Утро на кухне

Мало что сможет сравниться со старинными семейными рецептами. Когда мы готовим по ним, то вспоминаем былые времена, тех, кто их создал, и тех, кто угощался — друзей, родственников и даже случайных гостей. И вот настало утро, когда Эпплджек пришлось вспомнить все семейные рецепты, которые она знала. На то была особая причина.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Грэнни Смит

Извещение об отчислении

Твайлайт, спокойно занимающаяся своими делами, получает странное письмо: в нём говорится об её отчислении из Школы для Одарённых Единорогов. Вот только она уже несколько лет как закончила обучение...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Последний бой Гештальт Трейс

Когда жажда приключений заводит в смертельный тупик, оставь после себя хотя бы свою историю.

ОС - пони

И я спросила, почему

Ни один пони не остается прежним, оказавшись свидетелем гибели своего коллеги по работе, независимо от того, кем он для него был. Сегодня погиб молодой, целеустремленный новичок, недавно принятый на работу. В своем последнем издыхании он кричал так ужасно и душераздирающе, что все рабочие, слышавшие его, едва ли могли заснуть той ночью. И Рейнбоу Дэш не стала исключением. Но не спит она не только из-за этого. То, что тревожит ее теперь - намного, намного хуже: это ее слова, которые она сказала после.

Рэйнбоу Дэш

Мы с моим пони

Рассказ про нас с моим пони.

Человеки

Ксенофилия: Блюз Кантерлот

Принц Блюблад — бесполезный дворянин. Он всегда был бесполезным дворянином. Но Блеклое Поветрие ненадолго сделало его полезным дворянином. Ему нужно с кем-то это обсудить, но где найти кого-то, достаточно знатного? А как насчёт наместника Кантерлота? И пойдет ли этот разговор на пользу? В конце-концов, это же Блюблад… События рассказа происходят после "Исхода Блеклого Поветрия".

Принц Блюблад Человеки

Дружбинки

Эквестрия без забот. Здесь вам и жильё подберут, и работу помогут найти, и даже услужливо объяснят, почему не стоит обижать этих странных разноцветных существ, если вы ни сном ни духом о сериале. В общем, очередная псевдоутопия, что тут ещё добавить…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Седьмой цвет гармонии

Что будет если в Эквестрию попадет мужик 37 лет. Сразу говорю! ДА я буду и дальше продолжать писать про попаданцев. И НЕТ не будет никакого насилия, убийств и т. п. Не будет понификаций ГГ. Только приключения, романтика и дружбомагия. Идеи и отчеты об ошибках присылаем мне на почту. И главное: НА ЗАКАЗ НЕ ПИШУ!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Выбор

Небольшой рассказ на тему взаимодействия миров. P.S. Светлым паладинам и ранимым лучше не открывать. Я серьезно. Авторы:Mr_OS, Ponycide

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Всё хорошо, дражайшая принцесса

"Всё хорошо...", - уверяет Твайлайт Спаркл бывшую наставницу в письмах. Но почему принцесса Селестия сомневается в этом?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Siansaar
Пролог Глава 2

Глава 1

Неразборчивый голосок разбудил пони. До ушей доносился громкий стук колёс рельс, а рядом слышалось какое-то копошение. Он нехотя разлепил веки, сладко потянулся, наслаждаясь хрустом косточек, и уставился на голубой потолок вагона. Единорог протёр глаза и медленно перевернулся набок. Золотогривая единорожка, ставшая его соседкой от самого Балтимэйра, стояла с чемоданом.

— Где это мы? — сонно протянул пони.

— Подъезжаем к Мэйнхэттэнскому вокзалу, — в спешке ответила она и, улыбнувшись, добавила: — Было приятно с вами познакомиться, Долмэр.

— И мне.

Кобылка покатила большой чемодан на колёсиках к выходу. Пока дверь была открыта, в коридоре промелькнуло несколько пассажиров с багажом.

Осторожно спустившись с верхнего места, Долмэр левитировал свисающий с полки тёмно-зелёный плащ с капюшоном, неспешно оделся, закрепил на спине сумки и вялой походкой направился к выходу.

На улице было темно и холодно. Лёгкая дрожь пробрала единорога, прогоняя остатки сна, и он невольно укутался в плащ. На дворе будто была ещё ночь, хотя по расписанию поезд прибывал утром. Долмэр медленно поднял взгляд. Всё небо заволокла большая свинцовая туча. «Зря прогноз не глянул», — мелькнула мысль в его голове.

Сзади послышалось ворчание, и Долмэр быстро спрыгнул на платформу. Пони толпились на перроне в искусственном белом свете фонарей, обнимались, трясли друг другу копыта и просто улыбались. Окинув их безразличным взглядом, единорог покинул вокзал и вышел к остановке. По дороге проносилось множество жёлто-чёрных повозок, но лишь единицы останавливались, и в них сразу запрыгивали пассажиры.

«До мастерской тебя довезёт одна из служебных повозок компании. Ты узнаешь её по эмблеме — золотой скале на белом фоне, — всплыли в памяти инструкции господина Поламира. — Водителю сообщат твои приметы, но лучше подойти самому».

Окинув взглядом остановку, Долмэр быстро заприметил подходящий по описанию транспорт и поспешил к нему. Протиснувшись сквозь толпу, он сразу подошёл к серому земнопони с коричневатой гривой.

— Долмэр? — безынтересно спросил тот, что-то жуя.

— Да, — спокойным тоном ответил Долмэр.

Пока единорог устраивался поудобней, он поймал на себе несколько заинтересованных взглядов, но проигнорировал их.

Серые облака тяжелели с каждой минутой, и казалось, что острые пики небоскрёбов вот-вот пронзят их, и на землю обрушится ливень.

— Надеюсь, проскочим, — тяжело вздохнул земнопони и покатил повозку.

Яркие вывески пестрили на стенах огромных торговых центров, где двери, казалось, не закрывались ни на секунду. Толпы напыщенных горожан с зализанными гривами деловито спешили по улицам, не обращая ни на кого внимания.

Долмэр молча фыркнул и принципиально стал смотреть только на дорогу. Теперь перед ним был асфальт и сотни шумно мчащихся повозок.

Со временем пейзаж начал меняться. Небоскрёбы становились всё ниже и ниже, пока наконец не сменились стройными рядами серых кирпичных пятиэтажек. Помпезные торговые центры и бесконечные ряды магазинчиков уступили место высоким бетонным заборам, за которыми возвышались промышленные здания с маленькими окнами и громоздкими трубами, откуда поднимались клубы дыма. На смену шуму толпы пришёл скрип тяжёлых повозок, зачастую перевозящих грузы. Прохожие не могли похвастаться ни богатой одеждой, ни модными причёсками, однако их улыбки дарили больше радости окружающим, чем важный вид деловых пони.

Долмэр откинулся на спинку сиденья и задумчиво подпёр голову копытом.

Наконец повозка остановилась у двухэтажного белокаменного дома с блестящими на солнце чистыми окнами. Вокруг здания росли декоративные деревья, отдалённо напоминающие дикие ивы, а мощённую белой плиткой дорожку окружали ухоженные кустарники с жёлтыми цветками. И всего в полусотне метров виднелся грязный заводской забор.

— Мы на месте, — сообщил провожатый и жестом попросил следовать за ним.

Проходя мимо растений, Долмэр обратил внимание на небольшой слой пыли на них и слегка увядшие бутоны.

Внутри дом выглядел иначе, чем ожидал гость. Белые стены, отделанные снизу декоративным камнем, несколько картин с изображёнными на них морскими и лесными пейзажами, мягкий белый свет ламп, высокие цветы в горшках и, наконец, приветливо улыбающийся серый единорог в костюме и зачесанной набок бледно-голубой гривой, сидящий за приемным столом.

— Добрый день, господин, — приветливо поздоровался он. — Чем я могу вам помочь?

— Я хотел бы увидеть мастера Сароси, — ответил Долмэр, стараясь говорить чётко и уверенно.

— Так вы — господин Долмэр? — поинтересовался единорог.

Пони кивнул и уже открыл рот, чтобы рассказать, зачем он здесь, но работник его опередил:

— Меня предупредили о цели вашего визита. — Он вышел из-за стола. — Прошу, следуйте за мной.

— Мне вас подождать? — спросил земнопони.

Долмэр попытался прикинуть время, но слишком многое зависело не только от него.

— Я сам как-нибудь доберусь, — отмахнулся он. — Спасибо.

Провожатый кивнул и направился к выходу, а Долмэр засеменил за серым единорогом. Они прошли по хорошо освещённому коридору и спустились по деревянной лестнице. Внизу находилась небольшая комната с искусственным освещением. Здесь было на удивление пусто, если не считать двух кресел, дивана и стола из красного дерева. Из соседнего помещения доносились звуки работающих станков.

— Мастерская господина Сароси, — сообщил работник фирмы, указав копытом на дверь. — Если я вам понадоблюсь, я буду наверху.

— Ага, спасибо, — небрежно бросил Долмэр и поспешил зайти внутрь.

Яркие белые лампы освещали большое помещение, где, казалось, мог поместиться весь верхний этаж. Несколько десятков деревянных и металлических столов располагались на первый взгляд беспорядочно, но многочисленные полки со столярными инструментами стояли строго друг напротив друга, у стен. За станками виднелись силуэты нескольких работающих пони.

— Извините за беспокойство, мастер Сароси! — попытался перекричать Долмэр станки. В ответ раздался грубый голос, но из-за стоящего шума удалось разобрать лишь: «завтра» и «не отвлекайте».

«Сароси всегда был своеобразным пони со скверным характером, — звучали в голове слова Поламира. — Он дорожит своей репутацией и не примет твой заказ вне очереди просто так. А я слышал, что сейчас некоторым пони приходится ждать по полгода. Поэтому тебе придётся заинтересовать его. Я дам тебе пару советов.

Во-первых, ни в коем случае не упоминай меня, не дай Сароси даже повода заподозрить, что именно я помог тебе. Мы расстались с ним не при самих приятных обстоятельствах, и тебе это только навредит.

Во-вторых, уговори его посмотреть твой заказ. Как мне известно, в последнее время он работает лишь с бездушными механизмами, и этот должен его заинтересовать. Однако постарайся не распространяться насчёт своего заказа раньше времени. Несколько наводящих вопросов, и он так или иначе узнает о моей причастности. Но если ты будешь держать язык за зубами, он не пристанет с расспросами из-за своей гордости.

В-третьих, наберись терпения и постарайся грубить поменьше. Это сложно, я знаю, но по-другому с ним нельзя…»

Немного подождав, Долмэр прошёл вглубь мастерской, как вдруг станки затихли. Спустя некоторое время к нему подошёл бледно-жёлтый единорог в чёрном халате; у него были грубые черты лица, на правой щеке виднелся старый шрам, будто оставленный когтями древесного волка, а на лбу начали выступать морщины. Несколько секунд он оценивающе смотрел на незнакомого пони.

— Ты не похож на сыночка зажравшегося аристократа, — вполголоса произнёс он. — И для пони с толстым кошелём ты тощеват.

Подобное замечание слегка сбило Долмэра с толку, поэтому в ответ он лишь слабо улыбнулся, однако холодный взгляд мастера быстро убрал эту улыбку.

— Кто тебя пустил? — сухо бросил Сароси.

— Ну… тот пони… — замялся Долмэр. — Я хочу сделать у вас заказ.

— Тебе туда. — Пони указал копытом наверх. — Оставишь заявку, отдашь чертежи, предоплату.

— Но…

— Персональные заказы я не беру, — отрезал Сароси. — И если это всё, то я возвращаюсь к работе.

Старик бесцеремонно развернулся и направился обратно к рабочему месту. Долмэр молча смотрел ему вслед, будучи полностью сбитым с толку.

— Постойте! — Он начал копошиться в сумке и затем достал бережно сложенный в папку чертеж. — Вот, взгляните.

— Что это? — безынтересно спросил Сароси, развернувшись вполоборота.

— Чертёж моего заказа. Уверен, он вас…

— Я уже всё сказал, — грубо перебил мастер. — Идёшь наверх, оставляешь заявку, вносишь предоплату. Месяцев через пять приедешь за изделием.

— Через пять месяцев?! — воскликнул Долмэр и с надеждой посмотрел на Сароси, но тот выглядел серьёзно.

Мастер подошёл к одному из столов, надел защитные очки и вернулся к работе. Загудел станок, посыпались опилки.

Долмэр пытался найти выход из сложившейся ситуации, однако всё, что приходило в голову, казалось ему глупым и бессмысленным. Шум начал нервировать его, а отчаяние всё сильнее овладевало разумом.

Наконец станок затих. Мастер снял очки, стряхнул опилку и, внимательно изучая изделие, краем глаза взглянул на заказчика.

— Ты ещё здесь?

— Мне очень нужна ваша помощь. Может, вы всё-таки найдёте время на мой заказ? — взмолился Долмэр. — Уверяю, с оплатой проблем не будет. Я могу даже заплатить двойную цену!

— Мне платят столько, что тебе и не снилось, юнец, — бросил Сароси. — Не отвлекай!

— Пять месяцев… — произнёс пони словно в трансе. — И нельзя никак ускорить? Неужели вы не можете, скажем, отложить…

— Нет, — грубо перебил тот, нахмурив брови. — Для любого мастера своего дела важна репутация.

Очередная заготовка отправилась на станок, и мастерскую вновь поглотил шум.

Долмэр сжал зубы. Звуки превратились в невыносимый гул, буквально раскалывающий голову на части. Пони отчаянно цеплялся за любую возможность изменить ситуацию в свою сторону.

— А если бы я помог вам выполнить заказы за этот месяц, и у вас бы появилось несколько свободных дней, вы бы выполнили мой заказ?

Сароси выключил станок, снял очки и пару секунд молча смотрел на него. Затем вдруг хрипло рассмеялся, сохраняя при этом грубость в голосе:

— С чего ты решил, что мне нужен такой бездарь, как ты?

Высказывание задело Долмэра за живое. Он сжал зубы, но сдержался и, стараясь говорить спокойно, произнёс:

— Мне не сравниться с вами, но я работаю с механизмами со дня получения кьютимарки.

— Неужели? — усмехнулся Сароси. — Тогда зачем тебе понадобилась моя помощь? За такой срок только лентяй и бездарь ничему не научится.

— Вы ошибаетесь, — сквозь зубы процедил Долмэр. — Просто я никогда прежде не работал с такими сложными механизмами. Боюсь ошибиться.

— В таком случае от тебя не будет прока, — настаивал на своём мастер. — Все мои заказы требует тонкой и кропотливой работы — даже малейший дефект неприемлем.

— Но я мог бы помочь вам с деталями покрупнее и попроще! — воскликнул Долмэр.

— Мне хватает помощников.

Пони начинал бесить тон мастера, и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не накричать.

— Позвольте мне попробовать, — раздражённо попросил он.

— С чего бы? — серьёзным тоном спросил Сароси. — Ты можешь испортить материал.

— Я возмещу ущерб, деньги у меня есть.

— Ещё раз говорю, мне работников хватает.

— Но я лучше их! — выпалил на одном дыхании Долмэр.

Мастер цыкнул языком и покачал головой.

— Сколько самоуверенности…

— Это не самоуверенность, — огрызнулся пони, — а чёткое понимание своего уровня!

— Уровня?.. — Губы единорога тронула улыбка. — Хорошо. — Он указал копытом в дальний угол мастерской. — На синем столе чертёж. Работай. В шесть проверю.

Сароси надел защитные очки, поместил металлическую заготовку на станок и приступил к работе.

Долмэр недовольно фыркнул, но не стал препираться и, скинув седельную сумку на пол, направился к указанному месту. «Что возомнил о себе это старикан? — злился он про себя. — Сколько высокомерия и грубости, словно я для него — пустое место! Зазнавшийся дурак! Ты ещё узнаешь, чего я стою

Пони подошёл к рабочему месту и обнаружил на столе около двух десятков шестерёнок, полусобранный механизм и чертёж. Внимательно изучив его, Долмэр понял, что требуется собрать напольные часы. Готовая рама стояла у стены, однако после осмотра деталей под увеличительным стеклом выяснилось, что требуется выточить несколько мелких шестерёнок. Но с ходу определить, каких именно деталей не хватает, не удалось, и пони решил разбираться в процессе сборки.

Через десять минут выяснилось, что не достаёт семи шестерёнок, самая маленькая из которых была в два сантиметра диаметром. Не теряя ни минуты, пони приступил к выточке нужных деталей.

Так усердно Долмэр ещё никогда не работал. Вопреки привычке стараться обходиться без чертежа сейчас он обращался к нему даже при малейшем сомнении. Все размеры он перепроверял по семь раз прежде чем положить заготовку на фрезерный станок. Каждый зубчик молодой мастер вытачивал с такой тщательностью, словно тот должен был заменить сломанную деталь в чьём-то механическом сердце.

Дело шло медленно. Часы отсчитали пять ударов, а две самые сложные детали Долмэр еще не выточил, угробив три заготовки. Пони ворчал, перестал обращать внимание на пот и протирал глаза, которые уже начали болеть из-за постоянного напряжения, но продолжал усердно работать.

Станок затих, когда до назначенного срока остались считанные минуты. Долмэр незамедлительно приступил к сборке, но не успел толком начать, как послышался голос Сароси:

— Время вышло.

— Одну минутку, я почти собрал, — отмахнулся Долмэр.

— Тебе тут не минутка нужна, — холодно произнёс старик. — Отойди.

Пони нехотя уступил место мастеру и, закусив нижнюю губу, стал взволнованно за ним наблюдать. Сароси изучал механизм и каждую несобранную шестерёнку, изредка бросая взгляд на чертёж.

— У тебя дефект, — заключил он и положил вторую по размерам деталь на стол. — Сколько заготовок ты на неё угробил?

— Четыре, — признался Долмэр.

— А если честно?

— Четыре, — буркнул пони.

— Неужели? — Сароси прищурил один глаз. — Покажи.

Единорог указал на маленькую кучку бракованных деталей, хмуро смотря на мастера. Тот, впрочем, лишь бегло на них взглянул.

— Вынужден согласиться, — начал он, — тот механизм ты не сможешь сделать.

«Ха! Так он всё-таки смотрел чертеж, — обрадовался про себя Долмэр. — А ещё врал тут, что ему не интересно. Вот он… Постой…»

— Вы рылись в моих сумках?! — возмутился он.

— Тебя что-то не устраивает?

«Он ещё и издевается! — Пони стиснул зубы. — Ох, и договоришься же ты сейчас!..»

Сароси ухмыльнулся и бесцветно произнёс:

— Жду тебя завтра в семь.

Долмэр на мгновение опешил от такого заявления. Он смотрел на старого единорога полным непонимания взглядом, пытаясь усмотреть подвох, но тот был серьёзен. Наконец к нему пришло осознание, что его старания не прошли даром. Улыбка сама собой появилась на лице пони, и он готов был уже напомнить Сароси, что тот ошибался на его счёт, но старик проворчал:

— Не обольщайся на свой счёт — часы ещё не готовы.

«Будто что-то может пойти не так, — подумал Долмэр, проводив пони недовольным взглядом. — Ну ничего, завтра тебе придётся меня признать!» Мастер, на удивление, вернулся к работе, словно и не думал никуда уходить. Пони фыркнул, собрался и усталой, но довольной походкой направился к двери.

Только поднимаясь по лестнице, Долмэр вспомнил, что ему ещё добираться домой из незнакомого района города; причём у него был лишь адрес квартиры, которую должен был снять для него Поламир. К тому же поймать такси, как видимо, в Мэйнхэттэне удавалось далеко не сразу. К счастью, с этим помог работник фирмы, который встречал гостя утром. Он весьма быстро достал транспорт, и довольный результатом дня Долмэр со спокойной душой поехал домой.