То, что нельзя вспоминать

Прошлое Твайлайт Спаркл кажется обычным и совершенно непримечательным. Но если нырнуть глубже в воспоминания фиолетовой пони, можно понять многие ее причуды и привычки...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Самое удачное покушение на принцессу Селестию

В один прекрасный солнечный день принцессу Селестию убили три очень знакомых нам жеребенка...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Другие пони

Да, это снова попаданцы и снова про войну!

Да-да-да... Я знаю: вы ненавидите эти темы. Я знаю, что по ним не протоптался только самый ленивый. Но, тем не менее, я решил использовать именно ЭТИ две темы для написания этого фика. Я прекрасно знаю, что их постоянно используют во всевозможных фанфиках и не только в фанфиках, но, тем не менее, я решил устроить тестинг самому себе: смогу ли я написать хоть что-то годное на те темы, от которых все давно плюются.

ОС - пони Человеки

Звездной тропой

Когда-нибудь придет время каждому пройти между звезд

Другие пони

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Дискорд

Просто небольшая зарисовка Дискорда, ждущего освобождения из своей темницы.

Дискорд

Под треск костра, закрыв глаза

Кого только не встретишь, чего только не увидишь в глубине леса...

ОС - пони

То еще времечко

Чем занимались принцессы, когда их отправил в Тартар Тирек?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Тысячелетний родственник

Два месяца спустя после посещения Кристалльного Королевства (переименованной Империи), на пороге дома Спаркл появляется нежданный визитер в балахоне. С шоком опознав в нем Сомбру, Твайлайт оставляет его у себя, поскольку тот больше не горит желанием влезать в магические разборки. Теперь единорогу придется искать свое новое место в этом мире, попутно наверстывая то, что он пропустил за тысячу лет изгнания.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Кризалис Король Сомбра

Клин клином вышибают (Writetober)

Отношения между Землёй и Экви улучшаются с каждым днём. Пони торгуют, помогают людям налаживать сельское хозяйство и улучшать погодные условия. Земля и Россия в частности поставляют в Эквестрию природные богатства, чтобы пони сохраняли собственные. Но этим отношения двух миров не ограничиваются - и даже зло может стать добрее, исправиться, проявить себя во благо.

Человеки Король Сомбра

Автор рисунка: Noben
Часть 1: Без слов. Глава 1 "Цвет мира - серый" Глава 4 "Пищевая цепочка"

Глава 2 "Меня зовут..."

Мышь робко выглянул из норки, сонно проведя носиком. Последние несколько часов он спал, но сейчас сон безвозвратно улетучился. Вместо него пришло желание бежать, бежать со всех ног к Озеру с Горячей Водой. Не задаваясь лишними вопросами, лесной мышь устремился в путь. К счастью, Озеро с Горячей Водой располагалась очень близко, поэтому Мышь преодолел расстояние в считанные минуты.

 — Пи? – робко поинтересовался он, с недоумением разглядывая пустой берег. Странное зовущее чувство исчезло. – Пи-пи? Пи!!!

Что-то невидимое схватило Мыша поперёк туловища и вздёрнуло в воздух. Земля и небо несколько раз поменялись местами, а недавно съеденные орехи попросились наружу.

 — Пи… — слабо выдохнул он, медленно вращаясь вокруг своей оси. – Пи!!!

В поле зрения вползло огромное существо. Мышь уже сталкивался с ними и, не мудрствуя лукаво, называл их Гигантами. Конечно, в мире есть множество вещей, больше лесной мыши, но Гиганты заслужили у Мыша особенное место. Они строили огромные норы из дерева и камня, в которых порой можно было найти настоящие горы еды! Однако Гиганты держали страшных Кошек, которые охотились на бедных зверьков. Из-за них Мышь потерял несколько друзей и пару врагов. Впрочем, о последних он не жалел.

Мышь робко пискнул. На его памяти Гиганты никогда не ели его сородичей, но почти всегда убивали. И эти убийства не ради еды, не ради красивых самок и высокого положения пугали Мыша.

Чёрный Гигант тем временем продолжал задумчиво рассматривать Мыша. Заставив его подплыть поближе, он открыл свой рот. Маленькое сердечко Мыша рухнуло в пятки. У Чёрного зубы оказались длиннее, чем у кошки. Мышь зажмурился. Глубоко внутри он надеялся, что куда бы он не попал после смерти, там будет много вкусных орехов, сыра и ягод.

Внезапно Мышь почувствовал слабость. Силы утекали, сердцебиение ускорилось. Он словно обежал весь Лес по периметру.

 — Пи… — тихо простонал он, почти теряя сознание.

Неожиданно всё закончилось. Мышь отрешённо заметил, что все ещё жив. Неизвестная сила аккуратно опустила его на землю.

 — Пи…

Сил не оставалось даже на то, чтобы ползти. Кое-как перевернувшись на спину, Мышь уставился на голубое небо.

«Извини»

Мышь непонимающе пискнул. Однажды ему повезло встретить Доброго Гиганта, который мог говорить на его языке, но сейчас это никак не походило на речь. Мышь не мог объяснить свои ощущения. Это было больше похоже на осознание. Такое же осознание, как то, что нужно прятаться при появлении хищника. Однако для разговора хватало.

«Ешь»

Мышь осознал, что нужно посмотреть вправо. Его рот наполнился слюной, а правая задняя лапка бессильно задёргалась. Недалеко лежал листик, на котором была средних размеров горка из лесных орехов и ягод.

 — Пи… — судорожно сглотнул Мышь, отворачиваясь. У него не было сил даже на то, чтобы подползти к ней. И это было мучительно обидно.

Неизвестная сила приподняла Мыша и осторожно переместила поближе к еде. Благодарно пискнув, он вгрызся в ближайшее сладкое ядрышко.

 — Пи-пи? – робко спросил он, когда вкусности закончились. Теперь у него было немного сил.

Чёрный Гигант расположился неподалёку, погрузив свои задние лапы в Озеро. Услышав вопрос, он чуть скосил взгляд.

«Конечно, я»

 — Пи?

«Не только. И не обязательно ты. Мне подошел бы кто угодно. Главное, чтобы не слишком большой»

 — Пип? – принялся чистить мордочку Мышь.

«Мне нужно, чтобы ты кое-что принес. Взамен получишь это»

Чёрный Гигант указал на противоположный берег. Присмотревшись, Мышь буквально завизжал от восторга: прямо на камне рос куст, густо усеянный ягодами. Странно, а раньше Мышь его тут не замечал, хотя успел изучить Озеро как свой собственный хвост.

 — Пи-пи?!

«Абсолютно весь»

 — Пи-пи! Пи! – уточнил детали Мышь.

«Принести. Целый список. Во-первых…»

Чем больше перечислял Черный Гигант, тем сильнее Мышь чувствовал, как шерсть становится дыбом. Гигант требовал не столько страшные вещи, сколько трудные для нахождения.

 — Пи! Пи-пи! – наконец решительно припечатал Мышь.

«Очень жаль, — пожал плечами Чёрный. – Тогда я позову кого-нибудь другого. И все ягоды достанутся ему»

Мышь задумчиво склонил голову. Внутри него боролись его мышиные принципы и жажда выгоды. Внезапно его мордочка исказилась в злобной ухмылке.

 — Пи-пип?.. – с надеждой уточнил он.

«Мне все равно. Делай, как знаешь»

Мышь радостно пискнул, подтверждая заключение выгодной сделки.

 — Пи-пи… — досадно пожаловался он больше для приличия.

«Тоже не беда. Я дам тебе… попутчика»


Когда Фловер наконец смогла вернуться к источнику, солнце уже успело наполовину скатится за горизонт. Тихо процокав по камню, она окинула взглядом местность. Некромант обнаружился сидящим возле одного из крупных булыжников. Используя маленький серебряный ножик, он что-то вырезал на косточках и щепках, после чего связывал их воедино волосками из своей гривы. Время от времени Бон, словно нехотя, притрагивался к посоху, после чего вновь возвращался к работе. Неподалёку с помощью мелких камешков была выложена надпись: "Растлинг Блэк Бон. Для друзей — Бон".

Единорог был настолько поглощён своим делом, что даже не заметил присутствия Фловер. Понаблюдав за ним ещё две-три минуты, она оповестила о своём присутствии кашлем. Вздрогнув, некромант оторвался от своих манипуляций и перевёл на неё взгляд. Он встал на ноги и подковылял к Хоуп, с гордым видом протянув той свои творения.

Они оказались чем-то вроде небольших амулетов в форме пентаграммы и гексаграммы. Ослепительно белые кости играли роль линий, щепочки же были помещены в центр: три в шестиконечную звезду, две в пятиконечную. На каждой из деревяшек были вырезаны символы, смысл которых для Хоуп остался загадкой. Две руны на обоих совпадали.

 — И что это? — спросила Хоуп, с некоторой опаской вешая украшения на шею. Конечно, вряд ли Рейстлинг собирался ей вредить, но все же...

 — Погоди, — прервала она жестикуляции жеребца. Покопавшись в сумках, Фловер извлекла на свет маленькую дощечку и небольшой кусочек мела. Протянув писчие принадлежности магу, она продолжила:

 — В деревне одолжили. Учти, мела не так уж много, поэтому пиши только по необходимости.

Тот согласно кивнул, затем черканул на чёрной поверхности две руны.

"Обереги. Вредители".

 — Обереги против вредителей? — всё же уточнила знахарка. — А каких именно?

Пожав плечами, Бон продемонстрировал ей отрезанный крысиный хвост и раздавленную мошку.

 — Понятно... — рассеяно протянула Хоуп, отбирая хвостик. Тот вполне мог пригодится в паре отваров.

Идя по тропе, она попыталась было помочь некроманту, но тот лишь отмахнулся. Фловер с улыбкой про себя отметила, что маг стал шагать чуточку быстрее и увереннее. Похоже, сила дедушкиного посоха начала действовать.

Внезапно её взгляд выхватил из кучи растущих у тропы растений что-то, заставившее её мгновенно метнуться вперед, в надежде что ей не показалось.

Цельные последовательные листья, фиолетовый колокольчатый венчик. Казалось бы, обычный цветок, но наметанный глаз Хоуп сразу уловил, что половина «коробочек» могла похвастаться восемью лепестками.

 — Прости, Бон, — смущенно произнесла она, косясь на удивленного некроманта. – Cornflower tempestas… Темпест… Невероятно редкое растение! Мне только пару раз удавалось отыскать его самостоятельно… Э? Бон, ты куда?

Коротко хмыкнув, некромант спокойно свернул с тропы и устремился сквозь заросли. Быстро закончив обрезать темпест, Фловер устремилась за ним.

Догнать хромающего через кусты Бона оказалось не так-то просто. Он словно призрак проходил сквозь препятствия, двигаясь с той же скоростью, что и по дороге. Ни один листик не шелохнулся, ни одна веточка не была сломана, в то время как Фловер ухитрилась два раза вляпаться в паутину. Хоуп ошарашенно поняла, что даже понемногу отстает.

Единорог остановился у какой-то большой коряги. Повинуясь его магии, она медленно выкрутилась из земли, являя поражённой Хоуп целые заросли темпеста.

«Вот твои лопухи, — снисходительно улыбнувшись, написал на дощечке маг. – Забирай, и уходим.»

 — Поверить не могу, — удивлённо пробормотала под нос Хоуп, собирая цветы. – Чтобы некромант разбирался в травах, да ещё и знал, где растёт одно из не самых распространенных растений…

«Темпест не очень редкий, — неожиданно демонстрируя надпись, пожал плечами некромант. – Цветок-паразит, падальщик. Растет в чащах на трупах»

Собрав цветы, Хоуп поняла, что не представляет, откуда они пришли. Единорога это не волновало. Спокойно взяв на себя роль проводника, он вывел их обоих прямо к деревне. Каким-то образом ему удалось проложить маршрут так, что на пути не попалось ни одного бурелома, да и хищников, слава Свету, тоже. На вопросы Фловер, как ему это удалось, он лишь написал, что, мол, лес его любит. Когда Хоуп спросила, почему он в таком случае пострадал от волков, Бон насупился и перестал вообще реагировать на неё. До дома Фловер они добрались только поздним вечером.

 — Бон, а откуда ты? — смущённо поинтересовалась Фловер у жеребца, наливая очередную порцию супа. — Не из Некрополиса же?

Единорог оторвался от блюда, после чего посмотрел на травницу удивлённым взглядом.

 — Ты из-за моря? Может, из Сандозии? Мёртвых Песков? — продолжала задумчиво рассуждать Фловер. — Точно не из Княжеств, у нас не обучают некромантии, да и... Понимаешь, — принялась объяснять она, заметив недоумение Рейстлинга, — когда я нашла тебя, твой знак ученика висел на видном месте. Конечно, обычно к некромантам относятся нормально, но в свете последних событий... Скажем так, это был не самый умный поступок с твоей стороны. Вот мне и показалось, что ты либо из какой-то особенно сильной глуши, либо...

Некромант почесал подбородок. Мел словно сам по себе взмыл в воздух, черкнув на дощечке очередную надпись.

"Издалека. Очень".

 — Не хочешь говорить?

Не отрываясь от еды, Бон смерил травницу ироничным взглядом, затем, вздохнув, пожал плечами, мол, "а оно тебе надо?"

 — Не хочешь — как хочешь, — слегка обиженно проворчала Хоуп. — А у тебя есть близкие?

"Мать. Сестра".

 — Они, наверное, тебя ждут? — улыбнулась знахарка. — А вот у меня никого нет, — получив одобрительный кивок, печально продолжила она. — Папа погиб на одной из войн, мама умерла, рожая меня. Остался один дедушка. Он был неплохим магом, но так и не смог помочь дочери. Выжила одна я. Деда пытался какое-то время обучать меня магии, но когда увидел, что мне не дается Искусство, ограничился травничеством... Глупый... — вздохнула кобылка, — Земнопони не умеют колдовать. Прости, тебе ведь скорее всего и не интересно... — спохватилась Фловер, однако наткнувшись на внимательный взгляд Бона, замолчала.

В его взоре был задумчивое любопытство и... сочувствие? Чёрный единорог как будто мысленно сравнивал что-то. Коротко вздохнув, он вновь притянул дощечку.

"Война. Отец. Тоже".

Некоторое время они просто молчали. Наконец, Хоуп решила продолжить расспросы, но её прервал стук в дверь.

 — Погоди минутку, — попросила она постояльца. — Я быстро.

 — Фловер! Ик! — радостно провозгласил поздний посетитель, как только дверь распахнулась. — Ты пр-р-рекрасно выглядишь!

На пороге стоял средних лет грифон с коричневой шерстью. Накаченная фигура, шрамы, пересекающие в том числе и лицо, выдавали в нем любителя драк, производя впечатление если не солдата, то бандита с большой дороги.

 — Пиджин! — возмущенно рявкнула Хоуп, вперив в грифона гневный взор. — Опять налакался!

 — Обижаешь! Ик! — ненатурально возмутился "воин". — Совсем чуть-чуть! Только для вкуса!

 — Для вкуса?! Да от тебя за километр винищем несёт!

 — Ну, дык, это... Кушать было много! — пьяно хихикнул Пиджин. — Слушай, Хоуп, красопулечка, ты бы не могла одолжить бедному солдату совсем маленькую чуточку...

 — Нет! — брезгливо отшатнулась та. — Медицинский спирт, что б ты знал, нужен для промывания ран пострадавших! А вовсе не для того, чтобы служить алкогольной заменой всяким пьяницам!

 — Ну-у-у Хоу-у-уп... — заныл грифон, — Ну да-а-ай! Ну хоть капельку, большего не прошу! Можешь на ранку капнуть, я не брезгливый — слизну!

 — Убирайся! — попыталась вытолкать его Хоуп.

 — Злая ты, Фловер, — грустно вздохнул Пиджин, даже не делая попыток сопротивляться. — Плохая. Не ценишь ветеранов. А я, между прочим, за тебя воевал! За тебя и за князя! Ночами не спал, в болоте по шею сидел, мерзких мертвяков отлавливая, чтобы те не дотянулись до сладкой шейки нашей Фловер! И что теперь? Где благодарность?!

 — Тебе... Князь... Каждые полгода... Щедрые субсидии присылает! — пропыхтела Фловер, толкнув изо всех сил. К сожалению, Пиджин был гораздо тяжелее, поэтому не сдвинулся ни на шаг, лишь раздражённо дёрнул плечами. — У меня подруги столько порой от продаж не выручают!

 — Гроши! С-сущие гроши!

 — Пиджин, я сейчас Грин позову! Она тебе мигом мозги вправит!

 — Грин... — фыркнул ветеран. — Эта... Кляча... Слишком много о себе возомнила... Повезло ей, что я кобылок не бью... Если только не напросятся! Ну, милашка! — попытался он обнять Хоуп. — Ну, дай я тебя хотя бы поцелую! — она протестующе замычала, однако хватка бывшего солдата оказалась стальной.

Бах!

Кобылку словно взрывом оторвало от грифона и швырнуло в противоположный конец лачуги прямо на кровать. Пиджин лишь сделал шаг назад, покачнулся, недоумённо уставившись на свои лапы. Проведя взглядом по комнате, наконец-то заметил сидящего единорога.

 — А эт еще кто?! — гневно поинтересовался он у пытающейся подняться на ноги Фловер. — Хахаль?!

 — Нет!

 — Раз нет, так чё лезешь не в свое дело?! Самый смелый, да?!! — принялся наступать он на вставшего Бона.

Что-то изменилось. Фловер так и не поняла, что произошло, но Пиджин внезапно сильно побледнел и отшатнулся назад, плюхнувшись на задницу. На его морде отразился неописуемый страх.

Некромант же, напротив, медленно шагнул навстречу. Его рог налился зелёным свечением, над ним вспыхнуло три переливающихся магических шарика: светло-серые над ушами, и багровый над макушкой. Хоуп послышалось тихое шипение...

Быстро обежав никак не отреагировавшего на нее Рейстлинга, она прикрыла копытцами рот, внутренне сочувствуя выпивохе: лицо некроманта могло напугать кого угодно. Хоуп уже видела такое раньше.

Похожее выражение было у её дедушки, когда он застал банду грабителей, совершивших набег на его домик. Взяв богатую добычу, они захотели напоследок поразвлечься с юным телом кобылки, когда разъярённый маг, почуявший неладное, телепортировался обратно. Останки двух последних, стоявших на часах, маленькой и всхлипывающей Хоуп пришлось выметать вножную.

Губы единорога искривились в кошмарном оскале, обнажая белые зубы, правый глаз вспыхнул зеленым. Радужка в нем вертелась, словно водоворот. А на дне зрачков... На дне зрачков застыло море чистой, ничем не замутнённой ненависти.

Некромант сделал еще один шаг. Прилетевшая со стола табличка зависла на уровне его груди, после чего на ней вспыхнули зелёным пламенем руны "ТОЛЬКО ТРОНЬ".

 — Бон! — шагнула Фловер вперед. Каким бы мерзавцем не был Пиджин, когда напьется, но в остальное время он был довольно приличным грифоном. Хоуп вовсе не желала ему смерти.

 — Не надо!

Жеребец никак не отреагировал, продвигаясь еще на метр. Еще больше побледневший Пиджин задёргался, пытаясь отползти от этого кошмара. Почти мгновенно протрезвевший, он узнал серые сгустки над ушами некроманта. Именно таким, пусть и гораздо большим, была уничтожена почти треть его роты. Треть роты одним ударом!! А этих двух шариков точно хватит на одного ветеранчика.

 — Он того не стоит!

В какой-то момент Пиджин заметил, что выполз за порог уже достаточно. Решившись, он совершил быстрый перекат вправо. Мгновенно вскочив на ноги, Пиджин взмахнул крыльями, взмывая ввысь. Конечно, ему не хотелось бросать Фловер наедине с этим чудовищем, но нужно было предупредить остальных.

Рейстлинг не сделал ни единой попытки догнать беглеца. Покачнувшись, он что-то простонал, заваливаясь набок. Магические огоньки над его головой погасли.

 — Бон! — попыталась подхватить теряющего сознание некроманта Фловер, но тут её пронзило странное чувство. Больше всего это напоминало стремительный горный поток, уносящий её силы.

Фловер Хоуп пискнула от страха, и мир вокруг неё погрузился во тьму.


 — Апчхи!

Открыв глаза, Хоуп пару минут ошарашенно смотрела на покрытый трещинами потолок. В голове было пусто, словно прошлись веником. Неуверенно попытавшись подняться, она простонала: всё тело нещадно ломило, будто после изнуряющего марафона.

 — Похоже, это уже начинает входить для меня в привычку… — пробормотала Фловер, безуспешно стараясь сползти с кровати. Очередная попытка пошевелить копытами вызвала лишь новый приступ боли.

Внимание знахарки привлекли лязгающие звуки, шедшие со стороны очага. Несколько раз моргнув, Хоуп недоуменно уставилась на круп своего пациента: тот, собрав пучок каких-то трав, мелко-мелко рубил его своим ножичком, после чего сбрасывал получившуюся кашицу в один из горшочков, уже стоящих на огне.

Удивленно пожав плечами, травница попыталась перевернутся на другой бок… и ткнулась носом во что-то пушистое.

 — Кар! – возмущенно каркнуло «что-то», и клюнуло кобылку в причинное место.

 — И-И-И-И!!!

Как известно, сильные эмоции порой заставляют организм выдавать абсолютный максимум ресурсов, значительно повышая силу, скорость, реакцию и подавляя болевые сигналы. Иначе как объяснить, что Хоуп всего за полторы секунды оказалась на ногах в зубах с подушкой, а маленькое нечто было отправлено с приличным ускорением в противоположный конец комнаты?

 — Кар… — слабо простонало существо, оказавшееся обычным вороном, медленно сползая по стенке.

Повернувшись, Фловер наткнулась на шокированный взгляд Бона. Аккуратно отложив нож в сторону, он подошел к птице. Склонившись, легонько ткнул её копытом в живот.

 — Кар…

Удостоверившись, что ворон жив, Растлинг осторожно поднял его с пола и пристроил у себя на спине.

 — Ой… — до травницы только сейчас дошло, что случайный пернатый вряд ли бы смог оказаться у нее в постели. – Прости-прости-прости! Я… Я не знала! Не подумала!

Некромант только вздохнул. Вернувшись к очагу, он вновь принялся за нарезку трав.

 — Ты не говорил, что у тебя есть питомцы, — произнесла Хоуп спустя пять минут. – То есть, ну, ты понял…

Серебряное лезвие замерло в воздухе. Покосившись на земную, единорог прикрыл глаза...

 — Кар! Фамильяр-р-р!

От неожиданности Фловер пискнула. Голос у птицы оказался громким, делающим растяжением на "р".

 — Вот уж не думала, что он еще и попугай, – пробормотала, она плотнее кутаясь в одеяло. Боль уже прошла, оставив сильную усталость. К тому же кобылку начал бить небольшой озноб. – А что такое "фамильяр"?

Пару минут Бон задумчиво смотрел то на Фловер, то на мел, то снова на Фловер. Было видно, что, с одной стороны, ему хотелось ответить на вопрос, а с другой, это явно грозило израсходовать большую часть мела. Говорить через питомца некромант почему-то не стал. Наконец он решился.

«Больше, чем друг, ближе, чем брат

Все на двоих: и радость, и страх»

 — Ну, извини, — покаянно склонила голову Хоуп, — я правда нечаянно…

Ворон, поняв, что больше бить его, пусть даже и подушкой, не будут, перебрался на стол. Рассмотрев его поподробнее, Фловер почувствовала возмущение смешанное с неловкостью: пернатый был явно той самой птицей, что разорил могилу, но также он явно был калекой. Правый глаз то ли выбит, то ли выколот, правая лапка заменена на артефактный протез со стальными когтями. Верхняя часть клюва тоже не избежала этой участи.

Скосив на нее свой лиловый глаз, ворон явственно зевнул, принявшись склевывать редкие крошки. Когда Хоуп осторожно попыталась его погладить, то легонько клюнул её в копыто, но все-таки соизволил подставить для почесывания шейку. При этом пернатый ухитрился издать звук, больше похожий на урчание кошки, чем воронье карканье.

 — Дюр-р-ранго кр-р-репкий! Кар!

Последнюю реплику питомца Бон сопроводил улыбкой. Принюхавшись к одному из отваров, он пролеветировал горшочек к Хоуп.

 — Теперь ты меня лечишь, — робко хихикнула Фловер, тоже принюхиваясь к пару. – Что это за зелье? Я никогда такого раньше не видела…

На этот вопрос единорог отвечать не стал. Легонько хлопнув себя по горлу, жеребец выжидательно уставился на травницу.

 — Хорошо, сейчас… — проворчала та, пробуя лекарство самым кончиком языка. – Фу-у-у!

На несчастный орган словно плеснули кислоты, смешанной со жгучим перцем. Быстро отставив ёмкость в сторону, кобылка принялась старательно его тереть, мимоходом отметив, что даже смесь костероста с микстурой из глаза утопленника была не настолько противной.

Растлинг наблюдал за терзаниями знахарки с мстительной улыбкой. Дождавшись, пока она закончит, Бон снова хлопнул себя по горлу.

 — А что-нибудь… другое нельзя? – отрывисто поинтересовалась Хоуп. – Кстати, какие… уф… у него могут быть побочные последствия, и зачем мне… тьфу… вообще нужно пить такую дрянь?!

«Нет. Надо»

Взгляд единорога мгновенно снова стал серьёзным. Подумав, добавил еще надпись:

«Терпи.»

 — Ну, надо, так надо…

Мысль о том, что она может и не справится, пришла Фловер в голову, как только та выпила зелье залпом. Желудок мгновенно попытался поднять бунт, заручившись основательной поддержкой других органов. К счастью, всё прошло уже через несколько секунд, оставив лишь горькое послевкусие.

 — Ещё? – обреченно поинтересовалась Хоуп, принимая второй горшок с варевом.

В ответ Бон отрицательно помотал головой, вновь делая характерный жест.

Новое зелье тоже оказалось не слишком вкусным, но хотя бы не пыталось покинуть внутренности кобылки раньше времени. Вместо этого оно прокатилось по ним жидким пламенем, мгновенно заряжая истощённую Хоуп энергией.

 — Ого, — выдохнула Фловер, поднимаясь на ноги. – Бон, ты просто обязан дать мне рецепт! Это… это просто…

Единорог, удовлетворённо наблюдая за травницей, снова отрицательно покачал головой.

 — Почему? Жадничаешь?

 — «Ингредиент», — расщедрился на запись некромант.

 — Ингредиент? Ну, я попытаюсь достать… — неуверенно попыталась настоять на своем Хоуп, однако по взгляду Бона поняла, что это будет если не невыполнимо, то очень сложно.

Её мысли прервал громкий стук в дверь.

 — Хоуп! Хоуп! – послышалось с улицы. – Ты там зива?! Я понимаю, что твой некломант класавчик, но отолвись ты от него хотя бы на минутку!

 — Берри… — вздохнула земная, поднимаясь из-за стола. – Погоди, я сейчас вернусь…

 — Ну, наконец-то! – всплеснула копытами пегаска, увидев подругу. – А я таки думаю: выйдет, не выйдет… Ты чего снова стилку плосляпила? Неужто самой охота глязной лаботой заниматься?

 — Извини, Бер, — покаянно потупилась Фловер. – Я… ну, это…

 — Да все я понимаю… — фыркнула Берри. – Ну, и как он? Тлавки не потлебовались? – заговорщицки подмигнула она Хоуп.

 — Нет! То есть, ничего не было!

 — Знаю, что не было, — внезапно насупилась крылатая. – Собственно, я хотела на счёт этого пелеговолить. Желательно БЕЗ лисних усей, — с намеком ткнула она в сторону выглянувшего Бона. Тот, насмешливо зевнув, скрылся в домике.

 — Ну, и?

 — Отойдем.

Лишь уйдя на десяток шагов в сторону, пегаска приступила к разговору.

 — Значит-ца так, — начала она, кидая в сторону лачуги недоверчивые взгляды. – Я знать не знаю, чегой-то у тебя плоизосло, но вчела в делевню ввалился пелепуганный насмелть Пиджин. Ну, мы-то уже слазу подумали, что допился до зеленных аликолнов, ан нет, кричит мол, пони доблые, там некломант нашу Фловел в нежить облащает. Глин его слазу сковолодкой по темечку, да в хату, я наших успокаивать, а Эпл к тебе наплавилась. Велнулась челез полчаса, взлохмаченная. Сказала, что подошла к твоему дому, а оттуда некломант, как демонёнок из табакелки. Глаза безумные, лот ласклывает, словно сказать что хочет, а не может. А у Эпл венок был, мужем из ледких тлав сплетённый. Некломант тот венок телекинезом цап, и облатно в хижину. Эпл восла следом, маг на нее вообсе внимания не облатил, всё метался по дому, то в голшках что-то помешивал, то моклые повязки тебе менял. Холошо, что наша минотавла умная, слазу плосекла, что не стал бы он вот так волноваться, кабы хотел загубить. А тут ещё птица стланная плилетела, словно волон, а только со стальным клювом, пучёк ветосек каких-то плинесла. Некломант слазу выблал одну, да так и свырнул в пламя, не глядя. Волон тот тоже начал по комнате летать, да хозяину своему тлавы подносить, тоцно помосник какой.

 — И? Что было дальше?

 — А Эпл не знает, — пожала плечами Берри. – Лешила не мешать, да и велнулась в делевню. Судя по тому, что ты ещё жива, не зря. Вот только Пиджин сегодня очнулся. Все утло воду мутит, никак не успокоится. Мы с Глин сделживаем делевенских, да и Эпл много веса в кула… эм… в словах имеет, но… Слушай, не пускай ты его пока в делевню, лады? А лучшее, дай денег на дологу, да и пускай ступает подоблу-поздолову. Чую, буля надвигается.

 — Мне нужно еще хотя бы несколько дней, — молитвенно сложила передние копытца Хоуп. – У него, по-моему, ещё нога не зажила…

 — Если останется – то может никогда и не зажить, — жёстко отрезала Берри. – Пойми, мы ничего-то против не имеем, но остальные напуганы. А напуганная толпа, это постлашнее стаи волков.

Развернувшись, пегаска взмахнула крыльями, взмывая в воздух. Спустя минуту она скрылась из виду, так и не услышав оклика травницы.

 — Интересно, давно ли у нее родинка на кончике уха? – задумчиво пробормотала Хоуп, направляясь домой.

Войдя в хижину, она стала свидетельницей странного зрелища: единорог и его фамильяр, используя стебельки сена, играли в «крестики-нолики», выкладывая из засушенных трав «поле» и «ходы». Судя по самодельной таблице результатов, пока лидировал Дюранго.

 — Мальчики, извините, что прерываю, — подсела к ним Фловер. – Но нам нужно поговорить.

Переглянувшись с вороном, Рейстлинг кинул на неё вопросительный взгляд.

 — Бон, — начала травница, – вчера при касании к тебе я лишилась всех сил. Как ты это объяснишь? Ты вампир?

Бон дёрнулся, словно от пощечины. Взяв дощечку, он принялся писать:

«Не совсем».

 — Что значит «не совсем»?

«Непроизвольно. Врожденное. Стараюсь не использовать. Только если истощен. Прости»

 — Допустим, — задумчиво произнесла Хоуп. – Следующее, что это были за зелья? Второе – для поднятия сил, это я поняла. Странно, что ты не захотел приготовить его раньше. А первое, от которого меня чуть не вывернуло наизнанку?

«Не действует. Первое – микстура».

 — Микстура? – не поняла Фловер. – От чего?

«От чумы».