Принцесса Селестия в твоей стиральной машине

Прошло три месяца с тех пор, как принцесса Селестия появилась в твоей постели. Три месяца назад она взяла эту постель вместе с простынями и подушками. Три месяца, как она чуть не увела твою девушку от тебя. Но всё уладилось и теперь шло довольно гладко. Жизнь даже начинала налаживаться. До сегодняшнего дня.

Принцесса Селестия Человеки

Сумасшедший дом в Эквестрии

Это мир слишком спокоен. Да и этот заскучал. Может их перемешать? Смерть и похищения? Свадьба и покой? Или пробуждение убитого в другом мире? Что будет ждать эти творения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони Человеки

The Day When I Found My Phobies

Бладитир: 22-летний пони-вампир, с внезапно появившимися кошмарами. Некоторые становятся его фобиями, некоторые - просто персонажи. Вместе с Бладитиром живёт его племянница Файрхувс. Вместо глав я использую недели (всего 8). Для начала я бы рекомендовал ознакомиться с "Обращение к читателям 3" прежде чем начать читать все остальное.

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки Сестра Рэдхарт

Оставшееся время

Время... оно и впрямь летит незаметно. То, что отведенное тебе время подходит к концу, ты понимаешь лишь тогда, когда твои часы уже вот-вот пробьют полночь.

Рэйнбоу Дэш

Луна и любовь

В этой любовной истории снова присутствует старая как мир дилема - выбор между любовью и долгом. Правда, обычно, проблема в том, что отец против брака дочери, но здесь проблема в сестре. И дело не в том, что она не желает счастья дочери, просто она знает о любви немного больше. Надеюсь вам понравится.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош

Руки

Лира приглашает подругу навестить ее в Троттингеме, обещая показать нечто необычное.

Дерпи Хувз Лира

Ночная Стража.

После тысячелетнего отсутствия все не всегда идет так, как вы себе это представляли - вот и Принцесса Луна, вернувшись в Кентерлот застает свою Ночную Стражу в весьма бедственном положении...

Принцесса Луна

Самая могущественная пони в Эквестрии

В течение многих лет Твайлайт Спаркл работала над тем, чтобы попытаться исправить Кози Глоу. Пегаску периодически выпускали из каменной тюрьмы для новой попытки исправления, но та неизбежно заканчивала тем, что она снова пыталась завоевать Эквестрию. Превращение в статую с годами вошло у нее в привычку. Всегда было больше шансов завоевать Эквестрию, всегда была еще одна попытка ее перевоспитать, и она не знала, как проходит время каждый раз, когда ее сажали в тюрьму. Пока однажды ее снова не выпустили — только для того, чтобы она обнаружила, что вокруг никого нет.

Другие пони

Подкидыш

Рэйнбоу и Флаттершай гуляли в лесу, и нашли там яйцо. Какой птице оно принадлежит - не понятно.,Где, собственно, родители - не известно. Флаттершай решает "высидеть" птенца дома. Но это оказывается не птенец - это яйцо дракона. И дракончик посчитал своей мамой ту, кого увидел первой - Рэйнбоу Дэш. Конечно, лучше няни, чем Флаттершай, не найти, но малышу приглянулась именно Рэйнбоу. Как же Дэш справиться с этой нелёгкой задачей? А очень просто - сцепить зубы и проявить заботу.

Рэйнбоу Дэш

Planescape: сказка о приключенцах

Удача благоприятствует храбрым, а мудрость ведет к величию — таким образом невезучий и Бестолочь буквально обречены на успех. Главное ничего не перепутать.

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Твайлайт смотрела в потолок и изучала его узор уже несколько часов. Она вслушивалась в ночную тишину, не зная, что она хочет там услышать и чего не хочет. Ситуация с Кризалис полностью выбила ее из колеи. Она не знала, во что верить. Проснувшись посреди ночи, она хотела написать письмо принцессе Селестии, изложить свои страхи, надежды, просто описать ситуацию без купюр и получить развернутый ответ, что ей необходимо делать, но, представив перекошенную от негодования мордочку Кризалис, не осмелилась поднести перо к бумаге.

Несколько раз Твайлайт подходила к двери в комнату гостьи, но так и не решилась заглянуть туда. Вчерашнее обвинение отпечаталось в памяти каленым железом. Она не хотела ссориться с Кризалис, не хотела сделать ей больно, и это связывало ей копыта. Она не могла ничего сделать: банальная проверка, на месте ли королева, вызывала недоверие с ее стороны, сказать слово поперек – неприязнь, написать принцессе Селестии – вообще предательство. Кризалис хоть и старалась протянуть копыта навстречу свету, но на ней висел табун чейнджлингов черным ярмом, которое постоянно тянуло вниз и не позволяло найти компромиссы.

Твайлайт прокрутила в голове вчерашний разговор с бабулей Смит. Пожилая пони неоднократно назвала чейнджлингов жуками, и королева, стиснув зубы, проглотила каждое слово. Как бы принцесса не пыталась объяснить, что черные пони относятся к насекомым ровно настолько же, насколько она сама, на главу семейства Эпл это не произвело никакого впечатления.

Твайлайт в общем-то понимала, почему бабуля Смит артачится: стариков всегда было трудно переубедить молодежи, кем бы эта молодежь ни была. Они многое пережили, многое повидали, и уж тем более знают, кому можно доверять, а кому нельзя. Твайлайт и сама, положа копыто на сердце, не очень доверяла Кризалис, но отступать она уже не могла.

Биг Мак сидел рядом с бабулей и смотрел безучастным взглядом на королеву чейнджлингов. Казалось, он даже не воспринимает Кризалис, как угрозу или как гостью, лишь выполнял негласный приказ главы семейства. За весь разговор он только пресно поддакивал бабуле и пожимал плечами, когда его спрашивала Твайлайт.

В итоге принцесса выпросила у бабули Смит разрешение поухаживать за садом под присмотром старшего брата ЭплДжек. Кобылка хотела поговорить с ним и узнать, что он думает по поводу королевы. Как оказалось, Биг Мак ничего не думает по поводу Кризалис. Он сумбурно объяснил, что было множество угроз у сада, и что они с семьей всегда преодолевали тяготы и невзгоды, и пока у него есть его младшие сестры, он не может бояться или отступать. Кризалис виделась ему лишь приходящей проблемой, которая пока что сделала ровным счетом ничего.

«Возможно, Биг Мак прав», – размышляла Твайлайт, лежа под теплым одеялом среди холодных кристальных стен. Кризалис до сих пор ничего не сделала, но была ли она просто приходящей проблемой, которую нужно преодолеть, переступить и двигаться дальше с друзьями?

Задавая себе этот вопрос в очередной раз, Твайлайт тяжело вздохнула и забралась с головой под одеяло. Она не знала, как на него ответить, она не понимала, чего добивается Кризалис, и не играет ли она, принцесса, в ее игры. Ей оставалось положиться на случай, что старый враг не врет, что решил изменить что-то в своей жизни и пришел за помощью, а не напустить пыль в глаза и ударить в спину исподтишка. Даже не смотря на то, что чейнджлинги ведут себя благопристойно, полагаться в своих умозаключениях Твайлайт могла только на честное слово Кризалис и поведение ее подчиненных.

Через какое-то время проснулся Спайк. Он зевнул, потянулся и, шлепая босыми ножками, куда-то ушел. Твайлайт выглянула из-под одеяла и осмотрелась. Ей было противно осознавать, что она не доверяет пони, которая решила довериться ей, но еще противнее было осознавать, что она не доверяет себе и своему долгу. В конечном счете, Дискорд исправился, почему бы не исправиться и Кризалис?

Поднявшись с кровати, она тяжелой походкой подошла к окну и боязливо выглянула в него. Она уже не настолько не боялась увидеть, как Понивиль осаждают чейнджлинги, сколько боялась, что ее заметит Кризалис и вновь упрекнет в недоверии. Она посмотрела на ферму и заметила черное пятно на полях. ЭплДжек уже встала и подняла чейнджлингов.

Твайлайт закусила губу. У нее никак не выходили из головы слова Биг Мака. Кризалис – лишь приходящая проблема. Неразговорчивый жеребец говорил понятные вещи и разом отвечал на все вопросы принцессы.

Постояв у окна некоторое время и наблюдая за просыпающимся Понивилем, кобылка отправилась на кухню. Коридор нижнего этажа наполняли знакомые голоса. Спайк общался с Кризалис. А через некоторое время разлился певучий оперный голос королевы чейнджлингов. Приближаясь к цели, Твайлайт стала различать некоторые слова, а потом услышала и саму песню:

Немеркнущая красота в снежинках

Над искрами ягод рябиновых.

Так медленно бледнеет звёздная даль,

И Солнце встаёт над руинами...

Она подошла к кухне как можно тише, чтобы не тревожить Кризалис, и остановилась в дверном проеме. Королева сидела спиной ко входу и не заметила хозяйку дома, зато Спайк заметил Твайлайт и хотел было позвать ее, но та помотала головой и приложила копыто к губам, чтобы Спайк молчал. Тем временем Кризалис продолжала:

Взлетают вороны, кружатся над пепелищем.

Какой ценой досталась мне эта мудрость?

Видимо, чтоб стать светлее и чище,

Нам нужно пройти по горящим углям.

Упавшие в воду мосты однажды

Исполнят неосуществимое.

Под пеплом опять прорастают цветы

И Солнце встаёт над руинами...

Королева замолчала, и Спайк стал хлопать в ладоши. Твайлайт прошла в кухню и села за стол рядом с гостьей. Кризалис смутилась и отвела взгляд.

– Она красиво поет, – сказал дракончик. – Никогда не слышал такую песню.

– Да, действительно красивая, – согласилась принцесса и обратилась к гостье. – Это песни древней Кристальной Империи?

– Мы пели эту песню отрядом после тяжелого задания, – ответила королева.

– Мне понравилось. – Твайлайт перетянула к себе на тарелку несколько тостов с джемом. – Сегодня надо найти Пинки. А то неизвестно что она сделала с бедными чейнджлингами.

– Чейнджлинги не дадут себя в обиду, – как бы между прочим заметила Кризалис и посмотрела на хозяйку дома.

– Ты заметила, как вчера твой подчиненный копировал поведение Пинки? – спросила принцесса. – Возможно, вместе с эмоциями они перенимают и некоторые повадки?

– Не знаю, – сдавленно ответила королева и снова отвела взгляд.

– Я просто опасаюсь, что Понивиль заполонят Пинки, – объяснила Твайлайт. – Опять. Это было катастрофой.

– Тогда, пожалуй, стоит посмотреть, что они там творят, – безразлично бросила Кризалис.

– Слушай, я хочу тебе помочь, – заверила Твайлайт.

– Я чувствую в твоей душе смятение каждое утро, – произнесла гостья. – Сегодня оно просто сквозит в каждом твоем движении.

– И ты не хочешь исправить это? – поинтересовалась лиловая кобылка.

– Хочу, но не знаю как, – с надеждой сказала Кризалис и посмотрела в глаза пони. Принцесса вздрогнула. – Видишь, тебе не по себе даже от того, как я выгляжу.

– Просто это было неожиданно, – оправдалась Твайлайт. – Назад дороги уже нет, – мягко сказала она и положила копыто на копыто Кризалис. Теперь вздрогнула гостья. – Тебе трудно довериться мне, и мне очень трудно поверить тебе, но мы должны пересилить себя даже не ради себя, а ради будущего чейнджлингов. Разве вы не достаточно страдали?

Королева вытащила копыто из-под копыта аликорна и скрестила передние ноги на груди.

– Достаточно, – согласилась она.

– Тогда мы удостоверимся, чтобы они больше никогда не страдали, – улыбнулась лиловая кобылка.

– Вот теперь ты веришь в себя, – улыбнувшись в ответ, сказала королева.

Твайлайт наскоро позавтракала, и они с Кризалис пошли искать Пинки. Спайк увязался за ними, сообщив, что идет защищать Рарити от ненужных посягательств. Принцесса не возражала.

На небе появились облачка, неспешно плывущие куда-то за горизонт под теплыми потоками ветра, закрывая солнце. Твайлайт осмотрелась, в надежде увидеть Рэйнбоу Дэш, тренирующую своих подопечных, но ее нигде не было. Где искать Пинки она не знала, потому решила поспрашивать у жителей, не видели ли они розовую любительницу вечеринок.

К удивлению коронованных особ Пинки замечали везде примерно в одно и то же время. Она бегала по рынку, по магазинам, забегала к знакомым и спрашивала везде про желтую краску. Зачем ей нужна была краска, она не говорила, лишь намекала, что это сюрприз и что она наберет в Ночь Кошмаров море конфет.

Пока они ходили и спрашивали о Пинки, к Кризалис подходили пони и спрашивали, будет ли спектакль сегодня. Как оказалось, Рарити вчера организовала чейнджлингов, и они воссоздали легенду о темной кобылице, которая поедает неугодных ей пони. Зрителям приглянулась труппа, и теперь они с нетерпением ожидали новых спектаклей.

Немного побродив по городу и не увидев никаких признаков розовой подруги, Твайлайт предложила заглянуть к Рэйнбоу. Кризалис не возражала, хотя по ней было заметно, что она волновалась. Принцесса лишь догадывалась, чем было вызвано волнение: заботой о чейнджлингах или страхом, что они сделали что-то с Пинки.

Вскоре кобылки подлетели к дому Дэш, где пегаска выстроила стройными рядами своих подопечных перед домом и рассказывала им о строении громового облака и как вызывать гром и молнию. Чейнджлинги слушали профессионально внимательно навострив ушки и кивали. Рэйнбоу, казалось, была довольна публикой и разгорячилась настолько, что даже не заметила подлетевших пони.

– Я не хочу, чтобы вас с Ночи отправили прямо в больницу, – заканчивала пегаска. – Ни меня, ни вас за это по голове не погладят, так что разбейтесь на группы по десять пони и тренируйтесь получать гром и молнию из облаков. – Она заметила коронованных особ. – Привет, – махнула она им копытом, – чего вам?

Твайлайт и Кризалис приземлились на облака.

– Мы бы хотели посмотреть, – сказала принцесса, – как ты тут справ…

Пегаска рванула с места, в мгновение ока пересекла несколько десятков метров и оттолкнула чейнджлинга, который завис под тучей и рассматривал ее. Через мгновение место, где был чейнджлинг, рассекла молния.

– Я говорила не летать под облаками, когда кто-то тренируется! – рявкнула она. – Вы слушаете вообще? Я каждого из вас спасать не собираюсь.

Чейнджлинг виновато кивнул и повесил голову.

– Как видишь, Рэйнбоу довольно хорошо справляется с твоими пони, – заметила Твайлайт, обращаясь к Кризалис.

– Да, – с легким недоумением произнесла та. – Но я не понимаю, почему они ее слушаются? Раньше они никого… никто не мог с ними справиться, а тут… Неужели они устали от меня?

– Может, они просто видят в Рэйнбоу Дэш сильного лидера? – предположила лиловая кобылка. – И если это так, то разве это плохо?

– Значит, я им была не нужна все это время? – растерянно произнесла королева. – Я была лишь временным пристанищем?

Тем временем пегаска подлетела к другому чейнджлингу, который безрезультатно бил копытами по облаку, пытаясь получить хоть небольшую искорку. Она ему что-то объясняла, показывала и смотрела, как он исполняет ее наставления.

– Все-таки вы были бойцами, – заметила Твайлайт, – и вам необходима дисциплина, а Рэйнбоу просто дает им эту дисциплину.

Дэш подлетела к коронованным особам и вытерла со лба пот.

– Трудно с ними, – пожаловалась она. – Вечно ноют, что все не так. Кризалис говорила не это, Кризалис делала не так, Кризалис читала нам сказку перед сном… Что за сказки? – с возмущением воскликнула пегаска.

– В тяжелое время мне надо было их как-то успокаивать, и мы просто представляли, как будем, когда снимем проклятье, – пояснила Кризалис. – В какое-то время это стало красивой сказкой.

– Сказки их сделали слабыми, – с обвинением заявила Рэйнбоу. – У них крылья атрофировались. Нет, они, конечно, летают быстрее Флаттершай, но все равно медленно.

– Это вчера ты их тренировала? – поинтересовалась Твайлайт.

– Не тренировала, – отмахнулась голубая пони. – Я хотела проверить, на что они способны. Мне нужны сильные бойцы для Ночи Кошмаров.

– Что ты собираешься делать на Ночи Кошмаров? – с подозрением спросила принцесса.

– То же, что и всегда: пугать. Только теперь у меня есть достаточно пони, чтобы испугать весь город. – Дэш потерла копыта и хитро прищурилась.

– Но ведь если ты будешь пугать пони, то они будут бояться, – осторожно сказала Кризалис. – А чейнджлингам нужны добрые эмоции.

– Ты предлагаешь мне никого не пугать? – с напором спросила пегаска. – Ты предлагаешь предать дух праздника и пойти на поводу у твоих желаний? Нет.

– Кризалис, испуг в Ночь Кошмаров превращается в смех, – заметила Твайлайт. – Мы же говорили об этом. Именно поэтому мы и взяли этот праздник за основу.

– А мне казалось, – заметила Дэш, – что этот праздник просто подвернулся кстати.

– И это тоже, – кивнул аликорн. – Но согласись, что лучшего места для чейнджлингов нет.

– Мне все равно, что вы тут порешаете, но я уже у Рарити заказала для них всех наряды Шэдоуболтсов и заканчиваю разрабатывать маршруты. Это должна быть самая страшная Ночь Кошмаров, и вы мне не помешаете.

– Если я прикажу чейнджлингам, то они уйдут со мной, – повысила тон Кризалис. – Я не позволю им причинить вред.

– Сейчас только ты им причиняешь вред, – парировала Рэйнбоу. – Посмотри на них. – Она указала на черных пони, которые самозабвенно тренировались, радовались успехам и хвастались перед соплеменниками. – Они сейчас счастливы. Хочешь забрать у них счастье? Вперед, командуй.

– Дэш, ты привязалась к ним? – спросила Твайлайт.

– Я знаю, что ты помимо всего прочего подавляешь их порывы творить, что им захочется, – проговорила пегаска, проигнорировав вопрос подруги, смотря на королеву. – Ты убиваешь то, что у них осталось от нормальных пони.

– Мы выживаем, – отмахнулась Кризалис. – Мы должны быть сплоченной командой.

– А зачем подавляешь личность? – не унималась пегаска. – Ты знала, что многие пошли в стражи только ради своих семей?

– Я знаю их побольше твоего! – рявкнула королева. Чейнджлинги замерли и посмотрели на своего лидера. – Я знаю, что для них хорошо, а что плохо!

– Знаешь? – съязвила пегаска. – Знаешь, что они хотели бы притворяться обычными пони и жить обычными жизнями?

– Знаю я это! – с негодованием воскликнула королева. – И это не они хотели! Я им предлагала жить нормальной жизнью, но они сами не захотели.

– Они не захотели из-за тебя! – обвинила Дэш. – Они не могут без тебя. А ты все грезишь возвращением в Кристальную Империю, но не хочешь смириться, что твоего дома больше нет. Чейнджлинги несчастны рядом с тобой, но кроме тебя у них нет никого. Лишь из-за тебя они такие. Они считали тебя своей семьей, а ты плевала на них.

– Да как ты смеешь?! – вскрикнула Кризалис, и тяжело задышала. – Я… Я посвятила им всю жизнь… Я сама страдала…

– Видимо, страдали вы по-разному, – бросила Дэш.

Королева открыла рот, чтобы возразить, посмотрела на Твайлайт, чтобы найти поддержки, но та лишь покачала головой. Все чейнджлинги бросили свои дела и моментально подлетели к своему лидеру, потеснив возмутившуюся пегаску, и склонили головы. Было видно невооруженным глазом, что они ждали команды. И они были готовы выполнить любой приказ.

– Мы верны вам, королева, – проговорил один из черных пони.

– Вы… вы были несчастны? – спросила Кризалис, дрогнувшим голосом.

Чейнджлинги переглянулись.

– Мы верны вам, – вновь произнес тот же голос.

Королева отступила. Она не знала, что ответить им, как себя повести. С надеждой она посмотрела на Твайлайт, и аликорн кивнул. Принцессе хотелось сказать ободряющие слова, посоветовать, но в то же время она понимала, что Кризалис должна сама решить, по какому пути она хочет идти.

– Я вам приказала слушаться Рэйнбоу Дэш, – наконец произнесла королева.

Чейнджлинги переглянулись, но не поднимали головы. Они боялись ослушаться.

– Пойдем, – шепнула Твайлайт. – Думаю, им тоже нужно время свыкнуться. – Кризалис кивнула. – Рэйнбоу, ты не видела Пинки?

– Видела, – ответила пегаска, недовольно косясь на попутчицу подруги. – Вчера еще. Она в Вечносвободном лесу. Красит чейнджлингов.

– Красит? – переспросила принцесса.

– В желтую краску, – уточнила пегаска.

– Зачем?

– Откуда я знаю? Спросите у нее. Она была там. – Рэйнбоу махнула в сторону леса.

– Спасибо.

Твайлайт помахала копытом на прощание и, поднявшись в воздух, полетела, куда указала подруга. За ней последовала Кризалис, бросив обеспокоенный взгляд на черную братию. Как только они отлетели достаточно далеко, Дэш тут же принялась за чейнджлингов: встала перед строем и стала что-то говорить. Черные пони поднялись и внимательно слушали, сохраняя серьезность на мордах.

– Неужели они страдали, но не говорили мне? – спросила Кризалис, ни к кому не обращаясь. – Почему они меня боятся?

– Почему ты решила, что они тебя боятся? – поинтересовалась Твайлайт.

– А ты разве не видела?

– Я видела, что они боятся тебя потерять, – мягко сказал аликорн. – Ты же одна осталась у них, не бросила их, пересилила себя. Они тебе платят за добро добром.

– Они причиняют боль себе! – прикрикнула королева.

– Иногда нужно чем-то жертвовать, чтобы быть хорошим, – наставительно заметила Твайлайт. – Нести добро не всегда просто, но это всегда выгодно.

– Выгодно?! – с недоумением воскликнула Кризалис. – Они бы уже трижды были счастливы без меня!

– Но они выбрали твое счастье так же, как и ты выбрала их, – произнесла Твайлайт. – Они благодарны тебе за твое самопожертвование и теперь готовы пройти с тобой до конца, как бы больно им ни было.

– Это все неправильно, – покачала головой королева. – Я же хочу им только счастья. И они хотят мне счастья. Но все мы несчастны.

– Значит, нужно что-то поменять, – заметила лиловая кобылка. – И, возможно, дело даже не в положительных или отрицательных эмоциях.

– Думаешь, мы неправильно трактуем проблему?

– Кто знает, – пожал плечами аликорн. – Нужно рассматривать все возможные варианты.

– Кажется, я вижу Пинки Пай, – сказала Кризалис, указав вниз. – И даже не одну.

На полянке посреди Вечносвободного леса копошились чейнджлинги. Среди них прыгали несколько розовых кобылок и, смеясь и подпевая, неспешно, по мазку, наносили краску на черных пони. Часть чейнджлингов уже была полностью покрашена, и веселилась с еще одной Пинки. Кризалис замерла, с недоумением смотрят на своих желто-черных подданных. Послышался взрыв, толпу желтых пони осыпали конфетти, заиграла музыка, и они пустились в пляс.

– Что тут происходит? – спросила королева.

– Кажется, Пинки устроила вечеринку, – улыбнулась Твайлайт. – В этом вся Пинки. Вот только какая из них настоящая?

Принцесса с серьезным видом осмотрела розовых кобылок, но не смогла понять, кто из них ее подруга. Вскоре появились еще две Пинки с баночками желтой краски. Они положили ее к остальным припасам и подошли к другой розовой пони.

– Вот это, наверное, сама Пинки, – воскликнула Твайлайт. Она моментально спикировала к подруге, потеснив двух Пинки-чейнджлингов, и они, куда-то скрылись. – Это ведь ты, Пинки? – спросила она с подозрением.

– А кто же еще, глупенькая? – хихикнув в копыто, отозвалась пони.

– Что ты делаешь с чейнджлингами?

За принцессой приземлилась Кризалис, и Пинки с восхищением уставилась на нее.

– Огромная сырная пони! – воскликнула любительница вечеринок.

– Сырная… пони? – с недоумением переспросила Твайлайт.

– Я сначала подумала, – пояснила розовая земная пони, – на кого они похожи?

– Кто? – не понял аликорн.

– Чейнджлинги, конечно же. Черные, страшные, мрачные. Я должна была внести ярких красок! Развеселить их! Приготовить к Ночи Кошмаров! И мне как раз надо было делать гужеры из сыра. И когда я натирала сыр, я увидела это! – она подтянула к себе одного из чейнджлингов, покрашенного в краску.

Черный пони выглядел немного озадаченным подобной встречей, а потом незамедлительно поклонился своему правителю.

– Нет, встань, – попросила Кризалис, и ее подданный подчинился. – Тебе весело?

– Очень, – кивнул чейнджлинг и расплылся в улыбке. Потом, видимо, понял, что поступил глупо и тут же придал серьезность своей морде.

– Тогда почему бы тебе не веселиться с остальными? – поинтересовалась королева.

– Но я перед вами, ваше величество. Я… – чейнджлинг осмотрелся, – мы не можем…

– Даже если я вам прикажу? – улыбнулась Кризалис.

Желтый пони с недоумением посмотрел на свою правительницу, потом на Твайлайт, которая с волнением смотрела на него, и на Пинки, которая уже с нетерпением подпрыгивала на месте и осматривала проделанную работу.

– Краски не хватает, – пожаловалась розовая пони.

– За этим чейнджлинги ходили в город в твоем обличии? – спросила принцесса.

– Ага, – кивнула подруга. – Почему в Понивиле так мало краски?

– И… – подтолкнула Твайлайт. – Что ты…

– Сырные пони в этом году подадут самое роскошное подношение Найтмэр Мун! – взвизгнула Пинки и подпрыгнула. – Мы будем неуязвимы! И, конечно же, получим сотни сотен вкусных конфет.

– Мы не едим конфет, – безвкусно проговорила Кризалис.

– Как?! – воскликнула Пинки. – Они же такие вкусные с тягучей начинкой, карамельные, шоколадные, грильяж, мягкие, как облака и сочные, как свежая травка! Как можно не есть конфет?!

Розовая пони на мгновение устремилась к банкам с краской, виртуозно нырнула в них и вынырнула с большим пакетом сладостей. Она молнией кинулась к коронованным особам и, остановившись перед ними, протянула выуженную вещь Кризалис, улыбаясь во всю ширь зубов. Она смотрела таким выжидающим взглядом, что королева нервно дернула ухом.

– Попробуй… – вкрадчиво прошептала Пинки.

– Мы пробовали сотни разных сладостей, – отмахнулась черная кобылка.

– Эти вкуснецкие, – заверила Пинки.

– Лучше возьми, – толкнула Твайлайт попутчицу в бок.

– Ладно-ладно, – вздохнула та.

Кризалис подтянула к себе нечто, похожее на растаявшую конфету и положила в рот. Твайлайт тоже угостилась, и теперь наслаждалась нежным медовым вкусом.

– Да, неплохие, – произнесла Кризалис. – Не хватает лимонного масла, как по мне.

Пинки улыбалась, и королева даже не поняла, слушает ее розовая подруга или после похвалы она перестала воспринимать другие слова.

– Давайте веселиться! – крикнула розовая кобылка и скакнула в толпу чейнджлингов, потерявшись из виду.

Чейнджлинги с недоумением смотрели на Кризалис, явно не зная, как поступить.

– Веселитесь, – мягко произнесла их королева, расправила крылья и взлетела.

Твайлайт посмотрела ей в след, потом на резвящуюся Пинки и последовала за попутчицей. Поравнявшись с ней, она посмотрела на ее мордочку. Кризалис выглядела подавленной.

– Почему ты не захотела остаться? – поинтересовалась Твайлайт. – Пинки устраивает отличные вечеринки.

– Если бы я осталась, то чейнджлинги не смогли бы расслабиться и быть собой, – вздохнула собеседница. – Кажется, Рэйнбоу Дэш права. Они меня боятся.

– Боятся потерять, – поправила принцесса.

– Они меня настолько боятся потерять, что боятся ослушаться. Они не могут быть собой рядом со мной, потому что мне это может не понравиться. Они решили не высказаться, а просто слушаться. Мы загнали себя в такие круги, что теперь уже и не разобраться, что правильно, а что нет.

Кризалис тяжело вздохнула.

– Я хочу побыть наедине, – сообщила она.

– Прости, но я не могу тебя оставить, – вдохнула Твайлайт.

– И ты меня боишься… Я понимаю. Покажи, где у вас можно уединиться.