Pony Story: Любовь и детектив

Второй рассказ моего сборника "Pony Story". Через расследование к истине, к любви.

Принцесса Селестия ОС - пони Дискорд Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

Превратности Службы

Эта история о тех, для кого ночь давно стала старой подругой, о тех, чье призвание сохранять покой славной эквестрийской столицы и о тех, кто всегда оставляет на чай официантам в открытых поздней ночью трактирах. Короче говоря, о Ночной Страже. И о не самом обычном для Кентерлота дне, который выдался не таким уж и спокойным...

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Tonight We're Gonna Party Like it's 999

Сейчас та ночь в году, которая полностью принадлежит Луне - ночь на зимнее солнцестояние. Селестия же пытается выспаться, ибо это ее единственный свободный день(ночь)... в общем, выходной в году. Планы Луны встают стеной перед сладким сном Селестии.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Рыцарь в Паучьем Царстве

Эра гармонии ушла. Времена единства канули в прошлое, а настоящее и будущее отравлено бесконечными трагедиями и войнами. В эту кровавую пору настал час новых героев и свершений. Великий Объединительный Поход принес свет в умы еретиков и сплотил разрозненные земли Эквестрии воедино. По воле древних Диархов, решивших отойти от ратных дел, бразды правления этой беспримерной компанией были переданы Твайлайт Спаркл, Принцессе Магии, ученице Принцессы Селестии и командующей Орденом, лучше известной среди участников похода под гордым именем "Защитница Королевства". Так говорят летописи, скрытые в глубинах архивов, но ни в одной из них нет ответа на вопрос: когда и где были запущены события, приблизившие неизбежный Конец Времен, связанный с возрождением зла куда более древнего, чем сам народ пони? Может быть, обратный отсчет был дан в тот день, когда Защитница не сумела остановить войну…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Сила – это магия!

Тестостерон, мужественность, крепкие матерные выражения. Читать только настоящим мужикам, потому что пони — это для крутых.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Трикси, Великая и Могучая

Твайлайт, ты любишь своего С.Б.Л.Д.Н.?

Что ты скажешь своей младшей сестре? Как ты справишься с этими чувствами? Я не знаю. Клянусь, я никогда не хотел причинить ей боль. [Sad][Dark]

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Виртуальная нереальность

Когда невещественное вдруг становиться существенным.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Цена спасения

Садитесь, жеребята, и послушайте страшную сказку о черном единороге, волшебной машине, жутких жертвах во имя Родины и ломающих душу выборах. Это история жизни Джампера. Посвящается Нуму, Maximus, Арториасу, Шикигами Рану, Roboticus, Kobra, DarkKnight и многим другим людям, без которых Джампер никогда бы не существовал.

Другие пони ОС - пони

Страшный лес или как Эйнджел сошел с ума

Эйнджел заболевает и сбегает от Флаттершай.Ей придется пойти в Вечнодикий Лес чтобы отыскать и вылечить его.....Но это только начало!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел

В сердце Бури

После окончания школы трое подруг - ночных пони возвращаются на борт "Селены" и узнают, зачем капитан Сильвер Шейд, она же принцесса Луна, раз за разом направляет летучий корабль в самый центр штормов... Рассказ является продолжением фанфика "Город Тысячи Мостов", рекомендуется ознакомиться сначала с ним.

Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Часть третья: Оскал Фортуны

Часть четвёртая: Белая шляпа

Глава 1

В Понидейле очередной спокойный денёк. Я развалился в мягком кресле, пытаюсь анализировать и строить планы. Мысли в голову лезут в основном невесёлые.

Солнце ярко освещает подробную карту города на стене кабинета. Яркими флажками отмечены магазинчики и мастерские, что платят нам дань. Весь город покрыт этой разноцветной мозаикой. Кажется, что всё замечательно, но я помню слова Луны. Пока мои злодеяния остаются в тени, но рано или поздно Селестия сможет нанести удар. Мне нечего противопоставить её чемпионам, а значит лучше быть готовым бежать. Самый же лучший путь побега ― возвращение в родной мир ― всё ещё закрыт. Таинственные призыватели так и не проявили себя.

В комнате появился новой запах, кто-то знакомый.
― Впечатляюще, ― заметил Изи, стоя за спиной.
― А ты, гляжу, не растерял навыков.
― Не жалуюсь. Кстати, фирма “Гнутое бревно” столкнулась с сильной утечкой капитала. Думаю, в ближайшее время они не будут представлять для вас опасную конкуренцию.
― Отлично… ― мой тон не слишком радостный.
― Босс, вас что-то беспокоит? Есть ещё задание?
― Думаю, ты уже в курсе, что я не из этого мира. Так вот, я до сих пор не смог найти тех, кто призвал меня, ― я вздохнул.
― А что вам о них известно?
― Ну, они выглядели как пони, но это ни о чём не говорит…
― Чего они хотели?
― В том-то и дело, что не знаю. Они ничего не сказали и я не видел их с момента призыва.
― Они решились прибегнуть к запретной магии, значит у них была какая-то цель. Раз не выходят на связь, то их проблема решилась сама собой, или…
― Или я и так всё делаю как они хотят! ― воскликнул я, поражённый догадкой. ― Извини, мне нужно срочно увидеться с женой.

Я решительно вскочил с мягкого сиденья.


― Дорогая, нам нужно поговорить, ― произнёс я, врываясь в кабинет Кризалис.
― Правда? ― королева скептически приподняла бровь.

На стол, прямо поверх важных свитков, припечаталась копия пентаграммы.
― Не понимаю, о чём ты, ― она не моргнула и глазом.
― Не юли! Я чувствую, когда лгут, ― столешница жалобно хрустнула под моим копытом.
― Ну хорошо, ― она вздохнула. ― Тебя действительно призвали по моему приказу.
― И когда ты собиралась рассказать?!
― Ой, да брось! Ты король, держишь в копытах целый город пони, неужели плохо? Чего тебе ещё надо?
― Противопоставленные большие пальцы мне, блин, надо! ― я едва не задохнулся от возмущения. ― А вот давай тебя перекинем в другой мир и посмотрим как тебе там понравится!?

Я помолчал некоторое время, успокаивая дыхание. Сильно сомневаюсь, что гнев поможет в решении данной проблемы.
― Так в чём заключается твой злодейский план? Может, расскажешь? Это твои подручные провели ритуал?
― Да. Я решила призвать демона в помощники. Но прежде чем предлагать союз, нужно было показать тебе, что пони совсем не такие дружелюбные как кажутся на первый взгляд.
― И поэтому ты натравила на меня стражников?
― Ха, эти эплвудские неудачники оказались слишком трусливы. Дальше ты шёл без моей помощи, пони прекрасно справились и сами. Всего через месяц ты пришёл ко мне.
― Хочешь сказать, и профсоюз решил меня выжить без твоего влияния?
― Подкинула пару мыслей, но они бы рано или поздно и сами пришли к этому.

Я задумчиво покачал головой.
― Зачем такие сложности? Почему ты просто не загипнотизировала меня прямо на месте призыва?
― Я подумала, что демон со свободной волей будет действовать гораздо эффективнее.

Она говорит не слишком уверенно, похоже просто сомневается, что внушение сработает на мне. Что же, не буду её разубеждать, проверять нет ни малейшего желания. Затем я задал вопрос, заранее опасаясь ответа.
― Как мне вернуться домой?
― Не знаю, ― она отвела глаза. ― Ты много сделал для улья и я хотела бы тебе помочь, но ритуал односторонний.
― И я не смогу вернуться? ― мой голос прозвучал слабо.
― Среди чудес Эквестрии наверняка найдётся способ… Но я не знаю его, извини.

Стул, попавшийся на дороге, разлетелся щепками от резкого удара. С рычанием я вышел из комнаты. Захлопываясь, дверь глухо впечаталась в косяк, заставив стену задрожать. Часовой едва не выронил копьё от неожиданности. Навстречу попался Нарцисс. Перевёртыш несёт какую-то стопку бумаг. Он собирался обратиться ко мне, но, взглянув в лицо, отпрыгнул в сторону, словно увидел древесного волка.


― Дон Бабл, с вами хочет встретиться Мунлайт, ― в кабинет заглянула Матти, прерывая моё состояние утреннего ничегонеделанья.
― Пригласи её сюда, ― я поудобнее разместился в кресле.

Единорожка влетела, словно отстояла длинную очередь в общественный туалет. Серый плащ магессы развивается вслед за быстрыми движениями, глаза горят лихорадочным блеском. На стол передо мной упала книга. Кожаная обложка выцвела, потрескалась от времени. Рёбра желтеют постаревшими страницами.
― Вот, смотри, ― копыто Мунлайт распахнуло книгу где-то на середине, пахнуло пылью многолетних архивов.
― Хмм… ― я всмотрелся в текст. ― Если думаешь, что я понимаю эти значки, боюсь, ты сильно меня переоцениваешь.
― Это древнеэквестрийский, ― голос гостьи выражает резко уменьшившуюся оценку моих способностей. ― Тут описан случай излечения от бэтпонизма.
― И как же это удалось?
― В тёмном лесу есть волшебный источник. Его ещё называют “Источник желаний”. Сама по себе вода из него действует непредсказуемо, но при добавлении определённых магических ингредиентов можно получить очень сильный эликсир. Тут описано, как подобным зельем бэтпони вернули первоначальный вид. Если переводить дословно, оно “всё возвращает на свои места”.
― И где же находится этот источник?

Единорожка повернулась к карте на стене.
― Вот тут, ― её копыто указало в глубину владений оленей.
― Судя по тому, что ты здесь, своими силами дойти до источника ты не надеешься?
― Олени не пускают посторонних к себе. Возможно, придётся прорываться силой, ― лицо собеседницы выражает решимость подтвердить слова делом.
― Думаю, это не потребуется. Я договорюсь, чтобы нас пропустили.

Я поморщился. Злость на Кризалис ещё не прошла, не хочется лишний раз ходить в улей. Ничего, отправлю письмо через Матти.
― Ты… Правда сможешь? ― брови Мунлайт поднялись в удивлении. ― И пойдёшь с нами?
― Да, у меня есть некоторая репутация в тех краях. Думаю, со мной у вашей команды будет гораздо больше шансов.
― А ты довольно самоуверенный.
― Ну, в прошлый раз мы с Амелой одолели всю вашу компанию, ― подмигнул я.

Собеседница несогласно фыркнула, но тему развивать не стала.
― Только давай сразу договоримся. У нас опытная, слаженная группа, поэтому командовать буду я. Во время похода тебе придётся выполнять мои приказы, как и всем остальным, ― единорожка твёрдо взглянула в глаза.
― Разумно, ― подумав, согласился я.

Мы выступили на следующее утро, чтобы подготовиться и использовать световой день по максимуму. Днём тёмный лес не кажется таким уж тёмным. Со всех сторон сплошная просвечиваемая солнцем зелень. Копыта Сайла, затянутого по обыкновению в чёрное трико, приминают траву впереди совершенно неслышно. Маг владеет заклинанием невидимости, но и без всякого волшебства способен, кажется, среди бела дня украсть копьё у бдительного дозорного. Зелёный ковёр распрямляется сразу за его хвостом, чтобы тут же быть втоптанным в землю тяжёлой поступью Харда.

Земнопони громыхает сталью доспехов, не обращая внимания на кусты и ветки деревьев. За ним движемся мы с Мунлайт. Сначала я хотел сам идти впереди в качестве грубой бронированной силы, но уступил эту роль более опытному коллеге. Единорожка рядом со мной периодически озирается по сторонам. Её рог время от времени вспыхивает, сканируя окружающее пространство магией. С моим резервом нечего даже и думать использовать что-то подобное, а она словно и не чувствует нагрузки, аж зависть берёт.

Замыкает отряд Мульти. Пегаска летит невысоко ― насколько позволяют деревья ― держа лук наготове.

Дорога выглядит знакомой ― кажется, где-то тут мы с бэтпони шли ночью в погоне за подвесками Безумия. Ворона внимательно провожает нас взглядом, сидя на ветке раскидистого дуба. Птица зловеще каркнула вслед отряду, немедленно вызвав желание запустить в неё чем-нибудь.

Впереди показалась знакомая речушка. При дневном свете мостик, на котором я сражался с оленьими гвардейцами, смотрится очень мило. Резные перила органично вписываются в картину окружающей лесной растительности. Дерево-дом на противоположном берегу придаёт пейзажу уют и некоторую цивилизованность.
― Стой! Кто идёт? ― окликнул нас караульный.

Кажется, тот же самый. Или другой ― олени, в отличие от пони, цветами не различаются, так что все для меня на одно лицо. По правде, я даже и не пытался запомнить.
― Мы паломники, следуем к волшебному озеру. Вас должны были предупредить, ― мой низкий голос легко преодолел водную преграду.

Часовой достал из-за пазухи какой-то свиток и пробежал глазами несколько строк. Затем он поочерёдно смерил нас взглядом ― видимо, пересчитывая.
― Разумеется, проходите, ― вынес он вердикт. ― Добро пожаловать в наше королевство, Ваше Величество.

Рогатая голова опустилась до земли в почтительном поклоне. Немного неожиданно. Впрочем, после штурма замка оленям выгодно подчёркивать везде, что их короля победил в поединке не кто попало, а король другого государства, пусть даже такого небольшого, как улей Кризалис. Благосклонно кивнув в ответ, я застучал копытами по дереву моста, стараясь не замечать вопросительных взглядов спутников.
― Почему он назвал тебя королевским титулом? ― спросила Мунлайт, стоило нам отойти за пределы слышимости пограничников.
― Ну, знаешь, в условиях нынешней феодальной раздробленности довольно легко найти и завоевать себе небольшое королевство. Зато потом вон как все уважают.

Не хочу открывать свою маленькую тайну приключенцам. Не знаю как остальные, но Хард точно жеребец простой. Стоит доверить ему секрет и он продержится до первой пьянки. Секрет продержится, разумеется. Земнопони, судя по прошлому разу, когда он гостил в Понидейле, от пьянок только здоровеет.
― Хочешь сказать, что один захватил целое королевство? И какое же? ― подозрительно прищурилась единорожка.
― Да так, очень маленькое и очень далёкое, вы не знаете.

Вообще-то есть шанс, что я не соврал. Эквестрия не признаёт перевёртышей, возможно, эти пони ничего не знают об их государстве. Собеседница посмотрела с явным сомнением.
― А что, разве не видно, что я завоеватель хоть куда? ― я раздул грудь, увеличивая стальную гору рыцарских доспехов. ― Пришёл, увидел, поже… То есть, завоевал.

Я нервно рассмеялся и попытался утереть пот со лба. Металл накопытника звонко лязгнул по шлему.
― Ну, как скажете, Ваше Величество, ― протянула она всё ещё с сомнением. ― Или лучше дон Бабл?
― Можно просто по имени, мы же боевые товарищи, ― великодушно разрешил я.

Вокруг обычно хватает тех, кто титулует меня обоими вариантами, хочется какого-то разнообразия, что ли.

Мы приближаемся к населённым землям оленей, невысокие кривые деревца тёмного леса постепенно сменяются мощными прямыми гигантами вроде того, в котором сделан домик на пограничном посту. Видимо, рогатые урбанизаторы лелеют амбициозные планы по заселению здешних мест. Несколько раз наш путь пересекали зайцы, один раз я разглядел мышь в траве. Мелкие животные чувствуют себя вольготно ― олени не терпят опасных хищников у себя в королевстве.

Солнце стало клониться к закату. Амела периодически сверяется с картой.
― Долго ещё? ― спросил я её.
― Судя по карте, тут как раз должен быть город.

Действительно ,не успела она договорить, впереди показался небольшой лесной городок. На ровной зелёной лужайке газона в хаотичном порядке разместились деревья-дома оленей. Мунлайт решительно повела нас к одному из самых крупных. У входа на спиральный пандус висит вывеска в виде кружки. Тонкие доски заскрипели, раскачиваясь под моим весом.

Тавернщик удивлённо поднял голову с небольшими потёртыми рогами при нашем появлении. Пол, стены, потолок, мебель ― везде вокруг блестит ровная поверхность полированного дерева. Посетители проводили нашу компанию взглядами до самой стойки. Разговоры затихли словно по команде.
― Нам нужны комнаты на пятерых, ― решительно заявила единорожка.
― Разумеется, ― он элегантно подхватил пару ключей со стенного крючка рогом и бросил на стойку перед нами. ― Когда закончите располагаться, спускайтесь на ужин. Желаете, чтобы мы приготовили что-то особенное?
― Приготовьте обычную еду пони, ― распорядилась Мунлайт.

Хозяин заведения поморщился, видимо, он не испытывает восторга по поводу эквестрийской кухни.
― А вы? ― обратился он ко мне.
― Просто пожарьте картошки. Вот столько, ― развёл я копытами.

Олень опять скривился. Видимо, в его системе приличных клиентов мы теперь находимся где-то между иноземными варварами и дикими животными. Пересилив природный снобизм, он кивнул:
― Будет сделано.

Мы поднялись на этаж выше. Мне с жеребцами досталась довольно просторная комната на троих. Выбрав самую крепкую на вид кровать, я стал возле неё снимать доспехи. Тяжёлая, душная броня жутко надоела за время путешествия. Мягкий ворсистый ковёр скрывает звуки ударов тяжёлых железяк об пол. Хард тоже начал с лязгом сбрасывать с себя стальную скорлупу. Оказавшись на свободе, я с наслаждением потянулся и поймал понимающий взгляд танка. Под доспехами здоровяк оказался весёлого оранжевого цвета. Синяя грива и короткий хвост создают впечатление непоседливости, сейчас земнопони выглядит лет на десять моложе, чем в броне.

Как ни корчил рожи тавернщик по поводу нашего выбора, все блюда приготовил в точности. Жареная картошка оказалась тут ничуть не хуже, чем в Понидейле. Я посмотрел на других посетителей. В их тарелках расположились причудливые сооружения самого изысканного вида. Среди разноцветных ломтиков, кроме всего прочего, угадываются лепестки цветов и загадочные фиолетовые листья. Окружающие степенно кладут в рот небольшие кусочки и наслаждаются вкусом. Столовые приборы движутся в их раздвоенных копытах так же ловко, как и в моих, имитирующих привычные человеческие пальцы.
― Прошу прощения, Ваше Величество, ― негромкий голос вклинился в нашу застольную беседу ни о чём.

Рядом со мной олениха. Мягкая, шелковистая на вид шёрстка блестит в слабом свете люстры симметричным узором пятен. Изящная фигурка грациозно держится на стройных ногах. Коротенький хвост задорно распушён и смотрит в потолок. Маленькие аккуратные копытца сверкают чистотой и ухоженностью. А главное ― никаких острых рогов на голове! Держу пари, ко мне обратилась первая красавица городка. Огромные карие глаза смущённо потупились от моего взгляда.
― Не могли бы вы пойти со мной? ― так же робко продолжила она. ― Я хотела бы поговорить с вами наедине, ― щёчки чуть-чуть заалели на аристократичном лице.

Жестом предложив спутникам продолжить трапезу, я вышел из таверны вслед за оленихой. Солнце уже давно зашло и на улице темно. Движение в городке почти прекратилось, только вдалеке мелькнул припозднившийся житель.
― Так чего вы хотели? ― заинтригованно спросил я, когда наши копыта оказались на траве.
― Не здесь, прошу вас, следуйте за мной, ― нервно оглянувшись, она пошла меж чёрных в ночи громад жилых деревьев.

Я двинулся следом за белым пятнышком хвоста. Впрочем, собеседница и сама не слишком уверенно себя чувствует под светом звёзд. Мы вышли за пределы города, растительность стала бросаться под ноги чаще и гораздо хаотичнее. Пару раз таинственная незнакомка споткнулась, зацепившись за низкие ветки кустарника.
― Долго нам ещё идти? Я не хотел бы терять город из виду.

На самом деле вернуться по собственному следу с моим отличным нюхом не составит труда, но идти дальше банально лень. Олениха остановилась и оглядела лес вокруг особенно внимательно. Неожиданно она, не говоря ни слова, сильным прыжком преодолела стену кустов и побежала, стремительно удаляясь в чащу. Застигнутый врасплох таким поворотом, я дёрнулся было следом, но тут же остановился. Из темноты вышла фигура в плаще.
― Я очень рад приветствовать вас снова! ― торжествующе прозвучал голос незнакомца.

Плащ слетел в сторону, открывая моему взгляду молодого оленя ростом примерно с меня ― если не считать рогов. Он стоит в горделивой позе, глядя сверху вниз. Рельефные мышцы перекатываются под короткой шерстью, рога царственно смотрят в небо. Помнится, именно такой силуэт, символизирующий скорость, силу и достоинство, крепили в своё время на капоты старинных автомобилей. Я задумчиво оглядел собеседника:
― Прошу прощения, мы где-то встречались?

На секунду он сбился с горделивого настроя, глядя удивлёнными глазами.
― Не верю я ушам своим, не верю! Давно ли вы, враг мой, забыли всё? ― в его голосе зазвучали угрожающие нотки.
― Видишь ли, вы, олени. не различаетесь цветами, как пони, и поэтому все для меня на одно лицо, ― я сокрушённо покачал головой. ― Хотя этот пятистопный ямб кажется весьма узнаваемым...
― Граничный мост нас разделял в ту ночь и видели гвардейцы нашу схватку. И вы позор мне принесли, забыли?! ― конец фразы собеседник почти прокричал.
― О, точно! Десятник гвардии! А где твои доспехи? Как тебя там… ― я честно попытался вспомнить чудное оленье имя.
― Ацерал, ― процедил он.
― Странно, ― удивлённо моргнул я. ― Я был уверен, что твоё имя кончается на “эль”, как у всех эльфов… То есть, оленей.
― Дворянскую приставку потерял, когда ряды я гвардии покинул, ― он сцепил зубы и опустил веки, заново переживая испытанное унижение. ― И беды эти лишь из-за тебя! ― его глаза полыхают яростью. ― Взгляни в глаза погибели своей!
― Кстати, твоя подружка, которая меня привела. Её зовут тоже как-нибудь на “эль”?
― Не смей, чужак, перворождённой имя словами, мыслями своими, осквернять! ― в его голосе появились нотки искреннего возмущения.
― Ацерал, довольно болтать с низшим. Просто втопчи его в грязь, как он того заслуживает! ― послышался голос сбоку.
― Мои маленькие нацисты, ― умилился я.

Оказывается, моя проводница не убежала, а с интересом наблюдает, стоя чуть поодаль. Похоже, олени тоже считают себя выше других рас. Ну, у эльфов хоть повод был ― они, вроде как, бессмертные...
― Воистину! Пришло для мести время! Сейчас узнаешь, враг мой, вкус позора!

Противник бросился на меня, угрожающе направив рога на незащищённую тушку. К счастью, бой с королём волков показал, как поступать в таких ситуациях. Копыто мощно ударило сбоку по налетающему врагу и острые кости пронеслись мимо. Я прыгнул следом, не давая времени для нового разгона. Наши копыта замелькали веером ударов. Оппонент больше не рискует наклонять рога, чтобы не потерять меня из виду. Ограничивается короткими взмахами, надеясь поймать врасплох.

Оказывается, сильные удары острыми копытами ― это очень больно. Грудь, плечи, передние лапы постепенно покрываются болезненными рассечениями. Со злорадством отметил, что по шкуре противника тоже течёт кровь. В ночной тишине слышно только наше частое дыхание и глухие звуки ударов. Кабанья ярость начинает постепенно накатывать на сознание, заволакивая обзор красной пеленой. Мои удары всё жёстче, злее. К копытам сами собой подключились атаки клыками, оставляя глубокие и длинные порезы. Во рту чувствуется вкус чужой крови.

Сразу вспомнилось, что оленина ― вполне съедобное мясо. Противник отступает под градом ударов, в глазах азарт постепенно уступает место страху. Ствол упавшего дерева не вовремя ткнулся ему под копыта. Я ударил изо всех сил. Запнувшись, Ацерал завалился на бок. Я тут же оказался над ним, нанося жестокие удары сверху. Не в силах подняться, олень закрывается лапами, уже не пытаясь атаковать. Где-то сбоку раненной птицей вскрикнула олениха, болея за своего бойца.
― Бабл, довольно! ― неожиданно раздался знакомый голос.

Моё копыто, основательно забрызганное красным, остановилось в воздухе, охваченное магическим свечением. Со стороны города заросли раздвинулись, выпуская Мунлайт и всю команду в полном снаряжении. Глаза всё ещё застилает пелена ярости, я недовольно оглядел помеху.
― Это мой бой, и мне решать когда хватит! ― спутники вздрогнули от низкого, рычащего голоса.
― Ты прав. Но противник уже повержен, нет смысла дальше тратить силы. Посмотри, он сдаётся.

Голос единорожки размеренный, успокаивающий. Она медленно подходит ко мне, словно дрессировщик к дикому тигру. Как будто боится, что я могу броситься и на неё. Ярость покинула сознание, словно выключенная рубильником. Я отошёл в сторону на дрожащих от адреналина конечностях и сделал глубокий вдох, пытаясь успокоить тело. Олениха метнулась к Ацералу.
― Ладно, проехали, ― я повернулся к Мунлайт. ― Что вы тут делаете?
― Тебя выманили самым стандартным и скучным способом. ― она подмигнула. ― Если ведёшь жизнь странствующего героя, приходится разбираться в таких вещах. Как только ты вышел, мы собрались и двинулись следом. Чего он хотел?
― Личная месть, не обращай внимания, ― я пренебрежительно помахал копытом. ― Пойдём обратно.

Мы развернулись в сторону города, но голос оленя заставил замереть:
― Стой!

Израненный, он нетвёрдо стоит на ногах, опираясь на плечо подруги. В меня упёрся решительный взгляд.
― Ты победил, закончи поединок!

Я уставился на него удивлёнными глазами.
― Как проигравший не смогу я жить.

Его голос ровный. Аристократ смотрит прямо. Похоже он действительно думает то, что говорит. Я выхватил меч из ножен на боку Харда и двинулся к оленю.
― Бабл, что ты делаешь?! ― вскрикнула Мунлайт сзади.
― Ты же видишь ― для него смерть действительно легче.

Олениха испуганно отпрянула при моём приближении. Меч взметнулся над склонённой рогатой головой. Неожиданно оружие дёрнулось вверх и зависло в облаке магического свечения, вырвавшись из моего захвата.
― Нет! ― решительно сказала единорожка.
― Кобылка, ты совсем не понимаешь… ― голос Ацерала тихий, без эмоций, как будто неживой. ― Я в поединке честь семьи унизил. Покинув гвардию, опору леса, стал я возмездия искать, увы, но потерпел фиаско в этой битве, ― он вздохнул. ― Теперь же...
― Это ты ничего не понял! ― прервала его пони. ― Вместо того, чтобы сбегать от проблем, не лучше ли делом исправить ошибки?
― Но я уже…
― Неужели одолеть Бабла ― единственный способ вернуть тебе дворянское достоинство?
― Нет, но…
― Не лучше ли тогда присоединиться к команде героев и подвигами вернуть себе уважение? ― она решительно протянула копыто к оленю.
― Эй! ― вырвалось у меня. ― Вообще-то он уже дважды на меня нападал!

От такого предложения я скривился. Сразу возникла мысль, что мне противник нанёс вроде как больше болезненных ударов, чем я ему. И неплохо бы его ещё попинать, для справедливости. Вот согласится он сейчас ― и пинать будет уже нельзя. А смогу ли я доверить этому заносчивому типу прикрывать спину?
― Каждый должен иметь шанс исправить свои ошибки, ― голос единорожки прозвучал глухо, словно мысли её далеко отсюда.
― Да, ― в глазах Ацерала появилась надежда. ― Коль вы позволите, пойду я с вами, чтоб подвигами честь себе вернуть, ― он робко посмотрел в мою сторону.

Я только махнул копытом. В конце концов нам не помешает проводник из местных. Главное, чтобы не попытался взять реванш в самый неудобный момент. Движение лапы окрасило траву веером кровавых брызг. Раны оленя тоже всё ещё кровоточат.
― Мунлайт, не могла бы ты с этим что-нибудь сделать? ― я помахал тёмной, слипшейся шерстью перед лицом единорожки.
― Извини, сейчас похилю, ― потрясла она головой, отбрасывая ненужные мысли.

Глава 2

На рассвете маленький городок покинул отряд из шести существ. На полянке мы выстроились, скинув сумки в траву. Под ногами холодно, влажно от росы. Лес только-только пробуждается под первыми косыми лучами. С появлением нового члена отряда пришлось закупить в городе больше припасов, зато появился дополнительный носильщик. Мунлайт придирчиво перекладывает поклажу между сумками.

Я вскинул свою ношу на спину. Такое ощущение, что веса только прибавилось. Сделав шаг, я споткнулся о сумки оленя. На вид они гораздо легче, а ведь, если вспомнить, то рогатый показал вчера неплохие силу и выносливость. Единорожка занята перекладыванием вещей по сумкам пони, все остальные тоже смотрят в ту сторону. Стараясь не издавать ни звука, я надел ремни более лёгких мешков. Тяжёлый груз остался лежать возле копыт Ацерала, и я, насвистывая весёлый мотивчик двинулся в путь.

Олень повёл наш отряд немного в сторону от первоначального направления, как он сказал, коротким путём. Вокруг пошли глухие места, без всяких признаков цивилизации. Тропки, которыми следует проводник, едва угадываются по чуть более низкой траве. Копыта приходится ставить почти наугад, мягкие стебли щекочут шерсть на животе. Сперва олень шёл довольно бодро, но через пару часов шаги замедлились. Ацерал делает короткие привалы для отдыха, периодически подозрительно поглядывает то на меня, то на свои сумки.

К полудню мы вышли на сплошную стену бурелома. Жуткое переплетение ещё живых и уже переломанных деревьев тянется в стороны, насколько хватает глаз.
― Куда ты завёл нас, Сусанин-герой? ― я насмешливо покосился на проводника.

Он невозмутимо подошёл к стене. Склонив голову к самым корням, словно общается с засевшими там мышами, стал что-то шептать. В воздухе повеяло волшебством.
― Тайная оленья магия, ― с видом знатока поделилась догадкой Мунлайт.
― И что же он сейчас делает?

Единорожка только пожала плечами.

Вскоре, повинуясь таинственному шёпоту, живые деревья в буреломе задвигались. Изгибая ветви, словно затёкшие от долгого безделья руки, они расчистили прямой, как луч лазера, проход. Ацерал с гордостью взглянул на нас и смело двинулся по образовавшейся просеке. Показалось, что на меня он взглянул со злорадством, и вскоре моё предположение подтвердилось.

Ширина прохода как раз достаточна для пони, но явно маловата для уважающего себя кабана. Острые обломки сухих веток противно скрежещут по металлу доспехов. Каждый шаг приходится делать с трудом, словно цепкие руки хватают сзади.

Дорогу впереди загородила сосна. Дерево шириной с голову пони делит тропинку надвое, в этом месте отряду пришлось протискиваться с трудом. Я критически оценил ширину проходов, подойдя ближе.
― Чего ты ждёшь? Ужель застрять боишься толстым крупом? ― рогатый подлец издевательски смотрит, стоя за деревом.
― Никаких проблем, ― процедил я сквозь зубы, отходя на пару шагов для разбега.

С громким треском дерево переломилось от удара и стало заваливаться в сторону оленя. Длинным прыжком назад он попытался выйти из зоны поражения, но чуть-чуть не хватило ― тонкие ветки верхушки проехались жёсткими иголочками по породистому лицу. Ацерал попытался испепелить меня взглядом, но я лишь рассмеялся ― исцарапанное лицо выглядит так, как будто аристократ подрался с кошкой. Гордо фыркнув, олень двинулся по просеке следом за пони.

Впереди показался выход из бурелома. Проход перегораживала толстая горизонтальная ветка ― и разумеется, олень изо всех сил отогнул её в сторону, “услужливо” придерживая зубами.
― Ты же не думаешь, в самом деле, что такой фокус может чем-то повредить кабану в броне? ― скептически спросил я.

Он молчит ― видимо, не слишком удобно разговаривать, когда держишь колючую еловую ветку в зубах. Я решительно двинулся вперёд стальной громадой. Ветка распрямилась и, словно кнут, хлестнула по шлему, заставив невольно зажмуриться. Через смотровые щели внутрь посыпались сухие иголочки.

Мунлайт и остальные пони стоят на невысоком холме, сверяясь с картой. Когда мы подошли, предводительница посмотрела с тревогой.
― Бабл, Ацерал, вы не слишком устали? Может, сделать привал на пару часов?

Олень действительно выглядит вымотанным. Шаги стали не такие уверенные как прежде, на остановках тяжело приваливается боком к деревьям, перенося на них часть груза. Периодически поднимает копыто, чтобы смахнуть пот со лба. Да и мне тоже не дался даром проход по бурелому. Хочется не привал, а полноценный отдых.
― Ну, если наш рогатый проводник уже выдохся, можно и остановиться, ― снисходительно заметил я.
― Да как ты смеешь?! Запросить привал?Нет, бездыханным упаду я раньше! ― он гордо выпрямился.

С сомнением ещё раз нас оглядев, Мунлайт скомандовала продолжение похода. Вскоре мы вышли к реке. Необычайно быстрый для этих мест поток прорыл в лесной почве глубокое ущелье. Края разделяет солидное расстояние, нечего даже и думать перепрыгнуть с одного берега на другой. Стремительное течение гремит далеко внизу, сброшенный мной камешек канул в воду совершенно беззвучно.
― Ацерал, можешь как-нибудь организовать мост? ― спросила Мунлайт.

Олень устало покачал ветвистыми рогами. То ли выдохся, то ли нужного заклинания не знает. Недалеко я приметил высокую прямую сосну почти на самом краю.
― Всем разойтись и надеть каски, ― скомандовал я. ― Сейчас будет мост.

Привычный разбег, удар, треск древесины ― и дерево упало поперёк реки, соединив берега. Один за другим, спутники ловко перебежали на противоположную сторону. Я в сомнении вгляделся в собственнокопытно сделанный мост. На нашем краю лежит довольно короткий отрезок. Основная часть висит над пропастью, чуть изгибаясь, когда ветер колышет ветки. Верхушка лежит на земле подозрительно тонкая.

В целом, мост не выглядит слишком надёжным. Сразу вспомнилось, что древесина имеет наибольшие показатели прочности на разрыв и сжатие вдоль волокон, и только после этого ― на изгиб. Я нервно сглотнул.
― Чего ты ждёшь, кабан, ужель боишься? ― подначивает олень с другого берега.

Я стрелой преодолел бревно. Древесина скрипнула от нагрузки, тихий треск стегнул по нервам, когда я бежал на середине.
― А не слишком ли ты дерзок? Или благородных оленей учат обращаться на “ты” к королю? ― я подошёл к оппоненту, сверля сердитым взглядом.
― Бабл, мы же договорились, что в походе все на “ты”, ― примиряюще сказала Мунлайт, влезая между нами.
― Ну договорились, но... ― вздохнул я. ― А можно все будут обращаться ко мне “эй, Бабл”, а он ― “Ваше Величество”? ― мой просительный тон заставил единорожку улыбнуться.
― Нет, ― строго ответила она. ― У меня в отряде порядок и полная дружбомагия. А кто будет портить дружбомагию, получит фаерболом под хвост, ― она со значением поглядела на нас обоих.

Отряд продолжил движение. Небо над нами постепенно начало сереть. Мульти, поднимающаяся периодически в воздух на разведку, сообщила, что надвигается стена ливня.

Единороги с помощью магии, нескольких изготовленных наспех деревянных колышков и пары упоминаний хвоста Селестии, за каких-то полминуты растянули огромный тент. Я укрылся под ним вмести с пони. Тут довольно тесно, чувствую сквозь доспех бок Мунлайт.

Горделиво поглядев на тесноту под тентом, олень встал под ближайшим деревом. Могучий клён чуть наклонился, словно вслушиваясь в колдовской шёпот Ацерала. Ветви собрались над рогатой головой, образовав многослойную надёжную крышу. Высокая трава сплелась в толстую циновку прямо под раздвоенными копытами. Лесной маг прилёг на мягкий матрас, снисходительно глядя на наше укрытие. Тяжёлые сумки он поставил рядом, подперев ствол.

Тяжёлая стена дождя налетела со звуком проносящегося товарного поезда. Мощные капли забарабанили по натянутому потолку тента. Струи воды стекают на землю, чтобы, собравшись мутными ручьями утекать в сторону ближайших луж. Ногам сразу стало мокро и неуютно. Пони с завистью смотрят на оленя, который даже задремал под шум дождя на своей перине. Где-то вверху, откуда льётся холодная вода, периодически громыхает с белыми электрическими вспышками, заставляя нас непроизвольно втягивать головы.

К счастью, такие ливни не длятся долго. Не прошло и часа, как дождь начал стихать. С неба прилетают только отдельные капли, пони сноровисто сворачивают тент, периодически бросая недовольные взгляды на мирно посапывающего проводника. Я на цыпочках подошёл клёну сзади. Сильный удар задних копыт заставил дерево мелко затрястись, обрушивая потоки скопившейся воды на рогатую голову. Ацерал вскочил, словно под ним развели костёр, и стал ошалело озираться, вызвав взрыв смеха зрителей. Он подозрительно уставился на меня, угадав причину неожиданного душа, но я уже отошёл от дерева довольно далеко и привычно закинул лёгкие сумки на спину.

Успокоившись, аристократ снова повёл группу глухими местами. Земля постепенно снижается. Деревья меланхолично роняют задержавшиеся на листьях капли дождя. Кусты и высокая трава злорадно трутся о бока путников, оставляя холодные влажные полосы. Почва, прикрытая зелёным ковром, превратилась в мягкую грязь, она чуть смещается под тяжёлыми копытами.

Деревья стали низкорослыми, встречаются всё реже. Сайл, следующий сразу за проводником, неожиданно провалился одним копытом по колено в грязь.
― Болото! ― выругался он.
― По лесу этот путь короче всех, ― пояснил олень, обернувшись.

Кажется, он опять бросил на меня злорадный взгляд. Вскоре мы вытянулись в цепочку, следуя за Ацералом по узкой тропке посреди трясины. Он невероятным образом умудряется почти не погружаться в грязь. Раздвоенные копыта словно идут по листьям кувшинок. Пони периодически проваливаются по колено, но пока сдерживают мнение по поводу умений проводника. Я с завидным постоянством оказываюсь в грязи на всю длину ног. Доспех на животе покрылся бурой прилипшей коркой. Взгляд сам собой притягивается к затылку рогатого аристократа, пытаясь просверлить в нём дыру.

Олень оглядывается, подбадривая оступающихся пони. На лице периодически проступает гримаса самодовольства. Копыта зачесались, но стиснув зубы, я продолжил поход. Когда уже начал высматривать лягушку пожирнее, чтобы запустить ей в нерадивого проводника, болото неожиданно закончилось, уступив место впереди обычному лесу. Всё-таки мы преодолели трясину без особого ущерба для имущества и самолюбия.

Маленький бойкий ручеёк заблестел среди зелени под косыми лучами уходящего за горизонт солнца. Мунлайт скомандовала привал, надоевшие сумки полетели на траву. Пони стали привычно обустраивать стоянку. Жеребцы устанавливают палатку, Мульти полетела разведать вокруг, пока совсем не стемнело. Единорожка вручила мне большой котелок.
― Набери воды, ― пояснила она и отошла, окружая лагерь какой-то магической защитой.

Я двинулся было к ручью, но тут взгляд упёрся в праздношатающегося оленя.
― Набери воды, ― котелок полетел ему под копыта.
― Бабл! ― строгий голос Мунлайт заставил непроизвольно вжать голову в плечи.

Вот чего у неё не отнять ― так это командирского таланта.
― Кто в отряде командир?
― Ты, ― нехотя ответил я.
― И что ты можешь сказать в своё оправдание?
― Я думал, ты не услышишь…
― Это вообще не смягчающее обстоятельство! ― единорожка чуть не задохнулась от такой наглости. ― Пока я главная, пожалуйста, воздержись от передачи другим поручений, которые назначены тебе.
― Как скажете, товарищ командир! ― я вытянулся по стойке смирно (попытавшись изобразить аналог на четырёх ногах).
― А теперь кончай дурачиться и иди уже набери воды.

Я подхватил котелок и двинулся к ручью, провожаемый победным взглядом рогатого проводника.
― Да, и пока я не забыла, ― продолжила сзади Мунлайт, ― Ацерал, собери хвороста на ночь.

Отражение, двоясь и разбиваясь на кусочки в быстром течении ручья, ехидно мне улыбнулось. Моё поручение куда как легче. Полный котелок пристроился на самодельных рогатинах над будущим костром. Выбрав место поглубже, прямо в доспехах плюхнулся в ручей, смывая болотную грязь и остужая усталое тело.

Когда доспехи заблестели изначальной чистотой и в воде стало зябко, набегающий поток вдруг начал плавно терять прозрачность. Подняв голову, я увидел что олень самым наглым образом моет копыта выше по течению. Крупный лист водоросли легко оторвался со дна и полетел по дуге, прицеливаясь на ветвистые рога. Ацерал резво отпрыгнул в сторону ― видимо, воспоминания о купании в приграничной реке ещё свежи. Гордо фыркнув, я с достоинством выбрался на берег, стараясь не дрожать под зябким вечерним ветром.

Скинув надоевшие железки, сел поближе к костру. Живительное тепло прямо на глазах стало высушивать слипшуюся шерсть. Пламя очерчивает неровный круг лагеря. Палатки отбрасывают непроглядные, жуткие тени. Котелок весело булькает, там плавает хороводами какая-то крупа. Олень тоже подошёл к костру.
― О Мунлайт, так куда же путь мы держим? ― спросил он.
― Я же показывала тебе на карте, ― удивилась единорожка.
― Да, место мне известно. Что там ждёт?
― Источник.
― Источник желаний? ― оживился рогатый.
― Да. Тебе что-нибудь известно о нём?
― Об этой тайне множество рассказов. Лишь страх, забвенье, тьма в легендах тех. Известно лишь ― источник под охраной, ― по тону рассказчика стало понятно, что охраняют волшебный водоём не какие-нибудь олени в декоративных доспехах.
― Неужели никто не пытался до него добраться?
― Герой далёкий, лорд Ингулиэль, сумел добыть воды той лишь глоток. И царствовал, бессмертный, сотни лет, но на пиру он подло был отравлен.
― Что ж, полагаю, если ты принесёшь немного волшебной воды своему королю, тебя не просто восстановят в гвардии, а наверняка повысят.

Олень задумчиво кивнул. Мунлайт достала из сумки звякающую связку.
― Возьмите каждый по флакону. Наполняйте сразу, как только окажетесь достаточно близко. Но помните про волшебные свойства, воды нельзя касаться, результат непредсказуем, ― проинструктировала нас единорожка.

Маленькие ёмкости со шнурками для ношения на шее пролевитировали к каждому члену отряда. Стеклянные сосуды больше похожи на стопки с крышками, никакого узкого горлышка. Такую достаточно опустить в воду на секунду и можно убегать. Я покачал головой, признавая профессионализм и предусмотрительность главы нашей группы.

Мульти стала раскладывать по тарелкам парящую кашу из котла. Аромат еды разнёсся по лагерю, отбивая охоту говорить на серьёзные темы.


― ...а потом он зажарил пельмени и съел их! Один за другим, окуная в свежую, жирную сметану. И знаете что самое страшное? ― глаза травоядных, расширенные от ужаса, не отрываются от моего лица, подсвеченного снизу пламенем костра. ― Это был я!

Мой злодейских хохот заставил слушателей испуганно прижаться к земле. Мульти с жалобным писком полностью спряталась в спальнике. На некоторое время на освещённом костром пятнышке лагеря посреди черноты леса воцарилась тишина.
― Ладно, хватит на сегодня страшных историй, ― заключила Мунлайт. ― Завтра встаём с рассветом, надо поспать. Хотя бы чуть-чуть.

Она недовольно покосилась в мою сторону. Я пожал плечами ― сами же просили пострашнее. Спальник надёжно укрыл от ночного холода, сон сразу навалился, мягким облачком принимая усталое сознание.

Почувствовав толчки копытом, открыл глаза. Единорожка сделала знак следовать за ней и направилась в лес. На стоянке спокойно спят, тишину ночи нарушает только шуршание ветра в листьях тёмных громад деревьев. Мы поднялись на небольшой холмик.
― Твоя очередь дежурить.

Между кустов накиданы ветки, образуя что-то вроде кровати. Позиция прикрыта растительностью со всех сторон, но стоянка отсюда видна как на ладони. Я проникся уважением к профессионализму пони. Сюда бы ещё стрелковое оружие, и лагерь будет прикрыт надёжным боевым охранением. Я расположился на ветках, но единорожка не спешит уходить.
― Не спится? Я и правда не думал, что вас так напугает та история про пельмени... ― мой виноватый голос нарушил тишину.
― Не надо про пельмени, ― собеседница быстро прикрыла копытом рот и с усилием сглотнула.
― Значит, беспокоишься по поводу завтрашнего сражения? Мы ведь ещё не знаем, с кем придётся драться
― Не думаю, что с этим возникнут какие-то проблемы, ― она покачала головой.
― Тогда что? Размышляешь, не стоит ли передать командование более титулованному лицу? Брось, у тебя отлично получается.

Собеседница рассмеялась от этого предположения, но серьёзное выражение тут же вернулось на её лицо. Мунлайт замялась, словно решая, рассказывать или нет.
― На самом деле меня больше пугает, что будет дальше, ― вздохнула она.
― Наберём волшебной воды да и в Понидейл двинем, ― пожал я плечами.
― Нет, ты не понял. Рано или поздно, мы вернём облик пегаски сестре. А вот что потом?
― Ну, наверное вы помиритесь и отправитесь в родной город?
― Помиримся? ― она грустно рассмеялась. ― Неужели ты думаешь, что какое-то превращение вдруг заставит её забыть все обиды? Я снова сделаю её пегаской, но я не в силах вернуть все годы нормальной жизни…
― Но все эти поиски исцеления ― разве не для примирения с Амелой? ― удивился я.
― Нет, примирение никогда не было моей целью. Я просто хочу исправить то, что сама сделала. Звучит немного эгоистично, да? ― усмехнулась она.
― Не более эгоистично, чем стремление помириться с сестрой. Не знаю, смог бы я пройти подобным путём через все трудности и лишения так же достойно.

Собеседница дёрнулась что-то сказать, но передумала.
― Если честно, меня восхищает твёрдость твоего характера, ― продолжил я. ― С какими бы препятствиями нам ни пришлось столкнуться в нашем квесте, можешь на меня рассчитывать.
― Спасибо, ― тихо сказала единорожка.

Её лицо не видно в темноте. Собеседница наиграно зевнула.
― Пойду посплю, пожалуй. Разбуди всех на рассвете, ― она развернулась к лагерю, но задержалась, посмотрев через плечо. ― Кстати, пожалуйста, не задирай Ацерала завтра. Боюсь, у нас не будет времени на это, когда мы доберёмся к источнику.

Я проводил взглядом удаляющееся сиреневое пятно гривы. Когда мы разговаривали, ночь казалась тихой. Но теперь, затаившись, я улавливаю как она расцвечивается всё более обширным полем звуков. Стало слышно моё дыхание, кажется, даже биение сердца. При малейших движениях ложе из веток трещит, привлекая внимание. Ветер треплет листву кустарников и деревьев, наполняя лес таинственными шорохами. От лагеря доносится успокаивающее потрескивание костра, равномерно сопит во сне Хард.

Пространство за палатками наполнено тенями. Пятна света качаются вслед за движениями пламени. Кажется, что там постоянно что-то шевелится, подкрадываясь к мирно спящим пони. Внезапно появилась мысль ― а не подкрадывается ли кто-то ко мне самому со спины? Я невольно поёжился, пытаясь забыть тревожный образ, но ощущение, что кто-то глядит сзади, становится всё сильнее. Я резко обернулся. Позади всё тот же лес, торчащие тут и там деревья вдали сливаются в непроглядную стену. Бесформенные пятна кустов чуть колышутся на ветру. Враг может прятаться за любым таким. А может, это просто игра воображения.

Решив, что охрана из засады не для меня, поднялся на четыре копыта. Осторожные шаги громкими, неуместными кляксами рвут картину звуков ночи. Силуэты деревьев проплывают мимо, нависая могучей кроной, словно недовольные разбудившей их суетой. Через каждые десять шагов я останавливаюсь, чутко вслушиваясь в темноту. Нос постоянно втягивает холодный воздух. Чуткий кабаний нюх ― это единственное, на что я сейчас могу уверенно полагаться.

Завершив обход окрестностей лагеря, подбросил веток в костёр и вернулся на позицию. Лежанка затрещала под моим весом. Никаких подозрительных запахов, только следы нашего отряда и мелкого лесного зверья. Можно снова ложиться на ветки и ждать рассвета. Я устало опустил голову на скрещенные лапы. Ночная тишина снова стала наползать непривычным, тревожным покрывалом. Пожалуй, до рассвета стоит сделать ещё пару обходов.

Глава 3

Небо на востоке посветлело. Хотя солнце ещё скрыто за стеной деревьев, лес наполнен рассеяным светом. Костёр почти прогорел. На цыпочках я подкрался к зелёной палатке Ацерала, которую тот сплёл магией из кустов и травы. Осторожно отодвинул полог. Со стороны оленя довольно легкомысленно ложиться головой ко входу.

На моём копыте свернулся колючим клубком ёжик. Нарушителя я обнаружил, когда патрулировал окрестности в последний раз. Маленький лесной житель сердито сопит и словно бы вибрирует в нетерпении убежать по своим делам. Ацерал мерно дышит во сне, на лице расслабленное, умиротворённое выражение. Я размахнулся... И со вздохом отпустил ёжика, вспомнив просьбу Мунлайт. До источника можно и потерпеть.

Рассудив, что в такой близости от волшебной воды мы находимся на условно-вражеской территории, разбудит всех по-разведчицки, тихо тронув копытом за плечо. Сонные пони выбрались на свежий воздух, потягиваясь. Команда заученно стала сворачивать палатки. Я помогаю по мере возможности, всё же отсутствие опыта даёт о себе знать. Краем глаза заметил, как олень остановился, проходя мимо седельных сумок, которые я нёс вчера весь день.

Его брови приподнялись в удивлении. Аккуратно поддев ремешок рогами, он оценил вес поклажи. Прищуренный, подозрительный взгляд упёрся в меня. Я сделал вид, что слишком занят свёртыванием грубой ткани, чтобы обращать внимание на что-то ещё вокруг.

Стараясь ступать как можно тише, он положил сумки на место и отошёл. Выдёргивая очередной колышек, я заметил как Ацерал, воровато оглядываясь, меняет местами наш груз. Лёгкая улыбка тронула мои губы ― должно быть, со стороны я вчера так же забавно выглядел. Олень, всё ещё опасливо озираясь, закинул лёгкие сумки на спину и затянул ремешки, словно боится, что поклажу у него сейчас отберут.
― Бабл, не мог бы ты разжечь костёр, чтобы вскипятить чаю на завтрак? ― скомандовала Мунлайт.

Кивнув, я подошёл к кострищу. Угли ещё тлеют, покрытые тонкой плёнкой серого пепла. Небольшая порция тонких веточек полетела сверху. Через полминуты стало ясно, что сами они заниматься не собираются. Я сделал могучий вдох, набрав полные лёгкие воздуха, и наклонил морду к самым углям. С другой стороны костра показался Ацерал. Его глаза расширились, когда мозг расшифровал мою позу. В этот момент я представил, как облако пепла налетит на аристократа, и не смог сдержать улыбки. Чудовищным усилием удержал воздух в себе и копытом просигналил, чтобы олень отошёл в сторону. Надеюсь, он правильно оценит предложение о перемирии и воздержится от глупостей хотя бы в ближайшее время.

С притоком свежего воздуха ветки вспыхнули весёлыми язычками пламени. Горячий чай приятно взбодрил тело, надоевшие лямки походных сумок разместились на спине и я занял своё место в походном порядке. Если вдуматься, то не настолько уж груз и тяжёл для существа моей массы. Не знаю, сколько это, в Понидейле нет весов с достаточно большой шкалой. Проводник сначала тревожно поглядывал на меня, но со временем успокоился. Следующие пару часов отряд шёл мирно, без неожиданностей и взаимных розыгрышей.

Не успело бодрое утреннее солнце забраться в зенит, как мы вышли к цели путешествия. Лес держится от колдовского места на почтительном расстоянии, образуя гигантских размеров поляну. Трава низкая, шелковистая, словно домашний ковёр. В центре деревья стоят сплошной стеной, образуя правильный круг. Ветви по большей части обращены внутрь, центр круга плотно прикрыт от солнца и дождей крышей из многих слоёв листвы. Нижние ветки надёжно перегораживают все щели между стражами источника. Лишь в одном месте, между двух особенно крупных стволов, остаётся проход. Внутри темно, чуть поблескивает водная гладь.

По команде Мунлайт пегаска и Сайл отправились на разведку. Вскоре они вернулись с плохими вестями ― Ни сверху, ни с боков других проходов нет.
― Коль скоро нет туда пути в обход, пойдём вперёд, как следует героям, ― Ацерал решительно шагнул в сторону прохода.
― Знаете, этот рогатый прав, как ни странно. Если нет других вариантов, то и раздумывать особо не над чем, ― согласился я.
― Рогов могучих грозный частокол ― бойца любого гордость и отрада. Чем уязвить меня пытаешься? ― олень нахмурился.
― Да, чем тебе рога не угодили? ― к нему присоединился сердитый голос Мунлайт. Сайл кивнул.
― Ну, понимаете, там где я вырос, это оскорбление ― смутился я. ― Рога ведь есть только у травоядных…
― И что? ― на меня смотрит подозрительно уже вся группа.
― Короче сейчас просто пойдём и проверим, ― свернул я со скользкой темы.
― Стой! Согласно моей статистике, в конце квеста всегда ждёт самый сильный монстр, ― предостерегла единорожка.
― Да брось! Смотри, никого же нету, ― я подошёл вплотную к проходу между деревьями. ― Эй, чудище! Выходи, отведай нашей дружбомагии! ― мой голос зычно разнёсся над тенистой поверхностью прудика и затих в переплетении веток.

Я повернулся к остальным.
― Ну вот, видите? Никого тут нет.

За спиной послышался шорох и скрип дерева. Множество листьев зашелестело, словно задвигалась гигантская змея. В глазах спутников удивление постепенно сменяется испугом. Обернувшись, обнаружил перед собой настоящего энта. Дерево-великан рассматривает нас с недобрым прищуром с высоты трёхэтажного дома. Два крупных дерева, которые мы приняли за проход, оказались ногами чудища.
― Мы пришли с ми… ― могучий пинок энта прервал мою миролюбивую речь.

Бронированным мячиком я отлетел назад к группе, распространяя по лесу металлический лязг и нелицеприятные упоминания оленей и с их ненормальными лесами. Жуткий крик полудерева, словно железными когтями царапают по ржавому ведру, спугнул стайку птиц неподалёку.
― Хард, танкуй, ― скомандовала Мунлайт. ― Сайл, Мульти, зачерпните воды.

Земнопони, наученный моим примером, избегает ударов энта. Он кружит у ног гиганта, нанося быстрые удары топором и отскакивая. Полудерево пытается достать когтистыми лапами, но опытный танк слишком ловок. Пегаска стрелой метнулась к проходу, но ветви деревьев по бокам сомкнулись, словно алебарды стражников у королевских покоев. Стволы колдовских деревьев стали выпускать новые ростки, надёжнее перегораживая проход. Часть веток потянулась к зависшей в замешательстве пони.

Внизу из воздуха проступило чёрное трико разведчика. Местная агрессивная растительность как-то почуяла его и теперь оплетает растущими путами, мешая двигаться. По всей высоте бывший проход теперь в несколько слоёв зарос ветвями. Похоже, скрытностью или скоростью невозможно одолеть эту преграду.

Я поднялся и быстрыми, привычными движениями закрепил лезвие топора в тисках шлема. Самое то для битвы с деревьями. Прямо с место падения мощный рывок бросил меня в сторону заросшего прохода. Топот тяжёлых копыт и лязг доспехов не остались незамеченными стражем этого места. Тяжёлое дерево-нога со множеством корней слегка топнуло по зелёному ковру. Из травы стали выстреливать белесые отростки, цепляясь на ходу за мои накопытники. Движение резко замедлилось, у самого прохода я практически остановился, скованный тонкими корнями. Рывком высвободив из плена Сайла, я медленно, разрывая живую ткань, двинулся обратно. Чем дальше отхожу от пруда, тем меньше сопротивление.

Единорожка запустила в энта солидных размеров фаерболом. Пламя растеклось по коре чудовища, сырая древесина не спешит загораться. Из земли снова выстрелили корни, опутывая танка. Хард, не ожидавший такого поворота, отчаянно рубит топором. Пока освобождает одну ногу, корни успевают оплести другую. Чудище в пару огромных шагов оказалось возле Мунлайт, но та успела телепортироваться ещё дальше.

Я со всех ног бросился на помощь. Острое лезвие таранным ударом впилось в ногу не ожидавшего атаки гиганта. Его корни цепляются за землю не так прочно, как у обычного дерева, и вместо того, чтобы перерубить конечность, я сумел только выбить опору, заставив энта оттолкнуться от земли длинной, когтистой деревянной лапой. Глубокая рана, почти перебившая ногу, заросла за считанные секунды. Я сразу отбежал назад к источнику, увлекая противника за собой.

Хард уже справился с непокорной растительностью и помогает держать внимание монстра подальше от незащищённых членов отряда. Подключилась пегаска, поливая врага сверху дождём из огненных стрел. Энт попытался достать длинными корявыми лапами летучую цель, но та оказалась слишком ловкой. Из спины гиганта на глазах вытянулись новые ветки, создавая над головой зонтик из зелени. Огоньки стрел застревают в переплетении веток и бессильно падают на траву.

Я посмотрел на заросший проход. Нас разделяет какой-то десяток шагов.
― Мунлайт, можешь сжечь эти ветки?

Единорожка сразу же поняла замысел. Новый фаербол кометой пронёсся вперёд, оставляя за собой след из выжженной земли. Но у самых деревьев пламя бесследно растворилось в воздухе.
― Источник тянет силу из атакующих заклинаний, ― досадливо воскликнула магесса.

Краем глаза я заметил, как сбоку, наклонив рога, на чудовище несётся Ацерал. Что делает этот сумасшедший? Он ведь даже без брони! Я открыл рот для предупреждающего крика, но не успел. Нога гиганта с глухим звуком ударила набегающего оленя, подняв в воздух. Безвольное тело на лету проломило стену ветвей и приземлилось где-то на краю волшебного источника.

Бой тут же прекратился, все взгляды скрестились на зияющей обломанными ветвями дыре. Энт снова топнул и на том месте из земли стали быстро подниматься три новых ствола, вплотную друг к другу, словно колья замковой решётки. Ещё молодые, робкие деревца выросли на полметра, на метр, потянулись выше… Обламывая тонкие вершинки, на свободу выскочил Ацерал. Копыта поджаты к груди, тело красиво распласталось в полёте. На шкуре тут и там виднеются царапины, но самое главное ― в зубах олень держит ремешок с флаконом. Капелька волшебной влаги стекает по стенке, блестя на солнце, словно маленький алмаз.

Монстр снова издал жуткий скрипучий крик. Кажется, в нём явственно слышится слово “ворюги”. Земля заметно затряслась. Вокруг источника, одна за другой, стали быстро подниматься сплошные стены новых деревьев. Расширяющиеся кольца надёжно перекрывают подходы со всех сторон. Вершинки лезут из травы сразу за гордо поднятым хвостом бегущего оленя. Энт размашистыми движениями теснит нас к краю поляны, но и оттуда прекрасно видно, что до Волшебной воды больше не добраться.

Вскоре поляна полностью исчезла, покрытая сплошным переплетением веток. Охранник источника остался где-то в середине. Без дракона сюда соваться больше нет смысла. Пони устало опустились на траву, Ацерал едва не приплясывает от радости.
― Теперь олени подвиг мой признают! Верну я звание себе и честь!

Нахмурившись, я посмотрел в сторону источника.
― Боюсь, этот флакон слишком нужен нам, чтобы оставлять его у тебя.

Я угрожающе надвинулся на оленя. Он встревожено огляделся. За спиной сплошная стена переплетённых ветвей, бежать некуда. Я в полных доспехах, у него нет шансов в поединке.
― Бабл, что ты делаешь? ― беспокойный голос Мунлайт придал Ацералу немного уверенности.
― Завершаю миссию.
― Он добыл эту воду благодаря собственной ловкости и смекалке, пройдя через смертельный риск. По всем правилам это его добыча, ― голос единорожки грустный, она смотрит в сторону.
― Плевать, слишком многое на кону, ― я решительно сделал ещё шаг, заставив рогатого вжаться крупом в стену ветвей.

Вокруг доспехов появилась волшебная дымка, но я не обратил внимания. Броня защищает от магии, а с остальным справлюсь. Прекратив бесполезные попытки, глава отряда просто телепортировалась между нами.
― Если я чему-то и научилась за годы странствий, так это тому, что всегда нужно поступать правильно.
― Мунлайт, речь идёт о твоей сестре!
― Да, может мне придётся искать лекарство ещё не один год, но лучше сразу поступить как должно, а не исправлять потом то, что сам натворил. Если понадобится, мы все будем тебя держать, но не дадим наделать глупостей.

Рядом с ней решительно встали остальные пони, шаг за шагом оттесняя меня от оленя. Рык бессильной злости вырвался из кабаньего нутра, заставив травоядных вздрогнуть. Но никто и не подумал отступить.
― О Мунлайт, в чём причина ваших споров? И для чего вам нужен эликсир?

Магесса приблизилась, шёпотом что-то рассказывая Ацералу. Пару минут они говорили, потом пони расступились в стороны. Я проводил их недоумевающим взглядом.
― Неужели вы всё-таки осознали выгоду силового решения?
― Нет, ― поморщилась Мунлайт, удивив ещё больше.

Олень снял флакон с шеи и протянул мне.
― Отдаёшь? Просто так?

Мой голос звучит неверяще, но лапы уже проворно накинули ремешок на шею. Драгоценный флакон надёжно разместился под толстой грудной пластиной брони. Ацерал только высокомерно кивнул.

Я новыми глазами оглядел проводника. Никак не ожидал, что этот сноб может проявить сочувствие к чужим проблемам. Тем более, пожертвовать важной для себя возможностью. Кажется, он не так уж и плох.
― Мы просто поможем ему совершить ещё подвиг или два, ― пояснила единорожка. ― Вообще, теперь, когда он в нашей команде, за славой дело не станет.

Ацерал смерил снисходительным взглядом мои доспехи. Стальные пластины помяты и основательно испачканы после катания по траве. Нет, может он и неплохой олень, но этот задавака всё равно мне не нравится.
― В этом нет необходимости, ― решил я. ― Отправляемся в Понидейл.

Травоядные посмотрели удивлённо.
― Хочу сделать ответный подарок, ― я повернулся к оленю. ― Как думаешь, за доказательство подвига сойдёт череп лесного волка вооооот с такими зубами? ― мои копыта разошлись широко в стороны.

Глава 4

Путь до города пони прошёл довольно мирно. Ну, если не считать ещё пары безобидных розыгрышей. Ацерал сначала отнекивался, не желая принимать трофей, к добыче которого не имеет отношения, но потом нам с Мунлайт удалось внушить ему мысль, что это честный обмен. Погрузив огромный череп, в котором любой пони может спрятаться целиком, на тележку, аристократ отбыл в царство оленей, как он сказал, возвращать себе звание и уважение сослуживцев. Думаю, внимание олених в его планах тоже как-то фигурирует.

Мы с Мунлайт зашли в кабинет, остальные пони отправились в город отдыхать и готовиться к новым подвигам. Флакон с волшебной водой разместился в центре стола.
― И что теперь? Нужно какое-нибудь заклинание, чтобы превратить это в эликсир от бэтпонизма?
― Вообще-то, ― единорожка замялась. ― нужен ещё один компонент.
― И что же это?
― Нам нужна хотя бы капля крови древнейшего бэтпони. Графа.

Я озадаченно промолчал.
― Он правитель всех бэтпони. Очень старое и сильное существо, никто не знает сколько тысяч лет он ходит под луной.
― То есть мы должны пойти вглубь владений бэтпони и добыть кровь самого охраняемого из них?
― Ну да, как-то так, ― в голосе собеседницы звучит наигранная беззаботность.

Я снова немного помолчал, собираясь с мыслями:
― Знаешь, возможно у нас и получится. Попробуем действовать дипломатическим путём.
― Дипломатическим, Ваше Величество? ― ехидно переспросила она.
― Совершенно верно, ― не смутился я. ― Будем действовать от имени моего Величества. Я сегодня же отправлю сообщение, чтобы нас ждали.
― Тогда выступаем завтра утром?
― Скорее вечером, ― я поглядел на карту. ― Бэтпони же днём спят.

Единорожка отправилась готовиться к завтрашнему походу, у меня же есть свои дела тут, в городе.

Знакомая дверь посудного магазинчика распахнулась передо мной. Задетый колокольчик весело зазвенел, привлекая внимание.
― Мистер Диш, добрый день, ― при звуках моего голоса владелец лавки заметно вздрогнул.
― З-здравствуйте, дон Бабл, ― заискивающе взглянул он на меня. ― Чем могу помочь?
― Видите ли, вчера мне рассказали, что один из наших самых надёжных клиентов отказывается платить по счёту, ― произнёс я, как бы между прочим. ― Вот и зашёл у знать, всё ли у вас в порядке, не случилось ли какой беды?
― Я всё выплачу! Просто сейчас совсем нет денег, конец квартала…
― А причём тут конец квартала? ― заинтересовался я.
― В это время все бизнеспони выплачивают налоги в казну, ― пояснил продавец, удивлённый моим невежеством. ― Если заплачу ещё и вам, у меня просто не останется денег на еду… ― в доказательство он помахал перед моим носом какими-то бухгалтерскими бумажками.
― Вы позволите? ― взял я листки и стал бегло просматривать содержимое. ― Сколько-сколько налог?! И после этого они МЕНЯ называют вымогателем?!
― Дон Бабл, пожалуйста, не говорите так! Мы все любим принцессу Селестию и рады пополнить её казну.

Я недоверчиво хмыкнул.
― На самом деле, лет сорок назад даже были демонстрации ― пони требовали, чтобы налог увеличили в полтора раза. Но принцесса тогда спустилась к подданным и убедила оставить всё как есть чтобы экономика Эквестрии лучше развивалась.
― Да уж, ― в моём голосе всё ещё звучит скептицизм. ― А как физически собирают налоги?
― В город приезжает специальная тележка-сейф с отрядом охраны. Стражники посещают магазины, а потом встают в центре города на пару дней, чтобы все граждане могли заплатить налог. Думаю, вы ещё можете их застать и внести свой вклад в благополучие нашей страны.
― Непременно, ― хитро улыбнулся я. ― А насчёт вашего долга… Сколько вам нужно времени, чтобы твёрдо встать на копыта?
― Я полагаю, двух недель будет вполне достаточно, ― чуть подумав, ответил продавец.
― Тогда вчерашний сбор и на следующей неделе можете не платить. Мы заботимся о клиентах, ― добавил я, увидев недоумевающее выражение на лице собеседника.
― Игнацио! ― позвал я, выходя из магазинчика. ― Срочно найди Изи, есть для него работёнка. Жерардо, иди к Энрике. Нужно купить плащи с капюшонами, луки с оглушающими стрелами и зелёные трико. На всю команду, кроме меня.


В закрытом зале казино я задумчиво оглядел выстроенных рядами подручных. Трико делают их неотличимыми от пони и похожими, как спички в коробке. Плащи придают загадочный и опасный вид. Как раз то, что нужно.
― Итак, этим вечером мы собираемся захватить груз золота. Дело особо секретное, так что я смогу только наблюдать издалека.
― Мне скомандовать выдвижение? ― оживился Жерардо.
― Вообще-то командуешь не ты.
― Наконец-то! Босс, я вас не подведу! ― обрадовалась Матти.
― Что?! Самое дальнее, куда ты сможешь довести отряд ― то кафе с тортиками! Босс, вы же пошутили, правда? ― он с надеждой посмотрел на меня.
― Ох… Хорошо, давайте устроим небольшую демонстрацию. Матти, встань пожалуйста у стены.

Я взял со стола яблоко и аккуратно установил его на голове помощницы.
― Жерардо, встань у противоположной стены. Теперь возьми лук и попади стрелой в яблоко.

Телохранитель решительно оттянул тетиву к уху. Лук заскрипел, сгибаясь. Перевёртыш тщательно прицелился. Потом направил стрелу чуть повыше. Скорректировал ещё немного.
― Кстати, эти стрелы оставляют жуткие синяки на лице, ― заметил я как бы между прочим.

Матти зажмурилась. Тяжёлый тупой наконечник откровенно задрожал.
― Нет, я не могу, ― сдался Жерардо.
― Меняйтесь местами.

Матти уверенно взяла лук. Тетива плавно пошла назад, глаз стрелка прищурился, выбирая цель.
― Стоп. Ты могла хотя бы сделать вид, что целишься в яблоко, а не ему в лоб, ― укоризненно сказал я.

Она смущённо опустила лук.
― Изи, покажи как надо.

Пегас решительно взял оружие в копыта. Стрела свистнула через комнату, яблоко разлетелась на кусочки от прямого попадания. Стрелок принял горделивую позу, раскланиваясь в ответ на аплодисменты публики.
― Вот он и поведёт отряд, ― пояснил я.

Солнце стало клониться к закату, лес погрузился в сумерки, зелёные от проходящего сквозь листья света. Я лежу в засаде, тщательно замаскированный ветками. Моему взгляду открывается солидный участок лесной дороги. Долго не двигаться скучно, комары, назойливо гудя, пытаются пролезть в жёсткую шерсть. Наконец, лёгкий перестук копыт и скрип тележных колёс вдали внесли разнообразие в звуковую картину, заставив насторожиться. Вскоре отряд, конвоирующий налоги честных пони, вошёл в зону видимости. Шесть стражников впереди, четверо из которых тянут тележку, и двое сзади. Ни одного шанса.

Дерево накренилось и с жутким скрипом упало перед колонной. Сзади громыхнуло ещё одно, выбив тучу пыли из старого просёлка. На толстый ствол перед изумлёнными мордами стражников грациозно вспрыгнул Изи. Плащ взметнулся от движения и опал на спину пони грозным крылом. Победная улыбка показалась из-под изящной полумаски.
― Стойте, служивые! Моё имя ― Робин Гуд. Я граблю богатых и раздаю деньги бедным, и в этом моё призвание!
― Это всё? ― скептически осведомился пони впереди отряда.
― А что, вы ждали музыкального номера? ― ехидно спросил Изи.
― Гражданин, отойдите, или мы будем вынуждены применить силу, ― угрожающе качнул копьём стражник.
― У меня предложение получше. Оставьте деньги тут и мы вас не тронем! ― горделиво крикнул авантюрист. ― Нет, не согласны? Парни, вперёд!

По его команде трава на обочинах взметнулась фонтанами, открывая взглядам отряд пони-лучников, одетых точь-в-точь как их предводитель. На концах стрел закреплены крупные тяжёлые шарики, окружённые мягкой защитой. Такими боеприпасами трудно нанести серьёзный вред здоровью, но вполне получается оглушить стражника попаданием по шлему.

С глухими ударами стрелы бьются о борта повозки, часть взрыхляет землю. Пара стрел угодила по кирасам стражников без особого эффекта, один снаряд просвистел над моей головой. Кажется, перед засадой следовало проверить меткость подчинённых. Стараясь не привлекать внимание к своей позиции, я медленно накрыл лицо копытом.

Спасая ситуацию, Изи сам схватился за лук. Один из стражников тут же упал от точного попадания по шлему. Второй из передних дозорных побежал на лучника, угрожающе размахивая копьём. Не думаю, что оружие остро наточено, но в любом случае под удар лучше не подставляться. Ловко работая луком, мошенник сбивает в стороны быстрые выпады.

Второй залп перевёртышей прошёл удачнее, ещё один охранник потерял сознание. Оставшись в одиночестве позади повозки, крупный земнопони в золотистых доспехах побежал на обидчиков, грозно вопя какой-то боевой клич. Кто-то из запряжённой четвёрки пони догадался, что они представляют собой отличную мишень, третий залп рассыпался о пузырь магического щита.

Земнопони огрел одного из перевёртышей древком копья по спине и подобрал выпавший лук. К счастью, находчивый стражник не слишком отличается меткостью от большинства моих бойцов, стрелы от него стали разлетаться в случайных направлениях. Изи опасливо отступает под градом ударов. Сосредоточившись, я создал небольшой кусочек льда под копытами нападающего. Не ожидавший подвоха пони поскользнулся, едва не выронив оружие, и со всего маху ударился шлемом о ствол упавшего дерева. Сталь басовито загудела, я невольно поморщился, вспомнив как сам получал подобные удары. Изи осторожно потыкал лежащего пони копытом и, убедившись, что тот без сознания, снова вернулся к стрельбе.

Многие перевёртыши побросали непривычное оружие, в защитный пузырь упёрлось несколько лучей зелёной магии. Сфера задрожала, стремительно теряя энергию. Позади повозки перевёртышам, наконец, удалось одолеть земнопони в стрелковом бою. Стражник упал без сознания, но несколько моих бойцов теперь недовольно потирают бока, ушибленные ответными выстрелами.

Защитный пузырь лопнул со звуком бьющегося стекла. Один из единорогов пошатнулся от магической отдачи. Зелёные лучи, не встречая более препятствий ударили оставшихся пони. Запоздало свистнули вслед за ними стрелы.

Последний из стражников упал без чувств, торжествующие разбойники выгребли золото из телеги и двинулись на базу. Многие бойцы морщатся от полученных синяков, но все гордо задирают нос. Стражники пони ― гроза перевёртышей, и победа над ними много значит для моих подчинённых.
― Босс, это просто какой-то джекпот! ― радостно воскликнул Изи, встречая меня в кабинете. ― Они явно везли налоги и из других городов, я столько золота в жизни не видел!
― Хорошо, ― произнёс я, оглядывая громадную блестящую кучу на полу. ― Возьми немного, раздай всем премии.
― Спасибо, дон Бабл! Надеюсь, к следующему разу мы успеем подготовиться получше.
― Подготовиться?
― Босс, ну какой же серьёзный злодей без злодейской песни?

Я смерил подручного подозрительным взглядом.
― Ой, извините, я не имел в виду вас, конечно… ― смутился он. ― А если не секрет, что вы собираетесь делать с остальным золотом?
― Разделю на три равные части. Часть спрячу в укромном месте, часть перешлю жене…
― О, так вы женаты? Соболезную… ― мошенник выглядит вполне искренним.

Я только хмыкнул и неопределённо помахал копытом ― мол, могло быть и хуже.
― А что насчёт третьей части?
― Ты разве забыл, что говорил стражникам? Рановато ты снял костюм...

В нашем маленьком городке вообще-то нет богатых пони, поэтому идею насчёт “грабим богатых и раздаём бедным” жители приняли на ура. До поздней ночи на центральной площади мои подчинённые в смешных зелёных трико щедро раздавали деньги и осталось ещё на много подобных акций. Перевёртыши ходят по дому переваливаясь, полные положительных эмоций от толпы пони.

Остаётся лишь надеяться, что операция не привлечёт слишком много внимания Кантерлота. Ну или направит его по ложному следу. Моя фигура довольно заметна, и стражники меня не видели. Более того, для властей открытие факта подобного грабежа грозит серьёзной потерей репутации, так что жители ещё долго не узнают, откуда взялись деньги у доброго разбойника.

Глава 5

Следующий закат застал меня с командой пони-героев на приличном расстоянии от Понидейла.
― Ты уверен? Всё-таки у Графа та ещё репутация… ― усомнилась Мунлайт
― А что нам ещё остаётся? Формально бэтпони мои союзники. Не атаковать же его, как вы обычно нападаете на сильных монстров?
― Слухи про него ходят жуткие, ― вмешался Хард. ― Будто он может обращаться облачком тумана и проникать в комнату к спящим пони…
― И пьёт кровь! ― злорадно добавил Сайл.
― Да ну, глупости, ― ответил я. ― Яблочный сок гораздо вкуснее.

Спутники смерили меня опасливыми взглядами и отодвинулись. Мы идём по ночному лесу в сторону владений бэтпони. Кроны деревьев угрожают чернотой на фоне звёздного неба. Тишину нарушает только шуршание травы под ногами. Свежий лесной воздух стремительно остывает, но опытным путешественникам прохлада не доставляет дискомфорта.

Договориться через Кризалис об аудиенции с Графом оказалось довольно просто, но вот что ждёт нас на самом мероприятии, я не имею ни малейшего представления. К счастью, у приключенцев богатый опыт разного рода авантюр. Мы движемся одоспешенными и вооружёнными до зубов. В седельных сумках еда на несколько дней. Но мистическая слава бэтпоньского лидера заставляет пони нервничать и вспоминать разные небылицы.

В кронах деревьев что-то периодически таинственно шуршит. Краем глаза заметил в небе крылатую тень. Луна проделала больше половины своего пути по небу, когда мы вышли к особняку. Здание из серого кирпича в свете луны создаёт холодное, мрачное впечатление. Остроконечная крыша покрыта красной черепицей, на краях в угрожающих позах застыли каменные изваяния. Горгульи подозрительными взглядами осматривают все подступы к дому. Высокие стрельчатые окна придают зданию вид древнего замка.

При нашем приближении из черноты неба упали двое бэтпони и гостеприимно распахнули тяжёлые створки дверей. Дворецкий во фраке с важным лицом проводил к хозяину дома. Ещё одна дверь распахнулась, пропуская небольшой зал. У противоположной стены величаво разместился небольшой трон, обитый красным бархатом.

Чёрный бэтпони, маленький, словно высохший от старости, кряхтя, поднялся мне навстречу. На его плечах плащ с высоким воротником из чёрной блестящей ткани. Изнутри плащ ярко-алый, словно свежая кровь.
― Ваше Величество! Чем скромный старик обязан столь приятному визиту?
― Граф, мы счастливы приветствовать вас в этом прекрасном особняке. Обстоятельства сложились так, что нам нужна капелька вашей крови для одного важного дела.
― И что это за дело, позвольте узнать?

Я в замешательстве посмотрел на Мунлайт.
― Один специфический магический ритуал, ничего опасного, ― пришла на помощь единорожка.
― Не прикидывайтесь! ― Граф строго оглядел нас прищуренными глазами. ― Я знаю, для чего вам нужна моя кровь. Вы не первые, кто хочет украсть у меня одного из подданных.

Он тихо рассмеялся себе под нос.
― Все вы, пони, мечтаете помочь родным, друзьям, вырвать из лап старого страшного графа, ― обвиняюще продолжил он. ― Но я никого не заставлял обращаться силой! Нет! Я всегда оставляю выбор...

Некоторое время старик молчал, погружённый в мысли.
― Так вы поможете нам? ― спросила Мунлайт.
― Помогу, как же я могу не помочь столь вежливым гостям? ― голос графа прозвучал с издёвкой, когда он демонстративно оглядел наши доспехи и оружие. ― Но в качестве платы возьму что-то равноценное..
― Кровь? Могу сдать стаканчик, ― пожал я плечами. ― Только чтоб шприц стерильный был...

Граф лишь ехидно рассмеялся на такое предложение.
― Чего вы хотите? ― решительный голос единорожки чуть дрогнул.
― Чего я хочу? А чего вы хотите? ― он начал ходить взад-вперёд, рассуждая. ― Вы хотите забрать одну из моих подданных, уменьшить их и без того небольшое число. А значит… ― он оглядел нас, показывая жуткой длины клыки в улыбке. ― Значит, вы должны предоставить замену. Приведите мне пони, готового обратиться, и получите то, что просите!

Бойцы попятились. Их глаза расширены в страхе, ноги немного дрожат. Только Мунлайт твёрдо стоит на месте. Ну и я рядом с ней ― какой из кабана бэтпони? Единорожка тяжело вздохнула.
― Хорошо, можете обратить меня.

Мой взгляд упёрся в склонённую голову магессы. Она много лет пытается вылечить сестру. Кому как ни ей понимать насколько несладко живётся бэтпони? И всё же, готова поменяться с Амелой местами. Неужели это всё только чтобы исправить содеянное? Такова сила её раскаяния? Или она всё-таки ищет прощения, жаждет его больше жизни?

Граф гадко захихикал.
― Нет, ― протянул он. ― Ты не подходишь.

Лицо единорожки закаменело. Маленькая фигурка напряглась, словно силясь не выпустить наружу кипящие внутри чувства.
― Ты готова была отравить сестру ради какого-то свидания, ― продолжил Граф с издёвкой. ― Мне не нужны такие подданные.

Ему словно бы нравится тыкать собеседницу в её ошибки. Мунлайт продолжает молчать. На застывшем лице отражается эхо боли и злости. Слёзы бессилия прочертили дорожки на сизой шёрстке магессы и срываются на паркет хрустальными каплями.

Её спутники явно не собираются жертвовать собой ради незнакомой пони. Кажется, наш поход не увенчается успехом в этот раз… Хотя стоп, есть же и другой способ добыть чью-то кровь.
― Граф, вы обидели леди, ― я постарался сделать голос как можно более аристократичным. ― Я вызываю вас на дуэль! Здесь и сейчас!
― Вызываешь на дуэль старика? ― он насмешливо посмотрел на меня.
― Именно, ― я твёрдо встретил взгляд противника.
― Ай-ай-ай! Что за непочтительная молодёжь пошла, ― покачал он головой сокрушённо. ― Похоже, придётся тебя проучить. Прошу во двор.

Глаза бэтпони хищно прищурились, поймав меня, словно в перекрестье прицела. В напряжённом молчании мы вышли во двор особняка.
― Хард, меч! ― скомандовал я.

Танк протянул свою железяку. Я чуть подровнял краешек копыта, пробуя остроту лезвия. Обычно я полагаюсь лишь на силу, но сейчас случай особый. Граф не стал вооружаться. Как только окружающие образовали круг приличных размеров, он пулей метнулся на меня.

Насколько бэтпони превосходит обычного представителя копытного племени, настолько же Граф превосходит своих подданных. Только что он изящно кланялся с двадцати шагов, обозначая начало дуэли ― и в следующий миг я уже лечу, отброшенный могучим ударом. Впервые я увидел существо меньше, сильнее и гораздо быстрее себя.

Вместо земли меня встретил ещё один чудовищной силы удар. Видимо, противник решил вернуть доспехам симметрию, поставив вмятину и с другой стороны тоже. Я попытался извернуться в воздухе и махнуть мечом, который чудом не выронил, но тщетно. Чтобы попасть по такой шустрой цели, нужно что-то самонаводящееся.

Дуэль продолжается в одни ворота, я ничего не могу сделать с таким грозным противником. Доспехи покрываются вмятинами, один за другим начали отлетать элементы брони. Кожаные ремешки, на которых они крепятся, просто не выдерживают нагрузок. Если ничего не предпринять, скоро начнутся серьёзные телесные повреждения. В нескольких местах толстую шкуру уже расцвечивают короткие порезы. Царапины саднит, ночной воздух холодит оголившиеся места.

Граф остановился на пару секунд перевести дух. Я покатился по траве по инерции, громыхая смятой бронёй. Граф тяжело дышит, стоя шагах в десяти. Я пытаюсь подняться, но копыта не слушаются. Единственный шанс достать противника ― выставить меч и ждать, что он сам напорется…

Хм, а это идея! Только надо немного ему помочь.

Луна бесстрастно освещает ровную траву газона. Вокруг, с земли, в балконов, с ветвей яблонь, следят за поединком подданные Графа. Мунлайт и остальные смотрят на меня испуганными глазами, уже списав в проигравшие. Но нам нужна не победа.

На этот раз успел. Когда граф метнулся метеором, я выставил меч во всю ширину лезвия и одновременно применил заклинание. Довольно простое заклятье, но для меня почти верх мастерства и силы. Трава в радиусе пары метров вокруг покрылась тонкой корочкой льда. До того, как меня снова отправили в полёт, я почувствовал лёгкий удар по клинку в копыте.

Откатившись на сравнительно безопасное расстояние, хоть и не по своей воле, поднял голову. Граф неверяще рассматривает лапу, на которой красуется маленький порез. Тёмная, почти чёрная кровь древнего существа несколькими каплями запачкала конец меча.

Противник перевёл взгляд на меня. Я быстро поднял копыто в останавливающем жесте.
― Стоп! Граф, вы победили, примите мои искренние извинения, ― я коротко поклонился.
― Как победил?.. ― растеряно переспросил он. ― Ты же сражался за честь леди…
― И увы, потерпел фиаско, ― я покачал головой в притворном сожалении. ― Извините, Граф, но мы вынуждены вас срочно оставить ― дела!

Повинуясь моим настойчивым жестам, Хард и Сайл помогли подняться на дрожащие лапы. Вскоре всей командой мы покинули полянку. Мунлайт аккуратно собрала в пробирку кровь с меча. Мульти подняла с травы несколько потерянных пластин доспеха.
― Ай-ай-ай, какая молодёжь слабосильная пошла… ― сокрушается за нашими спинами старик, продолжая разговаривать сам с собой.

Через полчаса ходьбы и пару целительных заклинаний я восстановился настолько, чтобы передвигаться без посторонней помощи. Видимо, регенерация перевёртышей помогает. Мы движемся в походном порядке. Рог Мунлайт вспыхивает чаще обычного, она нервничает, оглядывается по сторонам. Просканировав местность в очередной раз, резко остановилась.
― Нас преследуют. Группа целей, летит. Похоже, Граф решил не отпускать нас так просто.
― Понял. Давай мне кровь, ― сказал я.

Глаза единорожки расширились, она непроизвольно сделала шажок назад, прикрывая копытом карман серого плаща. Я удивлённо посмотрел на неё.
― Мы заодно, не забыла? Разделимся, буду бежать и шуметь, а вы пойдёте тихо. Враги подумают, что я отвлекаю, и будут преследовать вас. А я тем временем принесу кровь в Понидейл.
― Хорошо, ― вздохнула она, передавая пробирку. ― Пожалуйста, не подведи. Это может быть наш единственный шанс, ― она твёрдо посмотрела мне в глаза.

Мунлайт не стала добавлять что сделает со мной что-нибудь нехорошее в случае провала. Но, глядя на её решительное лицо, я подумал, что лучше бы план сработал.

Пробирка разместилась под грудной пластиной доспеха. Металл сильно погнулся, но места в специальном кармашке ещё вполне достаточно. Лесные заросли рванулись навстречу, хрустя, треща и противно скрипя ветками по броне. Думаю, просеку моего следа вполне можно разглядеть и с воздуха.

Примерно через полчаса бега на траве передо мной мелькнула в лунном свете крылатая тень. То ли приключенцы перестарались с маскировкой, то ли бэтпони решили преследовать обе части отряда. Очередная стена кустов скрежетнула ветками по металлу. Впереди возвышается дуб. Могучее, древнее дерево выделяется высотой и размахом кроны в чаще. Убедившись, что преследователи ещё не спустились на землю, быстро спрятал пробирку под куском дёрна у корней и продолжил бег.

Вскоре копыта вынесли меня на небольшую полянку. Тут же с небес быстро и совершенно бесшумно упали четверо бэтпони.
― Привет, ребята! ― поздоровался я, стараясь, чтобы голос прозвучал как можно более непринуждённо. ― Гуляете?
― Граф попросил нас вернуть то, что принадлежит ему. И примерно наказать воришек. Мухахаха! ― басовито рассмеялся самый рослый из преследователей.
― Эй, не гони! ― поправил его товарищ. ― Граф смеётся так: хи-хи-хи-хи!
― Да вы что, с яблони упали? ― клыки третьего блеснули в гримасе раздражения. ― Граф смеётся ехидно так: хе-хе-хе!
― Послушайте, ― вмешался я. ― Как бы там Граф ни смеялся, вы ошиблись. Я специально отвлекал вас от основной группы.
― Остальных ловят другие подданные Графа, ― глава отряда хищно оскалился. ― А мы проверим тебя.

Он пулей метнулся ко мне. После поединка с графом сверхскорость обычного бэтпони воспринимается не так тяжело. Копыто на рефлексах рванулось во встречном ударе. Противник покатился по траве, но с боков одна за другой зазвенели части доспехов от мощных ударов остальных бойцов. Я побежал в чащу. Там, среди острых веток, враги не сумеют реализовать свои преимущества. Но стоило сместиться буквально на пару шагов, как движение погасил таранный удар одного из нападающих. Недостаток массы эти ребята довольно успешно компенсируют избытком скорости.

После пары минут обмена ударами противники поняли, что так им меня не одолеть. По команде они одновременно облепили меня, не давая двинуть и лапой. При численном перевесе схверхсила бэтпони позволяет им удерживать даже таких сильных и тяжёлых существ, как кабан в полной рыцарской броне. Приблизившись, глава отряда стал быстро обшаривать мои доспехи.
― Дискорд побери, я был уверен, что кровь у него! ― выругался он, сплюнув красным с разбитых губ.

Копыто ночного хищника размазалось в воздухе, шлем содрогнулся и загудел от удара.
― А ну отвечай, где она! ― крикнул он мне в лицо.

Я постарался гордо выпрямиться, насколько позволяют удерживающие меня бойцы.
― Есть у нас великая тайна. А больше я вам, буржуинам проклятым, ничего не скажу!
― Это мы ещё посмотрим, ― злобная ухмылка перекосила лицо собеседника.

Он резко потянул шлем на себя. Ремешок лопнул, сдаваясь под напором грубой силы, и ночной воздух охладил лицо. Я как будто выбрался на опасную тёмную улицу из маленькой надёжной квартиры. Копыто врага задумчиво застыло в замахе. Холодок пробежал по спине, глаза так и норовят зажмуриться. Но закрывать их нельзя, я должен быть готов к удару.

Со звёздного неба упала ещё одна тёмная фигура.
― Отставить!

Глава отряда быстро развернулся, сгибаясь в поклоне.
― Леди Амела.
― Немедленно отпустите Его Величество. Вы что, хотите, чтобы перевёртыши объявили нам войну?! Идите ловить остальных.
― При всём уважении, леди, мы не можем исполнить ваш приказ. Граф распорядился захватить, обыскать и задержать до его прибытия.

Шпионка недовольно прошипела что-то под нос.
― Ладно, тогда просто отойдите на края полянки, не мельтешите тут.

Когда исполнительные бойцы отошли, Амела приблизилась и зашептала на ухо, щекоча пятачок мягкой гривой:
― Вы что, с ума сошли? Граф рвёт и мечет, зачем вам вообще понадобилась его кровь?
― Она очень нужна нам для одного дела. Вопрос жизни и смерти. Извини, не могу тебе всего рассказать.

Я отвёл глаза. Недавно бэтпони сама рассказывала как ей нравится нынешнее состояние, хоть в нём и есть свои минусы. Если раскрыть ей назначение крови сейчас, она вполне может вернуть пробирку законному владельцу, решив, что это лучший исход дела из возможных.
― Ну, если ты так говоришь… ― протянула она с сомнением.
― Более того, мне нужна твоя помощь.
― Что?!
― Рано или поздно они догадаются обыскать ближайшие окрестности, и найдут пробирку. Я хочу, чтобы ты отнесла её в Понидейл.
― Да как ты вообще… Ты хоть понимаешь, что просишь меня совершить государственную измену?! ― возмущённо прошипела собеседница.
― Пожалуйста, Амела! Только тебе я могу доверить это.

Несколько секунд золотистые глаза собеседницы, светясь в темноте, обшаривали моё лицо. Она вздохнула.
― Хорошо. Но лучше бы это дело было действительно таким важным! Где кровь?
― Недалеко отсюда есть роща, там огромный дуб. Ты легко найдёшь его, если пойдёшь по моему следу. У корней я спрятал пробирку под куском дёрна.
― Учти, скоро сюда прибудет Граф, ― предупредила шпионка. ― Эй, вы, сторожите, ― приказала она бойцам.

Могучий взмах кожаных крыльев подбросил лёгкое тело бэтпони высоко в воздух. Тень её силуэта быстро растворилась среди звёзд. Бойцы снова окружили меня. Подозрительные глаза неотрывно следят за моими движениями с расстояния в пару шагов. Я мысленно скрестил пальцы на удачу. Теперь всё в копытах Амелы. Если она доверяет мне, то избавится от своего проклятья. Если же нет ― я тяжело вздохнул, заставив бэтпони насторожиться ― нам с Мунлайт просто придётся придумать ещё какой-нибудь способ достать кровь.

Над поляной пронёсся ветер. Ночь словно вмиг стала холоднее. На траву опустился Граф с эскортом из нескольких бэтпони. Не спеша, старик приблизился.
― Так-так-так. Что же нам делать с пойманными воришками? ― клыки сверкнули в ехидной ухмылке. ― А ну отвечай, где кровь? ― неожиданно резко спросил он.
― Не у меня! ― ответ сам сорвался с губ. ― Клянусь хвостом Селестии! ― добавил я, видя полный сомнения взгляд.

Граф внимательно осмотрел меня, принюхиваясь.
― Да, своей крови я тут не чую, ― задумчиво сказал он. ― Что же, если вернуть нельзя, я должен хотя бы наказать столь дерзкого обманщика, ― глаза с вертикальными зрачками зловеще сверкнули красным в темноте.
― Я вызываю вас…
― Никаких дуэлей! ― прервал меня собеседник. ― И сила и закон на моей стороне, так с чего бы давать тебе шанс?

Граф взглянул прямо в глаза, подавляя волю. Я сразу вспомнил, что шлем с защитой от магии с меня сняли. Тело застыло, словно залитое в бетон. Я изо всех сил пытаюсь двинуться, но не могу пошевелить и пальцем. Повелитель бэтпони не спеша подошёл вплотную. Длинные клыки старого хищника сверкнули на лунном свету.
― Я просто заберу взамен своей крови сколько-то твоей. Например, всю, ― Граф снова зашёлся зловещим безумных хихиканьем.

Если клыки Амелы, находясь рядом с моим лицом, придают бэтпони таинственный и даже несколько обворожительный вид, то сейчас я остро жалею, что под копытом нет осинового кола. С лёгкой вспышкой боли пожелтевшие от старости клыки пробили толстую шкуру на шее. Граф присосался к ране с мерзким чавкающим звуком, но тут же отпрыгнул, выплёвывая кровь на траву.
― Тьфу, отродье перевёртышей! Почему ты не предупредил бедного старика об этой отраве?!
― Вообще-то в приличном обществе принято сначала спрашивать разрешения выпить чью-то кровь, а потом уже можно задавать вопросы о резус-факторе и других подробностях, ― я постарался, чтобы голос звучал нагло и самоуверенно. ― К тому же, кусая короля перевёртышей, ты мог бы и ожидать чего-то подобного.
― Ах да, совсем забыл! Уж простите старика, Ваше Величество, ― покачал он головой в притворном сожалении. ― Но не думай, что я не найду на тебя управы! ― сверкнул он глазами снова.

На поляну из темноты неба упала крылатая тень.
― Ваше сиятельство!

Я хихикнул против воли. Графское обращение звучит издевательски по отношению к сгорающим на солнце ночным тварям. К нам подошла Амела, почтительно поклонившись сюзерену. Я замер, боясь пропустить хоть звук. Если она пришла отдать кровь законному владельцу, то весь поход будет зазря. Да и от Мунлайт мне попадёт.
― Ваше сиятельство, пора возвращаться, -продолжила шпионка. ― Рассвет скоро.

Полоска восточного неба над кронами деревьев действительно светлеет. С минуту старик задумчиво переводил взгляд то на меня, то на приближающийся рассвет.
― Ну что же, я полагаю, у нас с молодым королём ещё будет много возможностей свести счёты, ― он опять угрожающе посмотрел мне в глаза.

Бэтпони взлетели и скрылись в направлении своего логова. Амела подмигнула напоследок.

Не мешкая, я достал из специального кармашка под доспехом походную аптечку. После многочисленных ран, полученных в сражениях с древесными волками, я решил, что носить с собой перевязочные материалы ― разумное и дальновидное решение.

Пока всходило солнце, успел раз двадцать протереть шею спиртом, пытаясь избавиться от омерзительного ощущения, которое осталось после того, как старик присосался к ней. Ослепительно белый бинт сверкнул в первых утренних лучах, стерильная ткань плотно обмотала пострадавшее место. Думаю, придётся просто забыть некоторые события сегодняшней ночи. Вздохнув, поглядел прямо на дневное светило. Надеюсь, наша авантюра стоит таких жертв.

Я оглядел притихший лес. Все деревья похожи как братья, никаких примет вокруг. Свой след я вижу, а вот в какой стороне город сказать уже не могу. Думаю, не стоило полагаться в части ориентирования на местности на волшебную карту Мунлайт.
― Эмм… Ау? ― мой жалобный голос разнёсся по лесу.

В ответ не слышно ни звука. Поглядев на солнце, я смог примерно определиться со сторонами света. Спустя один овраг с осыпающимися стенками и пару колючих кустов под копыта выскочил след со знакомыми запахами. Усталые ноги сами прибавили шаг и вскоре я догнал отряд пони.
― Ну как? ― беспокойно спросила Мунлайт.
― Всё в порядке, ― я постарался, чтобы голос прозвучал уверено.
― Не покажешь флакон с кровью? ― глаза собеседницы подозрительно сощурились.
― Он… Не у меня, ― я отвёл взгляд.
― И где же он?
― Я попросил Амелу доставить его в Понидейл.
― Ты сделал что?!
― Не беспокойся, я не сказал ей, для чего это.

Мунлайт хмыкнула, но не стала развивать тему. Отряд продолжает бодро двигаться по лесу. Все устали после бессонной ночи, но никто не желает оставаться рядом с логовом бэтпони. Я шагаю неловко, многочисленные синяки напоминают о себе при движении. Пластины доспехов, покрытые сплошным рисунком вмятин, словно чудным узором, жалобно звякают, ударяясь друг о друга краями.

Только ближе к вечеру, когда впереди показались знакомые светлые домики, пони вздохнули с облегчением. Добравшись до казино, бойцы расползлись по своим комнатам. Мы с единорожкой направились в кабинет. Я остановился перед дверью в нерешительности. Спутница магией открыла тяжёлую створку и смело прошла внуть. Я последовал за ней. Окно чуть приоткрыто, впуская вечерний шум города. Посреди рабочего стола лежит пробирка с тёмно-красной жидкостью.
― Не думала, что сестра настолько тебе доверяет, ― покачала головой Мунлайт.
― У меня честное лицо, ― я пожал плечами.

Затрещал хитрый механизм замка, тяжёлая дверь сейфа медленно открылась. На свет показался второй флакон, с волшебной водой.
― Что теперь? Просто смешиваем?
― Ты смешивай, а я скастую заклинание.

Я аккуратно влил капли крови в воду. Рог Мунлайт засветился особенно ярко, сияние охватило флакон в моих копытах. В воздухе повеяло мощным потоком магии.
― Готово, ― объявила собеседница, устало откидываясь на стуле.

Я с сомнением покосился на розоватую жидкость. Что же, будем надеяться, это сработает. Единорожка отправилась отдыхать, а эликсир надёжно разместился в сейфе. Я начал сбрасывать с себя гнутые железки доспехов. Нарушая закон всемирного тяготения, кровать из соседней комнаты притягивает уставшее тело с неодолимой силой. Многочисленные синяки всё ещё ноют, напоминая о не слишком удачной дуэли. Лечебная магия Мунлайт не убрала их. Пожалуй, стоит принять ванну, а дальше пусть разбирается ускоренная регенерация перевёртышей.
― Матти! ― позвал я.

Моя помощница сразу вошла в кабинет, словно ждала за дверью.
― Ты помнишь Амелу?
― Бэтпони, что заходила к нам? Да, разумеется.
― Сможешь переслать ей магией письмо?
― Как прикажете, босс.
― Отлично, ― я быстро начеркал пару строк с просьбой о встрече.

Скорее всего, ответа следует ожидать следующей ночью, всё же до владений Графа отсюда довольно далеко.

Глава 6

Я открыл глаза, проснувшись от чувства опасности. Ничто не нарушает ночной тишины, комнату озаряет звёздный свет, падающий через распахнутое окно. На востоке алеет полоска, знаменуя приближающийся рассвет Я лежу в кровати, а надо мной возвышается неясный силуэт. Белые клыки и золотистые, будто светящиеся глаза с вертикальными зрачками выделяются в темноте.

Копыто инстинктивно рванулось вперёд в быстром ударе. Гость с невероятной скоростью отпрыгнул на край кровати.
― Это для тебя естественная реакция на кобылку в твоей постели? ― спросил знакомый насмешливый голос.
― Амела? Извини, не узнал тебя во сне, ― ответил я в тон.

Доски пола чуть скрипнули под моим весом, копыто привычно нашарило выключатель. Комнату озарил ровный жёлтый свет люстры. Одним движением я сдвинул тяжёлый шкаф в сторону и начал открывать сложный замок сейфа. Бэтпони с любопытством смотрит с кровати.
― Так зачем ты меня звал?
― Вот, ― повернулся я, донельзя гордый собой.

В моём копыте блестит флакон. Жидкость внутри чуть оцвечена розоватым, вокруг распространяется аура могучей колдовской силы.
― Значит, вот зачем тебе нужна была кровь Графа… ― глаза Амелы расширились.
― Да, ― пока я решил не напоминать, что действовал не в одиночку. ― Это эликсир Графа. Тот, что способен, согласно легендам, “вернуть всё на свои места”. Выпей ― и снова станешь пегаской.

Бэтпони с недоверием посмотрела на зелье.
― Я уже говорила тебе, что меня всё устраивает и я не хочу снова становиться слабой и скучной пегаской, ― резко сказала она, поджав губы.
― Говорила, ― кивнул я. ― И ты соврала. Поверь, я чувствую такие вещи.
― Это всё Мунлайт, да? Она это придумала? ― с гневом воскликнула собеседница.
― Какая разница? Просто выпей и снова сможешь жить как пони.
― Нет! Вы не можете решать за меня!

Я почувствовал раздражение. Столько трудов вложено в эту маленькую бутылочку, а вредная кобылка сидит тут и врёт мне прямо в лицо. Да она и себе самой врёт. Край неба за окном немного посветлел.

Моё тело распрямилось в прыжке. Амела, не ожидавшая такого нападения, оказалась сбита на кровать. Одновременно со вскриком раздался скрип непривычного к такому обращению предмета мебели. Ночная хищница смотрит снизу удивлённо и немного испуганно. Её лицо от моего на расстоянии вытянутой лапы, ноздри щекочет знакомый яблочный аромат. Грива цвета спелой пшеницы раскинулась по одеялу живописным водопадом. Тёмно-коралловая шёрстка резко выделяется на светлом фоне, словно капли засохшей крови, обрисовывая стройную фигурку подо мной. Я улыбнулся, показывая острые клыки.
― А знаешь, я ведь злодей. Мне не нужно согласие жертвы, чтобы делать добрые дела.

Я попытался поднести флакон к губам бэтпони. Удивительно сильные мышцы бэтпони напряглись сталью, твёрдые копыта нанесли несколько ударов, заставив серьёзно заскучать по надёжным доспехам. Пятачок отозвался болью, приняв на себя одну из атак ― к счастью, не копытом, а шелковистой шёрсткой локтя. Шпионка решительно упёрлась, не давая приблизить эликсир к лицу. Но я массивнее и сильнее, заветная бутылочка медленно, но уверенно движется в моём копыте.
― Я заставлю тебя увидеть рассвет! И тебе это понравится! ― мой голос звучит хрипло от напряжения.

Флакон почти коснулся губ Амелы, когда она внезапно вскрикнула:
― Стой, дурак!
― Почему это дурак? ― от неожиданности я остановился.

Воспользовавшись паузой, шпионка отыграла немного расстояния.
― Это зелье возвращает всё на свои места, правильно? Значит оно может вернуть тебя домой!

Я задумался. Эликсир, по описанию, обладает удивительной силой. Её слова вполне могут оказаться правдой. Выпить зелье ― и я снова буду дома среди семьи и друзей. Родной мир, привычная, удобная обстановка вокруг. Какая разница, что будет дальше тут? Найдёт или не найдёт лекарство от бэтпонизма эта сумасбродная пегаска? Есть ли мне вообще дело до какой-то отдельно взятой жительницы этого технически отсталого мира?

Моя голова встряхнулась, отбрасывая бесполезные мысли. Амела для меня ― не какая-то безликая статистическая пегаска. Тяжёлое тело сильнее вжало миниатюрную фигурку бэтпони в матрас, не оставляя места для ударов. Я снова усилил нажим.
― Мы слишком много сил вложили в это, чтобы менять план в последнюю минуту… Эй, не кусайся!
― Мне всё нравится как есть! Сам пей своё зелье!

Флакон двигается туда-обратно, отмечая переменный успех нашей борьбы.
― Послушай! Здесь полно магии, и я найду путь домой, рано или поздно. Мой мир подождёт ещё немного. А вот ты… С тебя хватит страданий! Пора тебе увидеть солнце!

Жажда гулять под солнцем, страх потерять индивидуальность бэтпони, беспокойство за меня, раздражение, удивление и надежда калейдоскопом сменяются в колдовских золотистых глазах Амелы. Вздохнув, она едва заметно кивнула и приоткрыла губы, прекращая сопротивление. Пробка отлетела в сторону, выброшенная магическим импульсом. Я решительно влил эликсир в рот бэтпони. Послышался тихий, маленький глоток, я облегчённо отбросил пустой сосуд.

Рано расслабился. Шпионка резко бросилась вперёд, поднимая голову с одеяла. Наши губы соприкоснулись и я почувствовал вкус магии во рту. Магии и яблок.

Волшебное свечение затопило комнату, ветер запустил хороводом бумаги с журнального столика. Я почувствовал могучие потоки сил вокруг нас. Вскоре заклинание иссякло.

Я аккуратно отодвинулся на кровати и принялся осматривать Амелу. Она тоже встрепенулась, тело бэтпони приняло сидячее положение ― медленно, словно боясь спугнуть удачу. Проверяет кожаные крылья и щупает копытом длинные клыки. На первый взгляд ― никаких изменений.
― Не сработало, ― потерянно произнесла она, уставившись вниз бездумным взглядом. Крупные ушки с кисточками на концах жалобно опустились, плечи разочарованно обвисли.

В комнате определённо что-то изменилось. Появилось что-то, чего не было раньше.
― Посмотри, ― указал я копытом за спину собеседницы.
― Что? ― Амела обернулась на своё отражение в зеркале. ― Говорю же, не сработало, ― она автоматически поправила растрёпанную причёску.
― Бэтпони не отражаются в зеркале, ― пояснил я.
― Да, если зеркало предварительно не… ― она растерянно замолкла.
― А ещё вот, ― я показал копытом.

Поднявшееся светило запустило первый солнечный зайчик в комнату. Пятно яркого света уютно устроилось на крупе моей соседки по кровати. Она испуганно дёрнулась, откатившись. Я отметил, что сверхскорость бэтпони никуда не делась. Затем она робко, медленно сунула копыто в солнечный луч.
― Главное, ты сможешь гулять днём, ― с наигранной бодростью прозвучал мой комментарий. ― Не переживай насчёт крыльев и остального. Лично я считаю, что тебе очень идёт.

Шпионка молча смотрит то на восход, то на своё отражение. Обеспокоенный долгим молчанием, я решил уточнить.
― Ну так… Как тебе? ― мой тяжёлый, низкий голос прозвучал немного робко.
― Спасибо, ― Амела посмотрела в глаза и тепло улыбнулась. ― Это именно то, о чём я мечтала.


― Ну что, прогуляемся? ― бодро предложил я, когда солнце поднялось ближе к зениту.
― Прямо сейчас? ― испуганно переспросила шпионка.

Похоже, она ещё не привыкла к новым возможностям.
― Я знаю недалеко отличное летнее кафе, где подают изумительное мороженое, ― подмигнул я.
― Мороженое… ― мечтательно повторила она. ― Знаешь, с обращения ничего кроме яблок не ела. Пойдём быстрее!

На выходе за нами пристроились молчаливые фигуры телохранителей. Я повернулся к Жерардо.
― Мы идём в кафе “Диадема”. Не путайтесь под ногами.

Повинуясь взмаху моего копыта, перевёртыши перестали следовать и вскоре растворились в уличной толпе. План мы обговорили заранее.

Амела идёт по улице словно паря над дорогой. Ну, подпрыгивает точно. Она улыбается лучам солнечного диска и машет копытом встречным пони. При сложенных крыльях отличия от обычных пегасов не бросаются в глаза и горожане тепло приветствуют новенькую.

Уютные, светлые домики с соломенными крышами неспешно уплывают назад. Днём они создают умиротворяющее и праздничное настроение. Дорога под копытами уже прогрелась и ступать легко и приятно. Я специально выбрал кружной путь, чтобы дать время перевёртышам.

Мы разместились на лёгких деревянных стульчиках снаружи кафе. Спутница не смогла сдержать смех, заметив, как я составляю конструкцию из двух стульев, способную выдержать мой вес. Подобного рода заведения не слишком избалованы моими частыми визитами. Официант заметно робеет при виде такой важной персоны. К счастью, дрожание копыт не помешало ему быстро доставить заказ.

Разноцветные шарики пломбира в изящных хрустальных вазочках ― как раз то, что нужно чтобы посидеть за уличным столиком кафе в такой жаркий день, болтая о разных пустяках. Шпионка быстро поглощает лакомство, изголодавшись по нормальной еде. Наступила моя очередь смеяться ― Амела выглядит очень мило с измазанным розовым мороженым носом.
― Жаль, что для тебя эликсир не сработал, ― она посмотрела с сочувствием.
― Ничего, у вас тут не так уж и плохо, ― я улыбнулся
― Угу, ― она отправила в рот ещё ложечку лакомства.

На самом деле, и хорошо, что не сработал. Шпионке эликсир частично вернул свойства пегаски. Не хотел бы я частично вернуться домой. Тело не стало менее кабанячим, возможно какой-то эффект зелье и оказало, но я его не чувствую.

Вскоре третья порция была уничтожена и бэтпони легко соскочила со стула.
― Куда теперь отправишься? ― против воли, в моём голосе прозвучала лёгкая грусть.
― В родной город, это тут недалеко. Я уже много лет не была там… ― извиняющимся тоном ответила она.
― Понимаю. Друзья, родные…

Шёрстка собеседницы встала дыбом, она зашипела, как дикая кошка.
― Только не напоминай об этой дуре! ― бэтпони посмотрела подозрительно.

Я поднял копыта в примиряющем жесте.
― Прилетай как-нибудь, когда там разберёшься. В Понидейле ещё полно интересных мест, куда можно сходить.
― Обязательно, ― от её улыбки потеплело на душе.

Хитрые огоньки зажглись в глазах бэтпони, снова сделав её похожей на маленького симпатичного чертёнка. Амела распахнула крылья, продолжая смотреть мне в глаза. Кожаные перепонки засияли, просвеченные яркими лучами. Звон бьющейся посуды известил, что официанту ещё долго нужно будет учиться невозмутимости, необходимой в его профессии. Крылья резко опустились вниз, выталкивая лёгкое тело в небо, словно снаряд из пушки. Силуэт шпионки быстро уменьшился и вскоре потерялся в синеве.

Из здания кафе выбралась фигура в плаще с капюшоном. Собиравший осколки официант резко отшатнулся, обнаружив рядом таинственную пони. Приблизившись к моему столику, она сбросила не по погоде тёплое одеяние. Знакомая единорожка с сизой шёрсткой забралась на стул, оставленный бэтпони.
― Зелье сработало не так, как ожидалось… ― покачала головой она.
― Сам в шоке, ― я неопределённо помахал копытом в воздухе. ― А ты, значит, так и не решилась подойти?
― Я бы просто нарвалась на ещё одну порцию ругани, ― пожала плечами Мунлайт. ― Душевные раны не залечишь волшебным эликсиром.
― Время лечит… я слышал.
― Главное, я убедилась, что она в порядке.
― И что теперь? Бросишь команду, пойдёшь в шахматистки? ― я кивнул на кьютимарку. Чёрный ферзь смотрит с крупа собеседницы гордо и значительно.
― Ну, я действительно охотилась за артефактами только для того, чтобы вернуть сестре облик пегаски, ― задумчиво ответила она. ― Но я никогда не говорила, что мне не нравится жизнь, полная риска и приключений, ― Мунлайт подмигнула.

Магесса держится легко и весело, словно сбросив груз, что многие годы тянул её к земле. Взгляд стал более открытый, без затаённой боли. Распрощавшись, она отправилась навстречу новым подвигам.

Я задумчиво посмотрел ей вслед. Действительно, а что дальше? Я подмял под себя целый городок пони. Но это ли мне нужно на самом деле? Или же это лишь амбиции Кризалис? Все в городе боятся и уважают меня, но этот факт совсем не приносит радости. Пони неуютно чувствуют себя рядом со мной, спешат побыстрее закончить разговор, уйти, спрятаться. Конечно, такую репутацию я создал не просто так. Всё ради денег. Но жёлтого металла накоплено столько, что не истратить и за две жизни. Если тратить одному, разумеется. Улей имеет сильный, неиссякающий аппетит. Забота о подданых ― моё ли желание? Или же это давление королевы? Голосок гена перевёртышей, внедрённого в меня? Стоит ли продолжать играть в мафию или лучше взять золото и начать новую жизнь где-нибудь в другом месте, пока Селестия не спустила на меня своих чемпионов?

Глава 7

Копыта на автопилоте несут меня по улицам Понидейла. Телохранители в образе пони всё ещё крутятся где-то неподалёку. Город шумит обычной суетой, разноцветные пони ходят по своим делам, приветливо кивают друг другу при встрече. Меня стараются избегать, но оказавшись рядом почтительно здороваются. Я аккуратно приподнимаю на голове любимую белую шляпу, отвечая на приветствия. Мысли витают где-то далеко, взгляд скользит по улице, ни на чём не останавливаясь. Очередное цветное пятно вместо того, чтобы опасливо уступить дорогу, нагло загородило проход. Я сфокусировал глаза на пони перед собой. Аликорна лавандового цвета.
― Привет, Твайлайт… И остальные.

В моём голосе нет ни капли радости. Впереди стоят чемпионы Селестии, вооружённые элементами гармонии. Их появление может означать только одно ― солнечная принцесса сочла возможным сделать свой ход. “Интересно, какие доказательства против меня удалось ей найти?” ― мелькнула в голове неуместная мысль. Следует действовать решительно, и подобный вариант предполагает единственный возможный ход. Задним копытом я прочертил в дорожной пыли знак для телохранителей. План “Б”. Единственное, что мы можем сделать против открытой силы элементов ― отступление.

Один пони, гулявший неподалёку, увидев знак, заспешил к казино. Повинуясь моему требовательному взгляду, второй телохранитель тоже отправился за ним. Я остался с противницами один на один.
― Демон! ― обвиняюще бросила принцесса. ― Или мне стоит называть тебя дон Бабл? ― её глаза гневно сузились.

Я начал медленно пятиться вдоль улицы, увлекая наступающую Твайлайт за собой.
― Ты, может, и ослепил меня лживыми словами, но принцесса Селестия всё рассказала о твоих тёмных делах!

Я сделал ещё маленький шажок назад.
― Ты тщательно скрывал злодеяния, но наконец ошибся! Теперь у нас есть доказательства и тебе не избежать силы элементов гармонии! ― Твайлайт сунула мне под нос крупную книгу с обложкой коричневого цвета, держа предмет в левитационном захвате.

Я упёрся крупом в небольшое деревце, растущее на обочине.
― Принцесса, должно быть вы ошибаетесь! Я никогда и копытом не притрагивался к этой книге!
― Не прикидывайся дурачком! ― резко сказала она. ― Может быть, лесные грабители и забрали всё золото, но они оставили самое главное ― эту книгу! Смотри же!

Белые листы зашелестели, остановившись на последней заполненной странице. Там, столбиком размещаются имена пони, живущих в городе. Я без труда нашёл Вана и мистера Диша. Напротив каждого имени стоит цифра.
― И? ― я посмотрел на принцессу откровенно недоумевающим взглядом.
― Это налоговые выплаты, ― пояснила она. ― И твоего имени нет в списке.
― И вы готовы применить против меня элементы из-за каких-то невыплаченных налогов?

Какая ирония. Организовать успешную преступную группировку, возможно, крупнейшую в этом пряничном мирке, и погореть на налогах… Вот чего стоило просто сжечь эту книгу при ограблении. Или вписать нужную строчку.
― Это не “какие-то” налоги, ― возмутилась лавандовая кобылка. ― Это деньги в казну самой принцессы Селестии! Пришёл конец твоим злодеяниям, демон! Потому что дружба ― это магия!

Твайлайт поднялась в воздух, влекомая стихией. Её глаза превратились в ослепительные прожекторы белого света. Элементы гармонии заиграли красками. В воздухе почувствовалось движение, я ясно слышу гудение колоссальных магических сил, готовых высвободиться в любую секунду. Не слишком представляю, какого размера от меня останутся кусочки после встречи с этими жуткими силами, но подобных столкновений лучше избегать. Лягнув изо всех сил задними копытами, я переломил ствол за спиной. Дерево быстро стало заваливаться на нас, взмахнув ветками, словно человек, потерявший равновесие на льду. Принцессе пришлось прервать подготовку к стрельбе чтобы спасти свою и своих друзей причёски.

Фиолетовое сияние охватило ствол, сбрасывая его в сторону, а я уже несусь со всех копыт к углу ближайшего дома. Сзади опять начался сбор магических сил, и когда я завернул за угол, запоздало ударил радужный луч, прорезав стену. Соседний дом лишился части крыши. Я прибавил ходу, слыша топот множества копыт.

Кончик моего хвоста почти скрылся на примыкающей улице, и принцесса снова сумела поймать меня в прицел. Луч прошёл совсем близко, едва не лишив рудимента. Дом за мной, разрезанный на две половинки, вздрогнул и начал медленно заваливаться внутрь себя. Остаётся лишь надеяться, что он был пуст ― в хорошую погоду пони предпочитают проводить время на улице.

Преследовательницы наловчились стрелять прямо на ходу и дистанция между нами сокращается. Завернув за угол в очередной раз, рывком распахнул дверь чьего-то дома и захлопнул её за собой, тяжело дыша. Дом пуст. Из окна я вижу, как по улице идёт Твайлайт, сканируя взглядом каждый дюйм окружающего пространства. Остальные члены шестёрки, следуя свитой за хвостом принцессы, тоже водят головами во все стороны.
― Почему бы тебе просто не выйти и не позволить в себя попасть? ― немного утомлённым голосом крикнула лучшая ученица солнечной принцессы.
― Спасибо, но я ещё жить хочу! ― я стараюсь кричать в сторону, но Твайлайт повернулась, примерно определив сектор моего возможного положения.
― Энергия дружбы не причиняет вреда пони. Взять хотя бы принцессу Луну!
― Она ― бессмертная аликорна! ― возразил я.

Рог кобылки теперь смотрит точно на тот дом, где я нахожусь. Это как снайпер и вспышки пламени в ночи. Первую замечает, во вторую целится, а в третью уже летит пуля.
― С Дискордом тоже ничего страшного не случилось!
― Он ещё бессмертнее!

Поэтому, подавая голос в третий раз, я выпрыгнул из окна с противоположной стороны дома. Радужный луч с жутким скрежетом прочертил моё бывшее укрытие, заставив его заметно покоситься. Несколько пони мелькнули невдалеке, убегая из зоны боевых действий.
― Может, хотя бы дашь время рассказать мой злодейский план? ― с надеждой спросил я.
― Ха, как будто он у тебя есть! ― не поверила она, внимательно высматривая мою пригнувшуюся фигуру за завалами.

Я резко рванулся из укрытия, земля позади взорвалась от очередного залпа, обдав спину мелкими камешками. Твайлайт вовсе не гоняется за мной, сломя голову, как можно подумать. Она планомерно загоняет в центр города. Ещё пару разрушенных домиков спустя я был вынужден спрятаться за каменным фонтаном посреди просторной городской площади.

Услышав звук подготовки к стрельбе, резким броском выкатился на открытое место. Фонтан за спиной разлетелся кусочками камня от прямого попадания радужного лазера и я понял, что укрытий вокруг больше не осталось. Пытаясь нащупать единственный шанс к спасению, бросился прямо на боевое построение шестёрки, вырывая комья плотной утоптанной земли из дороги. Но расстояние слишком велико, я чётко вижу, что не успеваю добежать до следующего залпа.

Накопленная энергия опять завибрировала и я мысленно распрощался с жизнью. Внезапно что-то на огромной скорости упало между мной и чемпионами Селестии, радужный луч с противным визгом ушёл куда-то в небо. Я затормозил, взрыхляя землю всеми четыремя копытами, и почти уткнулся носом в ярко-красный хвост знакомой пегаски. Ноздри защекотал почти забытый запах клубничного шампуня.

Растопырив крылья, Трипл решительно загораживает меня, тяжело дыша от быстрого полёта.
― Пони? ― вгляделась Твайлайт в неожиданную помеху. ― Что ты делаешь? Отойди, это опасно!
― Нет! Я не позволю вам навредить ему! ― голос пегаски немного дрожит.
― Дорогая, ― мягко произнесла пони с алмазами на кьютимарке, ― ты не понимаешь, что делаешь. Сама принцесса Селестия отправила нас победить его. Он может казаться тебе добрым существом, но на самом деле этот монстр…
― Он не монстр! ― выкрикнула мятежная пони, зажмурив глаза от собственной храбрости. ― Он мой друг!

Я почувствовал, как что-то дрогнуло глубоко внутри. Вокруг нас чистое пространство городской площади, убежать я никак не успею. Смерть от распыления на атомы потоком магии ― это, конечно, неприятно, но ещё хуже, если из-за меня пострадает эта пегаска, которая всё ещё находит в себе силы называть меня другом.
― Трипл, ― тихо произнёс я, встав рядом с ней и осторожно положив копыто на плечо. ― Не стоит тебе рисковать жизнью ради меня.
― Я уж как-нибудь сама решу, когда стоит рисковать своей жизнью! ― огрызнулась пегаска.
― Серьёзно, это не твой бой. Дай мне встретить судьбу лицом к лицу…
― Ничего не имею против, ― заметила Твайлайт, снова прицеливаясь.
― Не позволю! ― сбоку метнулась чёрная тень, загородив меня, и радужный луч опять в последний момент ушёл в небо. ― Бабл, беги...
― Да что ж такое! ― разозлилась элемент магии. ― Хотя постойте-ка, ― прищурилась она, ― это же перевёртыш! Девочки, новая цель! ― магическое орудие снова начало готовиться к выстрелу.
― Матти?! ― наконец вышел я из ступора, вызванного вторым неожиданным спасением. ― С ума сошла?! А ну назад!

Рывком опрокинув подручную назад, я сам встал, загораживая её, за секунду до следующего выстрела. Знаю, что глупо. Профессиональные злодеи никогда так не поступают. Но иногда я просто действую на рефлексах. Что-то древнее внутри решило, что перед лицом опасности маленькие и слабые должны быть в тылу и вот я уже подставляю крепкий кабаний череп смертоносному залпу.
― Нет! ― передо мной опять оказалась Трипл и радужный луч со скрежещущим звуком взрыл землю в паре метров от нас.

Твайлайт закрыла лицо копытом.
― Да что с тобой не так… ― простонала она.
― С ней-то как раз всё так, ― весомо произнёс Ван, выходя из-за полуразрушенного дома и тоже вставая передо мной. ― Не знаю как в Понивилле, а у нас тут принято защищать друзей.

Один за другим, пони выходят на площадь, вставая между мной и шестёркой. Я ошеломлённо посмотрел на них. Я понял, что эти пони сегодня не просто спасли мне жизнь. Не знаю, простили ли меня за всё, что я делал как “дон Бабл”, но они всё ещё считают меня своим другом! И даже готовы защищать от своей же принцессы. В глазах защипало, я машинально потёр лицо лапой. На пыльной шерсти остались влажные разводы. В этот момент я осознал, что моя карьера мафиози закончилась.
― Но как вы можете? ― воскликнула Твайлайт. ― Он же держал в страхе весь город!
― Он помог мне, когда я больше всего нуждался, ― прогудел Ван. ― Только с его помощью я смог выполнить заказ и не потерять друзей.
― Но он вымогал у вас всех деньги! ― возразила аликорна, обведя копытом собравшуюся толпу.
― Он рисковал жизнью, сражаясь с королём волков!
― Он свёл на нет уличную преступность! ― послышались выкрики.
― Которую сам же и развёл, открыв в городе казино. Этот дом порока взращивает самые тёмные черты характера пони, ― не согласилась принцесса.
― Да, но, по правде говоря, физически ни один пони в городе от него не пострадал, ― заметил мистер Грид, ростовщик. ― Если уж на то пошло, сегодня вы, Ваше Высочество, нанесли городу гораздо больше ущерба, чем дон Бабл за всё время его жизни здесь.

Толпа с недовольным гулом голосов окружила чемпионов Селестии. Ситуация накаляется ― я заметил, как в задних рядах начали раздавать помидоры. Так и до вил с факелами недалеко.
― Злая принцесса сломала мой дом! ― выкрикнула маленькая кобылка и тут же спряталась за копыта матери.

Пока возмущение толпы не зашло слишком далеко, я протолкался в центр, к Твайлайт. На принцессу жалко смотреть. Шокированный взгляд, дрожащие губы ― она подавлена осуждением толпы и осознанием того, что это осуждение полностью заслужено. Мой рык, немного усиленный скромными магическими способностями, сумел перекрыть многоголосый рокот толпы:
― Дорогие жители нашего славного городка! Огромное вам спасибо за все тёплые слова, что прозвучали здесь обо мне! Но пожалуйста, не будьте слишком строги к принцессе. Мы же все понимаем, что она пыталась спасти вас по приказу принцессы Селестии. Она принесла столько разрушений не со зла, и очень об этом сожалеет, правда? ― обратился я к аликорне.

Твайлайт нашла в себе силы кивнуть.
― Главное ― что ни один пони не пострадал, ― продолжил я разглагольствовать. ― А разрушенное мы отстроим. Да чего там, я сам всё отстрою. Будет краше прежнего, вот увидите!

Толпа оценила идею и взорвалась ликующими криками, резко сменив настроение.
― Ещё чего! ― голос принцессы, тоже усиленный магией разнёсся над площадью. ― Я не какая-нибудь там изнеженная аристократка, чтобы за мной прибирали другие пони!.. Ну то есть, другие... Вы поняли, ― махнула она в мою сторону копытом и гордо встряхнула гривой.
― Вообще-то, принцесса, вы как раз… ― попытался я разубедить её, но был прерван.
― Я сама всё починю! Ну, то есть, я тоже буду помогать всё отстраивать, ― смутилась она под перекрестьем множества взглядов.
― Ну, раз всё разрешилось, приглашаю всех на пир в честь моего чудесного спасения! Кто-нибудь в курсе, какие из ближайших ресторанчиков остались целы?..


Я открыл глаза и лениво потянулся на кровати. Солнце уже проделало часть утреннего пути по небу, вся комната залита ярким светом. Деревянное ложе скрипнуло, когда я перевернулся на другой бок. Из-за стены доносится гул голосов, периодически слышен перестук копыт. Странно, обычно по утрам в казино никого нет. Вздохнув, я, словно бочка с пивом, плавно скатился с края кровати, вставая на все четыре. Неплохо вчера погуляли.

Моя шляпа нашлась на обычном месте. Дверь мягко раскрылась, выпуская в коридор. Едва не задев, мимо пронёсся цветным мячиком маленький жеребёнок. За ним с криком “не забудь взять свой обед!” пробежала обеспокоенная пони с небольшой коробкой в зубах. Детали вчерашнего дня стали всплывать в памяти.

Точно! Я же сам пригласил горожан, чьи дома разрушены, на время поселиться в жилых комнатах казино. А некоторые пони, кажется, пришли сюда просто из любопытства. По крайней мере, я точно уверен, что с домом Трипл всё в порядке, но не выгонять же её? Подручным пришлось здорово потесниться, телохранители даже ложились спать на полу моего кабинета. Пони здороваются, попадаясь навстречу в коридорах. Их дружелюбные лица больше не излучают испуг при виде моей помятой физиономии.

Стоило оказаться на улице, как по ушам ударил стук молотков. Несмотря на ранний час в городе вовсю кипит работа. Дом напротив почти принял первозданный вид, два перевёртыша и пегас осторожно устанавливают стропила на последнем участке крыши. Пони уже попривыкли к обществу перевёртышей, а сколько вчера визгу было, когда мои приспешники заявились на пир без маскировки!

Пройдя пару кварталов, я заметил Жерардо. Гвердеец тяжело пыхтит, разгружая длинные брусья из кузова большой телеги. И как только дотащил такую?
― Давай помогу, ― я легко схватил оставшиеся несколько штук в охапку и бросил в кучу к остальным.
― Спасибо, босс, ― он устало утёр пот со лба. ― А то, что вы говорили вчера ― правда?
― Что именно? ― я наморщил лоб, но всё ещё не смог вспомнить всех деталей прошедшего дня.
― Мы прекращаем собирать плату за “охрану”?
― Да, разумеется.
― Но почему? ― удивился он.
― Потому что друзья так не поступают, ― назидательно сказал я.

Телохранитель хотел спросить ещё что-то, но передумал.

Возле следующего дома я увидел Матти. Она увлечённо летает вдоль стены, раскрашивая её в светло-розовый цвет. Рядом машет крыльями Пенни, кобылки о чём-то оживлённо болтают. Заметив меня, пегаска подлетела поближе.
― А я тут слышала, что тебя видели в обществе симпатичной бэтпони! ― её глаза загорелись любопытством.
― Ну, мы… ― начал отвечать я, но собеседница тут же перебила.
― У вас всё серьёзно? Как вы познакомились? Как она в постели? А что с Трипл? Ты совсем её забыл?

Я поморщился от столь бесцеремонного напора. Интересно, кто распространяет слухи? Взгляд упёрся в подручную, с интересом навострившую ушки. Коварная улыбка проступила на моём лице. Я понизил голос.
― Пенни, видешь этих двоих? ― копыто поочерёдно ткнулось в сторону Матти и Жерардо. ― Они делают вид, что терпеть друг друга не могут, но на самом деле… ― я многозначительно замолчал.
― О… ― протянула пегаска, осознав намёк.

Крылатой стрелой она метнулась назад к Матти. Я ускорил шаг, покидая опасное место. Довольно трудно не рассмеяться, но я стараюсь изо всех сил. Лучше пока воздержаться от злодейского хохота ― где-то в городе всё ещё бродит Твайлайт.
― Босс, у нас проблемы! ― Энрика заступила дорогу.
― В чём дело?
― Наш баланс близок к нулю, а на закупку строительных материалов нужны ещё деньги.

Я тяжело вздохнул. Не то, чтобы я рассчитывал отремонтировать полгорода и остаться в плюсе…
― Пойдём за мной. выкопаем клад, ― я решительно двинулся к лесу.

Лёгкие копыта стучат по пыльной дороге позади меня. Встречные пони улыбаются, приветствуя нас. Никто больше не шарахается в ужасе. Надо сказать, такими улицы Понидейла нравятся мне гораздо больше.

Возле памятного кафе, где я впервые увидел Матти, фиолетовой стрелой подняв тучу пыли перед нами упала аликорна. Ноги подогнулись от удара, она едва не завалилась на бок. Принцесса ещё не слишком уверено управляется с этими своими крыльями.
― Дон Бабл! ― обратилась она ко мне.
― Просто Бабл, ― поморщился я, ― Какой смысл быть мафиози если никто тебя не боится?
― Может, тогда Ваше Величество? ― Твайлайт ехидно прищурилась.
― Ох, ты уже и это разузнала? Да брось, мы перешли на “ты” ещё вчера, во время погони, ― я махнул копытом в сторону ближайшего повреждённого дома.

Собеседница на несколько секунд смущённо опустила голову, но потом встряхнулась, и снова посмотрела в глаза.
― Помнишь, мы вчера говорили о закрытии казино?
― Правда? ― интересно, чего я ещё вчера успел наобещать?
― В общем, думаю, тебе не нужно этого делать.
― Почему? ― удивился я.
― Казино стало частью города, даже привлекает туристов. Для Понидейла будет лучше, если оно останется. Только запрети играть в долг.

Я задумался. Возможно, при разумном управлении, такой бизнес действительно не слишком навредит пони. А ещё это неплохой доход для меня.
― Ну, раз ты так говоришь, то ладно, не буду закрывать, ― мой голос прозвучал как бы с неохотой.

Аликорна недоверчиво покосилась в мою сторону, но ничего не сказала. Из-за первого ряда деревьев лесной опушки показался приметный клён. Отмерив нужное количество шагов, я поддел клыком пласт дёрна и заработал копытами. Куча земли быстро выросла, а в яме показался бок кожаной сумки. Разместившись у меня на спине, ноша соблазнительно звякнула золотыми монетками.
― Это то, о чём я думаю? ― глаза Твайлайт подозрительно прищурились. ― Не это ли золото должно быть в эквестрийской казне?
― Не понимаю, о чём ты говоришь, ― мой голос ровный, словно речь идёт о пустяках. ― Это деньги на ремонт города.
― Хмм… А ведь если подумать, тебе полагается тюремный срок за преступления… Может быть, даже на Луне, ― задумчиво проговорила собеседница.
― Да ладно тебе, простили и проехали.
― Между прочим, хорошие пони не бегают от правосудия.
― А я тут причём? Я злодей, ― кабаньи клыки показались в наглой ухмылке. ― К тому же, у меня дипломатический иммунитет.

Она пренебрежительно фыркнула. За разговором мы добрались до Понидейла. Мешок золота упрыгал по дорожке дальше на спине Энрики. Бухгалтерша тяжело пыхтит и помогает себе магией, но вид у неё довольный. Твайлайт пошла следом, её словно магнитом тянет к этому кладу. Думаю, если бы деньги не предназначались для ремонта, она могла бы их и отобрать. Навстречу попался крупный земнопони серого цвета. Он тяжело тащит телегу, гружённую гвоздями, скобами и прочими полезными в строительном деле железяками.
― Как работа? ― поинтересовался я, подходя ближе.
― Ни минуты покоя. Вы с принцессой здорово вчера постарались, ― Ван осуждающе покачал головой.
― Я выделил своему бухгалтеру дополнительные средства, так что с оплатой проблем не будет.
― Не нужно оплаты. Это же для города, ― возразил он.

Земнопони с усилием выбрался из упряжи. Ящик с железками устроился на спине и Ван понёс груз в дом. Я тоже подхватил деревянный короб и направился следом, помогая. Это здание пришлось строить практически с нуля, внутри пахнет опилками и свежей краской. Дом светится чистотой новых материалов, внутри ещё нет мебели, даже не все стены покрашены.
― Тебе же не бесплатно достаются материалы. Так что не стесняйся выставить мне счёт, ― я улыбнулся. ― Кстати, я всё-таки нашёл для тебя немного лунной стали.

Шероховатое дерево неприятно проехалось по шкуре. Тяжёлые ящики звякнули, ударяясь об пол в одной из комнат первого этажа. Собеседник повернулся, тяжело отдуваясь
― Это не так уж и сложно, когда есть шайка подручных? ― он недовольно покосился на меня.
― Эй, я честно купил её, когда ездил в Кантерлот! Заходи как-нибудь, отдам подарок. Давно собирался, но как-то… не получалось, ― я вздохнул.

Кузнец недоверчиво хмыкнул, но возражать дальше не стал.
― Ладно, спасибо.

Ван двинулся к телеге. Передохнув пару секунд, я пошёл следом. Из боковой двери передо мной неожиданно вывалилась Трипл. Пегаска держит в зубах широкую кисточку, испачканную в краске. Огненно-красную гриву прикрывает шапка-лодочка из старых газет, хвост тоже защищён чем-то вроде прозрачной душевой шапочки.
― Приветик, Бабл.

Она улыбнулась, выронив и тут же подхватив копытом инструмент. Я улыбнулся в ответ. Только сейчас я осознал, как соскучился ― мы не разговаривали в бытность мою “доном Баблом”. За окном заскрипели колёса телеги ― Ван, не дождавшись, повёз груз к следующему дому.
― Привет. У тебя немного краски на носу.

Пони смешно скосила глаза и принялась тереть нос чистой тряпицей. Вскоре шёрстка вернулась к первозданному лазурному цвету.
― Знаешь, Трипл, я вчера так и не успел тебе сказать… Спасибо.
― Да ну, брось, ― она махнула копытом. ― Защищать друзей ― это же естественно.
― Наверное, ты права. Но я не об этом.

Голубые глаза взглянули с удивлением.
― Спасибо, что осталась моим другом, ― я серьёзно посмотрел на неё. ― Осталась, несмотря на… Несмотря ни на что.
― Глупенький, ― улыбнулась она. ― Дружба только так и работает.

Я почувствовал тепло, когда Трипл, широко разведя копыта, с трудом обняла широкую кабанью тушу. Белая гангстерская шляпа, сбитая смешной газетной лодочкой, покатилась по полу и потерялась где-то в углу.

Эпилог

― “...таким образом, победила дружба. Дон Бабл продолжает жить в Понидейле, с полного одобрения местных пони. Я же на некоторое время вынуждена поселиться тут, чтобы отстроить то, что разрушила. Быть может, и у меня получится подружиться с нашим демоном? Ваша преданная ученица, Твайлайт Спаркл”, ― закончила Луна чтение письма.
― Опять… Опять он ушёл безнаказанным… ― прошипела Селестия.
― Сестра, у тебя глаз дёргается, ― ровным голосом заметила принцесса ночи.