Двойной переполох

Пинки Пай далеко не первый год в вечериночном бизнесе и, кажется, её уже ничем не напугать... Или так только кажется?

Пинки Пай Другие пони

Смешарики в Эквестрии

Смешарики попали в Эквестрию, но у них есть всего семь дней, что бы разузнать о чужом мире побольше

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Стране нужны паровозы!

Прогресс не стоит на месте, дамы и господа. Он всегда находится в движении. И я уверена, что если хорошенько наподдать ему, то он полетит вперед как ошпаренный. Как, вы меня спросите? Очень просто — найти самый мощный двигатель прогресса! Самый технологичный, самый большой и самый быстрый. Как, например, паровозы. Да, да, именно те огромные громыхающие штуки с ужасной расцветкой. Уж поверьте мне, друзья мои, они незаменимы. Стране нужны паровозы! Именно поэтому мы будем делать их, а если, делая паровозы, мы сделаем немного денег, то это ведь никому не навредит, правда?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Брейберн ОС - пони Флёр де Лис Вандерболты Стража Дворца

История Найтмер Мун в стихах.

Луняша написала стих.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Найтмэр Мун

Так держать, Менуэт. Часть 2: Щупальца, мумии и прочее дерьмо

Приключенцы... Ага, звучит гордо. Совершенно не похоже на “чуваки, прорубающиеся с мачете сквозь джунгли, пока москиты жрут их крупы". Вы отправляетесь в приключение, хотите найти несметные сокровища, и вам нужно доставить целую гору разных вещей в какую-нибудь Селестией проклятую дыру на другом конце мира... Ну, вот тут я и появляюсь. Меня зовут Менуэт. Клянусь, я лишь хотела жить спокойной жизнью с небольшими намеками на приключения. Теперь же мне приходится сражаться с мумиями, зомби, щупальцами, непредставимыми мистическими мерзостями, наемниками с Манэгаскара и сборщиками налогов. И во всем виновата Винил. Снова.

Трикси, Великая и Могучая Лира DJ PON-3 Дэринг Ду Колгейт Марбл Пай

Добро пожаловать в Фонд!

Никто другой не защитит нас, мы должны сами постоять за себя. Пока остальные живут при свете дня, мы остаёмся во тьме ночи, чтобы сражаться с ней, сдерживать её и скрывать её от глаз , чтобы все могли жить в нормальном, безопасном мире. Обезопасить. Удержать. Сохранить.

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Улица Дружбы 34

Автобиографический сентиментальный порнотриллер.

Биг Макинтош Лира Бон-Бон ОС - пони Доктор Хувз Бэрри Пунш

Действующие лица

Это был трудный день. Древнее зло, дух хаоса и дисгармонии, пробудилось и начало устраивать свой порядок.Лишь совместными усилиями носительниц Элементов Гармонии Дискорд был вновь заключён в камень.Уставшая, Твайлайт Спаркл возврашается к себе в библиотеку, и, усталая, засыпает...

Твайлайт Спаркл Дискорд

Fallout Equestria: Один на Миллион: Понимания

Фанфик-переход, написанный мной под влиянием фика за авторством SilverShine, также в качестве эксперимента. В процессе написания и продумывания о том, как и почему человек попадает в Эквестрию, зародилось продолжение, так что фанфик-переход вылился в произведение на 17 гуглдоковских страниц и 7 с небольшим тысяч слов. И это только начало, так как продолжение пишется. Имеются мат, сленг, ОС, человеки и часть мейн6, пусть лишь в качестве проходных персонажей.©

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Любовь и другие лекарства

В этой жизни никому не избежать испытаний. Для каждого рано или поздно наступает время, когда мир причиняет ему боль, предаёт его или зовёт на подвиги. Твайлайт и её подругам предстоит узнать, что они сто́ят на самом деле. Иногда лучшее лекарство не то, что исцеляет тело, а то, что для души.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: Stinkehund
Глава II — «Главное, не попасться!» Глава IV — «Встреча с лесными обитателями»

Глава III — «Неожиданная беда»

Принцессы-сестры и правительницы государства Эквестрия. Из книги «Краткая история: Эквестрия» я помню, что этим правительницам больше тысячи лет и что они всесильны, раз одна управляет солнцем, а другая луной и звездами. Многие пытались их свергнуть разными способами: революции и восстания, простые забастовки, политическое вмешательство, война с царством грифонов, даже принцесса Луна пыталась свергнуть свою старшую сестру Селестию, чтобы править одной и вогнать Эквестрию в вечную ночь, воспользовавшись Темными силами, но Селестия, чтобы сберечь свой народ от вечной ночи, сослала собственную сестру на луну, где та, провела тысячу лет и по возвращении была побеждена Хранительницами Элементов Гармонии, имена которых не записаны.

Я не помню их, хотя при наличии амнезии это нормально, сколько бы раз это я ни повторял. Я не помню даже собственных воспоминаний о себе, родственниках и друзьях, если таковые, вовсе, были. Принцессы никогда не будут заинтересованы в простом, неизвестном никому пони, если пони вообще. Наличие такого количества стражи говорит либо о том, что они берегут себя от покушений, хотя кто осмелиться, они друг друга на луну пытались сослать и это одной даже удалось, либо о том, что, что-то происходит с их политическими делами.

А вот и Эпплджек со своими друзьями идут, только направляются они в сторону принцесс. Они, видимо, решили сообщить им о том «Лесном жителе», который распугал животных, то есть, обо мне. Интересно, что примут принцессы для помощи в их вопросе.

— Что? – Неожиданно и тихо удивился я, видя, как Твайлайт обнимается с принцессой Селестией, а она в ответ также, я бы даже сказал, любя и ласково, приобняла Твайлайт.

— Что вас так удивило? – Мило вито спросила не знакомая пони.

— Твайлайт обнимается с принцессой, это удивительно! Никому недозволенно, но она так спокойно это делает, — недоуменно повернул я голову к источнику голоса моей собеседницы. Это оказалась милая пони: шкурка цвета топленого молока или шампань, кудрявая грива морковного цвета и после вчерашнего разговора с Эпплджек про кьютимарки, я быстро обратил внимание на кьютимарку своей собеседницы – это три морковки, и, видимо, ее талант с ней и связан.

— Хи-хи, ты ведь тот новенький, да? Раз вы знаете Твайлайт, то должны знать, что она лучшая ученица принцессы Селестии, а еще и Хранительница Элемента Гармонии, она с подругами уже не раз спасали Эквестрию от катастроф, к примеру, история с возвращением Найтмер Мун или Дискорд, если вы издалека и не знаете этих историй я могу их вам рассказать. Я, кстати, Кэррот Топ или просто Кэррот, — пояснила она мне она этот нюанс. Элемент Гармонии, значит, Твайлайт и ее подруги те самые Хранительницы и еще Твайлайт имеет прямую связь с принцессами, эта информация может пригодиться в будущем.

— А я Харвестер или, просто, Хар, — ответил я взаимностью и улыбнулся. Видимо, она увидела мою улыбку и тоже улыбнулась, — приятно познакомиться, — надо бы потянуть капюшон, а то видно мою улыбку.

— Взаимно… я вот слышала, про вас, ну что вы издалека и что вы так и пришли в Понивиль, в плаще, и, видимо, до сих пор не сняли почему? На улице жаркий летний день, а вы в одежде ходите, — спросила меня Кэррот.

— В лесу был один несчастный случай, вот я и пострадал? и до сих пор не реабилитировался. Если объяснять вкратце, то выгляжу не очень важно, — пояснил я ей.

— Оу… прости, я не знала. Это личное и я не должна была лезть со своими расспросами, — она склонила голову, стыдясь за свои вопросы, — так друзья не поступают, я плохой друг, — вот что на нее нашло? Вопрос как вопрос, обычное любопытство и не более. Она считает меня другом, поразительно, какие все здесь дружелюбные и отзывчивые, чуть-чуть пообщались и уже друзья. Я ничего против не имею, но у меня такое ощущение, что такого раньше не было, такой дружелюбности.

— Эй ты чего это? Вопрос как вопрос, все любознательны, абсолютно все и в этом нет ничего страшного, я же не ругаю, и не говорю, что ты мне не друг, а даже наоборот. Видишь ли, у меня в этом городе нет знакомых, кроме Эпплджек и то, она мой работодатель, а не друг, — видимо, из-за интереса, она подняла голову и стала внимательно слушать, ожидая главного, — будем друзьями, Кэррот?

— Да… у меня тоже друзей немного, — уже более оживленно сказала она.

— Вот и отлично, я не люблю, когда кто-нибудь грустит, и значит, ты тоже не должна грустить, что бы не грустил я, договорились?

— Хи-хи, конечно. Ты голоден? Давай я тебя угощу морковным супом, а то я готовлю много, а ем мало, — предложила она. Я голоден, весьма таки, я не могу отказать своему новому другу.

— Не откажусь…

Видимо, я — очень общительный пони, раз из первого разговора завел себе нового друга. Мне очень не хватало общения на протяжении этих трех недель, после пробуждения на поляне и сейчас на Кэррот обрушилась малая часть того, сколько мне еще нужно выговориться, но на душе стало заметно легче, хоть и разговор был случайным.

Перед уходом, я обернулся, чтобы посмотреть, что сейчас делают Хранительницы, теперь я так буду их называть, так скажем, по их должности. Но их уже не было, а принцессы принимали своих подданных с их проблемами, вопросами и пожеланиями.

К Принцессе Селестии было обращено большое внимание со стороны государственных и простых, городских проблем, а к ее сестре, Принцессе Луне, было обращено внимание жеребят, которые так и норовились поиграть с принцессой, хоть она делала важный и статный вид, но все равно подыгрывала детям. Пока я искал Хранительниц, я пересекся взглядами с младшей принцессой, во взгляде читалось удивление, недоумение и интерес, которое есть у всех. К нашим гляделкам присоединился главный гвардеец.

— Ты идешь? – Послышался голос Кэррот.

-Да, — перед тем как уйти, я заметил, что этот гвардеец, что-то спросил у ночной принцессы и затем удалился.


Меня куда-то вела Кэррот, сквозь толпы пони идущих навстречу и поперек, кто просто гуляет, а кто идет по делам. Оказывается, ларек, с которого я снял тот тент, это торговый ларек Кэррот, неловко выходит. Странно это, ларек на краю площади, а ее дом где ближе к окраине Понивиля, она, что не боится, что ее ларек обворуют, как это и было. Но признаться, — «Мне немного стыдно».

Отдаляясь от площади, кучность и количество пони уменьшалось, остались только те, кто работает или те, кто уже был на площади.

Мы подходили к одноэтажному, видимо, ее дому. Дом хоть был и одноэтажный, но все равно казался большим. Он не нуждался в ремонте и выглядел, как новый, только что построенный. Подойдя ближе, я заметил, что за домом находятся грядки для рассады, как я думаю, моркови.

— Проходи, не стесняйся, — пригласила меня в дом Кэррот.

Внутри дом казался очень уютным и даже родным, что ли? Никаких лишних деталей нет: однотонные обои приятного красноватого оттенка, диван и кресло, все как по-домашнему.

— Пойдем на кухню, у меня уже все готово.

Я не люблю узкое общество пони и я это уже говорил, но с тем кого считаешь другом, все наоборот. Раньше я это не любил из-за… из-за… я уже не помню из-за чего, можно сказать, что это врожденная черта моего характера, которая скрыта от меня за толстой стеной беспамятства.

Пообедать без разговоров не удалось. Кэррот старалась, как можно больше узнать обо мне и мне приходилось придумывать и запоминать свою выдуманную историю, чтобы не было потом проколов с ней. В итоге я — Харвестер, из Лас-Пегасуса, который пошел в путешествие по Эквестрии и в этом походе случился несчастный случай, я пролежал в больнице две недели и потом я сам попросился выйти, и меня отпустили, я купил себе плащ и пошел дальше, теперь я в Понивиле и работаю на ферме Эпплов. Так прошел час.

— Спасибо, было вкусно, — не зная, как еще отблагодарить Кэррот, сказал я первое, что пришло в голову.

— Не за что, главное, что тебе понравилось, — я уже развернулся к двери, чтобы уйти, как меня позвали, — Хар, стой, подожди… Вот тебе морковки на какое-то время.

— Спасибо, но мне нечем тебе заплатить, я еще не заработал, — я не мог принять это, я и так тент у нее забрал, только она об этом не знает.

— Ой, да что ты. Забирай так, считай это как подарок друга. У меня все равно этой моркови очень много, — отмахнулась она, — мне все равно интересно, кто прячется под капюшоном.

— Придет время, узнаешь, все узнаешь. Спасибо, Кэррот, я твой должник. Ладно, я пошел, мне еще работать и работать, — я открыл дверь и вышел на улицу. Некоторые пони с удивлением посмотрели, как я выхожу из дома Кэррот и начали перешептываться.

— До встречи, Хар, — помахала она мне копытом.


Придя на ферму, я первым делом пошел в выделенную мне комнату, чтобы положить морковку, которую по дружбе мне дала Кэррот. В доме была одна бабуля Смит, она то ли спала, то ли просто качалась в своей кресле-качалке. Биг Макинтош был в саду весь день и работал. Эпплблум, про нее я не знаю, в школе, наверное, а Эпплджек, последний раз я ее видел в городе на площади.

На площади я провел час и в гостях у Кэррот тоже час, так что сейчас на дворе примерно два или три часа дня. Я отправился работать в свою часть сада, которую мне выделила Эпплджек и которую я должен собрать. За сегодняшний день, мой первый день работы в саду, я собрал яблоки только с тридцати деревьев, а на моем участке их, наверное, тысяча.

Сбивая яблоки с деревьев, на меня нахлынуло странное чувство, которое можно описать только, как прилив сил энергии, но вместе с этим и легкое чувство эйфории, что ли? Раньше, чтобы сбить все яблоки с одного дерева, мне нужно было ударить по нему три — пять раз, а теперь они все осыпаются то с двух, то с одного удара. Я на это не обратил особого внимания, я думал, что это из-за того, что я поел и пища уже частично переварилась, и по моему организму стали распространяться полезные вещества, которые и придали мне силы.

Уже настал вечер и яблоки были собраны, как минимум, со ста деревьев, что дало хороший плюс. Я решил дособирать последние яблоки и закончить на сегодня, но удар по последнему дереву отвергнул задуманное мною, сильным хрустом древесины.

— Что? – Не понял я, как умудрился ударить с такой силой, что дерево треснуло внутри.

Я решил проверить это на еще трех яблонях и эффект такой же. Я сразу понял, что это ненормально и физически так точно не могу, значит, этот эффект лежит где-то в магии, в которой я не разбираюсь.

Закончив с яблоками, я пошел прогуляться по окраине Понивиля, чтобы скоротать время до ночи и лечь спать, а то сейчас не очень хочется. Я думаю, стоит проверить то, что было на ферме, только на простых деревьях. В первые удары я много силы не вкладывал и вызывал пошатывания у деревьев, в последующие, примерно, чуть меньше половины и сейчас деревья уже начали трещать и даже, иногда, крениться, а в последний, я вкладывал почти всю силу и то опробовал на одном дереве, оно просто треснуло и дало сильную трещину и вдобавок накренилось, и это все было с вековыми деревьями.

По наступлению вечера я вернулся в свою комнату. Эпплджек, как и Эпплблум, была уже дома и снова звала на обед, но я снова вежливо отказался, сзываясь на головные боли. В комнате не душно, не жарко, но и не холодно, такой своеобразный климат комнаты. Думаю, стоит открыть окно, ведь ночью все так же сплю в плаще, но на дворе лето и даже ночью было довольно тепло, если не жарко.

Открыть то окно я открыл, но вот засунуть голову назад в комнату было трудной для меня задачей. Ярко-желтый, затем блестящий, золотой закат заворожил меня, такое ощущение, как будто меня не было несколько столетий, а то и тысячи лет. Я не могу оторваться от такого зрелища, я, просто, радуюсь, как маленький жеребенок при виде своей мамы или от получения долгожданной игрушки. А ведь действительно, закат очень красивый и завораживающий иначе бы, он не нравился практически всем… почему практически, так и есть, всем.

Когда солнце полностью зашло за горизонт и я, наконец-то, налюбовался закатом, а на улице стало, заметно, прохладнее, я всё-таки засунул свою часть тела, которая была в окне, в комнату и поплелся к кровати, спать захотелось сильно. Уже лежа в кровати и пытаясь уснуть, я призадумался над сегодняшним открытием своих новых способностей.

«Сначала я плотно поел у Кэррот и… и все, больше я ничего не делал, кроме того, что я вкладывал силу в удары, для сбивания яблок.» — Такие мысли ходили ходуном у меня в голове до того, как я резко и неожиданно провалился в кровать и уснул.


Утром меня разбудил шум разговоров за дверью в мою комнату. Не знаю когда я стал считать эту комнату своей, но если ты в ней спишь разве она не твоя, хотя бы на время сна? По голосам можно было различить, что там две пони, они сестры и живут в этом доме. О чем идет разговор, различить было трудно, да и лень тоже, если честно. Вставать с кровати тоже очень лень и я решил прибегнуть к старому способу взбодриться – упасть на пол. Падение оказалось действительно стоющим, шумы за дверью резко прекратились, а я резко приобрел заряд бодрости, из-за того, что пол оказался значительно холоднее, чем ожидалось и падение тоже оказалось больнее, чем ожидалось.

— Ты там в порядке? – Послышался вопрос из-за двери, но непонятно чей, голоса у Эпплджек и Эпплблум похожие, а вдобавок еще дверь искажает звук.

— Да… и хватит там стоять, пройдите, что ли?

Дверь медленно открылась и за ней стояла Эпплджек, а в зубах она держала поднос, но ее сестры не было. На ней было слегка виноватое выражение мордочки, но оно быстро сменилось на ее обыденное. Она прошла на середину комнаты и остановилась. Я подошел к ней взял в копыто поднос.

— Это твой завтрак, а то тебе ведь нужны силы, чтобы работать в акрах, — объяснила она мне о том, что было на подносе.

— Эм… спасибо, но я ведь не просил, зачем вы тратите на меня свои запасы еды? – Я ведь действительно не просил и даже наоборот, пытался держаться на расстоянии, а если вот так вот завтракать, обедать и ужинать вместе с ними, то появиться привязанность.

— Теперь уже не спорь, раз взял так ешь, тебе ведь нужны силы для работы вот и ешь, — настойчиво объяснила она мне.

— Но это же лишние затраты, для вас и... – Не успел я договорить, как меня перебила Эпплджек.

— Да, что ты заладил? У нас полно этих запасов, если бы это были затраты, разве мы их тратили на тебя? Может ты из большого города, но не надо считать, что везде такие пони, как в Мэйнхетэне или Кантерлоте, у нас в Понивиле все знают друг друга и всегда готовы помочь, — уже более доходчиво объяснила она мне.

— Эх… твоя правда.

— Конечно, моя, не зря же я Хранительница Элемента Честности, — гордо сказала Эпплдлжек. Хранительница Элемента Честности, значит моя догадка насчет друзей Твайлайт — это правда и остальные ее друзья тоже Хранительницы оставшихся пяти Элементов Гармонии: щедрости, верности, доброты, смеха и ранее неизвестного шестого, главного элемента, элемента магии.

В дверной проем показалась голова той самой Эпплблум, аккуратно подглядывая, чтобы ее не заметили, но, видимо, у нее такого опыта скрытности, как у меня, просто-напросто нету. В ее глазах, как и во всех тех кто видит меня впервой, есть искорка интереса ко мне.

— Привет, ты ведь Эпплблум, верно? Мне о тебе рассказывала твоя сестра, проходи не бойся, я не кусаюсь, — вежливо и, как-то по-детски позвал я Эпплблум.

— Здрасьте… Да я Эпплблум.

— И как давно ты там стоишь? – Хотел я еще подловить на подслушивании.

— Я… я… я здесь, как Эпплджек зашла к вам. Это я хотела вам оставить завтрак, но меня заметила Эпплджек и… — но ей не дал договорить уже я.

— А, что было дальше, я знаю. И пожалуйста, давай на ты. Я неофициальная персона и я даже, скажем так, твой работник, ведь если я работаю на ферме Эпплов, то значит и на тебя от части, — я заметил, что уже долго стою с подносом в копыте и поставил его на тумбочку, — и, да, спасибо за завтрак.

— Да не за что. И ты работаешь на меня тоже? И тоже могу давать тебе поручения? ЗДОРОВО! – Воскликнула она.

— Да, но никаких поручений ты давать не будешь, я уже дала ему работу, а свои домашние задания будешь делать сама, — строго сказала Эпплджек.

— Ну… а я хотела получить кьютимарку по командованию и управлению другими пони, — обиделась Эпплблум.

— Эпплджек, кстати, где у вас здесь ванная комната? – Спросил я.

— Как выйдешь, направо до конца, дверь справа, — объяснила она мне дорогу. Ого! Меня поселили рядом с ванной комнатой, очень здорово, хотя, наверное, здесь все живут: в соседних комнатах.

Закончив разговор, сестры вышли и закрыли за собой дверь, а я остался позавтракать тем, что мне принесла Эпплблум, а передала в копыта Эпплджек – кусок яблочного пирога, чашка с еще неостывшим чаем, бутерброды из хлеба и с, как я понял, гвоздикой, а напоследок овощной салат. Спасибо большое за такой завтрак им, этот городок не перестает меня удивлять: дружба с одного разговора, дружеский подарок, в первый день дружбы; бесплатный завтрак своему работнику, как и бесплатное место жительства.

Позавтракав и отнеся поднос с посудой на кухню, я отправился в ванную комнату, чтобы нормально освежиться за последние три недели. Я решил много времени этому не уделять, поэтому зайдя в ванную, я закрыл за собой дверь, чтобы никто случайно не зашел. Снял свой плащ-накидку, снял свой самодельный «ремешок» с бомбочками из листьев и крепко связанных нитками, которые, на удивление, даже не рассыпались и уже после своего раздевания я занялся своими водными процедурами.

Закончив с процедурами, я вновь отправился работать в свою часть яблочных акр, прихватив часть моркови, что дала Кэррот. Сегодня судьба преподнесла мне маленький подарок – это чуть-чуть пониженную температуру, прохладнее, чем вчера, и легкий, гуляющий ветерок в акрах. Сегодня работать не так жарко, как вчера, даже, можно сказать, что приятно и одно удовольствие.

Я работал около четырех часов и немного подустал и проголодался. Но, что-то говорило мне, что мне просто так поесть не удастся. И как я предчувствовал, нормально пообедать мне помешала Пинки Пай, она прискакала из ниоткуда, причем выскочила так, что я чуть на яблоню не запрыгнул, со страха.

— Привет, что делаешь? Кушаешь, приятного аппетита, какой твой любимый цвет? – Опять она начала тараторить.

— Эм… синий, — ответил я после недолгих раздумий.

— А какие твои любимые сладости? – Видимо, она не отстанет просто так.

— Я не люблю сладости. Я фрукты больше люблю, в особенности бананы, — а ведь действительно сладости я не очень люблю, а вот бананы наоборот. Интересно, зачем ей все это знать или она уже все прознала и хочет вывести меня на чистую воду?

— КАК? – Завопила она.

— Ты чего кричишь?

— А вот ты где, — прибежала Эпплджек, — я так и думала, что это ты Пинки. Ты чего кричишь во все горло?

— Хар сладости не любит! — Объяснила она Эпплджек и задала мне следующий вопрос. — Но вечеринки же ты любишь? – Даже Эпплджек не спасет меня от ее вопросов Пинки.

— Насчет вечеринок, то, наверное, да, — я не могу быстро отвечать на вопросы хоть я и ничего не помню, но предпочтения можно вспомнить, это уже уровень подсознания.

— Ладно, Хар, не будем тебе мешать, — сказала Эпплджек, толкая куда-то Пинки Пай.

Куда она ее увела, я не знаю, но какие-то голоса я слышал, но опять же разобрать было трудной задачей, и здесь уже мешала не дверь, а расстояние. Все равно непонятно, зачем она задавала такие глупые вопросы. Но зато, теперь отобедав, можно снова приступать к работе.


И снова этот захватывающий дух закат. На этот раз я уже смотрю на него не высунувшись в окно, а на найденной мною небольшой полянке, где-то в яблочных акрах, совсем недалеко от дома. На улице сейчас дует прохладный летний, вечерний ветерок, слегка покачивая листву на деревьях, а я сижу на прогретой солнцем траве и смотрю на завораживающий и дивный вид летнего заката.

— Ничто не может испортить сегодняшний вечер, — сказал я сам себе.

Хоть это и происходит второй раз, но я уже понял и осознал, что в такие моменты я не думаю ни о чем, в моей голове пустота и слышен только тихий гул вечернего ветра и шелест листвы.

Вдыхая воздух, я четко стараюсь разобрать запахи, которые наполняют воздух. Чувствую: свежую, слегка мокрую, траву с листьями, свежие, только созревшие яблоки, запах яблочного пирога, доносящегося из дома.

Солнце медленно садится за горизонт, а я все еще сижу ни о чем не думая и никуда не собираясь. Солнце зашло за горизонт только что и я сразу же направился в сторону дома. В доме была тишина, никаких разговоров, ходьбы или подобных звуков, только скрип, равномерно покачивающийся кресла-качалки, на которой спит бабуля Смит. В доме никого и это очевидно, куда все делись, я не знаю.

Решив никого не искать, мне это, просто, незачем. Я отправился в выделенную мне комнату на втором этаже, чтобы лечь спать до завтрашнего дня. Но, естественно, ничто некогда так просто не бывает. Лежа в кровати, пытаясь уснуть и одновременно копаясь в своих малочисленных думах, нарастал какой-то непонятный гул, но я не придал этому особого значения, а зря. Секунд через десять, после того как начал нарастать гул, с громким хлопком распахнулась входная дверь, если не сломалась.

Вскочив с кровати, я выбежал проверить, что случилось. Первое, что пришло мне в голову, так что это в дом ворвались грабители, но правда оказалась куда плачевнее… от смеха. Дверь была выбита с петель, как я и предполагал, на кухне был колоссальный погром: разбито окно, его осколки валялись на полу, дверцы кухонных шкафчиков также слетели с петель, сломанный стол и в центре всего была пегаска, вся измазанная в грязи и траве с листвой, только приглядевшись, я понял, что это Рэйнбоу. Заглянув, в гостиную я увидел, что бабуля Смит все так же мирно спит в кресле-качалке.

— Рэй… ты кто? – Вовремя я остановился, иначе бы назвал ее по имени, а ведь мы не знакомились.

— А? Это ты… как тебя… Харвестер? – Спросила она, протирая ушибленное место, то есть голову.

— Это-то да, я, но мне интересуют кто ты и че ты здесь делаешь, — ведь действительно меня интересовал этот вопрос, не каждый вечер или ночь в дом влетаю пегасы без причин.

— Я Рэйнбоу Дэш, самый быстрый пегас в Эквестрии, после Вандерболтов, конечно, — так, ее Рэйнбоу Дэш полное имя, а я думал Рэйнбоу. Видимо, хвастовство у нее в крови.

— С этим разобрались, а какого ты здесь делаешь? – После вопроса она как будто опомнилась, вскочила и побежала к двери.

— Я за тобой, пошли, помощь нужна, — после этой фразы она выбежала и куда-то побежала.

Без лишних вопросов, хотя их и задавать-то некому больше, я выбежал следом и побежал за Рэйнбоу. Окраину леса, по которой мы бежали, освещал лунный месяц и несмотря на его маленькие размеры, он освещал достаточно хорошо. Я не знаю куда мы бежим, но если кому-то нужна помощь и тем более незнакомца — меня, то значит, случилось что-то нехорошее.

Так и бежав без перерыва пять — десять минут, мы прибежали к поляне Понивиля, откуда ведет тропа в Вечнозеленый лес. Здесь на этой поляне собрался, наверное, весь Понивиль и все были распределены на группы по шесть пони, но ни в одной не было пегасов, они стояли одной большой, отдельной группой.

— Наконец-то, чего вы так долго? – Спросила Твайлайт, как только мы прибежали.

— Да, знаешь, проблема одна произошла, — ответила ей Рэйнбоу Дэш.

— У нас и так уже большая проблема, если ты не заметила, не хватало нам еще и других, — как-то нервно и немного повысив голос, сказал Эпплджек.

— Успокойся Эпплджек, мы их найдем, — попыталась упокоить ее Твайлайт.

— Ладно, хорошо.

— Так, Хар, верно? – Спросила у меня Твайлайт.

— Да.

— Хорошо, Хар, ты пойдешь с нами, — она повернулась к Рэйнбоу, — а ты, Рэйнбоу, помнишь, да? Ты вместе с другими пегасами проверяешь лес сверху.

— Твайлайт, видишь ли… я тут крыло подвернула.

— ЧТО? Ладно, ладно… хорошо тогда мы пойдем все вместе.

Я так и стоял молча, потому что, абсолютно не понимал, что происходит. Закончив с какими-то своими подготовка, все группы отправились в лес, для меня неизвестно зачем. В каждой группе было по три единорога и три земнопони, каждый единорог освещал себе путь магическим свечением, а земнопони были с фонариками или с лампами.

Идя по лесу ночью, мне наверно одному было весело, не знаю почему, просто так. Насколько я понял из криков типа, – «Эпплблум, Свити Бель, Динки, Сильвер Спун и т. п.» — что все прочесывают лес в поисках детей, которые, наверное, по неосторожности забрели в лес и заблудились. Чтобы прояснить ситуацию, я решил спросить, что конкретно происходит.

— А что, собственно, происходит и зачем я здесь? – Спросил я у всех.

— Я тебе сейчас все объясню. Эпплблум, Свити Бель и Скуталу позвали своих одноклассников поиграть на поляне возле Вечнозеленого леса, но почему-то они пошли в лес и заблудились и мы сейчас их ищем, — спокойно рассказала мне историю Пинки Пай, но все равно на одном дыхании. Она выглядит не так, как раньше хоть и видел ее три раза, но уже могу сказать, что она очень ответственно подходит к серьезному делу.

— А, спасибо, теперь все ясно.

— Нам нужна помощь каждого, вот держи, — Твайлайт левитировала ко мне фонарик из своей сумки.

Мы так и продолжили идти, зазывая детей, которые заблудились, но все безуспешно. Со всех сторон слышны крики других групп, зовущих детей, и вой древесных волков. Твайлайт освещала себе путь магическим свечением, как и Рарити, хотя Рарити выглядит очень озабочено и взволновано, как и Эпплджек, видимо, ее сестра тоже заблудилась. Эпплджек несла лампу в зубах и заглядывал в каждый кустик и каждую проталину. Пинки Пай уже не скакала, как мяч, шла и внимательно осматривалась на наличие каких-нибудь зацепок, а держала она фонарь в своей гриве как, я, так и смог понять. Рэйнбоу и Флаттершай шли рядом и только Флаттершай, держала в зубах фонарик. Я же, просто, шел на трех копытах, а в четвертом держал выданный мне фонарик и вглядывался в лесную темноту.

Ходя так еще минут два, я уже начал терять интерес в помощи, видимо, я очень сильно вымотался за день и устал, а у них тут настоящая катастрофа, а я веду себя черствый эгоист. «А-А-А-А-А-А-А» — пронесся у меня в голове детский крик.

— Вы это слышали?

— Слышали, что? – Спросила Рарити.

— Наверное, показалось, идем дальше.

Я уверен, что мне не показалось, ну мне так кажется. Но придется все проверять. Я начал внимательно вслушиваться в окружающие звуки, но не в шепот идущих рядом со мной пони. Слышу: треск ломающихся веток под копытами пони в других группах, шелест листвы, поддающиеся слабому ветру и… крик детей в глуби леса, с правой стороны.

После того как я понял где находятся дети я неожиданно, для самого себя, я рванул сквозь кусты, бросив фонарь на землю и со всей своей скоростью побежал в сторону источника крика.

— Эй ты куда это собрался? – Это последнее, что я, нормально смог разобрать убегая в противоположную сторону от этой шестерки.

Я постоянно вслушивался именно в те звуки, которые были со стороны жеребячьих криков. С той стороны были лишь крики и нагоняи друг друга, чтобы не отставали.

Наверное, три минуты я бежал, что есть мочи без остановок и изрядно выдохся, но основную задачу я выполнил – нашел детей, их было немало, наверное, десять или больше. Но вот их загнали к низу отвесного утеса и окружила стая древесных волков. В такой ситуации мне осталось только одно – использовать пыльцу Забудки. Встав на задние копыта, я сорвал одну порцию из пяти и быстро попытавшись прицелиться метнул в цель. Первая порция попала точно в морду одной из этих псин и мгновенно усыпила и того, в которого попал и трех ближайших к нему. Еще осталось восемь волков, они заметили, что их молодняк резко упал и они стали более свирепее, чем раньше и стали более активно подбираться к жеребятам. Второй, третьей и четвертой, я вырубил пятерых: вторая вырубила одного и к нему подошел его сородич и как раз начал обнюхивать, еще неосевшую пыльцу, третьей вырубил самого первого и четвертой еще двоих, которые шли бок о бок.

Осталось еще 3 волка и последняя «посылка» для них, я решил вырубить ближайшего к жеребятам, а оставшихся увести за собой, но я, видимо, перестарался и попал прямо в жеребят и они сразу все уснули из-за того, что сидели плотной кучей.

Один из оставшихся волков, наверное, решил, что он поймал добычу и начал набирать скорость и приближаться к детям, а вот другие лишь вертели головами в недоумении, что произошло.

— НЕТ! – Заорал я во все горло, видя, как настигающий свою жертву волк делает свой финальный прыжок, чтобы сожрать жеребят.

Я поддался вперед и выпрыгнул из кустов, в которых сидел и метал мешочки с пыльцой. Жжение по всему телу, неболезненное, но очень ощутимое, как будто слегка ошпарился горячей водой, прошло по моему телу, а потом время как будто замедлилось, а вот скорость, с которой я летел нет. Ощущение полета вот, что я испытывал в тот момент, я не чувствовал земли, как и своего тела полностью, как будто оно исчезло или растворилось, я не мог посмотреть направо или налево, то чем я сейчас вижу не подчиняется мне, но зато я могу различить три темных сферы, кружащих по краям моего кругозора, от которых, исходит темная пелена.

Громкий треск, затем я приземляюсь на землю, на свои четыре копыта, а на голову падают ветки, из которых состоял тот волк, который прыгал на детей. Я уже находился не в кустах, а на месте того волка и я не понимаю, что произошло, но мне понравилось. После приземления с несколько секунд от моих копыт исходила какая-то черная аура, а эти, еле заметные линии и иероглифы по телу излучали черных свет, я не знаю как свет может быть черным, но, так и есть.

Оставшиеся два волка быстро собрались с мыслями и озлобили свой оскал, начали обходить меня с двух сторон. Я был их первой и последней преградой перед их ужином – жеребятами. Хоть это и дикие животные, но у них есть капля разума. Первый волк, который обходил меня справа бросился на меня и попытался задеть меня своей лапой с острыми когтями, но я вовремя увернулся и ударил его прямо в нос со всей силы, как тогда в яблочном саду, и волк, просто, разлетелся на ветки и мох, которые отлетели на добрую десятку метров в гущу леса. А второй волк, который обходил меня слева и уже отошел метров на десять, решил со мной не церемониться, а сразу перейти к ранее намеченной жертве и совсем забыл про меня, но вот я про него не забыл и я решил попробовать разнести волка на щепки, так же как и первого. Быстро сосредоточившись и прыгнув, я ощутил то же самое жжение по всему телу, отсутствие самого тела, полета и увидел ту же самую картину: три темных сферы, кружащих по периметру кругозора, а от них исходила темная аура.

Снова треск, приземление и дождь из составляющих древесного волка, то же самое чувство эйфории. Дети мирно посапывают и видят сны, но это даже и к лучшему, иначе они увидели бы мое представление с супербыстрым перемещением хоть я и не знаю, что это такое и, как это вышло, но пользоваться вроде бы научился.

— ЭЙ, Я ЗДЕСЬ! Я НАШЕЛ ДЕТЕЙ! – Заорал я, что есть мочи.

Пришлось поорать еще пять минут, пока сюда не пришли первые пони, они отправили половину группы для того, что они позвали остальных. Естественно, не обошлось без вопросов – «Как ты их нашел? С ними все в порядке? Что с ними?» — и тому подобное.


Все собравшиеся уже выходили из леса с детьми, кто их нес на себе, а кто левитировал. Посчитавши, что я выполнил свою обязанность, то есть помочь найти детей, я пошел в сторону дома, чтобы наконец-то лечь и уснуть, а не бродить по лесу ночью.

Благодарности в свою сторону я, просто, пропускал мимо ушей и просто шел дальше. Меня перегоняли и жали копыта отцы и матери, тех потерявшихся жеребят. Они будут спать до утра под действием пыльцы, а родителям сказал, что я их нашел уже в таком состоянии.

— Ты герой для всех, Хар, — послышался знакомый голос сзади. Повернувшись, я понял, что это Кэррот.

— Я не герой.

— Но почему? Ты нашел заблудившихся жеребят в одиночку, — продолжала изъяснять мне Кэррот.

Я остановился и повернулся к ней и понял, что говорила только она, а за ней шли предполагаемые мною Хранительницы.

— Я, не герой. Я ничего особого не сделал. Если все их искали, то значит, что героями являются все, — сказал я, на полном серьезе и немного подняв тон.

— Дорогуша, но почему ты отказываешься от этого? – Спросила, до этого молчавшая Рарити. И видимо, все были солидарны с ее вопросом.

— Потому что, мне не нужно вот такое вот внимание к моей персоне, я хочу заработать денег и пойти дальше.

— Но куда ты собираешься идти? Оставайся здесь, — предложила мне Кэррот.

— Может быть, но сначала, мне надо разобраться с одной проблемой. И да, Эпплджек, можно мне на завтра выходной, но как рабочему, потом накинешь еще работы.

— Эм… хорошо, — видимо, ей неловко от такого, — а что за проблема? Мы можем тебе помочь, как ты помог нам.

— Спасибо, но проблема личная. Может завтра еще обсудим, если будет настроение, а сейчас я хочу лечь и поспать.

Согласившись с моим предложением отправиться по домам и лечь спать, все попрощались и разошлись. Я вместе с Эпплджек, Биг Маком, как его все называют и Эпплблум у него на спине, молча шли домой, чтобы наконец-то отдохнуть, но они еще не знают, что случилось дома.