и начали безошибочно угадывать.
― А теперь, внимание!

В этот раз в момент соударения я на долю секунды использовал телекинез, чтобы придержать шарик и все ошиблись. Я раскрыл секрет фокуса и дал им потренироваться самим. Задумка заключается в том, чтобы перевёртыши работали стаканами в образе земнопони и никто не мог их обвинить в использовании магии. Вскоре определился явный фаворит на ниве азартных игр. За его ловкие копыта я дал ему имя, созвучное с будущей профессией ― Джулио.

Джулио в образе пони, я и телохранители движемся по городу в сторону лесозаготовок. Скоро заканчивается рабочий день и на пути тружеников домой мы планируем установить столик напёрсточника. До крайних домов оставалось совсем немного, когда мимо нас прошмыгнула пожилая единорожка с седельной сумкой, невзначай задев Джулио плечом. Пони извинилась и быстрым шагом двинулась дальше, а ловкач обратился ко мне с победной ухмылкой на лице.
― Смотрите, босс, она так нас боится, что даже не заметила как из сумки исчез кошелёк, ― он подбросил на копыте небольшой кожаный мешочек.

Я подавил желание ударить идиота, и сдержанно произнёс:
― Сейчас ты догонишь эту старушку, извинишься и вернёшь ей её деньги.
― Но босс… Это же пони, мы всегда у них крали.. ― пробормотал он, искренне не понимая в чём проблема.
― Выполнять. Живо, ― ответил я. ― А я прослежу.

Издалека я увидел, как Джулио догнал старушку. Похищенный кошель появился на свет и голова вора виновато склонилась. Он явно в первый раз делает такое. “Что же, значит запомнит урок надолго”, ― подумал я.
― Ну как? ― спросил я вернувшегося перевёртыша.
― Она меня простила, ― заметил он удивлённо. ― И посоветовала не гулять в плохой компании, ― смущённо взглянул он.
― Хорошо. Возвращаемся домой, мне нужно сделать объявление.

Вскоре передо мной опять выстроились все перевёртыши.
― Итак, сегодня Джулио украл кошелёк у одной пони. Так делать нельзя, ― весомо сказал я. ― И сейчас я объясню, почему, ― добавил я, увидев множество непонимающих глаз.
― Вот скажите, например, вы, высасывая из пони энергию, забираете всё досуха? Ну, так чтобы он заболел там, или умер?
― Конечно нет! ― возмутилась Матти. ― Больной пони не сможет кормить ни одного перевёртыша, это даже личинки знают.
― Вот именно! А мы с вами сейчас высасываем из города деньги. Эти пони ― наши клиенты, они платят нам налог. И ухудшая их материальное положение чем-то вроде краж мы в конечном итоге вредим себе. Мы должны беречь наших клиентов. Если видите, что им угрожает монстр, убейте монстра. Если видите вора, поймайте его. Если клиент испытывает какие-то трудности ― не стесняйтесь, помогите ему. Все поняли?

Перевёртыши дружно кивнули.
― Это называется профессионализм. Если мы будем действовать профессионально, пони никогда не ополчатся против нас и не погонят с вилами и факелами прочь из города.

По вздрогнувшим плечам видно, что подобная ситуация знакома не только Матти.
― А теперь за работу. Наблюдатели в город, Джулио за мной, ― скомандовал я.

Возле крайних домов напёрсточник разложил свой столик. Перед ним только чистое поле, чуть дальше темнеет лес. Натоптанная тропинка уверенной прямой указывает на лагерь работников лесоповала. Позади нависают первые здания города, накрывая тенью столик труженника подворотен. Как ни погляди, вокруг полно возможностей для отступления. Сидя внутри небольшого кафе мы с телохранителями наблюдаем за ним. Вот из леса потянулись рабочие. Они с интересом подходят к новому аттракциону, вскоре собралась небольшая толпа. Вот на стол полетели первые монетки. Выигрыши чередуются с проигрышами, подогревая интерес клиентов, и наша горка монеток медленно, но неуклонно растёт.

Постепенно здравомыслящие пони теряют интерес и расходятся по домам оставляя перевёртыша один на один с целевой аудиторией. Глупцы, бездельники и азартные игроки ― хлеб с маслом игорного бизнеса. Всё равно бы потратили свою зарплату на выпивку или безделушки, так что у нас их деньги принесут больше пользы. Прибыль всё увеличивается, но в данном деле главное не перегнуть палку. Я подал условный сигнал и Джулио стал сворачиваться. Он дал какому-то пони немного выиграть напоследок, стаканчики спрятались в складной стол-чемоданчик, мошенник пообещал завтра зайти ещё раз и вскоре его след затерялся на улицах города.

Вернувшись на базу, мы пересчитали монетки. Вышло совсем недурно, даже с учётом того, что со временем интерес поугаснет и прибыль заметно снизится. Взяв стопку небольших листков и письменные принадлежности, я протянул их Джулио:
― Держи.
― Но босс! ― его лицо вытянулось. ― Ведь нашей бухгалтерией занимается Энрика!
― Это не для бухгалтерии, ― хитро улыбнулся я. ― Это ― наша власть над жизнями жалких смертных, неспособных воспротивиться магии азартных игр!

Перевёртыши посмотрели на бумажные листки со священным трепетом.
― Очень скоро какой-нибудь пони подойдёт к тебе, ― начал объяснять я. ― У него не будет ни монетки, но желание сыграть будет сильнее здравого смысла. И тогда ты разрешишь ему сыграть в долг.

Окружающие кажутся немного сбитыми с толку.
― Только подпиши долговую расписку, скажешь ты, и играй не здоровье. И конечно, он проиграет. Многие пони станут играть в долг. Они будут проигрывать зарплату на неделю, на месяц, на год вперёд!

Понимание начало появляться на лицах.
― Мы сможем, например, пойти к их работодателю и забирать деньги напрямую, чтобы ничего не задерживалось в их дырявых карманах. Или прийти к ним в дом и забрать в счёт долга всё, что нам понравится. Или заставить работать на нас, год за годом, пока не выплатят долг и проценты по нему.

Перевёртыши смотрят со страхом и уважением.
― Вы воистину ужасны, Ваше Величество, ― с фанатичным блеском в глазах произнёс Джулио. ― Под вашим руководством мы точно сумеем захватить всю Эквестрию! ― он преклонил колено.

Глава 2

Игровой бизнес набирает обороты. Вскоре это времяпрепровождение стало известно на весь город. Можно больше не гоняться за клиентами. Заставив парочку проигравшихся в пух и прах мастеров работы по дереву переоборудовать торговый зал на нашей базе, я открыл там казино. Каждый вечер внутри толпятся пони. Для дополнительного заработка организовал там же бар, где любой желающий может втридорога купить кружку обычного сидра из соседней таверны. Я выпросил у Кризалис ещё несколько подручных с ловкими копытами, и теперь пони с удовольствием играют в блэкджек, рулетку и несколько других несложных игр. Для пони с изысканным вкусом (как будто в эту глушь когда-нибудь забредут такие) организовали покерный стол в дальнем углу.

Сумка с золотом, взятая из улья, раздувается пугающими темпами, несмотря на то, что половину прибыли я отсылаю жене. Стало очевидно, что пришло время вкладывать деньги. Очень вовремя разведчики принесли обнадёживающую новость. Мистер Кэшлесс Голд, владелец предприятия по добыче торфа, вскоре должен прибыть в город с инспекцией.

Дорога из Эплвуда недалеко от нашего городка подходит к реке, и я решил совместить приятное с полезным, перехватив толстосума в этом месте.

Богато украшенная карета выкатилась к берегу и Кэшлесс Голд смог из окошка хорошо полюбоваться подготовленной мной сценой. Возле обрывистого берега реки всеми четыремя копытами в корыте стоит задолжавший какую-то достаточно серьёзную сумму единорог. Один из подручных, в образе кабана, не позволяет ему двинуться с места, в то время как второй заливает копыта жертвы цементным раствором. Телохранители за моей спиной безучастно осматривают окрестности.
― Дон Бабл, умоляю вас!.. ― кричит пони в отчаянии. ― Клянусь, я достану деньги на следующей неделе!
― То же самое ты говорил в прошлый раз, ― возразил я.
― Я буду работать на вас! Сделаю всё, что скажете!..
― Хмм, всё что скажу… ― я жестом остановил подручного.

Зацементированный где-то на полкопыта пони часто закивал с отчаянной надеждой в глазах.
― Скажи, у тебя есть семья? ― от моей улыбки он испуганно сжался.
― Д-да…
― Ты же единорог. Просто напиши им, что тебе очень нужны деньги, ― по моему знаку один из телохранителей достал из седельной сумки бумагу и карандаш. ― А мы посмотрим, во сколько тебя оценивают. Если сумма будет достаточной, я, так уж и быть, дам тебе ещё времени.

Пони стал лихорадочно строчить послание. Вскоре письмо с тихим хлопком исчезло в воздухе и я решил, что настало самое время поговорить с богатеем. Тот, может быть, и рад бы был уехать поскорее, но карету надёжно блокируют ещё двое подручных. Пони в упряжке со страхом поглядывают на крупные фигуры кабанов перед собой. Изящно разрисованная дверь дорогой кареты мягко распахнулась от рывка моего копыта.
― Добрый день, мистер Голд, ― светским тоном начал я. ― Отличная погода, не правда ли?
― Добрый день, ― он ведёт себя неуверенно, но по крайней мере не начал кричать или грозить стражей. Разумный пони.
― Не желаете ли немного прогуляться?
― Вообще-то нет.
― И всё же, вынужден настаивать, ― я сделал приглашающий жест.

Он выбрался наружу. Против ожидания, этот богатей-земнопони с жёлтой шкуркой и тёмно-зелёной гривой сложен вполне спортивно. Он неуверенно пошёл следом за мной в сторону, противоположную от города.
― Нам не нужно лишних ушей, ― пояснил я. ― Видите ли, у меня для вас есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.
― Но у меня с собой совсем нет денег… ― запротестовал было он.
― О, вы не поняли. Деньги буду давать я, ― Жерардо по моему кивку вытащил из кустов припрятанную сумку с золотом. ― Я хотел бы купить половину вашей компании.

Увидев алчный блеск в глазах земнопони, я понял, что клиент на крючке. Обсудив детали сделки, мы вернулись назад. Тяжёлая сумка клонит голову пони к земле, но вид у него очень довольный. Вскоре карета богатея продолжила путь.
― Босс, но почему вы просто не заставили его подарить вам свою компанию?
― Знаешь, Игнацио, чем легальные активы отличаются от нелегальных?
― Эмм… Нет?
― За обладание легальными ценностями за тобой не будет гоняться кантерлотская стража.

Мы подошли к единорогу как раз в тот момент, как перед ним упала посылка. Затаив дыхание, он вскрыл толстенький тяжёлый конверт магией.
― Ну-ка, ну-ка… ― наклонился я над образовавшейся на земле кучкой монеток. ― У тебя определённо очень заботливая семья, а ты позоришь их своими долгами. Постыдился бы, ― единорог в самом деле опустил голову. ― Остальное жду через неделю, ― сказал я, махая подручным.

Копыта единорога громко чавкнули, выходя из цемента, и быстро застучали по дороге в направлении города. Я подошёл к берегу и глянул вниз. Глубина местной “речки” здесь едва по грудь среднему пони.

Мы с телохранителями проследили, как удаляется карета и неспешно пошли следом. Я вспомнил, что так и не узнал секрет Матти.
― А знаешь, ― обратился я к Жерардо, ― твоя подружка отлично работает в последнее время.
― Матти не моя подружка, босс, ― нахмурился он.
― Я даже подумываю, а не заслужила ли она повышение, ― я испытующе поглядел на подручного, но он только сильнее сжал челюсти.
― Да брось, всем уже ясно что вы друг друга давно знаете. Наверняка можете рассказать много интересных историй друг о друге…

Мой голос абсолютно ровный. Не догадаться, что мне до смерти любопытно, может разве что профессиональный военный.

Я покосился на собеседника краем глаза. Он хмурится, кусает губы, борясь с самим собой. Наконец, он вздохнул и молча опустил плечи. Похоже, пока Матти не разрешит, он будет молчать. Я уважительно покачал головой. Этот гвардеец ― крепкий орешек.


Белая шляпа выделяется ярким пятном на лакированном дереве стола под лучами утреннего солнца. Материал мягкий на ощупь, немного шероховатый. Даже затрудняюсь определить из чего она. Швы ровные, словно работала швейная машинка. Удивительно как пони с неуклюжими крупными копытами могут создавать подобные вещи.

Яркая магическая вспышка на секунду ослепила. Из воздуха материлизовался свиток. Шляпа слегка вздрогнула с тихим стуком, рулон покатился по столешнице. Копыто машинально хлопнуло, не позволяя предмету упасть. послание зашуршало, разворачиваясь. Как я и ожидал, ещё одна весточка от Миста. Я вгляделся в ровные строчки:
“Подопытный показывает уверенные успехи, уже способен левитировать лёгкие предметы. Должно быть, свою роль сыграла удивительная одержимость земнопони. Он с детства мечтал быть единорогом, и прикладывает множество усилий, чтобы научиться магии. Вероятно, через неделю-две достигнет вашего уровня. Тем не менее, до настоящих единорогов испытуемому ещё далеко. К сожалению, больше добровольцев пока не нашлось. Надеюсь в будущем провести опыты и на пегасах”, ― я усмехнулся, представив искусственного аликорна.
“Всё ли хорошо в Понидейле? Ходят слухи, что там действуют какие-то преступники. Пожалуйста, будьте осторожны.”
То есть, он ещё толком ничего не знает. Считает меня своим другом, навроде безобидного пони. А я, получается, его обманываю. Словно мне есть до этого какое-то дело. Бумага зашуршала, комкаясь в копытах. На стол рывком опустился чистый листок и письменные принадлежности. Перо легко порхает, движимое магией. Вряд ли Мист будет ещё писать, но я чувствую необходимость прояснить ситуацию.

Я как раз закончил письмо, когда в дверь постучали.
― Войдите.
― Босс, ― в приоткрытую дверь пролезла голова Матти. ― Вас хочет видеть расстроенная пони.
― Ох… Опять небось просить за проигравшегося мужа?
― Вряд ли. У неё такой вид, будто случилось что-то серьёзное.
― Хорошо, запускай, ― вздохнул я, принимая в кресле подобающую позу. ― И отправь это письмо тому же единорогу, что в прошлый раз.

Забрав послание, перевёртыш вышла из комнаты.
― Дон Бабл, спасите, умоляю! ― в комнату вбежала бардовая единорожка с фиолетовой гривой. ― Моего сына похитили древесные волки и утащили в лес. Пожалуйста! Только вы можете спасти его!
“Да уж, куда там пони отбивать кого-то у волков. Их травоядных сил едва хватает чтобы отбиться самим, добывая древесину и торф группами. И уж точно никто не сунет свою понячью голову в волчье логово. И кстати, она ни словом не обмолвилась о вознаграждении. Да я забесплатно и пальцем не пошевелю!” ― думал я, надевая последние детали доспеха.
― Жерардо, Игнацио! ― позвал я, нахлобучив шлем. Телохранители всё время крутятся где-то недалеко от моей комнаты.
― Да, босс? ― заглянули они.
― Возьмите с собой доспехи. Мы идём в лес.

Через пару минут мы уже бежали по улицам за отчаявшейся кобылкой. Мы миновали крайние дома и вышли в поле на пару сотен шагов. Тут ошивается шериф и небольшая толпа зевак. Шериф хмуро посмотрел на нас, но ничего не сказал ― авторитет мафии в городе непререкаем.
― Вот тут его схватили, ― показала пони солидный участок истоптанной травы.

Я принюхался. Маленький жеребёнок, один. Его схватили и потащили в лес. Крови нет.
― Ждите тут, ― бросил я несчастной кобылке и пошёл по следу.

Я услышал как за мной двинулись телохранители и хлопанье крыльев.
― Шериф! ― крикнул я, задирая голову. ― Оставайтесь в городе!
― Нет.
― Шериф, ты тут мне не нужен! ― сказал я уже с угрозой.
― Простите, дон Бабл, но я не могу не пойти с вами. Это моя работа ― защищать пони города, и если жеребёнка похитили, значит я не справился. Мне просто необходимо загладить свою вину!

Я зарычал от злости на дурака и побежал дальше. Вскоре кроны деревьев стали гуще, закрывая небо, и пегас был вынужден спуститься, пристроившись в хвост нашего отряда. Когда мы углубились достаточно, чтобы быть надёжно скрытыми от горожан, я приказал:
― Жерардо, Игнацио! Надеть доспехи!
― Но босс… ― засомневался Жерардо, скосив глаза на шерифа.
― Нет времени на секреты. Я ещё не был в этой части леса, опасность может ждать нас за следующим поворотом.

Подчинившись, перевёртыши приняли истинный облик и быстро влезли в доспехи гвардейцев улья. Сделанная из лёгкого неметаллического материала броня на удивление прочна и наводит жуть на случайного зрителя в лице пегаса текучим дизайном.
― Но это же… Вы всё время… ― пролепетал он.
― Скажи, шериф, ты ведь не отсюда родом?
― Ну да, ― ответил он, явно сбитый с толку сменой темы.
― Так вот, если хоть один пони узнает о том, что ты сейчас видел, ты отправишься домой в разных коробках.

Конечно, не лучшая вдохновляющая речь для бойца, который скоро будет прикрывать мне спину, но другой у меня нет.

Вскоре нам попался первый волк. Обычная лесная тварь, он даже не успел порадоваться потенциальной добыче, бегущей ему прямо в зубы, как разлетелся щепками во все стороны.
― Босс, ― подал глос Игнацио, ― в этих местах чем дальше в лес, тем волков больше. Из наших никто ещё сюда не заходил.
― Стоит ли так рисковать из-за одного пони? ― закончил мысль Жерардо.
― Волки слишком часто нападают на жителей Понидейла. А принося вред городу, они наносят ущерб и нам, ― пояснил я. ― К тому же, если они будут продолжать действовать всё смелее, скоро начнутся нападения в городе. Поэтому мы должны напасть сейчас, чтобы надолго отбить охоту лезть к нам.

Только сухой расчёт. Выгода для бизнеса и забота о подручных. Разумеется, я отправился в рейд совсем не потому, что чувствую себя виноватым, вымогая деньги у безобидных пони. Прошла ещё пара минут бега и на нас выскочили сразу три монстра. Я опять не задумываясь снёс ближайшего, а телохранители без особого напряжения задержали остальных, пока разворачивался для ещё одного тарана, зацепив двоих сразу.

Мы пробежали ещё немного спокойно, и на нас снова напала тройка лесных тварей, на этот раз сбоку. Неожиданной атакой сбили Жерардо с копыт. Один из противников пытался сбить меня, но упруго отлетел от закованной в сталь туши. Игнацио мгновенно перешёл в атаку, спасая напарника от острых зубов двух тварей, пока я боролся с третьим. Тактика пореза и отскока не работает без численного преимущества и через пару секунд мои моё копыто раздробило горло противника. Телохранители и шериф быстрыми ударами копыт держат внимание монстров и мне удался ещё один таранный удар. Последний волк бросился наутёк и быстро исчез в зарослях.

Жерардо получил несколько царапин, но ничего серьёзного. Шериф также красуется теперь небольшим порезом на передней лапе. Мы продолжили путь, не обращая внимания на неудобства.
― Дон Бабл, ― позвал на бегу страж порядка. ― Я не совсем понял ваш план. Что вы собираетесь делать, когда мы доберёмся до логова?
― Ну… Грабить, убивать, жечь, насиловать ― обычная программа, ― я не оборачиваясь пожал плечами, звякнув стальными пластинами.

Шериф споткнулся и с разгону влетел в колючий куст.
― Может, сначала попробуем договориться? ― неуверенно спросил исцарапанный пегас, когда нагнал нас через пару минут.
― Могу пропустить вас вперёд парламентёром. Думаю, сытых волков будет одолеть легче.

Мили через полторы мы вышли на небольшую полянку. Когда мы оказались в центре, навстречу из зарослей выпрыгнуло трое волков. Я обернулся на нецензурный возглас шерифа и обнаружил сзади ещё двоих.

Такое поведение нехарактерно для древесных волков. Они действуют не как обычные лесные хищники. Они действуют как организованная сила. Как армия, обнаружившая опасного противника и бросающая на него все доступные отряды ― с холодком понял я.

Приняв решение, быстро развернулся на месте и побежал на двух тварей. Ближайший волк отпрыгнул, но я так выбрал траекторию, чтобы задеть обоих. Второй не успел уйти, разломившись напополам. Его товарищ по старой охотничьей привычке попытался вцепиться в мою заднюю лапу, но лишь скрежетнул зубами по стальным пластинам. Удар бронированным копытом с хрустом отломал ему голову. Встав в круг, соратники отбиваются от трёх наседающих тварей. Ещё один разгон ― и волк ловко отскочил в сторону, показывая, что не потерял меня из виду. Пришлось вступать в ближний бой, пытаясь достать противника выпадами копыт и взмахами головы.

Задняя лапа волка удачно запуталась в траве и, мигом подскочив ближе, я ударом шлема разбросал ветки его головы по поляне. Двое оставшихся разом переключились на меня, не позволяя толком контратаковать. Жерардо, оказавшись у них за спиной, быстро подскочил ближе, и крутанувшись на передних копытах показал настоящий мастер-класс лягания. Волк, по которому пришёлся удар, отлетел на край поляны и развалился на несколько кусков от удара о дерево. Оставшийся хищник предпочёл убежать.

На спутниках изрядно прибавилось царапин, но в целом видно, что деревянные волки не противники умелым бронированным воинам.
― Нужно быстрее двигаться дальше, ― прохрипел я, тяжело дыша. ― На нас могут выйти ещё отряды. К тому же запах крови...

Вообще говоря, разгуливание по тёмному лесу, капая кровью, никогда не считалось особенно хорошей затеей.

Мы двинулись дальше. След стал забираться вверх, деревьев вокруг попадается всё меньше и вскоре мы подошли к лысой вершине холма с огромным треугольным камнем. На ровном участке около камня лежит, дрожа от страха, маленький жеребёнок, а вокруг него водят хоровод с десяток мелких древесных волков, совершая плавные, завораживающие движения. Ещё две лесных твари покрупнее загородили нам выход на вершину, угрожающе рыча. Это явно не поведение диких хищников!
― Босс, берите правого, мы пока… ― начал предлагать план Жерардо, но его прервали.

Жуткий звук разнёсся по поляне. Вибрация почти на уровне инфразвука, могучий рык, который не намекает, а приказывает ― беги, беги не оглядываясь так быстро как сможешь, спасай свою жизнь! То, что принял сначала за огромный камень, оказалось исполинской фигурой сидящего волка. Я понял это, когда встретился с его жуткими жёлтыми глазами, размером с тарелку. С мою тарелку. Немигающий взгляд принадлежит волку ростом с трёх меня, то есть с четырёх пони. Громадный монстр выглядит чужеродно на залитой ярким солнцем вершине холма. И судя по тому, как волки-охранники раздвинулись, он приглашает нас. Видимо, на обед.

За нашими спинами подозрительно шевелятся ветви кустов, у подножия холма между деревьями мелькают хищные тени. Убежать отсюда может разве что пегас. Единственный выход для остальных ― победить местного босса.

Я сделал несколько уверенных шагов вперёд и исполин снова рыкнул. Охранники вернулись на место, отсекая меня от группы поддержки. Оглянувшись, обнаружил, что сзади перевёртышей и шерифа охватил полукольцом непонятно откуда взявшийся десяток древесных волков. “Что же, если герои умирают красиво, то почему бы и злодею не сделать то же самое?” ― подумал я. Я сделал ещё пару шагов вперёд и, гордо выпрямившись на дрожащих ногах, произнёс, глядя в глаза лесного гиганта:
― Меня зовут дон Бабл. И этот лес слишком мал для нас двоих.
― Сейчас дон Бабл будет его грабить и насиловать, ― со знанием дела прокомментировал сзади Игнацио.

Я споткнулся и чуть не упал на месте от такого предположения. Напарник шикнул на болтуна, до меня докатился металлический звук подзатыльника копытом по шлему.

Говорят, что собаки всё понимают. Не знаю, так ли это, но монстр впереди явно понял смысл моих слов. Огромная пасть, в которую я, наверное, могу влезть целиком, ощерилась, показывая могучие острые зубы в улыбке. Чудовище явно предлагает напасть первым и я не стану его разочаровывать. В конце концов, это поединок, а когда хоть какой-нибудь попаданец проигрывал поединок? В крайнем случае, в самый ответственные момент враг по неизвестной причине поскользнётся, открывшись для решающего удара.

Вспахивая землю могучими рывками копыт, я ракетой полетел в сторону противника, нацеливаясь в живот, раз уж ленивый волк даже вставать не посчитал нужным. Я вложил все силы в бросок и почти достал его, когда могучая лапа исполина ударила сбоку, резко меняя мою траекторию. Я кубарем покатился по вершине холма, кое-как сумев затормозить и не свалиться. Волки радостно завыли, болея за своего вожака. Доспех в месте удара заметно смят, а шлем гудит как колокол. Или, быть может, это гудит моя голова. Лесной исполин оказался невероятно быстр, я даже не успел заметить замах.

Поднявшись на ноги и встряхнувшись, пошёл на второй заход. Ещё один могучий разбег, ещё один бросок ― и опять удар лапой, сбивающий меня как муху. Эта тварь решила поиграть. Волка забавляет раскидывать вокруг себя беспомощного противника. Издали донеслись подбадривающие крики моих спутников, едва пробиваясь через гул зубастых болельщиков. Лёжа хвостом к противнику, я посмотрел на море лесных крон, раскинувшееся до самого горизонта. На синем небе невесомо проплывают караваны облаков, солнце улыбается сверху яркими лучами. После второго удара шлем слегка съехал, позволив набрать в рот немного местной земли, которую я вспахал при торможении. Мерзкий вкус и червяк, поспешно зарывающийся в глубину, подали идею.

Я с трудом стянул помятый шлем и положил на землю. Сейчас он только мешает. Я разогнался опять, на этот раз уделяя внимание не набору скорости, а улавливанию момента контратаки. И когда волчья лапа ударила в бок, снова сминая доспех, я успел извернуться и вцепиться в неё зубами. Возмущённый рык громом раскатился по окрестностям. Противник инстинктивно попытался стряхнуть меня, но я только сильнее стискиваю зубы, чувствуя, как сжимаются и ломаются толстые ветки. И тогда исполин просто сунул в пасть мои задние лапы и половину туловища.

Зловонное дыхание хищника стало нестерпимым. Вой мелких волков усилился, обеспокоенные крики моей команды поддержки совсем потерялись на его фоне. Напрягая изо всех сил раскинутые в стороны лапы, я пытаюсь не дать челюстям сомкнуться, но враг сильнее. Дюйм за дюймом огромные страшные зубы преодолевают моё сопротивление и, неожиданно легко пробивая доспехи, всё глубже погружаются в плоть. Я закричал от боли и стал лихорадочно перебирать свои небогатые возможности. Благодаря тренировкам способностей перевёртышей, я могу менять цвет шкуры и поглощать чужие эмоции, но это бесполезно. Способности кабана себя полностью исчерпали. Остались лишь знания и… бытовая магия!

Исполинский волк живёт на свете уже много лет. Его ветки уже не зелёные, как тела его младших собратьев. Его древесина старая и сухая, разогретая жарким солнечным светом, и я чувствую это своей пастью! Сконцентрировав энергию в клыке (что не так-то просто, когда тебя больно кусают) я создал небольшой огонёк на затылке волка. Сухая древесина занялась мгновенно, заставив гиганта закричать от боли, выпуская меня. Я быстро отбежал в сторону, с безопасного расстояния наблюдая как он катается по земле в тщетных попытках сбить пламя. Вскоре всё было кончено. На земле остался лишь череп гиганта, присыпанный пеплом. И этот череп я собираюсь взять с собой.

Волки-охранники двинулись на меня. За ними пошли и хищники из хоровода. Твари, блокировавшие остальных членов спасательной экспедиции, тоже потянулись сюда. Со всех сторон на вершину холма стали вылезать волки, выстраиваясь передо мной в подобие клина. Жеребёнок испуганно пискнул и, огибая по широкой дуге хищников, бросился к шерифу. Когда все волки собрались на вершине, они одновременно преклонили колено, словно долго репетировали подобное действие. Кажется, Кризалис ошибалась, полагая, что принцип “убил короля ― стал королём” тут нигде не действует. Ну, или волки просто боятся что я их тоже подожгу.
― Никогда больше не нападайте на пони!.. Не нападайте ни на каких разумных существ! ― сказал я, пытаясь зажать глубокие раны на боках.

Волки склонили головы, признавая новый закон.
― Вы же из дерева, зачем вам вообще мясо? ― внезапно задался я вопросом. ― Ах, да, вы же не говорящие… Всем спасибо, все свободны! Жерардо, Игнацио, готовьте носилки. Ваш босс сейчас упадёт от кровопотери...

Глава 3

Дверь спальни открылась, пропуская Матти внутрь. Целительница ступает мягко, в движениях появилась грация, которой я раньше не замечал. Пушистый ковёр скрадывает стук копыт, она движется бесшумно, словно хищник на охоте. Зеленоватый шлейф хвоста раскачивается маятником, следуя за плавными движениями бёдер. Глаза полуприкрыты в задумчивости, совершенно не следя за горкой бинтов, висящих в облачке магического захвата.
― Раздевайтесь, больной, ― она показала изящные тонкие клыки в улыбке.

Я послушно откинул одеяло, принимая сидячее положение. Окровавленные бинты стали разматываться, влекомые магией. Если вдуматься, это гораздо гигиеничнее чем копыта или даже настоящие человеческие пальцы. Внимательный взгляд светящихся глаз прошёлся по заживающим ранам. Брови озабочено сдвинулись к переносице, рог усилил свечение. Щекотка целебных заклинаний заставила меня поёжиться. Завершив осмотр, Матти забинтовала меня заново и отошла на шажок, с довольным видом глядя на результат проделанной работы.
― Думаю, завтра раны закроются, а ещё через пару дней будете бегать, как молодой, ― она хихикнула, и, отступив, остановилась у двери.
― Что-то ещё? ― я вопросительно поднял бровь.

Снаружи ярко освещённого казино уже ночь. Спать пока не хочется, да и гомон игрового зала с первого этажа мешает, но подчинённые обычно не обременяют меня своим обществом без особой нужды. Как и положено почтительным подданным и верным подручным злодея, они попадаются на глаза только по делу.

Матти задумчиво прошла пару раз из угла в угол. Я с интересом смотрю за мягкими движениями с высоких подушек, взгляд постоянно против воли сползает с лица подручной на то место, где пони носят кьютимарки.
― Босс, вы в последнее время кажетесь расстроенным. Ещё с момента захвата Понидейла, ― она медленно подошла к кровати, словно пантера, подкрадывающаяся к беззащитному зайчику. ― Скажите, может быть вам просто не хватает… ласки?

Перевёртыш нависла надо мной, глаза загадочно светятся из-под падающего на лицо локона. Быстрый язычок элегантно прошёлся по клыку, заставив меня непроизвольно вздрогнуть.

Дверь распахнулась, ударившись о стену с громким стуком. В комнату вбежал Жерардо, разрушая очарование момента.
― Босс тебе не еда! ― возмущённо воскликнул он.

Матти что-то коротко прошипела себе под нос, досадливо пнув ножку кровати. Я вопросительно поглядел на телохранителя.
― Босс, у нас проблемы.
― Жители взбунтовались? Войска окружают город?
― О, не настолько большие, ― он помотал головой. ― Просто, видите ли, мы… голодаем.
― Недостаточно эмоций? ― я покосился на неудавшуюся соблазнительницу.
― Скорее, положительных эмоций, ― поправил он. ― Когда мы разгуливаем по городу в образе кабанов, от жителей идёт только страх и неприязнь. Мы можем довольно долго обходиться без еды, но некоторые слабовольные личности, ― он с превосходством посмотрел на соплеменницу, ― уже сейчас способны на необдуманные поступки.

Матти опять что-то неразборчиво прошипела в сторону соперника и повернулась ко мне, не желая выпадать из разговора:
― То, что вы разобрались с волками, сыграло свою роль, но уважение и признательность жители испытывают к вам лично.
― А питаться страхом не слишком полезно, я полагаю.

Матти кивнула, непроизвольно погладив копытом живот.
― Когда мы по-одиночке скитались по Эквестрии, найти немножко любви не было проблемой.
― Понятно. Немедленно отправь Кризалис письмо от меня с просьбой доставить припасов. Это на первое время, а вообще надо что-то придумывать. Скажите ребятам, чтобы к завтрашнему утру подготовили предложения как нам заставить пони города полюбить мафию.

Жерардо кивнул и уверенным шагом покинул комнату. Матти потянулась за ним, но застыла на полдороге.
― Босс, я не слишком долго вас знаю, но мне очевидно, что вас что-то гнетёт. Я могу чем-то помочь?

Я хмуро поглядел на любопытную собеседницу.
― Просто я успел завести друзей пока жил тут. Терять друзей несколько… неприятно, вот и всё, ― я вздохнул. ― Это пройдёт.
― Наверное, вы правы, ― ответ прозвучал не слишком уверенно.
― Наверное? Разве тебе не приходилось проходить через такое, когда тебя раскрывали?
― У перевёртышей нет друзей. Только семья и чужаки, ― она отвела взгляд.
― Это… немного печально, пожалуй.

Матти пожала плечами. Некоторое время мы молчали, думая каждый о своём.
― Знаете, босс, если хотите, я могу быть вашим другом, ― сказала она вдруг безразличным тоном, уставившись в пол.

При виде её покрасневших щёк я и сам смутился.
― Ладно, я не против, ― мой голос прозвучал так же неестественно ровно.

Собеседница задумалась, видимо, вспоминая, как ведут себя друзья-пони между собой.
― Мне принести карты?
― Давай, заодно захвати чего-нибудь выпить.


На следующий день в зале казино, закрытом для посетителей в столь ранний час, собрались мои подданные, живущие в городе.
― Итак, начнём. У кого какие предложения? ― спросил я в толпу.
― Вот, посмотрите, ― Игнацио развернул солидного размера кусок бумаги. На плакате изображён кабан, гордо смотрящий в даль. Подпись гласит: “Пони, помни! Кабан ― твой друг!”
― Хмм, агитационные плакаты? Оставим как запасной вариант. Ещё кто?
― Можно просто маскироваться под пони и ходить в город покушать.
― Орландо, не все перевёртыши умеют так ловко соблазнять молодых кобылок, как ты. К тому же, новые пони в таком маленьком городе будут бросаться в глаза, не так-то просто в первый же день втереться в доверие. На наших разведчиков до сих пор некоторые пони смотрят с недоверием.
― Пони любят сладости. Мы могли бы раздавать конфеты или что-то в этом роде, ― предложил кто-то.
― Это выглядело бы немного подозрительно. Вот продавать конфеты ― другое дело, но эта ниша в городе плотно занята. Я поговорю с владельцами на предмет пускать иногда за прилавок кого-то из наших, но нам нужно более стабильное решение.
― Вы могли бы попросить древесных волков как бы напасть на город, а мы бы их прогнали, ― предложил Жерардо.
― Вообще-то шериф был на холме с нами и весь город в курсе, что там произошло. Они быстро разоблачат подобную аферу. Если спасать жителей, то не от волков.
― Но тут вроде и нет больше никаких монстров, ― удивился телохранитель. ― Можно попросить бэтпони, но они не выносят солнечного света, а ночью горожане сидят по домам и могут просто не заметить нашествия.
― Правильно. И перевёртышей мы задействовать не можем, потому что не хотим подогревать к ним недовольство у горожан, ― задумчиво сказал я.
― Может, просто будем спасать пони от других пони? ― предложила Матти

На неё уставилось множество непонимающих глаз.
― Я видела недавно на улице, как один пони обокрал другого. Причём неоднократно, и преступники разные.
― Теперь наблюдатели будут патрулировать город по двое, в образе кабанов. Как увидите воров ― хватайте их, возвращайте украденное и ведите к шерифу, ― решил я.
― Но босс, почему вы думаете, что мы найдём хоть одного вора? Шериф говорил, что это тихий городок и преступности почти нет! ― возразила Энрика.
― Это когда ты успела поболтать с нашим стражем порядка? ― подозрительно спросил я.
― В тот раз, когда мы с этими двумя, ― махнул копытом на телохранителей белый пегас, ― притащили вас сюда, истекающего кровью. И вообще, не понимаю, что я тут делаю.
― Вы слишком много видели, шериф. Так что, хотите того, или нет, теперь вы член нашего маленького клуба. Вы хорошо знаете город, может у вас есть предложения по обсуждаемой теме?
― Ну, вы могли бы покинуть город. Уверен, все жители бы страшно обрадовались.
― Ясно, ― скривился я.
― Так вот, в городе есть сезонные рабочие, ― стала объяснять Матти. ― Они не считают это место домом. И часть из них ― азартные игроки. Как думаете, что подобные пони делают, когда у них кончаются припасённые деньги?
― Милостивая Селестия… ― ошеломлённо произнёс он. ― Я должен срочно вызвать подкрепление!
― Не стоит, ― положил я копыто на плечо дёрнувшемуся было к двери пони.
― Не стоит?! По-вашему, я должен просто закрыть глаза на проблемы, которые создаёт ваше казино? ― возмутился пегас.
― Наше казино, ― сделал я ударение на первом слове. ― Привыкайте чувствовать себя частью семьи, шериф. И да, наши проблемы мы уладим сами.
― Хватит звать меня шерифом! От вас это звучит как насмешка, ― я чуть улыбнулся при виде его негодования: вообще-то так оно и есть. ― Моё имя Крис. Кристал Плейт.
― Как скажешь, Крис, ― согласился я. ― Не беспокойся за порядок в городе. Нам всем выгодны спокойные улицы и богатые горожане.


Перевёртыши стали патрулировать город и вскоре в участок шерифа действительно начали поступать первые пойманные воришки, а пострадавшим пони ― возвращённые вещи. Примерно через неделю патрулирования уровень преступности в городе упал до исчезающе малой величины.

Раны на боках совсем зажили, оставив лишь небольшие шрамы, невидимые под слоем шерсти. Я чувствую себя совсем здоровым, застоявшееся тело просится на улицу. В Понидейле очередной погожий денёк. Входная дверь распахнулась наружу под давлением моего копыта. В ногах чувствуется лёгкость, проходя по двору, я приветливо кивнул волчьему черепу. Зубастая громадина весело скалится под ярким солнцем, лёжа на зелёной траве газона. Деревянная корона светится свежими срезами досок. “Казино Оскал Фортуны”, ― крупные буквы сразу бросились в глаза.

Копыта несут меня по улицам города без особой цели, пони больше не шарахаются при виде силуэта кабана на улице. Похоже, горожане приняли нас как неизбежное, но немножко полезное зло.

Я остановился отдохнуть у фонтана на центральной площади, когда услышал хлопанье крыльев. Рядом со мной приземлился пегас в форме почтовой службы.
― Вам письмо, ― протянул он конверт.
― От кого? ― подозрительно осведомился я.
― Там всё написано, ― пегас пожал плечами и улетел как только конверт оказался у меня в копыте.

Я заглянул в графу отправителя. “Канцелярия принцессы Селестии”, ― значится там. Само письмо каллиграфически ровным почерком выведено на гербовой бумаге. Принцесса в изысканных выражениях поздравляет с приобретением активов кампании “Мистер Голд и сыновья” по добыче торфа и приглашает во дворец, чтобы “лично познакомиться с представителем нового поколения бизнеспони Эквестрии”.

Я почесал голову. Судя по всему, принцесса о чём-то догадывается. Подобная встреча может как вернуть меня в свой мир, так и отправить на Луну этого. Я решил, что рисковать не стоит и, добравшись до почтового отделения, быстро написал ответ.
“Уважаемая принцесса Селестия.

Весьма польщён Вашим интересом к моей скромной персоне, но с глубочайшим сожалением вынужден отклонить столь великодушное предложение о встрече. Дела требуют моего постоянного присутствия.

С уважением, дон Бабл.”
Письмо было отправлено, но нехорошие предчувствия не развеялись. Я не верю, что принцесса сдастся так легко.


― Босс, клиент готов, ― позвал Жерардо.

Я задумчиво кивнул и вышел из комнаты. Пушистый ковёр на лестнице мягко щекочет лапы, по бокам проплывают картины разных размеров и жанров ― отчуждённое за долги имущество. На первом этаже стала слышна музыка и гомон голосов. Сейчас поздний вечер и в казино полно пони.

Спустившись ещё на этаж, закрыл за собой тяжёлую толстую дверь. В подвале прохладно, звуки гуляния наверху сюда почти не долетают. Соответственно, и посетители ничего не услышат, что бы тут не произошло.

Посреди подвала сидит пегас, надёжно привязанный к стулу. Белая шёрстка местами немного пыльная ― видимо, помяли при доставке. Рыжая грива топорщится весёлым ёжиком, а зелёные глаза смотрят со страхом и неприязнью. Не спеша, я осмотрел несколько долговых расписок на столе. Да, тут определённо нужны крайние меры. Я решительно зажал пыточный инструмент в копыте и двинулся на пленника.

Дверь открылась и в камеру, в которую мы переделали одну из комнат подвала, сунул голову Джулио.
― Босс, у нас непредвиденная ситуация.

Я раздражённо оглянулся ― не люблю, когда прерывают на середине. Пришлось подойти к перевёртышу и говорить вполголоса, чтобы пленник не слышал.
― В чём дело?
― Одна кобылка выиграла сегодня солидную сумму.
― Выиграла? Вы что там, пьяные работаете?!
― Простите босс, мы сделали всё, что могли…
― Краплёные карты? Подставные игроки? Подтасовка? Жульничество магией? ― перевёртыш кивал на все предположения.
― Она просто невероятно везучая… ― заключил он.
― Хорошо. Приведите её сюда, поговорим.

Я неспешно пошёл на пегаса.
― Дон Бабл, пожалуйста, не надо! Я всё выплачу! Отдам всё имущество!
― Боюсь, при твоём долге этого мало. Тебе придётся подписать контракт и работать на меня.

Пони молча зажмурился. Ясно, сотрудничать не желает. Тяжёлый вздох вырвался у меня из груди. И почему некоторые не хотят по-хорошему? Быстрый взмах лапой ― и белую шёрстку лба расчертила жуткая красная полоска. Голова пегаса дёрнулась.
― Да как вы смеете! ― вскричал внезапно он. ― Я буду жаловаться принцессе Селестии!

Я усмехнулся, обнажив клыки. Наивный пони.
― И как ты думаешь, что скажет принцесса, когда увидит расписки? Это ведь твои подписи на них, не так ли?

Пони смущённо опустил голову.
― Что ей придётся конфисковать у тебя, чтобы выплатить долг? Любимую игрушку? Дом? Может быть, твоего первенца?

Я сделал ещё пару взмахов, расчерчивая лоб пегаса красными линиями. Дверь снова открылась, Жулио заглянул внутрь, вздрогнув при виде пленника.
― Босс, мы привели её.

Я критически оглядел результат своей работы. Надеюсь, с такой картиной за спиной у меня получится убедить удачливую пони ограничиться частью выигрыша. Небольшой частью.
― Впусти.

В комнату зашла пегаска. Тёмно-коралловая шёрстка, волосы цвета спелой пшеницы ― оттенки, которые я ни с чем не спутаю. “Пегаска” показала длинные клыки в улыбке, развеяв последние сомнения.
― Амела! ― воскликнул я, вставая так, чтобы загородить пленника от гостьи.
― Бабл! Давно не виделись! ― задорно произнесла она.

Шпионка подошла и изящным жестом протянула копыто. Подыгрывая, я слегка склонил голову, поднеся её лапку к пятачку. Интересно, все бэтпони пахнут яблоками или только моя знакомая?

Амела обошла меня, разглядывая пленника. Несколько секунд она молчала, склонив голову на бок, потом хихикнула.
― Весело тут у вас. Я услышала, что в Понидейле недавно открылось казино и просто не могла не зайти.
― Да, насчёт этого… ― замялся я. ― Ты, конечно, великолепно играешь и сорвала сегодня банк… Но я вынужден тебя попросить не разорять больше моё казино. Хочу, чтобы это заведение ещё некоторое время продержалось на плаву.
― Нуууу, если ты просишь… ― протянула она.
― Очень прошу, ― серьёзно сказал я.
― Ладно, ― вздохнула бэтпони. ― Слушай, а где у вас тут запасной выход?
― Запасной выход? Да что ты успела… Так! Жерардо!
― Да, босс? ― телохранитель показался из-за двери.
― Проводи эту милую пони в мой кабинет, предложи ей яблоки… Ну или чего она сама закажет. Я подойду через пару минут.

Дверь закрылась, снова оставляя нас с пленником наедине.
― А знаешь, ― задумчиво обратился я к нему. ― Ещё пара линий, и у тебя на лбу окажется рисунок весьма любопытного содержания…
― Ладно, я подпишу этот дискордов контракт! ― сломался наконец он.
― Вот так бы сразу!

Я с облегчением убрал красный фломастер от порядком разрисованного лба и подсунул пленнику под копыто договор на подпись.
― Эй, кто-нибудь! Развяжите, и принесите ему растворитель!

Вернувшись в кабинет, увидел, что Амела развлекается шокированием моего телохранителя. Длинные клыки с хрустом вонзаются в яблоко и вскоре высушенная кожурка летит в кучку к остальным.
― Рассказывай, чего ты натворила на этот раз, ― обратился я к бэтпони, отослав перевёртыша небрежным жестом.
― Ой, да пустяки, ― махнула она копытом. ― Помнишь ту команду приключенцев? В общем, мне показалось что будет забавно утащить у них ещё какой-нибудь артефакт...или парочку.
― Хочешь сказать, снаружи тебя караулит боевая группа злых пони-героев?
― Так что там насчёт чёрного хода? ― невинным тоном напомнила собеседница.
― Бегство не выход, ― покачал головой я.
― В данном случае это лучший выход, ― шпионка отвела взгляд.
― Ну, если ты так говоришь…
― Или я могу просто воспользоваться окном, ― бэтпони решительно направилась в сторону занавесок.
― Стой! С воздуха наверняка наблюдает пегаска. Вот, надень, ― я достал из ящика стола ночную повязку на глаза. ― Выведу через подземный ход, ― пояснил я, видя недоумевающий взгляд.

Амела послушно нацепила повязку. Крупные ушки с кисточками на концах пару раз шевельнулись.
― Пойдём, ― я направился к двери.
― Эй, я ничего не вижу, ― возмутилась собеседница, напоказ тыкаясь носом в стену.
― Ну да, конечно, ― недоверчиво сказал я. ― Вот, держи.

Когда острые зубки бэтпони сомкнулись на пушистом кончике моего хвоста, я почувствовал себя немного неуютно. Хорошо хоть ехидных замечаний от Амелы в ближайшее время не будет. Мы вышли в коридор. Жерардо караулит у двери, его лицо приняло странное выражение при виде нашей процессии.
― Босс, на вас, кажется, напала бэтпони, ― сказал он, еле сдерживая смех.

Я молча направился вниз по лестнице. На первом этаже навстречу попалась Матти.
― Босс, ― остановилась она удивлённо. ― У вас на хвосте прилипло что-то.

Сзади послышалось недовольное сопение шпионки.
― Не сомневаюсь, ― ответил я. ― Блин, не логово злодеев, а театр комедии какой-то...

Амела резко кивнула, присоединяясь к моему недовольству.
― Эй, не дёргай!

Мы добрались до подвала. В маленькой кладовой тихо, вокруг валяются мётлы, швабры и прочие полезные инструменты. Я решительно надавил на бок шкафчика. Деревянная конструкция мягко отъехала в сторону на шарнирах. Открылся неширокий проход. Повесив на шею фонарик, я уверенно двинулся внутрь.

Подземный ход выкопали совсем недавно, пыли внутри нет. С равными промежутками мимо проплывают балки, светясь в полутьме свежими срезами дерева. Мощные лонжероны держат толстые доски потолка, не позволяя массе земли засыпать нас. Неприметный кусок газона в паре домов от казино целиком сместился в сторону, выпуская на свежий воздух.
― А ты неплохо подготовился, ― заметила Амела, выбираясь следом.
― Какой же злодей без подземного хода? ― усмехнулся я.
― Спасибо за помощь. Ещё увидимся! ― бэтпони уверенным взмахом крыльев подбросила себя в воздух.
― Повязку верни! ― крикнул я вслед.

Из ночной темноты на меня свалилась чёрная тряпочка.

Глава 4

Решив разобраться с приключенцами до того, как они догадаются вломиться в казино, направился к главному входу.
― Ты! ― удивилась единорожка, заметив меня.

Здоровяк-земнопони придвинулся ближе, единорог в трико растворился в воздухе, готовясь к атаке. Сверху раздались хлопки крыльев лучницы. Рог магессы заискрился электрическими разрядами, в воздухе запахло грозой. Чтобы предотвратить драку, я выкрикнул первое, что пришло в голову.
― Город! Мирная зона!
― А, действительно! ― досадливо воскликнул единорог, вываливаясь из невидимости рядом со мной.

Магесса скрипнула зубами, но погасила заклинание.
― Где бэтпони?
― Вынужден вас огорчить, она уже ушла.
― Она украла у нас несколько ценных предметов. Она ведь твоя подружка, не так ли? ― угрожающе произнёс единорог.
― Почему бы нам не провести переговоры в более спокойной обстановке? ― вздохнул я. ― У меня есть запас неплохого сидра.

При упоминании сидра жеребцы заметно оживились.


Как только маленький бочонок “Эплвудского специального” опустел, бойцы отправились попытать удачу в казино. В моём кабинете осталась Мунлайт ― так зовут их предводительницу. Скинув серую робу мага, она удобно расположилась в кресле для посетителей. Сизая шёрстка в свете луны смотрится жутко холодно, словно лёд, присыпанный пылью.
― А знаешь, дело вовсе не в артефактах...

Единорожка повернулась, чтобы посмотреть в окно. С её крупа взглянул стилизованный ферзь. Чёрная фигура.
― Просто она стала в последнее время слишком часто нам мешать. Мы хотели запереть её на время. Для её же блага, ― странно, но последняя фраза прозвучала без малейшей угрозы, скорее немного грустно.
― О, это наверное из-за прошлой нашей встречи. Вы с ней сцепились, как бойцовые псы. Попрошу её умерить пыл в следующий раз, как увижу.
― Да брось, ― махнула она копытом. ― То столкновение, которому ты имел несчастье быть свидетелем ― не причина. Это лишь кульминация наших разногласий.
― То есть вы с Амелой были знакомы и раньше?

Магесса тяжело вздохнула, опустив голову.
― Видишь ли, ― ярко-синие глаза сверкнули, взглянув в упор. ― Мы с ней сёстры.

Я замер в кресле. Мы уже достаточное время одни в комнате, и мой нос может читать запах собеседницы как открытую книгу. Только что она сказала правду.
― А так сразу и не скажешь…
― Мы довольно давно воюем и делаем вид, что не знакомы, ― пояснила она.
― Одна сестра ― бэтпони-шпионка, вторая ― капитан отряда искателей приключений. А у вас занимательная семейка, ― заметил я нейтральным тоном.

Сиреневая волна гривы вслед за головой качнулась в отрицательном жесте.
― Она не всегда была бэтпони… А я ― капитаном, ― единорожка снова взглянула на ночное светило. ― Разве ты не заметил странностей в её поведении?
― Ну, я знаю не так уж много представителей её вида, ― пожал я плечами. ― На мой взгляд, для бэтпони она ведёт себя вполне нормально.

Собеседница грустно усмехнулась.
― Ты просто ещё одна жертва массовой культуры. Сестра ведёт себя не как бэтпони, она поступает так, как действовала бы на её месте книжная героиня-бэтпони. Ну, знаешь, этот образ опасной соблазнительницы...

Я задумчиво кивнул.
― Несколько лет назад в одном маленьком городке недалеко отсюда жили две сестры, ― начала она рассказ. ― Молодые кобылки жили весело, дружно, ну, как все пони вокруг. Но однажды между ними встал жеребец.

Единорожка снова вздохнула.
― Статный красавец, сильный, умный и доброжелательный. Он уделял внимание обеим сёстрам и каждая видела себя его парой. Младшенькая, пегаска, всегда была открытой, общительной пони. Единорожка же стеснялась и не могла найти слов при встрече с любимым. Она понимала, что отстаёт, что скоро потеряет его.

Рассказчица сделала паузу. Я аккуратно пододвинул по столу коробку с шоколадными конфетами, но она словно бы и не заметила лакомства.
― Однажды ночью старшая сестра глядела в темноту яблочного сада и горько плакала. Внезапно на балкон рядом с ней приземлился бэтпони. Это был сильный, старый ночной хищник. Он представился Графом и спросил что случилось. Единорожка открыла ему своё горе и он предложил решение. Дал ей каплю своей крови.

Фигурка в кресле напряглась, пони как будто вновь переживает минувшие чувства.
― Дай ей выпить эту каплю, наложи простенькое заклятье ― и сможешь быть с любимым, сказал он. Граф обещал принять к себе пегаску после обращения, обещал заботиться о ней, ведь у малочисленных бэтпони каждый на счету. И пони согласилась.
― Младшая сестра неделю не выходила из комнаты, пока старшая, торжествуя, гуляла вечерами с любимым, ― продолжила Мунлайт. ― Потом всё открылось. Новообращённая бэтпони улетела к сородичам, но перед этим рассказала всё тому жеребцу. Он был в шоке от услышанного. Он назвал единорожку чудовищем и наотрез отказался видеться с ней. Слухи мгновенно расползлись и ей пришлось покинуть город. Снова она долго плакала, сердце рвалось от обиды. Постепенно, обида ушла, с ней же утекла слезами и влюблённость. Пони поняла, что жеребец был прав.

Собеседница подняла на меня тяжёлый взгляд. По щеке её скатилась одинокая капля, словно эхо ушедших слёз.
― Она стала учиться магии, как одержимая. Через три года она разыскала сестру и попыталась вернуть ей прежний облик, но магия была бессильна. Бэтпони только ещё больше разозлилась. Единорожка поняла, что нужно что-то сильнее, чем просто магия. Она собрала команду отчаянных сорвиголов и теперь охотится за редкими и мощными артефактами, в надежде найти что-то, что превратит сестру назад в пегаску.

Некоторое время я молчал, поражённый.
― Значит, ваш отряд охотится за артефактами чтобы превратить Амелу в пони?
― Только я. Остальные просто любят приключения и золото.
― А почему ты решила рассказать мне это?
― Однажды я найду, то что искала. И тогда кто-то должен будет передать это ей. Ты её друг, так что… ― она сделала неопределённое движение копытом.
― Хорошо. Я помогу тебе, ― решил я.

На некоторое время установилась тишина. Наконец, нерешительным голосом Мунлайт спросила:
― Теперь, когда ты всё знаешь… ― она опять посмотрела в глаза. ― Ты ведь тоже считаешь меня чудовищем?
― Нашла, у кого спрашивать, ― я улыбнулся, показывая могучие клыки и пожал плечами. ― По крайней мере, ты стараешься всё исправить.


В ту ночь я опять попал в неправильный сон. Я оказался на том самом холме с лысой вершиной, на этот раз в одиночестве. Вокруг разносятся тихие шорохи ночного леса. С вершины открывается вид на бескрайнее море листвы во все стороны. Лёгкий ветерок шевелит траву под копытами. Кое-где видны участки голой почвы, взрытые во время поединка.
― Между прочим, сновидения пони могут иногда рассказать о событиях гораздо точнее и ярче, чем слова, ― послышался знакомый голос.

Ко мне неспешно подошла Луна. Звёздная грива медленно колышется невесомым облаком, словно медуза в глубине вод.
― Принцесса, ― снова изобразил я куртуазный поклон. ― Что привело вас в мою голову на этот раз?
― Всего лишь желание ещё раз взглянуть на того, кто посмел отказаться встретиться с нашей сестрой за чашечкой чаю, ― будничным тоном произнесла она.
― Обычно пони так не поступают, да?
― Это ещё слабо сказано. Видел бы ты её лицо, когда она прочитала ответ, ― аликорна улыбнулась воспоминаниям. ― Обычно пони с радостью отвечают на приглашение. Почему же ты избегаешь встречи?
― Видите ли, я уже довольно давно живу в Эквестрии. А ваша сестра приглашает только сейчас, после... некоторых дел, которые кое-кто из пони может истолковать не в мою пользу. Особенно стражники. Я нахожу это довольно подозрительным.
― Боюсь, тебе всё же придётся явиться на встречу.
― Нет.
― Нельзя просто взять и не пойти в Кантерлот, ― подмигнула принцесса.
― Что вы имеете в виду?
― Тук-тук, дон Бабл.

Я резко распахнул глаза и понял, что на дворе раннее утро и кто-то действительно барабанит во входную дверь.
― Откройте, именем Селестии! ― раздался недовольный крик.

Стражникам пришлось потерпеть минут пять, прежде чем распахнувшаяся дверь пропустила их в зал казино.
― Что это? ― опешил предводитель.
― Это? ― Матти очень натурально изображает сонный вид. ― Статуя нашего босса, в натуральную величину. Только вчера привезли.

Стражники опасливо приблизились к белому изваянию, изображающему могучего кабана во время разбега.
― Как живой, ― прокомментировал их глава и неожиданно дунул в лицо статуи.

Если бы не парализующее заклинание, я бы обязательно зажмурился. Поддерживать белый цвет тела непросто само по себе.
― Мы прибыли, чтобы проводить дона Бабла на встречу с принцессой Селестией, ― сообщил стражник. ― Не могли бы вы проводить нас к нему?
― Его здесь нет, ― пожала плечами Матти. ― С утра отбыл по делам в город, можете поискать там.
― Не могли бы вы показать нам дом? Есть подозрения, что он уклоняется от встречи с принцессой.
― С самой Селестией? ― притворно ахнула перевёртыш. ― Не может быть! Конечно, можете тут осмотреться, но искать всё равно придётся в городе.

Облазив каждую комнату, стражники отправились искать удачи в городе.
― Спасибо, Матти, ― выдохнул я, освобождённый от заклинания. ― Не знал, что ты знаешь такую боевую магию.
― Это медицинское заклинание, чтобы пони не дёргались во время операции, ― пояснила она.
― Наши бойцы успели уйти в город?
― Разумеется. Стражники будут хоть неделю бегать по улицам, следуя указаниям прохожих.
― Сегодня мы отбились, но боюсь, на несколько дней мне нужно исчезнуть из города.

Словно услышав мои слова, прямо перед лицом из воздуха материлизовался свиток. “Дорогой, нужна твоя помощь. Криззи”, ― прочитал я.


В улье всё как обычно. Текучий дизайн стен, “радиоактивный” зеленоватый свет, тонущий в вездесущем полумраке. Даже гвардейцы у портала, кажется, встречают те же. Не успел я заблудиться в лабиринте ходов, как подошёл Нарцисс.
― Ваше Величество, королева просила проводить вас к ней сразу по прибытии.
― Веди.

Мы прошли пару причудливо загибающихся ходов, миновали несимметричный перекрёсток и вскоре я уже стучал в дверь рабочего кабинета Кризалис.
― Войдите, ― голос королевы задумчив.

Внутри всё то же царство бюрократии. На рабочем месте королевы, кажется, прибавилось, бумаг. Она смотрит на них отсутствующим взглядом.
― Привет, дорогая, ― сказал я, подходя к письменному столу, где устроилась моя супруга. ― Не скучаешь тут без меня?
― На вот, разбери дела, ― резко ответила она, подвигая по столу стопку бумаг внушительного размера. ― Заодно посмотришь как я тут скучаю...

Я с недоверием покосился на эту кучу макулатуры.
― Хотела бы я так сказать, ― вздохнула королева, забирая стопку обратно. ― Но для тебя есть более важное дело.
― Слушай, давно хотел спросить. У тебя тут столько документов, но улей-то у нас не слишком велик. Да и общая численность перевёртышей довольно мала.
― Донесения, доклады, прогнозы, бухгалтерские бумаги, ― обвела она заваленное пространство стола копытом. ― Разнообразные документы международной переписки. Не знаю, кто изобрёл всю эту бюрократию, но нынешние злодеи не чета этому гению.
― А ты не пробовала назначить специального перевёртыша для этих дел?
― И каждые полсотни лет обучать нового? К тому же, некоторые вещи нужно контролировать самой. В нашем деле, дорогой, никому нельзя доверять, ― задумчиво сказала королева. ― Мне ― можно, ― немного погодя, заключила она.
― Так что это за дело, которое ты хотела мне поручить?
― Наши дорогие союзнички просят о помощи.
― А что, собственно говоря, им нужно?
― О, пустячок. Всего-то захватить замок...

Глава 5

Замок Грейвенрок возвышается неприступной каменной громадой на единственном перевале в горной гряде, разделяющей наш тёмный лес и более западные земли. Владеющий замком может надёжно перекрыть торговый маршрут, которым пользуются для доставки товаров в местные страны и для перевалки в Эквестрию. Размещаясь на условной границе между владениями бэтпони и королевством лесных оленей, замок служит своего рода переходящим знаменем в вялотекущей войне этих двух государств.

Бэтпони, уставшие от набегов оленей на свои яблочные рощи, желают заключить мир, но противники, уверенные в численности и силе своего войска, отказываются идти на переговоры. Захват перевала силами бэтпони может уменьшить милитаристские настроения и усадить стороны за стол переговоров. Но сами бэтпони, несмотря на преимущество в воздухе, не могут взять хорошо укреплённый замок. Тут в игру и вступают перевёртыши. Шестеро диверсантов, заранее внедрённые в замок, должны открыть ворота и подать условный сигнал факелами.

Свет луны не может пробиться сквозь сплошное одеяло туч, пригнанных бэтпони. Привыкшие к темноте глаза едва-едва различают громаду замка и каменистую дорогу, которую нам необходимо преодолеть одним решительным рывком. Недалеко от ворот, за камнями, пригнувшись, я ожидаю сигнала. Серая в темноте поверхность скалы неприятно холодит живот. Рядом спряталась Амела, командир союзного отряда, она вводит меня в курс дела и последних разведданных. Позади чуть слышно шелестит крыльями отборная сотня, готовая ворваться в замок следом за мной. Разумеется, моё место как чемпиона ― на острие атаки.
― К счастью, понистическое влияние Эквестрии дошло и до этих лесных варваров, ― шпионка где-то раздобыла очки и говорит теперь лекторским тоном, прохаживаясь туда-сюда передо мной и периодически тыкая палочкой-указкой в сторону крепости. ― Их лучники в роли снарядов используют оглушающие стрелы с тупым наконечником. Таким точно никого не убьёшь, зато вырубить метким попаданием или поставить здоровенный синяк можно запросто.
― Что насчёт ближнего боя?
― Они используют рога, поэтому впереди должен идти самый толстый, ― судя по тону, на её лице сейчас проступила улыбка.
― Ты хотела сказать, самый бронированный, ― поправил я.
― Да-да, конечно, ― глаза бэтпони смеются. ― Вокруг замка сплошные острые камни, поэтому в воздух подниматься запрещено, падение может быть очень опасным, ― она внимательно поглядела на меня.
― И не собирался, ― пожал я плечами.
― Штурмовать стены с лестницами не будем по той же причине. Ждём, пока диверсанты откроют ворота, ты забегаешь внутрь, топчешь всех по пути, следом пойдёт отборная сотня.
― Будет сделано, мой генералиссимус!

Наконец, по ту сторону ворот послышалась какая-то возня. Через несколько минут в надвратной башне появился свет факела. Но вместо того, чтобы подать условный сигнал, молодой воин-олень крикнул, вглядываясь в темноту:
― Подлые крысы! Мы схватили ваших шпионов! Сейчас их допрашивают, а на рассвете повесят! Убирайтесь отсюда, пока мы не размазали вас по этим камням!

Я скрипнул зубами. Эти мерзавцы перешли черту, угрожая моим подданным.
― Амела! Условный сигнал. Труби атаку, ― обратился я к соседке.
― Но это же… Ведь наших диверсантов… ― замялась она.
― Труби атаку! ― рявкнул я в полный голос и выбрался из-за камней.

Слыша за спиной громкие звуки трубы, прорезающие тишину ночи, я бегу, всё прибавляя и прибавляя скорости. С небольшим отставанием следом грохочут копыта наступающего отряда. Заскрипели, натягиваясь, луки на гребне стены. Темнота не позволяет обороняющимся стрелять прицельно, но большинство из них сумело направить снаряды в сторону жутко грохочущей и лязгающей доспехами кабаньей туши.

Град ударов забарабанил по доспехам, сбивая с ритма и замедляя бег. Но я уже практически в слепой зоне стрелков. Ещё один решительный разгон ― и передо мной ворота. “Вот будет забавно, если они догадались с той стороны завалить их камнями”, ― мелькнула в голове мысль за миг до того, как, выжимая всю силу из своего могучего тела, я ударил сталью шлема в деревянные створки.

Раздался оглушительный грохот и засов брызнул во все стороны деревянной щепой, позволяя створкам резко распахнуться, впечатываясь в стены. Я затормозил, выбравшись на пустое пространство внутреннего двора, а за спиной отборная сотня уже решительно штурмует боковые дверцы, спеша занять стены замка. Двери донжона распахнулись и в светлом проёме, ступая гордо и неспешно, показался король.

Не обращая внимания на прилетающие с разных сторон удары стрел, я смотрю на существо впереди. С первого взгляда понятно, что передо мной лесной король, могучий, статный олень на две головы выше меня (это ещё не считая огромных, ветвистых рогов). Изящно разукрашенные доспехи плотно обхватывают мускулистую фигуру. Уверенно, с королевским достоинством он осмотрел сражающихся, поворачивая открытый шлем из стороны в сторону. Металл поблескивает позолотой, символизируя корону, по кругу сверкают искорки драгоценных камней. Наконец, предводитель защитников наклонил голову, выделяя меня как главную угрозу и вызывая на бой. Я пару раз рванул копытом камни мостовой, подтверждая свою готовность.

В следующую секунду мы сорвались навстречу друг другу, набирая скорость по тускло освещённым факелами камням. Хоть такое и казалось невозможным, в разгон я вложил даже больше силы, чем в удар, распахнувший ворота. На огромных встречных скоростях мы столкнулись посередине внутреннего двора. Раздался звон и грохот, перекрывший звуки боя. Все сражающиеся перевели взгляды на нас. Страшный удар отбросил нас с королём оленей почти на прежние позиции, заставляя онемевшие лапы выворачивать дорожки камней из мостовой в попытке затормозить.

Я чувствую сильное давление и боль на голове ― чёртова железяка заметно деформировалась. Что-то тёплое стекает по лицу, заливая глаз красным и оставляя во рту мерзкий металлический привкус. Хочется немедленно стянуть шлем и осмотреть повреждения. Окружающий мир плывёт, тело ощущает качку, словно на борту корабля. Удержаться в стоячем положении не так-то просто, но я держусь. Бой ещё не закончен. Я перевёл взгляд на противника, который как раз поднимается на дрожащих ногах. Могучий удар свёл в поединке сталь из лучших кузниц Эквестрии и живую кость. И кость проиграла. Один рог лесного исполина обломился у основания, другой тоже потерял пару отростков.

Я ещё раз рванул копытом камни двора, и король леса потрясённо опустился на одно колено, признавая поражение.

Поражение короля вызвало цепную реакцию и весь гарнизон сдался на милость победителей. Таким образом, штурм завершился без потерь с обеих сторон, не считая рогов короля и разного рода синяков и ушибов. Гарнизон крепости вскоре отпустили домой, выдав немного припасов на дорогу. Короля сначала хотели использовать в качестве козыря на переговорах, но быстро сообразили, что без него вести переговоры будет некому. Так что его тоже отпустили, взяв слово, что пленение во время торгов будет учтено. Обломанные рога он унёс с собой, видимо надеясь их вернуть на место с помощью квалифицированной медицинской помощи. “Ну и удачи ему”, ― решил я. Стало немного совестно, что испортил такую красоту.

Наших диверсантов вызволили из подвалов замка целыми и невредимыми. Стащив с помощью двух дюжих бойцов измятый шлем с головы, я обнаружил на лбу рассечение и теперь гордо хожу по замку как единственный раненый, сверкая повязкой из белых бинтов.

Я отдал шлем на починку кузнецу. Амела развила бурную деятельность по осмотру захваченных помещений и утащила меня с собой. Замок оказался не так уж и велик ― погреба, помещения для стражи, что-то вроде штаба и пара жилых комнат. Вскоре мы поднялись на стену. Караульных сюда ещё не назначили. Прямо от освещённого факелами края начинается непроглядная темень, только справа и слева выделяются ещё более тёмные силуэты горного массива. Думаю, Амела видит гораздо больше своими чудесными золотистыми глазами с вертикальным зрачком.
― А я и не знал, что ты такая важная персона среди бэтпони. Командуешь отборной сотней, ― заметил я.
― Да ты и сам не всё рассказал, твоё величество, ― подмигнула шпионка.
― Ну, какой же злодей без внушительного титула?
― А что думает об этом титуле ваша супруга? ― в глазах Амелы блеснули озорные искорки. Эта шпионка знает толк в своей работе.
― Ох... Позволь внести ясность. Брак с Кризалис ― чисто политический. Мне нужны подручные, а ей ― чемпион, вот и всё.
― И зачем ты мне это рассказываешь? ― ехидно спросила она.
― Да так… ― я отвёл глаза, смутившись.

Некоторое время мы провели в неловком молчании. Нужно срочно менять тему разговора. Физические нагрузки на свежем воздухе здорово усиливают аппетит. Лёгкий голод как раз вовремя напомнил о себе.
― Эх, сейчас бы пир закатить по случаю победы… ― мой голос прозвучал наигранно бодро.
― Ты же видел припасы в подвале, ― скривилась собеседница. ― Такое ощущение, что кроме сена эти солдафоны ничего и не едят…
― У короля наверняка должна быть своя заначка. Не станет же он давиться пищей простолюдинов?
― Отличная идея! Пойдём поищем!

В небольшой каморке рядом с королевским залом действительно нашёлся запас нормальной еды. Пересчитав яблоки в корзинке, шпионка решительно заперла дверь в коридор.
― Конкуренты, ― пояснила она.

Мы с комфортом разместились за большим столом из красного дерева, разложив на столешнице всё, что посчитали съедобным. Амела опять отдаёт предпочтение яблокам, я же с удовольствием открыл баночку маринованных корнишонов. Запах уксуса распространился вокруг, вырвавшись из-под крышки. Кислый вкус крошечных огурчиков сразу же вызвал желание оценить местный хлеб. Я осторожно взял хлебец, завёрнутый в широкие листья. Помнится, эльфийские лепёшки не идут на пользу оркам и всяким другим отрицательным персонажам. Вот сейчас и проверим.

Мы заняли только небольшой участок стола напротив окна. На ровной лакированной поверхности хватает места ещё для шахматной доски, забытой предыдущим владельцем замка. Я пригляделся к позиции. Белые явно проигрывают, один ход чёрным ферзём ― и король с ладьёй окажутся под ударом. Чёрная фигура напомнила о недавнем разговоре с Мунлайт.

Очередной корнишон захрустел на крепких зубах. Я поймал на себе завистливый взгляд бэтпони. Она явно не в восторге от предписанной её виду яблочной диеты. Под моим взглядом она быстро отвернулась, нацепив на мордочку безразличное выражение.
― Амела, знаешь, я недавно с сестрой твоей говорил…
― Она мне не сестра! ― мгновенно ощетинилась шпионка.
― Она до сих пор ищет способ вернуть тебе облик пони, ― сообщил я.
― Очень мило с её стороны, но это не ей решать, ― копыто бэтпони звонко ударило о столешницу. ― С чего вы вообще взяли, что я хочу стать пегаской?
― А это не так?
― Конечно нет. Я уже давно не пони, и мне это нравится. Сила, скорость, быстрая регенерация. Жизнь шпионки, полная риска и приключений. Ночное небо, в котором я полновластная хозяйка. Свобода, ― она перевела уверенный взгляд вдаль.

За окном непроглядная темень, но мы оба знаем, что где-то там за тучами прячутся звёзды. Амела искусная актриса. Она способна легко обмануть мои глаза и уши. Но не мой нос. В её запахе я почуял фальшь.
― Как скажешь. Просто знай, что, быть может, вскоре у тебя появится выбор.

Под утро в замок подошло подкрепление из перевёртышей для защиты в дневное время. Я же отправился в улей. Переговоры по заключению мира назначены через неделю и у меня есть дела поинтереснее, чем охранять унылую кучу камней от повторного захвата.


― Криззи, дорогая! ― сверкая довольной клыкастой улыбкой я вошёл в кабинет королевы.

Разум не сразу вышел из боевого сосредоточенного состояние и осознание победы накрыло уже по дороге к улью. Это же первый настоящий военный успех меня как попаданца! Гордость за отличный результат сражения пьянит не хуже шампанского.
― Я гляжу, операция удалась? ― голос правительницы перевёртышей усталый и слегка раздражённый. Вообще-то странно, что она работает так поздно, я бы давно отложил на завтра то, что не получилось бы отложить на послезавтра.
― Ещё как! Враг разбит и посрамлён, замок взят без потерь. Самое время отпраздновать победу!

Она только тяжело вздохнула, глядя на заваленный документами стол перед собой.
― Брось эти глупые бумажки, пойдём отдохнём! ― сграбастав кучу макулатуры со стола, я решительно ссыпал её в мусорную корзину.
― Эй! Что ты творишь?! ― возмущённо воскликнула королева.
― Поднимайся, тебе самое время развеяться! ― я протянул к ней копыта, чтобы помочь встать.
― Стража! ― испуганно пискнула Кризалис.

Дверь распахнулась, в комнату вбежал перевёртыш-гвардеец. На лице тревожное выражение, копыта сжимают церемониальное копьё.
― Вот ты-то нам и нужен! ― обрадовался я. ― Королевский приказ ― разберись с этим до утра.

Мусорная корзина, полная важных документов, оказалась в копытах стражника, копьё беспомощно звякнуло об пол. Я стал настойчиво подталкивать королеву к выходу. Сдаваясь, она вышла из комнаты самостоятельно. Стражник проводил нас ошарашенным взглядом.
― Вообще-то я заказывала чемпиона, а не… тамаду, ― буркнула она в коридоре.
― Зато конкурсы интересные… Формально, ты заказывала мужа. А как же супружеский долг?
― Да как ты… ― собеседница задохнулась от возмущения.
― У неё муж после битвы не накормлен, а она, понимаете ли, работает, ― обвиняюще произнёс я.

Не выдержав, Кризалис рассмеялась. Ну вот, так гораздо лучше. Мне предстоит провести в улье ещё несколько дней, и теперь, надеюсь, супруга не будет омрачать их постоянной постной миной.

К утру смена караула обнаружила в королевском кабинете едва живого стражника. На его крупе красовалась кьютимарка ― пачка листов с гербами и печатями.

Глава 6

― Бабл! ― воскликнула Матти, пропуская меня в дом. ― Наконец-то ты вернулся!

Утром в казино, как обычно, почти никого. Зал сверкает чистотой, готовый принимать посетителей. Шикарный красный ковёр мягко пружинит под копытами. Стены, отделанные дорогими породами дерева, украшены бархатными драпировками. Доходы позволяют нам баловать посетителей роскошью.

В коридорах жилых помещений не так красиво. Светлые обои стен украшают только изъятые за долги картины. Хотя, надо отметить, у некоторых пони есть талант к этому делу. Живописные пейзажи приятно разнообразят путь наверх. Один проигравшийся художник даже сделал мой портрет. Грозный кабан в белой гангстерской шляпе сосредоточенно и хмуро следит за всеми посетителями со стены кабинета.

Я расслабленно развалился в кресле и стянул шлем. После прогулок по городу я обычно ловко швырял свою шляпу, попадая точно на вешалку у двери, и сейчас сработала старая привычка. Стальная каска, грозно гудя, метнулась через комнату, забрало проглотило крюк, словно невиданная рыбина. Не выдержав тяжести, вешалка медленно завалилась, шлем со звоном ударился об пол. Подручная вздрогнула от громкого звука за спиной и вопросительно посмотрела на меня. Я пожал плечами, устало улыбнувшись.
― Как там наши кантерлотские стражники?
― Потеряли надежду и уехали ни с чем ещё два дня назад.
― Отлично! Попроси Энрику подойти с докладом в мой кабинет.

Перевёртыш с сомнением посмотрела на меня.
― Может, тебе стоит сначала отдохнуть?
― Перечишь своему королю?!

Мои брови грозно нахмурились, тело автоматически приняло горделивую позу, копыта грохнули по толстой крышке стола. Только вот Матти слишком хорошо различает эмоции, да и меня знает уже довольно долго, чтобы купиться на такое. Она упала на колено, шутливо воскликнув:
― Не вели казнить, вели слово молвить!

Я рассмеялся при виде этой картины.
― Правда, не беспокойся за меня. Только отдам пару распоряжений и всё. Могу заверить, я не собираюсь бездельничать меньше, чем обычно.
― Ну ладно тогда, ― она посмотрела с подозрением, но всё же пошла за Энрикой.

Доспехи стали, железка за железкой, падать на ковёр. Неизвестный кузнец здорово постарался, конструируя их таким образом, чтобы можно было надевать и снимать без посторонней помощи. Когда я снова развалился в любимом кресле, бухгалтерша зашла, держа в магическом захвате несколько листков.
― Как наши финансовые дела?
― Замечательно. Как видите, мы сумели скопить солидную сумму, ― сунула она мне под нос один из листков.
― Впечатляет. Думаю, настало время нам прибрать к копытам последний источник дохода в этом городе.
― Вы говорите о деревообрабатывающей компании? Но её глава живёт в Кантерлоте.
― Вот именно. Поэтому мы отправляемся в небольшое путешествие. И ты включена в отряд.


На этот раз подручные маскируются под пони, и окружающие пялятся только на меня одного. Ярко разукрашенный паровоз доставил нас на кантерлотский вокзал и, проталкиваясь сквозь толпу, я пытаюсь угадать по вывеске дешёвую гостиницу. Посетив несколько, мы наконец остановили выбор на неприметном здании, пристроившемся в глубине одного из переулков. Могучий кабан в белой гангстерской шляпе довольно заметен в толпе пони, так что я решил показываться на улицах как можно меньше. Разместившись, мы собрались в моём номере для обсуждения плана.
― Пятьдесят монет за комнату! Да что эти столичные пони о себе думают?! ― возмущённо сказала Энрика.
― Да, если нам когда-нибудь удастся взять под контроль и этот город, прибыли будут астрономические… ― мечтательно протянул я. ― Но вернёмся к плану. Все помнят свою роль?

Собравшиеся дружно кивнули.
― Тогда расходимся по комнатам. Как стемнеет, начинаем.

Особняк нашей цели находится в весьма респектабельном районе, но отдельной охраны не имеет. Думаю, в законопослушном обществе пони частная охрана вообще не слишком распространённая вещь. В любом случае, проникновение не вызвало у нас особых трудностей.

Мистер Платинум Раш ― салатовый единорог с голубой гривой ― имеет весьма полное тело. К тому моменту, как он, отдуваясь, зашёл в свой кабинет, я сумел довольно комфортно расположиться в его широком кресле. Он скинул цилиндр прямо на пол и потянулся копытом к выключателю. Зажёгся свет, открыв дорогую отделку стен, мягкий бархат мебели и мой массивный силуэт за тяжёлым письменным столом из красного дерева.
― Кто вы? ― настороженно спросил толстосум. ― Что вы здесь делаете?
― Меня зовут дон Бабл, ― хищно улыбнулся я, медленно разворачиваясь в кресле к собеседнику. Для полноты образа не хватает кота, но видимо, местный хозяин не слишком любит живность. ― И у меня есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.

Хозяин особняка попятился было, но упёрся крупом в двух подручных, пребывающих в образе крепких хмурых жеребцов-пони.
― Проходите, не стесняйтесь, ― подбодрил я его, указывая копытом на стул для посетителей.
― Что вам нужно? ― нервно спросил единорог, забираясь на сиденье.
― Говорю же, есть выгодное предложение. Я готов купить половину акций вашей компании “листва и опилки”.
― И по какой же цене вы готовы их выкупить? ― оживился делец, когда разговор зашёл в знакомую область.

Я назвал цифру.
― Но это даже немного дешевле, чем рыночная стоимость! ― возмутился богатей.
― А разве оптовому клиенту не полагается скидка? ― моя бровь удивлённо приподнялась.
― Рынок ценных бумаг действует по немного другим законам, ― твёрдо сказал собеседник.
― Подумайте хорошенько. Ведь эти акции будут совершенно бесполезны, если с вами произойдёт, скажем, несчастный случай, ― заметил я, ковыряя в зубах ножиком для вскрывания писем.
― О, я бы с радостью оформил сделку, ― изменил он позицию, немного отодвинувшись назад на стуле. Крупная капля пота скатилась по породистому лицу. ― Но, к сожалению, все необходимые бумаги у меня в офисе.
― Думаю, это не такая уж большая проблема, ― возразил я.

В дверь зашли телохранители. Один из них несёт стопку бумаг, второй ― объёмный мешок.
― Вот ― произнёс Жерардо, выкладывая документы на стол. ― Энрика сказала, что всё в порядке, но ещё потребуется подпись бухгалтера.

Игнацио вытряхнул из мешка связанного и довольно напуганного земнопони.
― Развяжите, ― махнул я копытом. ― Не бойтесь, уважаемый, нам нужна только ваша подпись для оформления сделки, ― подбодрил я похищенного. ― Итак, теперь все необходимые документы и пони на месте. Приступим?

Единорог на стуле всё ещё колеблется.
― Скажите, у вашей кампании есть перспективные рынки сбыта? ― поинтересовался я.
― Что? ― мой вопрос сбил его с толку.
― Скажем, если после заключения сделки численность рабочих увеличится раза в полтора, это увеличит прибыли?
― Вы правда сможете сделать это? Но как? ― в глазах бизнеспони зажёгся неподдельный интерес.
― У меня свои методы, ― весомо заявил я. На болотах есть целый улей потенциальных работников. ― Так что насчёт сделки?
― Хорошо, ― вздохнул единорог. ― Думаю, возможная прибыль стоит риска. Только мне нужно взять печать из сейфа, у вас за спиной.
― Разумеется, прошу, ― я выбрался из кресла и отодвинул его в сторону.

За картиной в стене обнаружилась массивная металлическая дверь почти в полный рост с хитрым цифровым замком. Деликатно отвернувшись, я слушаю как пони щёлкает механизмом. Скрип открываемой дверцы неприятно царапнул уши и единорог воскликнул:
― А ты ещё кто?

Быстро развернувшись, я увидел, как из сейфа, смущённо улыбаясь, выбирается пегас, одетый в чёрное трико. Подозрительный пони попытался выбежать из комнаты, но моё копыто метнулось за ним, легко удержав за шиворот.
― Что ты тут делаешь? Подслушивал? ― он пугливо вжал голову в плечи заслышав грозный рык.
― Нет, что вы! Ну, то есть не специально. Я просто был тут по работе…
― Это вор! ― воскликнул богатей. ― Нужно сдать его страже!
― Не так быстро, ― моя голова задумчиво качнулась в отрицательном жесте. ― Думаю, он может мне пригодиться. Игнацио, у вас там мешок без дела лежит, ― намекнул я.
― Но зачем вам я? ― воскликнул пегас.
― Ты слишком много знаешь, ― смерил я его взглядом, полным сожаления.

Пока телохранители упаковывали незадачливого вора, мы подписали все необходимые документы.

Связанного пленника, с кляпом в зубах, затолкали в багажник кареты. Энрика села в пассажирском отделении, остальные перевёртыши разделились ― четверых запрягли, ещё двое вспрыгнули на козлы, дожидаясь своей смены тащить. Респектабельный район города находится довольно высоко и сейчас я стою, любуясь видом ночного Кантерлота. Неизвестно, когда доведётся попасть сюда в следующий раз.

Тысячи разноцветных огней усеивают город на склоне горы. Вверху виднеются помпезные громады дворцов, там сейчас тихо и спокойно. В богатом районе, кажется, горит каждое окно. Пони периодически проходят по освещённой фонарями улице, многие чуть покачиваются от приятно проведённого вечера. Во многих домах играет музыка, иногда в окнах можно заметить тени танцующих. Ниже по склону расположены домики горожан попроще, но и там полно света. Ночная жизнь в столице бьёт ключом.

Неожиданно тишину ночи нарушил быстрый перестук копыт. Из-за угла в круг света уличного фонаря вылетела фигурка пони. Жёлтая, словно одуванчик, единорожка с голубой гривой несётся галопом, не жалея изысканного бального платья. Подумал было окликнуть беглянку, но она и сама направилась в нашу сторону. Поравнявшись со мной, пони резко затормозила, со скрежетом проехавшись копытами по камням.
― Бабл! Какая удача! ― воскликнула она, подбегая. ― Быстро! Сделай вид, будто мы целуемся!
― А?.. ― я впал в ступор, пытаясь вспомнить где мог видеть такую эксцентричную кобылку.

Ничуть не смутившись, странная единорожка без помощи магии потащила меня в тень, заставив поставить передние лапы на стену. Для существа своих размеров она обладает невероятной силой. Хулиганка закинула копыта на плечи и встала нос к носу, спрятавшись за моим массивным телом от улицы. Сквозь назойливый запах пудры и ещё какой-то косметики я почувствовал аромат яблок. Теперь уже нет смысла проверять зубы, чтобы понять, кто передо мной.
― Амела?! Ты что тут делаешь? ― удивился я.
― Тихо! Мы целуемся, забыл? ― шикнула бэтпони.

Из-за угла выскочил целый отряд полицейских пони в золотистых доспехах. На шлемах у некоторых закреплены сине-красные мигалки, улица сразу приобрела нарядный, праздничный вид. Добежав до меня, они остановились.
― Гражданин! Тут пробежала опасная преступница, куда она направилась? ― обратился один ко мне.

Амела прижалась ещё ближе. Не поворачиваясь, я махнул копытом вдоль улицы. Делать вид, что я слишком занят для разговора, несложно. На таком расстоянии моя знакомая шпионка действительно весьма… отвлекает.

Патруль побежал дальше. Но как только пони миновали карету, из багажника раздалось приглушённое мычание. Коп, бежавший задним, резко затормозил, заставив остановиться и остальных.
― Кажется, я слышал что-то… ― сказал он, настороженно подняв уши и водя головой из стороны в сторону.
― Милая, держи себя в копытах, здесь же пони! ― произнёс я театральным шёпотом.

Амела изобразила тихий чувственный стон. Я слегка вздрогнул ― слышать такое прямо возле уха довольно волнующе. Сердце, и так учащённо бьющееся от опасности ситуации, ещё прибавило темпа. Золотистые глаза шпионки, ехидно наблюдающей за мной, находятся гораздо ближе, чем хотелось бы. Или чуть дальше… Трудно сказать. Приняв наш спектакль за чистую монету, патруль умчался в темноту, весело цокая по камням мостовой в ночной тишине.

Ловко протиснувшись под моими лапами, бэтпони выскочила на тротуар. Через пару секунд я тоже сумел отклеиться от стенки. Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы привести в норму пульс, посмотрел на шпионку. Амела деловито отцепила рог ― на присоске он держался, что ли? ― и снимает платье. Деликатно отвернувшись по человеческой привычке, я спросил.
― Я собираюсь возвращаться. Тебя подбросить до Понидейла?
― Хм… ― задумалась бэтпони. ― Дел в городе у меня больше нет, так что... Поехали!

Вслед за бальным платьем, сверкающим искорками блёсток на тротуаре, полетел хитрый корсет. Собеседница расправила крылья ― жёлтые, пегасьи. Я задумался над тем, сколько она может носить слоёв маскировки. Мы подошли к карете, дверца распахнулась вслед за моим галантным жестом.
― Босс, вообще-то вы могли просто предложить ей переждать в карете, пока копы не уйдут, ― поделился мыслями Игнацио.
― Заткнись! ― произнесли мы с бэтпони одновременно.

Глава 7

Мы остановились на поляне посреди тёмного леса. Деревья угрюмо наблюдают за нами, преграждая ветками путь в чащу. Ночная тишина полна шорохов, всё время кажется, будто кто-то смотрит из-за границ, очерченных лунным светом. Пленника вытряхнули из мешка, оставив связанными только крылья. В ящике на крыше нашлась небольшая лопата ― полезная вещь, если карета надумает застрять в песке или грязи. Я кинул инструмент под копыта пегаса.
― Копай, ― я смерил его оценивающим взглядом. ― Вот такую вот яму, ― раздвоенное копыто прочертило на земле прямоугольник, как раз под размер пленника.

Он попытался бежать, но был остановлен окружившими поляну подручными. Где-то недалеко гулко ухнула сова. Амела с любопытством смотрит из окна кареты.
― Нет, пожалуйста! Я никому не скажу!
― Неправильный ответ, ― я кивнул на лопату.

Пегас замедленно поднял инструмент с земли и начал копать, видимо, лихорадочно пытаясь найти выход. Кучка земли рядом с ним постепенно растёт. Внезапно он выпрямился от пришедшей в голову идеи:
― Я отдам вам мои сокровища! Я известный мошенник, и украл ценностей на огромные деньги.
― Теплее, но нет.

Пегас продолжил копать, напряжённо размышляя.
― Я буду работать на вас!
― Пожалуй, это подойдёт, ― ответил я, немного помявшись для приличия. ― Думаю ты уже понял, что мы серьёзные ребята и с нами лучше не шутить. Как тебя зовут?
― Изи Голд.
― Отличное имя для мошенника, ― усмехнулся я, снова забираясь в экипаж. ― А теперь закапывай яму. Ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь упал в неё и подвернул ногу? ― пояснил я, видя недоумевающий взгляд.

Карета мягко тронулась в путь, оставляя за собой полянку с небольшим участком перекопанной земли.
― Итак, ты теперь работаешь на меня, ― обратился я к пегасу. ― Поэтому запомни несколько правил. Во первых, беспрекословно выполнять мои распоряжения. Во вторых, не трогать пони в Понидейле.
― Но это же тихий провинциальный городок! Там можно неплохо разжиться монетой, облапошив местных простофиль.
― Местные простофили платят налог мне, поэтому заботиться об их благополучии в наших интересах.
― Понял.
― Рядом есть город Эплвуд. Вот в нём можешь работать. Особенно мне не нравится их фирма “Гнутое бревно”. Это прямой конкурент одного из моих предприятий.
― Посмотрю, что у этих пони плохо лежит, ― хитро улыбнулся собеседник.
― Можешь вообще поджечь их склад древесины.
― Вы что, босс! Это же прямой ущерб, я таким не занимаюсь! Понибудь вообще может пострадать! ― воскликнул он.
― Молодец, ты прошёл проверку, ― соврал я, не моргнув и глазом. ― Мы не просто какие-то лесные разбойники и должны соблюдать свою репутацию. И моральный облик, ― сказал я, возможно, напоминая самому себе.

Амела замедленно кивнула своим мыслям.


Я снова провалился в искусственный, наведённый сон. Вокруг из туманных образов усталого сознания проступила лесная полянка, рассечённая надвое грунтовой дорогой. Вокруг деревья тёмного леса угрожающе наклоняют ветви к земле. В небе, светит луна. На дороге, друг напротив друга расположились два старинного вида автомобиля, освещая пространство вокруг ярким светом фар. Я стою возле одной из машин, словно только-только покинул салон. На мне любимая шляпа и строгий белый костюм ей в тон.

Напротив, также рядом с дверцей, Луна. Одетая в чёрный костюм с тонкими вертикальными белыми полосками и такую же шляпу, она придерживает копытом оружие. На ремне висит настоящий гангстерский автомат с диском.
― Дон Бабл, ― сказала она уверенным голосом, глядя сквозь тёмные очки. ― Босс попросила назначить вам встречу.
― Принцесса, ― я привычно изобразил куртуазный поклон. ― И чем же вызван столь сильный интерес донны Селестии?
― Вы залезли на мою территорию, дон Бабл, ― веско произнесла солнечная принцесса, выходя из-за машины.

Селестия одета в белый костюм в тонкую чёрную полоску и не вооружена. Похоже, в этом месте, созданном причудливым чувством юмора ночной принцессы, оружие боссам не полагается.
― Принцесса, ― повторил я, намеренно ограничившись формальным кивком.

Столь разные знаки почтения не укрылись от белой аликорны. Не знаю, хорошая ли идея злить настолько могущественное существо, но, как Луна и говорила, в такие моменты у неё презабавнейшее выражение лица.
― Что вы имеете в виду? Я давно живу на территории Эквестрии.
― Хотите сказать, что не имеете отношения к одной крупной сделке, заключённой в Кантерлоте сегодня вечером? ― глаза Селестии подозрительно сузились.
― Ах, вы об этом. Мы с мистером Раш просто немного поболтали и пришли к взаимовыгодному соглашению.
― Дон Бабл, ― начала говорить принцесса, тщательно подбирая слова. ― Не буду ходить вокруг да около. Пока у нас нет свидетельств ваших злодеяний против моих подданных. Но слухи, которые ходят о ваших методах… ведения бизнеса, очень тревожат меня.
― Бросьте, принцесса. Я и пальцем не тронул ни одного из ваших пони, и даже сделал много полезного для города. Вот спросите хотя бы нашего шерифа.
― Сестра? ― повернулась она к Луне.
― Минуту...

Рядом со мной возник Крис, непонимающе разглядывая автомат на своей шее.
― Ваши Высочества, ― припал он на колено, заметив аликорнов.

Я независимо фыркнул при виде такого подобострастия.
― Крис, дай уважаемым принцессам статистику по кражам в нашем маленьком городке, ― сказал я.
― За последние недели количество краж в городе упало до нуля, благодаря дону Баблу, ― шериф быстро сообразил, что, пока сам числится в банде, ему лучше создавать обо мне благоприятное впечатление перед высоким начальством.

Обтекаемо ответив ещё на пару вопросов по обстановке в городе, Крис исчез из сна, совершенно беззвучно, как будто его тут и не было. Луна повернула голову к солнечной принцессе.
― Не расскажешь мне, кстати, что вы с ним не поделили? ― она иронично приподняла бровь.
― Ну, кроме того, что он угнетает моих подданных, укрывает известного мошенника и проводит сомнительного качества сделки… Он из другого мира.
― И что?
― Ты же начитанная кобылка, вспомни все книги о попаданцах, которые тебе доводилось видеть.
― Попаданцы… Хмм… ― она на секунду задумалась. ― Точно! Раз он попаданец, то автоматически метит на твой трон! ― Луна рассмеялась, словно произнесла какую-то шутку.
― Вот именно. И не смейся, ты следующая в очереди престолонаследия.
― Но… ― не поверила принцесса. ― Разве это так обязательно? Это какой-то закон?
― Если верить книгам, ― влез я. ― Причём книгам обоих миров ― это судьба всех попаданцев. Сначала выживание, постепенное приспособление к окружающему миру, подъём по социальной лестнице и, в конце, венец императора. Но я вообще-то и правда не планирую захватывать ваш мир.
“Пока не планирую”, ― добавил я про себя.
― Сестра, кому, как не нам двоим знать, что судьбу можно изменить? Этот демон не кажется таким уж плохим...

Я с победной ухмылкой уставился на Селестию.
― Раскрой глаза! Он захватил целый город только потому, что не нашёл там работы для себя! ― принцесса гневно тряхнула гривой.
― Если верить шерифу, город от этого только выиграл.

Она хотела что-то возразить, но потом просто махнула копытом.
― Ладно, дон Бабл, ― нахмурилась аликорна. ― Пока у меня нет доказательств против вас, но допустите хоть одну ошибку ― и вы пожалеете, что начали эту игру.

Гордо топнув копытом, принцесса исчезла. Луна рассмеялась, воспитанно прикрыв лицо блеснувшим в свете фар накопытником.
― Вот только ради таких моментов мы тебе и помогаем, ― всё ещё улыбаясь, посмотрела она на меня.
― Разбудить за секунду до того, как стража вломится в дом, это называется помощь? ― в моём голосе прозвучало искреннее возмущение.
― Ну, это всё же больше, чем получают обычно злодеи среднего пошиба.
― Эй! Это было обидно!
― Ты сам не понимаешь о чём говоришь, ― вздохнула принцесса. ― Мы чувствуем, скоро тебя всё-таки признают настоящей угрозой, и тогда ― привет, шестёрка! Улавливаешь мысль?
― Я буду готов, ― хотел бы я чувствовать себя столь же уверено, как прозвучали эти слова.


Карета вздрогнула, попав колесом в яму на въезде в Понидейл. Вырванный из сна, я подумал, что стоит заняться дорогами в городе. В экипаже темно и тихо, только рессоры поскрипывают. Снаружи доносится мерный, убаюкивающий перестук копыт. Амела тихо посапывает во сне, привалившись к моему плечу. Напротив нас спят Энрика и Изи. Вор откинулся на бархат сиденья, смешно открыв рот. Перевёртыш облокотилась на лакированное дерево стенки.
― Приехали! ― донеслось снаружи.

Все сонно зашевелились и стали выгружаться. Изи разместили в свободной комнате, перевёртыши разошлись по своим делам. В моём кабинете остались мы с бэтпони. Амела подошла к окну. Алеющий край неба бросился в глаза, сверкая над жёлтой гривой.
― Думаю, тебе лучше остаться на день у меня. В подвале есть комнаты, куда не достанут солнечные лучи.
― Красивое зрелище, ― задумчиво сказала она, словно бы не услышав.
― Рассвет?
― Рассвет, закат, вообще солнце. Знаешь, ночная жизнь хороша, но это всё ещё половина жизни.

Я встал рядом, тоже глядя на светлеющую полоску. Собеседница тяжело вздохнула. Что она чувствует, лишённая солнца? Жители Понидейла не особенно меня жалуют, стремятся побыстрее уйти, встречая на улице. И всё же, я люблю иногда прогуливаться по солнечным дорожкам города, наблюдая как приветливые, благожелательные пони здороваются друг с другом и занимаются повседневными делами. Амела лишена даже этого.

Друзья, знакомые, даже родные ― все потеряны для неё вместе с солнечным светом. Да одна только яблочная диета бэтпони чего стоит! Ума не приложу, как она выдерживает всё это. Сердце кольнуло. Глупый орган зачем-то поставил себя на место бэтпони и теперь занят бесполезными переживаниями. Край неба посветлел ещё немного, первый луч упал на стену за нашими спинами, медленно сползая вниз. Я мягко, нерешительно положил копыто на плечо собеседницы.
― Нужно закрыть занавески…
― Порой кажется, что я стала шпионкой только для того, чтобы однажды на рассвете вот так остаться с солнцем лицом к лицу, ― она вытянула копыто, словно пытаясь тронуть восходящее светило.

Я задёрнул шторы. Амела потрясла головой.
― Ох, что-то я расклеилась. Наверное, от недосыпа. Забудь, в общем. Быть бэтпони всё равно круче, ― она вернула обычное легкомысленное выражение лица.