Твайлайт Спаркл — королевский гвардеец

Бросок монеты. Ирония судьбы. Твайлайт Спаркл, младшая сестра личного ученика принцессы Селестии Шайнинг Армора, выросла, слушая давние мечты своего брата о вступлении в элиту элит: королевскую гвардию. Теперь, только что окончив Академию, молодая кобылка готова доказать, что она не посрамит подвиги гвардейцев, о которых читала в детстве. Жаль, что принцесса, которую она в конечном итоге защищает, не Селестия.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца

Mysterious Mare Do Well

Кэнтерлот. Прекрасный город, отличная архитектура, фантастические условия проживания…это все чистейшая, правда…многолетней давности. Сейчас же Кэнтерлот является рассадником преступности, хулиганы и воришки заполонили весь город и не дают спокойно жить честным гражданам. Видя такой расклад дел, Принцесса Селестия открывает Кэнтерлотскую Полицейскую Службу. К сожалению те смогли покрыть лишь небольшую часть преступлений совершаемых в городе. Однако через какое-то время в «игру» вступает еще один игрок…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Давняя прелюдия к самому лучшему вечеру

Наделенная даром предвидения, Селестия сделает все, даже и самое невероятное, чтобы обеспечить будущее своих маленьких (только по сравнению с ней) пони. Но, чтобы не отнимать у них волю к самосовершенствованию, обставит все так, будто победа — это заслуга их самих. Что угодно в мире может быть ее инструментом в этой вечной и сложной, как сама жизнь, шахматной партии. Даже Гранд Галопин Гала. В особенности Гранд Галопин Гала.

Принцесса Селестия Другие пони

Рассвет над Невой

У каждого в мире есть своя история. История, которая меняет и заставляет переживать. И сколько их по всей планете? Возможно ли собрать их? Эта история о нескольких пони. О нескольких жизнях, о переменах и о том, как текла река их судьбы, как она извивалась и разбивалась о скалы. Сталлионград в начале 1007-ого года, светлое равенство и жизнь вокруг него. Что ждало впереди? Какого цвета был рассвет?

Другие пони ОС - пони

Сюрприз, Сюрприз

Пинки была вне себя от счастья, когда встретила очень похожую на себя Пегаса. То есть... что же может пойти не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош

Улыбка ценой в целую жизнь

Когда окружающая действительность начинает давить, а все цвета превращаются в оттенки серого, начинаешь задумываться о смысле жизни. Но что делать, если его нет?

Другие пони ОС - пони

Среди своих

Маленькая Кризалис долгое время почти не с кем не общалась, но в итоге ей захотелось быть более самостоятельной. У неё появилось несколько приятелей среди соплеменников, вместе с которыми она и знакомится с миром.

ОС - пони Кризалис Чейнджлинги

Диана, падай!

Долгие годы Пинкамина жила, запертая в своем личном мире фантазий внезапной вспышкой радуги. Но однажды ей на голову — в прямом и переносном смыслах — свалилась возможность все изменить. Как воспользуется ей одинокая, почти уже забывшая реальный мир пони?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Социофобия Руне Ховарда, или Как пообедать с Принцессой

Когда думаешь слишком много, а делаешь мало, проблемы будут преследовать тебя до того самого прекрасного дня, когда ты перестанешь быть принцесской и заменишь "хочу" и "не хочу" на "буду".

Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Сердце Машины

Что хранит в себе Сердце Машины?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

S03E05
Глава 15 - Разрушительное могущество Глава 17 - Меня зовут Астор Корускар

Глава 16 - Божество

Все они замерли в тот же миг. Твайлайт Спаркл умирала.

Флаттершай и Эпплджек обменялись одинаково полными ужаса взглядами. Поникла грива Пинки Пай. Разговаривавшая со Спитфайр Рэйнбоу Дэш замерла на полуслове и осела на землю. Мгновенно распался клинок Рэрити.

Сражение шло хорошо. Стратегия Твайлайт работала. Повстанцы побеждали, с помощью Пятёрки или без неё. Сейчас, при значительном перевесе с их стороны, они могли уйти. Они подобрали такое оправдание уже после того, как покинули поле боя, устремившись во дворец.

Они не винили Дэш за то, что она была не так быстра, как обычно. Во всяком случае четверо из них. Местами на её изодранных крыльях не хватало перьев. И всё же, позабыв о боли, Дэш продиралась сквозь воздух, значительно опережая подруг.

Эпплджек неслась по земле с пугающей скоростью, на лестницах же перескакивала две ступеньки за раз. Чтобы так разогнаться, ей потребовалось приложить немало усилий, и теперь она не собиралась тормозить.

Копыта Пинки Пай едва касались земли. Она лишь слегка уступала Рэйнбоу Дэш, а Флаттершай дышала ей в спину.

Рэрити бежала хоть и последней, но всё же быстрее, чем когда-либо. Быстрее, чем бежала бы ради своей жизни.

И всё это время их гармоническая связь сообщала, что Твайлайт не хочет, чтобы они приходили. Что это слишком опасно. Что её уже не спасти, но это ещё не конец. Что они нужны армии повстанцев больше, чем ей.

И со всё возрастающим недоумением Пятёрка затормозила, плавно переходя на шаг. Они переглянулись — и на их лицах отразилось какое-то детское непонимание вкупе с внезапным осознанием того, что они не будут спасать Твайлайт Спаркл.

Они уже спасли.



Твайлайт содрогнулась, ощущая вкус собственной крови, в то время как Эстим уходил прочь. Единорожка сплюнула и закашлялась, пытаясь вздохнуть своими перемолотыми лёгкими. Слова. Ей нужно выразить слова. Она закашлялась, и ещё больше крови хлынуло изо рта.

Эпплджек.

— Что за?.. — ошеломлённо пробормотал Эстим. Аватар Титана спокойно наблюдал.

Твайлайт ещё раз сплюнула и чётко произнесла:

— Теория доказана.

Эпплджек.

Она перевернулась на живот, скрипя зубами от боли, и напрягла все четыре ноги, поднимаясь из лужи собственной крови. Фрагмент клинка Эстима со стуком упал на пол под ней. Генералу действительно не следовало ослаблять хватку.

Твайлайт пнула остриё Карсомира копытом — кровавый след протянулся по полу до самых ног генерала. Тот ошеломлённо наблюдал, как она твёрдо встала на ноги.

— Тебе это понадобится, — Твайлайт чувствовала, как исчезает боль от ран. Она прикоснулась магией к небесной ткани своей формы, и дыры затянулись.

Она оглядела атриум дворца. Массивные колонны тянулись вдоль стен, поднимаясь на высоту нескольких этажей к потолку. Вдоль одной из стен рядами стояли марионетки. По другую сторону кучковались пони. Напротив Твайлайт замер потерявший дар речи Эстим. Титан откровенно скучал.

— Ещё марионетки? — спросила она сбитого с толку единорога. Тот не ответил.

— Мой сын затребовал последнюю линию обороны, — ответил за генерала Титан. — Его страх необоснован и постыден.

Устрашение. Гордыня.

— Да, постыден.

— Ты поглотила мою дочь, — бесстрастно заявил он.

Твайлайт не делала ничего подобного. Элементы Гармонии оказались полны сюрпризов. Оказалось, что Элемент Магии имеет некоторые любопытные связи с остальными.

Единорожка не совсем понимала их природу, но сейчас не было времени копаться в ней. Она владела лишь жестокими фактами. Когда она умирала, а пять подруг бежали ей на помощь, Элементы раскрылись для неё так же, как когда она вновь стала единой Твайлайт Спаркл. Её теория подтверждалась: похоже, раскрыть тайны Элементов Гармонии можно было не наукой, а лишь дружбой.

Она смотрела на своих противников, и за её спиной щёлкнул, собираясь, Эквинокс. А ведь ей ещё не довелось использовать ни одно боевое заклинание.

Устрашение. Гордыня.

— Вы все, — сказала она, — разом.

Эстим ответил первым. За один миг он пересёк расстояние между ними и занёс Карсомир. Твайлайт практически ничего не смыслила в фехтомагии. Но не Рэрити.

Она коснулась сознания белой единорожки и поймала клинок генерала своим. Его оружие пронзительно скрежетало и дрожало от магической мощи Эквинокса. Совокупный опыт многолетних тренировок под руководством Эстима и месяца с лишком, проведённого с Луной, полнили разум Твайлайт. Она с улыбкой встретила неверящий взгляд генерала и ударила его копытом в грудь. Эстим проскользил по полу почти десять метров.

Магия пегасов. Магия земных пони. Магия единорогов. Знание, как пользоваться всеми тремя. Так вот значит каково это — чувствовать себя божеством?

— Кощунство, — спокойно произнёс Титан, призывая клинок. — Уничтожить её.

Следовало отдать им должное — они пытались.

И вновь Твайлайт разделила свой разум на части и распределила задачи. Ей потребуется вся концентрация, чтобы справиться с новыми возможностями.

Их преимущество: численность.

Титан добрался до неё первым, и они скрестили клинки. Его лезвие содрогнулось от колоссальной мощи, что она направляла в Эквинокс.

Наше преимущество: способности единорога.

Титан ударил передним копытом, но Твайлайт перехватила удар. Стиснув зубы, единорожка медленно отвела его подрагивающую ногу назад. Пускай знает, что по сравнению с ней он — ничто.

Мастерство боевых искусств пегасов.

Она протянула вперёд второе копыто и вывернула ногу Титана своими двумя, пока не услышала хруст. Древнее божество потеряло равновесие, и Твайлайт, крутанувшись в воздухе, лягнула его обеими задними ногами. Пошатнувшись, Титан отступил назад, и их клинки разошлись.

То, что делает Пинки Пай, чем бы оно ни было.

Рог Титана вспыхнул ещё до того, как он восстановил равновесие, и к ней метнулось иссиня-чёрное копье. Твайлайт отразила его Эквиноксом, а затем набросилась на Титана, замахнувшись клинком. Тот отразил три взмаха и два укола, а затем единорожка перевернулась в прыжке и вновь лягнула его задними ногами. Это было проще простого.

Сверхъестественная сила.

Она наполнила удар магией Эпплджек, и Титана не просто оттолкнуло назад — его подбросило в воздух и с тошнотворным хрустом впечатало в одну из колонн атриума.

— Чего вы ждёте?! — проорал Эстим. — Убить её!

Привычное моментальное перемещение.

Со вспышкой Твайлайт оказалась у генерала за спиной. Рэрити говорила, что, несмотря на все старания, Эстим превосходил её вдвое. Твайлайт разделила Эквинокс на две равные части и атаковала. У генерала не осталось больше козырных карт. На сей раз он лишился преимуществ.

Искусное владение клинком.

Эстим поражённо распахнул глаза, когда Твайлайт принялась уверенно наступать. В течение нескольких секунд они с невероятной скоростью обменивались ударами, пока противники не начали брать её в тиски. И хотя каждое из её сознаний контролировало по лезвию, которые не уступали по силе Карсомиру, Твайлайт не могла пробиться сквозь его защиту. Вероятно, ей придётся воспользоваться и другими способностями.

Едва ли не абсолютная непобедимость.

Магия буквально взорвала воздух, едва первые солдаты добрались до них. Она могла дополнительно расположить заклинание поверх самой себя, чтобы две волны ударили по врагам практически в одно и то же время. Это превратило бы все их внутренности в фарш, но в комнате находились настоящие пони. Твайлайт не хотела их убивать, особенно теперь, когда они не представляли угрозы. Лучше ослабить свои заклинания.

Эстим поднял полукруглый щит, и ударная волна вновь протащила его по полу. Твайлайт и вовсе не выставляла защиты — её отшвырнуло назад. Она приземлилась на колонну всеми четырьмя копытами и перенаправила притяжение. Мир лёг на бок, и единорожка побежала вниз по колонне навстречу врагам.

Ловкость пегаса.

Она спрыгнула и рассекла марионетку надвое, попутно проломив ей череп передним копытом. Затем телепортировалась через полкомнаты, чтобы вновь встретиться лицом к лицу с Титаном. Тот уже оправился от предыдущей стычки.

Один из её клинков столкнулся с Сингулярностью, а второй устремился к его лицу. Король нырнул под удар, но копыто единорожки впечаталось ему в голову с силой земной пони.

Титана подбросило вверх, а Твайлайт телепортировалась ему за спину, отрубила задние ноги короля у копыт и пинком в спину отправила его вниз. Титан рухнул и покатился по полу. Едва он остановился, единорожка совершила невероятный прыжок и приземлилась на короля.

Оба клинка устремились вниз, и Титан целый миг удерживал их ослепительно-белыми точками, прежде чем лезвия пронзили его глазницы.

Так вот как чувствуют себя боги? С такой силой они живут с того самого мгновения, как появляются на свет? Твайлайт задавалась этими вопросами, разворачиваясь к окружающим её пони и марионеткам.

Смерть более не грозила ей. Никто из ныне живущих смертных пони не устоит перед её мощью. Эстим теперь выглядел смехотворно слабым. Не имеет значения, сколь много армий выступят против неё — с подобными силами она может убивать вечно.

Это вызывало у неё отвращение. Никто и никогда не в праве владеть силой, способной так просто уничтожать всё, что заблагорассудится. Ни Титан, ни Эстим, ни она.

Она пробивалась сквозь пушечное мясо Эстима, словно проталкивалась через толпу. Их магические щиты рвались, подобно мокрой бумаге. Их тела ломались, подобно хворостинкам.

Очень скоро настоящие пони сломали строй и бросились прочь, спасая свои шкуры. Никого из них она не убивала, хотя многие были ранены. Они бежали от неё и не без причин: они не могли даже надеяться причинить ей вред. Она стала божеством.

Пони разбежались, но вновь вернулся Титан.

— Я наконец-то поняла, — сказала ему Твайлайт и копытом снесла марионетке полчерепа.

— Да? — его лицо всё так же оставалось ничем не выражающей маской.

— Почему никто из вас не действует напрямую, — её клинки отбили нападение каких-то единорогов и контратакой искромсали противников. — Почему всё, что вы делаете — это сидите в лесу и наблюдаете. Что вообще может устоять против подобной силы? Здесь нет даже намёка на борьбу.

Твайлайт телепортировалась через комнату и принялась за ещё одну группу марионеток.

— Для вас всё будет слишком просто. Потому-то вы манипулируете и строите планы — это единственная оставшаяся для вас проверка мастерства. Неудивительно, что Селестия стала тем, кто она есть. Всё, чего вы можете надеяться достичь — это власть над нами, поскольку вы способны уничтожить всё, что пожелаете, по мановению копыта.

Марионетка-единорог послала в неё магический снаряд, и Твайлайт, не отрывая взгляда от короля, подняла копыто. Волной кинетической энергии она отбросила красный снаряд обратно. Марионетка успела возвести барьер, но это не помогло — существо швырнуло в одну из колонн.

— Я мог бы спросить тебя, что значит быть смертной, — чуть склонив набок голову, произнёс Титан. — Зависеть от нашей милости в нашей же игре. Безо всяких сомнений знать, что умрёшь раньше, чем проживёшь достаточно долго, чтобы достичь истинного понимания. Но мне всё равно.

Устрашение. Гордыня.

Твайлайт вырвала цельную колонну из стены и переломила её пополам.

— Эстим! — прокричала она, и её голос разнесся по дворцу. — Куда теперь ты сбежал? Ничто не спасёт тебя от меня, Эстим!

Она обрушила на короля две массивных глыбы камня с силой достаточной, чтобы сравнять с землей здание. Пол вокруг Титана покрылся сетью трещин, но его самого защитил барьер.

— Ни пони!

Пол содрогнулся, когда она вновь обрушила колонны на короля. С громогласным треском они раскрошились в щебень и обрушились градом вокруг невредимого Титана. Клинок Твайлайт метнулся к аликорну.

— Ни марионетки!

Титан разделил Сингулярность на двадцать шесть частей и послал их на перехват Эквинокса. Твайлайт телепортировалась вместе с фрагментами своего клинка за короля.

— Ни боги!

Сингулярность прошила опустевший воздух, а Твайлайт, как ножницами, срезала голову Титана, уничтожая марионетку короля. Быстро проверив, не осталось ли поблизости врагов, она начала прощупывать дворец магическими чувствами. Эстиму не сбежать от неё.

Она обнаружила его на третьем этаже, движущимся к башне, где раньше ночевала Селестия. Твайлайт появилась прямо перед генералом. Тот затормозил, чуть проскользив копытами по полу.

— Понятно, — сказал он, поднимая клинок.

Голос Твайлайт дрогнул, когда она заговорила.

— Дракон.

— Дракон?

— Там был маленький дракон, — она шагнула вперёд, и взгляд Эстима дёрнулся в сторону.

— Верно, — генерал сдвинул брови.

— Ты сказал, что не причинишь ему вреда.

— Я такого не говорил.

— Это подразумевалось! — в отчаянии прокричала она. — Нихилус оставила тебя с драконом. Что ты с ним сделал?

— Вы намереваетесь убивать меня, мисс Спаркл?

Твайлайт знала, что её друзья близко. Она ощущала их присутствие. Они выиграли битву и приступали к третьей фазе плана.

Среди них не было единства в вопросе, стоит ли Эстиму жить или умереть. Но в одном они соглашались — Твайлайт не должна его убивать.

Но у Твайлайт было другое мнение. Если Эстиму и суждено погибнуть, то она будет той, кто убьёт его. Она не будет использовать других для убийства своих врагов. Она не Селестия.

— Да, — тихо ответила Твайлайт. Она не хотела лгать.

Сердце Твайлайт замерло, когда рот Эстима расплылся в широкой ухмылке.

— Ну, в таком случае, драконье мясо…

Ему не удалось закончить фразу. С бессвязным воплем Твайлайт снесла коридор и большую часть помещения, находившегося под ними. Эстим прикрылся щитом от основной части взрыва, но провалился на первый этаж.

Он рухнул, поломав кучу костей. Твайлайт с грацией пегаса приземлилась рядом. Она смотрела на его исковерканную фигуру, её ноги дрожали.

Не медли.

— Это личное, — слёзы струились по её лицу. — Я не следую чьим-то приказам.

Эквинокс пронзил шею генерала, но не убил, а оборвал связь с телом. Затем она подняла Эстима, точно тряпичную куклу, и вбила в стену. С резким, гулким хрустом Твайлайт отломила ему рог и отбросила в сторону.

— Я знал, как умру, — слабо выдавил Эстим.

— Ничто из того, на что ты надеешься, не сбудется, — всхлипывала Твайлайт. — Всё, чего ты уже добился, будет развеяно по ветру.

Она схватила обломки, лежащие неподалеку, и раздробила их в пыль. Гармоническая связь практически разрывалась от криков её подруг. Твайлайт, не обращая внимания, вычленяла из пыли определённый состав минералов и разогревала его до температуры плавления.

— Ты умрёшь, и Рэрити не будет лить по тебе слёзы.

Эстим открыл рот, чтобы ответить, но Твайлайт магией захлопнула его, отметив, что при этом генерал откусил себе кусок языка.

Сфера раскалённого стекла подплыла к его лицу и, остывая, приняла форму, как у Осколка Тьмы.

Эстим смотрел на неё со всё учащающимся дыханием. Это был очень, очень большой осколок.

— Тебя навечно запомнят как пони, что предал свой род. И когда ты умрёшь, я постараюсь, чтобы все запомнили, насколько же омерзителен ты был.

И когда игла замерла у его глаза, Эстим наконец сломался и, отвернувшись, крепко зажмурился.

Твайлайт разлепила ему веки и развернула голову к себе. А затем безмолвно протолкнула иглу через глазницу и позволила трупу упасть на землю.



Когда они добрались до Твайлайт, она в одиночестве стояла перед кучкой пепла с раскиданными по ней четырнадцатью платино-иридиевыми фрагментами.

Окружив, они звали её по имени, спрашивали, всё ли в порядке. Твайлайт покрывала собственная кровь и пыль с уничтоженных стен, но она чувствовала себя неплохо. Разумеется — ведь теперь она могла использовать магию земных пони.

Твайлайт неторопливо сотворила очищающее заклинание и оправила свой усыпанный звёздами плащ, ощущая странное оцепенение.

— Спайк мёртв, — безжизненно произнесла она. — Эстим его съел.

Подруги замолчали в тот же миг. Флаттершай опустила голову, позволяя слезам безмолвно окропить пепел у ног. Рот Эпплджек искривился в гневе, а Рэйнбоу Дэш с криком пнула один из фрагментов лежавшего на полу клинка. На лице Пинки Пай застыло непонимающее выражение. Рэрити вытирала глаза копытом.

— Если кому-то из вас чем-то не нравятся мои действия, — дрожал болезненный голос Твайлайт, — мы можем обсудить это после того, как я сниму свою униформу. А до тех пор, — она посмотрела на всех по очереди, — надеюсь, мы все заодно.

Все кивнули. Рэйнбоу Дэш — первой, Флаттершай — последней.

— Хорошо. Время третьей фазы. Эмпириан в тронном зале Селестии. С ним не должно быть проблем. Понадеемся, что Луна на позиции.

Путь в тронный зал они проделали молча. Твайлайт вела, а остальные без единого слова следовали за ней по роскошному дворцу. Ей несколько раз приходилось сбавлять темп, чтобы подруги поспевали за ней.

Когда они добрались до больших двустворчатых дверей, ведущих в Зал Солнца, Твайлайт распахнула их безо всяких предисловий. Она пресытилась драматическими речами.

Тронный зал Селестии строился по тому же принципу, что и весь остальной дворец — он был огромным. Стены состояли больше из стекла, чем из камня, из-за чего покои буквально утопали в солнечном свете. Ворсистый красный ковёр тянулся через всю комнату к внушительному, обложенному подушками пьедесталу. На нём восседал Эмпириан.

Принц сглотнул, когда они вошли. На его лбу блестели бусинки пота.

— Если вы навредите мне, — его голос дрожал, — Титан убьёт вас.

— Ты помнишь ночь своего рождения, Эмпириан? — Твайлайт спокойно дошла до центра комнаты. — Ту силу, что Нихилус дала тебе? Я здесь, чтобы вернуть её назад.

— Нет! — взвизгнул он. — Отец не даст мне второго шанса! Пожалуйста!

— Титан умрёт этой ночью, Эмпириан. Ты не в силах этого изменить.

— Я буду сражаться с вами! — вскинулся тот. — Я убью вас всех!

— Я не допущу этого, — тихо сказала Твайлайт, когда друзья обступили её полукольцом.

Глаза Эмпириана засияли, и воздух в комнате резко накалился.

— Вы всего лишь пони! — прокричал он, поднимаясь. — А я — бог!

Его рог вспыхнул, и луч жидкого жёлтого пламени устремился в сторону Твайлайт и подруг. Единорожка чувствовала, что в нём достаточно энергии, чтобы уничтожить не только их, но и всё на километр позади. Ковёр обратился пеплом, когда огонь пролетел над ним.

Твайлайт широко распахнула глаза, когда луч достиг её, и поймала его на Эквинокс. Чары Элементов оставляли странное, непохожее на иные формы магии ощущение. Пять других пони слили свою волю с её собственной и открыли доступ к источнику неизмеримой силы. Не той силы, что повиновалась приказам — той, что имела свою собственную волю. И прямо сейчас она защищала их.

Но всё изменилось, когда Твайлайт взмахнула клинком и сплошной ослепительно-радужный поток вырвался вперёд, поглощая пламя принца. Он достиг Эмпириана за секунду.

Солнечное пламя уступило призматическому лучу. Вся ярость и отчаяние гибнущей звезды сквозили в вопле принца.



Луна нашла Селестию посреди внутреннего двора их старого замка.

— Селестия! — она приземлилась рядом с сестрой, впервые увидев, что с той стало.

— Кошмар, Селестия, что они сотворили с тобой?

Глаза Селестии расширились в ужасе, когда она увидела сестру.

— Титан только что отбыл, — проговорила она. — Терра всё ещё здесь. Тебе нужно бежать, Луна.

Взгляд Луны посуровел, пока она оглядывала изломанное тело сестры.

— Не в этот раз, — она левитировала Селестию в свои передние копыта. — Не без тебя.

Селестия безвольно обвисла, боль искажала её лицо.

— Рада вновь видеть тебя. Удалось ли…

— Твайлайт Спаркл жива. Титан летит навстречу своей смерти, — Луна нырнула вниз, к Вечнодикому Лесу, и подмигнула сестре.

И в тот же миг их настигла Терра. Её удар не стал слабее со времён Кантерлота, и Луна пришла в себя уже зажатой в хватке матери, а Селестия кувырком улетела в лес. Оставалось надеяться, что на деле Твайлайт рассчитала время столь же безупречно, как и на словах.

Со смешком Терра дотащила Луну обратно до разрушенного дворца и швырнула на пол сквозь каменную стену. С одной из своих прекрасных улыбок мать прижала Луну к земле и впечатала голову той в пол. Камень раздробило в пыль, и взор принцессы на мгновенье подёрнулся чёрной пеленой.

— Больше месяца! — произнёс великолепный голос Терры. — Больше месяца тебе потребовалось, чтобы прийти на помощь своей сестре! Представляешь ли ты, как мало удовольствия она мне доставляла? Ни одна из моих игр ей не по душе.

Луна сдвинула брови и сплюнула на мать кровью. Принцесса прекрасно понимала, какие игры та имела в виду. Именно Терра обучала её воевать — и то были суровые уроки.

Могучим рывком Луна вновь вскочила на копыта. Призвав Надир, она рубанула по матери. Это было жестом отчаяния, ведь Терра гораздо, несравнимо сильнее неё, и к тому же куда опытней. Воздух подёрнулся рябью телекинеза, и Луну вбило в землю раньше, чем она хотя бы расправила крылья.

— Мне не нужна она, — прошипела Терра. — Это ты — та, кто предала меня. Ты — та, кто задолжала мне. Скажи, хочешь ли ты выйти замуж за своего новообретённого брата?

— Никогда, — Луна с вызовом посмотрела на мать.

— Тогда мне, наверно, следует разобраться с тобой по-своему? — Терра одарила её очередной блистательной улыбкой. — У меня запланировано много интересного. Постарайся не сломаться слишком быстро.

Луна поднялась на ноги. Даже если ей не навредить телу матери, то что насчет её духа?

— Что он сотворил с тобой, Терра?

Лицо Терры тут же помрачнело.

— Я говорила тебе, Луна, — выплюнула она и вырвала из стены булыжник размерами не меньше себя; Луна приготовилась к удару. Камень раздробило о её вбитое в пол тело. — Никогда. Не. Задавай. Нам. Вопросов.

В этот раз магия земных пони действовала медленней, и Луна долгое время лежала неподвижно. Когда же она нашла в себе достаточно сил, чтобы приподнять голову, пыль волнами плавала в воздухе. Принцесса процедила:

— Ты… — какое-то время она откашливалась от набившейся в рот пыли. — Ты чудовище. Настоящий монстр. Что такого мог Титан сделать…

Терра метнулась к ней, и Луна ощутила во рту привкус крови, когда мать отвесила ей пощёчину. И всё же она продолжала. Боль не такая уж помеха для одной из дочерей Терры.

— И не что-то одно, — слабо произнесла она. — Все эти столетия… быть его женой, я права?

Терра рассмеялась.

— Как мало ты знаешь, — её голос опустился почти до шёпота. — Я стала тем, кем он хотел, и потому выжила. Каждый обращается в то, что ему нужно, дай только время.

Луна отвернулась от своей обезумевшей матери.

— И тебе обязательно должно нравиться пытать своих дочерей?

— Нет, — Терра склонилась и уткнулась носом Луне в шею. — Не обязательно.

Луна отдёрнула голову в сторону.

— Избавь меня от страданий, — твёрдо произнесла она. — Помоги в борьбе с Титаном. Ты уже сражалась с ним раньше.

— И проиграла, — угрюмо ответила Терра. — Спасибо дочерям, которых мы произвели на свет. Селестия щебетала о том же весь прошлый месяц. И, пожалуй, я откажусь.

Луна развернула голову так, чтобы видеть зияющую дыру в стене, которую она недавно проделала. Снаружи уже светлело.

До рассвета оставалось шесть часов.

— Я искала избавления не для себя, — пробормотала она. Терра склонила голову набок. — Я давала шанс на спасение тебе. Прощай, мама.



Сила пришла к ней, будучи обёрнутой чужой мыслью, словно подарок ленточкой.

Селестия умирала. Умирала в грязи, окружённая неприветливыми деревьями Вечнодикого Леса. Падение доломало в ней всё, что оставалось целым. Принцесса лишь надеялась, что Луна не корит себя за то, что уронила её. То была вина Терры.

Но всё же это было несправедливо. Селестия всегда знала, что умрёт — таково первое основное правило бытия бессмертных. Время в своём величественном движении могло оставить позади всё. И если время безгранично — всему должен наступить черёд. Включая сколь угодное множество возможных смертей. Если же время не бесконечно — что ж, конец времени определённо убьёт и её.

Но она себе это представляла не так. Сражение с Титаном было куда более достойным исходом — сражаться с превосходящим противником и уйти в лучах славы, подготовив всё для его поражения. А вместо этого она истекает кровью в грязи. Не как божество, а как простая пони.

Твайлайт жива, так что Титан ещё не победил. Удивительно, но осознание того, что она уже не нужна, принесло удовлетворение. Оставалось надеяться, что Твайлайт сумеет простить Селестию после того, как её не станет. Селестия знала, что кобылке пришлось пройти через пленение Осколком Тьмы из-за неё. Равно как и множество других причин, чтобы Твайлайт возненавидела свою наставницу. Интересно, сколько из них та уже нашла?

И тогда сила снизошла на неё. Принцесса словно погрузилась в ванну чистого солнечного света. Лежащее в грязи изломанное тело Селестии рефлекторно прогнулось. Волна дрожи прошла по нему. Только сейчас она и поняла, почему Луна ей подмигнула. Умная девочка. Она вернулась в игру бессмертных.

— Принцесса Селестия, — зазвучал в голове чётко различимый голос Твайлайт.

Этих двух слов Селестии хватило, чтобы подтвердить свои опасения. Хотя даже наоборот, не доставало всего одного слова — “дорогая”. С пощёлкиванием кости перестроились, и конечности вновь удлинились вдвое.

— Я вернула Кантерлот и сразила предателя, генерала Эстима.

Новая информация потоком обрушилась на неё. Твайлайт отвоевала Кантерлот — не самостоятельно, очевидно, а значит, Мастерстроук, как и планировалось, возглавил повстанцев. Эстим стал генералом Титана, и, значит, он действительно предатель — скорее всего, он именно тот единорог, который разрушил тюрьму Титана.

И Твайлайт убила его.

Перевитые сухожилиями голые крылья вырвались из её спины. Кровь ручьём заструилась по лбу, когда рог пробил себе путь наружу от черепа. Если это и было больно, то Селестия ничего не почувствовала. Ощущение могущества поглотило её.

Твайлайт убила Эстима, кровного отца Рэрити. Во что же принцесса превратила свою ученицу?

Она становилась крупнее — такой, какой была изначально. Вновь отросла грива, и раны, что копились на ней больше месяца, затягивались в считанные секунды. Селестия чувствовала, как полубезумная ухмылка расползается по лицу, пока прорастали перья на новорожденных крыльях. Неужели она всегда была столь сильна? Месяц земного существования определённо давал возможность взглянуть на вещи под другим углом.

— Вы убьёте королеву Терру, и таким образом война окончится сегодня.

Убить Терру. Приказ — а это определённо он — подтвердил опасения Селестии по поводу Твайлайт: “Я убила отца Рэрити. Ты убьёшь свою мать”. И Селестия не имела ничего против. Ей в любом случае хотелось размять новые мышцы.

Окончится сегодня. Формулировка не ускользнула от внимания принцессы. Мысленно согласившись с Твайлайт, она приказала солнцу войти в зенит.

— Мастер-генерал Твайлайт Спаркл.

Того, что Твайлайт, скорее всего, презирала её, почти хватило, чтобы испортить Селестии настроение. Почти.

Принцесса взвилась в небо, первый раз за месяц ощущая, как ветер играет перьями. Селестия потянулась к силам единорога, и поток энергии захлестнул принцессу, покорный её воле. Ещё один взмах крыльев направил её вниз, и она пробила крышу дворца, словно та была соткана из тумана.

За отсутствием королевских регалий приходилось импровизировать. Она сотворила массивные белые латы земных пони. Краткая мысль — и корона жидкого пламени вспыхнула над головой. Селестия призвала Зенит и направила его на свою мать, что, стоя в двадцати метрах, в недоумении смотрела на перерождённую дочь.

Речь Селестии лилась с нескрываемой мощью божества, отдаваясь эхом во всём дворце:

— Столетиями я кипятила воду для чая, хотя знала, что могу заставить кипеть моря. Поднимала перья, когда могла поднимать горы. Ломала сургучные печати, когда могла сломить всё, что заблагорассудится. Моя сила слишком велика для этого мира. Но она не так уж велика для тебя, не так ли, Терра? И сейчас я выясню, на что в действительности способна. Нет нужды спасать жизни, нет нужды строить планы — ничто не удерживает меня. Я божество, разорвавшее свои оковы.

Терра сделала шаг назад от избитой Луны. Её челюсть отвисла от изумления.

— С-С-Селестия… — прошептала она.

Принцесса со злорадством ухмыльнулась.

— Зови меня солнышком.



Твайлайт бесстрастно взирала на Эмпириана, который стал самым обычным пони. Он остался в полном порядке, но, судя по тому, что успела узнать Твайлайт, столь грубая кража силы причиняла большую боль. Конечно, лучше бы обошлось без этого — Эмпириан был просто очередной жертвой своих родителей. Он никогда не был их настоящим врагом, как Титан или Терра.

— О-он… — в голосе Флаттершай слышался ужас. — Он же просто жеребёнок. Малыш.

Теперь, в свете дня, Зал Солнца выглядел более впечатляюще. Тусклый свет, затемнённый угрюмыми грозовыми облаками, отдельными лучами пробивался через полупрозрачные, тянущиеся до самого потолка окна. Всё остальное облицовывал мрамор. Это выглядело бы живописно, если бы не разлетевшийся по комнате пепел, в который обратился сожжённый Эмпирианом ковёр.

Бывший принц плакал.

— Посмотрите, что вы сотворили со мной! — он отвернулся от них и спрятал голову в копытах. — Теперь я ничто!

Твайлайт пропустила его слова мимо ушей.

— Это должно было случиться, Флаттершай. И не только для того, чтобы дать Селестии силы убить Терру, а чтобы заставить Титана прийти сюда.

— Но что теперь будет с ним? — Флаттершай подлетела к бывшему принцу.

Твайлайт понятия не имела.

— Селестия проследит, чтобы он получил новый дом. С ним всё будет хорошо.

Титан, скорее всего, уже был в пути — как Твайлайт и планировала. Эмпириан был могущественнее Терры, так что посылать жену против силы, что победила его сына, король не станет. Он оставит свою жену в стороне. Твайлайт знала, что Титан рассудительный жеребец. А значит, он уже в пути.

— Тише, тише, — Флаттершай безуспешно пыталась успокоить плачущего принца. — Тебе больше нет нужды делать то, что говорит твой отец.

— Т-ты хочешь сказать, мне больше не нужно поднимать солнце? — всхлипывал Эмпириан.

— Не только, — Флаттершай одарила его ободряющей улыбкой. — Ты сможешь заниматься всем, чем занимаются жеребята. Играть, например.

— И Эстим больше не будет кричать на меня? — утёр он нос.

— Нет, Эстим не будет кричать на тебя.

— А мой о-отец?

— И он не будет. Теперь Селестия позаботится о тебе.

— Вы не сможете убить его, — печально сказал Эмпириан. — Он непобедим.

Флаттершай нахмурилась, а затем вновь открыла рот, намереваясь ответить. Но прежде чем она смогла, её перебила Твайлайт.

— Он здесь, — тихо произнесла она.

Единорожка ощущала его приближение даже без помощи магии.

— Он здесь! — крикнула она своим друзьям. — В стороны, немедленно! Флаттершай, уходи отсюда. Эмпириан, беги!

Принц не послушался, и Твайлайт мысленно выругалась. Флаттершай подлетела ближе и заняла место позади Твайлайт. Пришло время убивать короля мира.

Титан явился, словно разверзнув само небо. Грянул гром, и земля содрогнулась под ним. Снаружи огромное штормовое облако, что пегасы пригнали к замку, разорвало столь же огромным расходящимся в стороны белым кольцом. Твайлайт ощущала древнее божество, снизошедшее до них. Это походило на обвал в шахте — тысячи обрушивающихся тонн камня, что хоронят тебя в лишённой воздуха темноте. Инстинкты кричали ей, что нужно бежать. Она слышала, как тревожно дёргались подруги, и понимала — они тоже это чувствовали.

Ошеломляющая магия разума. Страх и беспомощность. Он мог постигнуть и применить подобное заклинание — это ужасало не меньше, чем магия сама по себе. Разве её зачарованная форма не должна отражать подобное воздействие?

Титан, как подозревала Твайлайт, точно знал, где они находятся. Центр разорвавшего тучи белого кольца находился ровно над ними. И через секунду после того, как эхо взрыва докатилось до них, Титан проломил крышу.

Он врезался в землю с силой метеора, и потолок над ним раскололся, обрушиваясь вниз. Каменные обломки сыпались вокруг подруг, и неким странным образом ни один не задевал самого короля, хоть тот и не использовал телекинез. Твайлайт порадовалась, что зачаровала броню подруг и, развернув щит над Эмпирианом, прикрыла того от удара.

Титан неподвижно замер посреди комнаты, хотя его магия всё так же давила на их сознания. А затем безупречно-механическим движением аликорн поднял голову. Он сложил крылья за спиной и перевёл взгляд на Твайлайт.

Её страх удвоился в тот же миг. Словно что-то древнее, доставшееся от предков-животных, кричало в ней, преодолевая все заслоны разума. Хотелось развернуться и бежать, спасаться бегством от этого ужасающего хищника. Она чувствовала себя насекомым, которое он сейчас раздавит. Ей хотелось забиться под камень.

Неудивительно, что Титан держал пони за полуразумных животных, покорно следующих за аликорнами. Одно его присутствие могло низвести их до такого. Твайлайт начала составлять в уме заклинание в надежде, что оно поможет противостоять его сокрушающей магии разума. И тогда Титан произнёс:

— Нет.

Если его присутствие несло страх, то глас — безумие. Король говорил не особо громко, но всё же Твайлайт ощутила, будто влетела лицом в бетонную стену. Ей пришлось побороть желание прижать уши к голове.

И, что хуже, процесс сотворения заклинания попросту… оборвался. Разум Твайлайт только что работал с магией, но в следующий миг она уже не ощущала ничего и даже рог перестал светиться. Титан отнял у неё и это. Неудивительно, что ранее он сумел незаметно подобраться к ней и ударить. Видимо, к трёхтысячелетним аликорнам правила попросту неприменимы.

— Отец! — вскрикнул Эмпириан.

Титан повернул голову и какое-то время рассматривал своего сына. Его губы сжались в тонкую, дрожащую от ярости линию.

— Ничтожество, — только и сказал он.

А затем резким рывком и с громким хрустом король магией свернул Эмпириану шею. Его сын обмякшей тушей упал на пол. Твайлайт услышала приглушённый всхлип Флаттершай.

Титан заговорил вновь, и друзья Твайлайт сжались вокруг неё.

— С меня довольно.

Волна силы разошлась от короля и врезалась в них. И, не останавливаясь, швырнула их в стену вперемешку с пеплом и щебнем. Разлетелись окна, и осколки стекла взметнулись в тёплом воздухе летнего полудня.

Сила продолжала давить, перекрывая собой действие притяжения. Прижатая к стене Твайлайт подняла взгляд на короля Титана.

Он, наверное, мог расправиться с ними здесь и сейчас — они даже близко не были готовы использовать Элементы. Не под давящей силой его голоса и присутствия. С такой силой ничто не помешало бы ему прикончить их. Но вместо этого, пока они висели, прижатые к стене, он говорил:

— Я устал от этого восстания. Устал от ваших попыток переиграть меня в бессмертной партии. Устал от народа пони, отрицающего своё место в естественном порядке, — его голос ожесточился. — Моя снисходительность подошла к концу.

Нужно было разрушить его заклинание, но теперь все потуги использовать магию походили на попытки черпать воду копытом. Стоило ей мысленно придать заклинанию форму, как та распадалась на части. Как Титану это удаётся?

— Вы думаете, это правильно, — выплюнул он, — противостоять мне? Думаете, я ошибаюсь, следя за тем, чтобы раса пони следовала естественному порядку? Думаете, вам решать эти вопросы? Думаете, будто бы вы можете увидеть что-то, чего я не могу? Как будто это имеет значение.

Давление на тело возросло, и Твайлайт почувствовала отголосок той же боли, что Титан заставил её ощутить ранее. Это лишало всякой возможности применять заклинания даже без учёта того, что король заставил магию отвергнуть единорожку. Преодолевая сокрушающий вес магии короля, она подняла на него взгляд.

Трещины зазмеились по каменному полу, когда его ярость вскипела.

— Я. Есть. Титан! — провозгласил он, и слова его звучали подобно грому. — Владыка всего, что есть и что будет. Вы не в праве выступать против меня, ибо я определяю, что есть правильно! Я прав по самой своей природе. По своей природе я не могу ошибаться.

Твайлайт не позволит своим друзьям умереть, подобно насекомым, которых пытают, разглядывая через микроскоп. Она не позволит всему пропасть зазря. В отчаянии она мысленно пробежалась по списку своих возможностей.

Разделив свой разум на две части, она с поспешным “Извини” скинула всю боль, страх и гнёт на второе сознание. Затем сконцентрировалась на магии. Ей нужно было освободить друзей.

И вновь магия ускользала от неё, подобно дыму. В смятении Твайлайт переправляла всё больше и больше эмоций в другую часть своего сознания до тех пор, пока не ощутила себя потоком чистой и холодной логики.

И на этот раз ей удалось ухватить крошечную часть своего волшебства. Незаметной занозой она воткнула его в заклинание Титана, аккуратно пользуясь своей превосходной концентрацией, чтобы добавлять ещё и ещё силы. По мере работы она ощущала, как ослабевает боль во втором сознании, и что всё больше и больше магии подчиняется ей. У Твайлайт получалось.

Развеяв заклинание Титана, Твайлайт задействовала оба сознания на сотворение магии, что освободит и подруг. Титан же продолжал:

— Восстать супротив меня — всё равно что заявить, будто бы вы способны хоть как-то мне помешать. Вы не способны. Я в силах обратить всё, что вы сотворите. Я мог бы просто стоять в этой комнате, ничего не делая, и ждать, пока вы не умрёте от старости.

Первое заклинание Твайлайт высвободило всех её друзей и защитило от его сокрушающей силы. И прежде чем они отлепились от стен, своим вторым заклинанием она телепортировала всех прямо к Титану.

Всего какую-то секунду Титан выглядел чуть удивлённым, а затем Твайлайт зло выдохнула:

— Взять его.

Подруг не требовалось просить дважды. Твайлайт чувствовала, как один за другим они обращаются к своим Элементам и направляют их мистическую силу к ней. Рэйнбоу Дэш была первой. Связь, соединяющая с Элементом Верности, клокотала и бурлила подобно летнему шторму, и Эквинокс перестроился перед Твайлайт в шестиконечную звезду.

Следом за Рэйнбоу шла Рэрити. Сила, идущая от Элемента Щедрости, отличалась от первобытной мощи, какой можно было описать Верность. Поначалу она казалась слабее; разумеется, чувство холодной сосредоточенности даже близко не подбиралось к той штормовой мощи, что шла от Рэйнбоу. На деле же она была просто другой. Магия, что сплеталась миллионом ажурных форм. Сила, что Рэрити отдавала Твайлайт, ощущалась чарующе многогранной.

Затем пришёл Смех. Он захлестнул Твайлайт, и в тот же миг она с вновь нахлынувшей уверенностью ощутила, как тёплая сияющая сила заполняет её. Эта тоже совершенно отличалась от остальных, больше походя на заставляющий улыбнуться солнечный свет, чем на произведение искусства. И тотчас Твайлайт успокоилась. Титан не такой уж и страшный. Не для них.

Честность. Простая и прямолинейная связь предоставила Твайлайт ещё больше сил. В отличие от бурлящей энергии, что шла с Верностью, мощь Честности, казалось, едва двигалась. Она походила на гору — твёрдую, древнюю и непоколебимую. Твайлайт распахнула глаза, едва ли помня, когда успела закрыть их, и ощутила, как в них горит рвущаяся изнутри магия.

Она распознала бы вклад Флаттершай, даже если бы та установила связь не последней. Магия Элемента Доброты была магией жизни, чистой и простой. Твайлайт не могла описать, что же позволяет ей узнавать эту силу, но понимала лишь одно — она живая. Если отвлечься от физической формы, это и отличало лиловую пони от камня или стула.

Наконец Твайлайт воззвала к собственной магии, и энергия возвратилась к ней, как к старому другу. Силы Элементов уникальны по отдельности. Вместе они становились всеобъемлющими. Твайлайт осознавала, что удерживает разумом часть той энергии, что течёт буквально во всём сущем. Возможно, это и был домен контролируемой Титаном силы.

Они поднялись в воздух. Шестеро подруг, что прошли через войну и вместе встретили её лицом к лицу. Шестеро пони, что вышли из её горнила побитыми и в шрамах, но всё же остались друзьями. Все они как один передавали силу Твайлайт, направившей её в нужное русло. Это нисколько не походило на магию единорогов — единорожке не требовались какие-то умственные способности или концентрация. Сила просто повиновалась её желаниям.

И она воплотила желание. Сам зал пошатнулся, когда Элементы вложили в радужный луч чистой энергии больше сил, чем когда-либо, и тот с рёвом устремился к королю. Титан уставился на него и вплоть до последней секунды едва ли осознавал происходящее. И в самый последний миг он произнёс одно-единственное слово:

— Нет.

Все цвета покинули мир.

Радужный луч замер, смазавшись пятном серого и черного. Льющийся из окна свет из золотистого стал болезненно-белым. Шестиконечный драгоценный камень, что олицетворял Элемент Магии, превратился в мутную стеклянную поделку. В считанных сантиметрах от Титана луч раскололся на тысячи крошечных фрагментов, со звоном рассыпавшихся по полу. Твайлайт упала на пол.

У единорожки не было времени раздумывать над следующим шагом, но она уже давно обмозговала все варианты. Она заглянула в свой рассудок, прощупывая ныне инертные Элементы Гармонии. Одна связь отличалась от остальных. Изломанный и запутанный поток магии, что вытягивал силы из Элемента Магии вместо того, чтобы питать его. С поспешностью, страшась промедления, Твайлайт оборвала его. Все части её плана имели запасной план “Б”. Даже сейчас.

Все осколки их прошлой атаки рассеялись, и тишина заполнила выцветший Зал Солнца. Перед ней стоял полностью невредимый Титан. Он заговорил очень тихо, легчайшим шёпотом, лишённым божественной силы:

— Ты посмела, — прошептал он, и Твайлайт расслышала его лишь из-за отсутствия других звуков в комнате.

— Ты посмела! — прогремел он, и теперь это оказался резонирующий голос, идущий из самой сути аликорна.

Он приблизился к ней быстрее, чем мог уследить бы глаз, и передней ногой отбросил через всю комнату. Твайлайт ощутила, как, несмотря на защитные зачарования, хрустнули кости, когда она врезалась в стену. Единорожка рухнула на пол рядом с трупом Эмпириана.

По другую сторону комнаты от Титана с оглушающим грохотом разошлась ещё одна волна, разбросавшая её подруг прежде, чем они подбежали к ней. Рог короля вспыхнул, и в тот же миг Твайлайт опутало множество беспорядочно переплетённых белых нитей. Попытавшись высвободиться с помощью магии, она поняла, что это откровенно бессмысленно. Перед ней был не аватар Титана, а само божество, и противодействовать его магии попросту бесполезно.

— Ты посмела использовать магию гармонии против меня?

Отвратительный хруст прозвучал слишком уж близко к Твайлайт, и боль пронзила её лоб. Грива Титана протянулась к ней и, обхватив её лицо, задрала его вверх, пока единорожка не встретилась с взглядом с противником. Твайлайт чувствовала, как струйка крови бежит по лицу.

— Ты кое-чему научила меня сегодня, пони. Немалый подвиг.

С внезапно нахлынувшим ужасом, Твайлайт осознала, что он оторвал ей рог. Это как лишить пегаса крыльев.

— До сего дня я считал, что вы, пони, блеклая тень воли и души аликорна. Но это не так.

Его голова дернулась в сторону — по направлению к королю рванула Рэйнбоу Дэш. Рог Титана вспыхнул, и Дэш вбило в пол невидимой силой. Титан спокойно развернулся назад к Твайлайт.

— Ты чувствуешь и желаешь так же, как и мы, Твайлайт Спаркл? Слишком уж много того, что составляет суть пони, в каждом из вас, так же, как и во мне. Как чудовищно. Суть пони слишком ужасна, чтобы жить с ней. Как ты выносишь это? Каждый из вас бессилен и умирает на протяжении всей своей жизни. Каждый из вас чего-то желает, любит и ненавидит, но живёт слишком мало, чтобы постичь истину.

Его голос подавлял, и Твайлайт ничего не могла с этим поделать, слыша каждое его слово, несмотря на причиняемую этим голосом боль.

— Как же вы не сломались под весом собственного ничтожества? — размышлял вслух Титан. — Как вы живёте, зная, что вам суждено умереть? Как можете смотреть на мир с чем-то, кроме страха, зная, что не способны ничего изменить?

Сингулярность ровной полосой непоколебимой темноты возникла рядом с Титаном. Казалось, сам воздух искажается рядом с ней, и Твайлайт чувствовала притяжение, идущее от клинка.

— Даже ты, — прошептал Титан, широко раскрыв глаза, — величайшая из своего рода и владеющая магией гармонии, ничто предо мной.

Клинок приблизился к ней.

Твайлайт телепортировалась. Она мягко приземлилась на пол по другую сторону комнаты, и в тот же миг её мозг заработал. Она не телепортировалась сама, у неё даже не было рога. А это значит…

Мороженое с хлопком возникло перед ней. Это был поистине неприлично роскошный десерт: россыпь ирисок поверх горы ванильного крема; горячий шоколад мелким бисером покрывал вишню и чернику, а кусочки банана и ореха-пекана гарниром украшали края чаши. Сбоку крепилась маленькая записка. Каждая буква была написана совершенно разным шрифтом:
“Ты заслужила это”.

Твайлайт перевернулась на спину, чтобы увидеть возвышающегося над ней Титана. Со странным хлопком она ощутила такую знакомую тяжесть на лбу. Древнее божество перевело недоумевающий взгляд с Твайлайт на мороженое и на её свежеисцелённый рог и голосом, лишённым всякой божественности, практически прошипело:

— Если и была какая-то надежда на искупление для твоей расы, то теперь её уже нет. Вы будете умирать тысячами. Подобное не прощается.

Смех прокатился через покои и, словно игнорируя разбитые окна, эхом отразился от стен. Твайлайт смотрела на Титана, и вызов горел в её глазах, когда она только что восстановленной магией медленно подняла ложечку ко рту и проглотила кусочек мороженого. Оно было превосходным.

Титан перевел взгляд на центр комнаты, где новоприбывший сидел за крошечным столиком, накрытым на двоих, и пил чай.

— Твоя дочь скоро прибудет, — сказал тот, поставив чашку. Стол вспыхнул огнём. — А до тех пор, — беспечно произнёс Дискорд, чьё причудливое лицо купалось в отблесках пламени, — нам нужно столько всего наверстать, не так ли, Порядок?



Терра не сражалась с Селестией. Она бросила всего один взгляд на возвышающуюся над ней дочь, взметнулась в небо и полетела в сторону Кантерлота.

Селестия прокляла её благоразумие и бросилась следом. Она была уверена, что Терра вступит с ней в бой. Разве её мать не хвалилась, что она сильнее Селестии в бою? Похоже, даже Терра понимала, что это лишь хвастовство.

С парой раскатов грома они преодолели звуковой барьер, и Селестия прокляла уже своё умение летать. Будучи принцессой, она летала не особо часто, да и сказывался месяц бездействия. Терра уходила в отрыв, пускай Селестия и была чуть моложе её. В этом был смысл: Луна всегда летала лучше Селестии, а растила её Терра.

От скорости воздух вокруг Селестии воспламенился, оставляя раскалённый след в небе, когда край Вечнодикого Леса мелькнул под ней. Аромат озона наполнял её ноздри.

Она перевела взгляд вперёд и увидела, что Терра уже ближе. Видимо, навыки полёта возвращались к Селестии. И всё же несколько сотен метров отделяли её от зелёно-золотой фигуры матери. На горизонте маячила колоссальная гора, на которой примостился Кантерлот.

Они покрыли большую часть расстояния. Никогда ещё Селестия не летала так быстро. Любопытно, а добирался ли когда-либо Титан до границ своих возможностей, чтобы узнать, на что способен? Какая нужда могла быть у кого-то из неоспоримых владык мира, чтобы развивать своё мастерство? Терра ещё в детстве обучила их использовать свою врождённую магию. Титан же занимался исключительно государственными делами и манипуляциями.

Селестия поняла, что, несмотря на преимущество в возрасте, не сумеет поймать Терру прежде, чем та достигнет Кантерлота. То, что Терра лучше использует магию пегасов, несколько раздражало принцессу, но она понимала, что когда дело дойдет до грубой силы, преимущество останется за ней. А ещё она сомневалась, что Терра хоть немного сравнима с ней в навыке колдовства.

Как и ожидала Селестия, Терра пошла на снижение к дворцу. Расстояние между ними сокращалось. Селестия задумалась, что конкретно заставило Терру устремиться именно сюда.

Возможно, это была ловушка. Возможно, Титан пережил план Твайлайт и Носителей Элементов. Разумеется, он имел какую-то связь с женой и позвал её именно в эту точку.

Будь оно так, Селестия уже была бы мертва. Она, быть может, избежала бы столкновения с Титаном, будь у неё запас расстояния, но если он в городе, то она уже не сможет сбежать. Она может воспламенять воздух вокруг себя одной только скоростью полета, но Титану едва ли нужно вообще взмахивать крыльями.

Селестия надеялась только на то, что Титан убит, а Терра просто бежит туда, где он может быть. Она злорадно ухмыльнулась при мысли о том, как Терра приземляется и обнаруживает, что никто её не защитит.

Десятки сценариев крутились у принцессы в голове, и все сводились к двум. И для каждого из них лучший вариант действий — последовать за матерью. Она начала спускаться вслед за Террой, когда та устремилась к Залу Солнца.

Тронный зал Селестии знавал лучшие времена. Исчезли окна и большая часть потолка, а землю вокруг усеивали обломки. Терра ускорилась и с грохотом приземлилась на голый каменный пол, проскользив по нему, прежде чем окончательно остановиться. Селестия последовала за ней и, заложив вираж, приземлилась по другую сторону комнаты. Затем оценила ситуацию.

По большому счету, её тронный зал был удивительно чист. Ни единый осколок стекла или камня не портил его строгий облик, и даже ковёр необъяснимым образом исчез. Это она заметила с первого взгляда. Но куда важней было то, кто находился в комнате.

По другую сторону покоев Терра скользнула к Титану, который выглядел чересчур уж живым и неповреждённым. Селестия замерла напротив Твайлайт и её пятерых друзей, которые тоже как-то выжили. Стоя на полу рядом с ней, озорно улыбался…

— Дискорд, — выплюнула Терра с такой едкостью, какой Селестии слышать ещё не доводилось.

В мгновенье ока Дискорд скользнул к королеве по воздуху и обвился вокруг неё кольцом.

— Терра, — радушно произнёс он, подложив пушистую лапу под подбородок.

— Всё ещё… — он постучал когтем по подбородку, словно подбирая более подходящие слова, — папина дочурка?
“Папина? Терра — дочь Титана?”
— Селестия, — холодно глянул на неё отец.

— Титан, — ответила она ему едва различимым кивком.

Тошнотворно текучим движением Дискорд, извиваясь, переполз через комнату и встал перед Селестией.

— Я спас твою Твайлайт Спаркл, — сказал он. — Горда мной? Титан собирался убить её.

Селестия перевела взгляд на Твайлайт, которая носила что-то небесное. Та отвернулась.

Это причиняло боль. Не только потому, что Твайлайт ненавидела её — у единорожки были на то причины, в конце концов. Скорее боль причиняло то, что Селестия подвела её. Весь этот конфликт начался из-за глупого секундного милосердия со стороны принцессы.

— Мне следовало убить тебя, — прошептала она.

— Тебе следовало убить меня, — согласился Титан. — Но ты не стала достойной преемницей. Сама твоя суть подвела тебя.

Дискорд усмехнулся и в мгновенье ока возник позади Титана.

— Но ведь существует столько замечательных способов, как ещё поступить с врагами, — небрежно произнес он. Затем драконикус нагнулся и небрежно поднял с пола изломанный детский труп, с лёгкостью обхватив его когтями за голову. — Не согласен, Порядок? Или мне теперь называть тебя Титан?

Титан молчал, когда Дискорд сдул гриву с детского лица. Улыбка драконикуса вновь обернулась кривой ухмылкой.

— Дай догадаюсь, — произнёс он. — Эмпириан? Ну разве это не мило?

Он появился рядом с Селестией.

С Селестии было довольно. Твайлайт освободила Дискорда, и остальная часть плана очевидна. Пришло время для финального хода в бессмертной партии.

— Титан, — спокойно произнесла Селестия, — я утверждаю себя и свою сестру полновластными правителями всей Эквестрии.

Бесстрастная маска на лице Титана не дрогнула, когда воздух перед ним подёрнулся рябью и задрожал, обернувшись чернильно-чёрным. Извиваясь, тьма обернулась в глянцевую чёрную броню, закрывающей его грудь.

— Ты намерена сражаться со мной за власть?

— Если придётся, — ответила она.

Ещё один фрагмент королевской брони с лязгом закрыл его спину.

— Терра.

— Да, отец, — та не прекращала метать взглядом молнии в сторону Дискорда.

Титан заковывал ноги в призванные латы.

— Ты убьёшь Селестию, — сказал он просто.

— Да, отец, — Терра перевела взгляд на Селестию, и её рот искривился в усмешке.

Селестия ответила ей тем же взглядом.

— Дискорд.

Она подавила желание содрогнуться, когда драконикус обвился вокруг неё и прошептал ей на ухо:

— Да, Селестия?

— Терра и Титан наши общие враги.

— Хм, полагаю, что так.

— Я предлагаю временный союз, пока мы не разберёмся с ними.

Дискорд выдал ещё один хриплый смешок.

— Я уж думал, ты никогда не попросишь. Я согласен, — он соскользнул обратно на пол рядом с ней. — Временно, разумеется.

И вновь Селестия подавила желание содрогнуться. Мир под властью Дискорда будет столь же ужасен, как под властью Титана, и драконикус, несомненно, попытается предать её, как только Титан умрёт. Тем не менее, однажды она уже имела с ним дело. Лучше уж враг, которого знаешь.

Дискорд предвкушающе потёр птичью и львиную лапы между собой.

— Я наполню твоё существование чувствами, старый друг. Я сделаю так, чтобы ты почувствовал всё.

Титан поднял Сингулярность, и Селестия сразу ощутила притяжение.

— Я прекращу твоё существование, — равнодушно произнёс он. — Учитывая, что Кантерлот является активом для нас всех, я предпочел бы переместиться в Тёмное Сердце Вечнодикого Леса как в более подходящее место. Начнём оттуда.

Начнём оттуда. Какую же силу Титан и Дискорд способны высвободить?

— Гора? — спросила Селестия.

— Ныне это плато, — ответил отец.

— Ну, тогда, — беспечно произнёс Дискорд, — я думаю, нам следует начать, раз уж все пони и драконикусы готовы.

Затем он скользнул к краю комнаты и обернулся вокруг Твайлайт. От взгляда, который он бросил на единорожку, Селестии стало дурно.

— Мы с тобой ещё встретимся, — мягко произнёс он.

Дискорд щёлкнул пальцами, и они исчезли.