Шесть капель крови

Всем добрый день/вечер! Хочу представить Вашему вниманию свой фанф по вселенной МЛП, под названием "Шесть капель крови". В этом фанфе будет изложена история дворцовых интриг, борьбы Великих домов за власть и становления Эквестрии. Действие происходит во временном отрезке между доэквестрийской эпохой Великого холода, которая была показанна в эпизоде "Heart's warming Eve" и воцарением принцессы Селестии. Описание будет вестись от лица представителей одного из Великих домов королевства единорогов дома Санг (sang с французского переводится как "кровь"). В рассказе имеют место быть сцены насилия и крови, так что вы предупреждены. Что ж, довольно пустой болтовни и перейдём к чтению.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Если память не изменяет

Забавно, как порой некоторые вещи задерживаются в памяти: какие-то места, знакомые, звуки и даже запахи. И стоит затронуть что-то из этого, как тебя затопят воспоминания. И также быстро исчезнут.

Рэрити Эплблум

Два одиночества

В этой истории повествуется о том, как два весьма одиноких пони ни смотря не на что смогли найти счастье. Данная зарисовка входит в мою серию «Инквизитор» на правах дополнительной части, всего лишь расширяющей основное произведение. Противникам шиппинга канон + ОС и лунодинам этот рассказ лучше не читать. Главными действующими лицами являются принцесса Луна Эквестрийская и Бел Ван Сапка.Как написано на Даркпони: «Да простит нас Селестия».P.S. Вычитано одним хорошим брони...

Принцесса Луна ОС - пони

FOE: Чудо

Просто небольшая зарисовка по популярной вселенной, вдохновленная этим фильмом: www.kinopoisk.ru/film/427195/

ОС - пони

Возрождение

Пони и люди дружат уже несколько лет. Торгуют, проводят совместные исследования, общаются. Эквестрия процветает, Альянс затягивает последние раны от давней ужасной войны. Что будет, если дивный мир пони столкнётся со своим «отражением»? Некогда прекрасной страной, ныне павшей перед безжалостными захватчиками. Томящейся в рабстве у тех, чьи аппетиты неуёмны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Зекора Лира Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Ох уж это время!

Однажды Твайлайт приснился странный сон...

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд

История Лаки

Я родился в Кантерлоте, в последний день зимнего периода. Мои родители назвали меня Лаки Клаудом, что означает облако удачи, видимо, кто-то из них думал, что если назвать жеребёнка Лаки, то его жизнь будет просто переполнена удачей. Они ошиблись...

Другие пони ОС - пони

Прикладная скутология

Зачем пробовать по одному способу научиться летать за раз, если можно клонировать себя и испробовать все сразу? Скуталу, с небольшой помощью подруг, собирается сделать именно это. Жизнь пони никогда не станет прежней.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Старлайт Глиммер

Последний закат

Сансет Шиммер отправляется в свой родной мир, в Эквестрию, чтобы встретиться с Принцессой Селестией, которую она не видела вот уже несколько лет. Обсуждая недавно произошедшие события, обе пони невольно предаются воспоминаниям об их общем прошлом.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Творожная загадка Стойла Два

Один из эпизодов жизни Литлпип в Стойле во время, когда она еще не получила кьютимарку, в котором также объясняется, откуда в Стойле Два брался творог и другие кисломолочные продукты.

ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Любит, не любит… любит, не любит… Прекрасный город на берегу моря

Чужие проблемы

Пасмурное небо гнало тучи, луна еле проглядывала сквозь толстый облачный покров, как всегда шёл мокрый снег, ничто не менялось в этом месте тысячи лет. Всё те же каменные дома, узкие улочки и работающие зимой фонтаны. Столица чейнджлингов жила своей жизнью, но здесь, время заканчивалось и больше не имело значения. Мелкая чёрная кобылка лежала на гранитной плите, обнимая её всеми копытами. Рядом были сложены красные цветы, мокрая земля слегка запачкала памятные камни, но для неё это не имело значения. Она что-то шептала, прижимаясь головой к холодной поверхности, снег пытался укрыть белым одеялом всё вокруг, он падал, немного держался, а потом таял. Из дымки соткалась тёмно-синяя фигура. Она подошла к оградке и зашла внутрь.

— Мы те, о ком не сложат легенд. Нас никогда не будут любить те, ради кого мы живём. Никто никогда не скажет нам слов благодарности и не станет кланяться. Таков путь Справедливости, твой и мой путь в этом мире.

Луна легла рядом и укрыла крылом чёрную кобылку, почти невидимую на фоне земли и камней.

— Твои родители?

Она лишь плотнее прижалась к камню.

— Ошибки, поражения, снова ошибки. Эта нить прерывает жизни и калечит судьбы. Войны, катастрофы, эпидемии, чего только не было в Эквестрии. Они, словно горящий в ночи маяк, на который плывёт корабль с пони в бушующем море жизни. Судьба подарила тебе этот дар, а может быть проклятие. Ты видишь будущее, предсказываешь его по малейшим знакам. Используй свой дар мудро. Не обижайся на её слова, ты не убийца и не тварь. Меня она иногда так же называет. Ей тяжело принять кровь, подлость и предательство. Но нас становится всё больше, а значит, появляются отклонения от правильного пути. Есть отношения с другими расами, теми же грифонами. Всё это создаёт сложный узор связей. Наш долг, нести огонь справедливости. Цена не имеет значения. О таких, как ты, говорят: «Кровь и Слёзы, вот твой дар». Оставь их на какое-то время в покое, не ищи встречи, они придут к тебе сами, просить прощения, и ты простишь, так же как это делаю я. Время не излечит тебя, оно лишь подарит понимание. Иди домой, к своему табуну, прижмись к сильному телу, отринь беды и наслаждайся этими мгновениями. Твайлайт ещё не понимает своего одиночества, она в кругу подруг, в её мыслях так будет всегда. Но это ложь, и ты, и я слишком хорошо понимаем подобное. Лишь познав истинное одиночество, ты сможешь править. Это слова Крисалис. Она права. Отдавая всё без остатка, принимая пони со всеми их недостатками и ошибками, лишь так, мы можем стать правителями. Мудрыми, понимающими и видящими.

— Они умрут, а я останусь. Одна.

— Такова цена короны. Иди домой Сплит, к тем, кто тебя ждёт и любит, отдай им всю себя, до последней шерстинки. Люби их! Живи ими! Смотри в их глаза! Помни о них всегда! Сражайся до последней капли крови за их счастье!

Работа с утра и до поздней ночи, редкие перерывы и настоящие выходные, Крисалис ревностно следила, чтобы все выходные её ученица проводила в кругу семьи, училась ухаживать за жеребёнком, да и вообще, семейная жизнь оказалась для неё чем-то вроде безопасной гавани. Она таскала Джу по столице и её пригородам, показывала самые интересные места города. Получив разрешение Наместника Черри, они съездили к родителям, от вида жеребёнка и с трудом говорящей лимонной кобылки её отец и мать забыли обо всём, заливая слезами обеих. Долго не хотели никуда отпускать. Их семья наконец-то собралась вместе.

Горы документов, свитки, кристаллы памяти, разборки с политическими вопросами, каждодневная работа по строительству роя. Сплит стала настоящей помощницей для Советника Иржа, они вместе творили чудеса, и там, где не справлялся он, она применяла свой дар, чтобы получить желаемый результат. Целый год не приходило писем от Твайлайт, она не стала искать встреч и сама не писала ей, приняв слова Луны, как часть будущего. Её довольно сильно расстраивало, что она до сих пор не подарила Джаинту жеребёнка, но для чейнджлингов это было нормальным, пройдут года, прежде чем она даст ему столь желанное увеличение табуна. Джаинт работал над укреплением армии и на удивление хорошо сошёлся с Шайнинг Армором, можно даже сказать, они дружили. Рой рос и развивался в полной гармонии с пони Кристальной Империи, они больше не хотели жить отдельно от своих дырявых сородичей и делали всё, чтобы тем жилось хорошо в их пасмурных небесах. К сожалению или к счастью, количество смешанных семей можно было пересчитать по копытам. Множество кристальных пони переселилось в города роя, чейнджлингам же оказалось жарковато в Империи, но и они постепенно адаптировались к столь тёплым землям.

— Прости, что позвала в столь позднее время, — тепло зелёных глаз мгновенно затопило радостью мелкую кобылу, которая так и не выросла, лишь чуть раздалась вширь, — к тебе гость, думаю, ты должна его выслушать.

— О! Кого принесло?

Рог Крисалис вспыхнул и двери открылись, стражи Логова привели белого единорога с голубой гривой и смешными усиками.

— Наш любитель получить по голове от грифонов. И чего тебе нужно от меня?

— Вижу, вы знакомы. Сплит, выслушай его, прошу тебя, — мягкий голос Королевы заставил её немного улыбнуться.

Она села рядом с троном и послушно уставилась на единорога, тот нервно теребил медальон на шее.

— Ну? Я слушаю, меня ждёт семья и дочь.

— Принцессу Твайлайт хотят убить.

Сплит усмехнулась и легла, сложила передние ноги крестиком, потом начала предельно внимательно рассматривать своё копыто.

— Убить аликорна? Если очень постараться, наверное, можно, но я не уверена. И что же ты хочешь от нас, проделав столь долгий путь?

— Помощи!

— Кажется, тебя Фэнси зовут, если мне не изменяет память. Ты вроде бы бизнес-пони, преданный лично Селестии. Но сейчас стоишь здесь, а не перед её троном. Не вижу в твоих копытах прошения от неё, — голос Сплит стал холодным.

— Я ничего ей не говорил.

— Ну, так скажи.

— Понимаете, они только этого и ждут. Там очень много пони! Мейнхеттен погряз в этой гадости. Возможно, близость грифонов сказалась, может жаркий климат, не знаю. За год она довольно сильно изменилась, то, что произошло год назад, было цветочками! Она стала вмешиваться в сделки, ограничивала прибыль, требовала честной уплаты налогов, наказывая тех, кто не исполнял требования. У Высшего суда Принцессы Луны добавилось работы, многим это не понравилось и чем дальше, тем больше не нравится. Когда вдруг богатый бизнес-пони оказывался на улице с веником и граблями без права покинуть Кантерлот, это всё оказало сильное воздействие на остальных. Критическая масса вот-вот готова начать действовать против той, что стала занозой в их крупе.

— И? — взгляд синих глаз без зрачка абсолютно ничего не выражал.

— Вы что, не понимаете? Они собираются убить её! А если Селестия вмешается, тогда у них возникнет повод выделиться в отдельное государство. В любом из вариантов они получаются свободу от обязательств перед Эквестрией.

— Ты чего хочешь-то?

— Если они попытаются убить Твайлайт, неважно получится ли, Селестия сойдёт с ума, ведь это её маленькие пони! От множества лошадок только пепел и останется. Вот и всё, нет больше единой Эквестрии! — пылко сказал единорог.

— Мне кажется, ты пришёл не по адресу. Мы будем только рады ослаблению Эквестрии. А почему, кстати, ты к Луне не обратился? — улыбаясь, поинтересовалась Сплит, судя по всему, единорог глядя на её поведение, начинал ещё больше нервничать, терял последние остатки самообладания.

— Я бизнес-пони, с некоторых пор, она, таким как я — не доверяет. Даже не разговаривает! Десять раз записывался к ней на приём, отказ, отказ! Письмо написал, отдал лично ночному пони, через день он принёс ответ, чтобы больше не беспокоил глупыми бреднями. К кому мне идти? Разве что Принцесса Каденс, но она сейчас недоступна по объективным причинам, грифоны на пушечный выстрел никого к ней не подпустят. Куда ещё? Вы дружили с Твайлайт, может быть хоть что-то в вас осталось.

— Селестия считает меня тварью и убийцей, ты желаешь моей помощи? Мне безразлична её судьба. Да, жаль будет вашу, самую умную пони, признаю, она мне нравилась. Но вот уж год прошёл с той злополучной ночи, я зареклась помогать ещё кому-нибудь из вас. Мне неинтересны проблемы диархов Эквестрии. У нас всё хорошо, рой любит свою Королеву, а её ученица готова работать до упора, ради Королевства чейнджлингов и своей приёмной матери. Это всё? — по залу медленно разливался холод.

— Погоди, малыш, — тихий голос Королевы, остановил кобылку, — скажи нам, Фэнси, есть ли нечто такое, что заставит чейнджлингов влезть в твою авантюру, против пони. Ведь это можно представить, как нападение роя на Мейнхеттен.

— Но как-то же вам удалось усмирить грифонов, не убивая их тысячами! Пони явно поспокойней будут. А что есть? Забирайте все мои активы, хоть сейчас оформлю дарственную.

Сплит вскочила, её слова стали ещё более холодными, заставив единорога буквально задрожать.

— Презренный металл? Ты не такой глупый. Предложи что-нибудь более существенное.

— Хотите, ограблю сокровищницу диархов? Там есть всякие артефакты. Я на всё согласен! Скажите, чего вы хотите, и я это сделаю.

Сплит улыбнулась.

— Кто из твоих родственников завяз в этом деле?

— Много. Часть рода переехала в Мейнхеттен лет десять назад, хотели жить поближе к морю. А теперь я стою здесь, разрываясь на части! Не хочу делать выбор между Селестией и своими родными пони! Не хочу!

Кобылка видела, как мечется уставшая душа, но выхода из тупика не существовало, он был готов на всё, чтобы потушить пламя, разрушающее его мир.

— Мы всё ещё не услышали от тебя ни одного предложения, — тихо сказала Крисалис.

— Чего вы хотите за свою помощь?

Сплит встала и начала ходить перед троном Королевы. Её глаза вспыхнули зеленоватыми отблесками, из уголков пошёл магический туман.

— Земли у нас достаточно, заселять некем. Даже в далёкой перспективе у роя будет достаточно территории, особенно принимая во внимание Кристальную Империю. Значит это нам неинтересно. Влияние на диархов? Это открывает довольно интересные возможности, вот только с нормализацией ситуации всё закончится, они не потерпят подобного. Единственное, что могло бы быть интересным, усиление нас, как расы. Забрать какую-то часть природных сил обычных пони. Кого-нибудь важного и сильного или талантливого.

— Скажите, что я должен сделать и это будет выполнено. Всё, чего хочу, это избежать кровопролития и вражды между нами.

Сплит посмотрела на Крисалис, та потирала копытами голову, явно не представляя никаких решений. Кобылка подошла к сидящему единорогу в упор и села, глядя ему в глаза.

— Тайны, я люблю тайны. С некоторых пор. Расскажи нам их!

— Тайны? — растерянно повторил за Сплит единорог.

— Ты же знаешь что-нибудь? — мягко поинтересовалась мелкая кобыла, заставив единорога очередной раз вздрогнуть.

— О чём вы?

— Знаешь, не отпирайся, меня невозможно обмануть. Ты пришёл не с пустыми копытами, оставил что-то на крайний случай. Выкладывай.

Единорог опустил голову, его тело задрожало.

— Она писала вам.

— Ты что, считаешь меня столь глупой? Я это знаю.

— Селестия приказала мне следить за письмами, я их перехватывал. Вот, берите.

Он вытащил из своей седельной сумки перевязанный пакет писем.

— Теперь мне некуда возвращаться.

На Сплит это похоже не произвело впечатления, она всё ещё требовательно заглядывала ему в глаза.

— Нет, это не то. Что ещё из тайн можешь предложить? Давай же! Что-нибудь связанное с семьёй диархов? Возможно с древними кланами пони?

— Вам нужно что-то про наши внутренние дрязги? Ох, это займёт вечность. Перечисление кто кому на хвост наступил и как посмотрел при этом! — растерялся Фэнси.

— А ты подумай, может быть есть нечто самое, скажем так, важное? Тайны, связанные с Деревом Гармонии? Какими-нибудь очень талантливыми Советниками при Дворе диархов. Может быть с носителями элементов Гармонии?

Единорог вскочил и растерянно начал пофыркивать, потом радостно заржал.

— Есть!

Крисалис аж рот открыла, её глаза удивлённо вспыхнули зеленоватым светом.

— Я ведь сейчас предаю Селестию, да? — голос единорога дрожал от переживаний.

— Именно это ты и делаешь. А я, оправдываю её слова, вынуждая тебя к этому, я же тварь! Но выбор за тобой, никто насильно в этом зале тебя не держит.

— Вы дадите убежище остаткам моего клана?

— Думаю, в Кристальной Империи понадобятся бизнес-пони, — тихо ответила Крисалис.

— Хорошо! Клан Блюблад. Единорог, племянник Селестии. У них был большой скандал, давно. Лет двадцать, наверное, прошло с тех пор. Селестии пришлось замять его, огромный такой паук в тёмном шкафу сидит, глазками сверкает. Клан чуть не лишился её милости. Подвыпивший единорог изнасиловал молодую пони.

— Ого… как интересно.

— Да, и ей не повезло ещё больше. Вам имя Рарити о чём-нибудь говорит?

— Да ладно?! Не верю! — Сплит удивлённо смотрела на жеребца.

— Очень постыдная и плохая история, когда Селестия об этом узнала, она повелела бросить его в тюрьму, он оттуда не вышел. Клан выдал ей голову виновника на блюдечке. Не знаю, каким образом, но Блюблад убедил свою тётушку, что эта трагедия была прискорбным случаем, клан всегда соблюдал заветы и… много слов, неважно. А теперь Рарити — носитель элемента Гармонии. Одна из причин неприязненных отношений между ними. Если что-то всплывёт из этой истории, Селестия будет вынуждена отослать их в самую глухую провинцию. Клан Блюблад мечтает прибить Рарити, чтобы она навсегда исчезла. Рарити очень хорошая кобыла, она даже пыталась помириться с ними. Истинная щедрость. Свити Бель её дочь. Именно поэтому она живёт с ней, а не с формальными родителями. Хотя вначале Свити воспитывали именно родители Рарити, пока та не повзрослела в достаточной степени, чтобы принять на себя ответственность за жеребёнка. Свити естественно ничего не знает.

— Значит, если Рарити узнает, что её «сестру» хотят похоронить…

— Скорее всего, она сбежит вместе с ней.

— Я даже знаю, где ей предоставят безопасное убежище. Ведь ради Свити Бель она пойдёт на всё. Крисалис?

— Сплит, ты у нас специалист в подобных делах, тебе решать.

— А мы точно сможем защитить их? Вражда с целым кланом, это не шутки, — обеспокоенно спросила чейнджлинг.

Королева закрыла глаза, довольно долго молчала, потом тихо сказала.

— Есть одно, очень древнее заклинание, меняющее суть. Но для этого нужно добровольное согласие.

— Оно будет. Скажи мне, друг наш голубогривый, отношения Луны и Селестии сейчас опять ушли в холодную зону?

— Луна ревнует свою сестру, та стала значительно меньше уделять ей времени из-за одной лавандовой особы. Об отношениях этой парочки не пошептался только ленивый, хотя, в общем-то, ничего такого плохого в этом нет, никто не виноват, что у нас катастрофически не хватает жеребцов. У меня, кроме Флер, ещё четыре кобылы и поверьте, не стал бы брать остальных, но я не мог так поступить, сердце на куски разрывается.

— Итак, нам нужно обезопасить диархов друг от друга, первейшая и самая важная задача. Для этого достаточно будет разорвать шестёрку элементов гармонии. Вторая задача, — Сплит начала шустро носиться перед троном Крисалис, — грифоны, их надо привлечь к решению проблем Мейнхеттена, ведь у них там наибольший анклав. Третье, раз недовольство уже не остановить, надо, чтобы оно вылилось во что-то более безопасное. И четвёртое, Твайлайт должна выжить. Пока так. Скажи, а этот клан Блюблад и Мейнхеттен, есть ли какая-то связь?

— Так же как и у меня, часть клана живёт на берегу моря. На чьей они стороне и что там внутри, я не знаю. У нас довольно прохладные отношения с кланом Блюблад.

— Значит, тебе не составит труда поссориться с ними окончательно. Вот и повод хороший появился! — кобылка хищно клацнула клыками.

— Сплит, а в чём выгода для роя?

— Единая Эквестрия под дланью диархов, залог мира для всех нас, грифонов, чейнджлингов, алмазных псов и многих других жителей. Они — самая многочисленная раса нашего мира. Раздор приведёт к крови, кровь к войне. У нас не получится отсидеться в стороне, мы будем вынуждены выбрать одну из сторон конфликта. Пони Мейнхеттена подожгут всю Эквестрию. Помнишь последнее письмо Грифа Стальнопёрого? А если он прав? Каков шанс у раздробленной и опустошённой земли выжить?

— Вы о чём? — голос единорога стал шёпотом.

— Континент, который мы называем Экхтон, за морем Селестии, там живут достаточно агрессивные создания. Пару раз их корабли приплывали к берегам земли грифонов. Наши друзья с клювами так же пытались посмотреть, что находится на чужом берегу.

— О, нет! За что мне это? — единорог обхватил свою голову копытами.

— Очень скоро нам придётся сражаться за свою жизнь. Обозримая перспектива, может быть десяток лет, но не более. Ты станешь участником этой войны.

Последние слова стали приговором для главы одного из могущественных кланов Кантерлота. Они звучали в его голове тяжёлым набатом, сдавливая сердце тисками страха за своих пони.


Над тихим городком сияла луна, тени прятались по углам, редкие окошки горели яркими жёлтыми отблесками, большинство пони давно спали. Тёплая летняя ночь, о чём ещё можно мечтать? Но в эту ночь происходили довольно странные события. В небольшой облачный домик влетела тень, прямо сквозь гостеприимно распахнутое окно. Тень пробралась к кровати и тихонько потыкала когтём, спящую пегаску. Та вскочила, как ошпаренная, и с размаху попыталась заехать незваному гостю копытом, с трудом, но грифина увернулась и приложила коготь к клюву.

— Ты! Ты что здесь забыла? — зашипела пегаска.

— Я твоя подруга.

— Да ладно!?

Грифина открыла свою сумку, висящую на шее, вытащила письмо, закрытое королевской печатью, и подала пегаске. Рейнбоу сломала сургуч и углубилась в чтение. Через минуту, лазурная кобыла быстро скидывала вещи в седельные сумки.

— Рейнбоу, ты ведь не будешь отбирать моё счастье? Прости меня! Я боялась, что они всех птенцов убьют, понимаешь? Как бы ты поступила? Прости, прошу тебя!

— Ладно тебе, нам всё равно не быть вместе.

— Я согласна и на табун, только не отбирай.

— Эй, подруга, ты чего это?! Он не жеребец, чтобы жить в табуне, у вас нет перекоса между грифинами и грифонами. Не собираюсь я ничего такого делать, поласкаться не откажусь, но всё остальное, уж извини — нет.

— Спасибо!

Две тени мелькнули в рассеянных лучах лунного света и, быстро набрав скорость, понеслись к ближайшему морскому порту в Филидельфию.

В бутике «Карусель» стояла тишина, на мягкой постельке спала светло-серая единорожка, закрыв глаза специальной маской, её синяя грива разметалась по подушке, на лице блуждала улыбка, видимо снились очередные модные шедевры. Единорожка иногда причмокивала во сне, изредка поворачиваясь на разные стороны в своей кровати. Тихий «дзыньк» заставил её проснуться и недоумённо пошарить копытами вокруг, она сообразила, что на глаза одета маска и сняла её. В комнате было тихо, разве что Опал мурчала где-то на конце кровати. Рарити обшарила взглядом комнату и развела копытами в воздухе, снова легла, потом вскочила на четыре копыта. На полу лежал камушек с привязанной запиской. Она взяла и развернула её. «Флер благодарна Вам за предоставленный наряд, много хороших слов говорила о Вас, я не могу не принять во внимание слова старшей кобылы моего табуна. Моё уважение и благодарность безграничны, надеюсь, я смогу хотя бы частично выразить свои чувства восхищения вам лично, путь до Сердца не станет трудным для вас и вашей дочери. Искренне ваш, Фэнси». Рарити заулыбалась, сложила записку, потом смущённо покраснела, всё-таки удостоиться похвалы от Фэнси, дорогого стоило. Она легла и закрыла глаза, а через какое-то мгновение подскочила с ужасом в глазах. Схватила записку дрожащими копытами… « для вас и вашей дочери…». Дыхание резко сбилось, он её предупредил! Бежать! Немедленно! Она ещё раз посмотрела на записку «путь до Сердца…». На этот раз сборы не заняли много времени, ледяное дыхание судьбы смотрело на вспотевшую от страха кобылу.

— Свити!

— Рарити? — сонная единорожка, открыла глаза и растерянно уставилась на сестру.

— Свити, я потом всё объясню, бери вещи, мы уезжаем. Прошу, дорогая, поторопись, у нас очень мало времени.

— А куда? — она зевнула и потянулась, посмотрела в окно, ночь за стеклом сверкала искристыми звёздами.

— Всё потом, бери только самое необходимое.

Свити потёрла глаза копытами, растерянно посмотрела на сестру, поняла, что та сильно испугана и нервничает. Через три минуты она уже стояла около выхода со своей небольшой сумочкой и термосом. Две кобылы поскакали на ночной поезд, белёсые пятна на тёмном фоне ночи. Через пять минут галопа Свити начала задыхаться, сестра тут же закинула её себе на спину и поскакала ещё быстрее. Они успели и заскочили в поезд, буквально через десять минут он посвистел и медленно тронулся. Свити не приставала к сестре, видя, что та очень плохо себя чувствует, её буквально трясло от непонятных переживаний.

— Куда мы едем?

— В столицу роя, город называется Сердце.

— О! Увидим дырявых пони! — как-то неуверенно глядя на сестру, сказала Свити.

— Да, сестрёнка. Надеюсь, увидим. Покушаешь?

Через мгновение зеленоглазая единорожка поняла, что всё совсем плохо. Сестра её обняла и прижала к себе, слёзы капали из глаз.

— Никому тебя не отдам, никто не посмеет отобрать моё сокровище!

— Эй, что с тобой?

— Всё будет хорошо.

Перед выходом Рарити тщательно приготовила Свити, намотала ей красивый синий шарф на шею, одела тёплый серебристый плащ и шапочку с бубоном. Мелкая единорожка упёрлась, не хотела одевать накопытники, но заглянув в испуганные глаза сестры, решила, что лучше будет обуться. Столица роя встретила их пасмурным свинцовым небом и мокрым снегом, собственно, она всех так приветствовала. Как только они сошли с вагона, к ним подошла Флер.

— Вы доехали! Слава Селестии! Фэнси весь извёлся. Он договорился с Королевой Крисалис о вашей безопасности. Я отведу вас к ней, Фэнси сейчас там.

Через полчаса они уже зашли в зал Логова. Там сидело три пони, Крисалис на своём изумрудном троне, рядом с ней её ученица, перед лестницей расположился голубогривый единорог с усиками.

— Вы доехали, это радует, я думал, не успею.

— Фэнси, они…

— У меня больше нет других безопасных мест для вас. Мы с кланом Блюблад некоторое время назад крупно повздорили. Это станет маленькой местью им и моей искренней благодарностью за всё хорошее, что вы сделали для кобыл моего табуна, да и для меня лично. Теперь я вас оставлю, мне пора.

— Королева! Ух ты! — Свити заворожено рассматривала внушительных размеров кобылу в изумрудном платье, восседающую на троне из прозрачного зелёного камня.

— Не бойся меня, можешь подойти, — Крисалис поманила к себе мелкую единорожку, та с радостью рванулась к ней, заинтересованно разглядывая окружающий её интерьер.

— Я вас помню, вы Сплит.

— Я тоже помню ваше платье и благодарна за него. Именно поэтому уговорила Королеву согласиться на ваше присутствие здесь и обеспечить безопасность.

Мордочка белой кобылки с цветной гривой вынырнула из-за трона, видимо с другой стороны ничего интересного для исследования не нашлось.

— Вы дадите нам убежище? У меня ничего нет, нечем оплатить вашу услугу.

— Рарити, ты довольно заметная кобыла, а уж твоя «сестра» и подавно. Жить в Кристальной Империи вы не сможете, быстро найдут.

Свити растерянно подошла к Сплит и села рядом с ней, потом уставилась своими зелёными глазами на сестру.

— Нам неинтересны ссоры с диархами и разборки ваших кланов. Фэнси оказал нам огромную услугу, и мы, в свою очередь, хотим отплатить добром за его поступок.

— Сестра? Рарити? Что происходит? — Свити почувствовала, как вокруг сгустилась опасность, что-то холодное и плохое закружилось в воздухе.

— Я согласна на любые условия.

— Рою нужны талантливые пони. Шить ты сможешь только для себя, иначе тебя быстро вычислят по изделиям. Но у нас есть, что предложить тебе взамен, драгоценные камни и работа с ними.

— Я согласна.

— Эй, подождите… Рарити? Мне может кто-нибудь объяснить?! Я уже взрослая! У меня даже кьютимарка есть! — возмутилась мелкая единорожка, потыкав в свою метку копытом.

— Когда-то, очень много лет назад, было придумано заклинание трансформации. Сложное, громоздкое, требующее огромных затрат магических сил. Оно применялось лишь четыре раза за всю нашу историю. Объект должен быть восприимчив к магии, обладать хорошей физической формой и не являться жеребцом. Все условия выполняются. Вы обе — единороги в хорошей физической форме и принадлежите женскому полу. Но самое главное — добровольное согласие, без него ничего не получится. Это доброе заклинание, оно не предназначено для причинения вреда. Ваша судьба сохранится, все таланты и знания, ничего не изменится. Лишь тело станет другим. Обратной дороги не будет. Возможно, она существует, но мне это неизвестно.

— Они решили убить? Почему сейчас?

— Со слов Фэнси, из-за напряжённости между диархами, он не рассказывал подробности.

— Эй! Меня вообще кто-нибудь слушает? — попыталась опять возмутиться Свити, Сплит приобняла её, та заворожённо уставилась на переливы прозрачного крыла, укрывшего её спину. Кобылке пришлось довольно сильно вывернуть голову, чтобы разглядеть его.

— Хорошо. Ради неё я на всё готова.

— Осталось лишь уговорить Свити Бель.

— Обо мне вспомнили! Ура! — единорожка вернулась из созерцания прозрачного крыла.

— Свити, скажи, ты Рарити любишь?

— Конечно! Она же моя сестра! Мы даже вместе выступали на день сестринских копыт!

Свити изобразила быстрый галоп на месте, постукав всеми четырьмя копытцами. Крисалис улыбнулась, чувствуя искреннюю любовь маленькой единорожки.

— Скажи, а если бы ты узнала, что Рарити не твоя сестра.

— Как это, не моя сестра? — единорожка возмущённо заржала, — Этого не может быть! Да мы же похожи! Вот, посмотрите!

Она подскочила к Рарити и села рядом с ней, приняв такую же позу.

— Глазки, цвет шёрстки, мордочки! Вот! Рарити? Ты почему…

Слёзы прочертили дорожки из глаз бело-серой единорожки с пурпурно-синей гривой, потекла тушь с ресниц. Кобыла мелко вздрагивала.

— Я не твоя сестра. Прости, — тихий дрожащий голос сестры испугал Свити до предательской дрожи в копытах.

— Рарити, мама и папа тебя не поймут, точно тебе говорю! — растерянно ответила зеленоглазая единорожка, — А может быть, ты что-то выпила? — потерев подбородок копытом, предположила Свити.

— Прости меня, я лгала тебе. Ты не сестра мне.

— Не обижайся на Рарити, у неё был очень серьёзный повод лгать, я бы поступила точно также.

— Но мы же похожи! Да вы сами посмотрите! — испуганно залепетала мелкая единорожка.

— А разве похожими бывают только сёстры? — тепло улыбнулась Королева.

— Ну да! Кто же ещё? — растерянно ответила Свити.

— Хм… дети? — предложила свой вариант Сплит.

— Дети? — она смотрела на свою плачущую сестру огромными зелёными глазами, в которых не было ни грамма понимания, — да, я похожа на маму. Её детские фотографии, мы там вообще, как две капли воды.

— Конечно, ты на неё похожа. Иначе и быть не может. Мама всегда одна и дочери на неё похожи, — подсказала Крисалис.

— О чём это вы твердите? — обеспокоенно гарцуя на месте, спросила Свити.

— Она сидит рядом с тобой.

— Кто?! — выпучив глаза на сестру, спросила кобылка.

— Твоя мама.

— Рарити? — голос единорожки задрожал на повышенных тонах.

Её сестра отвернулась и тихо всхлипывала.

— Рарити! Что это значит? Почему она так говорит?

— Ты моя дочь. Так получилось, прости меня! Прости!

Свити обняла сестру и, вытащив платочек из сумки, протёрла ей глаза.

— Тушь размажешь.

— Рарити… ты… ты правда… да? Что-то плохое случилось?

— Меня изнасиловали, я тогда была чуть младше тебя, забеременела. Того, кто это сделал, бросили в тюрьму, там он и сдох! Туда ему и дорога! Родители забрали тебя, как только ты перестала пить моё молоко, очень тяжело, я ничего не умела, сама была ещё жеребёнком. Они воспитывали тебя, так же как меня, любили, они наши настоящие родители, те, кто вложил в нас всю свою душу. Этот единорог принадлежал клану Блюблад, разразился большой скандал, с тех пор, они меня ненавидят, а про тебя и речи нет. Лишь заступничество Принцессы Селестии держало их от того, чтобы не устроить какой-нибудь несчастный случай нам с тобой. Сейчас власть диархов немного ослабла, и они решили закрыть свой старый счёт, расквитавшись с неудобной памятью. Фэнси, мой друг, он попросил Королеву об убежище для нас, и вот мы здесь. Прости, что лгала тебе.

— Я что, твоя дочь? Правда, правда? То есть… вот… и… прямо из тебя появилась? Нет, серьёзно? И я пила молочко из твоего вымени?! — пытаясь представить, как это вообще возможно, спросила Свити Бель.

— Полгода где-то кормилась. Я жила у родителей, мама помогала, показывала, как пелёнки менять, мыть шёрстку, ушки чистить, срыгивать тебя, ты обычно воздуха с молоком наглотаешься и плачешь, пока на бока не надавишь, чтобы его убрать. Пропустила полгода школы, потом навёрстывала. На семейном совете решили, что ты станешь для меня сестрой, а как только подрастёшь, переселишься ко мне, и мы станем жить вместе.

— Так вот почему они так настойчиво селили меня к тебе, а ты делала вид, что не хочешь, но так радовалась, когда я оставалась. А твои подруги знают об этом?

— Нет. Только Принцесса Селестия и некоторые очень важные пони из её окружения.

— Дочерью тоже хорошо быть! Мы же вместе, да?

Рарити обняла её и прижала к себе, та прильнула к её груди, из зелёных глаз почему-то текли слёзы.

— Свити, Королева предлагает изменить наше тело, чтобы нас не смогли найти, но это навсегда. Если ты не захочешь, я тоже не стану, возможно, наша жизнь станет короче, чем положено, значительно короче. Но мы навсегда останемся вместе, я больше никогда тебя не оставлю.

— А на что менять?

Рарити неуверенно посмотрела на Королеву, та тепло улыбнулась. Сплит тоже обнажила клыки в радостной улыбке.

— Никто не знает. Вы станете чейнджлингами, не совсем обычными, будут существенные различия, связанные с вашими кьютимарками. Ваша судьба повлияет на внешний вид, если же говорить о внутренних органах, то всё будет, как и у любого из нас.

— И я смогу превращаться в кого угодно?! — подозрительно поинтересовалась Свити.

— Принимать облик. Да.

— И у меня появятся крылышки?! Вот эти красивые прозрачные крылышки? — недоверчиво поинтересовалась единорожка.

— Да.

— Так чего мы ждём? — не поняла Свити, потирая копыта в предвкушении.

— Рарити?

— Мне всё равно, лишь бы дочь находилась в безопасности.

— Да будет так. Закрывайте глаза, сейчас вы уснёте.

Магия взорвалась огненным зелёным заревом, Сплит впервые видела что-то подобное. Она почувствовала, как Королева собирает всю доступную ей энергию, а её рой делится силой. Кобылка тоже помогла, отдав свою энергию Королеве. Древние как сама Эквестрия слова, мощь и сила в громовых раскатах голоса Крисалис, ревущий водопад энергии. Казалось, Логово целиком вспыхнуло в яростном зелёном огне. Тела единорожек поднялись в воздух и зависли, зелёные искры устремились в них, яркий огонь залил окружающее пространство. Менялась ткань мироздания, повинуясь воле и силе Королевы роя. Такие заклинания были под силу лишь аликорнам. Тонкая вязь слов обращала энергию в упорядоченное влияние, в воздухе плыли невнятные фигуры, образовывались и распадались символы. Пять минут спустя, Королева, пошатываясь, опустилась на пол, Сплит обняла её за шею, придерживая обессилившую кобылу и передавая свою любовь. Зелёное сияние медленно угасало…

— Эй! Вы же обещали крылья! А ничего не изменилось! — Свити пришла в сознание первой и начала возмущаться с детской непосредственностью.

Королева устало улыбнулась.

— Ты приняла наиболее знакомую тебе форму. Ту, с которой прожила всю жизнь. Посмотри на Рарити.

Кобыла открыла глаза, по ней побежали цветные всполохи и разводы, лицо исказилось, словно в кривом зеркале. Какие-то мгновения и она стала чёрной, её шёрстка заблестела подобно антрациту, прозрачные крылья вытянулись в длину и засверкали радугой. Почему-то гребня у неё не оказалось. Казалось, даже дырочки на её ногах были идеально округлыми, уши тоже «продырявились», симметрично съев по небольшому кусочку на самых кончиках. А вот крылья у неё оказались вообще без дырок.

— Наша шёрстка обычно так не блестит, просто чёрная и всё. И гребень должен быть, либо грива у высших чейнджлингов, а у тебя ничего нет. Это странно.

— А я?! А почему я не поменялась? — задрожала мелкая единорожка, в уголках глаз засверкали слёзы.

— Посмотри на меня, — в глазах Королевы вспыхнули тёплые зелёные звёзды.

— Ты тёплая… — заворожено ответила Свити, она смотрела в глаза Королевы и медленно менялась, повинуясь её воле, через минуту она радостно заверещала, — Крылья! Крылья! Я могу летать! Я буду летать как Скуталу!

— Скуталу пегас, увы, так быстро мы не летаем и большинство трюков в воздухе нам недоступно. Но с другой стороны, да, как бы там ни было, это полёт в небесах.

Их отправили в одну из пустовавших квартир в Сердце, предложив отдохнуть, потом обживаться, осмотреть достопримечательности.

— Как ты?

— Всё хорошо Сплит, устала сильно. Такие заклинания меняют ткань судьбы, они влияют на будущее подобно урагану. Это одно из самых сложных, я никогда ранее не исполняла его сама, но в справочниках оно есть, я немного видоизменила его, расширив на двойное преобразование, чтобы сохранить ментальную связь матери и дочери.

Сплит обняла свою Королеву и прижалась к ней.

— Каденс не будет ругаться?

— Я ей вчера письмо отправила. Она сказала, что мы неоправданно подвергаем опасности рой, ради очередных разборок пони. Нам никто не скажет слов благодарности.

— Итак, у нас есть один элемент гармонии. Рейнбоу вернётся в Эквестрию не скоро. Диархи в безопасности, никаких неожиданных высылок на луну и солнце не произойдёт. Первая часть плана завершена.

— Ты говорила, что нужен ещё один пегас, прости, я прослушала, готовилась к работе с этим заклинанием.

Сплит отбежала к небольшому ящику около стены, вытащила оттуда зелёное одеяло с подушкой и вернулась обратно. Положила подушку на пол, ткнула носом Крисалис, укладывая её голову на неё. Как только Королева легла, она накрыла её одеялом и аккуратно подоткнула со всех сторон.

— Ага. Рейнбоу сама его выкрала, организовала так сказать пропажу. Пегас, Соарин, вроде как её близкий друг. Гауд уже подготовил флот, сам он останется в столице, Геор поведёт корабли на разведку. Рейнбоу возглавит воздушное крыло грифонов. А нас ждёт Мейнхеттен! Интересно будет потыкать палочкой в осиное гнездо.

— Селестия прислала очередное письмо с вопросами. Иногда в её письмах чувствуется печаль, я не понимаю причин, словно она устала и больше ничего не хочет. Знаю, ты всё ещё сильно обижена на неё, прости что напоминаю.

— С некоторых пор, у меня аллергия на Принцесс, вот разве что Каденс нормальная.

— Надеюсь, на Королев у тебя аллергии не будет.

— К…крис… ты… — Крисалис тут же подхватила свою ученицу, та горько плакала, вздрагивая всем телом.

— Прости, сказала глупость, не подумала. Прости меня Сплит, я не хотела. Тебе досталась трусливая Королева, она боится, что ты с ней что-нибудь плохое сделаешь. Прости её. Умоляю тебя! Она тебя любит, но иногда боится.

Сплит тёрла глаза копытами и шумно всхлипывала, прижимаясь к груди Королевы.

— Это из-за Каденс? — дрожащим голосом спросила Сплит.

— Да. Я не стану тебе лгать, не заставлю делать что-либо против твоей воли. Но иногда мне страшно, я боюсь твоих способностей. Переживаю, что ты можешь разрушить мой табун. Разум понимает, что ты всегда будешь на моей стороне, но вот сердцу я не могу приказать, оно глупое и переживает. Но при этом и сердце, и разум тебя любят, ты ведь это чувствуешь. Прости меня, пожалуйста.

Обе кобылы обнялись и долго лежали вместе, согревая друг друга своей любовью. Им не нужны слова для объяснений, они чувствовали эмоции, знали, что на душе у той, которая рядом.

Буквально через неделю Крисалис с трудом сдерживала себя от того, чтобы не разорвать четырёх единорогов.

— Вы пришли в мой дом! Нарушили покой моего роя! Да кто вы вообще такие?

Глаза Королевы сияли холодом, она иногда сбивалась на шипение и сверкала клыками.

— Вы посмели испугать в моём доме двух кобыл! В моём доме! Столице роя!

Копыта Королевы объяло зелёное пламя. Единороги в ужасе смотрели на происходящее. Страх липкими волнами разливался вокруг.

— Но они же не ваши… — повисший в воздухе единорог смешно сучил копытами.

— Скажи мне, кто вас послал? Селестия решила объявить войну рою?

Испуганный писк придушенного единорога стал ей ответом.

— Я не слышу!

— Нет! Нет! Вы всё не так поняли! Мы разыскивали одну белую единорожку с сестрой, да. Рарити и Свити Бель.

— Рарити? Свити Бель? Продолжай.

— Очень давняя история, связанная с кланом Блюблад.

— Тот, который приходится племянником Селестии?

— Да, да!

Стены зелёного огня горели по периметру зала, иногда их язычки поднимались довольно высоко, показывая ярость Королевы.

— Вы искали их здесь? У меня?

— Да! Клянусь, нам нужны только они. Мы никак не желали обидеть рой или кого-то из вас! Вы же точно знаете, лгу я или нет! Клянусь вам! Мы не хотели как-либо обидеть или навредить чейнджлингам, это только наше дело, между кланом и этими двумя! Их тут видели!

— Видели тут… как интересно.

Рог Крисалис ярко вспыхнул, через несколько секунд вбежал страж роя.

— Приведи Рарити и Свити Бель.

Королева ничего не говорила, ждала, пока приведут бывших единорогов. Сплит предсказала эту ситуацию и оставила план действий. Крисалис воплощала его в жизнь. Страж привёл обеих.

— Это они? — холодно поинтересовалась Королева.

— Да! Позвольте нам их забрать? Клан будет очень благодарен. Мы много бит заплатим.

— Рарити, о чём ты мне не сказала? — слова единорога явно не произвели впечатления на правительницу роя.

— Моя Королева! Прошу вас! — кобыла упала, подогнув под себя передние ноги.

— Почему эти единороги столь настойчивы?

— Ну… так получилось.

— Рарити, я хочу получить ответ на свой вопрос, неужели мне необходимо приказывать тебе?

— Нет, простите Королева! Один из единорогов этого клана меня изнасиловал. Мне тогда шестнадцать лет исполнилось.

Глаза Королевы опять заискрились ледяными звёздами. Весь пол полыхнул зелёным огнём.

— Значит, изнасиловали? Селестия знает, что вы здесь?

Все четыре единорога затрясли головами, показывая, что нет, точно не знает. Они продолжали парить в зеленоватом сиянии в метре над холодным полом Логова.

— Она говорит правду? — ментальное давление усилилось, они начали хрипеть, пытаясь хоть как-то сопротивляться.

— Это не мы! Один из нашего клана! Это наше дело!

Королева посмотрела на Рарити, та съёжилась под её взглядом.

— Прими свою истинную форму дочь моя.

Через мгновение по белой кобыле прокатилась волна зелёного огня, перед ними предстал чейнджлинг с горящими глазами, чем-то напоминающими сияние голубых топазов. У единорогов глаза стали похожи на блюдца. Даже самый глупый из них понял, что произойдёт дальше. Королева не обманула их ожидания.

— Вы только что признались в страшном преступлении против кобылы моего роя. Я уточню у вашей Принцессы Селестии, причину по которой вы до сих пор живы. Уберите ЭТО с моих глаз долой. Заковать в цепи и посадить под замок.


Белоснежный аликорн разбирала корреспонденцию и с удивлением обнаружила послание от Крисалис, обычно она не писала официальных обращений, всегда отправляла личные письма. Селестия сломала печать в виде зелёной звезды и развернула свиток. «Моя царственная подруга. Лишь нужда заставила меня написать тебе это письмо. Я устала слушать жалобы и требования срочно позвать их любимую Принцессу Селестию. Прошу тебя в дальнейшем ограничить поездки подобных пони на наши земли, а так же оплатить содержание четырнадцати единорогов и двух земных пони в течение двух недель в тюрьме. Их замашки и поведение выводят меня из равновесия! С тебя тысяча бит! С уважением, Королева Крисалис». Даже после чтения текста в третий раз слова не изменились. Аликорн зачем-то обнюхала свиток, но кроме бумаги, он ничем не пах. У Крисалис был идеально ровный каллиграфический почерк, она всегда делала буквицу в первом слове, чем несказанно радовала Принцессу. Селестия помассировала голову копытами. Сборы стали недолгими…

— Куда ты собралась?

— Луна? Ох… я хотела… вот.

Она подала сестре послание Крисалис, та растерянно просмотрела свиток.

— Тюрьма? Это вроде как по моей части. Или ты опять с Твайлайт?

— Луна!

— Я уж тысячу лет как Луна.

— Прости… — она смежила веки, через мгновение в уголках глаз задрожали слёзы, — не знаю что со мной, тяжело без неё, стоит ей на день отлучиться, сердце начинает болеть.

— Я всё ещё твоя сестра. Твайлайт аликорн, что с ней может произойти? Да она сама кого хочешь на лоскутки распустит. Давай как раньше? Только ты и я!

Селестия отправила письмо Твайлайт о том, что выехала по срочным делам в рой. Поезд домчал их без остановок прямо до столицы чейнджлингов. Они вышли и прямиком направились в Логово.

— Рада вновь увидеть вас, царственные сёстры. Вы видимо из-за моего письма. Простите, даже у меня может закончиться выдержка.

— Что делают все эти пони в тюрьме?

— Луна, у роя нет тюрьмы, я не сажаю своих детей в клетку. Закрыла их в одной из зал Логова, им дают еду и всё необходимое.

— Мы можем их увидеть? Зачем тебе вообще это понадобилось?

— Пусть сами расскажут, а то я опять сорвусь.

Королева провела аликорнов вдоль коридора, кивнув охране удалиться. Огромные каменные двери, под действием магии распахнулись и обе сестры вошли.

— Что вы все здесь делаете?

Молчание и опущенные головы.

— Мою сестру плохо слышно? Почему вы здесь? — голос Луны метнулся по огромному залу подобно раскату грома.

— Клан Блублад… Твайлайт сказала, что Рарити неожиданно уехала. Я правильно понимаю происходящее? — глаза белоснежного аликорна вспыхнули белым светом, — мне кажется, я вполне конкретно запретила эти действия. Вы не поняли? Мне нужно повторять дважды? — в зале стало душно и жарко, с солнечной кьютимарки посыпался пепел.

— Вы что о себе возомнили? Покушение на Элемент Гармонии? Я вас отдам Твайлайт, она обрадуется, узнав правду о своей подруге. В кавычках, конечно же, мы даже судить вас не станем, когда аликорны показывают свою ярость обычно от тех, кто её вызвал, остаётся только имя на памятном камне, но чаще и того нет.

— Кто приказал? Сам Принц? Судя по тому, что вас тут так много, некому кроме него. Мне кажется, ему придётся отлучиться по делам, я знаю хорошее место, рядом с горой Паломино появится прекрасное поселение.

— Он приказал доставить их к нему, про убийство или что-то такое страшное ничего не говорил. Может пообщаться хотел или угрожать, только теперь мы вообще ничего не станем делать! Пусть сам разбирается, мы не нанимались злить Королеву!

— То есть, разозлить меня, вам оказалось недостаточно? — в голосе белоснежного аликорна послышались ядовитые нотки.

— Достаточно! Но у неё клыки! И глаза как факелы, не выпустит она нас отсюда! Откуда нам было знать?! Принц никогда не говорил об этом! Никогда! Мы думали, что ловим единорога!

— Что ты имеешь ввиду? — растерянно поинтересовалась Луна.

— Она уделала двух пони-единорогов! Тех, которых послал Блублад первый раз. Мы больше не хотим в этом участвовать, мы доверяли главе клана. Пусть подавится своим браслетом, так и передайте.

— Крисалис? Где тела?

— Это произошло в Понивиле. Рарити рассказала, когда успокоилась. Я не стала выяснять подробности, как я поняла её объяснения, никто с жизнью не расстался. Сплит уже больше месяца отсутствует, я боюсь без неё в такие дела лезть.

— С ней всё в порядке? — опустив взгляд, спросила Селестия.

Крисалис внимательно посмотрела на неё, задумчиво приподняла копыто, оставшись стоять на трёх ногах. Потом покачала головой.

— Не заслужила ответ, понимаю. Оставим это. Рарити?

— Вернётся домой с дочерью, когда ты решишь все проблемы с её безопасностью. Кому и что рассказывать, решай сама, я сохраню её тайну. Она попросила убежище в Кристальной Империи, по понятным причинам, я перетащила её сюда, поближе к Логову. Очень рада за собственную предусмотрительность. Неприятно видеть Элемент Щедрости, стоящий на согнутых ногах передо мной с просьбой защитить от пони. Рарити отдала мне своё сердце за защиту дочери. Таково её решение. После того, как мои стражи обнаружили, что сюда приехали вот эти, — Крисалис кивнула на своих пленников, — я решилась на крайние меры, чтобы исполнить обещание, данное Элементу Гармонии. Именно тогда, ты прислала мне письмо.

Селестия села, её трясло. Луна с интересом посмотрела на Крисалис и ехидно улыбнулась.

— Сестра, я говорила тебе, ты играешь с огнём. Доигралась?

— Я могу её увидеть?

— Конечно, я не буду держать её здесь, как только вы скажете, что проблемы с безопасностью исчерпаны, она вернётся домой. Там её любимые платья, кошка и подруги. Но, увы, её сердце навсегда останется здесь, в этих пасмурных небесах.

— Вы! Вы разрушили всё, что я с таким трудом создавала! — аметистовые глаза наполнились яростным огнём, — Мы с сестрой не спали годами, чтобы вам жилось хорошо! Чтобы никто не проливал кровь, и пони могли свободно скакать по этой земле! Вы перешли черту милосердия! Я повелеваю, возьмите свои семьи, весь свой вшивый клан, убирайтесь с моих глаз долой. Поедете на запад нашей земли, туда, где находится гора Паломино и неисследованные предгорья, вам надлежит основать новое поселение. Следующую половину столетия вы проведёте там, я посмотрю на ваши старания, и если сочту их достойными, ваши дети смогут предстать во Дворце диархов перед троном.

То, что однажды должно было случиться, произошло, как и предсказывала Сплит. Диархи добры лишь до определённого момента, их любимые маленькие пони навлекли на себя гнев аликорнов. Конвой из стражей Королевы увёл из помещения пленников прямо на вокзал.

— Луна, Селестия. Вы хорошие правительницы, но иногда меня поражаете. Обе. Вы что, всерьёз считаете, они поедут в Кантерлот, заберут свой клан, вещи и поселятся на отшибе? — Крисалис удивлённо смотрела на аликорнов, те, ещё более растерянно на неё, — Ладно, не буду спорить. Пойдёмте, Рарити сейчас занимается драгоценными камнями, я запретила ей шить на продажу, чтобы никто не смог догадаться, где она живёт. Не помогло, её талант подобен яркому солнцу. Дом у них недалеко от Логова, но думаю, она с «сестрой» вместе, не отпускает её ни на шаг. До ювелирных мастерских около двадцати минут идти.

Через минуту прискакали кобылки чейнджлингов, и у обеих аликорнов мордочки стали пунцовыми. Им на спины одели тёплые попоны, а на шеи намотали шарфики.

— Я давно хотела подарить, это новая мода пони из Кристальной Империи. Вот, делают такие, как они их называют, платья для Сердца. По мне, так это разновидность попоны, которую часто носят в северных широтах пони. Видите?

Края попоны с одной стороны были удлинёнными и напоминали ушки, именно их завязали на груди кобылки, на узелок была одета брошь в виде застёжки, её замочек скрепил узелок. По краям одежды виднелись вышитые зелёные звёзды из мелкого бисера, на попоне Селестии с обоих боков красовались небольшие солнца, а у Луны вся ткань оказалась расшитой полумесяцами.

— Крисалис… право, не стоило…

— Это всего лишь небольшой подарок.

Около ювелирных мастерских кипела работа. Одноэтажное каменное здание с маленькими круглыми зелёными окошками. С покатой крыши, покрытой черепицей, лились небольшие ручейки, видимо отопление не было обычным. Три трубы выбрасывали клубы пара, причём явно нерегулярно, словно работала некая установка внутри. Чейнджлинги скакали с коробочками, перетаскивали какие-то округлые бочонки. Радостно улыбались друг другу и носились туда-сюда. Завидев Королеву, они бросили работу и сбились в небольшую стайку.

— Как идут дела?

— Всё хорошо! Она просит ещё один станок для шлифовки, мы отправили запрос на завод, привезут только к концу недели.

Сероватая кобыла с пурпурно-синей гривой тихонько напевала себе под нос, на её мордочке красовались очки с красными дужками. Она раскладывала камни по ячейкам, внимательно осматривая каждый.

— Нет! И нет! Не то… не такое! Не подходит…

— Доброго дня Рарити.

Она чуть не выронила коробочку и тут же начала отступать.

— У нас гости, приехали забрать твоих недругов, кажется, им предстоит переселение в очень отдалённые места Эквестрии.

Селестия и Луна присели рядом.

— Я должна принести извинения за этот прискорбный случай. Не ожидала, что они ослушаются.

— Принцесса Селестия?

— Это моя ошибка, я прошу прощения. После возвращения в Кантерлот я решу эту проблему раз и навсегда. Они поедут строить новое поселение, Эквестрии нужны рабочие копыта.

— Даже мокрый снег, который тут идёт всю зиму, может казаться красивым. Немного не хватает красок, переизбыток зелёного. Я скучаю по своим платьям и по подругам. Свити тоже тоскует. Мне очень жаль, что так получилось.

— Ты единственная из нас, кому не за что просить прощения.

— Эм… — Рарити растерянно посмотрела на Королеву, та лишь тепло улыбалась, — То есть, вы не сердитесь?

— Ты защищала жизнь дочери. Они ослушались моего повеления. В старые времена, за подобным следовало резкое ухудшение здоровья в подземельях Кантерлота.

— Я испугалась, — она обеспокоенно смотрела на Королеву, словно искала поддержки, та её давала, согревая своей любовью.

— А где Свити Бель?

— На чердаке, я там организовала ей комнату, заодно звукоизоляция хорошая, а то у меня уже голова болит от её пения. Принцесса, вы действительно на меня не сердитесь? Я ещё не очень хорошо разбираю эмоции.

— Рарити? Ты ощущаешь эмоции? Но я не вижу изменений.

Рог единорожки на мгновение вспыхнул зеленоватым огнём, и по её телу прокатилось изумрудное пламя.

— Сколько же ты энергии вложила в это заклинание? — обеспокоенно поинтересовалась Луна.

— Всё что у меня было, вообще всё. Рой сейчас пустой, медленно накапливает растраченное.

— Почему ты так упорно нам помогаешь? Почему решаешь наши проблемы? Я обидела твою ученицу, много раз делала тебе гадости. А ты продолжаешь помогать. Где же справедливость?

Гулкий грохот и что-то покатилось вниз, потом возмущённое ворчание и вопли, «гадский снег, почему он липнет?»

— Свити не любит мокрый снег. Считает, что именно из-за него она постоянно поскальзывается и падает. Накопытники упорно не хочет носить, — пояснила Рарити.

— Рарити, когда мы закончим всё…

— Я скучаю по подругам. Буду жить часть времени в Понивиле, а часть здесь. Посмотрим, возможно, они вообще не захотят со мной общаться, тогда перевезу сюда все вещи.

— Захотят. Поверь мне, — солнечная Принцесса тепло улыбнулась.

— А вы спасёте Твайлайт?

Селестия подпрыгнула на месте.

— Что?! Что ты сказала?

— Ну, её же убить хотят. Сплит ведь там сейчас, пытается предотвра… что? Что вы на меня так смотрите? — испуганно пискнула кобыла и метнулась к Королеве, та укрыла её крылом и покачала головой.

— Крисалис?

— Что?

— Я хочу знать, что происходит, — дрожащий голос выдал состояние белоснежного аликорна, возникало ощущение, что она готова сорваться с места и лететь прямо сейчас на спасение.

— Ты спрашиваешь, что происходит на твоей земле? Мало того, что мы пытаемся вам помогать, в меру своих сил, ты ещё и ответов у меня требуешь? Хорошо, принимая во внимание нашу дружбу, я расскажу. Пришло письмо от друга моей ученицы, один из кланов грифонов, которые не легли под крыло Грифа наняли, чтобы убить Твайлайт. Сплит заставила их отказаться от помощи в столь странном деле. Но за этим последовала ещё одна попытка. Как выяснилось, в прекрасном городе, на берегу моря, живут очень странные пони. Она начала рыть копытом землю, выясняя, что же такое случилось в небоскрёбах Мейнхеттена. Но ведь вы об этом знали! Вы же знали, что любая размолвка между сёстрами, приведёт к беде, но ничего не сделали, ругались друг с другом и пони поняли, что их любимые, непогрешимые, мудрые Принцессы, живут в каком-то своём мире. Другом, совсем непохожем на их собственную жизнь. У них возник вопрос, почему нами правят Принцессы? Интересный вопрос. Почему роем правит Королева, я могу ответить. Все чейнджлинги часть меня, мой рой. Почему грифонами правит Король? Он сильный, смелый, мудрый, его корона — заслуга доблести. Алмазные псы — альфа стаи, самый сильный и мудрый из них. Но, почему пони правят Принцессы, да ещё в количестве четырёх штук? Аликорны? Отличный ответ! Как Твайлайт стала аликорном? Открыла магию дружбы с помощью своей наставницы. Магия дружбы — настоящее чудо. Да, это так. А паровозы, пароходы? Магические каркасы для высотных зданий Мейнхеттена? Самодвижущиеся повозки на магических кристаллах? Чайник! Самый обычный чайник, который мы подогреваем с помощью магии. Что из всего этого создали аликорны? Ответ подсказать? Зато есть налоги, указы кто и чем будет заниматься, кому и как торговать, сколько прибыли можно положить в свой кошель. И есть непонятная мелкая кобыла, способная сжечь город дотла. Качающая права, на основании того, что она Принцесса. Интересно же! Вашим маленьким пони тоже стало интересно, почему они подчиняются Принцессам? Вот как только у них возник этот вопрос в голове, они поняли, что этим самым Принцессам и дела нет, до тех, кто придумал паровоз. Боги, живущие на своих облаках. Между вами пролегла пропасть. Вы ничего не можете дать им. Всё, что у них есть, заработано их собственным трудом. Где-то праведным, кое-где не очень. Они перестали понимать, зачем вообще нужны Принцессы. Какая польза от вас? И тогда в их сердце ворвалась тьма. Они сделали неверный вывод, нет Принцесс — нет проблем. Вы упорно не замечали, как менялся этот город, грифоны тоже внесли свою лепту. Что делает Король? Правит! Почему именно он, а не какой-нибудь другой грифон? Так он же самый доблестный, он доказал свою доблесть! В этом отношении грифоны просты, либо ты силён духом и твоё крыло ложится на спину слабому, либо ты слаб и на твою спину ляжет крыло сильного. Множество пони начало задаваться столь странным вопросом, искать на него ответ. Они его нашли. Их ответ звучит так, «по праву сильного». Не смелого, умного, мудрого, хитрого… а всего лишь по праву сильного. Но как же так? Ведь Принцессы любят своих маленьких пони! Ведь любят? Вот Королева чейнджлингов — она да, любит и это знает и чувствует каждый член её роя. Луна подлила масла в огонь, заставляя проштрафившихся, драить улицы ненавистного им города. С каждым днём пропасть становилась всё шире, появились шепотки, а давайте поживём отдельно. Нет, не от Эквестрии! Отдельно от Принцесс. Маленькие пони, придумали план. О, это великий план! Достойный маленьких пони. Они нападут на самую слабую Принцессу и либо убьют её, показав, что аликорны такие же, как они сами, либо ранят, вызвав гнев диархов, которые в ярости начнут жечь их город. Погибнут тысячи, но остальные обретут свободу. Ибо кровь рождает лишь страх и ненависть. Таков их план. Первую попытку Сплит сорвала с помощью грифонов, вторая окончилась неудачей, арбалет выстрелил своему владельцу в глаз. Пони зашевелились, ощутив противодействие своим начинаниям, активно ищут причину неудач. По последней информации, общее население города составляет около пяти миллионов пони. Около сорока процентов хотят радикальных методов с восстанием и кровью, ещё столько же, предлагают более мирное решение, убить Твайлайт и показать, что Принцессы им больше не нужны, лишь небольшая часть хочет договориться с вами. Грифоны пока думают, к какой из сторон присоединиться, Король Гриф считает, что они вообще не должны вмешиваться, ибо, чем слабее пони, тем сильнее грифоны. Это не значит, что он собирается напасть, у него есть очень сильный сдерживающий фактор в виде Принцессы Каденс, но это не главное. Рейнбоу Дэш, Дух Верности, вот кто главный в его решении. Именно она спасла его сына от позорных плетей, она сидела с ним три месяца, пока лечили позвоночник. Это она по первому зову бросилась в экспедицию к чужим берегам. Рейнбоу верна своей Принцессе и это останавливает его от принятия любой из сторон. Сплит считала, что у этого всего муравейника есть лидеры. Она ошиблась. Никаких лидеров нет, никому верховная власть не нужна. Они хотят жить самостоятельно, каждый прикладывает к этому усилия. Я вам рассказала всё, что знала сама. Рарити хочет спасти свою подругу. Сплит не хочет, чтобы началась война между пони, ибо тогда и чейнджлингам придётся выбрать сторону конфликта. За последний месяц в Кристальную Империю переехали шесть древних кланов, единороги Пентс с их главой Фэнси, и крыло пегасов ФлайБерри из Клаудсдейла, это самые крупные. Они бегут от тех, кого искренне любят. Беседа с Фэнси стоила мне многих нервных часов, он готов на всё, чтобы не допустить кровопролития, даже предлагал ограбить некую сокровищницу с артефактами. Часть его клана живёт в Кантерлоте, а часть в Мейнхеттене. Его душа рвётся на куски.

Оба аликорна сидели и смотрели на Королеву, пытаясь понять, что делать дальше.

— Вы хотели узнать, что происходит. Узнали. Мне стоило огромных усилий уговорить Сплит помочь вам. Я не про Мейнхеттен сейчас.

— Начинаю понимать… исчезновение одной из диархов положило бы полный конец истории. Она разорвала шестёрку Духов Элементов, чтобы ни одна из нас не могла воспользоваться ими.

— Луна, сестра! У меня и в мыслях не было такого! Клянусь тебе!

Тёмный аликорн долго молчала, потом печально улыбнулась.

— Зато у меня было. Иногда. Только не тебя я хотела отправить на солнце. А одну приставучую лавандовую кобылу. Сейчас слушаю это всё и думаю, а может не надо? Пусть Эквестрия сама сделает выбор, нужна ли ей Принцесса Дружбы?

— Сестра! Прошу, не бей, я люблю тебя, не надо! — слёзы снова прочертили дорожки на шёрстке белого аликорна.

— Облака, как белокрылые лошадки, куда вы мчитесь без оглядки. Это песню часто поёт Свити Бель. Я вам только что объяснила, откуда взялась пропасть в Мейнхеттене. Вы обсуждаете совсем не то, что нужно. Жизнь это огромный бушующий океан, вы маяки в нём, показываете безопасную гавань. Это счастье, что вы существуете. Сколько проживут эти пони в одиночестве без стремления к чему-то возвышенному? Через сколько времени низменные желания приведут их к деградации? А они приведут, уж поверьте. Тьма есть в каждом из нас, и она рвётся наружу. Самый лёгкий путь — обман и предательство. После ухода Каденс из Кристальной Империи всё было хорошо… некоторое время. Потом прибежала Черри и начала трясти документами, то там украли, тот тут не доделали, она пыталась наказывать, но это был глас вопиющего в пустыне. Она снова приняла на службу остальных высших, стало полегче, но всё равно, слишком часто пони отклонялись от светлого пути. Полгода я спала в поезде, мотаясь из Логова в Кристальный дворец, ненавижу стук колёс! Я была вынуждена исполнять роль Принцессы, наказывала одних, хвалила других и давала шанс. Последнее оказалось самым существенным, ведь мои дети в этом не нуждаются. Поняла, что нужно сделать и делала. Отчаянно верила им и плакала, когда они подводили меня. Зелёные слёзы стали для них самым страшным испытанием. Пони очень странные создания, в плане причинения боли другим. Им проще, когда их ругают и пинают за промашки, ошибки или даже целенаправленные злонамеренные действия, но стоит показать свою душу, стоит им увидеть, что своими действиями они ранят ту, которая им доверяет. Они готовы перевернуть горы, забыть о собственном кармане, работать до дрожания копыт, лишь бы больше не видеть слёзы той, что их так сильно любит. Но это всё должно быть настоящим. Пони остро чувствуют это, любая фальшь, миловидная улыбка без души и всё, карточный домик рушится. Добро пожаловать в Мейнхеттен. Всё зашло слишком далеко, копилось много лет, теперь уже и Сплит не знает, что нужно сделать для завершения конфликта без тысяч жертв. Я хотела бы узнать, скажите мне правду. Можно ли убить аликорна? Каденс утверждает, что да. Сплит уверена в том, что это очень сложно, но возможно.

— Крисалис, аликорны это не просто мощные магические создания, мы ткань мира. Но мы — не весь мир. Грифоны прекрасно проживут без аликорнов, про вас и говорить нечего, мы вам вообще не нужны. Но, для пони — аликорны необходимы. Даже если они не правят и вообще никак не вмешиваются в жизнь, своим присутствием мы воодушевляем народ, придаём силы и дарим желание действовать, а не ждать милостей. Убить аликорна нельзя, никак. Но здесь слово убить… оно немного другой смысл имеет. Если я не поставлю щит, и мне воткнут в глаз клинок, умру, как и любое другое создание нашего мира. Тело умрёт. Мой дар останется и со временем он войдёт в какое-то дитя. Солнечная Принцесса возродится. Но её имя станет другим, Селестия исчезнет навсегда. У неё будут любящая семья, собственное имя, свои мечты. Но однажды она поднимет солнце над миром, и в этот день узнает о том, что произошло с теми, кто жил до неё, увидит последние мгновения их жизни. Аликорна убить нельзя, но можно убить кобылу Селестию. Как ни странно, но аликорном можно родиться, дар откроется далеко не сразу, если вообще откроется.

— О тех, что жили до меня остались лишь старинные книги, которые являются самыми охраняемыми раритетами в рое. Мы не получаем никакой памяти предыдущих Королев.

Рарити постучала копытом, привлекая к себе внимание.

— Наверное, мне нельзя прерывать столь важный диалог, но можно всё-таки как-нибудь сделать так, чтобы моя подруга выжила, а? Я её очень люблю, пожалуйста! Мы же вам нужны иногда, Дискорда в камень обратить, проблему какую-нибудь решить. Я шью хорошо и как сейчас выяснилось, драгоценные камни обожаю. Ваша маленькая пони, хочет, чтобы её подруга вернулась домой целой и невредимой, не хочу укладывать цветы к её памятному камню! Можно ли исполнить мою просьбу? — она приложила передние копыта друг к другу и зажмурилась, все три правителя увидели, как зелёные слёзы сбегают ручейками из её сапфировых глаз.

— Рарити, ты разве не поняла? Наше вмешательство приведёт к войне! Настоящей войне, Эквестрия разлетится вдребезги. Мы можем лишь тайно помогать.

— Так помогите! Или скажите, что надо сделать, чтобы другие могли помочь!

— А знаешь, Крисалис. Это ведь действительно наш шанс. Рарити права. Она готова отдать всё другим, не оставив ничего для себя. Истинная Щедрость. Мы сделаем так, чтобы Твайлайт временно не ездила туда.

— Полагаю, Сплит сможет в этом помочь, — Крисалис улыбнулась и прижала к себе трущую глаза кобылу с крыльями без дырочек.