Пятьдесят оттенков тоста

Пинки Пай – пекарь, и она может приготовить тост. Так-то, любой пони может приготовить тост. (За единичным исключения в виде Свити Бель.) Но почему тогда этот незнакомый жеребец настолько поразился её навыками, что захотел, чтобы она никогда не готовила тосты ни для кого другого?

Пинки Пай ОС - пони

Асфальтоукладчик

Об укладывании асфальта и вдохновении.

Принцесса Селестия ОС - пони

Память

Они помнят. Слишком многое помнят.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Лимоны

Лимонад - тяжелый с моральной точки зрения напиток.

ОС - пони

Читально-вокальная катастрофа

Твайлайт решает устроить в Понивилле грандиозный библиотечный праздник. Понификация рассказа М. Булгакова "Музыкально-вокальная катастрофа".

Твайлайт Спаркл

Быть лучше

Ми привыкли видеть все, как есть. А допустим это не так? Это день из жизни пони, которая не хотела быть лучше.

Дерпи Хувз

Спасти Эквестрию: Эпилог

гармония и покой всё никак не наступят в волшебной стране, в новом доме для Артура и Гриши. Погружённые в мирские заботы, они невольно втягиваются в череду новых событий, но в этот раз дела обстоят куда серьёзней, нежели раньше. Теперь, все существа волшебного мира потеряли многовековую защиту, оставлены на произвол судьбы и вынуждены проявить заботу о тех, о ком слышали только в самых кошмарных сказках.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони Человеки

Падение Эквестрии

Война пришла в Эквестрию. Страна пони подвергается жестокой атаке иноземных захватчиков. Кто они, что привело их в Эквестрию, какие у них цели? Война не обходит стороной и шестерых лучших подруг из Понивилля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони

Лишняя

Я погиб. Я потерял всё, что было мне дорого. Я забыл даже своё старое имя. Но знаю новое, доставшееся мне вместе с другой жизнью. Найтмер Мун. Кобылица с тёмным прошлым и неясным будущим, которой, вообще-то, здесь быть совсем не должно. Которая здесь абсолютно лишняя.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Адрес неизвестен

Кажется, что для Дерпи Хувс каждый новый день хуже предыдущего. Всю жизнь её воспринимают как ходячую катастрофу. Из-за косоглазия её считают бестолковой, странной, ломающей всё пони. Как вообще она надеется преодолеть и избавиться от всего, что ей навязали? Для Дерпи это невозможно. Было невозможно, пока судьба не столкнула её с фиолетовой единорожкой. Станет ли эта встреча очередной неудачей или обернётся возможностью, которую она искала? И как эта возможность повлияет на её жизнь?

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз

S03E05
Глава седьмая: Хоть скажи, хоть заржи Глава девятая: Просьба ни о чём

Глава восьмая: Работая над собой

Чашка готовила очередную партию бисквитов. Мистер Нибблз, которого в ресторане все звали просто «Тести», подошёл и стал смотреть, как фиолетовогривая кобылка ловко орудует ложкой, держа её в зубах. – Хочу сказать, с тех пор как ты появилась, бизнес пошёл в гору. Хорошая работа, Чашка!

Чашка улыбнулась сквозь длинную деревянную ложку. Ей нравилось работать у Нибблза, ну а уж биты, которые она получала, были для них с Петал тем более кстати.

Где-то на другом конце города Петал трудилась курьером в «Доставке быстропони». Хоть она и не была, как на их эмблеме, стремительным пегасом, у неё оказалось достаточно опыта и умения, чтобы её взяли. Вместе они зарабатывали шестьдесят битов в неделю. У них, как у большинства Хуфингтонцев, была трёхдневная рабочая неделя, почерёдно со сменщиками. Биты копились, даже несмотря на квартплату и время от времени случавшуюся обжираловку. Денег уже было больше, чем каждая из них заработала в деревне за всю прошлую жизнь.

Но, как они быстро поняли после первого их дня в Хуфингтоне, путешествовать было гораздо затратнее, чем им представлялось, и если они хотят увидеть окончание своих поисков, то им понадобятся биты. Подработать в городе показалось им прекрасным способом быстро собрать нужную сумму, так что они нашли себе работу.

Для Петал это оказалось довольно легко; её опыт работы в доставке был как раз тем, что требовалось в курьерах Быстропони. Но Чашка до этого работала только на ферме и первую неделю от неё не было проку. Петал уверяла, что ей не стоит беспокоиться, её заработка в Быстропони хватит, просто им придётся подождать немножко дольше чтобы накопить на путешествие.

Однако Чашке не нравилось быть бесполезной, и она каждый день бродила по улицам, отчаянно пытаясь найти что-то, чем она сможет заняться в большом городе.

Она повернула за угол и почувствовала запах, наполнивший её счастливыми воспоминаниями; такие же овсяные смузи, какие Миссис Провендер сделала ей когда-то давным-давно. Запах и привёл её в «Деревенскую кухню Нибблза». Знак «Требуется работник» воодушевил её, а быстрая демонстрация Призовых Бисквитов Миссис Провендер тут же обеспечила ей место у Тести.

Она работала в ресторане уже шесть недель и показала себя отличным работником. Ей уже дали понять, что Мистер Нибблз хотел бы оставить её на постоянную работу. Ей уже так нравилось в Хуфингтоне, что она едва не забыла, что собиралась сделать.

Хуфингтон таил для Чашки и её подруги Петал множество соблазнов. Тут были и представления, и спектакли, и мюзиклы, и странные авангардные перформансы, каких они даже представить себе не могли. И уж конечно, не было недостатка в необычной и вкусной еде со всей Эквестрии, так что искушение каждый вечер «есть по-богатому» было велико. Становилось всё труднее и труднее решиться продолжить путешествие, их затягивала весёлая суматоха окружавшего города.

Как-то вечером, в облюбованном ими кафе, Петал поставила вопрос ребром.

— В Хуфингтоне, штопать его, здорово. Чашка, как думаешь?

Чашка откусила кусок рогалика, и теперь вдумчиво его запивала. — Это правда было здорово. Не припомню, чтоб я когда-нибудь так веселилась. Неловко это говорить, но я, кажется, стала забывать про свою ферму. Я так скажу, тот мюзикл, прошлым вечером, был просто великолепен!

Петал хихикнула. — Да, это было забавно. Помнишь тот момент, когда пел волшебный цыплёнок? — Это был, конечно, не настоящий цыплёнок, но костюм выступавшего пони был совершенно незабываем.

— О боже, да! Это было шикарно! — Чашка хихикнула над воспоминанием вместе с Петал. — Эти недели были просто великолепны!

— Я вот чего думаю... за всё это время у тебя были хоть раз проблемы с воспоминаниями? — на лице Петал было странное выражение.

— А? Не понимаю, о чём ты.

О Земле. О прошлом. — Петал произнесла это тихо, будто боялась, что за соседним столиком услышат.

— О! Чашка слегка оцепенела. — Ты об этом... Забавно. Нет, вообще-то. Ни разу. Как будто они все куда-то подевались. Мне ни о чём таком не думалось с тех пор, как я работаю у Нибблза. Это довольно странно. Наверное, есть просто много другого, о чём надо подумать.

— Знаешь, мы ведь не обязаны действовать строго по плану. Мы прилично зарабатываем, и если захотим, то даже сможем переехать в комнату побольше. Мы могли бы остаться в Хуфингтоне... на время. — То, как Петал произнесла это "на время", намекало, что это время может не кончиться никогда.

Чашка на секунду притихла, — Думаешь... нам стоит так сделать? Что, если мы снова затоскуем? Ведь наше прошлое никуда не денется. — теперь она выглядела беспокойной. — Кроме того... я беспокоюсь за Корнфлауэр и Дайрума, там, на ферме. Я чувствую себя немного виноватой, что веселюсь здесь, а они там остались без моей помощи. Через пару месяцев начнётся сбор урожая... — Чашкин голос постепенно притих, её уши слегка опустились.

— Просто подумала, Чашка. Просто подумала. — Единорог-официант подал им второе, левитировав их тарелки на стол. — Выглядит вкусно! Вот, что уж точно, еда здесь отменная. Единорог улыбнулся Петал в ответ и направился к другому столу.

— Тут одна мысль пришла. — Чашкин голос звучал загадочно и серьёзно.

— Фуо? — прошамкала Петал сквозь полный рот пасты.

— Тогда... в лесу. Когда ты превратилась... когда ты была в беде. — Чашка так и не притронулась к своей пасте. — Я очень тогда испугалась и не могла сойти с дороги, чтобы вернуться.

— Но ты смогла! Чашка, ты была великолепна! Ты надрала зад этой зверюге! Уделала её, как бог черепаху! И спасла нас обоих!

— Я бы никогда ничего не сделала, я бы просто сбежала, если бы... — на Чашкином лице боролись противоречивые чувства.

— Чашка, если бы не что? — Петал перестала есть и была вся внимание.

— Я вспомнила свою жизнь на Земле. Те дни, в фавелах, в трущобе. Вспомнила, что значит быть человеком. И я почувствовала что... — Чашка опустила голову. — Что это я главный монстр в этом лесу. Что я тут — настоящее чудовище, и когда я это ощутила, то готова была убить эту тварь.

Петал разбила молчание, последовавшее за Чашкиными словами. — Тогда благословляю те дни в трущобах. Ты спасла мне жизнь, Чашка. И если эта часть твоего прошлого дала тебе смелость, чтобы сражаться, я благодарна ей за это, как благодарна тебе. — Петал продолжила, после короткой паузы. - "Съешь меня тоже! Я не смогу жить без неё!" — Это была самая хитрая уловка всех времён!

— Это была не совсем уловка, — Чашка внимательно изучала свою пасту. — Я бы не... Я не могла тебя так там оставить. Я не смогла бы потом жить с собой.

Петал мгновение смотрела на Чашку. — Ну тогда, Чашка, это значит, что ты мой лучшейший друг навсегда!

И когда Чашка подняла глаза, её встретила улыбка, способная разогнать сумрак даже в самом мрачном сердце. — Лучшие друзья? — спросила она.

— Самые лучшие. — сказала, как отрезала Петал.

Шли недели, работа и соблазны большого города всё глубже затягивали подруг. Они обнаружили парк, и открыли для себя удовольствие гулять по великолепно ухоженным садам. Узнали, что в Хуфингтоне имеется концертный зал и были очарованы симфонией. Целый вечер они проваляли дурака в магазине игрушек, представляя эквестрийское детство, которого у них никогда не было.

А потом наткнулись на книжный магазин.

"Книжный Единорог" был магазином, целиком посвящённым тауматургии. Книги про магию были их специализацией и их единственным товаром. Ряды за рядами аккуратных полок, книги толстые и тонкие, дешёвые в мягкой обложке и невероятно дорогие. Новые книги, редкие книги, даже далёкий отдел древних свитков, бережно сохраняемых в массивных стеклянных ящиках, предстали их изумлённым глазам.

Две новопони бродили в тишине. Они ещё не видели такого книжного магазина. Казалось, святотатством говорить здесь иначе как шёпотом. Но это чувство исчезло, когда стильно одетый, с моноклем в глазу единорог подошёл к ним — Могу я вам чем-то помочь? — прогрохотал он так, что Чашка даже подскочила.

— Мы... я ищу, ну, знаете... — Петал, видимо, почувствовала себя так же. — Эхм. Начнём сначала. — Чашка практически увидела, как Петал натягивает на себя фальшивую личину. — Я и мой ассистент интересуемся взаимоотношением между практической тауматургией и мнемотехниками.

На Чашку всегда производило неизгладимое впечатление, когда из Петал вылезала её, как она однажды выразилась, "единорожистость", их тех времён, когда она была человеком. За беззаботной, весёлой маской скрывалась умнейшая голова, полная всяческих знаний и умных мыслей, и Чашку всегда восхищало, когда она видела подругу с этой стороны.

— У меня есть теория, скорее гипотеза, что арканные силы копируют функции мозга, а если точнее, области памяти. Магия ли мы, облечённая в плоть, как в одежду, и может ли это быть доказано? Думаю, да, и ответ должен лежать в устройстве памяти, ибо память это само наше существование, без памяти не было бы нашей идентичности, понимаете? — Петал в этот момент выглядела, как заправский увлечённый исследователь. Сильно помогало и то, что на этот раз она оставила свои затрёпанные сумки дома.

Кантер Стар, владелец магазина, заинтересовался гипотезой Петал. — Понятно, понятно... интересное предположение. Думаю, мы сможем быть вам полезны. Сюда, пожалуйста. Полагаю, вы изучали магию? Ну конечно же, вам сюда, сюда.

Петал не стала разубеждать единорога, и они с Чашкой молча последовали за ним.

Под книги заклинаний, воздействующих на сознание и разум, был отведён целый ряд, и было понятно, что эта секция открыта не для всех, а только для тех, кто занят важными исследованиями, видимо, им полагался особый допуск. Мистер Стар оставил их там; к счастью, другой пони вошёл в магазин, избавив их от необходимости дальнейшего разговора, что могло бы привести их к провалу.

Чашка приглядывала за владельцем магазина, пока Петал со всей возможной скоростью рылась в книгах. Когда Чашка на секунду опустила взгляд, то увидела, как Петал левитирует сразу несколько книг, одновременно и быстро их листая. Вновь подняв глаза, она увидела, что Мистер Стар занят парой единорогов, которые только что вошли. Они выглядели так, словно прибыли с очень модной вечеринки из очень богатой части города.

Чашка услышала, как за ней с почти физически ощутимым хлопком закрылись книги. Обернувшись она увидела, как книги встают обратно на полки.

— Ладно, пошли. — Петал указала носом в сторону двери. Чашка послушно следовала за ней к выходу. Мистер Стар был занят, так что Петал при помощи рога придержала колокольчик над дверью, пока они не вышли и не прикрыли дверь за собой.

Они прошли несколько кварталов, прежде чем Чашка спросила: — И? Что ты узнала? Что случилось?

Уши Петал дёрнулись, она как будто вышла из глубокой задумчивости. — Магия, воздействующая на память и разум на удивление проста. Можно даже разобраться самой, если знать некоторые основы. Но...

Петал остановилась на углу и повернулась к Чашке, — Но тут есть один подвох. Это считается опасной магией, потому что она, потенциально, может нарушить чужую свободу воли, а это в Эквестрии — страшное дело. За подобную шалость может грозить неожиданно суровое наказание, ходят слухи, что... — Петал оглянулась по сторонам, будто боялась, что её подслушают. — Возле Кантерлотского дворца есть сад с лабиринтом из живой изгороди. Вокруг стоят статуи. Некоторые изображают странных существ, но большинство — пони, вроде нас. Этим статуям уже несколько сотен лет.

Чашка не понимала, к чему Петал клонит. — Ладно, статуи, и...?

— Поговаривают, что эти статуи когда-то были живыми пони. Которые использовали магию... неправильно.

— Погоди минуту. Смертная казнь? В Эквестрии? Не верю! — Чашка почувствовала, как её мир встаёт с ног на голову.

— Подумай. Если бы ты была Селестией или Луной и кто-то, скажем, поднял граждан на восстание, захватив их разум, или использовал магию сознания ещё для какой-то ужасной затеи?

— Но... нипони не стал бы так делать! Они не люди, Петал! В них нет зла, нет коварства! Они не знают, что такое война, у них нет даже полиции, потому что нет преступности! — Чашка не любила ни то ни другое.

— У Селестии есть королевская стража. Зачем бы Богине Солнца понадобились охранники? Вооружённые?

Чашка разозлилась на Петал. — Грифоны! Чудища из Вечносвободного, вроде того с которым мы дрались! Драконы! Да тут что угодно может вылезти в любой момент! Это не значит, что ей нужна охрана от злых пони!

Не злых. — Петал глядела на неё. — А запутавшихся. Которые, вероятно, считают, что служат грандиозной идее во имя великой цели, блага всепони. Что не делает их менее опасными, когда они начинают не останавливаться ни перед чем.

Это ещё хуже! Я отказываюсь в это верить! — это был первый подобный разговор между Чашкой и Петал. У них закончились аргументы. — Селестия никогда бы так не поступила! Пони бы никогда... ну... даже заблуждающиеся они не станут... и если бы даже стали, Селестия точно бы не сделала того, о чём ты говоришь! Никогда!

Две кобылки пересекли улицу и молча направились к своей комнате в "Короне".

Когда они уже приготовились ко сну, Петал вновь подняла эту тему.

— Ты спасла меня, потому что вспомнила свою суровую жизнь на Земле. Ты искалечила, а может даже убила этого монстра, несмотря на то, что ты пони, как всепони вокруг. Эквестрийцы, может быть, и добрее людей, не спорю, согласна. Я знаю, что разум пони больше нацелен на сочувствие, сотрудничество и просто доброту, чем человеческий. — Чашке было совсем неинтересно, но Петал хотелось договорить.

— Пони ты или нет, но ты всё ещё способна на крайние меры, когда надо. Когда ты чувствуешь, что ты права. — Петал полу-улыбнулась Чашке, пытаясь хоть немного ослабить напряжение. — Я хочу сказать, что даже безобидное существо может быать опасным, если дать ему убедительное оправдание. Магия же намного опаснее оружия. Чашка, я видела относительно простые заклинания в этих книгах, которые, при неправильном использовании, могуг натравить друг на друга весь город. Обычные заклинания.

Чашка не могла заставить себя не думать о том, что это значит: если обычные заклинания это могут... тогда сильные могут... практически всё? Как можно контролировать пони с такой мощью, если они решат, что правы?

Это была долгая и тяжелая ночь, и ни одной пони не удалось выспаться так, как им бы того хотелось.