SCP-2666-EQ

Почему бы в условиях высокоразвитой эквестрийской цивилизации не возникнуть собственной Организации SCP?

Другие пони Человеки

Зелье Тайны

Южная Эквестрия. Небольшое поселение пони, практически не имеющее связи с цивилизацией. Здесь живёт и занимается практикой молодая травница - Грин Лив. Порой бывает что некоторые обстоятельства складываются так, что жизнь может резко пойти по совершенно другой колее. Эта история о том, что даже самое тихое место может стать эпицентром значимых событий, о том, что даже самая заурядная личность может повлиять на глобальные события.

ОС - пони

Evenfall ("Сумерки")

Как можно найти выход из лабиринта, имя которому - разум? Приключения Твайлайт Спаркл и встреченного ею единорога по имени Ивен.

Твайлайт Спаркл

Путь лучика

Вы когда-нибудь задумывались, какого это - жить без возможности увидеть спокойный мир?

Другие пони ОС - пони

SCP-1939-EQ Подменец

А что если в Эквестрии тоже есть Фонд? Если да, то там наверняка есть множество интересных документов и артефактов. Как например этот.

Другие пони

Алетейя

Пони любят делиться историями о необычном. Сказками о сотканных из воздуха величественных башнях; легендами о народах, способных подчинить своей воле небо; мифами о городах, существующих на самом краю забвения. Обычно предания эти имеют мало отношения к действительности, но порой между строк скрывается истина.

Фаэтон-8

История о тяге к звездам и нелёгкой судьбе космонавтики в Эквестрии. А также о том как М6, совершенно неожиданно для себя, стали её частью в самом амбициозном проекте за всю историю - полёте на Луну.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Молись, надейся и блуждай

Расследование исчезновения жителей Понивилля близится к завершению, в то время как все причастные к расследованию отчаянно ищут ответы.

Мэр Другие пони ОС - пони

Предание о Забытой Сказительнице

Есть одно поверье, что передаётся из поколения в поколение. Старая сказка о кошмарной кобыле, которой родители пугают непослушных жеребят. Но что, если я скажу вам, что предание о Забытой Сказительнице – на самом деле правда?

ОС - пони

Не больше восьми с половиной минут

Поднебесные пони пригласили нас на вечерний закрытый банкет, на котором обещались присутствовать самые яркие личности их, в прямом смысле этого слова, высокого искусства. Вознесли не только меня и Альбио, но и других талантливых писателей, поэтов, мастеров слова. Не только мы посмели дотронуться до креатива художников-виртуозов, до их таланта. Им обязательно нужно было, чтобы все мы присутствовали. Просто обязательно! Мы стали теми, кто видел мир если не с высоты их полета, то с высоты искусства. Чушь или нет, но мы поехали.

Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Предисловие Глава 2:Просветление

Глава 1: Побег

«И что за той стеной: снова тюрьма, или свобода? А тебе что, не интересно? – Вандеринг Гост»

«И что за той стеной: снова тюрьма, или свобода? А тебе что, не интересно? – Вандеринг Гост»

Сегодня был самый обычный день, ничем не отличавшийся от остальных. Как всегда по нашему стойлу звучала музыка Октавии. Посмотрев время на своём ПипБаке, я решил ускорить свой шаг. Я был одним из охранников нашего стойла 75. Сегодня наша Смотрительница решила сделать важное заявление, на которое я торопливо бежал.

Наконец я добежал до конференц-зала, в котором толпились все жители нашего стойла и о чем-то бурно говорили.

— Чего опаздываем? – сказал, подошедший ко мне, жеребец тёмно-серого цвета с красной линией проходящей на гриве.

— А? О, привет Ред Лайн. Забыл, что у нас объявление – повернув голову к собеседнику, сказал я.

— Ты знаешь, почему Смотрительница собрала нас? – вопросительным лицом, посмотрел на меня Ред.

— Нет. Но, похоже, будет, что-то важное.

Со всех сторон шли разговоры, и как я понял, никто не знал, зачем нас тут собрали. Весь конференц-зал был заполнен пони самых разных мастей и должностей, которые мирно разговаривали каждый о своём в небольших кучках. Наконец-то Смотрительница появилась и встала за трибуну. Её шкурка была бледно-розового цвета, тёмно-серая грива, и одета в белую рубашку. Она явно соответствовала своему высокому статусу, как смотрительница стойла 75.

— Сегодня я собрала вас здесь по очень важному объявлению, чтобы рассказать о случившейся проблеме. Как вы помните, на этой неделе пропал наш доктор Хельген, и мы до сих пор не можем его найти.

«И правда, мы так его и не нашли» – подумал я про себя.

— И совсем недавно я обнаружила, что у меня исчезли пару вещей, которые, как думала я, никогда не понадобятся.

Все удивлённо смотрели на Розу и не могли понять – Кто? Как? И зачем кому-то понадобилось воровать у самой смотрительницы? У неё на входе в комнату и кабинет стоит охрана! «Ох, нехорошо все выходит, ой как нехорошо…»

— Исчез мой револьвер, складной нож и… коллекция книг.

— Гост, ты как думаешь, мог бы это сделать наш Док? – спросил Ред, отвлекая меня от речи Розы.

— Возможно, но в этом надо ещё разобраться, да и Дока для начала надо найти.

Помещение начали наполнять разговоры, споры, догадки по нынешней ситуации. Некоторые уже начинали в пол своей глотки кричать «Это Док! Это он!», но мало кто обращал на это внимание. Рядом стоящие два единорога обвиняли своего сверстника в произошедшем, который не относился к прозвучавшей от смотрительницы проблемы.

Если прислушаться, то можно было услышать накал ламп в прожекторе. Все тяжелее и тяжелее становился воздух в помещении.

— Кхм-кхм! Прошу всех искать любые улики, обыскать каждый уголок стойла, допросить, кого сможете получить хотя бы какую-нибудь информацию, осмотреть подземный уровень! С любой точной и доказывающей информацией сообщить обязательно мне! Я сказала все, теперь можете расходиться обратно на посты.

Развернувшись, она медленно ушла с невысокой сцены в дверь к коридорам. Нас всех стали переполнять мысли, которые мы не могли держать в себе и громко обсуждали их вслух. Поднялся большой шум, но вскоре он начал затихать, как только все стали по одному выходить из комнаты и двигаться по коридорам к своим постам. Недолго думая, мы с Редом тоже вышли и, обменявшись «До вечера!», мы разошлись по своим пунктам.

С каждым новым шагом у меня в голове появлялись самые разные варианты и их объяснения, но все склонилось к одному – он просто отключил Пипбак, чтобы его не смогли найти.

Спустя какое-то длительное хождение из стороны в сторону по коридору Б-25 на моей ноге пропищал будильник, который означал, что моя смена закончилась, и я спокойно могу идти домой в моё уютное гнёздышко. По дороге домой, находясь как раз на том этаже, где жил Доктор Хельген, я подумал «А почему бы не зайти и не проверить? Я ж охранник! У меня есть на это привилегия!». Дойдя до нужной двери, осмотревшись вокруг и открыв дверь универсальным ключом, я вошёл в тёмную прохладную комнату.

Она ничем не отличалась от моей или чьей-либо другой, разве что расстановкой личных предметов. Присматриваясь к каждому уголку, где только возможно, к каждой щёлке, к каждому предмету, было видно, что до меня здесь уже хорошо все просмотрели и буквально через 30 минут я сдался. Выйдя из комнаты, опустив голову и совершенно ничего не видя перед собой, шёл по коридору в непонятном направлении.

Серо-белые стены были по всему стойлу, и этот коридор ничем не отличался от других, разве что своей длиной и тем, что его освещало небольшое количество потолочных ламп. Видя только пол перед глазами, я не удивлялся его чистоте и старости. «Ведь 200 с чем-то лет прошло после войны, как пришли сюда первые жители». Как всегда проходя мимо жилых помещений, на стене висел старый плакат, на котором была изображена жёлтая кобылка-пегас, в белой броне с красным крестом на груди и сумками на спине. «Из старых книг и рассказов о прошлой довоенной жизни, я знал кто она – Флаттершай из министерства мира со своим медотрядом». В её взгляде струилась огромная решительность и бесстрашие, как и у её подопечных. Один из них, стоящий почти сзади всех, нёс знамя с символом министерства. По краям плаката были нарисованы взрывы от снарядов, а сверху чёрное, затмившееся от золы и дыма, небо.

«И почему Эквестрии понадобилась эта война? Очень жаль, что конфликт не разрешился мирно».

Меня вдруг заинтересовало год создания этого плаката, так что я сразу же копытом начал поддевать уголок, где должен был быть написано год его создания. Он отодвигался так легко, будто был приклеен только в верхней части. «Разве он не должен намертво быть приклеен?! Я такое в первый раз вижу…». Подняв чуть больше плакат, я открыл рот от находки. В стене был неаккуратно выдолблен неглубокий проём, небольшого размера, в котором лежал маленький белый конвертик с красной полоской посередине. Недолго думая, я взял зубами письмо и быстро убрал его в свой карман охранной одежды. Громада мыслей всплыла в моей голове от нашедшей находки.

«Чьё письмо? Зачем? Как это может быть связано с нашим инцидентом?.. Лучше поскорее уносить отсюда ноги пока меня не заметили, а то отберут, да ещё и начнут докапываться».

Примяв плакат, так, как он и был, я быстрым шагом шел по коридорам в направлении своей комнаты.

Придя домой, я включил свет, осторожно закрыл дверь, снял с себя сумки и броню и уселся поудобнее в небольшое кресло. Достав конверт, я несколько минут вглядывался в него…

Он был ужасно запечатан. Видимо, на скорое копыто…

И в центре письма был бугорок. Осторожно отдирая его верхушку, я всё больше и больше хотел узнать ответы на свои догадки.

Неожиданно раздался стук в дверь.

Резко выкинув из копыт конверт через себя, за диван, я поспешил к двери.

Знакомый голос раздался почти сразу же, как я подошёл поближе к двери.

— Это я, Ред Лайн. Впустишь? Поговорить надо…

Его голос был чем-то встревожен. Открыв дверь, я впустил своего гостя. Передо мной стоял мой лучший друг – серого цвета жеребец, в броне охранника (прям как моя), с темно-карими глазами, белой гривой и хвостом, по которым проходила красная полоска.

— Что случилось?

— Что у тебя с лицом? Все красное, как помидор!

Громкий смех разнёсся по всему коридору.

— Ладно, извини… Так, о чём это я... Аа! Я, кажись, догадался куда делся наш Док! Его устра…

Его слова прервало моё копыто, заткнувшее его рот.

— Ты идиот?! Не тут же обсуждать! Нам запрещено об этом разговаривать! Заходи быстрее и без всяких вопросов – проговорил я шёпотом.

Отойдя медленно с порога, Ред осторожно прошёл в помещение. По коридору были слышны звуки приближающихся с двух сторон копыт. Посмотрев по сторонам, я поспешил закрыть за собой дверь и присоединиться к моему другу, уже сидевшему на диване.

— Давай налью чего-нибудь. Тебе что?

— Эм, ну если есть, то коньяка грушевого.

— Нифига ты наглый! Ла-а-а-адно, щас из запасов достану, но в следующий раз с тебя уже бутылка.

— Да без проблем. У меня как раз осталась та настойка, после которой мы представляли себя аликорнами. Хе-хе-хе…

— Ой лучше не вспоминай.

Достав рюмки и сев напротив Реда я, лёгким движением, открыл коньяк и понемногу налил в стаканы.

— Ну что, рассказывай свои догадки и то, что ты хотел обсудить со мной — начал я, уставившись на Реда. Он держал двумя копытами стакан и вглядывался в его содержимое.

— У меня есть подозрения и также аргументы насчёт пропажи нашего Дока. Я думаю, что его просто устранили, так как он мог узнать что-то очень важное и просто не успел это донести до нас. Ну не мог же хороший, никогда не ошибающийся, пони просто так скрыться ото всех!

— Ммм… А в этом есть большой смысл и не так много вариантов. Если он что-то узнал и его устранили, то это только может быть наша смотрительница с её личной охраной.

— А я о чём? — жадно глотая из своего стакана коньяк, ответил Ред — Гост, а у тебя какие варианты?

— Честно сказать, я так и думал изначально, как только мы вчера вышли после собрания. Но вот только больше упор я на «из-за чего».

— У-у-у… Слушаю!

Коньяка в бутылке становилось всё меньше и меньше. По Реду уже было видно, что у него лёгкое опьянение, и я решил закрыть бутылку и убрать её под столик, так как завтра у нас был не выходной.

— Я думаю, что он просто каким-то образом снял с себя ПипБак, и мы не сможем его найти по локатору.

— Да не может такого быть! Бред полнейший. Ты же сам знаешь, что только Фина может его снять, а она, как правило, ценит устав и правила стойла. Не-не-не, быть такого не может… — разъяренно воскликнул Ред, от чего стакан в его копытах чуть не упал.

— Может ты и прав. У меня, наверное, опять разыгралась глупая логика. Но пока не проверим, не узнаем.

— Надеюсь она не окажется правдой, а то ей сам понимаешь... Хана…

«Как бы я этого хотел, я не мог смириться со своим мнением насчёт этого и слова моего друга, только больше составляю картину происходящего. Казалось бы — это просто слова, но за креслом лежал ответ на все вопросы и, может, являлся последней деталью в мозаике… А вдруг это не то? Что-то определённое в ней есть».

— О чём задумался, Гост?

— Да так, ни о чём… Давай лучше о чём-нибудь другом поговорим. Мне всё равно о чём, лишь бы о другом.

Наш разговор довольно надолго затянулся и вскоре Ред ушёл. Закрыв за ним дверь и поспеша найти конверт за креслом, я начал заполнять свою голову мыслями о том, что же могло быть в нём. Интерес все нарастал и нарастал.

Сев поудобнее и отодрав до конца верхушку конверта, я высыпал содержимое на свой стол. На стол выпал свёрток бумаги и синяя пуговица.

— И это все? Что за фигня!

Осмотрев пуговицу, я понял, что она мне ничего не даст и решил развернуть клочок бумаги, и узнать что в нём.

«Z2674GHR412… Эмм… Просто буквы с цифрами! Хотя-я-я…»

Я взял обратно в копыто пуговицу, и мои воспоминания начали составлять картину, и только спустя несколько минут я вспомнил.

«Это пуговица от халата Дока! А отчего буквы с цифрами я никак не мог понять. Но зачем? Зачем Доку это надо было и где теперь он сам? Уйти он не мог никуда из стойла, так как сработала бы сигнализация, введя он любую комбинацию на терминале у главной двери… Ред похоже был прав»

Теперь вся картина была собрана, и всё встало на свои места. Док каким-то образом узнал код путём тайного проникновения в комнату смотрительницы, украл личные вещи, которые относились к походному инвентарю, и попытался уйти, но его нашли первым. В попытках скрыться, он знал, что ему с этой информацией не жить, и он оставил послание. А вот что с ним дальше произошло, можно только гадать. Наверное, ушёл на подземный уровень или же его реально схватили и устранили, как угрозу саботажа в стойле.

Весь оставшийся вечер, я думал о его побеге, о жизни на поверхности и о завтрашнем дне. Передо мной стояло два решения – превратиться в Шерлока Холмса или же доложить об этом смотрительнице.

«Нее… Надоели мне эти скучные дни. Буду расследовать сам».

Шмякнувшись всем телом на кровать, я крепко уснул, обняв крепко свою синюю подушку.


— Что?! Какого хрена сейчас уже 10?! — я неловко схватил за будильник и начал его осматривать.

Звук будильника, поставленный на 7 часов, каким-то образом не прозвенел и попросту выключился.

Я проспал несколько часов дежурства и теперь мне надо как можно быстрее собраться и привести себя в порядок.

Одевшись и умывшись, я вышел из своей комнаты и пошёл по коридорам в столовую на завтрак. В столовой уже никого не находилось, кроме двух поваров — Даймонд Сина и Урсулы, сидящие вместе за одним столиком.

— Доброе утро! – прокричал я им.

Они оба оглянулись и Урсула с ухмылкой на лице ответила тем же. А Сина сидела дальше и удовлетворяясь своим завтраком, поморгав мне в ответ, лишь глазами.

— Остатки на витрине. Возьмёшь сам.

Подойдя к железной длинной стойке с застеклённой витриной, я увидел три тарелки с кашей, в которых была неизвестная коричневая консистенция, напоминающую кашу. На вид, конечно, ужас, но есть можно. Делать-то всё равно нечего.

Взяв зубами тарелку и присев к кобылкам, я начал жадно поедать завтрак.

— Ненавижу это место… — проговорил про себя я.

— А что ты предлагаешь? – подняв левую бровь, на меня уставилась Сина.

« " Я это вслух сказал? Ну и пофиг.»

— Чтобы смотрительница наконец-то открыла эту шестерёнку и мы вышли на свободу!

— Сина, пойдём… – проговорила Урсула, внимательно смотря на Сину.

— Вы чего?! Че я такого сказал?!

Полностью проигнорировав мои слова, они тихо встали, отнесли свои тарелки на кухню и больше оттуда не выходили. Это было по-настоящему больно, когда тебя презирают с самого детства. Сначала из-за того, что ты единственный пегас. Потом должность охранника второго ранга «Б», что теперь каждый почти боится сказать, что-то не то в моём присутствии. А теперь и за то, что делишься своими мыслями, желаниями, мечтами... У меня есть мечта – выйти наружу в настоящий мир, а не сидеть в этом мрачном, скучном и однообразном пристанище.

«Дежурство я всё равно прогулял. Ладно хотя бы схожу в тех-отдел и попрошу Фину починить мой будильник».

Выйдя из столовой, я отправился на этаж L-2, заскочив, конечно же, домой за будильником. Подойдя к двойной железной двери, над которой была вывешена вывеска «Отдел техника по ПипБакам». Дверь въехала в толстую планку над ней автоматическим образом.

— Фина, ты тут?

— А? Чего? — прокричала тёмно-оранжевого цвета кобылка, роясь в тележке с металлическим мусором в дальней части помещения.

— У меня тут будильник сломался, почини если не сложно.

Фина отвлеклась от копания в мусоре и подошла ко мне. Вид её был, конечно, не очень. Весь комбинезон 75 убежища был испачкан в краске, мазуте и других неприятных пятнах.

— Держи новые аккумуляторы. Поменяй и заработает.

Поняв свой тупизм, я посмотрел время на ПипБаке и открыл пару своих личных записей.

— Слушай, мне с тобой надо лично поговорить. Не могла бы ты закрыть ненадолго свою мастерскую?

Она с огромными удивлёнными глазами уставилась на меня, приоткрыла рот, и на её щеках появился небольшой румянец. В какой-то степени она была пошловата, и мне часто говорили об этом. Все из-за того, что её редко берут в очередь для шалостей и спаривания, и как бы не хотела больше, ей этого не позволят.

— Но зачем? Хотя ладно… – сглотнув и отведя взгляд на испачканный пол под собой, пробубнила Фина. Зайдя за меня и нажав на голубую кнопку, что рядом находилась с красной. Дверь автоматически опустилась и не реагировала на мои движения копытом перед нею.

— Пошли в мою личную комнату – сказала Фина ещё больше покраснев.

Следом за ней, я переступал, через какие-то детали, ключи, отвёртки и разные провода, от которых я все время спотыкался. В конце концов, мы вошли в просторную и довольно чистую комнату, в которой работал самодельный вентилятор. Над головой в дырявых узорах висела лампочка, а по углам стояли две тумбочки и два шкафа. И главное – огромная розово-фиолетовая кровать, морд на 5–6. «И откуда у неё все это?!». На моих глазах Фина принялась снимать с себя комбинезон и с осторожными тихим тоном продолжила говорить.

— Так что ты хотел обсудить? Или же чего другого – проводя передним копытом по моим щекам и шеи.

«"Неужто это такой жёсткий намёк?»

— Как-то, эмм... Ну надо кое-что узнать насчёт Дока.

— Ах это. А если я скажу, что знаю немного информации про него. Что он делал до исчезновения. Я всё знаю. Я даже знаю всех жеребцов из охраны. Но ты первый кто так хорошо знаком со мной.

— И чего ты хочешь? — дрожащим голосом ответил я, пока на мне расстёгивали молнию на бронированном комбинезоне.

— Ну знаешь… Мне только раз в год выпадает шанс на сладкую ночь, но меня выкинули из списка раз и навсегда. Потому что я нахамила нашей злюке-Розе насчёт этой темы. Я стоял как вкопанный, не мог ни пошевелиться, ни сказать, чтобы остановилась, когда с меня снимали одежду. И когда она с трещащим звуком упала на пол, меня вернуло в реальность. Несмотря на то что она ласкала мне спину, кусала за ушко, я подошёл медленно к кровати и лёг. Со сверкающими глазами она облизнула свои губки и все ближе и ближе подходила ко мне. Дойдя до упора, она начала лизать меня от живота вниз по телу, пока не стало уж очень тепло. Пройдясь ещё раз так же, мой агрегат не смог бороться с такими ласками и предстал во всей красе. Своими сильными копытами она обхватила его и начала ублажать. А он становился всё больше и больше...

После, она залезла тоже на кровать, лизнула мой нос и села на моего одноглазого змея.

Я закрыл глаза и полностью расслабился, пока она скакала на мне, как на родео. Конечно, я был не против такого поворота, но если кто узнает об этом, то мне хана, что даже Селестия не спасла бы от гнева смотрительницы. Это наказание уровня «B», и лучшее что могли бы сделать со мной – это отстранить от должности охранника раз и навсегда. Ну а в худшем – заставить работать на подземном уровне.

Упорно прыгая, она получала свой долгожданный оргазм. Ну и я в том числе. И когда мы закончили наши шалости, она счастливой и радостной легла рядом со мной, обнимая всем своим телом и целуя в щёку.

— Это было замечательно!

— Я рад, что тебе понравилось, только давай теперь к делу. Ты обещала.

— Ох, дай отдышаться. Самой все делать трудно, но ради такого и можно было попотеть.

Отдышавшись, она встала, подошла к тумбочке и отодвинула её в бок. Краем глаза я увидел, что за ней находился сейф, который с лёгкостью открылся и Фина вытащила оттуда ПипБак.

«Что? Да не может быть?»

На ПипБаке была красная линия. Такими линиями помечали главный разделительный персонал: Красные-медики, Синяя-охрана, Жёлтая-подземный уровень, очистительная станция и водопровод, Зелёная-садоводы и повара.

— Это то что, наверное, тебе сильно поможет. Я, конечно, не сильно копалась в нём, но один файл невозможно открыть без кода доступа. А взломать такой тяжёлый слишком долго и палевно, так что это твоя забота уже будет, ну или, может, потом я посмотрю.

— Стоп, стоп, стоп! Меня сейчас не особо это интересует. Как он к тебе попал?

Вздохнув, Фина легла рядом со мной, кладя ПипБак Дока в мои копыта.

— Короче. 4–5 дней назад, ко мне подошёл Док. И начал важным тоном говорить всякие истории, не имевшие никакого смысла. Но потом я догадалась, что все эти детские рассказы указывали только на одно – на то как «птицам в клетке» жить не здорово. Потом, как и мы с тобой, уединились в этой комнате.

Я перевёл взгляд по кругу и фыркнул с недовольством.

— Не, не, не! Ничего между нами не было!

— Да продолжай уже! — настойчиво продолжил я.

— Так, на чём я остановилась? Ах да. Мы уединились, и он мне все растрепал. Про то, как лазил в кабинет смотрительницы и про то, как украл у неё то, после чего она его отправит без свидетелей лично на утилизацию. Он сказал что-то вроде «Или я живой или я мёртвый. Это дело времени. Но увидишь ты меня только в последний раз». Я до конца и не поняла, что он имел в виду. Бесил всегда со своими философскими загадками. Ну и вроде все.

— Ничего себе! Значит Ред был прав. Его точно убили и скрыли все улики.

Кобылка озадаченно посмотрела на меня и хотела заплакать.

— Я никогда не поверю в эту чепуху. Он сейчас на свободе, дышит полной грудью, как и хотел! Ведь это его мечта и ради неё он пошёл на все!

Она ещё крепче схватила меня за тело и прижалась мордочкой в моё плечо.

— Ладно, всё равно мы не знаем правды. Стой… А ПипБак ты ему сняла? Ты же понимаешь, что это сильное наказание по уставу нашего стойла! Раздел 2, пункт 5 — снятие личного устройства-определителя, вне зависимости от ситуации, запрещено. Нарушившие или участвовавшие будут наказаны степенью «B-C» наказания.

— Да знаю я! Че ты мне тут лекции читаешь. Оставь, пожалуйста, это в тайне. А точнее, все то, что ты сегодня узнал и получил, иначе меня спишут ещё и с работы.

В любом случае все это останется между нами. Аккуратно слезая с постели, я начал одевать свою броню.

— Хорошо. Мне надо идти. Может быть, когда-нибудь ещё заскочу.

— Надолго желательно! – подмигнула Фина.

Выйдя из мастерской и держа во рту свой жёлтый пластмассовый будильник, я шёл с полным облегчением и усталостью к себе в комнату. ПипБак Дока я убрал во внутренний карман своей брони. А что насчёт будильника. На каждом ПипБаке есть функция будильника, но, увы, я какими-то непонятными действиями запрограммировал свой ПипБак так, что нельзя будет больше использовать эту функцию.

Остаток дня прошёл ужасно скучно и нервно.

«Лишний выговор в мою копилку наказаний от главы охраны. Ох, как я этого ждал...»

Вечер должен быть незабываемым. Ведь у меня был ПипБак самого Дока! Все что я хотел — хранится в левом внутреннем кармане моей брони. Осталось только лечь поудобнее. Что я и сделал, войдя к себе в комнату, заперев за собой дверь и выключив свет, чтобы не привлекать внимания тех, кто дежурит в ночное время по коридорам моего этажа. Снимая с себя всю броню и одежду, я залез под одеяло и положил перед своим лицом экран ПипБака. Тщательно листая файлы, я наткнулся на парочку непонятных и открыл их.

Файл-{Fn2}-19 ноября,21:41.

Мне кажется, что смотрительница от нас скрывает что-то важное. Я не имею права, конечно, оспаривать её приказы и переходить дорогу, но то, что было два дня назад, меня просто взбесило! В медицинском ящике, оставленным мне после прошлого главы мёд отсека – Бзингером находились документы о его работе. В них были написаны странные вещи, и когда я решил их показать Розе, она просто отблагодарила меня дополнительным отпуском и послала дальше заниматься своей деятельностью.

Все бы ничего, если б я не увидел, как их сжигали в камине, что стоит в нашей библиотеке.

Файл-{Fn3}-20 ноября,12:39

Творится что-то неладное. Как только я хотел расспросить Розу об этом, меня сразу же заткнули и повязали. Начали расспрашивать все, что я успел прочесть в этих документах и рассказали, какую-то глупую историю.

Мне уже, который день вся эта заварушка не даёт покоя. Я даже посмотрел архив, но ничего подобного так и не нашёл. Надеюсь, что все в скором времени прояснится…

«Что же всё-таки с тобой произошло, Док?»

У меня, конечно, были догадки насчёт этих двух файлов, но оставался один! Один последний! Закрытый на личный пароль, да ещё он был и аудиозаписью. Я встал со своей мягкой кровати, включил маленькую стеклянную лампу, что стояла на тумбочке, и принялся искать тот самый пароль из того конверта. Жёлтый кусочек бумаги выпал из маленького конвертика, когда я неаккуратно доставал его. Всё больше и больше я предвкушал и в какой-то степени молился, чтобы этот пароль подошёл к этому файлу. Аккуратно вводя

«Z2674GHR412» на зелёном экране выплыло сообщение.

«Аудиозапись разблокирована. Нажмите «Ок», чтобы прослушать её»

Я нетерпеливо стукнул по экрану и аудиозапись началась. Сначала был какой-то скрежет, но потом был чей-то кашель.

Кхм, кхм. Меня зовут Доктор Хельген. Тем, кто слушает эту запись — меня уже, скорее всего, нет в живых или же я покинул стойло 75. Да, да! Вы можете раз 10 переслушать эту запись, но я чётко сказал, что есть выход из нашего убежища. По прошлым сообщениям, которые я написал кхе-кхе… В ПипБаке, я всё-таки нашёл то, о чём встревожилась и психанула смотрительница. Это документы, содержащие пароль от главной двери.

Все что вам говорили — про смертельную радиацию, отсутствие кислорода и ряд других смертельных факторов. Это все вранье, придуманное всеми смотрительницами, чтобы оставаться в убежище вечно.

А теперь вы хотели бы узнать, где же я всё-таки. Я только подготавливаюсь к побегу, поэтому оставляю послание для тех кто не хочет быть птицей в клетке.

Пароль от главной двери – ЛучшаяПодруга.

Пипбак свалился из моей хватки и с треском ударился об пол. Я ещё долго не мог закрыть рот.

«Мечта всей жизни? Это мне Селестия решила устроить такой подарок или что? Я с радостью сбегу, если будет возможность, но... Ред… Как же он? Мне надо с ним завтра обговорить»

На всякий случай я достал свои голубые сумки и накидал в них всякой всячины. Еда, бутылочка виски, ещё парочку с лимонадом, всякие комиксы и предметы важности. Оставив сумки под кроватью, я лёг спать, ожидая с нетерпением нового дня.


Мой сон прервал раздражающий писк будильника, который заработал после замены батареек.

— Опя-я-ять… – сонно пробубнил я.

За 30 минут приведя себя в порядок, найдя более чистую одежду под броню, я выключил все питание и устремился рысью в столовую.

Как обычно, в это время, в столовой, находилось не больше 15–20 пони. Причём 4 из них были из охраны и я их хорошо знал.

— Доброе утро, господа! – окликнул я двух жеребцов, сидящих за едой.

— Что-то ты поздно – сказал красный жеребец, который тоскливо ковырял свой завтрак.

— Я всегда так. Кстати Реда не видели?

Оба жеребца переглянулись между собой.

— Его отправили к смотрительнице. Вроде он что-то мямлил про Дока. Ну, сам понимаешь, информация и все такое. Я в такие дела лезть не хочу и тебе не советую.

Копытом помахав всем в качестве приветствия, я подошёл к стойке где стоял повар и взял свой завтрак. После завтрака я поспешил обратно в свою комнату и собирал свои вещи в две сумки, как внезапно кто-то постучал в дверь. Посмотрев в дверной глазок, я увидел Реда и сразу же открыл ему дверь.

— Привет. С добрым утром Ред.

— Утро добрым не бывает... Ты готов идти на пост?

— Эм-м-м… Ну как бы да.

Все мои мысли были только о побеге, но, похоже, придётся ждать вечера.

– Что это у тебя за сумки? — озадаченно спросил Ред.

Я не знал что и сказать, да и в голову почти ничего не приходило.

— Эм-м-м-м… Это мои журналы, книги и комиксы. А чего?

– Подозрительно.

— Ой да ладно тебе. Ты же знаешь меня. Я иногда веду себя очень странно.

— Уж в этом не поспоришь. Ладно. Нам уже пора идти на свои посты.

Я быстро отодвинул свои сумки подальше от двери и вышел из своей комнаты, закрыв за собой дверь. Ред долго разговаривал о полезности яиц пока мы шли до своих постов (нашёл о чём поговорить…). Но моя голова была занята другим. Все не мог дождаться окончания нашей смены и рвануть в свой дом за сумками, чтобы наконец-то выбраться из этой «тюрьмы», как вдруг ко мне подошёл охранник и позвал меня в кабинет смотрительницы.

«Черт, я же ничего в последнее время не натворил! Зачем же меня тогда вызывают?»

Напряжено идя по коридору до офиса смотрительницы, я не раз перебирал в голове варианты моих наказуемых дел, а также отмазки. И вот уже на пороге перед дверью меня встречают два грубо смотрящих лица. Один нажал на кнопку, что находилась сзади него и дверь открылась, убираясь вправо в стену.

— Вы хотели меня видеть мисс Роза? – сказал я, войдя в кабинет.

— Аа, Вандеринг Гост. Хорошо, что вы так сразу же пришли, а то мне бы пришлось за вами высылать мою личную охрану. Нужно серьёзно поговорить.

Дверь, что находилась сзади меня, захлопнулась и это меня сильно насторожило. Также один из охранников вошёл следом за мной, а другой остался снаружи. Кабинет как кабинет. По стене были развешаны картины в застеклённых рамках, на полке сзади смотрительницы сверкали золотые чаши, украшенные самоцветами разных цветов и форм. Под ногами был красный ковёр, и лишь приборов на столе Розы было не так много: маленький настольный вентилятор, стопка бумаг и пара ручек с карандашами. Сев на стул, я стал ждать пока Смотрительница начнёт меня расспрашивать и вводить в курс дела.

— Так о чём вы хотели поговорить – не выдержав, спросил я.

— Не буду вас томить. Я хотела бы узнать про ту дыру за плакатом в коридоре G-4.

Кровь застыла. Сердце начало биться быстрее. Огромный комок застрял у меня в горле не давая вымолвить ни слова. «Только не это! Если они узнают, то все накроется! И сухим из воды мне не выйти». Сделав утиное лицо, якобы дать понять, что я это слышу впервые и ничего не знаю, продолжал сидеть и молчать.

— Так вы будете говорить?

— Вы про что, мисс?

— ВЫ МЕНЯ ЗА ИДИОТКУ ДЕРЖИТЕ?!— ор заполонил комнату и уши, отчего по моему телу пробежали мурашки.

— Нет, конечно, многоуважаемая мисс Роза. Я ничего не знаю про то, что вы мне предъявляете и никакой связи с этим не имею.

— А вот тут вы мне лжёте. Сознавайтесь! Вас видел один из жителей стойла и сразу же доложил моей охране.

Не став усугублять ситуацию, я решил ответить почти все как есть.

— Ладно, я сознаюсь. Да, там было отверстие под плакатом, которое случайным образом нашёл по своей неосторожности.

— А вот тут уже поподробней. Но сначала, почему вы мне сразу же не доложили? Я как смотрительница нашего стойла должна следить за всеми сговорами, секретами и т.д., чтобы сохранять порядок. А связи с тем, что у нас исчез Доктор Хельген так вообще обстановка становится нестабильной. Мне нужна любая информация, связанная с его пропажей и положением в нашем стойле.

— А что конкретно вы хотели бы от меня узнать?

— Детский вопрос вы задаёте, мистер Гост. Конечно же, что находилось в этой дырке.

— Хорошо, я расскажу все как было. Я как обычно проходил по коридору G-4 и меня заинтересовал плакат, а точнее, год его создания. Отодвинув край, я удивился, что снизу он был не приклеен, как остальные, ну и увидел за ним небольшую дыру, в которой ничего не было, кроме пыли и засохшей грязи.

— Что-то не верится. Колитесь пегас.

— Я говорю правду. Там ничего не было.

Наш спор длился довольно долго, но вскоре меня отпустили, и я был на все сто процентов уверен, что за мной теперь будут следить.

________________________________________________________________________________________________

Наконец-то закончилась смена, а значит, пора мне покинуть это гребаное стойло навсегда! Несясь, как угорелый по коридорам, я прибыл к себе в комнату, схватил сумки зубами, закинул их на спину и, застегнув, сел на кровать и закрыл глаза, чтобы оставить все сожаления.

«Ох, вроде ничего не забыл, это есть…это тоже…»

Выйдя из дома, в который я больше никогда не вернусь, я галопом поскакал в сторону главной двери стойла. Было уже поздно и по коридорам ходили только наши патрульные, следившие, чтобы никого не было из обычных жителей стойла. Поворачивая по коридорам в разных направлениях с сумками на спине, я часто выглядывал из-за угла, проверяя на наличие охранников.

Уже скоро моя цель — огромная шестерёнка, отделявшая меня от реального мира, в котором не будет таких страданий, как здесь. Но вдруг в моей голове выплыл образ Реда, что заставило меня остановиться. Чувство вины не давало мне покоя, и хотелось вернуться в комнату и лечь спать. Понимая, что нельзя попросту стоять на одном месте, я принял решение – надо все рассказать Реду и тогда мы вместе покинем этот ад! Он как раз живёт недалеко от места где я сейчас нахожусь.

И вот перед моими глазами стоит железная дверь с кодовым номером №231. Левым копытом сделал несколько стуков и молча ждал ответа с другой её стороны. В голове прокручивались варианты того, с чего начать разговор, и как побыстрее его закончить, потому что времени уже б не было и пришлось бы переносить побег на другой день. Ответа не прозвучало, но я не сдался. Я постучал в дверь и в этот раз настойчивее.

— Ред, открой! Это срочно!

Я старался говорить как можно тише, чтобы не привлечь к себе внимание, но ответа опять не было.

— Чёрт тебя побери! Время и так нельзя терять… Пора уходить.

Достав из своей сумки листок бумаги и взяв в зубы ручку, я кратко оставил ему послание.

Дорогой Ред,

Прости, что ухожу. Наверное, мы больше никогда не увидимся. Я разгадал пропажу Дока и теперь выбираюсь наружу. Не забывай меня.

Твой лучший друг.

Вандеринг Гост

Аккуратно просунув послание под дверь, на моём лице выступили слёзы. Ведь я теряю все, что связано с этим местом: лучшего друга, воспоминание о матери, отце… «Нельзя раскисать! Я долго ждал этого момента!»

Быстрыми шагами я приближался к своей цели. Из коридора в коридор и все ближе к этой заветной двери. И вот, наконец-то, войдя в большое помещение, передо мной стояла огромная, железная, не сильно поцарапанная и повреждённая шестерёнка с номером 75 в центре. Рядом с ней стоял блёкло светившийся терминал. Подойдя к нему, я стал вводить пароль. Пыли на нём было настолько много, что я чуть не чихнул. И вот моё копыто медленно приближается к завершающей фазе – нажать на открытие замка, как вдруг, что-то сзади схватило меня за мою длинную гриву и оттащило от терминала.

— ТЫ ЧЕ ТУТ ДЕЛАЕШЬ?

— АААА! Как же ты меня напугал, Ред! Ты где пропадал?!

Ред смотрел на меня такими удивлёнными и злыми глазами, как будто хотел меня задушить.

— У меня тут ночное дежурство. Но, почему ты здесь? Неужели ты знаешь пароль от двери! Гост, а ну отвечай!

Ярость так и лилась из Реда. Его голос дрожал, а зрачки сузились до маленьких точек.

— Да нашёл. И сейчас не имеет значения, как я нашёл.

Обстановка накалялась. Воздух стал более плотным. Уже казалось, что ничего не получится и этот гребаный звук шипения от терминала ещё больше нас сводил к безумию.

— Ты хочешь все и всех тут оставить и забыть?! Знаешь, что будет с нами если ты уйдёшь?!

— Представляю, но вы должны пережить ещё одну потерю. Много раз тебе уже говорил, что я не хочу здесь жить! Единственный пегас в стойле, которого считают проклятым из-за крыльев! ХВАТИТ С МЕНЯ!

Лицо моего друга резко погрустнело, и он даже опустил голову с ушками. Ему было больно признавать эту правду.

— Ред, пожалуйста, не говори больше ничего. Мне самому трудно и тяжело все тут оставит, но я свой выбор сделал.

— А ты подумал обо мне? О твоём лучшем друге? Эту утрату я не смогу забыть…

Схватив его обоими копытами и крепко обняв, мы пару минут стояли неподвижно. Опустилась тишина. На стене справа от нас, над постом мигала красная лампа.

— Гост. Никогда не забывай наше с тобой проведённое время. Помнишь, как в детстве мы решили подшутить над нашим учителем?

На короткое время у него появилась улыбка.

— Меня поймали и во всём обвинили, а ты встал на мою защиту и все шишки достались тебе.

— Конечно помню. Я же не мог бросить своего лучшего друга, как и сейчас я не хочу бросать. Пойдём со мной!

— Нет. Ты же знаешь, что я не могу бросить своих родных…

Это были, наверное, последние моменты, когда смог бы так поговорить с единственным другом, и они останутся у меня навечно в сердце, как и все прожитые с ним трудности и счастливые года.

— Раз мы с тобой видимся в последний раз, то…

Он галопом поскакал в охранный пост, что находился в этом помещении. Через пару секунд, Ред медленно вышел из неё, держа в зубах громадную снайперскую винтовку.

— Этфо тефе.

На мою шею оделся ремень, и почувствовалась небольшая тяжесть на шее. Я стоял как вкопанный, даже слова вымолвить не смог.

— Ред… Я не могу принять её! Это же сконструированная винтовка твоего деда!

Попытавшись снять с себя её, мои движения остановило копыто, не дававшее мне этого сделать.

— Прими этот подарок от меня.

Я не мог поверить в то, что он отдаст самое ценное в его жизни вещь, оставленную его предками.

— Хорошо. Спасибо тебе за такой бесценный подарок.

Уверенным движением копыта я нажал на монитор терминала. В тот же момент включилась сирена, и механизм пришёл в движение. С потолка падала побелка, пыль и мелкие камешки. Помещение заполнилось пылью и дичайшим звуком сирены. Ред внимательно смотрел на шестерёнку, пытавшись смириться с происходящим. Медленными шажками я спустился вниз по лесенке и подошёл почти вплотную к открывавшейся двери.

— Гооост…— через явную боль, пронизывающим голосом, окликнул меня Ред

— Да, Ред?

— Каждый раз когда будешь применять эту винтовку – вспоминай меня. И если найдётся хоть малейшая возможность, то приходи обратно.

По коридорам уже доносились голоса, яростно кричавшие и матерившиеся.

— Я их задержу. Уходи быстрее…

Повернувшись ко мне крупом, он встал в стойку, вытащив из своего ремня небольшую дубинку. Дверь уже была открыта и прохладный воздух пронёсся по моей оголённой шеи.

— Реееед, ты че удумал!

При виде того, что Ред делал, меня вводило то в страх, то в злость. Хотелось взять зубами за его хвост и потащить насильно! Из дальнего коридора начали выбегать охранники вместе с главой всего этого проклятого стойла.

Ред повернул свою голову, и я увидел стоящего, улыбающегося со слезой на правой щеке друга. За моей спиной стояла мечта, а было так больно бросать все, что связано с этим местом. К нему уже подходили охранники, и прозвучал короткий звук выстрела. Ред, не сумевший удержаться на ногах, упал на холодный каменный пол, и из его левого переднего копыта потекла кровь.

— Рееед!

Я уже хотел побежать к нему, но его лицо заставило меня остановиться. Эти грозные глаза, будто бы говорили мне – если ты не уйдёшь, то я тебя никогда не прощу за это.

Помещение наполнилось шумом, так и живыми телами. Но меня волновало лишь только состояние Реда. Очень хотелось ринуться к нему, но не мог, и небольшими шажками, спиной назад, я двигался навстречу к выходу.

— Уважаемый пегас, Вандеринг Гост. Почему вы нарушаете запреты нашего стойла, и откуда у вас пароль от двери?

Расступилась толпа и рядом, с моим лежавшим и страдающим другом, встала Роза.

— Да пошла ты, сука! —слюна, вылетевшая изо рта Реда, угодила прямиком ей в глаз -Гост! Че встал?! Беги!

— Ах ты дерьмо — вытирая рукавом свой глаз – Ничтожный кусок грязи. Вырубить его, а пегаса застрелить к чертям!

Резко повернувшись, со всех сил я бежал. Было уже не до шуток или угроз. По разным сторонам свистели пули, и чтобы они не попали в меня, я бежал из стороны в сторону. Но скоро выстрелы прекратились, и послышался громкий звук, закрывающейся двери. Моё сердце стучало, как кувалдой по наковальне и не было сил уже бежать. Присев и облокотившись спиной об земляную стенку, я долгое время переживал случившееся. Вскоре, глубоко уснул...

— Ред, прости меня...

_____________________________________________________________________________

Получена новая способность: Ловкач 1 ур.— Бежать сломя голову?! Да ты больной, но, мать моя Селестия, ты везуч, гадёныш!

Теперь у вас есть опыт в уклонении от вражеских пуль. В вас становится труднее попасть на 5%.