Спасите Флаттершай

Ещё одна история о пони в мире земли,на сей раз Флаттершай

Флаттершай Твайлайт Спаркл ОС - пони

Не тот щелчок

Танос сделал свой щелчок, но что-то явно пошло не так. А всё потому, что щелчок Дискорда круче. История о том, что не все Камни Бесконечности одинаково полезны. Короткая зарисовка, даже скорее стёб. Кроссовер "Мстители: Война бесконечности" и MLP

Дискорд Человеки

Чёрные и белые полосы

Небольшая история о перевозе зебринской рабыни на дирижабле, на который внезапно напали пираты

ОС - пони

Теория хаоса

О чем повествует Древнейшая история Эквестрии? Каков был мир до установления в нем Гармонии - или она существовала вечно? Вопросы, подобные этим, волновали многих. Поэтому когда археологи в Алмазных копях обнаружили следы цивилизации, которая жила еще раньше - и была очень продвинута в техническом плане - историки возликовали: появилась возможность получить ответы! Открытие это, несомненно, должно было принести мир и просвещение. Впрочем (как и всегда), всех ждал жестокий облом...

Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд Кризалис

FO:E - Схватка в Разломе

Два курьера. Два пони, чьи судьбы неразрывно связаны. Два непримиримых врага. У них разные цели, разные идеалы - но общая история. Которая началась в Разломе. И там же закончится...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Erin Go Bragh!

И так, два друга-брони попали в Эквестрию. Да не откуда-то, а из самой Ирландии. Друзья сразу вливаются в жизнь среди пони, привнося в неё знаменитый ирландский колорит. Кроме того, всем известно: где появляются ирландцы - появляются приключения!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Дискорд

День Согревающего Очага

На носу веселый семейный праздник. Все пони закупаются подарками, дабы потом провести вечер в окружении близких. И только Дерпи, делая последние покупки, вспоминает о самом важном - о подарке для Доктора Хувса.

Дерпи Хувз Другие пони

Путеводная звезда

Иногда прошлое преследует. Иногда ты запутываешься в нём. А иногда оно возвращается в виде твоего давнего любовника, переворачивает весь твой мир с ног на голову и путеводной звездой указывает дорогу вперёд. И тогда ты понимаешь, что всё это время стояла на месте. Но прежде, чем отправиться в путешествие, следует сделать один-единственный важный шаг.

ОС - пони

Не вынесла душа поэта

Глаголом жечь сердца не всякий умеет. Однако когда на тропу поэта поневоле выходит кролик Энджел, всякое может случиться. Ведь с вдохновением шутки плохи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел ОС - пони

Все кто истинные брони, попадут туда.

Давно в голове была такая мысль. Решил наконец изложить её.

Рэйнбоу Дэш

Автор рисунка: Siansaar
Глава 17 - Меня зовут Астор Корускар Глава 19 - Не покидай меня

Глава 18 - Дружба - это магия

Селестия умирала. Сингулярность, погружённая в грудь, вытягивала саму жизнь из её плоти. Это не было болезненно и даже не вызывало ощущения слабости. Когда Титан направил магию в клинок, тело принцессы стало попросту отключаться. Каждый удар сердца выходил тише предыдущего.

Однако это продолжалось слишком долго. Титан был не просто сильнее Селестии — король превосходил дочь на порядок. Судя по всему, Селестия уже должна была умереть. Так почему же она до сих пор жива?

Зенит всё ещё впивался в грудь Титана, но свет клинка угасал с каждым мгновением. Селестия собрала каждую каплю магии единорога, которой располагала, и влила её в свой клинок. Зенит засиял как никогда ярко.

Титан поморщился. Движение было практически незаметным, но оно было. Что Дискорд сделал с ним? Так или иначе, Селестия смогла причинить отцу боль. Она подвергала короля опасности. Сердце в её груди затрепетало. Конец войны чего-то да стоил.

— Ты слаб, — сказала она в промежутке между сдавленными вдохами. — Я могу убить тебя.

Очередной удар сердца был слаб настолько, что она едва почувствовала его. Сколько ещё пройдёт времени до тех пор, как кровь застынет у неё в венах?

На мгновение что-то промелькнуло на лице Титана. Селестия не могла точно понять. Что-то, похожее на осознание. Принцесса ощутила призрачный проблеск надежды. Не таким ли было лицо Титана, когда он испытывал страх?

Окружающий мир потемнел, когда Сингулярность вытянула свет из воздуха.

— Терра! — настойчиво крикнул Титан. Селестия внезапно осознала, что совсем позабыла о своей матери. Она попыталась усмехнуться, но лишь отхаркнула сгусток крови. Сегодня она действительно была не в форме.

Через мгновение Терра оказалась рядом с ней с занесённым Экзогенезисом. Чтобы парировать смертоносный удар матери, Селестии пришлось выдернуть свой клинок из груди Титана. Лезвия вспыхнули от удара. Надежда Селестии убить Титана умерла между мерцающими клинками.

Терра ухмыльнулась.

— Похоже, это конец, солнышко.

Селестия перевела взгляд с Титана на Терру. Она закрыла глаза.

— Ещё один день, — прошептала она.

Она собрала каждую каплю магической энергии, какую только могла — пегаса, земной пони, всей. Зенит погас, когда она втянула в себя его энергию. Она призвала жар и силу, вливая всю свою магию единорога в одно простое заклинание.

Волна магии ударила Титана первым, спалив на его теле каждый волосок и отшвырнув его назад, одновременно превратив в щепки окружавшие их деревья. Терра хотя бы смогла закричать, когда её отбросило прочь, как детскую игрушку.

При помощи всей своей магии земной пони Селестия рывком вернула своё тело к жизни. Раны моментально закрылись, а плоть срослась, в то время как она прижалась к земле и воззвала к своей магии пегаса.

Взлетев с места, она преодолела звуковой барьер и оставила своих родителей позади, направляясь к Кантерлоту. Селестия использовала магические чувства, пытаясь определить, преследуют её или нет. По крайней мере, Титан собственной персоной пока не гнался за ней. Поэтому Селестия вложила немного больше сил во взмахи крыльев.

Три дня. Что бы Дискорд ни сделал с Титаном, это продлится три дня. Три дня на то, чтобы выяснить, как ей бороться с двумя аликорнами, которые намного превосходят её.

Подлетая к городу, Селестия почувствовала, что из уголка её рта стекает струйка густой жидкости. Она вытерла её копытом, полагая, что это была просто кровь или слюна. Она ошибалась. Отстранив копыто, принцесса увидела, что на нём остался чёрный след.

Только тогда Селестия осознала, что с тех пор, как она покинула лес, её магия не восстановилась ни на йоту. Титан лишил её силы.



Вскоре после возвращения Селестии подругам Твайлайт выделили в замке комнаты для ночлега. Флаттершай отказалась занимать такие огромные апартаменты в одиночку так же, как и Эпплджек.

— Эпплджек? — позвала Флаттершай в темноте. Единственным источником света в комнате было свет звёзд, неравномерным узором падавший на покрывало из распахнутых окон. Кровати в Кантерлоте были очень большими и очень мягкими, и та, которую делили Эпплджек и Флаттершай, не являлась исключением. Флаттершай ничего не имела против, но Эпплджек не переставая ворочалась с тех пор, как они легли спать.

— До чего ж мягкая эта проклятая постель, — ворчала Эпплджек, перекатываясь с боку на бок. — Кажись, она набита облаками и пегасьими перьями. Эдак я провалюсь в неё и во сне тонуть начну.

Флаттершай же была рада, что в кои-то веки могла поспать на нормальной кровати. Она сомневалась, что Эпплджек на самом деле не могла уснуть из-за постели — в конце концов, в замке Кантерлота было более чем достаточно комнат для них всех.

— Ты не пробовала считать пегасов?

— Нет, — ответила Эпплджек, потирая глаза. — Не могу сосчитать всех их разом. Проворные маленькие мерзавцы…

Флаттершай нахмурилась.

— А выпить стакан тёплого молока?

Эпплджек внимательно посмотрела на Флаттершай и приподняла бровь.

— И где ж я тут достану стакан тёплого молока? — Она покачала головой. — Да и вообще, странный вкус у этого кантерлотского молока. Совсем нежирное.

— Ладно, — произнесла Флаттершай. — Ну а как насчёт того, чтобы просто закрыть глаза и представить, что ты дома, в своей постели?

Эпплджек раздражённо вздохнула.

— Ну, вот и всё, — сказала она. — Теперь уж я наверняка не усну. Спасибо, Флаттешай.

Флаттершай съёжилась.

— О, прости. Что такого я сделала?

— Ничего, — сказала Эпплджек. — Ничего ты не сделала. Ты не виновата. Видать, я просто тоскую по дому, и все дела.

— О, — Флаттершай села. — Что ж, если ты не собираешься спать, может быть, хочешь поговорить об этом?

— Не очень, — сказала Эпплджек, садясь на кровати. — Просто раньше мне не доводилось так долго их не видеть. Знаешь, я ведь всё, что делаю, — это ради семьи. Не пойми меня неправильно — ферму я люблю. Но эта метка на моём боку куда больше связана с семьёй Эпплов, чем с фруктом.

— Ты по ним скучаешь.

— Что, если Эпплблум вернётся, — голос Эпплджек надломился, — получив свою метку? Она же как раз подходящего возраста. Что, если я пропущу это, потому что я здесь? Я понимаю, что это мой долг. Но порой из голову выкинуть не могу, что нечестно это всё. Терпеть себя не могу за эти мысли.

— Ты увидишь их снова, — прошептала Флаттершай.

— Но что, если не увижу? — спросила Эпплджек. — Что, если мы проиграем, а Эпплблум всё будет ждать, что я её заберу домой. А я так и не приду…

По лицу Эпплджек потекли слёзы.

Флаттершай подвинулась ближе и обняла Эпплджек передними ногами.

— Этого не произойдёт, — прошептала она, когда Эпплджек зарылась лицом в шёрстку Флаттершай и шмыгнула носом. — Мы уже слишком многого добились, чтобы проиграть теперь. Ты увидишь их снова, Эпплджек.

Флаттершай ожидала, что Эпплджек оторвётся от неё, и стёрла с мордочки подруги несколько слезинок. Вместо этого Эпплджек прильнула к ней, как жеребёнок. Она изо всех сил старалась сдержать рыдания, и в ночной тищине разносились лишь тихие всхлипывания.

— Это больно, — прохныкала она спустя некоторое время.

Флаттершай похлопала Эпплджек по спине.

— Потому что ты любишь их.

Эпплджек покачала головой, слегка отстранившись от Флаттершай.

— Нет, — прошептала она. — Не от этого. Сражаться. Умирать. — Взгляд Эпплджек стал отчуждённым, словно она смотрела на что-то непостижимое для Флаттершай. — Я будто до сих пор чувствую боль, так же, как когда мне кости ломали или шкуру сдирали. Меня давили насмерть и душили. Я видела даже, как мои потроха снаружи болтаются, Флаттершай, и…

Флаттершай понятия не имела, что сказать. Она редко вступала в бой, а когда и вступала, то почти никогда с ней рядом не была Эпплджек. И всё же даже она видела, как подруга без содрогания вправляет кости и харкает кровью. Как Эпплджек, испытывая такую боль, могла продолжать сражаться?

— Огонь, — прошептала Эпплджек, всё ещё смотря в никуда. — Огонь — хуже всего. Жар словно проникает внутрь меня. Под мою броню. Металл нагревается, как раскочегаренная плита, и я не могу вырваться. Я просто продолжаю исцеляться и гореть, и всё, что я чую, — это запах палёного мяса. Я и вздохнуть не могу, потому что тогда огонь попадет мне в лёгкие. — Она сглотнула. — И у меня плавятся глаза…

— Тссс, — сказала Флаттершай, поглаживая спину Эпплджек. — Сейчас ты в порядке, Эпплджек. Ты здесь, со мной.

Эпплджек сглотнула, кивая.

— Спасиб, Флаттершай. Я — земная пони. Думаю, что могу продержаться без сна ещё одну ночь. Отдохни немного. Тебе это не помешает.

Флаттершай не выпустила её.

— Во мне тоже есть немного магии земной пони, Эпплджек. Помнишь? Я буду здесь, с тобой, до тех пор, пока ты будешь во мне нуждаться.



Солнечный свет ударил в глаза Эпплджек, и она застонала. До её ушей донеслось пение птиц. Похоже, наступило утро.

— Видать, я уснула, — сказала она.

Флаттершай улыбнулась.

— Мхм, — кивнула она. — Иногда всё, что тебе нужно, — это хорошо выплакаться.

Эпплджек приподнялась и посмотрела вниз, на Флаттершай, которая находилась как раз под ней. Она залилась румянцем.

— Я на тебе, что ли, спала? Похоже, это получше тюфяка будет. И я плакала.

— Нет ничего плохого в том, чтобы плакать, Эпплджек.

Эпплджек вздохнула и положила голову на грудь Флаттершай.

— Ага, ага. Только Дэш не рассказывай.

— Не рассказывай мне чего? — спросила Рэйнбоу Дэш, влетев в комнату с большим блюдом вафель. — У вас двоих завелись секрееее… — блюдо зазвенело об пол, когда Дэш остановилась как вкопанная. — Эм… привет вам обеим, — лицо Дэш начало приобретать тёмно-красный оттенок. — Эм… привет… вашей… парочке, — медленно сказала Дэш.

— Выглядит неприлично, да? — сказала Эпплджек, лёжа на кровати поверх Флаттершай.

Глаза Дэш вылезали из орбит.

— Я, эм, пришла с… эээ, занесло. Я занесла вафли для вас. Обеих. — Она пристально смотрела на пол, где рассыпало своё содержимое упавшее блюдо. — Пойду принесу ещё, — прошептала она, медленно пятясь в дверной проём.

— Дэш, — Эпплджек попыталась выкарабкаться из постели, но её ноги все ещё были переплетены с ногами Флаттершай.

— Дэш! — пискнула Флаттершай, когда Эпплджек наконец высвободилась и повалилась на пол. Заворчав, Эпплджек побежала за Рэйнбоу Дэш.

Флаттершай ничего не могла поделать. Она хихикала, поднимаясь с постели. Ей необходимо было расчесать гриву, но справиться с этим делом самостоятельно она не могла. Хотя, вероятнее всего, за завтраком Рэрити бросит на неё один лишь взгляд и утащит к зеркалу.

На подоконнике чирикнула голубая сойка, и Флаттершай замерла. Раньше они с животными приводили друг друга в порядок каждое утро. Однако с тех пор, как Титан вернулся, пегаска могла лишь распугать их.

И сейчас, как и всякий раз прежде, Флаттершай поймала себя на мысли, что надеется, чтобы эта птица оказалась другой. Тем не менее пегаска не решалась заговорить с ней — ей не хотелось, чтобы та сразу же улетела. Что бы ни сделал Титан, Твайлайт не смогла этого отменить. Флаттершай хотелось бы обладать своей собственной магией единорога. Это было эгоистичное желание, но она чувствовала себя беспомощной из-за того, что не могла хотя бы попытаться сделать животных прежними.

На ум ей пришла мысль о том, что у неё было немного магии земной пони. И в ней должно было быть немного пегасьей магии, иначе она не смогла бы летать. А что, если она обладала и другой магией?

В её сознании прозвучал голос Твайлайт: “Магия единорога требует усердия и концентрации. Речь идет о преобразовании энергии, что течёт внутри всех нас”. Но на чём она должна была сконцентрироваться? Флаттершай попыталась очистить сознание и отыскать в себе магию. Она закрыла глаза, потянувшись за пределы нежного ветерка, что был её пегасьей магией. Затем она обогнула намного менее податливый источник силы, который, как она знала, был магией земных пони.

К своему удивлению, она что-то нашла.

Пегаска моментально его узнала: это был источник той самой силы, которую она черпала, используя Взгляд. Был ли её Взгляд магией единорога? Когда Флаттершай предоставится случай, она должна будет спросить об этом Твайлайт или Рэрити. Но сейчас её внимание было сфокусировано на птице.

Флаттершай сконцентрировалась на голубой сойке, одновременно пытаясь дотянуться до неизвестной силы внутри себя. Она тотчас же поняла, почему единороги постоянно твердили о том, сколько сосредоточенности требует их магия — концентрироваться сразу и на птице, и на магии было трудно.

И всё же она попыталась и спустя несколько минут почувствовала, как что-то начинает собираться в воздухе между ней и птицей. Флаттершай ожидала чего-то наподобие электричества; энергию, которую ей необходимо было бы сдерживать. Но то, что она ощутила, было чем-то мелодичным. Это была песня — Флаттершай почти слышала, как она, жаждущая освобождения, выстраивается внутри неё. Пегаска открыла рот, готовясь запеть.

— Флаттершай? — сказала Дэш, прошагав в комнату.

Магия тут же покинула Флаттершай, и с её губ сорвался сдавленный крик, когда испуганная сойка улетела прочь.

Дэш помахала копытом перед её лицом.

— Эквестрия вызывает Флаттершай! Мы завтракаем снаружи, во дворе.

— О, — Флаттершай обернулась к Рэйнбоу Дэш. — Прости. Я сейчас выйду.

— Да, — сказала Дэш. — И Флаттершай? Спасибо за то, что позаботилась об Эпплджек.

— Мне это ничего не стоило, — сказала Флаттершай. — Ей просто нужно было расслабиться.

— Э, да, — сказала Дэш. — Бьюсь об заклад, она это сделала.

Рэйнбоу Дэш снова начала краснеть. Флаттершай улыбнулась.



— Вафли! — воскликнул Невпечатляющий, когда Флаттершай влетела во двор. — Вафли для всех. И для тебя тоже, Флаттершай, так что присаживайся.

Все её подруги расположились вокруг столика для пикников под открытым небом, за исключением Твайлайт. Это было плохо, Флаттершай намеревалась спросить её о магии единорогов.

— Ты приготовил вафли? — сказала она. — Спасибо.

— Пинки Пай помогла, — ответил Невпечатляющий. — Хотя “помогла” — не лучшая формулировка. Я начинаю подозревать, что она воспринимает выпекание как соревнование со своим желудком: чем больше готовит, тем больше ест. В любом случае вафли там, — он махнул в сторону блюда с дымящимися вафлями, а затем принялся указывать на заполнившие стол тарелки. — А ещё тут взбитые сливки, засахаренная клубника, кленовый сироп, фруктовый салат, апельсиновый сок, масло, молоко и пахта. А также виски. Завтрак чемпионов.

— Это виски? — спросила Рэйнбоу Дэш, пристально рассматривая квадратную бутылку, на которую Невпечатляющий указал в последнюю очередь.

— Лучшее лекарство от похмелья, — сказал Невпечатляющий.

Рэрити сморщила нос.

— С чего вдруг именно ты приготовил нам завтрак?

— Превосходный вопрос! — воскликнул Невпечатляющий. — Видишь ли, я сообразил, что ни у кого из вас нет настоящих обязанностей при армии, и что ни у кого не хватает смелости что-то вам приказывать. Поэтому чем больше времени я проведу среди вас, девчата, тем меньше настоящей работы мне придётся выполнять!

 — Разве до этого ты работал? — удивилась Рэрити.

Невпечатляющий прижал копыто к груди.

— Я обучал фехтомагов! — ответил он. — И убивал. И позволь мне сказать тебе, эти две обязанности я воспринимал очень серьёзно. Важно не перепутать и не начать одновременно делать и то, и другое.

Флаттершай принялась потихоньку жевать свои вафли.

— Вы до сих пор не знаете, где сейчас Твайлайт? — спросила она, стараясь не говорить с набитым ртом, дабы избежать гнева Рэрити.

— Не-а, — сказала Эпплджек, держа в зубах вилку, на которую она накалывала ломтики яблок. — Её никто не видел со вчерашнего утра.

Рэрити подняла копыто, и все подождали, пока она проглотит пищу.

— Мы просто обязаны найти её, — сказала она. — Несчастную кобылку, должно быть, сегодня столько всего тяготит: и все эти воюющие божества, и мой мёртвый отец, и прочее. Я правда надеюсь, что она не сильно переживает из-за Эстима. — Рэрити вытерла свой нож о салфетку перед тем, как вытащить из тарелки выбранную ягоду клубники. — Он не заслуживает и секундного сожаления. — Единорожка раздавила клубнику зубами, и её рот наполнился красным соком.

— Ну, — сказал Невпечатляющий, поливая вафли виски. — Хорошо, что принцесса Селестия вернулась, иначе мы лишились бы лидера. Вы, девчата, рано или поздно должны поговорить с ней. Вы же герои и всё такое. О, и когда мы выводили пленников из подземелья прошлой ночью, кое-какой парень хотел поговорить с вами. — Он запихнул пропитанную алкоголем вафлю в рот целиком и принялся шумно жевать.

— С нами хотел поговорить какой-то пони? — удивилась Рэйнбоу Дэш.

— М-м-м, — ответил Невпечатляющий сквозь вафлю. Виски струйкой стекало по его подбородку. — Не пони. Дракон. Малец где-то вот такого роста, — он поднял копыто чуть выше стола. — Большей частью упоминал Твай, но и тебя вспомнил, — он взглянул на Рэрити.

Все сидевшие за столом обменялись ошеломлёнными взглядами.

— Спайк, — прошептала Флаттершай.



— Твайлайт?

Она приклеилась лицом к поверхности открытой книги, множество других фолиантов усеивало стол вокруг неё. Такое пробуждение не было необычным для Твайлайт Спаркл. Или, по крайней мере, было привычным раньше. В последнее время трупы окружали её чаще, чем книги. Твайлайт проснулась, и в её сознании во всех деталях возникло воспоминание о том, кем она стала и что сотворила. Астор. Селестия. Титан. Дискорд.

— Спайк? — прошептала она так тихо, что едва расслышала саму себя.

Твайлайт совершила убийство. Ею пользовались как оружием, а она в свою очередь использовала в качестве оружия остальных. Она видела, как пони умирают ни за что просто потому, что оказались на пути божества. Она постигла правду, скрывавшуюся за миром, в котором жила: рай, созданный для них Селестией, был всего лишь иллюзией, возведённой поверх величайшего кошмара. Мир оказался мрачным местом.

Но когда она повернулась и увидела стоявшего в дверном проёме Спайка, мир стал чуточку светлее.

— Ну да, — сказал Спайк, оглядывая кабинет Селестии, усеянный обломками камня и книгами. — Я не умер. Думаю, тот злодей соврал.

Твайлайт схватила его с помощью магии и заключила в тесные объятия.

— Спайк! Ты жив!

Голос Спайка был хриплым от волнения.

— И ты тоже. Они сказали мне… — он шмыгнул носом. — Они сказали, что ты…

— Я знаю, — прошептала Твайлайт. — Где ты был всё это время?

— В подземелье, — ответил дракончик. — Они пользовались им с тех пор, как умерла принцесса Селестия. Точнее, я думал, что она умерла. Эпплджек сказала мне, что ты вернула её.

— Да, — сказала Твайлайт. — Что-то вроде. Ты в порядке? Они не обижали тебя?

— Я? Я в порядке, — Спайк вздохнул. — Хотя в подземелье было очень скучно. Целый день нечем заняться, а кормили они меня только сеном. Мне бы сейчас драгоценных камней.

Твайлайт не знала, как ей удаётся одновременно смеяться и плакать.

— Мы найдём тебе драгоценных камней, Спайк.

— Ну, — сказал он. — Я знал, что найду тебя здесь. Конец света, а ты учишься.

— Несомненно, — усмехнулась Твайлайт.

— Узнала что-нибудь?

Твайлайт вздохнула.

— Ничего такого, чего бы я уже не знала. Любые упоминания о том, как должны бы работать Элементы Гармонии, всего лишь предположения. И все они неверны. В дневнике Астор также нет упоминания о них или Дискорде.

— Расслабься, Твайлайт, — сказал Спайк. — Ты в этом разберёшься.
“Если нет, — подумала Твайлайт, — то мы проиграем. Если не Титану, то Дискорду”.

— Я просто не понимаю! — выкрикнула она, вставая. — Каждый раз, когда мне кажется, что я узнала о них больше, единственное, что я на самом деле узнаю, — это как мало я знаю! У них должен быть источник силы, у них должен быть создатель. Кто-то создал их, так что у них должно быть назначение. Теоретически я уже должна была выяснить, почему они не работают или почему Титан может им противостоять. Но я не могу. Я не могу этого сделать.

— Пинки-чувство Пинки Пай ты тоже не понимаешь, — сказал Спайк.

— Мне не нужно её Пинки-чувство, для того чтобы спасти мир.

— А, — помрачнел Спайк. — Ну да.

Твайлайт снова вздохнула.

— Который час?

— Только что встало солнце, — ответил Спайк.

— Что? — выпалила Твайлайт. — Меня не было целую ночь? Как насчёт Титана и Дискорда? Не могут же они до сих пор сражаться.

Спайк пожал плечами.

— Не знаю. Хотя Селестия вернулась. Возможно, тебе следует поговорить с ней.

— Да, — на мгновение задумалась Твайлайт. — Может быть, и следует. Пойдём.

Она левитировала его к себе на спину и направилась во двор. Кто-нибудь там сможет сказать, где находится Селестия.

— Эй, Твай? — спросил Спайк, когда Твайлайт шагала по коридорам. — Что это за костюм?

Твайлайт нахмурилась.

— Это униформа, Спайк.

— Выглядит глупо.

Твайлайт окликнула первого пони, которого увидела.

— Эй, вы там!

Пони обернулся и, к её смятению, поклонился ей. Твайлайт предпочитала, чтобы они отдавали честь. Она была их генералом, а не божеством.

— Где принцесса Селестия?

— В библиотеке замка, — отчеканил пони. — Её покои были уничтожены. Вы желаете, чтобы я отвёл вас туда, мэм?

— Нет, спасибо, — Твайлайт и сама прекрасно могла найти библиотеку. Она направилась через внутренний двор замка, который, казалось, нисколько не пострадал от сражений. Эстим, несомненно, проследил за тем, чтобы парк оставался нетронутым.

Луна приземлилась рядом и зашагала с ней.

— Твайлайт Спаркл. Я рада, что нашла тебя.

Твайлайт кивнула.

— Рада, что вы благополучно выбрались из Вечнодикого леса.

— Я твой должник, Твайлайт Спаркл. Моя сестра жива благодаря тебе. Невзирая на наши разногласия, я бесконечно благодарна тебе.

— Кто победил? — спросила Твайлайт. — И почему божества до сих пор не начали действовать?

— По словам Селестии, Дискорд бежал из нашего мира. Но перед этим он поразил Титана могущественным заклинанием. Король ослабел и боится предпринимать какие-либо действия. Селестия пострадала подобным же образом. Она говорит, что это продлится ещё два дня.

Твайлайт сходу восприняла новую информацию.

— Стало быть, теперь Терра — сильнейший аликорн среди живущих.

— Да, — подтвердила Луна. — Мы не знаем, почему она всё ещё не напала.

— Это было бы грубой ошибкой, — сказала Твайлайт. — Если Титан прикажет ей остаться с ним, через два дня он одержит победу. Нет никакой необходимости проявлять нетерпение и отсылать Терру сейчас. С нашей стороны ему нечего опасаться.

— Нечего? — спросила Луна более тихим голосом. — Это правда?

Твайлайт кивнула головой.

— Элементы мертвы. Я не знаю, как они работают или почему они потеряли силу. Не помогли ни книги, которые я взяла в Понивилле, ни дневник Астор.

Луна сглотнула.

— Ты прочла дневник Астор?

— Примерно половину, — подтвердила Твайлайт. — Он показывает вашу сестру в любопытном свете. Прямо сейчас я иду поговорить с ней.

— Ты зла на неё.

— Именно.

Луна остановила Твайлайт, вытянув копыто.

— Ты имеешь полное право сердиться, Твайлайт Спаркл. Но Селестия сделала для рода пони больше, чем ты можешь себе представить. Помни это.

— Речь не о том, что она сделала для рода пони. А о том, что она сделала со мной. — Твайлайт обошла копыто Луны.

— Э, Твайлайт? — спросил Спайк. — С каких это пор ты злишься на Селестию?

С тех самых, как заняла её место.

— Ты не можешь присутствовать при этом, Спайк. Ступай и найди Рэрити.

— Но, но мы только что…

— Я знаю, Спайк. Мне очень жаль. Я скоро отыщу тебя, и мы всё наверстаем.

— Отстой, — пробурчал Спайк.

— Поверь мне, Спайк, — сказала Твайлайт. — Я не могу с этим не согласиться.

Спайк соскочил с её спины и стал удаляться вразвалку.

— И не забудь принести самоцветы! — выкрикнул он, уходя.

Луна снова пошла в ногу с Твайлайт бок о бок с ней.

 — Селестия слаба, Твайлайт Спаркл. Ты не увидишь этого, но для того, чтобы просто удержаться на копытах, ей требуется вся её магия земной пони.

— В таком случае она просто должна найти в себе силы.

— Ты не понимаешь, Твайлайт Спаркл. Ты можешь ранить её сильнее, чем себе представляешь. Она любит тебя. Ты это знаешь.

Твайлайт стиснула зубы.

— Я запомню это. А сейчас, с вашего позволения...

Она распахнула двери, ведущие в библиотеку, и шагнула внутрь.

Библиотека Кантерлотского замка была настоящим лабиринтом из огромных книжных полок, которые тянулись к потолку более чем на двадцать метров в высоту. Плотный красный ковёр приглушал звуки. Твайлайт в юности провела много часов за чтением книг в кабинках на балконе верхнего этажа. Новый камень и отсутствующие полки отмечали место, где Титан и Селестия сражались в ночь, когда принцесса потерпела поражение.

Библиотеку переоборудовали в их новый командный пункт. Столы извлекли из кабинок и установили между книжными полками. На большинстве из них теперь лежали карты, или книги, или всё вместе, но некоторые, по-видимому, существовали только для того, чтобы пони могли собраться вокруг них. Твайлайт нахмурилась из-за слишком громких выкриков некоторых пони. Им следовало говорить тише. В конце концов, это всё ещё была библиотека. Но единорожка поборола внезапное желание утихомирить их.

Селестия в окружении подруг Твайлайт стояла в центре помещения, там, где сходились несколько столов. Твайлайт сделала вывод, что присутствие Селестии творило чудеса с их боевым духом.

Войдя в помещение, единорожка прочистила горло, и вскоре все в комнате выжидающе смотрели на мастера-генерала. Слишком поздно Твайлайт осознала, что не поклонилась принцессе Селестии. Но она в любом случае была не в том настроении.

Твайлайт повысила голос.

— Я желаю поговорить с принцессой, — сказала она. — Наедине.

Пони начали друг за другом выходить из помещения. Селестия вздрогнула.

Почти сразу же к Твайлайт приблизилась Эпплджек.

— Твои родители в порядке, Твай, но твою маму ранили в грудь. Она непременно поправится, но пока она в госпитале. Поняла?

Твайлайт позабыла о своих родителях.

— Спасибо, Эпплджек. Найдите Спайка. Похоже, он действительно расстроен из-за того, что я бросила его, едва узнав, что он жив.

— Ясное дело, Твай. Пошли, девочки!

Друзья Твайлайт покинули библиотеку последними. Сама же она выжидала, пока не осталась с Селестией наедине. Этот разговор предназначался им двоим.

Луна была права. Ничто не указывало на то, что Селестию что-то беспокоило: её шкура почти сияла, а грива, как обычно, колыхалась облаком эфира. Королевские регалии снова украшали её грудь и копыта. Принцесса выглядела безупречно.

— Вы разговаривали с моими друзьями, — начала Твайлайт. — Выглядели ли они счастливыми?

Селестия закрыла глаза.

— Да.

— Славно, — Твайлайт подошла поближе. — Знаете ли вы, что Эпплджек больше месяца не виделась с семьёй и не была на ферме Сладкое Яблоко?

— Нет, Твайлайт, — прошептала Селестия. — Я этого не знала.

— Рэрити лишилась дома. Единственная вещь, которая у неё осталась — это фехтомагический клинок. Четырнадцать фрагментов. На самом деле, примечательно, — Твайлайт принялась расхаживать по комнате. — Знаете ли, её учил отец. Или, возможно, вы уже это знали. Мы не слишком-то много разговаривали со времени битвы. Хотелось бы мне знать, как она воспринимает тот факт, что я убила его.

 — Твайлайт…

Твайлайт продолжала, не обращая внимания на Селестию.

— Флаттершай не может разговаривать с животными. Титан сделал их неприручаемыми. Её особенный талант исчез.

— Твайлайт, пожалуйста…

— Хотя бы Пинки Пай в порядке, — продолжала Твайлайт. — Она вместе со своими друзьями и знает, что в Понивилле Кейки в безопасности. Этого для неё достаточно.

Твайлайт схватила телекинезом стоявший перед Селестией стол и перенесла его по воздуху в пустую кабинку, расчистив пространство между ними.

— Знаете ли вы, что случилось с Рэйнбоу Дэш? — прошептала она. — Нихилус наложила на неё заклятье. Превратившее самую решительную и верную пони из всех, кого я знаю, в слюнявое чудовище. Она выбрала Дэш только потому, что хотела сломить кого-то, обладающего подобным боевым духом. Заклинание было из книги, которая стоит вон на той полке. Думаю, оно вам знакомо.

Глаза Селестии расширились.

— Нет, — прошептала она.

— Да, — сказала Твайлайт. — Вы встречали Нихилус. Я знаю, что встречали — я её глазами наблюдала за тем, как она уничтожила вас. Я почувствовала вкус крови, когда она оторвала вам ухо зубами. Вам ведь известно, что я так долго находилась в ловушке внутри неё. Вы знаете, на что она была способна. Забавно, — Твайлайт принялась переставлять остальные столы обратно в кабинки, возвращая библиотеку в её исходное состояние. — Если бы меня осквернили сегодня, думаю, она была бы далеко не такой уж плохой.

— Не говори так, Твайлайт.

— Твайлайт, — тихо произнесла она. — Твайлайт Спаркл. Теперь для меня это звучит почти незнакомо. Мои друзья потеряли всё, но я? — Голос Твайлайт стал громче. — У меня есть всё! Я герой! При виде меня пони кланяются. И я могу убить почти кого угодно. Какой пони мог бы просить о большем? В конце концов, разве не ради этого вы все играете в свою маленькую игру?

Селестия отвела взгляд.

— Пожалуйста, Твайлайт…

— Взгляните на меня! — выпалила Твайлайт. Она крутанулась на месте, и её плащ взметнулся вокруг неё. — Я мастер-генерал Твайлайт Спаркл! Я Богоборец! Я стала всем, чего вы от меня хотели. Разве вы не гордитесь мной, Селестия? Потому что я ваш маленький монстр.

— Ты прочла её дневник, — прошептала Селестия. — Ты видела её воспоминания.

— Большую часть, — сказала Твайлайт. — Я понимаю, почему вы совершили многое из того, что совершили, но её дневник по праву принадлежит моей семье. Я очень сомневаюсь, что мои родители доверили бы меня вам, если бы прочитали его.

— Нет, — вздохнула Селестия. — Не доверили бы. Но ты не такая, как Астор Корускар, Твайлайт. Ты никогда не смогла бы стать такой, как она.

Твайлайт навострила уши.

— Я знаю. Но таково было ваше намерение, не так ли? Астор вышла из-под вашего контроля. Со мной вы должны были быть немного хитрее. “Воюющие пони”. Лабиринт. Сколько ещё крупиц информации вы без моего ведома заронили в моё сознание?

Селестия невесело рассмеялась.

— Ты и в самом деле хотела бы, чтобы я сказала тебе?

Твайлайт проигнорировала её.

— Знаете, что хуже всего? Я точно понимаю, почему вы это сделали. Чего стоит одна одиннадцатилетняя кобылка, когда на кону стоит сам род пони? Вы были идеальным примером для подражания, принцесса. Думаю, спустя тысячу лет играть роль становится легко.

— Я никогда не лгала, говоря о том, как ты дорога мне, Твайлайт. Ты должна поверить мне.

Твайлайт вздрогнула.

 — Нет, — сказала она. — Я не верю. Что вы увидели, впервые посмотрев на меня? Увидели ли вы во мне Астор Корускар, опасную пони, которую необходимо было сдерживать? Или фигуру, которой можно будет сыграть после возвращения Найтмэр Мун? Или же вы видели Элемент Магии, единственную в мире вещь, способную уничтожить вас?

— Всё сразу, — сказала Селестия. — Но мир изменился. Я изменилась. Зная, что возвращение Луны грядёт, я едва приступила к подготовке — настолько я боялась того, что должна была сделать. Ты понятия не имеешь о том, как это тяжело, Твайлайт.

Твайлайт фыркнула.

— Разве нет?

— Нет, Твайлайт. Когда ты хочешь съесть кусочек чьего-либо торта, разве ты крадёшь его? Я думаю, что нет — это было бы безнравственно. Поэтому ты просишь дать тебе кусочек торта. Но что, если тебе откажут? Попытаешься ли ты убедить их дать тебе кусочек? Может, поспоришь с ними, используя логику и риторику? Или аккуратно подведёшь их к мысли, что они должны поделиться с тобой кусочком своего торта?

— Я понимаю, к чему вы клоните, — кивнула Твайлайт.

— Ты — кобылка, пришедшая в магазин и захотевшая шоколадный батончик. Но скажешь ли ты своей матери или отцу прямо, что хочешь, чтобы они купили тебе его? Вряд ли, ведь твои шансы на успех будут очень малы. Обаятельные дети могли бы сначала напомнить родителям о том, как хорошо они воспитаны. Они могли бы упомянуть обо всей работе по дому, которую они выполнили. В таком случае конфета может быть подарена в качестве награды. Невоспитанный ребёнок мог бы выйти из себя и кричать до тех пор, пока растерянные родители не уступят его требованиям.

— Ты — торговец повозками, пытающийся продать товар. Ты изо всех сил рекламируешь товар покупателю. Ты ведёшь себя так дружелюбно, как только возможно; в твоих интересах убедить их купить твою тележку. Влияние, Твайлайт. Во всех случаях ты оказываешь на пони влияние, и мы не рассматриваем это как нечто, достойное порицания. Неприемлемо украсть кусочек торта или отобрать его силой, но приемлемо получить его при помощи слов. Если пони по своей воле даёт тебе торт, покупает тебе шоколадный батончик или приобретает повозку, ничего предосудительного совершено не было.

— Но итог один и тот же, — произнесла Твайлайт.

Селестия улыбнулась и еле заметно кивнула.

— У меня для тебя есть ещё одна гипотетическая ситуация, Твайлайт.

Твайлайт стиснула зубы.

— Я больше не ваша ученица, Селестия.

Рот принцессы сжался в тонкую линию.

— Представь, что теперь ты божество. Каждое существо в твоём королевстве боится тебя и любит так сильно, что исполнит всё, чего бы ты не пожелала. Ты знаешь, что при наличии достаточного количества времени и с помощью искусных интриг, ты способна заставить пони сделать всё, что угодно, или поверить во всё, что ты пожелаешь. Их индивидуальности податливы для тебя, как глина, и тебе не перед кем ответить за это, кроме тебя самой.

— Что, в таком случае, является этичным? Если простое влияние — этично, тогда ты можешь взять всё, чего бы ты не захотела, и делать с другими всё, чего бы ты не пожелала. Но я думаю, мы обе можем согласиться, что в какой-то момент влияние переходит в манипулирование, и вот это неправильно. Где ты проведешь эту линию, Твайлайт? Когда тебе чего-то хочется, что является недопустимым?

— Нам ни к чему углубляться в предположения! — крикнула Твайлайт. — Вы лгали мне и использовали меня. Вот это неправильно.

— Верно, — согласилась Селестия. — Я могла бы сказать тебе, что превратила свою последнюю ученицу в убийцу. Я могла бы сказать тебе, что хотела, чтобы ты рискнула жизнью ради спасения моей сестры Луны. Но я боялась, что потеряю тебя. В конце концов все мои аргументы о том, что правильно и что неправильно, были теоретическими. Нет ничего, что я не сделала бы для рода пони.

— Ладно, — сказала Твайлайт. — Полагаю, что мы сошлись хоть в чём-то.

Селестия сделала шаг в её направлении.

— Твайлайт, — сказала она. — Ты научила меня вещам, которым я никогда не научилась бы сама. Я постоянно поражаюсь тому, на что ты способна. Ты была величайшей ученицей, о которой я только могла просить, Твайлайт. Исключительной кобылой.

— Слишком исключительной, — сказала Твайлайт.

Селестия слегка приподняла голову.

— Что?

— Вы слишком хорошо учили меня, Селестия. Для вас было бы лучше, если бы я не знала некоторых вещей, но даже им я научилась. Скажите мне, почему мы находимся в библиотеке?

Селестия повесила голову.

— Твайлайт…

— Как вам отлично известно, пони по природе не склонны к переменам, — перебила её Твайлайт. — И думаю, я могу смело утверждать, что недавно прошла через некоторые изменения. Как вы, вероятно, могли подумать, это был сильный стресс. Вы видели, что ранее я начала с того, что убирала столы — очевидно, часть меня хочет, чтобы всё оставалось таким, как было. Потому вы предпочли разместить ваш командный центр в одном из моих любимых старых прибежищ, чтобы напомнить мне о старых добрых днях. По этой же причине вы рассказали мне всю эту ерунду об этичности влияния, используя гипотетические ситуации. Потому что такова структура наших прежних уроков.

Я предполагаю, что вы просчитали время моего прибытия, основываясь на том, когда Спайк ушёл искать меня. Когда я вошла, вы ухитрились оказаться в окружении пяти моих друзей, потому что знаете, что они тоже могут влиять на меня. Вы хотели продемонстрировать мне, что я одинока в своей неприязни к вам. Договорились ли вы заодно и с Луной, чтобы та перехватила меня?

 — Да, — ответ был больше похож на всхлип, чем на слово.

— Затем, — продолжала Твайлайт, дрожа. — Вы говорите мне то, за что я отдала бы когда-то всё, лишь бы это услышать. Не просто “хорошая работа, Твайлайт”. Вы говорите мне, что я исключительная. Поразительная. Что я чему-то научила вас. Что я стала всем, чего вы только желали. Как вам известно, это всё, чего я когда-либо хотела.

— Всё это правда, Твайлайт.

— Не сомневаюсь, — сказала Твайлайт. — Но моя проблема заключается в том, что вы хотели, чтобы я была орудием. Я существую для того, чтобы уничтожать ваших врагов и защищать ваш народ. Но вы остались в дураках, Селестия. Вы сделали неправильный выбор. Я проиграла. Элементы не работают, и я не думаю, что смогу разобраться в них за два дня. Титан вернётся и уничтожит всех нас. Если только я что-нибудь не сделаю. Потому что, несмотря на вашу корону, всё это до сих пор падает на мои плечи.

— Я должна была рассказать тебе, — Селестия вздохнула. — Я должна была рассказать тебе всё. Я должна была рассказать всё роду пони, но это не соответствовало моему представлению о рае. Мне так жаль, Твайлайт.

Твайлайт проигнорировала её.

— Он прижал меня к земле, — сказала она, снова повышая голос. — Ваш капитан Эстим.

— Твайлайт, умоляю…

— И я выкрикивала ваше имя, когда он запирал меня внутри чудовища. Он вонзил его в мой глаз.

Селестия сделала ещё один шаг к ней.

— Я не могу выразить тебе, как мне жаль, Твайлайт.

— Я ненавижу вас! — закричала Твайлайт. Она слышала, как колотится её сердце, и чувствовала, как кровь пульсирует в венах. — Вы лгали мне всю мою жизнь! Вы заставили меня почувствовать себя особенной! Все ради этого! Вы… — Твайлайт почувствовала, что по её лицу побежали горячие слёзы, и схватила ртом воздух. — Вы не спасли меня, — у неё заболело в груди. Она упала на пол и свернулась в клубок. — Вы должны были всё исправить, а не я. Мне приходилось говорить всем моим друзьям, чтобы они каждый день рисковали жизнями, потому что… потому что… — Твайлайт всхлипнула.

— Иди сюда, Твайлайт, — Селестия подвинулась к ней, чтобы накрыть своим крылом.

— Нет! — выпалила Твайлайт, толкая себя назад по ковру. — Не прикасайтесь ко мне! Просто… просто оставайтесь здесь. Я не могу… — она почувствовала магию, что выстраивалась внутри неё. — Я не могу этого сделать, — прошептала она. Она закрыла глаза и со вспышкой телепортации унеслась прочь.

Когда Твайлайт открыла глаза, она находилась в своей башне в Кантерлоте. По-видимому, на протяжении всей оккупации башню никак не использовали. Она была точно такой же, какой Твайлайт её оставила.

Но почему же теперь она воспринималась совсем по-другому?



— Я рада, что все вы смогли прийти, — сказала Твайлайт своим собравшимся друзьям.

Спайк усмехнулся.

— Да уж, Твай, потому что помимо этого есть целая куча мест, где бы они могли сейчас собраться.

Башня Твайлайт состояла из трёх круглых комнат, нагромождённых одна на другую и связанных между собой пандусами, которые уходили за пределы здания. В самой высокой комнате на верхнем уровне, где они собрались, располагались все книжные полки Твайлайт, а также несколько магических устройств. Центр комнаты занимали огромные песочные часы больше пони высотой. Над ними висела запутанная сеть, состоящая из зелёного света.

— Ух ты, Твайлайт, — сказала Рэйнбоу Дэш, глядя на пересекающиеся нити магического свечения.

— Да, — сказала Твайлайт, рассматривая свою сеть. — Пытаться отобразить на школьной доске заклинание с четырьмя привязками было невозможно, так что я вынуждена была переместиться в трёхмерное пространство.

— Итак, — сказала Рэрити, растягивая слова. — Ты говорила с Селестией.

Твайлайт нахмурилась.

— Говорила, и всё прошло так, как я ожидала. Она объяснила вам положение дел?

— Выходит, у нас есть ещё два дня, — откликнулась Эпплджек. — А потом Титан вернётся и в Кантерлоте камня на камне не оставит. О, и мы принесли тебе немного вафель, сахарок. Подумали, что ты, должно быть, жуть как голодна.

Твайлайт поняла, что не ела почти целый день.

— Спасибо, девочки. Если задуматься, я действительно проголодалась.

— Держи! — сказала Пинки Пай, передавая Твайлайт блюдо с вафлями, взбитыми сливками и фруктами. Это выглядело более чем аппетитно, и Твайлайт равномерно распределила взбитые сливки и фрукты поверх вафель. Она принялась засовывать их в рот, с каждым укусом выдавливая сироп из пористого кушанья. Струйка сиропа потекла по подбородку Твайлайт, и Рэрити поморщилась.

— Именно, — сказала Твайлайт с набитым ртом. — Это означает, что у нас есть два дня для того, чтобы — м-м-м — кто их приготовил? Они восхитительны.

— Невпечатляющий, — ответила Дэш. — Я тоже этого не понимаю. Парень, видимо, просто любит вафли.

— А я помогала! — выкрикнула Пинки.

— Спасибо, — сказала Твайлайт. — Итак, у нас есть два дня, прежде чем наступит конец света. За это время мне необходимо понять, почему Элементы не действуют на Титана и каким образом мы можем не только вернуть их к жизни, но и использовать против него. Вопросы?

— Эм, — сказала Флаттершай. Все повернулись к ней. — У меня есть к тебе вопрос, Твайлайт, но, по правде говоря, он не об этом.

— Давай, — подбодрила её Твайлайт. — Я люблю отвечать на вопросы.

— Ну хорошо, — начала Флаттершай. — Когда ты используешь свою магию, это не кажется своего рода... песней? Как будто ты не можешь сдержать пение внутри себя?

Твайлайт подняла голову.

— На самом деле нет.

Флаттершай опустила голову.

— О. А на что это похоже?

Твайлайт закрыла глаза, и, когда она зачерпнула свою магию единорога, её грива превратилась в эфир.

— Будто вся вселенная обернулась, чтобы посмотреть на меня одну, — стала рассказывать она. — И, если я достаточно хорошо постараюсь, я смогу решить любую проблему, которая возникнет у меня на пути. Прямо сейчас это похоже на электричество, которое бежит по моим венам, и я чувствую каждый объект в этой комнате. Включая всех вас. — Она открыла глаза и позволила гриве улечься прямо. — Это помогло тебе?

— Вроде того, — сказала Флаттершай. Уточнять она не стала.

— Итак, — обратилась Твайлайт ко всем. — Я пыталась понять Элементы Гармонии.

— Так тебе нужны наши Элементы? — спросила Рэрити. — Я боюсь, они на нашей броне, дорогуша. Мы оставили её в центральном замке. Ты единственная из нас, кто постоянно носит свою форму. Хотя, — сказала она, приложив копыто к подбородку, — если уж говорить о таком потрясающем костюме, то я понимаю, почему.

Твайлайт засмеялась.

— Вообще-то, — сказала она, — вся ваша броня у меня с собой. Я взяла её, прежде чем начать своё исследование.

— Тогда для чего же тебе нужны мы, дорогуша? — спросила Рэрити.

— Рада, что ты спросила, — сказала Твайлайт. — Впервые объединить Элементы я сумела против Найтмэр Мун, осознав, насколько счастлива была, когда вы все пришли за мной. Второй раз — против Дискорда, после того как мы сбросили его магию и воссоединились в качестве друзей. Третий раз — против Нихилус, когда вы все пришли спасти меня. Четвёртый раз — против Титана и, э... — Твайлайт взглянула на Рэрити.

— Эстима, — сказала Рэрити. — Никому из нас не причинит боли, если ты скажешь это во всеуслышание, дорогая.

Твайлайт благодарно улыбнулась ей.

— Эстима, — сказала она. — В этот раз они позволили позаимствовать вашу силу и спасли мне жизнь вместо того, что создать привычную нам огромную радугу. В любом случае, я думаю, все вы видите схему. Поэтому я хотела бы провести несколько экспериментов, пока вы здесь. Но есть и другая причина. Я хотела снова увидеть вас и сказать, что сожалею.

Пинки Пай наклонила голову под прямым углом.

— Сожалеешь о чём?

— Вы все спасли мне жизнь, — Твайлайт отставила вафли в сторону. — А я вела себя безрассудно. Я постоянно прошу вас подвергать свою жизнь опасности. А вчера утром я бросила вас всех в тронном зале. Мне не следовало этого делать.

Эпплджек улыбнулась ей.

— Всё в порядке, Твайлайт. Мы понимаем.

Остальные подруги кивнули.

— У тебя были уважительные причины, — сказала Дэш.

— Хотя дело не только в этом, — продолжала Твайлайт. — Я чувствую себя... — она изо всех сил старалась подобрать слова. — Лучше, когда вы рядом. Больше ощущаю себя прежней. Без вас мир кажется мрачным. Тёмным. Я не могу думать ни о чём, кроме Нихилус, жестокости, или о том, что случится, если мы потерпим неудачу. На данный момент всё кажется хуже, чем когда-либо. Но когда вы рядом, всё становится проще. Я счастлива. Есть ли в этом хоть какой-то смысл?

Пинки Пай выступила вперёд и положила копыто на плечо Твайлайт.

— Прекрасный смысл, Твайлайт, — сказала она. — Мы твои друзья. С тобой я тоже чувствую себя так.

По Кантерлоту прокатился громкий рокот, и окно Твайлайт задрожало. Единорожка шагнула к нему и посмотрела на город с высоты. Всё выглядело как обычно.

— Вы все это слышали, верно? — спросила Твайлайт.

Прежде чем они успели ответить, окно Твайлайт раскололось и битое стекло ливнем осыпалось вниз на пол. Осколки отскочили от фиолетового щита, который Твайлайт воздвигла вокруг себя и друзей.

Луна приземлилась в центре башни и отряхнулась от стекла.

— Эм, — сказала Твайлайт. — Здесь есть дверь...

Принцесса повернулась к Твайлайт, её глаза пылали яростью.

— Понивилль, — выпалила она. — Терра напала на Понивилль.

— Что? — воскликнула Твайлайт. — Но это безумие! Зачем рисковать такой ценностью, как Терра, если ожидание гарантирует ему победу? Какой ему прок от Понивилля?

Луна покачала головой.

— Возмездие, Твайлайт Спаркл. Он хочет причинить боль вам шестерым. Это не имеет отношения к победе.

— Нет! — Твайлайт душили рыдания.

— Терра сильна, Твайлайт Спаркл. Гораздо сильнее, чем все пони в этой комнате, вместе взятые.

Твайлайт закрыла глаза и шумно втянула воздух.

— Население Понивилля — всего две тысячи жителей, — произнесла она, обернувшись к своим подругам, на лице каждой из которых было то же самое выражение, что и у неё. Решимость.

— Снаряжайтесь, — Твайлайт достала их броню из своего нуль-пространства. — Мои зачарования по-прежнему будут работать. Рэйнбоу Дэш возглавляет воздушный путь и несёт Эпплджек — она самая быстрая. Я буду в середине с Рэрити. Флаттершай берёт Пинки Пай — за счёт своей магии она меньше весит.

— Вы идёте к ней, — прошептала Луна.

Рэрити начала затягивать Пинки Пай в её броню, а Твайлайт, помогавшая Эпплджек, кивнула Луне.

— Спайк, ты отправишься к Селестии и скажешь ей, чтобы она эвакуировала всех из Кантерлота.

Спайк переводил взгляд с одной пони на другую.

— Но...

— Спайк, — перебила его Твайлайт. — Мы увидимся снова, ты слышишь меня? Мы не можем надеяться убить Терру, но мы попытаемся её задержать. Это необходимо, пока мы будем спасать местное население.

— Задержать её? — воскликнула Луна. — Ты говоришь об аликорне, которому приблизительно тысяча лет, Твайлайт Спаркл.

— Тысяча лет, — сказала Твайлайт. — Тысяча лет с тех пор, как Астор Корускар заново открыла боевую магию. Знаете ли вы, сколько научных прорывов произошло с тех пор?

Луна приподняла бровь.

— Нет, — сказала она. — Я была заперта на луне. Твайлайт, я понимаю, что это твой дом. Я знаю, что ты не можешь сидеть сложа копыта, в то время как Терра уничтожает его. Но вы вот-вот подвергнете ваши жизни большему риску, чем когда-либо до этого. Будет ли это что-то значить, Твайлайт Спаркл? Все надежды рода пони возложены на твои плечи. Стоят ли этих надежд жизни тех пони, которых ты можешь спасти?

Твайлайт обдумала слова Луны. Пинки Пай закончила затягивать последний ремень на своём костюме, и все шестеро были готовы. Рывком магической энергии Твайлайт вытянула Эквинокс из нуль-пространства. Она придала частицам форму пары крыльев, сделанных из похожих на клинки рядов, и прикрепила их к спине.

— Ни один пони не стоит меньшего, — сказала она. — Мы все так считаем.

Луна кивнула.

— Тогда я понесу Эпплджек. Если Рэйнбоу Дэш займёт место во главе отряда в одиночку, она сможет разрезать более широкий воздушный поток. Так мы доберёмся туда быстрее.



Твайлайт сомневалась, что обычный пегас знал о том, как много на самом деле совершала его магия. Она разреживала воздух перед Твайлайт, уплотняла его под крыльями, делала единорожку легче и уменьшала силы трения. Всё это происходило при каждом взмахе её искусственных крыльев. Воздух трепал гриву, пока единорожка летела в сторону Понивилля, и она применила заклинание для защиты глаз. При иных обстоятельствах она даже могла бы получать удовольствие от полета.

— План таков, — крикнула Твайлайт, когда Понивилль появился в пределах видимости. — Луна и я будем отвлекать Терру. Мы попытаемся увести её из города. Вы пятеро выведете всех и рассредоточите население.

— Ни за что, Твай! — крикнула Эпплджек, оглядываясь на неё. Она была вынуждена придерживать копытом свою шляпу, чтобы ту не сдуло. — Мы пойдём с тобой!

Под ними проносился эквестрийский ландшафт — зелёное лоскутное одеяло, пересечённое дорогами и испещренное фермами. Впереди, со стороны Понивилля, огромными чёрными столбами поднимался дым.

— В такой близости от Терры вы станете пушечным мясом! — крикнула Твайлайт. — Я могу телепортироваться.

— Как насчёт Луны? — спросила Эпплджек.

— Не тревожься, Эпплджек, — сказала Луна. — Моя мать не захочет убить меня. Только пытать.

Дэш, возглавлявшая группу, обернулась.

— Снижаемся! — крикнула она. — Где приземлимся?

Твайлайт проклинала отсутствие их гармонической связи. Она не понимала, почему до сих пор использовала магию пегаса, но не могла почувствовать Рэйнбоу Дэш.

— Разбиваемся на стандартные команды, — крикнула она. — Рэрити и Эпплджек идут в первой. Дэш, Пинки и Флаттершай отправляются на дальнюю сторону. Мы с Луной отвлекаем Терру.

Дэш кивнула.

— Твайлайт? — спросила Рэрити. С тех пор, как они покинули Кантерлот, единорожка летела с зажмуренными глазами.

— Да, Рэрити?

— Будь осторожна.

Как будто осторожность поможет против повелительницы мира.

— Буду.

— Я не шучу, Твайлайт. Ты дашь нам достаточно времени, а потом вернёшься назад в целости и сохранности. Ты должна.

— Я постараюсь, — сказала Твайлайт.

— Ты должна! Я намереваюсь стать модельером одежды, Твайлайт, и не собираюсь провести остаток своей жизни, сражаясь со злом в компании с Эпплджек. Она потешается надо мной.

Твайлайт закатила глаза.

— Хорошо, Рэрити. Но ты тоже будь осторожна.

Рэрити невесело рассмеялась.

— Тебе не о чем беспокоиться, дорогуша. Я никак не могу умереть со столь ужасной причёской. Это было бы невероятным конфузом.

Твайлайт посмотрела вниз и увидела, что ветер раздувал гриву Рэрити до тех пор, пока та не встала практически перпендикулярно её шее.

— Ну, в таком случае, — сказала Твайлайт, — я полагаю, что не должна беспокоиться.

—Я её вижу! — крикнула, обернувшись назад, Рэйнбоу Дэш. — Она на городской площади! Она привела марионеток!

Марионетки не представляли собой проблемы. Не для них.

— Луна, со мной! Все остальные приземляются на противоположной стороне площади, на окраине города! — она выждала мгновение, прежде чем добавить:

— Удачи!

Луна спикировала вниз, и Твайлайт накренила свои искусственные крылья, чтобы последовать примеру принцессы.

— Хорошо, Рэрити, — сказала Твайлайт, когда они приблизились к окраине Понивилля. — Мы собираемся аккуратно вас опустить...

— В укрытие! — закричала Эпплджек, когда Луна уронила её с высоты больше пяти этажей. Она с грохотом приземлилась.

— Пожалуйста, не повторяй этого со мной, — сказала Рэрити. — Я не бессмертна.

Твайлайт спикировала к земле, и Рэрити закричала. Вокруг них взвилась пыль, когда Твайлайт замедлила падение и отпустила Рэрити.

Они находились на окраине Понивилля. По окружающим зданиям нельзя было сказать, что на город напали. Но пони бежали. Некоторые пробегали мимо Твайлайт и Рэрити, а некоторые просто панически метались, потеряно осматриваясь в поисках чего-то или кого-то.

Твайлайт вскипела.

— Уведи их отсюда, — сказала она. — Убивай всех, кто попытается причинить им вред. Увидимся. — Она взмыла обратно в воздух.

Ей не потребовалось много времени, чтобы воссоединиться с принцессой Луной.

— Твайлайт Спаркл, — сказала Луна, когда Твайлайт присоединилась к ней. — Ты, скорее всего, погибнешь.

— Займите её, — сказала Твайлайт. — Дайте мне достаточно времени, и я смогу её ранить.

— Будь осмотрительна, Твайлайт Спаркл, — сказала Луна. — Если Терра только посмотрит на тебя — беги. Никогда не пытайся прямо свести на нет заклинания, которые она направляет на тебя, и ни за что не приближайся к ней. Помни, это только отвлекающий маневр, а не битва. Если ты умрёшь, боюсь, Селестия никогда больше не заговорит со мной.

— Верно, — откликнулась Твайлайт. — Снижаемся?

— Да, — кивнула Луна.

Благодаря заклинанию, защищающему глаза, для Твайлайт не составило труда разглядеть городскую площадь. Вернее, для неё не составило труда разглядеть промежуток среди горящих зданий. Приблизившись, она увидела раскиданные по площади фигуры пони. Единственными движущимися были чёрные. Марионетки. Все пони были мертвы. Твайлайт сглотнула.

Королева Терра возлежала в центре площади на статуе принцессы Селестии. На ней не было ничего, кроме короны из колючек и цветов, которые непрерывно росли, вяли и возобновляли рост. Её голова опиралась на переднюю ногу, лежавшую поверх тиары статуи.

Твайлайт и Луна тяжело приземлились на утоптанную землю площади, но Терра даже не обратила на них внимания.

— Вот эту, — сказала она, указав копытом на аптеку неподалеку. Две марионетки-единорога начали колдовать, и из открытых окон аптеки заклубился дым.

Твайлайт оглядела неподвижные тела, усеявшие городскую площадь, и ощутила вкус горечи. Жеребец, который держал книжный магазин. Кобыла из цветочного магазина. Жеребёнок, разносивший газеты.

— Луна, — прохныкала она.

Луна говорила ровным тоном.

— Не спускай глаз с королевы, Твайлайт Спаркл.

Терра застонала.

— Знаете ли, — сказала она, осмотрев их двоих. — Тысячу лет назад сжигать здания дотла было куда проще, — она рубанула воздух копытом, а её рог засветился. Аптека вспыхнула целиком. — Кто бы мог подумать, что солнечная богиня предпримет такие жёсткие меры касательно противопожарной безопасности? Стерва.

Она переместила голову на другую переднюю ногу и обвела взглядом город.

— Сколько, по-вашему, у меня здесь марионеток? — спросила она. — Двадцать? Тридцать? Два единорога, верно? — она повернула голову, глядя на свои войска. — Да, два единорога, — сказала она наконец. Терра вздохнула. — Ах, ладно, — она сделала вялый жест копытом в сторону Твайлайт и Луны. — Убить их.

Марионетки в унисон повернулись к ним.

Твайлайт телепортировалась за первого единорога и всадила Эквинокс ему в шею. Луна спикировала на второго, перекатилась под серией магических снарядов, затем казнила врага своим клинком. Теперь марионетки лишились магической защиты. Твайлайт потянулась своей магией, намереваясь остановить их сердца.

Однако она обнаружила, что не может коснуться марионеток. Краем глаза она увидела, как Терра, ухмыляясь, машет в её сторону. Твайлайт телепортировалась назад, к Луне, и они обе замахнулись клинками на приближающихся марионеток.

Битва была короткой, если её можно было так назвать. Твайлайт во всех отношениях являлась аликорном, не обладающим магией аликорна. Марионетки безрассудно бросались на Надир и Эквинокс. Твайлайт размахивала клинком быстрее, чем они успевали нападать. Единорожка могла убивать их сотнями. Это было просто.

Когда мимо лица Твайлайт проплыл последний клочок чёрного тумана, Терра зааплодировала.

— Вот это представление, — сказала она. — Мне интересно, почему Титан так обеспокоен насчёт тебя, Твайлайт Спаркл. Это нечто большее, чем вся эта ерунда с магией гармонии. Думаю, он и вправду тебя ненавидит. Тебе следует ощущать себя особенной: единственная пони, которую он ненавидит помимо тебя — это Селестия.

Терра посмотрела вниз, на статую Селестии.

— Кстати, говоря о Селестии, — сказала она. — Почему это всё ещё здесь?

Резким движением копыта она сбила голову Селестии в грязь. Терра зевнула и потянулась, прежде чем кувырнуться со статуи на землю.

— Это твой городок, верно? — спросила она Твайлайт.

Единорожка медленно кивнула.

— Понивилль, — сказала Терра. Она запрокинула голову назад. — Понивилль! — выкрикнула она. — Что это за название для города!? Куда ни плюнь, попадёшь в Понивилль. Ваши невероятные умы попросту не в состоянии придумать название получше.

Она вздохнула, оглядывая тела, усеявшие городскую площадь.

— А покончив с Понивиллем, — сказала она. — Я буду вынуждена отправиться в следующий город. Который будет называться Седляндия, или Хомутляндия, или Скокляндия, или Мордогория, или ещё как-нибудь. На то, чтобы установить точное число погибших, потребуются десятилетия, и знаешь, что?

Невдалеке, взметнув в небо пламя и искры, обрушилась крыша аптеки. Терра плюнула.

— Мне уже скучно! — крикнула она. Она принялась ходить взад и вперёд. — Я имею в виду, какой смысл убивать того, кого ты даже не знаешь?

Её рог засветился, и ближайший труп поднялся с земли, безжизненно повиснув в воздухе.

— Взгляните на эту кобылу, — сказала Терра. — Ты знаешь, кто это? — спросила она Луну. — Как насчёт тебя, Твайлайт? — Терра пожала плечами. — Я не знаю, кто она такая. Что весёлого в том, чтобы пронзить её сердце, если я ничего о ней не знаю?

Твайлайт слышала гулкие удары сердца в ушах.

— Вот про что я, — сказала Терра. — Эта несчастная кобыла шла по жизни с кучей конфет на заднице. Чем она занималась? Ела конфеты? Делала конфеты? Строила замки из конфет? — Терра усмехнулась. — Каково это, — продолжала она, — обнаружить, едва вступив во взрослую жизнь, что смысл твоего существования — это конфеты. Ты проживёшь жизнь ради конфет. Признание придет к тебе посредством конфет. А теперь проживи свою бессмысленную жизнь и сдохни.

Тело упало на землю.

— Но в этом вы все, не так ли? — повернулась обратно Терра. — Проживи свою бессмысленную жизнь и сдохни. Каждый из вас просто раздавлен весом собственной индивидуальности. Все вы одинаковые. Совершенно одинаковые. Между вами и моими марионетками есть только одно различие.

Твайлайт помалкивала. Чем дольше Терра болтала, тем больше времени на эвакуацию будет у остальных.

— Оно жёстко запрограммировано в каждом живом пони, — сказала Терра. — И из-за этого вы все — такая большая заноза в заднице. Выживание. Я могу приказать всем моим марионеткам броситься на ваши клинки, и они с радостью повинуются. Но род пони? О, нет.

Терра покачала головой.

— Каждое утро вы просыпаетесь, чтобы на протяжении ещё одного дня медленно умирать, и оно шепчет, чтобы вы продолжали. “Выживи”, говорит оно, когда вы смотрите в зеркало на свою седеющую гриву. Ваш урожай вянет и чахнет до тех пор, пока единственным для вас способом пережить ещё один день не становится убить вашего соседа и забрать его урожай. “Выживи”, командует оно, когда ваши копыта смыкаются вокруг его шеи.

Рог Терры вспыхнул, и безголовую статую Селестии разнесло на кусочки, которые разлетелась по всей площади. Королева вскочила на пустой пьедестал.

— Перед вами ваше божество! — вскричала она. — Сошедшее с небес и требующее вашей крови в качестве расплаты за ваши грехи! “Выживи”, кричит оно, когда вы убегаете о, так медленно, — её рог описал дугу, и на площади вспыхнуло ещё несколько зданий. — Вы наблюдаете за тем, как гибнет каждое знакомое вам живое существо и каждый предмет, которым вы дорожите! “Выживи”, хнычет оно, в то время как последние остатки разума покидают вас!

Терра взмыла в воздух и, смеясь, сделала сальто назад.

— Вот почему вы должны умереть, — сказала она. — Потому что вы так хотите выжить.

— Нет, — сказала Твайлайт. Она топнула копытом о землю. — Вот почему ты должна умереть. Чтобы мы остались в живых.

Терра запрокинула голову и засмеялась. Смех звучал так, словно был отрепетирован.

— Вот, — сказала она. — Вот что делает работу такой приятной. Иногда это помогает счастливо распевать, в то время как я устраиваю резню, или даже превращает её в игру. Но ничто не освещает мой день лучше героев. Чемпионы, столь преисполненные надежды. Надежда, — сказала Терра, и её лицо расколола ухмылка, словно она только что пошутила. — От выживания есть толк, а от надежды — никакого. Удивительно, что это вообще было заложено в вашу природу.

— Надежда, — сказала Луна, расправив крылья. — Не бесполезна.

— Неужели? — спросила Терра. — Я не забыла о тебе, Луна. Ты предала меня и заперла под моей собственной твердью. Я задолжала тебе немало страданий.

— Знаю, — сказала Луна. — Ты пропустила больше века, скрываясь от Титана, в то время как пони воевали. Я содрогаюсь при мысли о том, каким это было разочарованием.

Терра провела копытом по своей струящейся гриве.

— А, — сказала она. — Пытаешься втянуть меня в разговор о моём супруге или прошлом? В твоих словах всегда было куда больше мудрости, чем в поступках, Луна. Способность использовать других, несмотря на то, что ты полностью лишена обаяния, всегда больше сближала меня с тобой, чем с Селестией. Прискорбно, но я должна отклонить твоё предложение. Слишком уж долго я предавалась размышлениям ранее.

Терра повела плечами.

— Вы двое обеспечили превосходный отвлекающий манёвр, — сказала она. — И поверьте, мне нравится отвлекаться. Но Титану нужна ты, Твайлайт Спаркл, а мне ты, Луна. И если ты аликорн такого возраста, как я, и тебе что-то нужно, ты просто идёшь и берёшь это.

Луна едва заметно кивнула.

— Так чего же ты ждёшь?

Шутливая ухмылка Терры возвратилась.

— Именно. Этого. Вопроса.

Терра преодолела расстояние между ними быстрее, чем Твайлайт могла заметить. Луна ушла в перекат сразу же, как только Терра начала двигаться, но она была слишком медлительной по сравнению с королевой. Передняя нога Терры опустилась на Луну со звуком, более походившим на удар молота о камень, чем копыта о плоть. Удар опрокинул Луну на землю.

Терра склонилась над Луной.

— Ты слышишь это, Твайлайт Спаркл? — сказала она. Луна попыталась встать, и Терра с отвратительным хрустом снова швырнула её на землю. — Несомненно, оно должно что-то сказать тебе, после того как я сокрушила твою Принцессу у тебя на глазах.

Обхватив шею Луны двумя копытами, Терра выволокла свою дочь на середину площади.

— Даже если ты разумное существо, ему найдётся, что тебе сказать.

Терра подняла Луну в воздух и бросила её на пустой каменный пьедестал. В месте удара на камне появились трещины. Глаза принцессы были наполовину открыты, она ошалело осматривалась по сторонам.

— Выживи! — вскричала Терра. Она ударила копытом по щеке Луны, раздробив ей челюсть и сорвав кожу. — Оно умоляет тебя бежать и спрятаться, ибо теперь ты осознаёшь, что меня не победить! И оно медленно вытягивает из твоих ног силу, так, что ты едва можешь стоять.

Терра повернулась лицом к Твайлайт.

— Беги, — сказала она. — Беги и прячься.

Городская ратуша всё ещё была целой. Твайлайт телепортировалась на её крышу и прижалась к ней, что было силы.

— Ага! — засмеялась Терра. — Кажется, твоя маленькая подружка в конце концов оказалась вовсе не такой уж особенной, Луна, — она запрокинула голову. — Увидимся, Твайлайт Спаркл! — выкрикнула она, ни к кому не обращаясь. — Но я не спешу, — она посмотрела вниз, на Луну. — Нам есть что наверстать, не так ли?

Луна плюнула в неё.

Твайлайт наблюдала за ними, чувствуя, как по коже побежали мурашки. Она осознала, что лучшего шанса, чем этот, ей не представится. Раз уж она заявила, что может причинить Терре вред, значит, настало время подтвердить свои слова.

Она телепортировалась в главный понивильский магазин, расположенный в двух кварталах от площади. Снаружи он казался заброшенным. К счастью, там не было ни тел, ни марионеток, ни следов пребывания её подруг. Твайлайт повидала достаточно трупов за один день.

Твайлайт юркнула через турникет, предназначенный для тележек, и пробежала через фруктово-овощной отдел. Она остановилась в проходе между полками со злаками и огляделась. Ей нужны были материалы. Железо. Ей нужно было железо.

Рог засветился, когда она заставила пространство над своей головой функционировать в качестве магнита. Сначала ничего не произошло, но, когда Твайлайт вложила в заклинание больше энергии, оно начало действовать. Из брошенной тележки вытащило крошечную жестянку и потащило по полу. Твайлайт возвела щит, и жестянка подскочила, оттолкнувшись от края фиолетовой преграды. Когда она достигла точки над головой Твайлайт, её затянуло в нуль-пространство.

Твайлайт влила в заклинание ещё больше силы, и вскоре за жестянкой последовала тележка. За ней потянулись другие тележки, сотни банок. Вскоре в её нуль-пространство втянуло целые полки, а из стен вырвались заклепки. Весь металл магазина теперь был в её распоряжении, а вместе с ним и случайно попавшие в нуль-пространство прочие материалы.

Она стояла в сердце вихря из стали, в то время как супермаркет вокруг неё разрушался. Твайлайт решила, что набрала достаточно материала — во всяком случае, нуль-пространство больше ничего не могло вместить. Единорожка телепортировалась назад на крышу городской ратуши, но прежде сотворила заклинание, заглушающее звуки вокруг неё. Сейчас привлекать к себе внимание точно не стоило, а она собиралась наделать много шума.

Луна до сих пор лежала у пьедестала. Терра возвышалась над ней, изо рта королевы свисала полоска кожи. Твайлайт задавалась вопросом, каким образом она должна была нанести удар Терре, не добив при этом Луну. Соблюсти точность будет трудно, но реально.

Шаг первый: Твайлайт создала заклинание, чтобы идентифицировать железо и только железо, затем направила его через часть своего нуль-пространства. Осуществить это было бы невозможно, не будь железо базовым веществом. Вместо того чтобы отображать каждый квант железа, что было бы невыполнимо, её заклинание вернуло ей магический спектр специфического следа металла.

Шаг второй: Твайлайт постепенно переместила часть железа в совершенно новую, гораздо меньшую по размеру область нуль-пространства. Для иного единорога отделить всё железо от консервной банки с томатной пастой также было бы невыполнимо. Для Твайлайт же приказать всем частицам предварительно установленного спектра железа телепортироваться туда было простым делом.
“Туда” в данном случае оказалось карманным измерением. Как только Твайлайт закончила перемещать частицы металла, дополнительное нуль-пространство содержало только чистое железо. Она приостановила работу с первым нуль-пространством, полностью сфокусировавшись на втором.

Шаг третий: при помощи ещё большего количества пространственной манипуляционной магии Твайлайт модифицировала нуль-пространство. Она соединила вместе два его конца. Если бы оно было коридором, то пони, идущий по нему, снова попал бы в его начало, едва достигнув конца. Твайлайт создала замкнутое пространство.

Шаг четвертый: нагрев. Твайлайт вытянула тепловую энергию из воздуха вокруг себя, над собой, под собой. Она вливала её всё больше и больше в своё карманное пространство, единственной точкой приложения в котором являлось железо. Заодно она использовала и свою магию, создав очень мощное, но очень простое заклинание, чтобы преобразовать единорожью магию в теплоту.

К тому времени, как Твайлайт удовлетворила внутренняя температура измерения, содержавшего железо, на её шерсть налип иней. Единорожка не смогла вспомнить точной температуры кипения железа — она была несколько ниже трёх тысяч градусов. Температура её железа к настоящему времени преодолела этот уровень.

Терра всё ещё стояла спиной к Твайлайт, глядя вниз, на беспомощную Луну. “Только держитесь, принцесса, — мысленно умоляла Твайлайт. — Почти готово”.

Шаг пятый: сила притяжения. Твайлайт перестала добавлять теплоту к системе и вместо этого открыла её для гравитации, образованной планетой. Раскалённое железо начало падать, но пространство Твайлайт было бесконечным. В системе без конечной скорости железо падало вечно. Твайлайт использовала заклинание, чтобы увеличить силу притяжения и степень ускорения железа. Луна будет признательна за более скоростную доставку.

Шаг шестой и заключительный: использование в качестве оружия. Твайлайт замкнула систему на силу тяжести планеты, как только железо достигло скорости, близкой к скорости звука.

Твайлайт забрала с городской площади всю силу тяжести. Её, Луну и Терру поглотила невесомость. В воздухе поплыли частицы грязи, капли крови и горящие обломки статуи Селестии. Терра слишком поздно обернулась.

Единорожка фокусировала всю поглощённую с площади силу тяжести в одном-единственном тонком, как игла, канале между собой и королевой. Она сотворила заклинание, чтобы защитить себя от жара и света и вытянула из своего канала весь воздух. “Природа, — подумала она. — Встречай науку”.

Она рассеяла звуковое заклинание и направила железо в гравитационный канал.

Поток представлял собой сжатое раскалённое железо менее миллиметра в толщину. Чистый белый луч света, вспыхнувший между ней и Террой, казался толщиной не больше её ноги. Он шипел, и звук был настолько громким, что почти переходил в раздирающий крик. Твайлайт не беспокоило то, что Терре было почти тысяча лет от роду. Против сверхтяжёлого раскалённого железа, перемещающегося с такой скоростью, не могло устоять ничто.

Луч пробил дыру в брюшной полости Терры, разрезав её на две половины. Королеву швырнуло на землю. Она вспыхнула от конвекции точно так же, как и земля в десяти шагах вокруг неё, и Луна. Луч повредил не только Терру: почва на его пути превратилась в стекло, а порода под ней в шлак. Всё это время уши Твайлайт наполнял рёв её нового оружия.

Разрушительное могущество.

Терра взмахнула своими оборванными пылающими крыльями и умудрилась перетащить себя через площадь. Твайлайт направила луч в её сторону, и по мере своего продвижения тот оставлял пылающую борозду в земле. Луч иссяк как раз перед тем, как достиг королевы, оставив после себя странную тишину. У Твайлайт закончилось железо.

Единорожка выбросила из нуль-пространства несколько сотен киллограмов неметаллических обломков, и воздух вокруг неё мгновенно наполнился мусором. Томатная паста, кусочки дерева и пластика дождём посыпались на землю.

Твайлайт телепортировалась прямо к королеве и сформировала Эквинокс. Запах горелого мяса наполнил ей ноздри. Терра пока ещё не восстановила задние ноги. Твайлайт замахнулась своим клинком на Терру, но аликорн заблокировал его передним копытом.

— Как насчёт тебя, — сказала Твайлайт, когда Эквинокс вспыхнул, прорезая ногу Терры. Плоть королевы начала исцеляться, и кое-где даже отросла новая шкура. — Ты слышишь его? — Нога Терры начала дрожать, по мере того как Твайлайт вливала в клинок всё больше и больше сил. — Выживи.

Когда губы Терры восстановились, Твайлайт увидела, что она ухмылялась.

— Я слышу его, Твайлайт Спаркл. Но слышишь ли ты? — Аликорн пнула Твайлайт в грудь другим копытом.

Все до единого рёбра Твайлайт сломались. Она пролетела по воздуху и врезалась в неповреждённое здание — её мысленная карта площади подсказала, что это был магазин подков. Единорожка поняла, что не ошиблась, когда обнаружила себя пришпиленной к стене. Из её живота торчал деревянный колышек для подвешивания подков: это определенно был магазин подков. Там же у двери с дырой в шее лежал его владелец, Шу Фитс. Забавно: летя сквозь дверь, Твайлайт даже не почувствовала, как та раскололась за ней.

Как только Твайлайт пролетела сквозь здание, Терра подхватила свою заднюю часть магией и взлетела. Твайлайт понаблюдала за тем, как она удаляется, затем разъединила сознание, позволяя Спаркл работать без боли. Спаркл выдернула из их дивота деревянный колышек и телепортировала их обратно на площадь, к Луне.

Твайлайт просто рухнула на землю и ждала, пока её грудь исцелится. У нее была дыра в желудке, а грудная клетка по ощущениям больше походила на мешок гравия, чем на костный каркас. “Собери меня воедино, — молча взывала она к своей магии земной пони. — Это невыносимо”.
“Я не могу засечь Терру”, — сказала ей Спаркл, в то время как обломки её рёбер сами по себе присоединялись друг к другу. Твайлайт услышала треск от одной из задних ног и поняла, что она, должно быть, тоже была сломана. Её внутренности выкручивало по мере того, как срасталась плоть.

Наконец Спаркл подняла их на ноги и посмотрела на Луну. Принцесса была вся в копоти и по большей части лишилась волос, но по-прежнему пребывала в сознании. Её глаза были закрыты.

— Принцесса, — наконец произнесла Спаркл, когда её рёцбра стали принимать положенную форму.

Луна мучительно втянула воздух и открыла глаза.

— Это всё… было магией единорога?

Твайлайт закончила с исцелением и присоединила Спаркл обратно к общему сознанию.

— Да, — сказала она. — это была она.

Луна откатилась от пьедестала, споткнулась, затем восстановила равновесие, опёршись на монумент передней ногой.

— Я рада, Твайлайт Спаркл, — сказала она, — что Нихилус была идиоткой.

Волосы принцессы начали отрастать заново.

Твайлайт вспомнила как они сражались на этой самой площади почти два месяца назад.

— Да, — сказала она. — Я тоже.

Терра приземлилась так тяжело, что грязь из-под её копыт взметнулась в воздух. Твайлайт застыла.

— По-видимому, — сказала Терра, — у Гармонии в запасе было больше, чем я ожидала. Ты и правда особенная, не так ли, Твайлайт Спаркл?

— Ты можешь сбежать, — сказала Луна. — Спасайся. Ты жизненно значима, а я — нет.

— Да, — сказала Терра, указывая копытом на городскую площадь. — Вероятно, ты можешь сбежать. В конце концов, ты — Корускар. Но я очень сильно сомневаюсь, что Луна сможет так преобразовать своё защитное поле, чтобы позволить тебе переместить её. Так что иди, Твайлайт Спаркл. Оставь Луну со мной. Выживи.

Твайлайт пристально посмотрела на Луну. Ни один пони ни стоит меньшего.

— Нет, — сказала она. — Полагаю, ещё один удар моего ускорителя масс — и ты умрёшь. Ты уверена, что не хочешь уползти обратно к своему мужу?

Терра закатила глаза.

— В этом заключается вся трудность с вами, Корускарами, — сказала она. — Вы все считаете себя божествами.

Рог Терры вспыхнул, и Твайлайт, поняв, какое заклинание использовала королева, почувствовала, словно у неё внутри всё провалилось. То же самое заклинание использовал Титан. Оно помешало единорожке телепортироваться.

— Слишком поздно! — закричала Терра, чуть ли не прыгая. — Теперь я заберу домой вас обеих. Вы что, в самом деле думали, что я не знаю, как обращаться с корускаримом?

Терра преодолела расстояние между ними быстрее, чем могли уследить глаза Твайлайт. Зелёный луч света разрезал воздух, когда она затормозила рядом с Луной. Экзогенезис. Луна сказала, что клинок Терры назывался Экзогенезис. Твайлайт знала, что Луна едва могла стоять.

Эквинокс встретил Экзогенезис, замерцал и погас. Терра впечатала копыто в лицо Твайлайт, раздробив ей скуловую кость и распластав её по земле. Твайлайт попыталась выплюнуть грязь изо рта, скопившуюся вокруг осколков кости и раздувшегося языка, но безуспешно. Это не имело значения: ей необходимо было сосредоточиться. Единорожка рывком перекатилась, оказавшись снова лицом к аликорнам.

Ноги Луны были отсечены выше колена. Лицо принцессы исказила злобная гримасса, а её кровоточащие обрубки тщётно колотили по земле.

Терра улыбнулась Твайлайт сверху вниз. Её рог засветился, и Твайлайт услышала оглушительный треск, когда из ближнего здания вырвалась опорная балка. Магазин обрушился на площадь.

— Это, — сказала Терра, с треском разломив балку на две части. — Вонзится в тебя. И ты ничего с этим не можешь поделать, — Она улыбнулась, увидев, как сглотнула Твайлайт. — Ты хочешь быть божеством, дитя? Позволь мне научить тебя тому, что значит быть аликорном.

Твайлайт отскочила в сторону прежде, чем Терра начала двигаться, но это ничего не изменило. Терра лягнула Твайлайт, и единорожка почувствовала, как её бок взорвался. Органы разорвались, а кости расщепились. Внезапный болевой шок нанёс сокрушительный удар её сознанию.

Твайлайт столкнулась со стеной городской ратуши. Её голова врезалась в отполированное дерево, и она почувствовала, как её череп дал трещину. Странно, но на землю она не упала. Только после того, как голова полностью восстановилась, она посмотрела вниз и увидела опорную балку, которую Терра выдернула ранее — она торчала у неё из живота. Твайлайт даже не заметила, как балка вонзилась в неё.

Она почувствовала это теперь. Балка сместила её внутренности с положенных мест. Единорожка ощущала, как осколки одного из бедёр прорезают себе путь сквозь древесину, пытаясь вернуться к своему исходному положению.

Терра приземлилась перед ней и надавила копытом на лоб Твайлайт, прижимая её затылком к стене.

— Вот, — прошипела Терра. — Вот что такое бессмертие, Корускар. Это боль. Это означает жить вечно с каждой совершённой ошибкой и каждым грехом. Ты хочешь быть божеством, малышка? Тебе не стоит заглядывать дальше крови, бегущей из уголков твоего рта. Бессмертие — это агония.

— Отпусти её!
“Нет, — подумала Твайлайт. — Вы должны были уйти”.

Терра приподняла бровь и повернулась лицом к вновь прибывшей пони. Это была Эпплджек в броне от копыт до макушки. Твайлайт открыла рот, намереваясь сказать Эпплджек, чтобы та бежала, и обнаружила, что не может говорить. Она покачала кобыле головой, пытаясь предостеречь её. Беги.

Терра лоб в лоб столкнулась с Эпплджек, опрокинув её на спину и прижав к земле. Эпплджек вырывалась из хватки, пытаясь освободиться. У неё не вышло.

— Ты чувствуешь это! — выкрикнула Терра. — Скажи мне, земная пони, чувствовала ли ты себя когда-нибудь слишком слабой? Долго это не продлится, — сказала она, вжимая ноги Эпплджек в грязь с такой силой, что трещали кости. — Проблема в том, что ты смертна. Но я! — взвизгнула Терра. — Я покажу тебе, что значит быть бессмертной!

Терра призвала огонь. Твайлайт всхлипнула. Эпплджек закричала.

Сломанную балку окутало светло-голубой магической аурой и выдернуло из стены.

— Твайлайт! — сказала Рэрити, выглянув из-за угла здания. Она содрогнулась от крика Эпплджек, глаза единорожки бешено метались. — Сделай что-нибудь!

Дыра в груди Твайлайт начинала закрываться. Сделай что-нибудь. Она не могла телепортироваться из-за заклинания Терры. Так отмени заклинание Терры. Но она не могла для этого достаточно сконцентрироваться. Значит, разъедини своё сознание. Разъединить сознание. Верно.

Городскую площадь заполнил оглушительный треск. Даже не глядя, Твайлайт знала, что Рэйнбоу Дэш пыталась спасти Эпплджек. Твайлайт повернулась к Терре.

Сочетания призванной Дэш молнии и скорости её полета хватило, чтобы опрокинуть Терру на землю. Дэш занесла своё лезвие. Эпплджек крутилась и извивалась на земле, а из трещин на её броне струился дым.

Копыто Терры — размытое пятно движения — устремилось к Рэйнбоу Дэш. Пегаска не обладала магией земной пони, позволяющей восстанавливать сломанные кости. Твайлайт инстинктивно заслонила её, бросив в барьер каждую каплю магической силы, которую могла собрать.

С тем же успехом она могла попытаться остановить поезд с помощью оконного стекла. Её щит разлетелся вдребезги, поглотив часть удара. Однако этого было недостаточно для того, чтобы уберечь Дэш от полета по воздуху. Рэйнбоу с глухим стуком ударилась о землю. Она один раз вздрогнула и замерла неподвижно.

Терра вскинула голову.

— Что ты делаешь, пегас? Ты неисправна? Ты запрограммирована с единственным правилом, попирающим все остальные: остаться в живых.

Твайлайт, спотыкаясь, встала на ноги. Она должна была вытащить их отсюда. Она должна была спасти всех. Небольшим усилием воли она вытянула из брони Эпплджек основную часть жара. Куда большее усилие потребовалось, что подавить рвотный позыв при мысли о том, через что Эпплджек только что прошла.

У неё заканчивалась магия. Даже сумей она нейтрализовать заклинание Терры, Твайлайт сомневалась, что у неё хватит силы на то, чтобы телепортировать отсюда всех.

— И всё же, — сказала Терра, подходя и становясь над лежащей вниз лицом Дэш, — ты нападаешь на меня. Должно быть, это сбой рассудка. Вы, пони, кажется, не в состоянии понять, что вам проще заставить ваши сердца прекратить биться, чем пытаться одолеть меня.

Дэш снова задрожала и оттолкнулась от земли передними ногами. Её лицо покрывали грязь и кровь.

— Ошибаешься, — сказала она.

— Юхууу!

Твайлайт не нужно было смотреть в сторону выкрика, чтобы узнать Пинки Пай. А значит и Флаттершай тоже была где-то поблизости. Они все. Все они пришли к Терре. Все они пришли за ней. И Луной. И друг за другом.

Терра с молниеносной быстротой повернулась вокруг своей оси.

 — Ещё одна пони присоединяется к вечеринке! — закричала она. — Я с трудом могу в это поверить! Как твоё имя, земная пони?

— Привет, — Пинки Пай отменила магию, удерживавшую её накопытные лезвия, и сбросила их на землю. — Я Пинки Пай, — сказала она. — И до тех пор, пока я этого не сказала, это не вечеринка.

Терра поставила копыто на затылок Рэйнбоу Дэш и вдавила её голову в землю.

— Ты же не встаёшь, верно? — спросила она. — Прошу меня простить, но я убью твою подругу, Пинки Пай, пока ты будешь беспомощно валяться в грязи.

Терра со своей неестественной скоростью полетела к Пинки, замахиваясь копытом в полете.

Она промахнулась. Пинки Пай увернулась от удара прежде, чем Терра начала двигаться. Терра ещё раз атаковала розовую пони, и Пинки Пай снова ушла в сторону прежде, чем королева успела нанести удар.

Грива Пинки Пай превратилась в эфир. Запутанные пряди розовых волос объединились вместе, образуя пенящуюся воздушную массу. Пинки Пай наклонила голову, и грива окутала её лицо.

Твайлайт попыталась почувствовать заклинание Терры, препятствующее телепортации. Единорожка без труда обнаружила его. Оно, без сомнения, было сотворено в стиле Титана. Для того чтобы отменить его, нужно было время и концентрация. Используя свою магию, Твайлайт приступила к работе.

Терра отскочила от Пинки Пай, словно положила копыто на раскаленную печь.

— Нет, — сказала она. — Это невозможно. Я убила тебя.

— Нет, не убила, — возразила Пинки Пай. — Я всё ещё жива. Видишь?

— Нет, — сказала Терра, отступая. — Нет!

— Не будь глупенькой, — сказала Пинки Пай. — Если что-то случается, это становится возможным.

Терра выхватила Экзогенезис и замахнулась на Пинки Пай. Он перемещался так быстро, что казался размытым зелёным пятном. Движения Пинки Твайлайт не видела вообще. В одно мгновение она была на пути клинка, в следующее уже далеко от него.

— Би-бип! — крикнула Пинки, ткнув копытом в нос Терры.

Терра замахивалась клинком снова и снова, и всякий раз Пинки Пай со скоростью, противоречащей физике, уклонялась от него прежде, чем могла бы успеть заметить его движение. Твайлайт не понимала: Пинки-чувство не должно было быть таким быстрым, как и сама Пинки Пай.

— Ты, — наконец сказала Терра. — Твоя раса мертва. Я убила вас до последнего.

Твайлайт потеряла концентрацию, и заклинания, которые она формировала, разлетелись в её сознании на части. У Пинки Пай не было ни рога, ни крыльев, но она не была земной пони. Кто же она тогда?

Терра усмехнулась.

— Считаешь себя умной, аркпони? Ты можешь предвидеть будущее. Скажи мне, что вот-вот случится?

Глаза Пинки Пай расширились.

Терра взмахнула Экзогенезисом по дуге, и последовавшая за ним волна кинетической силы подбросила Пинки Пай вверх и отшвырнула назад. Пинки приземлилась на развалины сгоревшего дотла здания.

Терра вздрогнула, проводя копытом по гриве.

— Перерыв закончился, — сказала она. — Пора снова браться за работу.

Она повернулась, и посмотрела на Твайлайт через всю площадь. На лице королевы не осталось и следа недавнего веселья.

Голова Твайлайт тут же заработала с удвоенной силой. Терра собиралась напасть. Она собиралась её убить. Необходимо было что-то предпринять, но что? Твайлайт была слишком медленной, чтобы уйти в сторону. Её регенерации не хватит, чтобы восстановиться после удара Экзогенезиса. А магии не хватало, чтобы защититься от копыта Терры, не говоря уже о клинке. “Выживи”, — вскрикнуло её сознание. Но ей предстояло умереть.

Терра взмахнула крыльями и устремилась к Твайлайт Спаркл. Но аликорн столкнулась с золотистым барьером, и её отбросило на землю. Барьер погас, а Терра сплюнула кровь, поднимаясь.

Селестия камнем упала с неба, с тяжёлым стуком ударившись о землю перед Твайлайт. Она рывком подняла себя на копыта, покачнулась, затем нашла точку опоры. Твайлайт в ужасе смотрела на принцессу. На её ногах и шее проступили тугие пульсирующие чёрные вены. Грива свисала обычными розовыми волосами, облепляя покрытое потом лицо.

— Твайлайт, — произнесла Селестия. Её рог засветился, и единорожка почувствовала, что гнетущее присутствие заклинания Терры исчезло. — Беги.

Глаза Терры остановились на Селестии.

— Ты, верно, шутишь, — воскликнула она.

Экзогенезис столкнулся с Зенитом, и Селестия сжалась от напряжения.

— Это оно? — крикнула Терра. — То, что заставляет вас всех так жаждать смерти? — вены на ногах Селестии раздулись и запульсировали, и принцесса резко вскрикнула. — Из-за этого вы игнорируете ваш самый основной инстинкт?

Зенит погас. Селестия навзничь упала в грязь, из уголка её рта вытекала струйка черной сукровицы.

— Твайлайт, — прошептала она.

Терра подняла Экзогенезис и ухмыльнулась.

— Остаться в живых! — пронзительно закричала она, погрузив клинок в грудь Селестии. Принцесса дёрнулась и затихла.

В направлении Терры устремились четырнадцать алмазов. Она отбила их с такой силой, что фрагменты Ворпала вонзились в окружающие здания.

— Что это такое?! — снова закричала Терра. Она направила Экзогенезис на Твайлайт и Рэрити.

Твайлайт телепортировала их на другой конец площади в тот самый момент, когда Терра освободила заклинание. Её ушей достиг оглушительный грохот. Городскую ратушу полностью разрушило взрывом, и на них посыпались обломки дерева.

Терра метнулась к Рэйнбоу Дэш, но Твайлайт схватила её первой. Дэш с хлопком возникла в воздухе рядом с ними и упала на землю. Она перевернулась, схватившись за живот.

— Что заставляет вас пренебрегать самой вашей природой? — взвизгнула Терра. Она швырнула огненную волну в том направлении, где лежала на земле Эпплджек. Твайлайт выдернула подругу из пространства и поместила её рядом с остальными.

— Что, — воскликнула Терра, — может быть важнее для вас, пони, чем выживание?

— Дружба, — ответила Флаттершай.

Твайлайт знала, что Флаттершай находилась позади них, ещё до того, как та заговорила. Пегаска расправила крылья и соскользнула с ближайшей крыши, чтобы приземлиться рядом с подругами. Она начала помогать Эпплджек подниматься на копыта.

Терра уставилась на них, словно до неё не дошла шутка.

— Дружба? — сказала она. — Вы умрёте за дружбу?

Пинки Пай сделала колесо и подняла Рэйнбоу Дэш с земли. На её шее, яркий и голубой в свете летнего солнца, сверкал драгоценный камень в форме воздушного шара.

Терра ухмыльнулась.

— Я сильнее, чем вы все, вместе взятые. У вас нет ничего против меня, — сказала она. — Ни оружия. Ни магии.

Она взмахнула крыльями и ещё раз превратилась в размытое пятно. Терра рубанула клинком, словно это был топор, метя в голову Твайлайт.

Эквинокс встретил Экзогенезис.

Клинок Твайлайт пылал так ярко, что её подруги невольно закрыли глаза. Однако защитное заклинание работало, и единорожка ясно видела выражение недоумения на лице Терры. Она надавила на Эквинокс, направляя силу Элементов Гармонии через него.

Из того места, где соприкасались их клинки, вырвалось горизонтальное кольцо света. Оно разрезало основание каждого оставшегося на площади здания, обратив их в руины.

Экзогенезис вспыхнул и погас, а королеву захлестнула волна сверкающей фиолетовой магии. Грива Твайлайт превратилась в эфир, и единорожка сделала шаг вперёд.

— Нет! — сказала Терра. Она взмахнула крыльями, но магия удерживала её на земле. Терра билась и лягалась, но тщетно. — Это невозможно.

Твайлайт сверху вниз посмотрела на повелительницу мира.

— Разве ты не слышала? — сказала она. — Дружба — это магия.