О славе, могуществе и величии

Спустя сто пятьдесят лет после своей коронации принцесса Твайлайт Спаркл отправляется в очередной раз подготавливать Праздник Летнего Солнцестояния. Но в этот раз ей больно видеть все этой веселье. Потому что праздник проходит в Понивилле.

Твайлайт Спаркл

Скуталинг

Каждый в Понивилле знает Скуталу. Она — самая обычная беззаботная маленькая пегаска, которая ищет свою метку, рассекает по городу на самокате и во всём подражает Рэйнбоу Дэш. Казалось бы, ей совершенно нечего скрывать. Но Скуталу кое-что беспокоит: вдруг её друзья обнаружат, что она вовсе не тот жеребёнок, которого они знают и любят? Или что она вовсе не жеребёнок? Но когда её секрет раскроется, их реакция может оказаться неожиданной для неё.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл

Ирреал

Мир после магической катастрофы расы Камю. Магия в форме облачков блуждает по низинам порождая различные аномалии и монстров. Игрок является второй доминирующей личностью персонажа созданного в определённом времени. Времени в котором магия ещё творила разумных существ... Персонаж в начале игры безоружен. Сооружение "Ловец душ", воскрешающий за игровые по зоне ещё не строят в городах, так как в этом времени его не изобрели.

Человеки

Сборник зарисовок

Различные зарисовки, длиной менее тысячи слов.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Материнский корабль

Рождённая на планете-колыбели Эквестрийской Конфедерации, юная Старлайт всегда с мечтой смотрела в небо. Далекие звезды манили кобылку, и если бы раньше, лет сто назад, она могла лишь грезить о таком, то сейчас достаточно было сесть в кресло пилота огромного звёздного корабля и забраться в такие дали, о которых ни один пони не слышал. Стоит лишь пожелать...

Холиайс

Не все грифонихи находят себе хороших хозяев. Впрочем, бывает же и хуже?

ОС - пони Человеки

Почтальон всегда стучит дважды

Почта Эквестрии. Мы работаем без выходных! В жару и в холод, в дождь и в сушь, наяву или во сне - но каждая ваша посылка будет доставлена любой ценой! А вы готовы её заплатить?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Лира DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия

Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

На конце линии

Любая линия имеет свойство заканчиваться. И есть ли разница, что это за линия - линия жизни, линия карьеры, линия любви, линия мира, или линия железной дороги? Всё едино.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Все узнают

А ты захочешь остаться в Эквестрии когда в нее попадешь?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Дискорд Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Глава 14 - Битва за Кантерлот Глава 16 - Божество

Глава 15 - Разрушительное могущество

Невпечатляющий взмахнул Виндиктивом и рассёк пополам марионетку-земную пони, после чего увидел, как противник рядом развеялся дымом.

— Знаешь, — жеребец обратился к Флаттершай, — хоть она не эффектная или устрашающая, но Дискорд задери, до чего же эффективна эта твоя ментальная дезинтеграция.

— Н-не люблю ей пользоваться, — сказала Флаттершай. — Это всего лишь один из способов причинить кому-то боль, наравне с простыми ударами копыт.

Невпечатляющий нахмурился, но не от слов пегаски, а из-за защитного поля единорога, которым тот отразил его атаку.

— А вот они, похоже, в восторге, — рыцарь кивнул в сторону разномастной группы присоединившихся к ним для обороны тоннеля повстанцев. — И не могла бы ты разобраться с единорогом у нас на хвосте? Готов поклясться, сейчас он показал мне язык.

Флаттершай вздохнула и попыталась встретиться взглядом со своей целью.

— Надеюсь, Твайлайт в порядке, — произнесла она, уничтожив мозг марионетки.

— Она может телепортироваться, — Невпечатляющий магией поджёг летающую марионетку. И какой прок от пегаса в замкнутом пространстве? — С ней всё будет хорошо.

— Но она была вся как на иголках, — мягко возразила Флаттершай. — Я всё перепробовала, даже предлагала сделать ей массаж.

Летящий в её сторону кусок камня вынудил пегаску пригнуться; рыцарь сбил валун с траектории телекинезом.

— Лично я предлагал ей выпить крепкого пойла, — в ответ на эти слова Флаттершай одарила рыцаря неодобрительным взглядом. — А что такого? Это тоже массаж. Только для души.

Градус неодобрения возрос.

— Эх, Флатс, если бы взглядом можно было убивать... — пегаска поймала в поле зрения очередную марионетку и отправила её в небытие.

— Это кадет!

Одинокий крик донёсся до Невпечатляющего откуда-то сзади. Рыцарь мгновенно обернулся и увидел, как сквозь толпу его солдат движется бледно-зеленая фигура. Один только вид новоприбывшего вызвал панику среди бойцов. Клинок кадета метался из стороны в сторону, прорубаясь сквозь ряды повстанцев. Один из них преградил путь кадету, однако силы оказались неравны, и зеленый единорог без усилий оборвал ещё одну жизнь.

Невпечатляющий почувствовал, как закипает его кровь. Как долго этот ублюдок находился у них в тылу, убивая беженцев, вместо того чтобы помогать своим войскам на фронте? Ярость разливалась по венам рыцаря, и он сделал то, что казалось наиболее соответствующим моменту: достал флягу с виски.

— Эм, Невпечатляющий... — сказала Флаттершай, её спутник приложился к фляге и начал пить, — Ты уверен, что, ну, то есть… Это всего лишь… — Бутыль опустела, и жеребец постучал ей о свой рог. Воздух наполнился полым металлическим звоном. — Ох, мамочки.

Невпечатляющий глубоко вздохнул и подавил рвотный позыв.

— Хорошо пошло, — прохрипел он, похлопав Флаттершай по спине и на мгновение потеряв равновесие, — и здорово обжигает. Ты теперь за главную, ладушки?

— Эм, что?

Вопрос остался без ответа. Невпечатляющий ринулся в погоню за намеченной целью, минуя расстроенные ряды своих войск.

— Кадет! Покажись! — крикнул он, оказавшись впереди толпы повстанцев.

Он заметил, как враг шмыгнул в дверь неподалеку, и рыцарь последовал за ним. Он оказался в просторной комнате один на один с...

— Кадет, — Невпечатляющий со злостью обратился к зелёному единорогу.

— Ты, — ответил Кадет, затем усмехнулся. — Каково твоё имя, мёртвый пони?

— Ни разу его не слышал? Я удивлён.

— Не так уж и часто о тебе говорят.

— А о тебе не говорят вообще. Зови меня Невпечатляющий.

Кадет фыркнул.

— Уместно. Можешь звать меня Кадетом.

Невпечатляющий склонил голову набок.

— Уже называл.

— Что ж, раз так, — вызывающе сказал Кадет, собираясь с силами и заряжая магией ярко-зелёный клинок.

— Умри? — закончил за него Невпечатляющий.

— Я не это хотел сказать!

— Определённо именно это. Если говорить начистоту, то угроза стара как мир, а учитывая твоё звание, совершенно предсказуема… — Небольшое усилие воли, и Виндиктив рыцаря запылал огнём, — и удручающе ошибочна, — закончил он.

— Аррррррргх! — замахнувшись, Кадет устремился навстречу противнику.

— Уже лучше, но всё равно слабовато, — небрежно ответил Невпечатляющий.

Их клинки, гудя, вращаясь и рассекая воздух, сталкивались друг с другом, озаряя помещение ослепительными вспышками. Кадет был хорош, но Невпечатляющий оказался куда лучше: он ловко отражал медленные, но более мощные атаки Кадета, а в копытопашной рыцарю не было равных. Кадет пренебрег защитой, открывая для атаки левую заднюю ногу, чем Невпечатляющий и воспользовался, солидно оттеснив противника назад.

— Никогда не понимал, что такого в тебе увидел генерал, чего не увидел во мне? — сказал Кадет сквозь танцевавшие между ними клинки.

— Неужели? — Невпечатляющий попытался скрыть напряжение, парируя Виндиктивом атаку… На самом деле он и понятия не имел, как называется клинок Кадета. Белое свечение вспыхивало в местах, где клинки ударялись друг о друга. — Быть может, то, что сейчас я хорошенько надираю твой зад. Погоди, ты сейчас о Мастерстроуке говоришь, верно? Потому что если Эстим все стены своей комнаты обклеил плакатами с моим изображением, то мне даже немного неловко.

— О Мастерстроуке! — выкрикнул Кадет, направив всю свою магическую силу в следующую атаку. — От тебя всегда были одни неприятности! Пьяница!

— Зато какой обаятельный и привлекательный! — закончил Невпечатляющий и ухмыльнулся, парировав несколько атак. — Ты выбился из ритма на третьем ударе, Ка-детка.

— Я должен был стать его учеником, — прошипел Кадет. — Я обладаю мощью, которая тебе и не снилась.

Невпечатляющий вскинул бровь.

— Сколько же драматизма в твоих словах. Так мило. Прямо как будто у нас тут финальная стычка между главными соперниками. Но правда в том, что ты — всего лишь одна из пешек короля, которую нужно раздавить, — солгал рыцарь. Он предвкушал возможность сполна отплатить за всё этому мелкому засранцу.

Его комментарий вывел Кадета из себя. С яростным воплем он обрушил мощный вертикальный удар, но Невпечатляющий без проблем остановил выпад Виндиктивом. Вспышка двух лязгнувших клинков выхватила из полумрака усмешку рыцаря, за которой последовал точный и мощный удар в морду.

Кадет пошатнулся и схватился копытом за подбитый нос. К несчастью, ему пока хватило ума использовать магические чутье и отразить встречную атаку Невпечатляющего. Рыцарь замахнулся и попытался ещё раз ударить ногой, но Кадет поймал его копыто в захват.

Невпечатляющий согнулся от боли.

— Он обучил тебя боевым искусствам? — едва не проскулил он.

Кадет улыбнулся, от сияния двух клинков по его морде пробежали зловещие тени.

— А теперь пора… — начал он.

— Насладиться моментом?

— Довольно! — выкрикнул Кадет, замахиваясь. Это был чёткий, поставленный удар, идеально отработанный за время военной службы. Невпечатляющий, впрочем, ничуть не хуже обучился пьяной драке в барах Кантерлота. Он был более чем готов к мордобою.

Неуклюже остановив обеими ногами удар Кадета, Невпечатляющий захватил магией всё ещё привязанную к упряжи пустую флягу и вдарил ей Кадету по зубам. Противник отшатнулся, из разбитых губ брызнула кровь. Невпечатляющему пришлось отвлечься на летящий на него сверху сверкающий зелёным клинок.

Фехтомагия не давала времени на нормальную драку, да и Кадет пришёл в себя гораздо раньше, чем ожидал Невпечатляющий. Рыцарь почувствовал, как ему в грудь впечаталось копыто. Он пошатнулся и ощутил во рту горький привкус желчи вперемешку с виски. Невпечатляющий заметил очередной удар и ошалело пригнулся, после чего обдал всего Кадета своей рвотой.

Противник опешил, с отвращением скривив лицо, и Невпечатляющий замахнулся на него клинком. Кадет отразил выпад и бросился на него, повалив на землю. Изумрудный клинок не позволял воспользоваться Виндиктивом, копыта Кадета сомкнулись на шее рыцаря.

— Но теперь я понял, — выдавил Кадет сквозь сжатые зубы и уткнувшееся в его морду копыто Невпечатляющего, — это ошибка Мастерстроука, а не моя. Он был дураком, и взялся обучать такого же дурака, как он сам.

Невпечатляющий укусил Кадета за ногу, ослабив хватку и освободившись от захвата. Резким движением он сбросил с себя Кадета, перекатился и встал на ноги.

— И тебя это так сильно раздражает?

Стол в центре комнаты окутало телекинетическое поле, и воздух наполнился треском ломаемого в мелкие щепки дерева. Кадет бросил рой острых обломков в вовремя среагировавшего защитным полем Невпечатляющего.

— Я был лучшим на всём потоке. Примером для всех офицеров. Ты был ничтожеством. Жалким недоучкой. И он выбрал тебя.

Вдруг Невпечталяющему пришла на ум идея простейшего пути к тому, чтобы выйти из схватки победителем. Уникального в своём роде хода конём.

— Хочешь узнать, почему? — Рыцарь начал обходить Кадета по кругу, и тот поступил так же.

— Просвети меня.

— В тот день, когда меня доставили в его офис, я подумал, что меня всё-таки исключат. Но вместо генерала там я встретил принцессу Селестию.

— Ложь.

Невпечатляющий продолжил:

— Она произвела меня в рыцари. Ты и представить себе не сможешь, каков он — разговор с ней, — звание рыцаря не значило ничего, пять минут общения с Принцессой изменили его навсегда. — И когда я опустился на колено, недоумевая от того, почему пьяница и негодяй производится в ученики генерала, появился Мастерстроук, — Невпечатляющий направил своё оружие на Кадета. — Я скажу тебе, что от него услышал.

Затем Невпечатляющий атаковал. Навыки фехтомагии и копытопашного боя обострились до предела. Движения Кадета стали более чем предсказуемыми. Рыцарь не сводил взгляд с оппонента, непрерывно оценивая его действия и наблюдая, как тот словно сообщает, каков будет следующий шаг. Он с лёгкостью парировал удары противника. Никогда в жизни он не сражался так хорошо, как сейчас.

— Он обратился ко мне по имени. И сказал, что оно ничего не значит.

Единороги стояли посреди разбросанных обломков стола. Кадет разъединил свой клинок и метнул фрагменты в Невпечаталяющего, Невпечатляющий повторил за ним. На мгновение оба оказались среди более чем двух десятков красных и зелёных звёзд.

— Потом он обратился ко мне званию — Рыцарь Бакалавр. И сказал, что оно тоже ничего значит.

Кадет отпрыгнул назад, дождался, когда клинки восстановятся в пространстве между ними, и продолжил атаку.

— И каждый день, все десять лет, он лупил меня почем зря, чтобы однажды я смог надрать тебе задницу. Ещё я думаю, что он меня ненавидел: я был жутким лентяем и травил шутки про его бороду.

— Ты так и не сказал, почему он выбрал тебя, — сказал Кадет.

— Потому что, по его словам, я видел мир так, как не видели его другие. Затем он раскрыл мне секрет: то, что Селестия говорит всем своим военачальникам до единого. То, что все военачальники говорят своим подопечным. Хочешь узнать, что именно?

Укрывшись за ослепляюще-белой вспышкой двух лязгнувших в ударе лезвий Кадет бросил в рыцаря осколки.

— Я весь внимание.

Невпечатляющий пригнулся и почти шёпотом сказал:

— Вся армия Эквестрии — это единый фронт. Каждый пони в ней служит совсем иной цели, чем им может показаться на первый взгляд. Самое главное, что должен знать каждый ныне живущий пони: этот мир не покорить силой одного лишь оружия.

Кадет фыркнул:

—Чушь.

— Неужели? Не припомню, чтобы Мастерстроук одолел Найтмэр Мун с Дискордом.

Кадет на миг помрачнел и приготовился напасть.

Невпечатляющий парировал удар. Кадету пришлось отпрыгнуть, избегая ответной атаки.

— Скажи, почему ты предпочитаешь, чтобы тебя называли Кадетом? — громко спросил Невпечатляющий.

— Потому, что это то, кем я являюсь! — выкрикнул Кадет одновременно с тем, как клинки соперников слились в диком танце, вырезая борозды в полу, — то, чем я являюсь, Невпечатляющий!

— Имена ничего не значат! — ответил Невпечатляющий. — Титулы ничего не значат! — волшебные светильники вспыхнули по всей комнате, окутывая единорогов кроваво-красным сиянием. — Не пони, а цели — вот что важно! Имена забудутся, поступки будут жить вечно!

Рог Кадета вспыхнул. Невпечатляющий неожиданно для себя попался в изумрудно-зелёную сеть, которая подняла его, протащила по воздуху больше десяти метров и впечатала в стену.

— Да твой драматизм похлеще моего будет, — подал полный хладнокровия голос Кадет. — Похоже, мой генерал обучил меня более полезным вещам.

Тринадцать сфер метеоритного серебра покатились по полу. Голова Невпечатляющего безвольно повисла на шее. Откуда у Кадета такие знания? Придётся идти ва-банк:

— Эстим доверил тебе “Разрушительное Могущество”? Как тебе удалось его уговорить?

Кадет улыбнулся и самодовольно произнёс:

— Генерал поощряет тех, у кого есть способности. А у меня они есть. Я освоил обездвиживающее заклятие менее чем за две недели. Впрочем, сейчас...

Кадет разделил свой клинок и отменил заклинание. Фрагменты меча пригвоздили Невпечатляющего к стене, обжигая плоть. Рыцарь поблагодарил себя за то, что был пьян и боль притупилась.

— Он настолько сильно тебе доверяет, да? Ты что, его заместитель? — прохрипел рыцарь.

— Я — его ученик, — гордо сказал Кадет.

— И поэтому ты сражаешься за эту свинью? Потому, что он поощряет твои способности?

— Свинью? — вознегодовал Кадет. Осколки его клинка вспыхнули, обжигая Невпечатляющего. — Генерал Эстим — настоящий мастер. Его не остановить. Любой, вставший у него на пути, будет сметен. Ничто не ускользнёт от его взора. А теперь — что ты там говорил про подвиги, которые запомнят? Тебя, — Кадет сплюнул, — не запомнят никогда.

Светящийся зелёным шар света подплыл к правому глазу Невпечатляющего.

— Ещё кое-что, — улыбнулся Невпечатляющий, — ты сказал, что ничто не ускользнёт от взора твоего генерала?

— Ничто, — решительно сказал Кадет.

— Даже тот факт, что он собирается заменить тебя собственной дочерью?

От этих слов Кадет замер с широко открытыми глазами и потерял дар речи. Слова Невпечатляющего звучали правдоподобно, и, поражённый ими, он разинул рот. Генерал предпочтет снова взять в ученики Рэрити. Кадет завоёвывал уважение жеребца, что собирался бросить его. Он ненавидел генерала Мастерстроука за его отказ много лет назад, и теперь ему предстоял ещё один. На мгновение лицо Кадета приняло такое выражение, что Невпечатляющий, даже находясь на другом конце комнаты, смог прочесть его эмоции: какой в этом смысл?

Клинок Кадета перестал гореть, и комната наполнилась звоном падающих на пол тринадцати серебряных сфер.

На самом деле это было просто: у Кадета не осталось причин продолжать сражаться. А та, что была, оказалась ничтожной: какие ещё папочкины проблемы ему нужно решить, чтобы добиться уважения босса? Настоящему пони для борьбы нужна причина. Цель. Чувство. Невпечатляющий свалился на пол и посмотрел через всю комнату, над обломками стола и в испуганные глаза Кадета. Чувство.

И сейчас он чувствовал Виндиктив — возмездие.

Собрав клинок перед собой, рыцарь со всей возможной скоростью рванул в сторону Кадета. Дуэль упростилась до неприличия: если Невпечатляющему удастся подойти вплотную к Кадету, то враг обречён. А значит, на этих двенадцати метрах, разделявших оппонентов, Кадет пустит в ход все свои умения, чтобы его прикончить. У каждого будет не более пяти секунд, чтобы разойтись на полную катушку.

Невпечаталяющий не смог сдержать улыбки. Настало время жесткой игры.

Кадет выпустил связывающее заклятие, пылающая зелёная сеть устремилась в сторону Невпечатляющего и на середине своего полёта окуталась языками тёмно-зелёного пламени.

Невпечатляющий едва не засмеялся. Во-первых, от самой идеи попытаться снова застать его врасплох тем же заклинанием, а во-вторых, от абсолютно нелепой идеи её поджечь. Если заклинание угодит в него, Кадет победит. В чём смысл подсвечивать сеть огнём?

Копыта решали всё. Совершив второй скачок, Невпечатляющий крутанулся на передних ногах, едва они коснулись пола, и повернулся к противнику спиной. Не было нужды смотреть на сеть, чтобы разрубить ту пополам. Когда Виндиктив сделал своё дело, обрывки сети пролетели над его головой с двух сторон. Их жар опалил Невпечатляющему шею, не задев при этом лица.

Девять метров. Он расщепил Виндиктив и бросил в Кадета тринадцать сверкающих красным и закручивающихся в спираль фрагментов. Противник потратил драгоценное время, отбивая их, и Невпечатляющий уже восстанавливал свой клинок, когда Кадет запустил в него бледно-зелёный шар света.

Как оригинально.

Шесть метров. Магический снаряд попадёт в него быстрее, чем соберется Виндиктивом. Невпечатляющий подумал над тем, чтобы отпрыгнуть в сторону или защитить себя барьером, но каждое из этих действий значительно его замедлит. Любое промедление в текущей ситуации подарит Кадету время на укрепление уверенности в себе и восстановление клинка.

Настало время стиля Пинки Пай. Невпечатляющий упёрся в пол одним из передних копыт, подскочил вверх что было сил и кувырнулся через голову. Получилось не особо — до ловкости Пинки ему было далеко. Пролетев над магическим зарядом, жеребец почувствовал, как оплавилась шёрстка на спине. Приземление оказалось жёстким, рыцарь буквально впечатался ногами в пол, но равновесия не потерял и вновь ринулся вперёд, отметив про себя практичность проделанного манёвра.

Три метра. Растерянный, Кадет послал волну телекинеза на врага, а затем кинул вслед обломки деревянного стола. Интересная комбинация; обычно волна телекинеза отражала осколки, но Невпечатляющему нужно было отразить саму волну.

Какая разница. По крайней мере, ни сеть ни осколки не были зелёными. То, как они разбрасывались зелёным и красным, со стороны можно было бы назвать Дуэлью в канун Дня Согревающего Очага.

Невпечатляющий сосредоточился и послал ответную волну прямо перед тем, как атака Кадета настигла его. Две области энергии столкнулись, Невпечатляющий рванул сквозь пену разрушающихся заклятий, наэлектризованный воздух накрутил его гриву вокруг шеи.

Оказавшись на своих четверых рыцарь прижал Виндиктив к горлу Кадета, после чего повернулся вместе с ним лицом к приближающимся древесным обломкам, которые Кадет зачем-то ещё и поджёг. Видимо, рассчитывал, что это ему сильно поможет.

Невпечатляющему удалось остановить все направленные на него обломки, но, увы, всего лишь сбить убийственную скорость тех, на чьём пути был Кадет. Ну что ж. Жить будет.

Развернувшись вновь, Невпечатляющий оттолкнул Кадета и пригвоздил его к стене Виндиктивом.

— Открой пасть! — выкрикнул он. Кадет не сделал этого, и Невпечатляющий решил, что нужно убедить оппонента не сопротивляться, и раскалил фрагменты своего клинка. — Открой пасть! — Кадет подчинился.

Рыцарь отделил от Виндиктива один серебряный шар и вложил его единорогу в пасть.

— Глотай, — глаза Кадета расширились. — Глотай! — Кадет проглотил.

— Теперь, — ухмыльнувшись, сказал Невпечатляющий, — только попробуй что-нибудь сколдовать или выкинуть фортель, и я выну его наружу. Намёк понят?

— Понял, — проскулил Кадет.

Невпечатляющий широко улыбнулся:

— Вот и славно. А сейчас пойдём-ка встретимся с генералом Твайлайт Спаркл.



Она сдерживала их так долго, как только могла.

Проблема была в том, что бегущих пони, как и марионеток, становилось всё больше. Даже будучи сильной, Дэш, в отличие от марионеток, не могла драться вечно. Да и как ей совладать с единорогами без союзников или Пинки-чувства? Они разорвут её в клочья, стоит ей только приблизиться и потерять бдительность.

Союзники у неё всё же были. Не все повстанцы бежали — некоторые на время задерживались, помогая пегаске прикрыть нескончаемый поток отступающих пони. Тех, что видели в ней надежду. И она не могла позволить себе прекратить сражаться. А марионетки лезли отовсюду.

Так что Рэйнбоу Дэш старалась быть везде. Сначала это даже работало: в конце концов, она была самым быстрым летуном из всех. Она металась между переулками и крышами домов, выкрикивая приказы повстанцам и разрубая марионеток на части, бросалась заклятиям наперерез и принимала на себя удары, спасая этим чью-то жизнь.

Такая тактика оказалась очень утомительной, особенно после схватки с Титаном. Дэш, может, и являлась одной из Пятерки, но это вовсе не делало её непобедимой. Она теряла скорость и пропустила пару ударов. Незначительных, но всё же ощутимых.

Через некоторое время её тело просто перестало слушаться. Крылья были сплошь в синяках и ушибах, и летать было уже невозможно. Каждый вдох отдавался болью в побитой груди. На пегаске не осталось живого места, и в итоге Рэйнбоу Дэш рухнула прямо в центр толпы вражеских земных пони.

Поражение в её планы не входило — она просто не могла позволить себе проиграть, пока защищала стольких пони. Дэш попробовала подняться, но сильный удар в грудь снова повалил её на землю, выбивая дух. Боль стала невыносимой, но пегаска смогла её стерпеть. Обязана была стерпеть. Она попыталась призвать силу молнии, но тщетно. Дэш просто не могла сосредоточиться. Она проигрывала.

Удар копыта впечатал голову Дэш в землю, острая боль отразилась болезненной гримасой на её морде. Пегаска попыталась воспользоваться клинком, но поняла, что потеряла его при падении. И только тогда она осознала, что попросту погибнет, если ничего не предпримет.

Мир вокруг с громоподобным треском заполнился белым, и глаза Дэш — единственная неповреждённая часть её тела — зажмурились от боли. Она отвернулась, и пока зрение постепенно к ней возвращалось, пегаска услышала взрывы, удары и хлопки, от которых земля под ней задрожала. Оглушительный треск раздался где-то совсем рядом, и Дэш обрадовалась, что не смотрела на источник взрыва. На секунду всё вокруг осветилось серовато-фиолетовым, словно в десяти шагах позади ударила молния, и она увидела, что окружавшие её марионетки исчезли.

Дэш перевернулась и обнаружила, что исчезли все марионетки — полсотни противников испарились за один миг. А перед ней стояла принцесса Луна — ну, или Дэш показалось, что это была именно она. Во всяком случае, грива была подозрительно знакомой.

Взгляд Твайлайт был тяжёл и неумолим. В глазах сиял потусторонний свет, готовый вновь обрушиться смертоносным громом на головы врагов. Грива обернулась волнами тёмно-голубого эфира, колышущимися на неосязаемом ветерке. Изредка из глубин её завихрений по поверхности проходила тонкая рябь розового и разных оттенков фиолетового цвета, придавая гриве туманный и таинственный вид. Крошечный фрагмент драгоценного камня вращался вокруг её головы.

— Рэйнбоу Дэш, — сказала она, и в отличие от внешности её голос был мягким. — Я была несправедлива к тебе. Я и представить себе не могла, каково тебе пришлось.

Она сделала шаг к пегаске — Дэш инстинктивно отпрянула.

— Но ты поступала не по своей воле. Ты не была собой. Ты была Вронг.

Дэш закрыла глаза:

— Я её выдумала. Вронг была оправданием.

— Самый простой способ изменить пони — отобрать всё, что у них есть, и работать “с чистого листа”. Нихилус забрала твоих друзей. Твою гордость. Твои верность и честь. Она лишила тебя всего этого и вынудила твой разум ступить на тёмный путь. И в итоге ты вырвалась на свободу.

— Флаттершай подарила мне свободу.

— Ты сама освободилась. Стоило Флаттершай открыть для тебя дверь, как ты безо всяких раздумий ринулась спасать попавшего в беду друга. И после этого на помощь Пинки Пай пришла не Вронг, а Рэйнбоу Дэш.

Твайлайт сделала ещё шаг, но на этот раз Дэш не отпрянула. Она вспомнила, как в голове звучало её собственное имя, пока она неслась навстречу падающему другу. Рэйнбоу Дэш.

— Если бы существовал способ безнадёжно испортить пони, ты бы прошла такое испытание, Рэйнбоу Дэш. Но такового нет. Потому что ты — не та, кого можно испортить. Ты можешь меняться, страдать, умирать, но всегда будешь там, где в тебе нуждаются. О лучшей подруге я не могла и мечтать.

Твайлайт протянула копыто:

— Я знаю, что ты можешь встать на ноги сама, Рэйнбоу Дэш, но мне бы хотелось, чтобы ты взяла меня за копыто.

“Возьми моё копыто“. Дэш тут же потянулась к протянутой ноге Твайлайт.

Затем она остановилась. Потому что не собиралась делать этого просто из подсознательного желания подчиняться Твайлайт. Она должна сделать выбор. Дэш заметила, как Твайлайт нервно сглотнула.

Сделать выбор оказалось нетрудно, особенно когда Дэш поняла, что Твайлайт не предлагает помощи — она её просит. Дэш взяла копыто. Она всегда будет рядом со своими друзьями. Пегаска впервые почувствовала, как Твайлайт задействовала гармоническую связь между ними.



Твайлайт с хлопком появилась из фиолетовой и яркой, как звезда, вспышки. Первой на появление единорожки среагировала Рэрити.

— Твайлайт! — она ахнула. — Ты выглядишь просто ошеломительно, дорогуша.

Твайлайт осмотрелась. Она чувствовала через Элементы Гармонии, что Рэрити, Эпплджек и Пинки Пай были здесь, и на самом деле искала кое-кого другого.

— Принцесса Луна, — Твайлайт поприветствовала свою повелительницу резким поклоном, — подземные туннели очищены?

Луна одобрительно посмотрела на неё:

— Так точно, Генерал. Скоро должны прибыть наши последние воины.

Твайлайт кивнула.

— А Генерал Эстим?

Принцесса едва заметно улыбнулась.

— Отступил.

— Превосходно. Я отдала приказ собраться на Седельной Площади. Все должны были получить послание.

— Эм, на Седельной Площади? — сказала Эпплджек. — А на ней места-то хватит для тысячи с лишком пони?

— Я её расширила.

Эпплджек посмотрела на вздымающуюся гриву подруги.

— О как. Ясненько.

Твайлайт повернулась к Луне.

— Я хочу повышение.

Луна склонила голову на бок.

— Генерал Армий Эквестрии — высочайшее звание из доступных тебе.

— Нареките меня мастером-генералом.

— Это звание Титан даровал командующему его войсками. — Луна сощурила глаза.

— Я знаю. И этим командующим была...

— Селестия, — закончила аликорн и широко улыбнулась.

— Вы и она — единственные, кому удавалось его одолеть. Сделайте меня Мастером Генералом, и мы отправим ему послание. И ещё я буду старше по званию генерала Эстима. На этот раз я сама приняла такое решение. Я хочу этого.

— Я не стану отказывать тебе в звании, Твайлайт Спаркл. Отныне ты — мастер-генерал.

— Превосходно. А теперь, если у Вас есть немножечко ночного неба, сможете ли вы поделиться им, принцесса?

Улыбка Луны растянулась до ушей.

— Полагаю, это означает “да”, — сказала Твайлайт и обернулась к подруге-единорожке. — Мне нужна униформа. Сможешь придумать что-нибудь в стиле “Богоборца”?

Рэрити засияла, как проснувшаяся в канун Дня Согревающего Очага молодая кобылка.



— Какой же он липкий, — прохныкала Рэрити, — и как прикажете мне работать с таким материалом?

Единорожка безуспешно пыталась оттереть кусочки неба с копыт.

Подруги собрались в здании на границе Седельной Площади, Твайлайт решила обустроить в нём импровизированный штаб. Не хватало только Флаттершай, она должна была прибыть с минуты на минуту.

Луна тоже была там, помогала Рэрити воплощать свой дар в нечто полезное для Твайлайт. Униформа нужна была не для подтверждения статуса Твайлайт как преемницы Селестии и генерала армии. Хотя она несомненно выполнит и эту задачу, в основном это было необходимо, чтобы напомнить Рэрити о том, кем она была. Две последние недели Твайлайт была едва ли не помешанной, целый месяц до этого лежала без сознания, и ещё неделей ранее была заперта в Осколке Тьмы. Рэрити нужно было напомнить о модельере, которым она когда-то была, чтобы забыть о солдате, которым она стала. Ответственность о её душевном равновесии легла на плечи подруги — Твайлайт, однако сейчас на Твайлайт лежала ответственность за всё.

Всё. И как только Селестия справлялась с ролью правительницы нации пони в течение тысяч лет? Как принцесса мирилась с осознанием того, что за каждую её ошибку судьба брала плату жизнями пони? Но что ещё важнее, почему Титан хочет занять её место?

— Твайлайт, дорогуша, — Твайлайт подавила улыбку, которая так и норовила появиться на лице при звуках вернувшейся к Рэрити мелодичной манеры голоса. По крайней мере, её план отчасти сработал, — А что это за штука, что крутится вокруг твоей головы?

Она сняла драгоценный камень с орбиты и магией поднесла его к Рэрити.

—Это? Часть Элемента Магии. Он поддерживает все мои защитные зачарования.

Рэрити поджала губы.

— Полагаю, ты вынуждена держать их постоянно, не так ли? Какая жалость. А у меня была миленькая задумка для шляпки. Но раз ты больше предпочитаешь вращающийся камень, то я, пожалуй, уступлю.

— Эй, — сказала Дэш, — как это так получается, что тебе, в отличие от всех нас, достаточно лишь части своего Элемента, чтобы защититься?

Твайлайт радостно начала объяснять:

— Моему Элементу, в отличие от ваших, не требуется питание, поскольку вся моя магия единорога всегда со мной. Он просто управляет заклинаниями, когда я заряжаю его энергией. Например, вот так.

Она поместила драгоценный камень на место, и его вращение усилилось. Элемент засиял фиолетовым, образуя яркий нимб магического свечения.

— Оооох, — сказала Пинки, её глаза расширились. — Я хочу потрогать! Можно мне потрогать?

— Плохая идея, Пинки.

Рэрити покосилась на светящийся обруч.

— Думаю, я смогу что-нибудь придумать. Всё равно шляпка не будет сочетаться с твоей новой гривой. Как тебе удалось сделать её такой?

— Магия. Очень много магии. У Рэйнбоу Дэш получается такая же после радужного удара.

— Так если это — всего лишь часть, — сказала Эпплджек, — то где же остальные?

— Эквинокс, — спокойно ответила Твайлайт.

Все пони в комнате озадаченно на неё посмотрели, кроме внезапно помрачневшей Луны.

— Ну-ка повтори, сахарок?

Твайлайт извлекла из нуль-пространства следующий светящийся осколок Элемента. Он стал медленно парить вокруг её тела. Затем один за другим стали появляться и другие фиолетовые частички, занимая свои позиции. Наконец, Твайлайт оказалась в самом центре галактики из аметистовых звёзд. Всего оказалось двадцать семь осколков, считая тот, что вращался вокруг головы.

Двадцать шесть частей соединились воедино, образовав длинное тонкое лезвие, засиявшее так ослепительно, что все в комнате отвели взгляд. Все, кроме Твайлайт, разумеется. Она дополнила свои защитные зачарования световым фильтром.

— Эквинокс, — повторила она, — заклинание зачарования клинка, описано в ранних главах “Разрушительного Могущества”. Прекрасный образчик магии. Я не в силах представить себе разум, способный создать нечто подобное. Заклятия Титана сложны, но прямолинейны. А это — настоящее искусство.

— Мы все изменились, — сказала она, переведя взгляд с клинка на подруг. — До появления Нихилус я не могла и помыслить о том, чтобы владеть разрушительным могуществом. Теперь мне приходится, хоть и с большой неохотой. Но я по-прежнему вижу красоту в магии как таковой. Я слишком долго отрицала произошедшие во мне изменения. Я боялась стать монстром. И сейчас боюсь. Однако думаю, что если бы мы не могли изменяться, это было бы куда ужаснее.

— Эквинокс, — продолжила Твайлайт, — идеальная грань между светом и тьмой. Я больше не страшусь своей тёмной стороны. Я всегда буду Твайлайт Спаркл.

Луна прекратила помогать Рэрити с тканью, встала и подошла к Твайлайт.

— Ты напоминаешь мне Селестию.

Твайлайт хорошо спрятала свой гнев, восприняв сказанное как оскорбление. Ведь именно из-за Селестии она оказалась тут. Луна наклонилась и прошептала ей на ухо.

— Крыша, — её голос был полон злобы.

Твайлайт прочистила горло.

— Я вернусь. Проследите, чтобы материя не навредила Рэрити, пока меня нет.

— Я будто шью из сливочного масла! И готова поклясться, что эта звезда только что меня обожгла! — причитала Рэрити.

Твайлайт телепортировалась на крышу, где почти сразу же встретилась с Луной.

— Эквинокс, — спокойно сказала принцесса. — Позволь поинтересоваться, почему ты выбрала именно это имя.

— Теперь меня можно назвать Инаятвайлайт Спаркл. Такое названия клинка казалось подходящим.

— И не было иных причин?

Твайлайт начала задаваться вопросом, зачем им понадобилось разговаривать наедине.

— Что вы понимаете под “иными причинами”?

— Мой клинок носит имя Надир, — это Твайлайт знала; они работали сообща более двух недель, — клинок Селестии — Зенит, — это Твайлайт тоже знала; она читала об этом ранее в учебнике истории, — клинок Терры — Экзогенезис.

А это было что-то новенькое.

— Экзогенезис?

— Это старое слово. Оно означает веру в то, что жизнь и магия появились в этом мире благодаря астероиду. Созидание через разрушение. Прекрасное через ужасное. Такова прерогатива Терры.

— И какое же имя клинка Титана?

— Сингулярность. Среди множества значений, которыми её можно описать, одно выделяется особо: это все сущее вне времени. Предшествующая самому времени всеобъемлющая пустота, которая содержит в себе само бытие.

— Нечто настолько массивное, что способно искривлять пространство ещё сильнее, чем я. Рассвет бытия.

— Воистину. У настоящего клинка есть несколько интересных свойств. Надеюсь, ты никогда не столкнёшься ни с ними, ни даже с его бледной тенью, которой король владеет, находясь в теле марионетки.

Твайлайт обдумала слова Луны.

— Так вот в чём дело, — холодно сказала она, — Вы думаете, что я готовлюсь занять место принцессы Селестии. В роли богини.

Луна говорила низким, ровным тоном.

— Космическое пространство — наша сфера, Твайлайт Спаркл.

— Вы приказали мне стать символом рода пони, вокруг которого все сплотятся.

— Я опасаюсь, Твайлайт Спаркл, что ты не устоишь перед такой мощью.

Угрюмый смешок вырвался из уст Твайлайт.

— Вот, значит, как. Вы думаете, что я не собираюсь возвращать мощь Эмпириана полноправной владелице. Вы думаете, что я присвою её себе и стану новой богиней Эквестрии. Использую Элементы для победы над Титаном и Террой и стану принцессой Твайлайт Спаркл.

Она задумалась.

— Я могла бы, почему же нет? Все думают, что Селестия мертва. Я уже заняла её место.

— Селестия считала тебя лучшей из всех пони, Твайлайт Спаркл.

Твайлайт одарила Луну прожигающим взглядом.

— Мне отлично известно, что обо мне думала Селестия. Она собрала лучших пони из всех и использовала их как оружие против Найтмэр Мун. Если лучшие из нас заслуживают лишь быть пешками аликорнов, то что говорить об остальных? О, я знаю, почему она так поступила, я даже согласна с ходом её мыслей. Что значит одна маленькая кобылка по сравнению с безопасностью Эквестрии? Единственное...

— Ты и вправду думаешь, что Селестия...

— Не перебивайте меня! — огрызнулась Твайлайт. — Единственное, что хоть как-то отличает Селестию от Титана — её готовность умереть, чтобы дать нам шанс. В остальном они всего лишь пара богов, занятых своими божественными делами.

Луна выглядела так, будто сдерживала желание закричать, ведь её божественный голос пронесётся над доброй половиной города:

— И ты считаешь, что поступила бы лучше?

— Нет, — решительно сказала Твайлайт, — Вы думаете, что мне нужна лишь власть? Я стала эталоном по шкале Корускар с одиннадцати лет. Если этого мало, то при мне всегда были блестящий ум и внимание нашей вечной Богини-Принцессы. Если бы я когда-либо захотела получить власть, то не стала бы жить в дереве. Я не хочу быть принцессой Твайлайт Спаркл. Я хочу быть мастером-генералом Твайлайт Спаркл. Я принимаю звание только потому, что Селестия повелела мне это сделать — значит, сделать это необходимо. И тот факт, что мои друзья и я олицетворяем магию дружбы, вынуждает нас постоянно рисковать жизнью — я прекрасно понимаю. Нет, Принцесса Луна. Я не хочу власти. Вы, аликорны, не больно-то счастливы с ней.

Луну шокировали эти слова, и Твайлайт продолжила:

— До сего момента вы были честны в своём желании использовать меня так же, как Селестия, и поэтому я отвечу вам той же любезностью. Я намерена уничтожить ваших родителей, вашего брата и генерала Эстима. Если вы поможете мне, то получите свою сестру назад. И могу заверить вас, принцесса: мне понадобится ваша помощь.

Луна с маской бесстрастия наблюдала за ней.

— Ты выучила жестокие уроки, Твайлайт Спаркл.

— Которые, вдобавок, не оставляли мне выбора.

— Я помогу тебе. И как бы там ни было, Твайлайт Спаркл, я надеюсь, что ты найдёшь своё счастье, когда эта война окончится.

Счастье. В голове единорожки это слово звучало странно.

— Благодарю, Принцесса. Только что прибыла Флаттершай вместе с Невпечатляющим… и пленником. Встретимся внутри.

Луна взлетела, а Твайлайт телепортировалась обратно в здание и присоединилась к подругам.

Рэрити по-прежнему сидела в углу и боролась с новой униформой Твайлайт, Пинки Пай, видимо, решила ей помочь, пожевывая кусочек неба. Эпплджек и Рэйнбоу Дэш разговаривали вполголоса и, судя по жестам копыт Дэш, обсуждали прошедшую битву. Флаттершай отделалась несколькими царапинами, Невпечатляющий был сплошь покрыт ссадинами и синяками. Между ними стоял бледно-зелёный единорог, которого Твайлайт узнала.

И сначала его проигнорировала.

— Ты в порядке, Флаттершай?

— Ох, всё хорошо, Твайлайт. Ты выглядишь, эм...

— Я в полном порядке. Лучше, чем когда-либо. Честно.

Позади неё высунулась Рэйнбоу Дэш:

— Она снова стала потрясной! Эээ, ну не то чтобы ты и раньше не была потрясной.

Флаттершай мягко улыбнулась.

— Что ж, я рада, что теперь все в порядке.

Подтекст был очевиден: потому что раньше мы не были в порядке.

— Я в норме, — громко сказал Невпечатляющий, — cпасибо, что спросила.

Твайлайт безразлично посмотрела на рыцаря.

— Рада это слышать.

— Ага. Я сделал кульбит прямо над боевым заклинанием. Это было проще простого. Эй, девчата, хотите, расскажу?

— Не особо.

Казалось, Невпечатляющий слегка обиделся.

— Ты, — сказала Твайлайт зелёному единорогу, — Я тебя помню. Нихилус грозилась отослать твою голову в коробке обратно в Кантерлот. У меня к тебе есть пара вопросов.

Единорог уставился на неё.

— Рэйнбоу Дэш, — Твайлайт позвала подругу, не сводя глаз с зелёного единорога.

— Чего?

— Найди Спитфаер и приведи её сюда. Пинки Пай, найди Нобла и Баттеркап. Флаттершай, найди моих родителей.

Дэш отсалютовала и умчалась прочь. Пинки Пай упрыгала с Флаттершай под мышкой. Хотя Твайлайт признавала, что ей могут понадобиться все подруги, она попросту не хотела, чтобы они присутствовали при допросе. А провести допрос — искусство, которому она в чём-то научилась у Нихилус — было необходимо.

Она мгновенно подавила большинство своих эмоций, отдавая всю себя во власть хладнокровного разума. Стремление зелёного пони сопротивляться — всего лишь очередная форма системы. Которую можно разрушить, если правильно разыграть свои карты.

— Я буду задавать тебе вопросы, — спокойно сказала Твайлайт, — а ты будешь отвечать на них максимально правдиво и в полную меру своих возможностей, — она подошла к единорогу и встала прямо перед ним. — Ты понял?

Кадет плюнул в неё. Твайлайт задумчиво отвела плевок в сторону, затем призвала фрагмент Эквинокса и провела им по щеке пленника, пуская кровь.

Он засмеялся.

— Я не предам своего генерала. Не важно, сколько раз ты будешь щекотать мне щёку.

Твайлайт склонила голову.

— Клинки единорогов обладают интересными свойствами.

Она отошла чуть в сторону, и зелёного пони швырнуло мимо неё. Он перевернулся в воздухе и врезался в стену позади с глухим стуком. Твайлайт не обернулась. Все в комнате безмолвно наблюдали за ней.

— Я могу развеять любую магическую защиту одним касанием. Единственное, чего ты не будешь делать — это тратить моё время.

Пришпиленный к стене единорог закашлял.

— Это невозможно, — прохрипел он.

Твайлайт обернулась и подошла к единорогу. Затем она наклонилась к нему так, чтобы их лица оказались на одном уровне:

— Странно, откуда тогда у меня власть над твоим прибитым к стене телом, — она заставила Кадета повернуть голову к ней ухом и прошептала, — а знаешь, что ещё у меня есть? Физическая неуязвимость.

Она позволила ему свалиться на пол, её голос стал суровее.

— Я могу нарушать любые правила, малыш, и если ты не дашь мне то, что мне нужно, я достану это из тебя с помощью магии разума. И ты ничем не сможешь помешать мне завладеть твоим знанием.

Твайлайт почувствовала копыто у себя на плече. Это была Эпплджек.

— Эм, Твай?

— Я знаю, что делаю, Эпплджек.

Морда единорога покраснела от прилившей к голове крови.

— Что ты хочешь узнать?

— Где королева Терра?

Он снова закашлялся.

— Я не знаю.

Эпплджек стиснула зубы.

— Ложь, — жёстко сказала она.

Твайлайт сотворила заклинание. Она воспользовалась своими знаниями об Элементе Честности, сымитировав его магию для создания того заклинания, что заставит зелёного жеребца сказать правду. Она удивилась той лёгкости, с которой ей это удалось. Теперь, когда она была Твайлайт Спаркл, было гораздо, гораздо проще манипулировать Элементами: она столькому научилась, пока сотворяла Эквинокс во время столкновения с Титаном.

Единорог вздрогнул от попавшего в него заклятия, и его стошнило на пол.

— Агрессивная магия разума — не такая уж приятная штука, верно? Скажи спасибо, что я не прибегла к заклятию, что использовал на мне Титан.

— К тому же, — встрял Невпечатляющий, — часть Виндиктива всё ещё сидит внутри тебя. Не думай, что можешь отделаться от меня так просто.

Единорог снова прокашлялся прежде, чем измученно посмотреть на Твайлайт.

—Да, — сказал он, — она чертовски отвратительна, — жеребец спешно зажал копытом рот.

— Приятно видеть, что она работает, — сказала Твалайт. — Теперь вернёмся к моим вопросам...



— Почти три сотни наших мертвы, — злобно сказал Нобл, войдя в командный пункт, — королевские войска сейчас отступают, но в любую минуту могут начать наступление. И они будут наступать, как только узнают, насколько мы сейчас слабы. Не могли бы объяснить, почему все сидят под открытым небом, генерал?

Нобл прибыл последним. Её друзья, родители, Баттеркап, Невпечатляющий, Спитфаер и Луна — все были в сборе. Самое время изложить им следующий план действий.

— Думаешь, мы должны спуститься под землю?

— Да. Внутренний Кантерлот наш, но ненадолго.

— А что нам даст игра в прятки? Они уже доказали, что могут нас найти. Нет, у меня другие планы.

— Суть этих планов?

— Возмездие. — Твайлайт кивнула Рэрити и Луне. Они подняли её новую униформу в воздух и встали по обе стороны.

— Возмездие?! — с недоверием спросил Нобл. — Мы не сможем выиграть войну на истощение, только не с королевскими войсками. Можно попробовать атаковать, но ответный удар будет столь же жёстким.

Первой деталью её облачения стала обувь. Четыре сравнительно небольших тёмно-синих, почти чёрных туфли коснулись копыт Твайлайт. Едва оказавшись на месте, они моментально застыли блестящим металлом, идеально повторяющим форму её копыт.

— Нет, — сказала Твайлайт, — Не будет.

— Это ещё почему?

Теперь на очереди был костюм. Рэрити и Луна взяли по куску небесной ткани необычной формы и накинули их на Твайлайт. Затем с помощью магии они принялись их соединять, стягивая друг к другу от ног и живота до груди. Ткань покрывала тело единорожки вплоть до самой шеи. Цвет был всё тот же, тёмно-синий, как у ночного неба, но не настолько тёмный, как у туфель. Более того, он обладал странной глубиной, будто бы Твайлайт примерила на себя океан. Точнее, ночное небо. Твайлайт гадала, как она будет снимать свою униформу, и придётся ли ей вообще когда-нибудь её снять.

— Потому что, — сказала она в ответ на вопрос Нобла, — их не будет существовать.

Рэрити прикрепила ряд сверкающих звёзд к наряду Твайлайт вдоль всего шедшего на одном из боков шва. Твайлайт не понимала, зачем были нужны пуговицы, когда её униформа держится на теле благодаря магии, да ещё и отлично растягивается.

Нобл не нашелся с ответом, и Твайлайт продолжила:

— Это не контратака, — сказала она, пока Рэрити поправляла пуговицы. — Это уничтожение.

Луна коснулась рогом места под пуговицами, где сходилась ткань. Шов сменился идеальной сине-фиолетовой полоской, что пробежала по всему телу и каждой ноге. Твайлайт едва заметно улыбнулась. Это был цвет последнего проблеска света в сумерках.

— Мы закончим эту войну сегодня ночью. Марионетки, Эстим, Эмпириан, Терра и Титан. Я собрала информацию и разработала план, чтобы добраться до них всех. И чтобы всё получилось, мне понадобится работа всех повстанцев сообща. Окончание войны — это основная цель для всех пони в этой комнате и за её пределами. Поэтому ожидаю от вас слаженных действий.

Она одарила Нобла многозначительным взглядом, и тот медленно кивнул. Рэрити окрасила воротник костюма Твайлайт в такой же сине-фиолетовый цвет, а Луна приладила его магией к шее. Нет, решила Твайлайт, эта униформа создана, чтобы её носили, не снимая.

— Спитфаер.

— Слушаю, генерал.

— Собери всех пегасов, способных перемещать дикие облака. Дэш, ты с ней. Нам потребуется самый крупный шторм, который только возможно создать над барьером Эмпириана. У марионеток нет возможности влиять на погоду, поскольку Титан не хочет, чтобы ей управляли. Штормовой фронт обеспечит наших тренированных пегасов боезапасом для атаки, и прикроет наш подход с воздуха.

— А как же королевская армия?

— У них гораздо меньше настоящих пони, чем у нас. Схватка с нами в небе будет равносильна самоубийству.

Рэрити и Луна принялись закреплять сине-фиолетовую сбрую поверх облегающего костюма. Твайлайт оценила её простоту. Имея возможность прятать свой клинок в нуль-пространстве, она больше не нуждалась в том, чтобы держать что-либо на виду. И всё же сбруя выглядела отлично.

— Мои мама и папа тем временем соберут отряд и атакуют стекольную фабрику. Бейте стекло, бейте оборудование, бейте всё, что сможете сломать. В течение ближайших двадцати минут нам нужно вооружить наших единорогов. Баттеркап с группой пони вернётся в лабиринт, чтобы забрать всё, что возможно, из оружейной. Она лучше всех знает тот уровень. Остальные, готовьте войска к бою. Ваше присутствие снаружи окажет моральную поддержку. После недавних тяжёлых потерь она нужна им, как никогда.

Нобл прочистил горло.

— А что будете делать вы?

— Руководить, — коротко ответила Твайлайт. — В моих силах находиться везде одновременно.

Старый пегас всё ещё держался настороженно.

— Если поступим так, они узнают о нашем приближении. Они подготовятся. И с падением барьера мы столкнёмся со всей действующей Королевской Армией.

Последней деталью униформы Твайлайт стал плащ. Она отметила его сходство с тем, что она носила, будучи Пони Добрых Дел. Только этот отличался цветом ночного неба и был покрыт горящими звёздами. Луна и Рэрити застегнули его фибулой в виде солнца с лучами. Твайлайт не сомневалась, что это идею предложила Луна. Принцесса напомнила ей, что она — генерал Селестии. Как будто такое можно забыть.

Рэрити слегка поправила фибулу и посмотрела на Твайлайт. В её взгляде читался вопрос: “Тебе нравится?“
Твайлайт едва заметно улыбнулась и легонько кивнула. “Да“.

— За двадцать минут они определённо успеют подготовиться, — сказала Твайлайт, — но только и всего. У Эстима не будет времени на планирование дальнейших действий.

Нобл склонил голову набок.

— Что Вы задумали?

Твайлайт сколдовала иллюзорную копию Кантерлотского замка.

— Что ж…



Несколько минут спустя встреча окончилась, и все приступили к выполнению своих заданий. У Твайлайт же оставалась ещё пара нужных дел.

— Невпечатляющий.

Единорог остановился и посмотрел на неё.

— А мне-то дадут задание? Не моё это — слоняться без дела.

Твайлайт выдохнула сквозь губы.

— Когда разгорится битва, ты должен остаться в живых. Понял?

— Ну и ну! Похоже, что после твоего напутствия мне придется постараться не помереть.

— Нет, Невпечатляющий. Не стараться. Ты выживешь. Ты понял меня?

— Знаешь ли, чтобы уцелеть на поле битвы, недостаточно одной только решимости, Твайлайт.

— Мне плевать, что ты там о себе думаешь. Ты будешь ценить собственную жизнь больше, чем чью-либо. За исключением Пятерки.

Улыбка Невпечатляющего медленно растаяла.

— Что ты планируешь делать?

— Как ты стал рыцарем?

— Твайлайт, не думаю, что...

— Мне некогда, Невпечатляющий. Отвечай!

Жеребец на мгновение задумался.

— Селестия самолично произвела меня в рыцари. Велела Мастерстроуку обучать меня и присматривать за мной. Почему?

Твайлайт кивнула, её подозрения подтвердились.

— Она понятия не имела, что я появлюсь на свет, — сказала она самой себе, — и ей нужно было знать, что у неё есть пони, на которого она смогла бы положиться, когда придёт время. Пони, обладающий талантом к магии, и которого она могла научить воевать.

Она обхватила голову рыцаря копытами.

— Ты обязан выжить. Ты уже знаешь всех моих друзей.

— Сейчас в твоих словах нет ни капли смысла, Твайлайт.

— Каждой части моего плана необходим запасной вариант. Даже на случай моей непредвиденной смерти.

— Ты не можешь умереть!

— И не собираюсь, — сказала она, улыбнувшись, — однако, чтобы уцелеть на поле битвы, недостаточно одной только решимости, не так ли?

Твайлайт исчезла, оставив озадаченного рыцаря одного.



— Хорошо, Рэрити, десятиминутная готовность. Объясни мне основы, жестко и быстро.

Рэрити посмотрела на призывающую свой клинок Твайлайт и приподняла бровь.

— Нет, — коротко ответила она.

— Нет?

Рэрити мелодично рассмеялась.

— Если магия внезапно станет моим талантом, думаешь, мне хватит десяти минут, чтобы тебя превзойти?

— Ой, да брось, — сказала Твайлайт, — это же...

— Абсолютно то же самое, дорогуша. Два десятилетия он остаётся лучшим фехтомагом из всех смертных и становится только лучше. Он стоит двух меня в наилучшей форме. Нельзя изучить что-то полезное за десять минут. Это не то же самое, что одно-единственное заклинание, Твайлайт — скорее, глубокое и сложное искусство, как вся боевая магия вместе взятая.

Твайлайт осела. Ей и вправду не терпелось попрактиковаться с клинком.

— Всё же, — сказала Рэрити, приложив копыто к подбородку, — думаю, что ты способна швырять и размахивать чем угодно и без своего клинка. Когда дело дойдёт до схватки с Эстимом, просто телепортируйся с места на место и бросайся в него зданиями или всем, что подвернётся.

— Поняла.

— Ты уверена, что хочешь это сделать, Твайлайт? Он силён. Его талант это сама война — он свободно владеет всеми видами боевых заклинаний. Это жестокая магия, и он с лёгкостью ей пользуется.

— Я буду только отвлекать его, Рэрити. Он слишком горд, чтобы проигнорировать вызов на битву за звание сильнейшего единорога.

Но здесь таилось нечто большее. Эстим улыбался, когда прокалывал Осколком Тьмы глаз Твайлайт. Прежде Твайлайт говорила о возмездии, но в совсем ином его понимании. Память о мучениях, одиночестве и отчаянии вернулась совсем некстати. Она призналась самой себе, что термин “месть” подошёл бы куда лучше, чем “возмездие”. Неукротимая, безжалостная месть.

— Знаешь, — тихо сказала Твайлайт, — если мне представится шанс убить Эстима, я им воспользуюсь. С каждым днём его жизни гибнет всё больше пони.

— Надеюсь, что так и будет, — мрачно ответила Рэрити. — Как бы я хотела сделать это сама, не втягивая тебя.

— Ты — хороший друг, Рэрити. Передать ему что-нибудь от твоего имени? — Твайлайт усмехнулась.

— Твайлайт! Это не смешно. Хватит с меня. И с него. Мне нечего ему сказать.

— Поняла. Встретимся на площади. Береги себя.

Рэрити одарила её многозначительным взглядом.

— И ты себя.



— Несколько повозок под осколки уже на подходе, — сказала Твайлайт, появившись после телепортации, — приготовься всё погрузить и выдвинуться.

Старлайт Спаркл холодно посмотрела на дочь:

— Так с матерью не здороваются.

— Прости. Я окончательно вжилась в роль генерала.

Её мать несколько секунд жевала губы.

— Возьми меня с собой, — неожиданно сказала она.

— Взять тебя с собой? — переспросила Твайлайт.

— Драться с генералом. Я могу телепортироваться. И исчезну сразу следом за тобой. Я сильный боевой единорог, наравне с Невпечатляющим, и почти так же хороша в фехтомагии.

— А кто тогда присмотрит за папой?

— Твой отец в состоянии сам о себе позаботиться, — резко ответила мать. — Я беспокоюсь о тебе.

— Я могу за себя постоять. Эталон, помнишь?

— Я помню, — тихо сказала Старлайт. — Я помню, как поэтому-то и отдала свою дочь Селестии. И из-за этого ты чуть не погибла.

Твайлайт вздохнула.

— Мам, я понимаю, тебе хочется, чтобы я была в безопасности. Но я и сейчас не в безопасности. И не была раньше. И не буду в безопасности, пока всё не закончится. Ты не сможешь ничего изменить. Так что, пожалуйста, перестань пытаться очистить мир от всего, что может мне навредить. Слишком тяжёлая ноша для тебя. Подвергаться риску — это часть нашей сущности.

Эмоции на лице матери сменялись одна за другой в такт биению сердца. Гнев, сожаление, грусть — Твайлайт едва удавалось прочесть их все. Но в итоге они остановились на той, что единорожка ожидала — решимость.

— Ты никогда не спорила со своей матерью.

— А ты никогда не сражалась со злом с помощью волшебного меча.

Мать обняла Твайлайт.

— Будь осторожна, доченька. Я горжусь тобой. Твой отец сказал бы то же самое, не будь он занят погрузкой кучи тонн стекла.

— По правде говоря, было чуточку приятно нагрузить вас рутинной работой.

Старлайт Спаркл закатила глаза.



Второй барьер Эмпириана оказался куда менее прочным, чем первый.

Он был меньше. Не просто меньше в размере, меньше в объёме — меньше в кубическом выражении. И не только потому, что Эмпириан поддерживал заклинание недостаточно хорошо: оно показало свою неэффективность, так для чего стараться? К тому же Твайлайт знала, что нужно делать для проникновения сквозь барьер. Ей не было нужды искать решение задачи, достаточно его воспроизвести.

Возможно, ей даже не нужно было разделять свой разум для уничтожения препятствия. И всё же она это сделала, разбив сознание надвое.

Она назвала вторую часть “Спаркл”. На самом деле, имя было ужасным, учитывая то, что они обе обладали идентичным разумом: разжигательница войны Твайлайт и пацифистка Спаркл теперь присутствовали в них обеих. Тем не менее конференций по даче имён разделённому разуму не существовало, и Твайлайт работала с тем, что знала.

Спаркл орудовала заклятиями и рушила барьер, пока Твайлайт стояла на карауле. На сей раз терять всё вокруг из поля зрения было недопустимо. Она должна быть уверена, что Эстим не послал разведчиков за барьер.

Из-за плотной завесы щита Эмпириана она могла видеть не дальше трёх метров по другую его сторону, и ни одно из её магических чувств не проникло сквозь щит. Если появится что-то, что захочет её убить, Твайлайт узнает об этом почти сразу. Нервы были на пределе, но такое состояние стало уже привычным.

Секунды превращались в минуты, пока Спаркл углублялась в магию. Результаты её вмешательства вызывали множество электрических разрядов и разноцветных вспышек по обе стороны барьера. Она будто обрушивала на него удары гигантского молота.

Наконец, преграда пала, рассыпавшись вдоль всей неимоверной длины. Твайлайт загляделась на миллионы равных осколков, что растаяли в воздухе, не достигнув земли. Затем она опасливо оглядела всю Королевскую Армию.

Преимущественно та состояла из марионеток, однако среди солдат были и настоящие пони. На первый взгляд Твайлайт оценила их количество примерно в тысячу, то есть почти на две сотни больше голов, чем она привела с собой. Что ещё хуже, рядовая марионетка могла взять верх в борьбе с рядовым пони. Впрочем, сама Твайлайт стоила сотни пони. Королевская армия сосредоточилась там, где Твайлайт разрушила барьер, готовая встретиться с приведённой ей армией.

Только вот Твайлайт была одна.

— Перед вами, — Твайлайт обратилась к армии пони и марионеток, — не королевская армия. И даже не резерв.

Разумеется, Эстим отдал приказ подготовиться и ожидать лобовую атаку — такое столкновение точно закончится в его пользу. В те двадцать минут, что ушли на подготовку, он, вероятно, был слишком занят и не подумал о том, что Твайлайт не готовит отчаянную атаку.

— И не я, что использует разрушительное могущество против рода пони. И даже не я, что предлагает сдаться после сегодняшних событий.

Твайлайт предусмотрительно выбрала, где конкретно разрушить барьер. Прямо позади Королевской Армии был тринадцатый вход в лабиринт. Тот самый, который Селестия когда-то показала ей в первую очередь.

— Это даже неверное направление, так что, возможно, вам всем стоит развернуться. Ведь это отвлекающий манёвр.

И тогда Невпечатляющий взорвал дверь входа лабиринта самым смелым и громким из всех возможных способом. Он вырвался из лабиринта Подгорода под лязг огромного металлического люка, упавшего на землю за его спиной. Твайлайт показалось, что она видела, как он пил из своей фляги, и на мгновение задалась вопросом, где рыцарь пополнял запасы алкоголя.

Сразу за Невпечатляющим на поверхность высыпали единороги армии повстанцев. В первых рядах были самые сильные — в ночной темноте Твайлайт увидела чёткие очертания клинков своих родителей. Они не бросались заклинаниями в Королевскую Армию, а сфокусировались на защите себя и тех пони, что продолжали пробираться через образовавшийся проход. Первый шквал заклятий Королевской Армии разбился о разноцветный щит державших его дюжин сильнейших в мире единорогов.

В тот самый момент основная часть сил Твайлайт нанесла удар. Войска подошли с двух сторон позади неё, заполонив улицы и идеально подстриженный газон дворцовой площади. Они не собирались атаковать Королевскую Армию в лоб, предпочтя обойти её с флангов и нанести удар по дезорганизованному и незащищённому противнику.

Бойцы Королевской Армии выкрикивали приказы и принялись спешно перегруппировываться, чтобы встретить надвигающуюся на них орду.

За мгновение до встречи двух сил открылся разлом в тучах, и более сотни пегасов устремились вниз, осыпая дождём из грома и молний своих неприятелей. Твайлайт заметила как семицветный разряд, наверняка принадлежавший Рэйнбоу Дэш, первым настиг противника. Завеса из звука, света и электричества вынудила атакованных пони закрыть глаза и заткнуть уши. Теперь они были слепы и беспомощны.

И тогда её солдаты столкнулись с силами врага; и тут же по приказу Твайлайт каждый единорог покинул своё укрытие и принялся атаковать. Королевская армия не смогла встретить противника сколь-нибудь организованно, их атаковали с трёх сторон, отчего в их рядах возник хаос.

— Это не та битва, которую вы сможете выиграть, — тихо сказала Твайлайт самой себе.

Затем она телепортировалась, рассчитав силу так, чтобы преодолеть большое расстояние. Она появилась далеко позади дерущихся армий, у подножия дворца. Замок Эмпириана не сильно изменился с последнего раза, когда она его видела. Разве что от нанесённых ему Титаном и Селестией серьёзных повреждений не осталось и следа.

Перед ней стояла сложная задача. Как барьер Эмпириана или Королевская Армия, так и её нынешние противники были системой, которую нужно было вывести из строя. И начать следовало с гордыни.

— Эстим! — закричала она, и благодаря простому заклинанию её голос разносился на километры вперёд, — Эстим! Ты смеешь считать себя лучше меня. Меня, которая уничтожала богов и кого-то ещё страшнее. Рядом со мной ты — ничто. Не ровня, не соперник, не пони. Приди, генерал. Приди и умри.

Она ждала. Отголоски кипящей далеко позади неё битвы едва достигали ушей. Она надеялась, что гордость Эстима побудит его остаться и сразиться с ней вместо того, чтобы присоединиться к собственной армии вместе с резервом.

Что более важно, Твайлайт игралась гордостью Титана. Она даже не упомянула старшего из богов, избрав целью насмешки смертного пони. Она говорила об уничтожении богов, как об очередном пункте из своего списка дел.

К счастью, они оба предпочтут её убийство, своему присутствию на поле боя. Друзья Твайлайт уже были измотаны, так что Эстим мог нанести колоссальный урон повстанцам и ободрить собственные силы. Титан был ещё большей проблемой: одно его присутствие даровало марионеткам дополнительные способности. С ним на поле боя марионетки-единороги смогут колдовать куда более смертоносные заклинания. Твайлайт не могла этого допустить, особенно когда Луна не участвовала в битве.

Стало необычайно темно. Из-за массивного грозового фронта, накрывшего Кантерлот, единственными видимыми звёздами остались те, что покоились у Твайлайт на плаще. В дополнение к слегка люминесцирующим гриве и глазам мягкое свечение исходило и от полос её облегающего наряда. По счастью, простое заклинание позволяло ей отлично видеть в темноте — она заметила, как открылись широкие двойные двери дворца.

Наружу высыпали марионетки и настоящие пони. Твайлайт бросила считать, когда перешла за пять десятков, решив, что Эстим послал весь свой резерв целиком.

Ещё одно задание. Эстим, как любой другой разумный пони, держал отряд солдат в легко обороняемой крепости. Они могли усилить Королевскую Армию на поле боя и прикрыть её с флангов, повернув исход боя в свою сторону. Твайлайт должна быть уверена, что эти подкрепления никогда не вступят в схватку, даже если их насчитывалось около двух сотен.

Даже с заклинанием ночного зрения её противники в абсолютной темноте походили на бесцветные фигуры. Твайлайт едва могла разглядеть очертания дворца и возвышающие за ним башни. Время от времени вспышки кипящей позади битвы на мгновение освещали его элегантные шпили. Топот двух сотен пар копыт по ведущим к главному входу каменным ступеням заполнил её слух.

Главная аллея дворца шла под незначительным наклоном, отчего наступающие шли не только мелкими шажками, но и маршировали по пятеро в ряд. Незамысловатая местность могла стать честным полем боя. Твайлайт закрыла глаза и обратилась к магическим чувствам, концентрируясь на своём втором разуме.

Точность и внимательность превыше всего. Магия и разум находились под контролем Спаркл. Она распознавала всю поступающую от магических ощущений информацию, пока на остальные пять чувств положиться было нельзя. Также она отлично подготавливала сложные заклятия и посылала их на поле брани. Обособленность от тела помогала видеть всю картину в целом. Спаркл координировала действия.

Тело и клинок следовали за Твайлайт. Ей не было нужды думать дольше одной секунды в любой промежуток времени. Она могла сосредоточиться на выполнении текущей задачи настолько эффективно, насколько это было возможно. Твайлайт использовала заклинания, которые можно было применять не думая — простые инструменты вроде телекинеза и защитных полей. Спаркл держала цели на мушке. Твайлайт спускала курок.

Твайлайт стояла с закрытыми глазами, пока солдаты заполняли пространство вокруг неё. Она была абсолютно беззащитна для любой возможной атаки, но это её не тревожило. Твайлайт прикрывала Спаркл. Единорожка доверяла самой себе.

Спаркл сообщила ей о единорогах. О множестве единорогов. Они прикрывали прочих пони небольшим количеством примитивной магии, достаточной для защиты от прямого телекинетического воздействия. Одолеть две сотни пони с помощью непрямых манипуляций вроде меча, волшебных снарядов и телекинеза — занятие утомительное, ей придётся нейтрализовать всю их защиту. Беспамятство и смерть справятся здесь гораздо лучше. Так же, как любое применение её нового, внушительного и грозного оружия, Эквинокса. По правде говоря, лишать их защиты с помощью клинка не имело смысла, если можно было просто направить достаточно энергии через оружие и превратить любого пони в пепел.

— Почему мы до сих пор ждём? — вежливо полюбопытствовала Спаркл.

— Похоже, разумнее будет дождаться атаки с их стороны. Их разрушительный шквальный огонь сметёт всё вокруг нас. Пройдёт несколько секунд, пока они осознают, что мы исчезли, и ещё несколько секунд, чтобы перезарядиться. Этим мы и воспользуемся.

— Довольно разумно, — сказала Твайлайт самой себе. — Ты говоришь так, будто они — одно целое.

— Но это не так, что означает...

— Нужно принять во внимание слабости каждого в отдельности.

— Размещение тебя в непосредственной близости от пони спровоцирует серьёзную волну самозащиты....

— Что образует единство всех врагов, которое можно разрушить.

— Перемещайся с места на место некоторое время.

—Поняла, — Твайлайт могла привыкнуть к использованию двух разумов. Спаркл была такой сговорчивой.

— Вперёд!

Твайлайт открыла глаза и увидела свет. Множество заклинаний одновременно устремилось в её сторону, мгновенно ослепив единорожку.

Спаркл телепортировала её в самый центр вражеских рядов. Твайлайт почувствовала под копытами гладкий камень и то, как сотрясается земля под шквалом астральной энергии. Она по-прежнему не могла видеть.

Марионетка. Спаркл молча поместила мысль в её сознание. Твайлайт не нуждалась в том, чтобы видеть чувства Спаркл. Она призвала Эквинокс и грациозно им взмахнула. Он соприкоснулся с тем, что, как она предполагала, было её целью, и единорожка почувствовала, как клинок, продолжая двигаться вниз по дуге, вгрызся в каменный пол. Вероятно, она слегка переборщила.

Приближаются снаряды. Марионетка и настоящий пони.

Зрение постепенно начало к ней возвращаться. Она отделила восемь фрагментов Эквинокса и направила их отразить атаку. Затем использовала ещё четыре и бросила их в марионетку. Оставшийся Эквинокс устремился в грудь истинного пони. Твайлайт не убила пони. Клинок, подобно дубине, сбил его с ног, после чего Твайлайт лишила его защиты и наложила усыпляющее заклинание.

Восемь фрагментов вернулись к ней, каждый из них сбил с траектории угрожавший снаряд. Зрение практически полностью вернулось к Твайлайт, и светящиеся фиолетовые сферы приобрели отчётливые формы. Позади неё марионетка-единорог поймала четыре фрагмента Эквинокс кинетическим полем. Твайлайт незамедлительно присоединила их обратно к клинку.

Всего несколько секунд прошло с первой атаки, но всё больше и больше врагов начинали обращать на неё внимание. Им нужно было двигаться.

Вот этот.

Твайлайт отправила все до последнего фрагменты Эквинокса на сорок с лишним метров в марионетку-единорога. Конечно, справиться с четырьмя частями Элемента Магии, ведомых их Носителем, марионетке было под силу, но одолеть двадцать семь фрагментов уже было за гранью возможностей. Твайлайт пришлось сощуриться, чтобы увидеть результат атаки, но она определенно осталась довольна тем, как её оружие уничтожило марионетку.

Теперь здесь. Этот и этот.

Спаркл телепортировала их за спину единорога-марионетки, едва он превратился в дым. Твайлайт сразу соединила свой клинок и воткнула его в глаз застигнутой врасплох марионетки, а затем разделила лезвие на фрагменты, заставив те вращаться вокруг неё. Ещё три марионетки пали до того, как Твайлайт начала волновать её собственная безопасность.

Пока она перехватывала несколько магических снарядов в воздухе, одновременно с этим разрубая марионетку пополам, до неё начала доходить абсурдность ситуации. Они пытались сражаться с ней с помощью магии. Сама идея казалась нелепой.

— Гордость — это хорошо, — сказала Спаркл, — но я осторожна, так что у гордости нет негативных эффектов.

Твайлайт не могла не согласиться.

По указанию Спаркл она телепортировалась на пятьдесят метров вверх и зависла в воздухе. Её взор обратился вниз и насладился отличным видом на резерв Эстима. Враг понёс незначительные потери, но по-прежнему был дезорганизован. Её возможность находиться в нескольких местах одновременно явно не входила в список того, к чему они могли быть готовы.

Она зарядила все фрагменты Эквинокса и с такой силой направила их в заранее определённые места, что те разрезали воздух со свистом. Большинство марионеток вовремя посмотрели наверх. Кроме некоторых. После того, как части Эквинокса вонзились в каменные ступени, возникло несколько пучков чёрного тумана. Твайлайт приготовилась взорвать осколки, но, поняв, что это, вероятно, убьёт и нескольких настоящих пони, остановилась.

Только тот.

Один фрагмент Эквинокса взорвался раскалённым фиолетовым свечением, и Твайлайт осталась довольна, что при взрыве пострадали только марионетки. Затем, когда первые заклинания, брошенные в неё с земли, начали долетать, Спаркл телепортировала их в только что созданный ими кратер.

Она зачаровала их шкуру так, чтобы падающее крошево их не задело, а Твайлайт извлекла из земли следующую часть Эквинокса. Спаркл показала, куда надо целиться, и выстрелила крошечным пучком света в другого единорога-марионетку прежде, чем тот обнаружил её позицию. Спаркл заставила исчезнуть силу трения в, казалось бы, случайной области поля боя, а Твайлайт, тем временем, усилием воли взорвала ещё один фрагмент. Телепортировавшись повторно, она заметила, что пони беспомощно скользят по земле.

Она завершила телепортацию и подхватила второй обломок своего клинка. Твайлайт снова в считанные секунды разметала всех врагов вокруг себя перед тем, как взорвать очередную часть Эквинокса и исчезнуть. На сей раз она появилась в центре созданной Спаркл “скользкой зоны”.

— Ты думаешь наперёд, — одобрительно сказала она.

И это было правдой. Твайлайт действовала грубо, но тщательно. Она пронзала своих врагов и разрушала их защиту перед тем, как погрузить их в сон. Её движения были отточены почти до автоматизма, являя собой эталон эффективного боя. Она не просто побеждала врагов, а делала это с минимально возможными затратами времени и сил. Она не задерживалась на одном месте дольше пары секунд, но ни разу не оставила противников на своём пути неповерженными.

Спаркл же была руководителем. Она позаботилась о том, чтобы их перемещения были совершенно непредсказуемыми. Для этого она создала целую схему только ради того, чтобы сбивать противника с толку. Когда настоящий пони начинал отдавать приказы или, что вернее, предпринимал что-то помимо слепой паники, они появлялись мгновением позже, чтобы это пресечь. Их появления управляли потоком врага, отгоняя настоящих пони от покоящихся в земле частей клинка.

Твайлайт даже не подозревала о том, что Спаркл также взаимодействовала с их гармонической связью. Об этом Твайлайт стало известно, когда между пятнадцатым и шестнадцатым фрагментами клинка её телепортировало обратно к сражавшимся Эпплджек и Пинки Пай. Она появилась в самом центре битвы, посреди хаоса, обезвредила полдюжины летящих магических снарядов, казнила двух марионеток-единорогов и бесследно исчезла.

Недолгое отсутствие не прошло даром. Когда она вновь оказалась в пятидесяти метрах над резервом Эстима, он выглядел пусть и изрядно поредевшим, но гораздо более организованным. Чтобы вновь выбить врагов из колеи, Спаркл убрала гравитацию из одной области, пока Твайлайт плавно спускалась. Они также объяли другую область огнём и взорвали ещё два фрагмента перед тем, как достичь земли. Она неуклюже приземлилась, задержалась, отвлекая на себя расточительный залп заклятий, а затем резко переместилась и продолжила собирать своё оружие.

Завершив телепортацию, она вновь усилила голос и затормозила рядом с марионеткой. Играй его гордыней. Продолжай тактику запугивания, чтобы принудить к схватке. Она позвала Эстима ещё раз:

— Где ты?! — две половины тела марионетки упали и рассыпались в прах. — Или отказ Рэрити помутнил твой разум?

Щит.

Твайлайт не собиралась рисковать и убедилась, что наколдованный на себя энергетический пузырь был настолько прочным, насколько она смогла его создать. И не зря — спустя мгновение четырнадцать заряженных фрагментов клинка врезались в её щит с достаточной силой, чтобы она обратила своё внимание.

Спаркл телепортировала себя за миг до того, как фрагменты взорвались. Твайлайт заметила, что стоит на ступенях, рядом с парадными дверьми дворца, и прямо перед генералом Эстимом.

Убей его.

Она направила свой клинок в генерала, но тот просто пересёк дистанцию между Твайлайт и оставленным им дымящимся кратером за долю секунды. Противники полностью собрали свои клинки.

— Генерал, — Эстим громко поприветствовал её с расстояния в тридцать метров.

— Мастер-генерал, — поправила Твайлайт. — Титулы — это важно.

Эстим раздражённо фыркнул.

— Что ж, ты явилась, чтобы убить меня, не так ли? — он оглянулся на группу, в которой должна была быть как минимум сотня солдат. — Вот только я привёл с собой армию.

Твайлайт телепортировалась точно в центр резерва, радостно отметив про себя, что Эстим, похоже, упустил решающее обстоятельство: ни один из оставшихся солдат его резерва не был единорогом.

Все марионетки развеялись, когда Твайлайт заморозила воду в их мозгах. Спаркл создала усыпляющее заклинание, и все настоящие пони упали на землю. Разумеется, Эстим не озаботился защитой собственной армии.

— Милый халатик, — небрежно сказала Твайлайт единственному оставшемуся на ногах пони. Она отлично понимала, что появилась облачённой в сделанный из ночного неба наряд, плащ из звёздного света и ореолом чистой энергии. Устрашение. Гордыня.

— Сдавайся, и ты отправишься в тюремную камеру. Сражайся, и ты умрёшь.

Эстим выдавил из себя невесёлый смешок.

— Я — копыто бога. Я — воля самого Титана. Я видел, как ты звала на помощь свою мать. Титан тебя не боится. Как и я.

— Я всего лишь спросила, так что когда я буду говорить всем, что дала тебе шанс сдаться, я не буду врать. Я не хочу быть лгуньей.

— Всего лишь убийцей.

Твайлайт едва заметно кивнула.

— Этого мне тоже не хочется, однако обстоятельства вынуждают. Я решила, что если предложу сейчас, ты откажешься. Но если предложу тогда, когда припру тебя к стенке, ты скажешь “да”. Ты слишком безумен и опасен для тюремной камеры. А я слишком плохо умею лгать. Решение было абсолютно естественным.

— В таком случае, мастер-генерал Спаркл, я полагаю, что всё закончится именно так, верно?

— Похоже, что так, генерал Эстим.

— С нетерпением жду этого, — ответил он с улыбкой, расставляя копыта и разминая плечи.

— У тебя есть план, верно?

Одно дело — быстро прыгать и провоцировать хаос среди групп значительно уступающих в силе врагов; и совсем другое — драться с самым умелым в мире фехтомагом. У Твайлайт абсолютно не было идей, как использовать своё оружие в ближнем бою, и её физическая подготовка оставляла желать лучшего.

— Его преимущество, — Спаркл ответила чистой мыслительной формой, — опыт. Наши преимущества: Мощь. Маневренность.

За десятую долю секунды Эстим сократил дистанцию между ними и плавным движением попытался разрубить её пополам. Твайлайт едва успела вовремя телепортироваться прочь.

Сверхбыстрая маневренность.

Как только она появилась в другом месте, Эстим бросил в Твайлайт фрагменты клинка, и ей пришлось блокировать их своим оружием. Затем он пронёсся сквозь разделяющее их расстояние и пересобрал клинок. Твайлайт не стала дожидаться, пока Эстим замахнётся, и исчезла сразу же, как тот приблизился.

Будь дерзкой.

Она вырвала глыбу камня размером с нескольких пони из стены замка и ещё одну из земли перед собой. Раздражённая тем, что приходится пользоваться столь примитивной магией, Твайлайт запустила массивными снарядами в Эстима.

Генерал выстрелил обломками клинка в оба летящих снаряда и взорвал их, разметав повсюду каменное крошево. Не обращая внимания на сыплющиеся перед ним обломки, он ринулся в её сторону.

Твайлайт быстро убрала трение с разделяющего их отрезка земли, но Эстим прыгнул в последний момент и избежал падения. Двумя копытами он приземлился на оказавшийся под ним кусок камня и с грацией пегаса оттолкнулся от него. Крошечные частицы падающего мусора безо всякого вреда отскакивали от его шкуры после кувырка и приземления на все четыре копыта.

Он хорош. Твайлайт не была уверена, где возникла эта мысль. Заклинанием передвижения Эстим вновь сократил дистанцию и попытался её убить.

С его умением стоило считаться. Эстим, несомненно, знал все возможные направления, с которых она могла его атаковать: в конце концов, он это только что показал. Добраться до него обычными способами она и не собиралась.

Твайлайт телепортировалась ко входу во дворец, ожидая информации от Спаркл о следующей атаке Эстима. Но она молчала: Эстим остался стоять там, где они были мгновение назад.

— Захватывающе, не так ли? — крикнул он. — Настоящая дуэль единорогов? Всё разрушительное могущество при нас, но всё же мы оба такие хрупкие. Две изысканные статуэтки в самом центре водоворота.

Продолжай говорить. Я подготовлю план.

— Больше похоже на перекрашивание шедевра вместо создания своего собственного. Ужасный способ использования магии.

— Не соглашусь. Возможно, ты не видишь всей прелести во всём этом потому, что ты слишком глупа.

Устрашение. Гордыня.

— Нихилус совершила ту же ошибку, — ответила ему Твайлайт.

— Нихилус была идиоткой, — усмехнулся Эстим.

— Да, была, — согласилась Твайлайт, — с разумом, как у жеребёнка, и силой полубога. Ты думаешь, что все те заклинания из твоей книги есть вершина магического искусства? Так думала Нихилус. Пока она тратила время на зубрёжку формул, я их улучшала. Более тысячи лет прошло с тех пор, как Астор Корускар написал книгу об убийстве с помощью магии. Тысяча лет развития магии, которые я могу применить к её заклинаниям.

— И всё же ты бросаешь в меня валуны и размахиваешь своим клинком, словно дубиной.

Ещё времени.

— Знаешь, о чём я спросила Рэрити перед тем, как прийти сюда?

Эстим заметно помрачнел.

— Скажи же.

— Я спросила её, хочет ли она что-нибудь тебе передать перед тем, как ты умрёшь. И ей было нечего сказать. Она могла отговорить меня приходить сюда. Я дала ей шанс. Вместо этого она дала мне совет. Даже она желает твоей смерти.

Мышцы шеи Эстима напряглись.

— Что она посоветовала?

— Не вступать с тобой в ближний бой.

— Хороший совет, — протянул он, — что-нибудь ещё?

— Береги себя, — подумала Твайлайт.

Эстим улыбнулся. Твайлайт сочла его реакцию странной, ведь всего миг назад она вывела его из себя. “Береги себя”, — голос её матери раздался эхом вслед за словами Рэрити в её голове. Нет, Эстим совсем не должен улыбаться. Она услышала капающий звук, посмотрела вниз и увидела лужу собственной крови под копытами. “Береги себя”, — говорил ей отец.

Титан вытащил свой меч из её живота.

“Это неправильно”, — подумала Твайлайт перед тем, как упасть. Титан легко мог мгновенно убить её, нанеся такую рану. Зачем оставлять её истекать кровью? Как получилось так, что она совсем не почувствовала боли? И почему её другой разум вовремя не обнаружил Титана?

— Я пыталась, — едва слышимо сказала Спаркл и полностью растворилась.

Затем пришла боль. Да, это определённо была боль. Её пронзили насквозь, через спину и живот. Это объясняло такое количество крови. Твайлайт однажды читала о том, каково точное количество крови в её теле. Теперь же не могла этого вспомнить.

Блестящий фрагмент с конца Карсомира волочился по камням через растущую лужу жизненно важной жидкости.

— Неужели ты думала, — тихо сказал Эстим, — что всё будет, как в сказке? — он наклонился к её уху и зашептал, — Что ты, добрый герой, появишься тут, сразишься со мной, повелителем зла, и победишь меня в одиночной схватке, приведя род пони к победе? Ты думала, что я не стану жульничать просто потому, что я выигрываю?

Твайлайт почувствовала невероятный холод, и её ноги начали трястись. Эстим продолжил:

— Ты думаешь, что мир устроен именно так? Позволь мне показать тебе, насколько он мрачен на самом деле.

Она почувствовала острую боль в груди и едва заметно попыталась согнуться пополам, когда фрагмент клинка генерала зацепился за её внутренности. Твайлайт ощутила рывок, и её протащило по луже крови внутрь дворца Кантерлота. Она кричала сквозь стиснутые зубы. Это было возможно. Такое развитие событий было допустимо, если не ожидаемо.

Пока её волочило на проколотой спине по полу, Эстим продолжал говорить:

— Болезненно, правда? Это особый способ казни. Ему меня научили грифоны.

Пройдя небольшое расстояние, он оставил её у самого входа в замковый атриум. Твайлайт едва могла видеть, но по попавшим в поле зрения колоннам сумела определить, где находилась.

У неё был план “Б”. Она подготовилась на случай собственной гибели. Ей пришлось признать поражение и смириться с этим. Всё, что оставалось, это уйти не с таким позором, как в прошлый раз. Никто не придёт ей на помощь. Никто не сможет.

Клинок провернулся, и Твайлайт почувствовала, как что-то хрустнуло внутри неё.

— Не думаю, что у тебя осталось много времени, мастер-генерал Спаркл, — мягко сказал Эстим, — так что буду краток. Всему, к чему ты стремилась, не суждено осуществиться. Всё, чего ты смогла добиться до сего дня, будет уничтожено. Ты умрёшь, а Рэрити потеряет надежду.

Твайлайт подумала, что должна что-нибудь сказать. Но что она могла сказать? Разумеется, ничего такого, что раскрыло бы её планы. Задеть его за живое? Эстиму, похоже, было всё равно. Возможно, что-нибудь для самой себя. Что-нибудь, что многое для неё значит.

Она почувствовала, как что-то холодное и плоское надавило ей на морду и силой заставило посмотреть в глаза наклонившемуся к ней Эстиму.

— Тебя запомнят как пони, которая подвела свой род. Таково твоё наследие. А когда ты умрёшь, я сдеру плоть с твоей морды и съем её.

Она не проявляла особого внимания к его словам. “Дружба”, — решила она. Она умрёт с мыслями о своих друзьях, зная, что её жертва даст роду пони шанс. Твайлайт открыла рот, но обнаружила, что он был наполнен кровью. Что ж. Она закрыла глаза.

Так или иначе, скоро всё закончится.