Последняя весна

Маленькая пони в маленьком городе пытается по крупицам собрать то, что когда-то было ее жизнью. Может еще не все потеряно? А может нет смысла и пытаться?

Другие пони

Пегасочка Лиди.

Выставка картин, но кто бы мог подумать, что для Кристалла она обернётся романтическими отношениями.

Черный дым

Что-то странное происходит в этом мире. Повсюду стали появляться жуткие существа, состоящие из черного дыма, нагоняя страх на все живое. Ставшая аликорном Твайлайт Спаркл, пытается изучить этот феномен, не подозревая о том, что одно из этих существ является человеком и находится совсем рядом. Скоро, этот человек, без имени и воспоминаний, найдет путь в Эквестрию, и никто даже представить не может, какое зло придет вслед за ним…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Сны снежного города

Далеко на севере, рядом с границей с Империей грифонов, стоит провинциальный город Хофтегар. Детский дом "Надежда" да ювелирный салон Голдшмидта — вот и весь мир, известный Нуре. Однако одним пасмурным днём её жизнь круто поменялась, и тому виной был приезд таинственного иллюзиониста. Но тот ли он, за кого себя выдаёт? Что привлекло его в Хофтегар, и чем всё это обернётся для Нуры и той, кто ей дорог?

ОС - пони

Секс-игрушки

Это небольшая зарисовка на предмет альтернативного развития событий возвращения Найтмер Мун.

Принцесса Селестия Найтмэр Мун Человеки

Небольшая зарисовка из жизни Эквестрии

Рассказ о жизни в Эквестрии после нападения Крисалис. В целом, ничего особенного. Но дружбы и любви достаточно :)

Рэйнбоу Дэш Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Наша иллюзия

Официальные визиты в Троттингем были для принцессы Рарити какими угодно, но не интересными. Она на целую неделю застревала в своих покоях, стараясь как-нибудь развлечь себя и избегая нежеланных ухаживаний местных аристократов. Так почему бы не сделать поездку интереснее, уговорив телохранительницу присоединиться к ней в тайном исследовании города? Седьмой рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Проклятая любовь

Что случится если Спайк всё-таки признается в любви к Рэрити, отвергнет или примет ли она его любовь, и каковы будут последствия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Дерпи Хувз

Принцесса Селестия и Найтмер Мун объединяются, чтобы спасти всех

Твайлайт Спаркл, принцесса Луна, принцесса Кейденс и королева Кризалис оказались обращены в камень. Освободилась Найтмер Мун. Всех надо спасать. Принцесса Селестия не думала, что ее любовная жизнь будет такой.

Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Шайнинг Армор Чейнджлинги

The Conversion Bureau: Её последнее достояние

Маглев несёт Мелани Цукер к последнему Бюро. Брать с собой земные вещи нельзя и ей придётся избавиться от всего, что связывало её с человеческой жизнью. Но это проще сказать, чем сделать.

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава четвёртая: Жажда забвения Глава шестая: Слёзы дождя

Глава пятая: Дорога в никогда

Уйти с Фермы Провендеров стало для Чашки самым тяжёлым испытанием со дня её Превращения. Ферма стала для неё больше чем работой, здесь жила её семья, это был её дом. Чашка давно думала о Провендерах как о своих любящих родителях, и плакала без остановки, пока они с Петал убегали прочь.

Миссис Провендер надеялась и боялась, что этот день однажды придёт. Она знала, что он наступит — с той самой ночи, когда дрожащую в полуобмороке кобылку выгрузили из повозки Бюро и принесли на её кухню.

– Они всегда уходят, — вздохнула она — Потому что так и должно быть. Ещё одна дочь покинула ферму, пора привыкнуть.

Корнфлауэр Провендер нервно переминалась с копыта на копыто и хлестала себя хвостом по ногам, глядя как Чашка с Петал убегают от неё по дороге в сторону Саус-Уизерса. Чашка сказала, что вернётся – что уходит только затем, чтобы найти лекарство от своей тоски. Что правда-правда хочет вернуться, и сделает это как можно скорее. Если повезёт, то даже совсем скоро.

Но Корнфлауэр вырастила за свою жизнь уже трёх кобылок, и когда они уходили с фермы, по-настоящему уходили, то не возвращались — разве что с редким случайным визитом.

Мистер Провендер коснулся лбом своей жены — Ты отличн' справилась, Корнфлауэр. Очень даж'. — Миссис Провендер отвернулась и зарылась мордочкой в его седеющую гриву. Ей не хотелось, чтобы старый жеребец видел, как она плачет.

♥ ♥ ♥ ♥ ♥

Петал с Чашкой решили, как только достигнут Саус-Уизерса, сделать короткую остановку, чтобы запастись припасами в дорогу. Они рассудили, что стирание памяти – это почти наверняка редкое заклинание и вряд ли его найдёшь здесь в сельской местности. За десять лет в Эквестрии никто из них о таком не слышал, а ведь они видели или слышали о множестве видов магии. Магия была в Эквестрии обычным делом — каждый единорог обладал ей от природы, а ещё здесь встречались волшебные растения, волшебные животные и волшебные артефакты, и в самой Эквестрии, и за её пределами. И если они за десять лет ни разу не слышали о магии памяти, значит она, как минимум, встречалась нечасто, если только вообще не была где-то спрятана.

Если конечно, такая магия вообще существовала. Но в рассуждении Чашки, что поглотить целую планету – это покруче, чем стереть пару воспоминаний, действительно был смысл. Если здесь действуют такие силы, было бы странно, чтобы стереть память оказалось для них так уж сложно.

Две пони решили сначала направиться в Хуфингтон, известный своими отличными книжными магазинами и большой библиотекой. Если там они ничего не найдут, то обогнув Понивилль, продолжат поиск в Мэйнхеттене. Был и другой путь, от Понивилля направиться прямо в близкий Кантерлот. Этот вариант манил и их, и пугал.

С одного копыта, если магия, которая им требовалась и существовала, то в Кантерлоте она точно была. Кантерлот был столицей Эквестрии и домом богинь-принцесс, которые правили всей реальностью. Что угодно хоть мало-мальски значимое там должно было найтись.

С другого копыта, то, что стирание памяти не сделали частью Конверсии и даже не предложили никому из новопони, рождало у Петал и Чашки нехорошее предчувствие. Это было бы, несомненно, благим делом, но им даже не намекнули о такой возможности. Они сильно подозревали, что такая магия могла вообще быть под запретом.

Ни Петал, ни Чашка не хотели идти против воли правителей и законов Эквестрии, но их боль была настоящей, и, в конце концов, единственные пони которые могли пострадать, если что-то пойдёт не так, были они сами. Даже если магия памяти отчего-то запрещена, считали они, было бы жестоко отказать им ради очевидно доброго дела. Но они помнили, как это, жить в мире, где всегда можно лишиться самого необходимого по чьему-то произволу или явно злому умыслу. Они знали и как надо обходить правила, чтобы выжить. Обычное дело.

Поэтому бежать прямо в сердце страны и начинать расспрашивать про (весьма вероятно) запретную магию не казалось им мудрым решением. Наверняка чуть подальше от столицы они могли узнать, разрешена ли такая магия, не вызвав подозрений. Затем уже они смогут окончательно решить, куда им двигать, в Мэйнхеттен, или же, в ином случае, в Кантерлот.

Они кратко обсудили, не попытаться ли прямо попросить Принцесс о помощи. Но это было бы безумием. Просить живых богинь помочь им с личными проблемами было эгоистично, да и просто смешно. Хуже того, если бы им отказали, или ответили, что такая магия запрещена, всякая надежда для них оказалась бы утрачена навсегда.

Саус-Уизерс был средних размеров городком, намного крупнее, чем хорошо известный Петал Клайдсдейл. Старая рыночная площадь уже не использовалась, но множество выросших когда-то вокруг неё лавок и магазинов по-прежнему процветало. Саус-Уизерс был главным торговым центром для окрестных деревень и рынком того, что они выращивали.

Чашка вела Петал по городу. Она хорошо его знала, за эти годы много раз бывала тут с Мистером Провендером. Она вела Петал к «Башне Ирисок», её любимому кондитерскому магазину. Это была, конечно, не совсем башня, но выстроена так, чтобы выглядеть похоже. Будет здорово взять с собой в дорогу немного сластей.

Близнецы Миндаль и Кешью были, как всегда, на месте. Миндаль стояла за стойкой, Кешью толкала тележку со сластями откуда-то сзади. — Чашка! Как мило! Вы с мистером Провендером сегодня за покупками?

Миндаль заметила пони рядом с Чашкой — О, привет, я помню тебя с вечеринки! Ты единорог, которого приглашала Миссис Провендер, не так ли? Ты ещё рожицу строила!

— Да, эт я, меня зовут Петал. Здрасьте! — Петал снова состроила рожицу, близнецы засмеялись.

— Пришли запастись сластями в дорогу. Мы отправляемся путешествовать. — Чашка понюхала витрину, полную засахаренных цветов.

— О! И куда вы? — Поинтересовалась Кешью.

— Эм... в сторону Мэйнхеттена, я думаю, — Чашка взяла маленькую корзинку с ручкой и начала набирать в неё сладости — Мы думаем, там есть хорошие книжные магазины. И большая библиотека.

— За книгами? У нас в Уизерсе есть книжный магазин, вы знаете? — вступилась за свой город Миндаль.

— Мы ищём особые книги, — Петал обнаружила жевательные яблочные мармеладки и сигналила Чашке, чтобы та добавила их в корзинку. — Книги о тайнах магии, об искусстве волшебства, такие вот.

— Эмм... Знаете... — задумчиво произнесла Кешью — Вам стоит попытать счастья в библиотеке Понивилля. Это совсем маленький городок, но он прямо рядом с Кантерлотом и говорят, Селестия лично попечительствует местной библиотеке. Вы и так и так будете идти через него в Мэйнхеттен. Я уверена, уж там вы найдёте самые редкие книги!

Чашка и Петал переглянулись. Если Селестия имеет отношение к городу, наверное, лучше им его избегать. Они ещё не знали, разрешено ли то, что они пытаются изучить. — Мы обязательно проверим, спасибо большое! — ответила Петал как можно радостнее.

— И всё-таки, проверьте Книги Кориандра, — пробурчала Миндаль. — А вдруг?

— Ну тогда, — Петал подмигнула Чашке – Мы, конечно, дадим ему шанс, пока мы ещё в городе! Миндаль от этих слов заметно просияла.

На выходе из кондитерской Чашкины сумки заметно округлились от множества сладостей. Чашка гордо носила на спине эти сумки. Они были подарены ей для путешествия самой Миссис Провендер, и на них был вышит герб их фермы: рог изобилия, полный сена. Спускаясь по улице, Чашка заметила, что Петал смотрит, как она любуется сумками.

— Лучше и не найти, правда? — Петал улыбнулась — Мне мои тоже нравятся. В них столько всего влезает, да и я свыклась с ними, как со старыми друзьями.

— Миссис Провендер дала мне их перед моим уходом. Они когда-то были её, — Чашка надолго замолчала. – Я буду скучать по ней. Скучать по ферме.

— Чашка, мы можем вернуться. Никто нас не заставляет.

— И что потом? Ничего ведь не поменяется. Мы будем такими же одинокими и чужими. Мне-то, уж точно, с годами станет только хуже. Я так не хочу. Нет. Мы идём. — ответила Чашка.

— Ладно, ладно! Просто спросила. Эй, просто на всякий случай, проверим местный книжный?

— Ну... может быть. — Чашка задумалась на мгновение – Я вот что думаю. Кориандр единорог, насколько я помню. Их немного в здешних краях, ты наверное заметила, здесь всё больше фермеры. Но... мы могли бы спросить про магию, которую ищем. У нас хоть примерное представление будет о том, что разыскивать. Я не думаю, что мы найдём какие-то полезные книги, но может, хоть что-то узнаем.

— Хммм... Думаю, вреда не будет, — согласилась Петал. — Пойдём глянем На Сверх-непревзойдённого Книжноторгового Единорога Кориандра!

Петал и сама посмеялась своему чересчур высокопарному выражению и Чашка вместе с ней.

Кориандр, конечно же, оказался единорогом, он сидел в глубине своего невероятно захламлённого магазинчика. Там было действительно много книг. На полках. Грудами, прямо за дверью. Кучами поверх других куч. Было непросто пройти, ничего не своротив. Чашка ступала осторожно, следя, чтобы своими сумками не столкнуть ни одну из высоких, неустойчивых книжных башен.

Единорог был старым, очень старым, его грива совсем побелела, как и большая часть когда-то синей шёрстки. Он читал большую тяжёлую книгу, время от времени сиянием рога перелистывая страницы. Резкий голос Кориандра казался великоват для такого маленького магазина. — А-а, покупатели? Давненько не было покупателей. Вы ведь покупатели, верно? Вы здесь не для того чтобы спросить дорогу или что-то мне продать, ведь так?

— Нет. Да! Мы совершенно определённо покупатели. Потенциальные покупатели, если быть точными. И если у вас, в чём мы совершенно уверены, найдётся то что мы ищем, мы, несомненно, желаем ими стать. Петал выглядела слегка беспокойной. Кориандр её чем-то нервировал.

— Ну и ну! Кажется, дела идут на лад! — Кориандр оторвался от книги, чтобы взглянуть на них, не вставая со своей маленькой мягкой табуретки. — Обычно ко мне заходят что-то продать или какой-нибудь случайный жеребёнок играет здесь в прятки. Для меня, конечно, большая честь принять настоящих покупателей! Чем могу быть полезен уважаемым кобылкам? — Древний жеребец широко улыбнулся пожелтевшими но целыми зубами.

— Моя подруга, её зовут Петал, кстати, а я Чашка, здрасьте, хочет учиться магии. То есть, она уже умеет, она же единорог, умеет делать магию, конечно, но... — Чашку тоже смущал Кориандр, она не соображала даже, как бы ему объяснить. — Я хочу сказать, она хочет изучить магию ещё, будучи единорогом и... Это... Случайно, нет ли у вас про это книг? Э… Про магию, то есть.

Кориандр бросил на Чашку долгий взгляд, как будто пытался понять, что она такое.

— Здесь, по правде сказать, не то чтоб часто спрашивают книги про магию. Вот фермерство, про это у меня есть. Когда сажать, что сажать, что не надо сажать, и где не надо сажать то что не надо сажать, когда сажать вообще не надо. Здесь их целые залежи, — Кориандр кивнул на особенно крупную груду книг — Всё про сельское хозяйство. В основном потому, что местное население, как ни странно, фермеры.

Чашка тупо глядела на него, Петал же забавляла эта внезапная вспышка эмоций.

— Правда, потом оказалось, что набить магазин книгами по сельскому хозяйству было ошибкой. Когда на много миль вокруг одни фермеры, которые занимаются им с незапамятных времён, — Кориандр кивнул на огромную, пёструю, развесистую, тройную, высящуюся до потолка гору книг — То надо было догадаться, что последнее, о чём они захотят читать, это о том, в чём они и так эксперты. — старый единорог громко вздохнул. — Я немного сглупил, признаюсь.

— Как же вы держитесь на плаву? — Чашке стало жаль бедного старого единорога.

— Фермерствую в основном, — Петал громко рассмеялась, Кориандр подмигнул ей. — У меня сад на окраине Уизерса. Я уже слишком стар для такой работы, вот и сижу здесь, а наёмные копыта обтряхивают мои персики за меня. Я же ни в чём таком не разбираюсь, кроме...

— Кроме всех этих книг здесь! — закончила за него Петал.

— А-га. — и Кориандр улыбнулся как можно шире.

Вообще-то у Кориандра всё-таки нашлось немножко книг по магии, и когда он их доставал, Чашка поняла, откуда взялись эти огромные стопки. Глядя, как старый жеребец поднимает сиянием рога целые груды книг, неподвижно держит их в воздухе, рассортировывает их и выдёргивает из общего облака отдельные тома, а затем складывает стопку обратно, она почувствовала трепет. Чашке вдруг захотелось, чтобы её подруга узнала о магии больше — потому что это было поистине удивительно. За десять лет на ферме она, конечно, встречала пегасов — погода для фермеров это важно, но почти не видела единорогов. И точно никогда не видела магию в таком количестве.

Когда представление летающих книг окончилось, стало немного жаль. Книги, летающие как птицы — на это было правда здорово смотреть.

— Эммм... — Петал исследовала более чем скромный набор Кориандровых магических книг. — "Моя первая книга заклинаний", "Уход за рогом", "Здоровый рог и вы", Ага! — Её собственный рог засветился, она левитировала перед собой маленькую, очень старую красную книжицу. – "Прикладная Тауматургия: Практическое пособие практической магии, второе издание... Эммм... Издательство Кантерлотского университета." Сколько вы хотите вот за эту, Мистер Кориандр?

— Посмотрим...

Кориандр левитировал книгу от Петал к себе и повернул, держа в воздухе, чтобы заглянуть под заднюю обложку — Я всегда кладу внутрь бумажку, чтобы... — Торговец прищурился на секунду — Как тебя, Чашка? Можешь посмотреть, сколько она стоит? — Книга висела теперь прямо перед Чашкиными глазами.

Лицо Чашки внезапно стало испуганным. Она широко открыла глаза, её зрачки сузились. — Я не... Не умею... — она отвернулась, глядя на свой бок и опустив уши. — Не могу... сказать.

Мгновение Петал глядела на Чашку, затем метнулась вперёд — Как насчёт такого предложения, Мистер Кориандр? Мы идём в долгое путешествие, так что я не могу дать вам много, но... — она замаячила перед Чашкой, целиком завладев вниманием Мистера Кориандра — ...Может, сойдёмся, на, скажем... — Чашка поняла, что на неё больше не смотрят и подняла голову. Она тихонько прошла между грудами книг назад ко входной двери. Тихонько отворив, она вышла наружу.

Чашка присела на мощёный деревом тротуар перед магазином. Повесила голову и стала ждать.

Через некоторое время вернулась Петал и закрыла за собой дверь. Во рту она несла маленькую красную книжицу. Она поглядела на Чашку, затем бережно уложила книгу в седельную сумку. И села рядом.

Некоторое время они сидели молча. — Эквестрийская письменность очень сложна, — Петал слегка пихнула Чашку локтём — И не очень-то нужна на ферме.

— Я запомнила несколько слов, — Чашка внимательно изучала тротуар – «Мука», «Яблоки», и ещё могу написать «Ферма Провендеров». Выучила, со знака на въезде. Всегда столько всего надо было делать, и... надобности что-то читать практически не было, вот я и не...

— Всё НОРМАЛЬНО, Чашка. Это не Земля, забыла? Тебя научили всему, что нужно для жизни, — Петал на секунду задумалась – А знаешь, вполне может быть, Миссис Провендер тоже не умеет читать. Я уверена, она научила бы тебя, если бы могла. Она и правда заботится о тебе, чтоб ты знала.

— Я знаю. Просто тогда... там... только самые худшие... самые безнадёжные... Чтение было единственным способом получить образование, чтобы иметь работу, и... — Чашка осеклась.

— Говорю тебе, здесь не Земля. Здесь фермерство — это важно. Жизненно важно. Знать, как всё выращивать, необходимо... и всё что ты знала или умела как человек, здесь больше ничего не значит. Ну, наверное, я так думаю. Чем ты занималась?

— Технологией нанопроизводства. Я была нанопроизводителем в Восточной корпорации. Программирование и обслуживание бункеров, — Чашка игралась передними копытами, легонько цокая по тротуару. — Я училась четыре года, чтобы получить эту работу и всё это время жила на улице. Вытащила себя из фавелы. Просто чтобы получить немного уважения, чтобы... Я так упорно училась...

— Чашка, ты замечательная кобылка и ты не человек. Ты пони, фермерская пони, и я горжусь тем, что дружу с уважаемой фермершей из такого удивительного места, как Ферма Провендеров!

Чашка посмотрела ей прямо в глаза, и поняла, что Петал совершенно серьёзна и нисколько её не осуждает. Каждое слово было правдой, и понимание этого согрело её изнутри, как солнечный свет.

— Мы правда друзья?

Петал громко хихикнула и мир вокруг стал немного ярче. Она пихнула Чашку головой — Конечно, глупая ты гусыня. Ты мне понравилась в тот момент, как я тебя увидела. А теперь пошли!

— Я пони, а не гусыня! — Чашка подняла голову, её уши снова стояли торчком.

— Но если б ты была гусыней, у тебя бы хорошо получалось.

И тут Чашка поняла, что лучшей компании, чем Петал Конфетти для путешествия нельзя и пожелать.