Автор рисунка: MurDareik

Чай с королевой

Понедельник

— Благодарю, мисс Пикоу. Этого достаточно, — Было обидно, что даже Орейндж Пикоу было тяжело привыкнуть к их новой гостье, но Селестия полагала, что все могло бы быть и хуже. А ведь она могла и выбежать с комнаты, подобно мисс Инквелл, если бы, конечно, не постеснялась закричать от страха и спрятаться под столом. Орейндж Пикоу скорее бы умерла, чем повела себя столь невоспитанно.

Вот и сейчас она лишь почтительно поклонилась и вышла из комнаты. Но как только та скрылась из виду, уши Селестии уловили цокот копыт — очевидно, кобылка изо всех сил бежала по коридору. Селестия вздохнула. Задача, которую она поставила перед собой казалась слишком большой и трудной.

— Ну, эта хотя бы не стала визжать прямо мне в лицо, — проворчала ее гостья. Селестия была уверена — такую ухмылку, как у нее носили только злодеи в комиксах о супергероях.

"А ведь если задуматься, она напоминает мне Мейн-Иак. Я определенно должна буду спросить у Спайка, что с этим сделать." — Селестия уже предвкушала это необычное развлечение. Но в конце концов, она решила, что это не самая блестящая идея.

Она повернулась к пони, сидящей напротив нее. И у нее опять возникла мысль, которую она никогда бы не озвучила.

— Мисс Пикоу может быть немного груба, — начала Селестия, подняв телекинезом чашку и вдохнув аромат. Ах, ее любимый! — Я боюсь, она приняла это за вторжение, — На самом деле это было явным преувеличением. — Как и большинство из Нейнгтона, она не терпит насилия.

Ее гостья лишь приподняла бровь и понюхала содержимое своей чашки. Селестия любила наблюдать за тем, как новички вкушают удивительные вкусы и ароматы ее любимых сортов чая. Сейчас же эмоции на ее лице выражали удивление. Селестии никогда не доводилось пить чай с чейнджлингами, и уж тем более, с их королевой.

Она назвалась Кризалис, когда безжалостные гвардейцы Шайнинга Армора втащили ее в Кантерлот. Селестия сразу же взяла ее под свою стражу и незамедлительно усадила ее пить чай. Вряд ли это то, что имел в виду Шайнинг Армор, но Селестия давно заметила, что не всегда делает то, что имеют в виду остальные пони.

— Что это? — резко спросила Кризалис. — Это не может быть чай. Ты ведь подмешала туда яд, верно?

Селестии еле сдержалась от смеха:

— Это превосходный чай из Седловской Аравии. Здесь нет ничего опасного. — Она сделала еще глоток, пытаясь скрыть улыбку.

Гостья еще раз взглянула на чашку. Если вкус чая с корицей, гвоздикой и засахаренным корнем имбиря был для нормальной пони восхитительным, то каким он был для Кризалис Селестия могла только представлять.

— Я подозревала, что эти тунеядцы приносили мне вместо чая что-то другое, — пробормотала королева чейнджлингов, сжимая свою чашку передними копытами. — Я ведь не разбираюсь во всем этом.

Внутри Селестии затеплилась искра надежды.

— Я могла бы договориться с мисс Пикоу об уроках для вас. Она всегда рада рассказать о своем искусстве, — принцесса все же пыталась найти более мирное решение этой проблемы. До этого, чтобы уберечь Эквестрию от угрозы, приходилось применять силу. Но тот случай с Дискордом... Он был доказательством того, что они продвигаются в неправильном направлении.

Тем временем Кризалис недоуменно воскликнула:

— Уроки? Связанные с чаем?

Среда

Кризалис в вечернем платьице была, наверное, самым очаровательным зрелищем, которое только видела Селестия. Еще лучше было выражение на ее мордочке: удовольствие со скоростью Рейнбоу Деш под воздействием кофеина сменялось раздражением.

— Я выгляжу глупо, — процедила Кризалис с испепеляющим взглядом.

— Ничего подобного! — возразила Селестия с искренней улыбкой. Она такая милая, когда злится! — Ты выглядишь прекрасно! Рерити имеет поразительный талант подбирать подходящий цвет для любой пони и при этом хорошо на нем акцентируя.

Кризалис что-то пробормотала себе под нос и Селестия тут же набросилась на нее:

— Это еще что? К чему все эти разговоры с самой собой?

Это задело Кризалис.

— Кроме того, это платье удобное!

Королева взглянула аликорну прямо в глаза:

— Зачем мы все это делаем, Селестия? Чего, во имя Первого Яйца ты пытаешься добиться этой ерундой?

— Разве разговор с пони — ерунда? — спросила Селестия, уже не в первый раз удивляясь тому, как чейнджлинги разрешают свои разногласия. Даже грифоны не были такими жестокими, когда доходило до подобного рода вещей.

— Я... Конечно же нет, — фыркнула Кризалис. — Но я пыталась свергнуть твое королевство! Я промыла мозги капитану твоей Королевской Гвардии, чуть не убила тебя, и теперь ты собираешься напоить меня чаем? Это же бессмысленно! О чем ты вообще думаешь, ты, глупая пони? — Она сорвалась на крик.

Селестия подняла копыто, пытаясь успокоить Кризалис. Кроме того, она должна была убедиться, что никто из стражников не попытался защитить свою принцессу.

— Давай расскажу все вкратце. Я не верю в успешность применения насилия. Есть и другие методы. Кризалис, ты больше не представляешь угрозы для меня или Эквестрии. И почему же я не могу попытаться поговорить с тобой?

Кризалис довольно долго глядела на нее пустым взглядом. Селестия в это время налила себе еще чашку чая.

— И еще, убери копыта со стола. Это невежливо, — мягко упрекнула принцесса — так, словно недавней вспышки гнева и не было.

Кризалис инстинктивно дернулась, снова досадливо фыркнув:

— Я, конечно, знала, что ты безнадежная идеалистка, но это даже для тебя слишком абсурдно! — Кризалис повернула голову чтобы рассмотреть один из витражей, украшавших гостиную, в которой они и находились. — Ты просто пони-загадка. Отображаешь здесь все ваши победы, но все равно не действуешь, как настоящий победитель.

Селестия посмотрела на то же окно, что и ее гостья. На витраже была запечатлена она сама и Луна, заключающие Дискорда в камень. Приятное воспоминание, правда, омраченное теми вещами, которые настали позже. Пони отвернулась от окна, чтобы целиком сосредоточиться на разговоре.

— Я не вижу в этом необходимости. Мои дела говорят сами за себя, равно как и дела моих наследниц.

— Фиолетовая и розовая кобылки, — глаза Кризалис сузились.

— Да, Твайлайт и Кейденс, — пожурила ее Селестия. — И знай, если бы воля моей племянницы — тебе бы пришлось бы мыть посуду в ее кухне целую вечность, а то и больше, — она мило улыбнулась. — И если ты не станешь более уважительной, я могу согласиться, что ее решение — лучший способ научить тебя чему-нибудь.

На лице Кризалис сменилась череда эмоций.

— Я беру свои слова обратно. Но ты все равно остаешься жестокой и беспощадной "победительницей".

Разглядела ли тут Селестия долю добродушного юмора? Возможно что да.

Был лишь один способ проверить это.

— Тогда, когда мои ученики ошибаются, — принцесса наслаждалась вкусом чая. — Это отличается от тех случаев, когда они понимают, что сами себе роют глубокую яму и решают не прыгать туда, а продолжать копать дальше.

На мгновение ей показалось, что шутка не одержала должного успеха. Кризалис подняла свою чашку и сделала изящный глоток.

— Знаешь, в рытье ям нет ничего плохого, — тихо произнесла она. — Там можно найти наиудивительнейшие вещи.

Пятница

— А моими администраторами являются нимфы, поэтому я иногда даю им сложные задачи не оставляя надзора. Иногда, — Кризалис кратким и точным движением ухватила печение. — Это, если честно, почти всегда требует налогообложения. И я все еще понятия не имею, как вы можете сделать что-либо тут! — чейнджлинг размахивала печенькой, словно мечом. — Целый народ неконтролируемых рабочих будет работать более эффективно? Это бессмысленно!

— Что тут сложного? — Селестии хотелось побыстрей вернуться к рассказу о простой жизни чейнджлингов, но не стоило и забывать о тактичности. — Все пони работают столько, сколько каждый может. Иногда они забывают о моей доброте; но тем не менее, такая система необходима . — она отхлебнула чай, — отличный зеленый нейгпонский чай — прежде чем продолжить. — Наше общество аботает совершенно по-разному, и, стоит сказать, твое опускается вниз. Эта разница — больше чем просто философские рассуждения.

— Ах! — Кризалис откинулась на спинку кресла. — Философия... Твоих пони можно водить за нос так же, как и моих подданных, и ты этого не отрицаешь, — Она помахала на себя копытом. — А разница в том, что я не обязана работать так же тяжело, как и ты. При этом я все равно получу результаты своей работы, — Все это она выпалила, словно из пулемета.

Селестия ответила Кризалис тем же:

— В твоей стране не так много пони, чтобы ты могла судить о них. Но в то же время, Кризалис, я завидую отсутствию у вас внутренних политических беспорядков, — она вздохнула, потирая виски копытами. — Иногда мне кажется, что они сожалеют о том, что я — их принцесса, и они нарочно ведут себя, словно жеребята, пытаясь наказать меня.

Признание Селестии получило лишь кривую улыбку от Кризалис:

— Ну, вы выиграли войну. Вы теперь получили все удовольствие.

Селестия сдержала себя от желания бросить в нее одну из булочек, и наполнила вместо этого свою чашку.

— И ты все еще не объяснила мне, к чему все эти чаепития, — голос королевы прозвучал почти сурово.

Селестия решила увернуться от ответа. Она уже не в первый раз подумала о том, что у Кризалис раньше никогда не было друга:

— Как я уже говорила, я не применяю насилие, если есть и другие методы. Я не считаю тебя вселенским злом, Кризалис. Отчаянная, неразумная... возможно, высокомерная. Но не злая, как, например, Тирек. — От одного лишь воспоминания от их встречи она вздрогнула и сразу же попыталась выбросить это из головы.

К ее удивлению, после упоминания монстра Кризалис воодушевилась:

— Я слышала, что та фиолетовая кобылка вступила с Тиреком в бой, — ее глаза загорелись странным радостным волнением. — Это правда, что они обменялись Магическими Взрывами и отшвырнули друг друга через горы?

Селестия насмешливо фыркнула:

— Боюсь, я не знаю. Твайлайт оказалась делиться подробностями.

На самом деле принцесса много чего знала, но она не собиралась удовлетворять жеребяческий интерес ее гостьи.

Кроме того, она похоже не была сосредоточена на словах Селестии. Вместо этого она подняла чашку, медленно потягивая чай. На мордочке чейнджлинга показалось удовольствие. И она... улыбалась. Селестия не стала вмешиваться, вместо этого она просто отхлебнула чая, осторожно наблюдая за Кризалис.

Неужели это прогресс?

Воскресенье

Кризалис села в кресло напротив, прижав копыта друг к другу. На мордочке — выражение гнева и растерянности. Селестия опять задалась вопросом: похожа ли она на злодеев из комиксов? Надо-таки у Спайка спросить.

— Так значит, ты решила, что полностью раскусила меня, — набросилась на нее Кризалис. Это юыл своеобразный риторический вопрос, для которого не требовалось ответа.

Орейндж Пикоу нерешительно мялась на периферии и Селестия кивнула ей на двери. Ее смелая служанка поклонилась на выходе из комнаты. Принцесса сосредоточила все свое внимание на гостье.

— Ты не понимаешь, что мне довелось пережить, — Кризалис резко выговаривала каждый слог.

Выслушав заявления королевы, Селестия улыбнулась самой терпеливой улыбкой. Это ее шанс.

— Поведай же мне.

Это стало последней каплей. Кризалис ударила передними копытами о крышку стола:

— Голод! Восстания! Страх! Все это захватило каждую унцию моей власти! Мне пришлось использовать всю свою хитрость, чтобы уберечь детей от голодной смерти, а ты сидишь здесь, воображая, будто держишь высокий моральный уровень! — еще один удар копытами.

Селестия еле сдерживалась, чтобы не броситься через весь стол, чтобы успокоить разгневанную королеву. Кризалис снова зашипела:

— Ты ничего не знаешь ни о нашем роде, ни о том, что нам пришлось делать, чтобы остаться в живых. Вы накапливаете ваши драгоценные эмоции и раздаете их, даже не представляя о их ценности. Вы так легкомысленно раздаете любовь, надежду и счастье, и ради ЧЕГО? — ее крики потрясали оконные стекла.

Селестия скрестила копыта. Спустя несколько вдохов и выдохов Кризалис продолжила:

— Видеть это — все равно, что видеть богатый клан, который выбрасывает свою еду, в то время как другие голодают.

Селестия не смогла не вспомнить тот долгий поход из Западных земель, когда они хотели убежать от Виндиго. Почти все пони тогда были нищими, голодающими и злобными.

— Ты просто не поймешь, каково мне было смотреть на своих детей, — тяжело произнесла Кризалис.

Селестия помнила, как выстраивались солдаты-пегасы, как земные пони-фермеры сплотились вокруг знамени неповиновения. Кровавые битвы следовали одна за одной, будто день и ночь.

Кризалис подняла голову.

— Можешь ли ты понять наши страдания? — прохрипела она. Слезы, наполнившие ее глаза блестели, словно сапфиры.

Селестия посмотрела прямо в эти глаза:

— Намного лучше, чем ты можешь себе представить, Кризалис. Даже лучше, чем это себе представляю я.

Кризалис смотрела на нее, резко и тяжело дыша. Затем она сдавленно вскрикнула, с отчаянием и скорбью, и выбежала из комнаты.

Пятница

Через неделю Кризалис снова появилась в ее личном кабинете. Твайлайт приехала из Понивилля, чтобы обсудить природные условия своего королевства. Селестия наслаждалась своим любимым нейгпонским зеленым чаем. Только Твайлайт приготовила свои документы, раздался тихий и даже уважительный голос Кризалис:

— Можно я войду?

Твайлайт широко раскрыла глаза, но Селестия не собиралась упускать возможность:

— Я надеюсь, ты не против того, чтобы с нами побыл гость?

Ее ученица, всегда умная пони, промолчала.

Кризалис вошла с изяществом, которому позавидовала сама Селестия, и заняла свое место за столом.

— Как давно это было?

Селестия не нуждалась в уточнениях, она и так поняла вопрос.

— Давно. Не важно, как давно — боль все равно осталась. Столько хороших пони было убито. Столько тогода было страданий. Но мы пережили! — она взглянула на Кризалис. — Я не буду действовать против тебя, Кризалис. Но ты должна перейти на сторону Гармонии!

Кризалис наконец заговорила, тихо и спокойно:

— Я думаю, что мы можем начать все сначала, — она подняла голову, потерпев неудачу при попытке казаться смирной.

Но для Селестии даже такая попытка значила больше чем достаточно:

— Я думаю что мы, по крайней мере, сможем править, — она улыбнулась, протягивая копыто. — Подруга, — заявила она с надеждой, что Кризалис все таки поняла, что они все это время делали.

Кризалис прижала свое копыто к ее:

— Окей, подруга, — на этом слове ее голос оборвался. Чейнджлинг усмехнулась. — Странно для меня звучит это слово.

Губы Селестии изогнулись в улыбке:

— Тогда мы будем работать над тем, чтобы заводить друзей было для тебя привычней. А начать мы можем с моей ученицы, принцессы Дружбы Твайлайт Спаркл.

Твайлайт немного сердито взглянула на Кризалис:

— Мы встретились.

Комментарии (11)

0

Местами в переводе есть небольшие огрехи, но в целом — очень приятная история.

87 #1
0

Это юыл своеобразный риторический вопрос

Очепятка.

MadAnon #2
0

Очепятка.

What?

CrazyPonyKen #3
0

Приятно видеть ещё один фанфан про Королеву:)

zhukovskiimax #4
0

Нашел несколько ошибок:

Наше общество аботает совершенно по-разному

РАБОТАЕТ

Твайлайт оказалась делиться

ОТКАЗАЛАСЬ

Это юыл своеобразный риторический вопрос

БЫЛ

Столько тогода было страданий

ТОГДА

Рассказ довольно таки неплох.Я рад,что Кризалис и Селестия все-таки подружились.Ведь эта дружба даст пользу не только им двоим,но и чейнджлингам.Эх,я очень надеюсь,что в пятом сезоне раскроют чейнджлингов,ибо о них мы имеем мало информации.А фанфику плюсь и в фаворайты =)

CrazyPonyKen #5
0

*плюс

CrazyPonyKen #6
0

Разве последняя фраза должна быть не "Мы встречались"? А то по-моему вся шутка убивается. Ну а в целом перевод неплох, но имхо недостаточно русифицирован — некоторые предложения звучат слишком сухо или странновато.

Simon #7
0

Таки и правда приятный рассказ, пусть даже в одном месте отсутствует нужный жирный шрифт а в иных есть пара огрехов. В целом очень и очень неплохо!

Чайн #8
0

Спасибо за перевод хорошего фанфика. Он был бы отличным если бы не упоминания убийств пони при походе на юг. А так близко к дружбамагичному канону.

Серокрылый #9
0

В дополнение к замечаниям прошлых комментаторов (которые до сих пор не устранены):
"перед собой казалась слишком" — вводное предложение озапятить
"ее под свою стражу и незамедлительно усадила ее пить" — её повторяется дважды, второе — выкинуть.
"Селестии еле сдержалась" — Селестии? Их много?
"чай из Седловской Аравии" — она вроде как Седельная (судя по остальным фикам, как в каноне — искать лень)
"Здесь нет ничего" — лучше "В нём нет ничего опасного"
"Если вкус чая с корицей" — у меня на работе один товарищ махнул большую коробку чая с корицей (100 пакетиков) на маленькую чая с хрен знает чем (25 пакетиков), мотивируя тем, что корица — гадость. Ничего, пью. Так что на вкус все фломастеры звучат по-разному.
"то каким он был для Кризалис Селестия" — перед Селестией вроде как запятая напрашивается.
"под воздействием кофеина сменялось раздражением" — сменялось подразумевает цикличность процесса, здесь лучше — "сменилось"
"Кризалис с испепеляющим взглядом" — не представляется. Вариант: "испепеляя своё отражение в зеркале взглядом"
"во имя Первого Яйца ты" — после ругательства — запятая. Или это не ругательство... неважно.
"не действуешь, как настоящий" — запятая лишняя
"тебе бы пришлось бы мыть" — слишком много "бы"
"ты все равно остаешься" — здесь и далее всё-равно через дефис
"Возможно что да" — запятая после "возможно", проверено гуглем
"система необходима . — она" — перепроверьте знаки препинания
"результаты своей работы, — Все" — всё с маленькой буквы
"интерес ее гостьи." — наверное, лучше "своей гостьи"
"она похоже не была" — похоже озапятить
"не представляя о их ценности" — лучше: "не имея представления об их истинной ценности"
"Селестия не смогла не вспомнить" — слишком много "не" затрудняют чтение. Попробуйте: "Селестия невольно вспомнила"
"наполнившие ее глаза блестели" — запятая
"Кризалис все таки поняла" — дефис

GHackwrench #10
0

Селестия не стала вмешиваться, вместо этого она просто отхлебнула чая, осторожно наблюдая за Кризалис.
Не вписывается в образ Селестии. Отпила,да! Но не отхлебнула.

Lunofag #11
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...