Спасти Эквестрию! 2

Продолжение истории о новых приключениях Артура. Тень неизвестности окутала Эквестрию, заставляя, тревожно биться сердца наших героев. Что это, эхо прошлых событий? Или нечто новое, но более зловещее? Разгадайте тайну, совместно с героями повести!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Half-Life: Эквестрия

Что, если бы вместо переезда в Понивилль, Твайлайт покинула Кантерлот, чтобы работать в научно-исследовательском центре Пони Меза? Что, если бы вместо того, чтобы бороться с Найтмер Мун, она бы боролась против Каскадного Резонанса? И что, если бы вместо того, чтобы встретить своих друзей на подготовке к празднику летнего солнцестояния, она бы встретила их впоследствии этого Каскадного Резонанса? Это история о Твайлайт Спаркл, которая берет на себя роль всем известного Гордона Фримена из оригинального Half-Life, и друзьях, которых она встретит на своем пути.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Другие пони

Субботник

Издевательства над одноклассницей заходят так далеко, что раскалывают напополам сам коллектив мучителей. Кто-то станет разменной монетой, а кто-то может стать новым изгоем.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Маленький хейтер

Маленького хейтера мучают ночные кошмары.

Пинки Пай Человеки

ГГ, Иззи

Предыстория к Г5. Альфабитлу не нравится то болото, которым является Брайнвуд и у него есть план, как это исправить. И Иззи - часть этого плана.

Другие пони

Постыдные фантазии

У обычного единорога-жеребца по имени Вельвет Скай, который работал в мэйнхэттенском театре, жизнь была до боли простой и обыденной, пока ему не посчастливилось сыграть роль принцессы Кэнди Пинк в спектакле и тем самым прославиться на весь город, обретя множество преданных фанатов. Однако не все его поклонники были доброжелательными, и однажды с Вельвет приключилась неприятная история – его похитили и стали обращаться как с маленькой кобылкой, наряжая в платья и заставляя носить подгузники.

Другие пони ОС - пони

Зекора и Ночь Кошмаров

Старая зебра отправляется в прошлое, чтоб увидеть своими глазами ночь, когда решалась судьба принцессы Луны и Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора ОС - пони

О Дискорде / Рассказ в стихах

Кто есть Дискорд? Откуда взялся? Просто... Просто рассказ о Дискорде. Завершено - 33% (Комментарии ускоряют написание)

Другие пони ОС - пони Дискорд

Вкус лайма

Вечер пятницы. Лаймстоун Пай отправляется в Роквилль — небольшой городок неподалёку от фермы, по делам, и развлечься. Что же, на этот раз, может пойти не так?

Другие пони Лаймстоун Пай

Всадник Селестии

Анон, разумеется, рассказал Селестии, что люди ездят верхом на лошадях. Её это удивительно сильно заинтересовало...

Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Восход зелёных звёзд над Кристальной Империей Измена

Элемент Гармонии

Через неделю около ста тысяч грифонов буквально заполонили небо над столицей грифонов на центральном материке Эквестрии. Грифинстоун оказался в кольце.

— Я безоружна! На мне нет брони! Пусть выходит та, которая имеет право говорить!

Серебряная грифина с чёрными перьями на шее подошла к воротам. Ей тут же начали орать, что они не сдадутся.

— Трусы! Где ваша Королева?

Спустя пару минут Гилда всё-таки появилась на стене.

— Спускайся, у меня нет оружия и брони. Если боишься, можешь взять с собой воинов.

Грифина спланировала к ней и зашипела.

— Мы не сдадимся! Умрём, но не сдадимся! Вы твари! Подожгли всю Эквестрию!

Серебристая грифина тяжело вздохнула и покачала головой.

— Отличное начало для переговоров. Угрозы, угрозы. Со мной почти сто тысяч грифонов, да, будут погибшие и раненые, но Грифинстоун падёт. Армия диархов уже идёт сюда, но они не успеют. Вы все умрёте.

— Чего тогда ты ждёшь? — нервно перебирая лапами по пыльной земле, спросила Королева.

— Видишь ли, Гилда. Ты грифина и я грифина. Неужели мы не сможем договориться? Кроме того, я не собираюсь убивать детей, слишком хорошо понимаю, что они значат для нас.

— Что?

— Итак, вот моё предложение. Мы начинаем сражение и истребляем всех грифонов до единого. Твоё Королевство навсегда исчезнет. Второй вариант. Мы уходим и больше никогда сюда не возвращаемся. Да, кланы так и будем перетягивать, но мой Король согласен на такой исход, мало чести в том, чтобы убивать птенцов.

Чейнджлинг почувствовала страх молодой грифины и продолжила давить.

— Подумай ещё раз, на одной чаше весов смерть всех, кто тебе дорог, на второй, мы уходим.

— Что тебе нужно? — страх уже нашёл брешь в её разуме.

— Не что, а кто.

— Хорошо, кто? — воля молодой грифины треснула.

— Элемент Верности, вон, её лазурная голова торчит между зубцов стены.

— Но…

— Тебе решать, я приму твой выбор и подчинюсь ему. Взамен, даю слово, ни один волос с её прекрасной шкурки не упадёт. Когда она станет не нужна, мы её отпустим, не причинив никакого вреда.

— Я не понимаю…

Сплит ответила ей печальной улыбкой, слегка покачав головой.

— Тебе не нужно понимать, впрочем, я тоже особо не разбираюсь, Король считает, что её присутствие в столице Стального пера позволит поднять боевой дух. Мы уже готовы выступить и забрать себе Филидельфию. Принимай решение.

— Ради детей и только ради них! Ты что делаешь?

Серебряная грифина легла на землю и укрыла голову крыльями, на языке грифонов, она признала мудрость и величие собеседника. Гилда проиграла свой незримый бой, тысячи грифонов, видевших это всё со стены, разнесут вести по Эквестрии. Теперь это стало её решением, а не тех, кто прилетел к стенам Грифинстоуна из-за далёкого моря. Через две минуты фыркающую лазурную пони притащили буквально силком.

— Гилда, ты что творишь? — заорала крылатая кобыла.

— Она дала слово. Король дал слово. Такими вещами не шутят. Не пойдёшь сама, одену цепи и отправлю с ними.

— Ты же предала Принцессу! — заверещала пегаска.

— Я спасла всех наших птенцов.

Её всё-таки пришлось связать, армия легла на крыло, разворачиваясь к океану. Серебряная грифина подгоняла войско, стараясь избежать встречи с пегасами. Ни одного погибшего грифона с обеих сторон. Операция осуществлена чисто. Через сутки они уже добрались до берега океана, где разбили огромный лагерь.

В зале Доблести стояла тишина, на каменном троне сидел огромный грифон с перьями цвета стали. Его глаза влажно поблёскивали.

— Никогда не думал увидеть своими глазами Элемент Гармонии. Дух Верности. Снимите с неё цепи.

Два грифона тут же бросились к ней и сняли оковы.

— Теперь, слушай меня очень внимательно. Моя верная подруга сделала огромное одолжение вам всем, особенно Королеве Гилде. Я наслышан возмущениями воинов по поводу её поступка перед стеной, она порочит нашу честь и доблесть! Но я её не виню, грифина всегда останется грифиной, или как вы любите говорить, если уж небо подарило вымя, то это навсегда.

Лазурная пегаска перестала скалиться и дёргаться, навела уши на грифона.

— Мы никого не убили, Гилда приняла верное решение. Мой народ не столь многочислен, чтобы разбрасываться живыми. Мы задержим тебя ненадолго, надеюсь, ты сможешь быть гостьей, а не занозой в моей лапе?

— Ха!

— Мы дали слово Гилде, ни один волос не упадёт с твоей гривы, а вскоре ты будешь свободна. Мы отправим тебя домой в целости и сохранности, даже дадим битов в дорогу. Возможно, это займёт неделю или пару недель, мы надеемся, что всё произойдёт быстро. Итак, Дух Верности, я спрашиваю тебя. Можешь ли ты побыть гостьей Королевства Стального пера? Или нам необходимо для твоего удержания применять цепи и оковы?

— Ну, если драться не будете…

— Не будем. Я дал тебе слово и сдержу его.

— Э… хм… — она потёрла лоб копытом, — ничего не понимаю, зачем я вам?

— Твоё присутствие в качестве гостьи поднимет моральный дух грифонов.

— Ладно, пару недель, обожду, буду хорошей кобылкой.

— Мы благодарим тебя за понимание. Насколько я слышал, пегасы любят красивые пейзажи и купание в воздушных потоках. Это так?

Она недоумённо уставилась на Короля и кивнула, тот вдруг растянул уголки клюва в улыбке.

— Ты поселишься в городе Висячих садов, рядом есть водопад, грифоны его любят. Это в дне пути от столицы. Я дам тебе помощника, прошу, не обижай его.

Лазурная пегаска улетела в своё недалёкое путешествие к небольшому городу, который станет её домом на какое-то время.

— Что же, письмо готово. Пора получить полноценного аликорна, преданного грифонам.

— Ты меня поражаешь!

— О, мы только начали, я ещё даже во вкус не вошла. Как дела на фронтах? Тебе удалось исполнить мою просьбу?

— Противостояние затянулось, идёт позиционная война, мы постарались уменьшить количество сражений, как ты и просила, пытаемся использовать подкуп и тайные дела. Это приносит свои плоды, огнём и мечом можно было бы добиться большего, но я многому научился от тебя. Разделяй и властвуй. К сожалению, именно с чейнджлингами подобная тактика не действует. Впредь мы будем отдавать предпочтение именно таким военным делам, хотя это отличается от принципов доблести.

— Как дела на границах с роем?

— Ты оказалась права, как только мы убрали расчёты от границ Кристальной Империи, они стали спокойней. Редко огрызаются. Спать мы им не даём, судя по последним отчётам, твои сородичи уже начали нервничать, особенно после того, как мы отпустили всех пленных. Порываются поговорить.

— Честь и верность много значат для Королевы. Жаль только… впрочем, неважно.

Грифон на троне на какое-то время прикрыл глаза, потом тихо заговорил.

— Ты спрашивала, как нам удалось отследить тебя около Лас Пегасуса. Я солгал тебе.

— Я чейнджлинг, никто не сможет солгать мне глядя в глаза. Интересно, как именно она передала тебе информацию?

— Хм… это было самое необычное письмо, которое я когда-либо получал. Однажды утром на моём столе появился свиток от доброжелателя. Там было расписано всё о тебе, куда и когда ты поедешь, кто с тобой, способности. Указано, что это письмо я получил в знак доброй воли, мол, ты кому-то причинила много бед. В нём находилась единственная просьба, не убивать тебя и твоих спутников, во избежание настоящей войны с роем. К сожалению, не всё прошло так гладко, грифоны вспыльчивы, некоторые захотели пограбить, пролилась кровь. Я сожалею об этом.

— Просьба поместить меня в клетку вместе с Каденс, тоже находилась в этом письме?

— Да. Я знаю, что Королева роя может узнать, где именно находится каждый из вас, поэтому понял, это связано с поисками Принцессы Каденс. Однако, я решил, что смогу удержать вас обеих. Исключив, таким образом, из войны рой и Кристальную Империю. Никто не мог предположить твоё желание помогать нам по собственной воле.

— Мне нужно побыть одной.

Грифон обнял её своими крыльями.

— Не печалься.

— За что она так со мной? Почему? Ну и пусть! Я всё равно буду её любить. Помогу рою и уйду в наши пасмурные небеса к родителям. Должен же быть хоть кто-то, кто меня не предаст! Я скучаю по Джу.

Из глаз грифины почему-то текли зелёные слёзы. Он прижимал её к себе и гладил, словно собственную дочь.


Фиолетовая единорожка с крыльями открыла дверь, и в замок зашёл грифон, она заинтересованно уставилась на него.

— Это вам.

Она взяла конверт, открыла его, там были срезанные лазурные локоны. Глаза аликорна мгновенно вспыхнули белым светом.

— На словах велели передать. Если ваша подруга нужна вам обратно живой и невредимой, вы должны стать на некоторое время гостьей клана Стального пера. Если вам нужен корабль, приезжайте в Мейнхеттен, там найдёте. Король Гриф Стальнопёрый гарантирует вашу безопасность и неприкосновенность. Прощайте.

Грифон вышел и взмыл в небо. Твайлайт так и стояла на месте, потом бросилась за сумками и через пару минут уже неслась на станцию к поезду. Три дня спустя лавандовый аликорн летела в сопровождении группы грифонов к столице Стального пера.

Грифина легла рядом с Каденс на балконе, бережно накрыв крылом.

— Каденс, у тебя всё хорошо?

Балкон соединял все покои верхнего этажа по окружности, вычурные ограды, украшенные резьбой по камню. Солнце позолотило блестящий камень, отполированный лапами грифонов. Закаты на огромном острове были природными шедеврами. Багровый шар медленно оседал в море, разбрасывая по волнам оранжевые отблески, пенные барашки искрились в закатных лучах. Лёгкие дневные облака сменялись тяжёлыми ночными тучами.

— Тут потрясающая библиотека, столько шедевров! — она отложила книгу в сторону и опустила голову.

Каденс лежала на тёплом коврике, небольшая подушечка была подложена под её переднюю ногу, на которую она всё ещё сильно прихрамывала.

— Тебе нужен твой дар обратно, потерпи ещё немного. Я уже договорилась, мы всё сделаем, только не плачь, — она заглянула в глаза аликорну и тихонько подула в нос, — прошу тебя!

— Сижу тут, словно… словно… зачем я сбежала?

— Ты всё делаешь правильно, ведь ты Принцесса. А у них, — серебристая грифина кивнула на город, — никогда не будет аликорна, никто не встанет на их защиту, лишь собственная честь и доблесть. Они обречены, рано или поздно их восстание будет подавлено, диархи сожгут всех.

— Они… они не такие! Ты просто не знаешь! — с жаром возразила Каденс.

— Правда? — тихо поинтересовалась Сплит и отвернулась, пытаясь подавить судорожные всхлипы.

— Ну, прости! Прости меня! Я уже поплатилась за свою слабость.

— В моём сердце нет обиды, я хочу, чтобы хоть кто-то их любил.

— Почему ты им помогаешь? Я не понимаю.

— Они искали тебя по всей Эквестрии, тысячи чейнджлингов рыскали везде. Она просила помощи у диархов, никто ей не смог помочь или не захотел. Потом началось восстание Короля грифонов, этого не случилось бы, если бы Гилда не встала в позу обиженной лошадки и не начала оскорблять тех, кого было гораздо больше, чем её собственных подданных. Слово за слово, из искры разгорелось пламя. Однажды, ты потеряла свой дом, но затушила огонь ненависти между роем и кристальными пони. Ты заплатила страшную цену за это решение. Ты — герой Эквестрии, её настоящая Принцесса. Моя Королева пошла на всё, чтобы тебя найти.

— Нет! Нет! Она не могла! — Каденс крепко зажмурилась.

— Как видишь, смогла. Меня предала моя собственная Королева. Я это поняла, когда мою тушку бережно тащили в сетях через море. Тогда мне это казалось чудовищным предположением, но увидев тебя, я всё поняла. Теперь Королева знает, где искать свою подругу по табуну.

— Но почему она не пришла за мной? Не освободила?

— Ты забыла одну маленькую деталь. Идёт война между грифонами и Эквестрией. Даже Королева не может прийти и взять то, что пожелает. Грифоны обладают магией, они хорошо организованы. Попытка её проникновения сюда закончится гибелью миллионов с обеих сторон.


Белый единорог с синей гривой зашёл в покои Королевы, но к своему удивлению никого там не обнаружил. Он вышел за дверь и спросил у стража, куда она делась. Тот сказал, что час назад находилась в рабочем зале, оттуда не выходила. Шайнинг Армор прошёл вдоль коридора и свернул в небольшой проход. Иногда Крисалис сидела здесь, обычно это было для неё местом уединения. Ещё на подходе он почувствовал знакомый запах и резко ускорился. Магия открыла дверь, он вошёл в небольшую комнату, уставленную книгами, с тяжёлым кованым столом и мягким креслом. На столе в полном хаосе валялись письма и свитки, хотя обычно здесь царил идеальный порядок. На трюмо красовался след копыта, и множество трещин, паутинкой опутавших разбитое зеркало. Крисалис лежала и тихо стонала, рядом валялось пять пустых бутылок из-под сидра. Он поднял одну магией, «Наикрепчайший сидр семьи Эплов!», гласила этикетка коричневой бутылки.

— Любовь моя, сколько ты выпила?

Королева лишь что-то неразборчиво забормотала. Он присел рядом с её телом и погладил копытом по голове.

— Что с тобой, моя судьба? Ты уже месяц сама не своя.

Он увидел конверт с торчащим уголком какой-то фотографии. Бережно взял его… через несколько минут слёзы потекли из синих глаз. Он лёг рядом и обнял ту, что у него осталась. Через час Королева очнулась и попыталась встать.

— Шайни? Ты зачем сюда зашёл? Шайни!

— Ничего моя любовь, переживу. Как-нибудь проживу. Теперь нам ничто не помешает завести жеребёнка.

— Шайни, я не знаю.

— У меня осталась одна кобыла, я сделаю всё, чтобы она была счастлива. Спасибо за защиту кристальных пони. Теперь хорошо понимаю, почему ты так поступила. Крисалис — моя любовь и судьба, самая лучшая под этим небом. Я хочу жеребёнка.

— Завтра, хорошо? Я выпила много, меня тошнит.

Крисалис уткнулась в его бок и начала громко всхлипывать, роняя зелёные слёзы на белую шёрстку единорога. Тот её обнимал и успокаивал.


Грозный голос Принцессы разнёсся по залу, многие грифоны сразу нахохлили перья и злобно посмотрели на гостью.

— Где моя подруга?

— Уже летит сюда, мы просим прощения за столь бесцеремонное приглашение.

— Зачем я вам нужна была?

— Мы хотим, чтобы вы вернули то, что вам не принадлежит.

— Я ничего не крала! — опешила лавандовая кобыла, столь странному заявлению.

— Я этого не говорила, никто не станет обвинять в краже Принцессу.

Двери распахнулись, в зал вошла Каденс. Сплит смеялась про себя, глядя на мордочку лавандового аликорна.

— К-а… ка… Каденс?! — заикаясь, закричала лавандовая кобыла.

— Вежливо приглашена, как и ты.

Твайлайт закрыла глаза, её рог окутало сияние, прокатилась тяжёлая волна магии, искры посыпались прямо из воздуха, Каденс легла, закрыв глаза. Её тело окутало сияние, затем кьютимарка вспыхнула серебристым светом. Твайлайт бросилась ей на шею, тихо причитая что-то насчёт всяких непонятных пропаж.

— Отпусти, понял? Что ты ко мне прицепился? Не хочу я морковку! Не надо меня гладить!

Взмыленная лазурная пегаска влетела в зал, за ней сразу же прибежал молодой грифон, зажимая в одной лапе кастрюльку с почищенным яблоком и двумя морковками.

— Прошу вас, госпожа! Не позорьте меня!

— Ладно, ладно, смола липучая! — она взяла у него кастрюлю и, вытащив оттуда морковку, захрустела ей.

— О! А я думала, вы меня дурите. Значит что, мы свободны, типа? Ага? — указывая куском морковки на обнимающихся аликорнов, поинтересовалась Рейнбоу.

— Королевство Стального пера не откажется от своих обещаний. А у тебя там ещё яблочко осталось! — хихикнула грифина, — Вы свободны, никто более вас здесь не задерживает.

Твайлайт хмурилась, глядя на веселящуюся лазурную пегаску. Поговорить они смогли, только когда последний грифон из сопровождения остался вдали. Поезд набрал скорость и они понеслись в Кантерлот.

— Как ты попала от Гилды сюда?

— Мне предстоит разговор с ней по душам, я из неё все перья вытрясу! Она отдала меня этой серебристой грифине, сдала как вязанку дров для очага. Мы ещё поговорим! А ты как здесь вообще оказалась?

— Конверт прислали, с твоими локонами из гривы. Я думала, тебе грозит опасность, бросилась сюда, а ты лопаешь морковку? За тобой бегают с криком «госпожа»? Кто это был?

— Ой, да гад один! Спать не давал, то на водопад тащил, то выкупаться. Ух, как же, госпожа не съела морковку, а-а-а, всё пропало!

Твайлайт подозрительно смотрела на свою подругу.

— Госпожа не изволила кушать морковку, значит, так теперь это выглядит? Гибнут пони! А госпожа не хотела морковки?

— Остынь, подруга. Я не по своей воле тут оказалась, — нервно ответила лазурная пони.

— Каденс, зачем этот фарс? Если они тебя отпустили сейчас, что мешало сделать это раньше?

— Серая грифина, ты её видела. Она настоящая тень Короля. Желает остановить войну, пытается унять крутой нрав этого грифона. Освободила меня из тюрьмы, помогла получить статус гостя, а не пленника. Обещала, что они не станут нападать на Кристальную Империю, если я не попытаюсь бежать.

— Хм, грифоны оттуда ушли, они только с роем сейчас дерутся. По сути даже с нами не очень, Королева оттянула на себя их силы, дав нам время на формирование нормальной армии. Каденс, ты знаешь что-нибудь об изменении статуса Кристальной Империи?

— Я имела доступ ко всем новостям, газеты у них есть. Я их бросила. Если это было сделано не под давлением, значит такова воля кристальных пони. С роем же у нас хорошие отношения?

— Они сейчас гибнут, давая нам драгоценное время. Уж куда лучше-то? Только вот что-то Королева перестала тебя искать, не знаешь причину? А при упоминании твоего имени, разве что в драку не лезет. Шайнинг Армор на мой вопрос, что с ней такое, так на меня посмотрел, до сих пор по ночам в ужасе просыпаюсь.

— Я их не видела с того дня, как отдала тебе дар.

— Очень странно. Расскажи мне об этой грифине, кто она? Дочь Короля?

— Ты так быстро схватила нас всех в охапку и понеслась домой, что ж не осталась и не поговорила? — со странной интонацией поинтересовалась Каденс.

— Когда тебе присылают конверт с локонами подруги, меньше всего хочется говорить! — буквально прорычала Твайлайт.

Глаза Каденс на миг вспыхнули, а потом сразу же погасли. В памяти вспыли слова: «Никто не встанет на их защиту».

— Конечно, конечно. Так много пострадавших.

— Ты Принцесса Любви! Что с твоими глазами? Я вижу тяжёлые тени, простёршие крылья над твоей душой! Каденс, что с тобой такое?

— Ничего, я хочу домой.

Розовый аликорн встала и, хромая, ушла в другое купе, там легла на полку, уткнулась в подушку, между мерными постукиваниями колёс стали слышны всхлипы.

— Э? Что это сейчас было? — подозрительно спросила пегаска.

— У нас проблемы, Рейнбоу, у нас огромные неприятности.

— Ладно, чего. Мы ж круче всех! Вот только Гилде пару перьев выдерну и всё. Слушай, я тоже спать пойду. Знаешь, эти дела Принцесс, они такие сложные, не для моих мозгов.

Пегаска перелезла на свою полку, немного потопталась кругами, стараясь найти место поудобней, в итоге улеглась. Через пару минут стало слышно её тихое похрапывание во сне. Твайлайт сидела и смотрела в темноту, пыталась понять причину беспокойства, что-то важное всё время ускользало от её мудрого взора.