Автор рисунка: Stinkehund

Идеальные родители

Пара единорогов заглянула в чайную комнату. Это была чета пожилых пони из мелкой дворянской семьи, чьё возвышение началось, когда принцесса Каденс была очарована их дочерью. Впоследствии принцесса переключила своё внимание на их старшего отпрыска, так что положение их рода упрочилось попросту наилучшим возможным образом.

– Можно?

– Твайлайт Вельвет! Найт Лайт! Заходите, конечно! – Принцесса Селестия улыбнулась. У неё была привычка приветствовать пони, произнося их полные имена, в случае если этого не делал герольд. С одной стороны, это проявление уважения, а с другой исключает ошибки с самого начала. Конечно, принцесса имела феноменальную память, но за тысячелетия светской жизни попадались и слишком гордые близнецы, и любящие пошутить колдуны, в общем, проще оказалось выработать эту привычку, чем исправлять очередное недоразумение. – Присаживайтесь. Вы пришли как раз в назначенное время!

Единороги, сделав бровки домиком, важно прогарцевали к столу. Слуга, тоже единорог, поставил перед ними фарфоровые чашки и начал разливать потрясающий на вкус напиток, лишь отдалённо напоминающий простой чай.

– Как прошла ваша вчерашняя встреча с принцем Блубладом?

Твайлайт встревоженно переглянулась с супругом.

– Эм-м… Довольно спокойно. Ваше высочество поразительно внимательны к нам.

Селестия слегка кивнула в знак признательности.

– Итак, зачем вы запросили аудиенцию со мной?

Пони снова переглянулись. На этот раз в их мордочках принцесса увидела решительность.

– Мы пришли поговорить о вашем низложении.

Принцесса моргнула. За секунду её голова очистилась от всевозможных мыслей и планов. «Наверное, я ослышалась» вспыхнуло через какое-то время. Точно, скорее всего, они сказали о простом «изложении», подразумевая одно из её последних интервью. Или, возможно, это было более тревожное, но и более осмысленное «положении».

– Что?

– Низложении. – Твайлайт, всё это время хладнокровно державшая чашку телекинезом, наконец, поставила её на стол. – Мы сообщаем вам о смене власти.

Селестия довольно легко подавила нервный смех. Подобные новости она давно воспринимала спокойно. Сколь бы идеальной она и её правление не было, всегда находились бунтари без причины, готовые пойти достаточно далеко. Она даже не заметила, как подобный феномен превратился в рутину. Но то, что её решили свергнуть именно родители Твайлайт Спаркл, задевало за живое.

– Мои маленькие пони, – нежно начала она. – Раз в несколько десятилетий с тем или иным количеством шума глупцы приходят ко мне и объявляют, что отныне я не правлю страной. Но я всё ещё тут. Чуть больше тысячи лет. А раньше меня тут не было, так как этого места просто не существовало. Я правила из другого поселения. К сожалению намёк довольно груб, но, полагаю, от того не менее ясен.

– Раз в несколько десятилетий, принцесса? – Найт приподнял бровь. – По мне так раз в несколько месяцев. И каждый раз глупцы одерживают верх.

– Найт! Не груби принцессе! – Твайлайт отвесила супругу подзатыльник.

– Твайлайт, несмотря на форму, в которою твой супруг облёк свою мысль, полагаю, он прав. В последнее время катастрофы участились. Но, я, тем не менее, всё ещё тут. И, полагаю, вам не стоит сравнивать себя с великими духами и кошмарами. Какую бы магию вы не нашли, уверяю вас, сопротивление бесполезно. Лучше давайте прекратим эту бессмысленную беседу прямо сейчас, пока вы по-настоящему не вызвали мой гнев.

Селестия предупреждающе наклонила голову.

– О! – глаза Найта расширились, и он тихонько засмеялся, прикрыв копытом рот. Твайлайт присоединилась к нему, но хихикала вообще беззвучно. Селестия, запасшись терпением, наблюдала, как на мордочке единорожки появляются и исчезают морщины. – Мы не имеем ничего общего с этими жестокими сумасшедшими, – наконец, заявил жеребец, надменно поводив копытом из стороны в сторону. – Мы не собираемся применять боевую или иную магию. Даже дилетант, подержав учебник истории в копытах в течении получаса, увидел бы, что все, кто строил в Эквестрии свою власть на силе, страхе и прочих негативных эмоциях, потерпели в конечном счёте крах.

– Мы решили добиться своего с помощью любви и дружбы, – добавила Твайлайт. – Прежде всего, не стоит пытаться нас убить. Твайлайт и Шайнинг будут очень расстроены. Они ничего не знают о нашей беседе, но вряд ли смогут ладить с вами после подобной трагедии. И не стоит пытаться нас арестовать. Мы подружились практически со всеми стражниками ещё когда вы назначили нашего сына их главой. Даже если случится так, что большинство теперешнего караула окажется вам верно, мы выйдем из темницы уже через несколько минут.

– И мы не уедем после этого из Кантерлота. – весело продолжил Найт. – Всё-таки все нити власти сходятся здесь, и мы не планируем в ближайшее время затевать столь муторный и сложный процесс, как перенос столицы.

– Когда Твайлайт помогла Шайнингу стать императором-регентом…

Принцем.

– Ты уверен, дорогой? У них же там империя! Ну не важно, в общем, после этого у нас уже было практически всё для разговора с вами: стража в Кантерлоте, Твайлайт Спаркл в центральной Эквестрии, Шайнинг Армор на Севере. Осталось только договориться с несколькими шерифами юга и губернаторами запада. И все, с кем бы мы не поговорили, принимали наши условия. Эм, вы только не подумайте плохого, мы договорились не с каждым важным пони. Это я просто на случай, если что-нибудь пойдёт не так, и вы решите покарать наших предполагаемых друзей. Хотя, под нашим началом подавляющее большинство хоть сколько-нибудь значащих персон!

Селестия подпёрла щёку копытом. Этим двоим явно не терпелось посвятить её в свой гениальный план. Да, похоже, всё немного серьёзнее, чем она думала поначалу. Впрочем, Твайлайт была права насчёт бессмысленности каких-либо немедленных действий. Нужно хотя бы выяснить, чего они собираются делать.

– Так что насчёт того, что вы всё ещё тут… Спорить не буду, у нас сильная семья. Со всем справится. В том числе и с тем, с чем вы не смогли. И кстати, неужели вы никогда не задумывались, что у столь талантливых детей должны быть не менее талантливые родители? Почему мы не проявили себя?

– Невзгоды обрушились на Эквестрию, когда вы уже были слишком стары для подвигов. – Прямо сказала Селестия. – Но я всегда считала вас умными пони, и идеальными родителями. Почему вы так поступаете? Зачем вы пытаетесь предать меня? Не поддавайтесь бессмысленной жажде власти, как бы она вас не опьяняла. Власть вам не нужна.

– Ну, для нас власть лишь средство. – Искренне сказала Твайлайт.

– То есть вы собираетесь проявить заботу о народе? Сделать так, как лучше? Я для вас слишком слаба? Слишком стара, да? А вы не задумывались о том, что это я…

– Стойте, принцесса. – Перебил её Найт Лайт. Неслыханная наглость. Этот пони всерьёз собирается попытаться совершить переворот. Этот его останавливающий жест копытом убедил Селестию в их намерениях чуть ли не больше, чем всё, что они сказали раньше.

– Мы с друзьями берём власть в свои копыта не ради народа. Кому он нужен? Все эти земнопони, пегасы, провинциалы…

– Найт Лайт!!! Сколько раз я тебе говорила про эти твои шуточки!

– Ну правда, дорогая. Или ты сейчас искренне готова заявить, что делаешь это ради повышения благополучия пони-шахтёров под Хуффингтоном?

– Без пяти минут король, а дурак дураком! Наши действия в конечном счёте помогут и пони-шахтёрам!

– Всё ради них?

– Ну… нет.

– Итак, вы признаётесь, что меняете власть ради собственной выгоды. – За последнюю минуту принцесса Селестия сильно сдала. На шёрстке выступил пот, а голос звучал довольно раздражённо.

– Ни в коем случае! – запротестовала Твайлайт. – Мы делаем это ради собственных детей. Как выше высочество заметили ранее, мы стараемся быть идеальными родителями.

Безумие. Ладно, допустим, родителями.

– В ваших действиях проглядывается ложь, мои маленькие пони. Губернаторы и шерифы никогда не пошли бы на подобное ради чьих-то жеребят.

Найт в очередной раз расхохотался.

– Вся прелесть нашего положения, дорогая принцесса, заключается в том, что мы ни разу никому не солгали. Мы сразу же честно заявляли всем о своих намерениях. Я ведь уже упоминал: никакого негатива в структурах.

– По правде говоря, ваше высочество, всё началось с шутки на приёме у губернатора Мейнхеттена. – Твайлайт очаровательно покраснела и смущённо опустила глаза. – Один гость сказал, что в наше время Твайлайт Спаркл популярнее принцессы Селестии.

Принцесса села прямо и отхлебнула остывший чай.

– Хорошо, допустим, вы потеряли голову от успеха своих потомков и подружились с несколькими моими сановниками. Вы ведь понимаете, что свержение правителя – это насилие? Подобный акт не имеет ничего близкого с дружбой и любовью. Что, если я откажусь уходить с трона?

– Если мы поднимем на вас копыто, то мы пропадём, это несомненно. Через миг от вспышки или через пятьдесят лет от старости, но пропадём, вместе со своими идеями и детьми. Так что, во-первых мы дадим о себе знать. Объясним, что мы – это почти вся правящая Эквестрия. Впрочем, мы это уже сделали. Затем мы вежливо попросим подписать вас кое-какие бумаги. Ну а если вы откажетесь, что ж… Мы устроим бойкот. И, возможно, саботаж. Сядем на крупы, и будем заниматься исключительно распространением своих идей и воззрений среди населения и немногочисленных остатков вашего правящего аппарата. И если кто-то не сможет купить сладостей на выходные или послать своей бабушке открытку на день рождения, то ваше упрямство будет в этом виновато не меньше наших амбиций.

– Не думаю, что дойдёт да таких крайностей, дорогой. Мы не желаем никому зла. Если всё станет слишком плохо, и нас будет слишком мало, то мы уйдём. За морем есть прекрасные земли, которые пони покинули больше трёх веков назад.

– Там… – начала было Селестия, но Найт опять её перебил:

– Нет ничего такого, с чем бы не справились Каденс, Шайнинг или Твайлайт Спаркл. Не забывайте, у нас чистый, дружелюбный народ, у которого будут добрые и любвеобильные правители, способные сокрушить даже ту далёкую тёмную магию. Впрочем, моя супруга заметила, что мы поступим так, если нас будет мало. Нам попросту будет стыдно жить тут, потерпев поражение. Но если нас будет много, больше, чем половина населения, то уйти придётся вам. Это будет справедливо, я полагаю. Но разумнее просто, поделиться властью, не так ли? И желательно сразу.

– Последний вопрос. – Селестия поднялась, нахмурилась, её рог зажёгся. – Судя по тому, что вы говорите, убивать вы меня не собираетесь, и это единственный радостный факт во всём нашем разговоре. Что вы для меня готовите? Может быть, изгнание?

– Пф-ф-ф! – Твайлайт прижала копыто ко рту и задёргалась, сдерживая смех.

– О, Селестия, конечно же нет, принцесса! – возбуждённо воскликнул Найт Лайт. – Хм, простите за каламбур. Никто и никогда не будет вас изгонять. Вы ведь поднимаете Солнце! Вас все любят! Неужели вы подумали, что кто-либо в здравом уме согласится помогать вас прогнать? Вообще, что вы о нас, Дискорд побери, думаете?

– Найт Лайт, следи за языком.

– Нет, вы останетесь принцессой, как и ваша сестра, будете поднимать, посещать и помогать, как и раньше.

Селестия вернулась за стол и погасила рог.

– Вы сказали, «делится властью». Вы собираетесь учредить всенародный парламент, вроде грифоньего?

– Ни в коем случае. Парламент нужен монархии как пятое колесу телеге. Просто власть перейдёт к нам. Неофициально. Мы переселимся во дворец, и все важные решения будут приниматься только мной и моей супругой.

– Ну что же. – Принцесса радостно зажмурилась. – Не могу сказать, что я полностью принимаю ваши условия, но теперь я поняла, что мы действительно сможем прийти к компромиссу. Поздравляю. Из всех, кто мог бы стать моими соправителями – вы – одна из самых достойных кандидатур.

Бесспорно, она легко могла отказаться. Но она всегда предпочитала выбирать мирные пути решения проблем. Требования этих пони практически ничего не меняли в данный момент, и вообще ничего не меняли в дальней перспективе.

Парочка продвинулась гораздо дальше многих бунтовщиков, но не дальше всех. Одному дворянскому роду почти двести лет назад удалось выкинуть почти такой же фокус. Оттуда и росли корни у принца Блублада. Ни один, даже самый талантливый и могущественный род не способен сравниться в эффективности с бессмертным монархом, одной, цельной личностью. В конце концов, они выродятся в такое же ничтожество, какое представляет из себя Блублад. Это был даже не переворот, громко сказано. Просто кучка дворян, которым очень сильно везло в течение очень короткого промежутка времени, в очередной раз расширили своё влияние. Время сгладит эту флюктуацию.

– Я рад, что вы рады. – Найт Лайт достал откуда-то помпезный свиток с несколькими печатями. – И в знак нашего взаимопонимания я бы попросил подписать вас это.

– Хм, что тут? – Селестия притянула свиток телекинезом, и начала было читать, но Найт Лайт отвлёк её, взявшись отвечать на вопрос.

– Как мы уже упоминали, вы делаем это ради своих детей. Шайнинг сумел прийти к успеху практически без нашей помощи, но наша дочь заслуживает большего. Она заслуживает стать принцессой не меньше, чем Шайнинг заслуживает быть принцем. Годы идут, и мы начинаем беспокоиться.

– Она сидит в провинции, словно в ссылке. – Запричитала Твайлайт. – Официально учится. Но без программы, без экзаменов... Непонятно, когда всё это прекратится.

– И когда пони с её курса завершили обучение и получили дипломы, мы решили взять минотавра за рога. Вы сделаете её принцессой. Намедни мы составляли письмо, в котором вы приглашаете Шайнинга на свадьбу Твайлайт Спаркл и принца Блюблада.

– Но к счастью, нам хватило осторожности проверить, что он из себя представляет.

– Поэтому свадьбы не будет. Вы просто подпишете этот свиток.

«Указ о коронации принцессы Твайлайт Спаркл», – удивлённо прочитала принцесса.

– Кстати, вы ведь ещё помните то заклинание, которое дало крылья нашей снохе? Примените его. Мы не хотим, чтобы от нас остался Блюблад номер два.

Ого. Это действительно оригинальный ход. И смелый до безобразия. Селестия готова была поспорить, что если бы она относительно недавно не превратила Каденс в принцессу, им бы это в голову не пришло. А вообще, принцессе нравилась идея коронация Твайлайт Спаркл. Её ученица действительно лучше всех ныне живущих смертных пони подходила на эту роль. Официальную версию придумать будет не трудно… Конечно, самостоятельно бы принцесса подобное решение не приняла. Твайлайт была лучше всех живущих, но не была достаточно хороша. Ну, может быть, не была достаточно хороша прямо сейчас.

И что подумает сестра, если она согласится? Наверное, решит, что старушка совсем размякла под конец своего одинокого правления, стала сентиментальной донельзя. Делает принцесс направо и налево, и скоро Эквестрия превратится в страну долговязых бессмертных магов. Хотя нет, Луна, наверное, будет не против. Она подружилась с Твайлайт, в то время как даже в день свадьбы Каденс красноречиво заперлась в одной из башен замка и не выключала тяжёлую музыку до поздней ночи.

Принцесса ссутулилась в глубокой задумчивости. Поощрять бунтовщиков – политика опасная, пусть хоть эти бунтовщики и не будут трубить о своей победе и останутся в тени. Но при её отказе шанс короновать Твайлайт исчезнет навсегда. Заговорщики поставили вопрос ребром, и, если она решит выждать, они начнут активные действия. А с бунтом, пусть и ненасильственным, идея коронации неизбежно будет обречена, вне зависимости от того, как ситуация будет развиваться дальше. Если Найт Лайт и Твайлайт Вельвет успешно организуют протесты по всей Эквестрии, она не сможет принять их требования, чтобы не нанести удар по своему авторитету. И уж точно ей бы не удалось послать корону Твайлайт через море. Ну а в том (наиболее вероятном) случае, если план мечтательных заговорщиков провалится, не выдержав столкновения с реальностью, их лозунги и идеи будут безвозвратно дискредитированы. То есть, пропадёт возможность сделать Твайлайт принцессой. Она просто должна защитить свою ученицу от этой угрозы. Чего тянуть, чем раньше это произойдёт, тем меньше все рискуют!

– Хорошо. Я согласна. Но нам придется обговорить некоторые детали.

Принцесса изящно подписала указ. Глаза Твайлайт потрясённо расширились, и она начала радостно прыгать вокруг принцессы и Найта, тараторя «дадададада!». Найт лишь довольно улыбнулся и кивнул.

– Конечно, давайте перейдём к деталям. Прежде всего, я бы хотел, чтобы вы взглянули на вот эти выкройки. По ним надо будет сделать церемониальные платья для вас и вашей сестры.

– Они ужасны. – Немедленно заметила Селестия.

– О, вы ещё не обратили внимания на цвета! – хихикнула Твайлайт.

Комментарии (27)

0

DarkDarkness,

итак, продолжая тему о том, действовала ли в обсуждаемом нами фике Селестия разумно, или же я не предусмотрел довольно любопытную опцию с Кризалис:
"Возвращение", я упомянул для полноты списка её злодеяний. Последнюю арку ("объединение злодеев") — для того же, плюс там же её и её команду в очередной раз посадили в тесное неотапливаемое помещение. А вот в Fiendship is Magic, таки да, прекрасно видно отношение Селестии к Кризалис в конце 12-й и начале 13-й страницы.

Осторожно полагаю, что этого достаточно, чтобы доказать, что возможности запросить помощи чейнджлингов у Селестии в рассказе не было. Иные варианты — например, с копировальным озером — ещё хуже и имеют ещё более высокий риск разоблачения. Следовательно, действия Селестии рациональны.

Watergrass #26
0

Watergrass. Изображение в книге. Включаем принцип "Я художник, я так вижу". Драка. Ты когда с кем-нибудь дерёшься, всегда безмятежен? Боевой оскал — естественная реакция, вызванная биохимическими процессами. Но я и не отрицаю, что твой подход логичен. Мой аналог сделан в упор на юмор. Естественно, Селестия не стала бы посылать родителей к Кризи. Их просто высосут. Там Хренова туча оборотней.

DarkDarkness #27
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...