Magic school days / Школьные годы волшебные / Школа — это магия

Три любопытных жеребёнки? Есть. Сова, доставившая письмо о зачислении? Есть. Мальчик по имени Гарри Поттер? Есть. Лёгкая нотка хаоса от вмешательства Дискорда? Есть. Приключение трёх неуёмных, весёлых и любопытных кобылёнок в лучшей в мире Школе Волшебства и Чародейства начинается! Это точно ничем хорошим не кончится…Ссылка на Рулейт, где можно прочесть главы раньше по платной подписке. Буду очень благодарен за каждую приобретённую подписку, так как это значительно стимулирует переводить дальше. Также выложено на Фикбуке (кому интересно, может почитать там много довольно интересных и забавных комментариев). Также теперь вы можете послушать этот фанфик, зачитываемый Diogenius-ом, на YouTube

Эплблум Скуталу Свити Белл Филомина Дискорд Человеки

Сердце лабиринта

Минотавры... о них неизвестно почти ничего. Ван, молодой аликорн, призвание которого охота на зло, отправляется к ним в столицу, что бы навсегда, покончить с работорговлей, практикуемой некоторыми из их Домов. Но он и понятия не имеет, что вскоре судьба его столкнет с куда более опасным врагом. К аликорну присоединяется и высшая чейнджлинг Пэс. Столь странную парочку связывают крайне запутанные отношения, да и цели у них разные. Он хочет закрыть канал работорговли, она же мечтает о престоле королевы Улья. Но, тем не менее, они копыто к копыту идут по мостовой Сердца Лабиринта…

ОС - пони

Принцесса на века

Действие происходит после последней серии третьего сезона, сразу после превращения Твайлайт в аликорна. На Селестию нападает неизвестная личность, желающая отомстить ей за что-то. Её силы невероятно велики, и даже Элементы Гармонии не могут её остановить.Силу этой пони превосходит только её злость и ненависть к Селестии. Смогут ли герои остановить столь могущественного соперника? И кто же это?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Рога Единорогов Сделаны Из Леденцов

Пинки Пай раскрывает тайну, сокрытую от каждого безрогого пони, Рога единорогов сделаны из леденцов! Она просто обязана попробовать каждый!

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Принцесса Селестия

Fall in Love

Что способна сделать дружба, когда случаются неприятности в жизни? Насколько могут быть верными друзья и к чему приводят некоторые жертвы и неожиданные поступки.

ОС - пони

Стальные крылья: рождение Легиона

События, произошедшие во время прадзника Теплого Очага счастливо разрешены. Большинство невиновных наказано, большинство непричастных награждено, и выжившие в замке Ириса отправились по домам. Но что же делать мелкой сталлионградской пегаске, поклявшейся себе не допустить повторения произошедшего и уберечь так понравившийся ей новый мир от древнего и мрачного наследия ушедшей эпохи войн и раздоров?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Дружбинки

Эквестрия без забот. Здесь вам и жильё подберут, и работу помогут найти, и даже услужливо объяснят, почему не стоит обижать этих странных разноцветных существ, если вы ни сном ни духом о сериале. В общем, очередная псевдоутопия, что тут ещё добавить…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

По ту сторону блицкрига

Октябрь 1944 года. Антигитлеровская коалиция наступает по всем фронтам после провала немецкого блицкрига на Восточном фронте. Союзники рвались к Берлину, не считаясь с потерями

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Хроники семьи Джей: В тылу неприятеля.

В то время как в Кристальной Империи уже празднуют победу над Экридом Смоуком, в остальных частях Эквестрии тем, кому удалось уцелеть, пришлось несладко. Души схваченных единорогом пони вернулись в свои тела, но хорошо ли это - очнуться прямо под носом Теней, которые, потеряв своего кормильца, вышли из-под контроля?

ОС - пони

Нежная как шелк

Твайлайт Спаркл и Рак в Эквестрии «завтракают в постели»

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: MurDareik
Всего один идеальный городок

Зрячая паника

В волшебной стране Эквестрии жила-была единорожка по имени Винил Скрэч.


У неё в голове звучала песня: «Та-да-да-да-да!»


У этой единорожки были необычайные способности к музыке, и благодаря им она удостоилась чести стать личной ученицей принцессы Селестии.


«Та-да-да-да-да!

Та-да-да-да-да!

Та-да-да-да, та-да-да-да…»


Десять лет Винил посвятила учёбе, не уделяя времени общению со сверстниками в Школе музыки Селестии.


«Та-да-да-да-да!

Та-да-да-да-да!»


За это время она выросла из робкой кобылки в упрямую молодую кобылицу.


«Та-да-да-да-да!

Та-да-да-да, та-да-да-да…»


И вот теперь она отправлялась на величайшее испытание в своей жизни – испытание, начавшееся с путешествия на воздушном шаре из Кантерлота, королевской столицы, в ничем не примечательный городок Понивилль.


Предрассветный ветерок плавно нёс воздушный шар. Заглушая свист ветра, постепенно нарастал новый звук, одинокая скрипичная мелодия, – её как будто бы источали сами небеса.

Спавшая до этого на дне корзины Винил Скрэч вскарабкалась на ноги. Её шкурка была цвета яичной скорлупы, а в гриве и хвосте было поровну синих и голубых прядей. Метка единорожки была в виде двойной ноты.

Винил крутила ушами, безуспешно пытаясь найти источник окружавшей её музыки. За это время к скрипке успел добавиться целый небесный струнный оркестр, игравший сладкозвучную мелодию из поднимающихся и поднимающихся тонов. И вдруг, словно бы по повелению музыки, солнце взошло из-за горизонта.

Волна света омыла горы и равнины, озарив целый мир красоты. Это зрелище должно было внушить наблюдавшей его пони благоговение, наполнить её восторгом и любовью ко всем живым существам в мире.

Вместо этого ею овладели страх и ужас. Не представляю, с чего бы она так отреагировала. Может быть, музыка напомнила Винил о том, что меньше чем через сутки ей нужно будет выступать перед понивилльцами. Да, то, что она в панике нырнула обратно в корзину, – это наверняка было из-за предсценических нервов.


Переполнявшие единорожку чувства были вызваны глубоким, неразрешимым противоречием:

Открывшийся Винил Скрэч пейзаж был самым прекрасным изо всех, что она видела в жизни,

И:

Винил Скрэч была слепой от рождения.

Она была убеждена, что и то, и другое – несомненный факт. Но эти две вещи не могли быть истинными одновременно.

Вдобавок к этому была загадка поменьше: скрипичной мелодии предшествовали затухающие отзвуки рок-песни, под которые и проснулась Винил. Она знала, что знает эту песню и что эта композиция ей почему-то жизненно важна, но понятия не имела, где она её раньше слышала.


Винил Скрэч вжалась лицом в борт и плотно обхватила голову передними ногами, как если бы, не видя восход, она могла изгнать его из реальности.

— Винил? — раздался голос рядом с ней. — Винил, что с тобой?


Винил знала этот голос.


— С… Спайк? — отозвалась она, не поворачивая головы. — Что происходит?

— Это твоя аранжировка, Винил, — ответил дракончик. — Слышала? Я помню, что ты просила разбудить тебя, когда приземлимся в Понивилле, но я не мог дать тебе проспать премьеру.


Для Винил эта реплика прозвучала совершенно бессмысленно, поэтому она решила отключиться от слуха и невозможного зрения и сконцентрироваться на том, что сообщают ей другие чувства. Жёсткая штука у неё на голове, упиравшаяся в ноги, – это очки, поняла Винил. Она телекинезом опустила их на глаза, не разжимая веки. При этом почему-то раздался звук наподобие сыгранной на валторне ноты. Надев очки, Винил почувствовала себя куда спокойнее; пони, видевшие её без очков, всегда бурно реагировали. Она медленно открыла глаза.

Свои зрячие, совершенно нормальные глаза.

Через несколько секунд Винил поняла, что плетёный узор, на котором сфокусировался её взгляд – это борт корзины воздушного шара, а фиолетовым он окрашен из-за стёкол очков. Поймав себя на том, что часто дышит, она сделала несколько глубоких вдохов, а потом наконец выпрямилась и осмотрелась вокруг.


Винил Скрэч надела свои большие фиолетовые солнцезащитные очки с помощью телекинеза. Они ей были не так уж и нужны, но помогали отстраняться от окружающих пони. Винил несколько секунд таращилась в стенку корзины и пыталась выровнять дыхание, а потом подняла взгляд на стоящего рядом обеспокоенного дракончика.


То, что творилось, шло вразрез со здравым смыслом. Винил была слепой всю жизнь; даже если бы её глаза каким-то чудом вдруг заработали, ей неоткуда было знать, на что похож фиолетовый цвет или как выглядит Спайк. А она даже помнила, как выглядело яйцо, из которого тот вылупился…

Всплывшая в памяти картинка вызвала у Винил Скрэч новый приступ паники. «Откуда мне знать, как оно выглядело?» — спросила она себя. Это заново вызвало в памяти ту картину из самого важного дня в жизни Винил: дня, когда принцесса Селестия взяла её в ученицы.

«Не было такого!» — мысленно закричала она. В ответ на это явились новые воспоминания: принцесса увидела в ней потенциал и неустанно поддерживала её в занятиях музыкой, так что теперь Винил уступала в своих умениях только самой принцессе.

Это тоже не укладывалось у Винил в голове. Не то, что она была музыкально одарённой, – а то, что принцесса придавала музыкальному таланту такое значение. «Но ведь именно музыкой ты надела очки, — отвечали Винил мысли, — а твоя аранжировка «Песни восхода» в исполнении Селестии заставила солнце взойти этим утром».


— Моя… аранжировка? — произнесла Винил.

— Ну да, это-то я и пытаюсь тебе объяснить! — ответил Спайк, который и вправду пытался вывести её из транса последние пять минут. — Принцесса, наверное, хотела подбодрить тебя после письма.

С этими словами он указал на свиток у своих ног.

Винил левитировала свиток к себе, что сопровождалось её характерным звуком валторны, и прочитала письмо принцессы Селестии. Потом изучила лист, чтобы убедиться в его подлинности: бумага была необычно тёплой на ощупь, вверху страницы было тиснение в виде переплетения шнурочков, представлявшее драконий родословный код Спайка и только Спайка, и, наконец, похожее переплетение нитей внизу страницы служило в качестве „обратного адреса“ принцессы (не спрашивайте, откуда у аликорна драконий родословный код – долгая история). Послание, бесспорно, было официальным.

И тем не менее Винил потребовалось несколько раз перечитать письмо, чтобы убедиться, что в нём говорилось именно то, что она видела:

Моя дорогая, самая верная ученица, Винил.

Ты знаешь, что я ценю твоё усердие и полностью тебе доверяю. Но ты просто должна прекратить читать эти старые пыльные книги.

В жизни молодой пони должны быть и другие занятия, кроме учёбы. Так что я отправляю тебя проследить за подготовкой к Летнему Празднику Солнца, в этом году проходящему в Понивилле. И у меня есть ещё более важное задание для тебя: заведи себе друзей!

Удачи,

Селестия

Должно быть, из-за напоминания о приближающемся празднике Винил Скрэч вновь впала в панику.


«Всё это жутко, жутко неправильно, — подумала Винил. — Едва ли не хуже, чем со зрением». Она знала это письмо наизусть, но оно относилось к истории, в которой её роль была совершенно незапоминающейся. Письмо должно было быть адресовано вовсе не ей, и вовсе не Винил полагалось быть в этом воздушном шаре. Это должна была быть… должна была…

Но ответ на этот вопрос ускользал от неё. Она была избранной ученицей принцессы в мире, где музыка – это магия, а Спайк был её доверенным помощником и дирижёром. Дирижёром, потому что Винил вела себя неуверенно среди других пони.

«Не так! — крикнул новый голос у неё в голове. — Не так, не так, всё не так!» Винил снова часто задышала. Она понятия не имела, откуда взялся этот голос, но откуда-то знала, что должна знать, как будто бы это был голос её ближайшей, самой лучшей подруги, о которой она почему-то забыла. Кто бы это ни была, она звучала гораздо круче, чем Винил Скрэч.


Как раз в этот момент корзина опустилась на твёрдую землю. Время на размышления прошло.