Одна жизнь пернатого солдата

Самостоятельный законченный мини-роман о насыщенной на события жизни одной грифонши. Мини-роман о судьбе, где нашлось место всему, что есть в жизни: и подвигам, и сомнениям, и личным драмам.

Под Новый Год

Новый Год. Сказки оживают. Счастье, любовь, доброта.

Дерпи Хувз

FO:E: И жили мы долго и счастливо

Прошло несколько лет с тех пор, как в мире Эквестрии началась цивилизованная жизнь под присмотром той, чье имя еще вчера означало "Ничтожная личность". Кажется, пони действительно начинают осознавать всю важность идеи "мир во всем мире", но прошло еще совсем немного времени. Увы, Эквестрия не излечится столь скоро...

SCP Foundation - Equestrian division

Каталог объектов Эквестийского филиала фонда SCP. Доступ только для сотрудников с уровнем не ниже 2.

Жидкая тьма

Это планировалось как сборник коротких историй о пони, волей судьбы попавших в Жидкую Тьму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Эплджек Скуталу Диамонд Тиара Сильвер Спун Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия Бэрри Пунш

День Согревающего Очага для одной принцессы

В Эквестрии наступает день, когда любое чудо может свершиться...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Снежный край.

Продолжение приключений Шэдоу Гая. На этот раз его, и шесть верных друзей, посылают далеко-далеко, разобраться с мистическими похищениями. И они как-то связаны с прошлым пегаса, с которым ему придётся встретиться ещё раз...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Smashing Down

Частичный кроссовер с Ace Combat: Assault Horizon. Российский отряд спецназа МВД, отправленный на важное задание в Москву, потерпел крушение, а экипаж потерял сознание. Через некоторое время они очнулись в неизвестном месте. Пока спецназ пытался определить свои координаты, обнаружилось, что они не одни: другие люди по всему миру тоже попали в подобные ситуации. Собравшись вместе и организовавшись, эти силы начинают борьбу за своё выживание против врага, которого они никак не могли ожидать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Сон или правда

секрет

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Зекора Биг Макинтош Грэнни Смит Лира Бон-Бон Дискорд Человеки

Регрессивный сеанс

Скажите, а у Вас бывали такие моменты в жизни, которые хочется забыть? Не отрицайте, у каждого из нас бывало такое. Школьные задиры, предательство лучшего друга, смерть родных... Что бы это ни было, мы стараемся забыть. И что приходится делать? Бежать. Бежать вперед по жизни, подальше ото всей той боли, которая разрывает сердце на части. Пусть эта боль и остается в прошлом, мы все равно продолжаем бежать, боясь вновь узреть старые проблемы. Но что будет если мы остановимся? Что с нами случится, если мы хоть на мгновение замедлим шаг и посмотрим себе за спину?.. Матьем бежал очень долго. Слишком долго... Он забыл всю свою жизнь в попытке сбежать от прошлого. Даже остановившись, он не видит за своей спиной ничего, кроме пустоты. Но впереди... Неизвестная кобылка, которая говорит, что может помочь. Помочь вспомнить. Но кто она? Откуда она знает его имя? И можно ли ей доверять?..

Другие пони ОС - пони

S03E05
Пролог Глава 2 "Меня зовут..."

Часть 1: Без слов. Глава 1 "Цвет мира - серый"

За обложку хочу поблагодарить художника dezdark. Труд вычитки на себя взял Legat89

Луна выглянула из-за туч, разливая повсюду свой яркий свет. Его было вполне достаточно, чтобы дневные жители не спотыкались в потёмках и не налетали друг на друга. Какой-нибудь пегас или грифон сказал бы что деревня Дудны похожа на положенную набок раковину улитки. Главная (и самая широкая) дорога прорезала её от окраины и до самого центра, где располагалась главная площадь. Хозяева, живущие на этой улице, были довольны, так как могли одними из первых попасть на рынок. Конечно, они бы стали первыми жертвами при нападении, но кого это волнует? Когда оно ещё случится, это нападение?

Не волновало это и серого пегаса, сидящего на небольшой лавке. Сейчас Грей Рок раздумывал над куда более важными, с его точки зрения, проблемами: недавно он получил заказ на несколько десятков литров благовоний. Все бы ничего, но проклятые конкуренты перебили заказ. Конечно, Грею заплатили неустойку, но что теперь делать с этими духами? Запас карман не тяготит, но только не тогда, когда занимает львиную долю на складе. Никто не хочет брать даже за полцены, даже задаром! Ибо только монахи Великого Джама Шутa используют настолько ядрёную смесь – Грею хватило одной капли, чтобы чуть было не упасть в обморок. И неудивительно, если учесть, что первая заповедь монахов запрещала им использовать воду окромя как для питья.

 — Папа! Папа!!!

Мысли Грея прервал тоненький голосок. Скосив взгляд, он увидел свою дочь, удерживающую ртом куклу синего аликорна. Его всегда удивляло, как маленькая Литлпип ухитряется более-менее внятно говорить с набитым ртом.

 — Опять? — закатив глаза, меланхолично поинтересовался Грей.

Та виновато кивнула, кладя игрушку на лавку. Одна из ножек крылатого единорога была почти оторвана.

 — Ладно, неси иголку, — вздохнул Грей. — Будем лечить твою Принце…

Раскат грома оборвал его на полуслове. На щеку капнуло несколько холодных капель.

 — А хотя знаешь, — не меняя интонации продолжил он. — Пойдем, пожалуй, в дом. Если простынешь, мама нам уши оборвет.

Однако жеребенок не двигалась. Забавно сморщив носик, маленькая Литлпип вытянула шею, уставившись куда-то во тьму.

 — Юная леди, вы меня слышали? — чуть раздражённо поинтересовался Грей. Дождь понемногу крепчал.

 — Па, там кто-то есть, — немного неуверенно ответила кобылка, делая маленький шажок назад.

 — Глупости, — поморщился торговец. Посмотрев в ту сторону, он тоже прищурился, стремясь разглядеть хоть что-нибудь через пелену воды. — Пип, тебе кажется… — его глаза недоуменно расширились. Он всё-таки кое-что разглядел.

По главной улице Дуднов медленно брела закутанная в балахон фигура. Из-за него Грей не мог определить расу путника, однако по форме было ясно, что это пони. Впрочем, Грей мог побиться об заклад, что путешественник не был пегасом или фестралом: в плаще отсутствовали характерные прорези для крыльев.

 — Па… — тихо протянула кобылка.

 — Иди в дом. Быстро.

Когда путник подошел немного ближе, Грей понял, что ещё ему казалось неправильным — походка. Пони немного покачивался из стороны в сторону, подволакивая ногу. Заметил он ещё кое-что: на шее неизвестного раскачивался белый костяной медальон в виде лошадиного черепа, удерживающего в зубах маленькую косу. Эту символику Грей узнал. Любой в Светлых Княжествах узнал бы.

 — Мы ему не поможем?

 — Живо, — рыкнул Грей, заталкивая дочь в дом.

 — Но!..

 — Ему помогут, — неуверенно пробормотал он, запирая дверь изнутри.

Присев на один из стульев, Грей немигающим взором уставился в сторону очага.

 — Не к добру это… — пробормотал он в пространство.

 — Па-а-ап, — неуверенно пискнула кобылка, забираясь на соседний стульчик, — а почему мы убежали?

 — Пип, иди спать, — устало попросил Грей, — папа очень устал.

 — А ты расскажешь мне сказку?

Грей задумался. Быть может, история отвлечёт его от нерадостных мыслей?

 — Ладно, пошли…

Взяв с собой кружку воды, Грей быстро устроил дочь на кровати. Сделав небольшой глоток, он поинтересовался:

 — Ну, и какую сказку ты хочешь? Про последнюю из демикорнов или про Трёхногую Кобылицу?

 — Па, а расскажи про Некрополис! – радостно выпалила Пип.

Её ответ заставил папу поперхнуться. Сначала мысли о работе, затем нежданный визитёр, а теперь ещё и сказка о Некрополисе! Никто, положительно никто не собирается дать ему расслабиться!

 — Пип, ты уверенна? — прокашлявшись, поинтересовался он. – Может, лучше всё-таки о демикорне? Все нормальные жеребята хотят демикорна… — тихо пробурчал он себе под нос.

 — Па, там слишком много воды, — укоризненно протянула Литлпип. – Хочу Некрополис! – требовательно заявила она.

 — «Слишком много воды!», тоже мне, литературный критик… — уязвленно проворчал Грей. В детстве он был без ума от этих историй. – И вообще, мы договаривались на сказку… — маленькая кобылка немного наморщила носик. — Ладно, будет тебе Некрополис! – быстро ответил пегас, видя, что дочь сейчас прибегнет к любимому методу – рёву.

Глубоко вздохнув, он неспешно начал повествование. В отличие от героини его детства, Некрополис не был выдумкой, поэтому Грей постарался не упустить детали:

 — Далеко на севере, возле княжества Кантерлот лежит государство Некрополис, Немёртвым Городом зовущимся. Только там пони изучают такое искусство магии, как некромантия.

 — Некро… Некро-что? – попыталась выговорить трудное для неё слово кобылка.

 — Некромантия – искусство поднимать мёртвых, — меланхолично объяснил Грей. – Они там повсюду с ними балуются — кто больше, кто меньше. Помню, как один тамошний маг заказал у меня партию духов…

 — Духов?! – в восхищении раскрыла рот Литлпип.

 — Не «ду́хов», а «духо́в», — чуть поморщившись, пояснил пегас. – Ударение на второй слог. Благовоний, если хочешь. Так вот, вместо нормальных курьеров тот маг мне прислал двух несвежих зомби. Работники они послушные, но несло от них так, что часть товара мне пришлось потратить.

 — Фу, — сморщила носик Пип.

 — Ну, не всё так плохо, — пожал плечами Грей. – Ещё там раз в году проходит великая Оживляющая Ярмарка. В центр города выносят легендарное Немёртвое Сердце, которое… Пип? Пип, ты слушаешь?

 — Да, папочка… — тихонько пробормотала пегасочка, сонно моргая глазками. В очередной раз моргнув, она их уже не открыла.

 — Талант не пропьёшь, — удовлетворенно хмыкнул Грей. – Ну, за в очередной раз пригодившийся опыт лектора, век бы не видать этих неблагодарных студентов, — в шутку отсалютовал он кружкой волы. – «Только настоящий профессионал сможет подать даже самую интересную историю так, чтобы от неё заснули самые отчаянные грызуны науки», — мысленно добавил пегас.

Ещё немного поразмыслив над злосчастными благовониями, Грей решил:

– «Хорошего помаленьку».

В конце концов, уже довольно поздно, а у него завтра полно работы. К тому же, староста Блуди Барон обещал поговорить с князем Хуфингтона на предмет покупки его товара. Зная Блуди, можно быть почти уверенным, что сделка состоится.

Зевнув, Грей начал стелить постель. Сейчас ему было досадно, что жена где-то сидит с подругами. А впрочем, может оно и к лучшему. Не будет мешать спать. Но, с другой стороны, он был бы не прочь…

Философские мысли Грея прервал тихий стук в дверь. Чертыхнувшись, он подошел к ней. В голову полезли нехорошие мысли. Вряд ли это была Берри — у неё ключ. Недолго думая, пегас приник к замочной скважине.

На пороге стоял давешний путник. Теперь Грей смог рассмотреть торчащий из-под капюшона черный рог. Впрочем, он уже давно понял, кто перед ним.

Не получив ответа, единорог постучал еще раз. На лбу Грея выступила испарина. Сейчас в нём боролись два противоречивых чувства: меньше всего он хотел видеть этого единорога у себя дома, особенно рядом с дочерью. С другой стороны, тому явно требовалась помощь. Грей буквально слышал хриплое дыхание раненого.

Маг не дождался его решения. Выйдя за ограду, он медленно заковылял дальше. Пару раз пони споткнулся, но не упал. Пегас смог разглядел небольшой след из оставляемой крови.

Грей выдохнул. Теперь на него накатило чувство вины. Ещё никогда пегас Грей Рок не отказывал в помощи раненным. Ну, почти никогда.

Переместившись к окну, Грей принялся наблюдать. Тем временем странник подошел к таверне «Веселый драконикус». На стук из окошка для посетителей выглянул староста. Что-то спросив, от полученного ответа он переменился в лице. Его выражение из озабоченно-сочувствующего сменилось на безразлично-холодное. Коротко что-то сказав, трактирщик захлопнул ставни и оставил единорога на улице. Несколько минут маг продолжал стоять, словно в ступоре. Наконец, пони продолжил свой путь, но после нескольких неуверенных шагов ноги перестали держать его, и он рухнул на землю.

Этого Грей Рок выдержать уже не смог. Стараясь не глядеть в сторону сопящей Пип, он направился по направлению своей кровати.

 — Ему помогут, — словно заклинание повторил он, укрываясь теплым одеялом. – Ему помогут…

***

Обычно Фловер Хоуп вставала с первыми петухами, поскольку некоторые виды растений можно собрать только на рассвете, но сегодня она безнадёжно проспала. Впрочем, для этого была веская причина: на её кровати лежал единорог в бессознательном состоянии. Вид больного был довольно жалок: чёрная шёрстка на худощавом теле пестрила подпалинами, седые волосы в распущенной гриве потемнели от пыли и слиплись колтунами. Прямо сейчас один из «повелителей мертвых» больше походил на обычного бродяжку. Точнее, походил бы, если бы не его медальон ученика некроманта.

Вздохнув, Фловер подошла к очагу, по пути на минутку задержавшись умыться у кадушки с чистой водой. Висящее чуть выше зеркальце отразило молодое лицо светло-зелёной земной кобылки. Розовая грива была частично заплетена в косички. Окончив утренний туалет, она сбрызнула дрова отваром, затем присыпала их синим порошком. Пламя вспыхнуло практически мгновенно. Внезапно Хоуп почувствовала спиной какое-то движение. Обернувшись, она увидела, что безымянный единорог проснулся и теперь с непонимающим видом осматривается вокруг.

Фловер рассеяно подумала, что некроманту действительно есть чему удивляться: вряд ли теряя сознание на холодной улице, он мог рассчитывать на пробуждение в тёплой постели. Если уж на то пошло, вряд ли он вообще мог рассчитывать на пробуждение.

Непонимание в глазах единорога очень быстро сменилось скукой. Фловер почему-то это немного обидело. Да, ее хижина не могла похвастаться обилием всяких мистических принадлежностей, которых так любят маги и выдающие себя за них шарлатаны. Очаг, возле которого расположились горшки и поленья для растопки, маленький столик, две лавочки на две персоны, стул и одноместная кровать — всё это выглядело довольно обычным. Но засушенные стебли, прикрепленные к стенам, на полках разноцветные порошки в склянках превращали её дом в эталонное жилище ведьмы. Довершало картину чучело нетопыря, висящее под потолком. Своими размерами рукокрылый не уступал крупному орлу. Практической пользы не нёс, но Хоуп нравилось.

Решив, что некромант насмотрелся достаточно, Хоуп робко кашлянула. На неё тут же уставились лиловые глаза. По-птичьи склонив голову набок, единорог вопросительно вздёрнул правую бровь.

 — Ну… Эм… — неуверенно промямлила она, когда молчание несколько затянулось. — Давай, наверное, знакомиться? Меня зовут Фловер Хоуп, для друзей просто Хоуп… А ты?

Жеребец поморщился. Беззвучно шевельнув губами, он приставил копыто к горлу, после чего виновато посмотрел на кобылку.

 — Ты… Ты немой, да?

Некромант безразлично кивнул. Вздохнув, Фловер пробежалась взглядом по комнате. Конечно, самый простой вариант — просто дать жеребцу написать на чём-нибудь свое имя, но, к сожалению, в комнате не было ничего, что могло бы помочь.

 — Я тут готовлю суп… — неловко продолжила она, так и не найдя решения. — Кулинарка из меня так себе, но кое-что умею… Надеюсь, тебе понравится.

Единорог пожал плечами. Откинув одеяло, он хмуро уставился на одну из перебинтованных конечностей.

 — Твоя нога, мягко говоря, не в порядке, — неловко прокомментировала Хоуп. – Fracture of posterior triangle of tibia… То есть, прости, закрытый перелом. Если честно, я до сих пор удивляюсь, как ты смог в целостности выбраться из леса. Ну, в относительной… — поправилась она, заметив ироничный взгляд мага. — В последнее время там развелось много волков…

Некромант хмыкнул. Повертев головой, он заметил небольшой сноп прутиков для растопки. Повинуясь его воле, из вяза́нки аккуратно вылетела одна веточка. Взяв деревяшку копытом, жеребец продемонстрировал её лекарше, при этом показательно клацнув зубами.

 — Древесный волк? – склонила голову набок Фловер.

Кивнув, единорог выудил ещё пять прутьев.

 — Шесть древесных волков? – недоверчиво поинтересовалась Хоуп. Жеребец отнюдь не выглядел хоть немного покусанным.

Тем временем маг переломил четыре палочки, после чего насмешливо посмотрел в её сторону.

 — Победил четверых? А с остальными как?..

Пожав плечами, единорог несколько раз быстро стукнул передними копытами по столу, подобрал одну из щепок, затем, проведя ею по столу, спихнул вниз.

 — Ясно… Значит, на тебя напала стая из шести древесных волков, и ты одолел четверых. От оставшихся ты сбежал, прыгнул с обрыва и сломал ногу, правильно?

Очередной кивок подтвердил, что она всё поняла верно.

Вскоре с обедом было покончено. Удовлетворенно зевнув, некромант потянулся, а затем уставился на поставленную перед ним чашечку с булькающим отваром болотного цвета. Принюхавшись, он чихнул.

 — Пей, — строго посмотрела на него Фловер. – Это Pyram decoctum… Эм, я хотела сказать, отвар из костероста. Чем быстрее твоя нога восстановится, тем лучше.

Сделав первый глоток, единорог скривился. Недовольное выражение его лица напомнило Фловер лица маленьких жеребят, которых заставляли пить рыбий жир.

 — Идти самостоятельно сможешь? – спросила Хоуп, когда некромант закончил с лекарством. — Тебе бы не мешало помыться. Конечно, в общую баню тебя, скорее всего, не пустят, но недалеко от леса есть небольшой горячий источник. О нем больше никто не знает и, думаю, учитывая твое… хм… «положение», вряд ли ты расскажешь о нём кому-нибудь.

Единорог аккуратно положил ложку на стол и, слегка покачнувшись вбок, встал. Затем он сделал несколько неуверенных шагов в сторону двери.

 — Понятно… — вздохнула Хоуп. Обойдя некроманта, она принялась рыться под кроватью. — На, держи!

То, что она достала, оказалось посохом. Прямой, угольно-чёрный, с зеленоватым камнем в набалдашнике, он будто был изъеден короедами. Правда, небольшие дырки и впадины, придающие инструменту вид ноги чейнджлинга, были, похоже, декоративными.

 — Это моего дедушки, — смущенно пояснила Хоуп пациенту, — ускоряет выздоровление. Очень полезная штука. Я им нечасто пользуюсь, так как ему иногда нужна подзарядка, но… – она замолчала, обрываясь на полуслове.

Похоже, некромант её не слушал. Ласково проведя копытом по древесине, он закрыл глаза, словно пребывая в трансе. Встрепенувшись, единорог смерил её задумчивым взглядом и поудобнее перехватил посох, всем своим видом выражая готовность идти куда угодно.

 — Ладно, сам разберёшься, — робко хихикнула Хоуп.

Горячий источник располагался в полутора часах ходьбы от селения, хотя раньше Фловер преодолевала расстояние вдвое быстрее. Причина, по которой никто из местных до сих пор его не обнаружил была проста: чтобы попасть к нему, требовалось пройти по небольшому туннелю, маленький вход которого был скрыт раскидистым кустом. Сам природный бассейн находился в миниатюрной долине, надёжно прикрытой сверху листьями нескольких деревьев, создававшими яркое зелёное освещение.

Идущая позади единорога, Фловер увидела, как тот, радостно всхрапнул и нетерпеливо скинул с себя плащ. Аккуратно устроив у одного из камней посох, он поковылял к воде. Увы, в некромант не заметил небольшой булыжник, поэтому смеющаяся Фловер стала свидетельницей гордого и непроизвольного ныряния в озерцо, поднявшего тучу брызг. На успокоившейся воде появился один пузырек, второй…

Полминуты спустя она начала нервничать. Пузырьки больше не всплывали, как и её пациент. В душу Фловер начал закрадываться страх. А что, если некромант, не рассчитавший своих сил, просто-напросто захлебнулся?! Конечно, глубина тут не самая большая, но некоторые способны утонуть даже в тазике. Прецеденты уже случались.

 — Нет, — с ужасом прошептала Фловер, торопливо отстегивая сумки. — Нет-нет-нет… Этого не могло произойти!

Однако как только она приготовилась к прыжку, некромант вынырнул сам. Разбрызгав кругом теплую воду, он удовлетворённо фыркнул, мотнул головой, а затем с недоумением посмотрел на облегчённо выдохнувшую Хоуп.

 — Ты! — для порядка прикрикнула она на пациента. — Нельзя же так пугать! Я уже собиралась… И не делай такое лицо! — жеребец, видя настроение Фловер, покаянно склонил голову.

Этот вид заставил все гневные выражения застрять в горле у Хоуп. Что-то проворчав, она подобрала свою поклажу, заодно потянувшись и за плащом жеребца. Прикосновение к одежде явно заставило его занервничать. Во всяком случае, неизвестная сила, потянувшая материю в сторону воды, не позволила Хоуп сделать и шага к выходу из долины.

 — Прекрати! — дёрнула на себя Фловер.

Тот, отрицательно мотнув головой, усилил нажим.

 — Да ничего с ним не будет! Я просто… ЙА-А-АЙ!!!

Маг пересилил, заставив Хоуп вместе с плащом рухнуть прямо в воду. Булькнув что-то, она тут же пошла ко дну.

 — Не хочешь — как хочешь… — проворчала Хоуп спустя пять минут чуть подсохнув. Некромант вытащил её самым беспардонным с её точки зрения образом — за хвост. – Я на рынок. Плащ стирай сам, но учти, что если он и дальше будет пахнуть как носки нашего трактирщика — выкину на улицу. И не пытайся снова делать такие глаза! Предупреждаю, что я в ответе только за здоровье пациентов, а не за их обноски!

Некромант лишь вредно оскалился, после чего принялся показательно тереть полу плаща. Устало вздохнув, Хоуп лишь махнула ногой.


Территория кладбища Дуднов утопала в тишине. Она, словно пуховое одеяло, буквально обволакивала тяжёлые надгробные плиты. Мрамор, гранит, лабрадорит, обычное дерево… Сейчас среди материалов преобладало именно оно. Пожалуй, только это отличало местных «жителей» среднего класса от их более богатых «соседей».

Идущая по дорожке между могил, Хоуп поежилась. Она не хотела тут находиться. Даже в самое теплое лето здесь было холоднее, чем за воротами. Цветы, которые вроде бы должны расти лучше, казались потускневшими. И запах. Этот запах сырой земли, пропитанный флюидами смерти, он буквально вытеснял весь воздух из легких Фловер. Вкупе с почти постоянной тишиной, это создавало настолько сильный панический эффект, что Хоуп каждый раз приходилось делать над собой усилия, чтобы просто оставаться здесь.

Пройдя половину кладбища, она остановилась. Перед ней возвышался обелиск из обсидиана, на котором был изображен снежно-белый пожилой единорог, со строгостью смотрящий куда-то сквозь неё. Чуть ниже его подбородка было вырезано имя вместе с эпитафией: «Рейвен Хоуп. Последний же враг истребится — смерть»

Несколько минут Фловер просто разглядывала изображение. В таких местах ей всегда было трудно выдавить из себя лишнее слово. Достав из сумки небольшой букет тюльпанов, она прошептала:

 — С Днём Рождения…

Положив их на могилу, Фловер направилась дальше. Её путь лежал к выходу, но не тому, через который она пришла, а прямо противоположному. Пройдя сквозь него, скорбящие почти сразу попадали в деревню.

Постепенно камень окончательно сменился деревом, заставив Хоуп ещё больше вжать голову в плечи. Эти могилы были самыми свежими. Не прошло и трёх лет с тех пор, как кладбище Дуднов всего за одну ночь увеличилось почти в полтора раза.

 — Кар!

Вздрогнув, Хоуп с непониманием принялась оглядываться. Раньше птицы, да и животные тоже, не решались почему-то тревожить покой усопших.

 — Крур!

Наконец она смогла обнаружить источник звука. На одной из двухлетних могил топтался ворон, выдергивая клювом цветы. Время от времени он пускал в ход лапки, после чего складывал растения в небольшую кучку.

Несмотря на страх, в глазах Хоуп потемнело от злости. Этот пернатый самым наглым образом разорял могилу. И судя по размерам, это было захоронение какого-то жеребёнка.

 — Кыш… Кыш! – попыталась крикнуть она, однако это вышло больше похожим на громкий шепот. – У-убирайся! Не смей!

Ворон её услышал. Скосив на неё свой глаз, он язвительно каркнул. Почесав лапкой клювик, птица снова вернулась к своему грязному делу.

 — Ну, погоди…

Подобрав с земли камешек, Фловер метнула его в ворона, надеясь, что тот испугается. К сожалению, булыжник не долетел какой-то шаг, поэтому вредитель даже не обратил на неё внимание.

 — Ах ты!..

Второй бросок оказался более удачным, хоть она и не попала.

 — Кар! – взмахнув крыльями, пернатый подхватил надёрганные травы, после чего взмыл в воздух.

Сделав пару кругов над Хоуп, он с громким карканьем умчался куда-то в сторону леса. Фловер проводила его недоуменным взглядом. Что-то в этой птице показалось ей неправильным, вот только что?

Внезапно она осознала, что находится почти у самого выхода. Решив подумать над странным пернатым позже, она галопом устремилась к воротам. Пересёкши пару улиц, Хоуп наконец-то вышла к сердцу деревни.

Главная площадь сегодня была похожа на растревоженный улей. Пони, грифоны, минотавры — все носились туда-сюда, выбирая у приезжих торгашей товар по самой доступной цене. Особенно много шума вносил приезжий балаган, разбрасывавший повсюду конфети. Ткани, украшения, горячие пирожки, улыбки и смех — ничто не напоминало о войне с Некрополисом, произошедшей каких-то два года назад.

Однако Фловер не интересовали развлечения. Безошибочно определив цель, она подошла к продавщице петрушки.

 — Два пучка, пожалуйста, — попросила она у сиреневой единорожки, стоящей за прилавком.

 — На-кось, — кивнула та, протягивая товар. — Хей, Фло, а чегой-то я тебя сегодня на утренней постирушке не видела? Сегодня ж понедельник… Или нет? — на пару секунд задумалась торговка. — Берри! — рявкнула она прежде, чем знахарка успела ответить. — Берри, вошь те под хвост!

 — Цего?! — откликнулась бирюзовая пегаска, стоящая в соседнем ряду с горкой яблок.

 — Сегодня понедельник?!

 — Агась! А цегой-то?!

 — Хоуп не была на утренней стирке!

 — Погодь-ка… — ткнула Берри копытом свою соседку, торгующую пирожками. — Эпл, сегодня понедельник?

 — Угу, — сонно кивнула мускулистая минотавра, надвигая соломенную шляпу на глаза.

 — Да понедельник, Грин Обст, понедельник… — кивнула Хоуп, упаковывая петрушку. — Просто у меня вчера выдался немного тяжелый день. Кстати, Бер, с малышкой Пип всё в порядке? Колики больше не мучают?

 — Не-а, — широко улыбнулась пегаска, — как ты ту тлавку дала, так всё плосло.

 — Так шо там за проблема? — перебила её Грин. — Помощь-то те нужна? Учти, коли надо, мигом кликну Чиза с Митом. Они жеребцы справные — и дров нарубят, и воды нанесут, и заступятся. Золото, а не дети. Впрочем, с последним я справлюсь и сама… — достала она из-под прилавка огромную сковородку. — Хей, клячи, вы как?! — рявкнула она товаркам.

 — Моя скалка всегда со мной! — отсалютовала Берри той, словно мечом. — Кого бьём?!

Минотавра лишь молча взяла в руку яблоко, слегка сжав. На пол брызнул свежевыжатый сок.

 — С тебя битс, — проворчала яблочница, глядя на такое непотребство. Вместо ответа Эпл протянула ей пирожок. — Ладно, в ласцёте…

 — Так с кем разбираемся? — деловито уточнила Грин. — Учти, что если Пиджин, то ему вскоре понадобятся твои услуги. Кабы не пришибить, заразу пьяную…

 — Не нужно никого бить! — замахала ногами Фловер. — Никто меня не обижал! Просто клиент попался немного проблемный…

 — Анестезия нужна? — вновь взмахнула кухонной утварью петрушница.

 — Нет!

 — Ладысь, — положила сковороду рядом с товаром Грин. — А что за клиент? Жеребец?

 — Да… — несколько растерянно кивнула Хоуп.

 — Одинокий, странник… — хихикнула единорожка.

 — Эм… Ну вроде бы…

 — Худосявый, с лоскосной гливой, — присоединилась Берри.

 — Робкий, с умильными глазами…

 — Сексуальный…

 — Некромант, — сонно добавила Эпл.

Последнее заставило троицу буквально окаменеть. Смущенно кашлянув, Грин неуверенно попросила:

 — Ну, ты это… Того… Не перебарщивай.

 — Да, не слиском смесно, — кивнула Берри.

 — Вообще-то, он и вправду некромант, — снисходительно посмотрела на подруг минотавра. — Вчера просился на ночлег в «Драконикус», да наш крохобор не пустил. Я потом пошла до ветру и слышу, как наша Фловер пытается привести беднягу в чувство. Ну, я и подсобила чуток, до дома донесла. Что, совсем плохой? — поинтересовалась она у лекарки.

 — Lassitudinem, — кивнула Хоуп. – Истощение. И задняя нога сломана…

 — Бедняга, — повторила Эпл, вновь надвигая шляпу.

 — Эмм, Хоуп? — окликнула Грин травницу. — Эт конечно не мое дело, твоя клятва и всё такое… Но, скажи честно, ты сама-то считаешь свой поступок разумным?

 — А что, некроманты уже не пони?! — вспыхнула та.

 — Да не… Дело не в том, пони они или нет. Просто у них у каждого тараканы в голове размером с кулак Эпл. А ну как колданет чего-нибудь?

 — Ага, — поёжившись, согласно кивнула пегаска. — Помните, цто было два года назад? Ох и стлаху тогда нателпелась…

 — И не говори, — подтвердила Грин. — Вышла я ночью в туалет, а на меня свекровь, которую я год как схоронила, идёт. Я ей такая: «Ой, здрасьте тётушка Панч! А чегой-то вы какая-то не такая? И челюсть вставную где-то потеряли...» Она на меня прыгает, шипит, к горлу лезет, а я всё ещё в шоке: «Ой, тётушка, не надо! У вас изо рта воняет! И вообще, когда я говорила, что поцелую вас, если мне ваш сын новые подковы привезёт, так я ж шутила тогда!» Хорошо, муж на шум выглянул, да как заорет! Тут-то я и поняла, что Панч — умертвие, зомби некромантское. Ну и врезала ей сковородкой по башке, — с любовью погладила единорожка своё оружие.

 — А то-то я думала, почему ты с ней постоянно таскаешься, — хмыкнула Эпл.

 — Знала, что когда-то пригодится. А любимый ничего не сказал, так что я этим чароплётам даже немного благодарна. Отомстила за кровь попорченную, пусть и ожившему трупаку. Если б мы тогда ещё треть села не схоронили… — хмуро закончила продавщица петрушки.

Фловер закусила губу. Признаться честно, она тогда тоже не на шутку перепугалась. И дело было даже не в оживших мертвецах: благодаря тому, что кладбище располагалось в противоположном от неё конце деревни, к ней не дошел ни один. Куда страшнее было на следующий день обнаружить улицы заваленные трупами. Причем некоторые из них были ещё живыми, пусть и не способными нормально двигаться!

Сейчас Фловер могла поставить что угодно на то, что в Дуднах наберётся не больше пары десятков существ, относящихся к правителям Города Мёртвых хотя бы нейтрально. Слишком уж, по мнению жителей, грязный метод в войне использовали некроманты.

 — Короче, гляди сама. Не буду утверждать, что все некроманты, как жеребцы, козлы, но большинство — точно. Ты за ним приглядывай, но в село лучше лишний раз не выпускай. Не рады ему тут. Мы-то клячи бойкие, своих родных придержим, а вот Пиджин может и психануть. А ты его знаешь: вояка остается воякой даже после литров вина.

 — Я постараюсь, — кивнула Фловер, направляясь дальше. — Спасибо.

 — Да не за шо, — хмыкнула Берри. — Ты стилку завтла плиноси, если хоцесь. У меня осталось несколько весей…

 — Хей, Глин, — обратилась она к подруге, когда земная пони отошла на приличное расстояние.

 — Ась?

 — Давно у Фловел лодинка за плавым ухом?