Автор рисунка: aJVL
Глава 3: Маленькие Катастрофы (5 ПС) Глава 5. Конец Дня (20 ПС)

Глава 4: Отправься в маленькое путешествие (20 ПС)

Когда Алекс что-то сильно беспокоило, она отправлялась в свой сад.

До События у неё не было талантов к садоводству. Погибало всё, к чему она прикасалась в те времена, когда её конечности венчали пальцы, а не копыта.

С приходом магии это, как и всё остальное, изменилось. Маленький домик Алекс располагался недалеко от центра Александрии и был одним из немногих домов, занимавших достаточно большой кусок дорогой земли, чтобы позволить себе садик на заднем дворе. Большую часть растений посадил Оливер, хотя у него теперь редко находилось свободное время чтобы повозиться в саду.

С тех пор, как Алекс оставила пост мэра, свободного времени у неё стало намного больше. Хватало и на чтение, и на работу с HPI… и на заботу о саде.

— Простите меня, — сказала Алекс сорнякам, приложив копыто к стеблю громадного куста горчицы, — но вам здесь жить нельзя. Эта почва – для моего сада. – Послушавшись её слов, хватка корней за землю ослабла, и она смогла их легко выдернуть, забросив растение в тачку-тележку. Когда она закончит, она вывезет их из города и позволит укорениться в пустой земле. Таково было её соглашение с сорняками.

— И попробуйте только сказать, что я о вас не забочусь, — сказала она помидорам, касаясь боком куста. – И вы, и я, прекрасно знаем, что без моей помощи вас бы давно муравьи съели. – Помидоры ничего не ответили, но Алекс чувствовала их благодарность. Этого было достаточно.

Она учуяла приближение Арифметика прежде, чем увидела – летний пот, мускусный запах здорового жеребца и выхлопных газов от биодизеля. Двенадцать лет обучения в школе прошли, Арифметик теперь был учеником на топливном заводе и всюду нёс с собой вонь химикатов.

Она услышала, как скрипнула калитка, и шагнула из-за кустов, расплываясь в улыбке. Коди вырос высоким, в отца, но грива у него была в мать. Как и большинство современных пони, он почти не носил одежды. Только лабораторный халат, который, как ей было прекрасно известно, был не для красоты, с разрезом, открывавшим колбу и циркуль на его милометке.

— Добрый вечер, мам, — Коди тоже её обнял, хоть в его движении и была неловкость. Он был не просто выше, он был старше. Он больше походил на её старшего брата, чем на сына. Впрочем, Алекс не заботили такие мелочи, как внешность.

— От тебя несёт. Что на этот раз?

— Как обычно, гидроксид натрия, — он вздохнул. – Давно пора придумать заклинание от запаха.

— Когда-нибудь обязательно, — она позволила ему отстраниться, не желая заставлять Коди чувствовать ещё большую неловкость. В конце концов, это могла быть их последняя встреча на следующие несколько недель. – Как прошло совещание по финансированию? — Ей не нужно было даже ждать, пока он откроет рот, ответ был буквально написан на всём его теле. Его уши прижались к голове, а хвост прижался к животу. – Ясно.

— Они там такие идиоты! – на этот раз Коди сам потянулся к ней, а не наоборот. – Никакого видения будущего! Наша станция вечно не протянет, это всепони знают! Каждый год потребность в энергии возрастает на десять процентов, мы не можем так наращивать производство, иначе через десять лет нам есть будет нечего! И это даже не говоря о… — разумеется, он об этом тут же сказал.

Он продолжал говорить. Алекс слушала не потому что понимала – ничего она не понимала. Вместо этого она слушала потому, что любила своего сына и свой город. Основы ей были доступны – город получал электричество от ветряков и паровых машин. С каждым годом паровые турбины становились всё ненадёжнее, а хороших запчастей для них просто не осталось.

Это значило, что всё больше и больше потребностей приходилось удовлетворять «примитивными» паровыми генераторами, сжигая мусор с ферм и строек.

— Но это же не сможет вечно работать! У нас на фермах столько отходов нет, чтобы это всё вечно работало! Если бы не развалины старых зданий, всё бы уже встало. В систему надо откуда-то подавать энергию, и солнце не справляется! – он продолжил объяснять своё решение на таком уровне, что Алекс ни слова не поняла.

— Против глупости сами боги бороться бессильны, — сказала Алекс. Коди прервал свою тираду и уставился на неё. Алекс просто пожала плечами. – Сколько тебе нужно денег чтобы запустить проект?

Он вздохнул и похлопал её по спине.

— Мам, я знаю, что ты хочешь помочь, но… у тебя столько нет.

Он был прав. Доходов у Алекс практически не было. Конечно, в Александрии и сами деньги были достаточно свежим нововведением. У других поселений были свои методы, а в Александрии использовали электронные талоны-чатлы из Рейвен-сити. Конечно, они были просто кусками пластика, но зато ни один пони не мог их подделать. К тому же, у них была собственная ценность, потому что их можно было обменять у HPI на новую электронику и даже еду.

Пока Алекс была мэром, она их немало запасла. Впрочем, под матрасом она их лежать не оставила. Алекс вложила каждый чатл. Инвестиции выглядели разумным выбором для той, чья жизнь тянулась в бесконечность. К сожалению, это означало, что в краткосрочной перспективе она жила чуть ли не в нищете.

Впрочем, у неё был и другой источник дохода.

— Сколько тебе потребуется, если прототип тебе сделают бесплатно?

Арифметик задумался, скривив лицо в «выражении сосредоточенности». Она прикрыла рот копытом, подавляя хихиканье, потому что знала, что иначе он перестанет относиться к ней серьёзно. В конце концов, он ответил:

— Мой запрос на финансирование был на десять тысяч чатлов. Я бы, наверное… три тысячи? Нам всё равно придётся его зачаровывать, потом нанимать пегасов двигать облака…

— Можешь добиться, чтобы тебе столько одобрили?

Он кивнул.

— Легко. Если бы у меня был рабочий прототип, даже не зачарованный… им никак не отвертеться.

— А чертежи у тебя есть? Наброски?

Он снова кивнул.

— Принеси их мне. Будет тебе прототип. Хотя… если чертежи окажутся неидеальными, жди злобных телефонных звонков.

Телефонных звонков? – он поднял брови. – Не визитов посыльного?

— Неа, — она кивнула. – Есть у меня рукастые друзья. Они пользуются телефонами. Хотя, если что-то важное, то могут и сами явиться. – Она ухмыльнулась, тема была для неё приятно-раздражающей. – Собственно, я сегодня вечером жду визита.

Он напрягся, испуганно глянув поверх растений и на дорожку, как будто ожидал, что там покажется разведчик HPI в полном снаряжении. Он бы даже не ошибся, если бы визиты HPI не происходили строго ночью.

— Они сегодня прилетают?

— После ужина, — она развернулась к саду. – Принеси чертежи. Посмотрим, что можно сделать с твоим прототипом.

Через несколько часов, когда Оливер вернулся из больницы и Алекс накрыла на стол и попрощалась, она вышла на холодное крыльцо и уселась ждать. Она уже надела свой жилет и киберперчатку, чей пластик уже пожелтел от старости.

Конечно, чтобы услышать приближение старой подруги, ей не требовалась перчатка. И в этом не было вины Тейлор, нацепив на себя сотню фунтов брони, было тяжело двигаться бесшумно. С каждым шагом жужжали и свистели гидравлические сервоприводы, но и это не было первым, что она почувствовала. Первым было ощущение приближающейся с улицы пустоты.

Большинство пони чувствовали поле CPNFG не ближе двадцати футов от себя, или около того. Чувства Алекс обострились, в основном из-за частых встреч. С самого ухода с поста мэра она провела в компании CPNFG больше времени, чем любой другой знакомый ей пони. Алекс заперла за собой дверь и спрыгнула на тропинку через сад. Вес её СКР (стандартного конского ружья) навалился на её плечо, несмотря на то, что оно было в основном сделано из пластика. Веса придавало то, что этой ночью могло потребоваться его использовать.

И даже несмотря на это, когда она взглянула на Тейлор Гэмбл, её улыбка была искренней. За годы полевая броня разведчиков HPI изрядно раздулась, настолько, что в ней появилось место для собственного источника энергии. Конечно, массу добавили не просто так, в броню разведчиков был встроен новейший CPNFG, маленький и достаточно эффективный, что ему для работы не требовался ядерный реактор. Больше всего это напоминало жизнь внутри маленькой ходячей подводной лодки, но зато не требовалось привязываться к реактору.

— Доброй ночи, Тейлор, — Алекс помахала копытом.

Её подруга подняла руку и помахала в ответ.

— Привет, мелкая лошадь. Как жизнь в большом городе?

Было уже довольно поздно. В центре ярко горели янтарные огни фонарей, но на улицах было мало тех, у кого крылья не были как у летучей мыши. Пони были дневными созданиями, и немногие вечно бились со своими естественными ритмами. Сама Алекс полагалась на свою сверхъестественную выносливость. Она пожала плечами.

— Да как обычно. С каждым днём больше и больше.

Тейлор уже не была молодой девушкой. Пусть внешность Алекс ничуть не изменилась, женщине внутри брони было уже за сорок. Обе они были матерями, но видно это было только по Тейлор. Впрочем, вела она себя точно так же, как и двадцать лет назад. Она наклонилась, чтобы потрепать Алекс по макушке бронированной рукой, а подобное Алекс позволяла далеко не каждому.

— Обернуться не успеете, как начнёте строить небоскрёбы.

Алекс пожала плечами.

— Скорее всего нет. Экономического смысла от небоскрёбов, когда кругом столько земли… — она замолкла. – Да тебе плевать.

— И впрямь, — засмеялась Тейлор. Её голос звучал не настолько искажённым, как сквозь предыдущие версии брони. Он всё ещё воспроизводился электроникой, но Алекс нравились улучшения системы. И больше всего ей нравился прозрачный шлем, позволявший видеть лицо Тейлор. Это было намеренно, так HPI показывало наткнувшимся на них пони, что внутри действительно человек. – Сегодня большая ночь. Готова к долгому полёту?

— Ты же знаешь, как я люблю Колибри.

— Не в этот раз, — Тейлор махнула рукой, и они пошли по улице бок о бок. – Альбатрос.

Алекс почувствовала, как у неё брови лезут на лоб.

— Что, правда? Так плохо?

Тейлор серьёзно кивнула, и в этот момент на её лице не было улыбки.

***

Встреча с одной из её нечеловеческих подруг возле припаркованного за городом Альбатроса не удивила Алекс. Ей редко доводилось встречаться с Блэклайт, та была слишком занята заботами своего выводка. Обычно если Блэклайт что-то требовалось в городе, она использовала одного из своих многочисленных дронов. Они многим напоминали дронов HPI, с одним серьёзным отличием – они были живыми. Разумными? На этот счёт у Алекс не было уверенности. Поблизости она заметила около полудюжины ченжлингов Блэклайт, замерших по стойке смирно, как будто идеально вымуштрованные солдаты.

Лонли Дэй не раз пыталась понять, какие дроны были разумны, а какие нет. В Александрии их работало чуть больше сотни – помощников, подручных, присматривающих и заботящихся о детях и стариках.

Она приветственно обняла Блэклайт, перемещая взгляд выше… выше… ещё выше, пока не увидела её лицо. Глядя на неё, теперь не было ни малейших сомнений, что она королева. Блэклайт возвышалась над обычными пони как своим элегантным стройным телом, так и могучим разумом.

Когда-то Блэклайт была маленькой девочкой. Где-то в глубине она всё ещё немножко ею оставалась. Ничего ведь не случилось, что могло бы стереть её личность. Скорее, всё остальное в ней выросло настолько, что затмило человека.

— Поздновато для пони, — голос Блэклайт, как обычно, отдавался странным эхом.

— Тейлор меня только ради важного вытаскивает, — она ухмыльнулась. – Да и ты. Дронов-то ты обычно посылаешь, но сама с ними редко увязываешься. Ты разве в улье не нужна?

— Навыки моей дочери достаточны, чтобы протянуть один вечер, — она широким жестом указала куда-то вдаль. Алекс знала, что Блэклайт смотрит на свой улей, расположившийся от них примерно в дюжине миль.

— И как нынче малютка Эволи? Не думаю, что мы встречались с прошлого Рождества.

Алекс чуть из собственной шкуры не выпрыгнула, когда одна из дронов ответила прежде, чем Райли. Она говорила с детскими интонациями, хотя, как и у всех взрослых дронов, голос у неё был взрослый и отдалённо похожий на женский.

— Лонли Дэй, у меня всё прекрасно! Спасибо что спросила! Мама думает, что к следующей весне можно будет мне подыскать самца, если повезёт! Тебе не попадались?

Алекс потребовалось несколько секунд чтобы собраться с мыслями и ответить. Она была не совсем уверена, что имела в виду далёкая личинка королевы, но догадывалась.

— В Александрии ни одного. Слышала, на восточном побережье есть ещё ченжлинги. Может, сможешь убедить кого-нибудь из их самцов присоединиться к тебе?

О том, как всё на самом деле происходит у ченжлингов Алекс знала немногое. Райли была её хорошей подругой всё своё детство. Она выросла с пугающей стремительностью, переплюнув саму Алекс в росте и видимом возрасте всего за год. Но когда она нашла себе самца своего вида…

Райли сделалась скрытной в отношении деталей своих отличий. Она почти десять лет жила в городе, но очень мало рассказывала, на что похожа её новая «семья». Алекс была одной из немногих пони, кому удалось побывать и в переделанной под жилище Райли большой усадьбе, расположившейся прямо за границей города, и в ещё большем промышленном комплексе, куда она потом перебралась. Но даже после этих визитов, она не чувствовала, что знает.

Всё, что ей было известно, Алекс узнала, проводя время с дочкой Блэклайт, Эволи.

— Этот разговор полезен, — прервала Блэклайт. – Эволи, мы его продолжим потом. Дэй и мне пора отправляться, или мы можем не успеть прибыть вовремя. – Она махнула в сторону корабля и, как один, все дроны (включая говорившую несколько мгновений назад) развернулись и промаршировали в открытое брюхо Альбатроса. Тейлор уже скрылась, и снаружи остались только они вдвоём.

Алекс пришлось поторапливаться, чтобы успеть за длинными, элегантными шагами Блэклайт.

— Она и впрямь будет готова к весне?

Королева замешкалась.

— Я… не уверена. Если бы она была дроном, она бы повзрослела много лет назад, — она улыбнулась и на мгновение Лонли Дэй узнала это выражение. Это было то самое выражение, которое появилось бы на её собственном лице, разговаривай они об Арифметике. – Эволи уже считает себя королевой. Каждую ночь она мечтает о том, чтобы где-нибудь основать свой собственный улей. Она настаивает, что хочет, чтобы он был совсем как мой; сотрудничество с Александрией усилило нас и ей тоже хочется стать сильным партнёром какого-нибудь другого города.

— Нам и впрямь очень не помешало бы побольше пони, — попыталась скрыть своё замешательство Алекс.

Если Блэклайт это и заметила, то она не подала виду.

— Да, очень. Нас немного – но не всем из нас удалось так хорошо скооперироваться с пони. Я иногда разговариваю с другими королевами. У некоторых… враждебный настрой. Я не хочу, чтобы Эволи стала на них похожа.

Когда Алекс ответила, она постаралась, чтобы это звучало как шутка, хотя и не шутила. В её глазах не было веселья. Она не питала иллюзий о том, что может обмануть королеву ченжлингов. Она даже своему сыну не могла соврать так, чтобы он не заметил, что уж говорить о существе, буквально питающемся эмоциями.

— Ты ведь не пытаешься представить себе мир, которым правят ченжлинги? Ваша зависимость от эмоций значит, что замену им вам не найти, но… ты сильна. Можешь попытаться, если захочешь.

Они взошли по рампе. Альбатрос был фантастически громаден, длиннее и выше большинства домов. Он был в несколько раз больше 757-го. Алекс знала, что большинство окрестных деревьев, сколько бы их там ни было, были ниже. Только мощь элементов ториевого реактора генерировала достаточно энергии, чтобы поднять такую махину в воздух.

Королева Блэклайт дошла до конца рампы и остановилась в раздумьях. Когда она заговорила, в её голосе чувствовалось, что она взвешивает каждое слово. Как будто она хотела сказать правду, но опасалась последствий.

— Некоторые так думают. Я… возможно, и сама об этом подумала бы, если бы не Адриан. Если бы не ты. Думаю, враждебность или власть подорвут всё то, что до сих пор приносило нам успех. Думаю, если бы мы дали пони повод с нами драться, они бы сумели довести нас до вымирания. Их немного, но некоторые королевы делают вид, что у них есть власть. Они полагают нас выше тех, кого превратило в пони. И, как они считают, это превосходство даёт нам право на Землю. Тем не менее, на самом деле мы не властвуем. Кто нас полюбит, если мы заставим пони жить с нами? Кто будет нас уважать, кого мы порадуем, кто даст нам всю нашу пищу? Нипони. Если и есть какой-то способ выжать из пони еду, ни одна из других королев его пока что не нашла. Конечно, можно напугать пони, пригрозить с ними расправиться, и они скажут всё, что попросишь и сделают всё, что прикажешь. Но без настоящих чувств это не еда. Пони должны действительно чувствовать, тогда мы можем это съесть. А это означает всего два варианта. Или мы лжём и заставляем пони думать, что мы кто-то другой…

— Как делали ченжлинги в Эквестрии, — подсказала Алекс. Двадцать лет назад она этого не знала, до того, как прочла библиотеку. Теперь же она прочла каждую книгу и каждую идеально запомнила. Включая все мелкие и незаметные детали и подсказки, которые она теперь могла соединить, и найти связь между каждым томом, если ей того хотелось.

— Как они, — с отвращением покачала головой Райли. – Или мы можем найти более оптимальное решение. Думаю, здесь, в Александрии, я его нашла. Подружись с пони – пошли дронов, чтобы стали послушными помощниками там, где нужна их помощь. Часто ходи в гости, сотрудничай. Стань настолько незаменимой для города, чтобы у них не было выбора, кроме как тебя любить.

— Тебе не надо было на всё это идти чтобы я тебя любила, — Алекс прижалась головой к боку королевы. Было время, когда она была выше и могла погладить Райли по её невесомой гриве. Это время прошло. – Ты была моей подругой с тех пор, как мы тебя нашли. Ты спасла мне жизнь, и многим другим. Может даже всему миру.

Райли не отстранилась от прикосновения. Возможно, в человеческом мире демонстрация подобной привязанности по отношению к политическим лидерам и была бы возмутительна, но тут она была желанна.

Одним из маленьких секретов, которые Алекс удалось раскрыть, но который она никогда не упоминала, было то, что её тёплые чувства были куда полезней Блэклайт, чем чувства любого другого пони. Простой её жест приносил больше, чем обожание целой толпы.

Лонли Дэй не понимала, почему так получается, но её это и не волновало. Что ей стоило проявить доброту?

Альбатрос тем временем взлетел. Алекс настолько увлеклась разговором, что даже этого не заметила.

Из мечтаний её вырвал голос Тейлор по интеркому.

— До Лос-Анжелеса лететь больше часа, — начала она, — и, если вам всё равно делать нечего, мне бы хотелось провести брифинг. Ну… тебе, Алекс, Райли его уже слышала.

— Иначе меня бы тут не было.

— Ну да, — в голосе Тейлор слышалось раздражение. – Почему бы нам не собраться в зале заседаний? Там всё и решим.

— Уже идём, — Алекс встала и, цокая копытами, прошла мимо Блэклайт. Она добавила совсем тихо, почти шёпотом: — Думаю, надо идти.

— Да, — королева встала. Вместе они прошли в зал.

Алекс совершенно не радовали мысли о миссии, оказавшейся достаточно серьёзной, чтобы требовать присутствия их королевы ченжлингов.

Тем не менее, если ей и надо было сунуть голову в пекло, ей было трудно представить, какими пони она бы предпочла заменить Тейлор и Райли. Пусть даже технически и та, и другая не были пони.

***

— Ты уверена, что это безопасно? – чтобы перекричать рёв воздуха снаружи Алекс приходилось кричать. Это не был звук движения, их Альбатрос завис на месте, преодолевая ветер на высоте примерно в милю. Алекс мотнула головой, указывая на упряжь у себя на спине. Тейлор плотно её там привязала, пару пластиковых седельных сумок, заменивших её обычное снаряжение.

Упряжь ощущалась тяжёлой и дорогой, покрашенной в такую же черноту, как у ночи снаружи. Она даже не могла сосчитать количество лямок, которыми упряжь к ней крепилась. Конструкция ощущалась надёжной, идея снимать это всё с себя без помощи единорога Алекс совсем не нравилась.

— К.У.В.Р. была тщательно протестирована! – вместо того, чтобы сидеть за штурвалом, Тейлор стояла неподалёку, у открытой рампы. Надёжная стропа пристёгивала её к потолку, но одна из её рук всё равно прочно вцепилась в перила. – Тебя можно было бы заменить на кусок свинца размером с пони, и она бы всё равно тебя аккуратно приземлила.

Алекс снова мысленно пробежалась по управлению, по лямкам, прикрепленным к её передним ногам. Одна из них откроет парашют, вторая подорвёт заряд, раскрывающий резервный купол.

Алекс раньше доводилось прыгать с парашютом, многие десятилетия назад. Но это было ещё до События, один тандемный прыжок с инструктором. Теперь вместо инструктора ей составляла компанию королева ченжлингов и полдюжины дронов.

Оборудование уже было на земле, вместе с захваченными пони. В теории им предстояло стать группой зачистки, подготовить живых пони внизу к обездвиживанию и эвакуации. В реальности у них не было никаких способов убедиться, что никто из врагов не смог избежать обнаружения. Возможно, ей предстояло умереть через пять минут.

Каково это – удариться об землю без парашюта? Сколько ей потребуется, чтобы проснуться?

Лонли Дэй с содроганием отбросила эту мысль, пододвигаясь к выходу и воющему за ним ветру. Даже на шершавой поверхности её шаги были неуверенными, но она не споткнулась. По мере её продвижения рядом с ней продвигался ченжлинг, использующий собственный вес чтобы стабилизировать её неуверенные движения.

Она встала на краю бездны. Даже с окрашивающими мир в зелёные тона очками ночного видения на глазах, она увидела впереди только пустоту. Её ноги задрожали, и она чуть было не упала, всё её тело налилось энергией страха.

— Я тебе помогу спуститься! – крикнула стоящая рядом Райли. На ченжлинге не было надето ничего, кроме очень большой винтовки, заброшенной на спину и прочно там привязанной, чтобы не уронить при спуске. Ни парашюта, ни брони. – Я не дам чему-либо с тобой случиться!

— Да со мной всё будет в порядке, — крикнула Алекс в ответ. – Просто выпихни меня наружу!

Не было ни сомнений, ни счёта до трёх. Блэклайт мощно толкнула, и Алекс кувыркаясь полетела в бездну.

Она закричала и воздух вытянул из неё дыхание. Она замахала ногами, лягнула и завертелась в воздухе. Где был верх? Где Альбатрос? Возможно, в какой-то момент она потеряла контроль над мочевым пузырём. Если и так, воздух украл и это.

Она почувствовала движение позади, заметила лёгкое свечение, сопровождаемое громким гудком очков, указывающих на присутствие таумической радиации. Её дикие кувырки в воздухе быстро сменились куда более управляемым направленным планированием. Она спускалась.

В воздухе поблизости она увидела блеск чёрно-прозрачных крыльев и улыбающееся лицо Блэклайт. Или это был дрон? Даже без бьющего в глаза ветра было бы тяжело разобрать.

Её падение было не таким уж долгим, пусть даже её страх и создал такое впечатление. Её наушник квакнул синтетическим голосом.

— Достигнута заданная высота выпуска, — что-то позади неё взорвалось. Сначала пришло лёгкое подёргивание, через секунду упряжь болезненно дёрнула Алекс вверх. Лямки застонали, приняв на себя вес её тела, но выдержали.

Она смутно ощущала, как за её спиной сервоприводы направляют парашют вниз к заданной точке. Алекс расслабилась и повисла на упряжи, наблюдая на экранчике очков как падает высота и собирая силы перед посадкой.

На самом деле ей это не требовалось. По мере приближения к земле, она чувствовала, как на неё изливается сила, укрепляя её и снова прогоняя сон. Где ты, Земля? В своём сознании она увидела её, кладбище развалин вдали и холмистую пустыню прямо перед ней. Управляющий компьютер её костюма направил её в сторону пустого клочка земли.

При приземлении Алекс не покатилась, хотя на инструктаже ей и сказали это сделать. Она приземлилась на ноги и внезапно поняла, что не может вспомнить, что надо делать. Её конечности могли бы сломаться от удара и, скорее всего, сломались бы, не будь она земной пони.

 

Вместо этого Лонли Дэй воззвала к силе земли. Мгновение растянулось в маленькую вечность, и её восприятие изменилось. Далеко, далеко внизу она почувствовала бьющееся сердце планеты, непредставимо громадную массу раскалённого металла, сжатого до твёрдости невероятным давлением. Над ним, в безжалостных течениях плавали колонны полурасплавленного камня, иногда медленнее, чем позволяло заметить её восприятие, иногда намного быстрее. Ещё выше она видела камни, некоторым из которых были сотни миллионов лет.

Лонли Дэй втянула в себя непоколебимость этих камней. На короткое мгновение её кости сделались прочнее стали, а мягкие ткани – твёрдыми, как кристаллизованный углерод.

Замершее мгновение прошло. Вместо того, чтобы переломать ей кости, земля, на которую она упала, взорвалась вокруг неё кратером из песка и пыли. Лонли Дэй не знала других пони, кто мог так же быстро и умело воззвать к планете, как она, точно так же, как не знала настолько же умелого лекаря, как Оливер.

Когда Земля давала тебе своё благословение оно становилось твоим. Навсегда.

Позади неё, что-то приземлилось на грунт. Она улыбнулась, увидев Блэклайт.

— Хорошая посадка, — сказала Алекс, заглушая тихое жужжание втягивающих парашют сервомоторов.

— Тренировалась, — Блэклайт махнула копытом и её дроны приземлились вокруг них. – Готова?

Алекс не чувствовала себя готовой. Но по мере того, как она позволяла силе земли втекать в себя, к ней возвращалась и уверенность.

— Всегда готова, — она не стала отстёгивать Конскую Упряжь Воздушного Развёртывания, предпочитая держать бронированное устройство поблизости, но отстегнула ружьё и повесила его так, чтобы до него было легко дотянуться. – Теперь совсем готова.

— Тогда за работу, — чуть выше на холме Алекс заметила признаки боя. Земля была вспахана и почернела, тут и там валялись остатки дронов и виднелись тёмные пятна крови. Тел не было.

Алекс порадовалась, что была ночь. Даже так она могла различить вдали смутные контуры своего города. Небоскрёбы в центре выглядели в точности как и раньше, по крайней мере, с такого расстояния. Она задумалась, насколько сильно пожар повредил город. Подойдя ближе, она с ужасом осознала, что уже находится в зоне, которая когда-то была городом. Огонь пожрал многое, но тут и там ей попадались отрезки труб и останки машин, торчащие из пустыни.

Двадцать лет взяли останки разрушенного пожаром района и поглотили их. Если бы она не знала, куда смотреть, она могла и не понять, где находится.

— Как думаешь, почему сражение произошло именно тут?

Райли ответила без видимой паузы. С другой стороны, она почти всегда так отвечала.

— Скорее всего они куда-то передвигались. Они закончили то дело, за которым их направили в город, и направились к своей следующей цели.

— Через пустыню? – Алекс невольно поёжилась. – Уже почти лето. Воды там нет. Тут же градусов сто днём.

Королева пожала плечами.

— Те, кого захватил Абаддон, значат для него меньше, чем дроны. Мои дроны – мои дети, и я хочу, чтобы каждая из них стала личностью. Абаддону плевать. Они думают, что их источники рабов неиссякаемы, и становятся только сильнее от их страданий.

— А ты откуда знаешь?

Прочитать выражение лица Блэклайт она не могла.

— Я помню. Наше происхождение… схоже. И их, и нас не любит мир материи и форм. Мы… в смысле, ченжлинги Эквестрии… они пришли потому, что хотели стать его частью. Абаддоны пришли уничтожить то, что не могут получить. Они распустят холст творения на нитки.

— Тебе всегда рады, дочь моя, — слова Архив не были её собственными. Она не сопротивлялась. – Твои дети, они тоже часть меня.

Блэклайт не выглядела удивлённой. Пусть она смотрела в глаза Алекс, у Алекс было такое чувство, как будто королева ченжлингов смотрит сквозь неё. Блэклайт было не привыкать говорить через кого-то другого.

— Спасибо тебе, Хранитель, — она почтительно склонила голову. И не слёзы ли блеснули в её глазах?

— Подобных этому, мы, тем не менее, терпеть не намерены. Чудовище творит новые непотребства. Если мы сегодня сможем его поймать, мы не просто уничтожим его, как сделали это с предыдущим. Сначала мы заставим его страдать. Оно понесёт наказание за свою распущенность.

Лонли Дэй очень хотелось знать, о чём говорит голос, пользующийся её ртом. Что за распущенность? О чём оно вообще говорило?

Скоро она узнала. Сначала они нашли пони, окружённых защитным кругом боевых дронов. У каждого пони на шее был электроошейник.

— Они накачаны успокоительным, — объяснила Тейлор. – Новый анти-таумический состав, я тебе рассказывала. Чтобы магия была эффективна, ей требуется стимуляция сознанием. Когда этот состав попадает в поле таумического излучения, он распадается на несколько мощных успокоительных. Чем больше они пытаются применить магию, тем более сонными они становятся.

— Если они потеряют сознание, я не смогу их отбить, — голос Блэклайт ничем не показывал, что она обратила внимание на оставшиеся от сражения следы. – Они должны выбрать свободу, иначе я не смогу её дать.

Голос Тейлор донёсся до них без искажений.

— Знаю. Пока не надо этого делать. Не они причина того, что я тебя пригласила. Я бы могла просто скомандовать одному из строительных ботов собрать их в транспортный контейнер и отвезти в Александрию. Они только вторичная причина твоего присутствия.

— Когда мы до этого доберёмся… я хочу посмотреть, как ты это делаешь, — в голосе Алекс слышалось колебание. – Мне надо знать, как.

Блэклайт подняла бровь. Ну, то есть, она выглядела так, как будто подняла бровь. Если бы у неё были брови.

— Простая пони им не поможет. Сколько бы ты ни пыталась, ты не сможешь научиться.

— Смогу, если они были людьми, — теперь Алекс говорила уверенно. – Они мои. Покажи мне, как ты это делаешь.

Блэклайт пожала плечами.

— От того, что ты смотришь, хуже не станет. Но… не сейчас, — она снова пошла вперёд, и Алекс последовала за ней. Вокруг них дроны, и живые, и механические, следили за движением каждого деревца, за качанием каждой травинки. Её собственные глаза, неприспособленные к темноте, при помощи очков видели всё. Каждое пятнышко тепла светилось перед её глазами.

До этого момента она не представляла, насколько ченжлинги тёплые. Видимо, с её стороны полагать иное было предубеждением.

Вскоре они добрались до цели своей миссии.

— Вы возле тел. Чуть дальше есть несколько живых особей.

Она видела их. В трупах не было тепла, и с растущим ужасом она поняла, что узнаёт, на что смотрит.

Они были людьми. Нет, не совсем так. Когда-то были. Под ними собрались лужицы вонючей жидкости, супа, чей цвет невозможно было понять сквозь зелёно-синюю картинку, даваемую очками. Конечности не то чтобы сгнили, они рассыпались, как будто были сделаны не из плоти, а из песка. И сквозь это странное разложение Алекс заметила иные тревожащие подробности.

Хотя общая форма у них и была гуманоидной, у тел не было волос на головах, ставших выпуклыми и удлинёнными. Глаза были куда больше, а между пальцев виднелись перепонки. Изо рта, из-под очень острых зубов, которые выглядели скорее заточенными, чем трансформированными, торчали странные мембраны или реснички. Было тяжело точно разобрать, но создавалось впечатление, что у тел больше конечностей, чем должно быть, из различных частей груди торчали похожие на щупальца придатки. Количество и расположение этих придатков менялось от тела к телу.

— Что это? – Архив не надо было подсказывать эти слова, она их и сама чувствовала. В её груди кипела ярость, но она подавила её. Ярость ей не поможет, пока не пройдёт нужда в холодной голове.

— Мы их такими нашли, — ответила по радио Тейлор. – Мы раньше ничего подобного не видели. Несмотря на их чудовищное состояние, ещё сегодня утром эти тела были «живы». Мы не можем сами подвергнуть их серьёзному анализу, Командующий Кларк боится, что их мутации могут быть заразными.

— Это не похоже на то, что происходит, когда людей подвергают воздействию таумического поля, — Алекс не спрашивала.

— Нет, — ответила ей не человек по радио, а ченжлинг. – Полагаю, эти создания прекрасно живут и функционируют за пределами любой искусственной защиты.

— Сами посмотрите. Вон тот большой контейнер, окружённый дронами первого класса. Когда подойдёте, я скомандую одному из них посветить.

Это было похоже на наблюдение за автокатастрофой – боясь того, что она уже знала, что грядёт, но всё равно не в силах отвернуться. Лонли Дэй механически переставляла копыта, пока не прошла мимо стремительно разлагающихся тел, перешла с почвы на потрескавшийся цемент и остановилась возле контейнера.

Направленные на неё дюжины глаз дронов, как живых, так и искусственных, сильно улучшили её самочувствие. Чип распознавания свой-чужой в перчатке защитит её, если дроны примутся стрелять.

Контейнер оказался довольно маленьким, кубик со стороной всего около семи футов. Алекс и представить не могла, где они взяли прозрачный контейнер такого размера, сделанный из плексигласа, но ей не хотелось спрашивать. Вместо этого её дыхание перехватило, когда включился свет и она увидела, что находится внутри.

Давным-давно Лонли Дэй привыкла к вспышке страха, которая сопровождала встречу с ченжлингами. Поначалу её чувствовали все пони, достаточно сильную, что некоторые просто убегали, а некоторые проявляли враждебность, когда первый раз обнаруживали ченжлинга, не пытающегося сделать вид, что он кто-то другой.

Именно поэтому в Александрии гости-ченжлинги всегда прикидывались пони. Это очень помогало их публичному образу, и только наедине с теми, кто их действительно понимал (как сейчас) они раскрывали свой истинный облик.

То, что Алекс почувствовала, увидев этих существ было куда хуже. Это было то же самое ощущение, но на порядок более мощное. Алекс напряглась, но её разум не подчинился желанию сбежать. Она покрепче упёрлась копытами в землю и заставила себя смотреть.

Ей очень хотелось, чтобы они были мертвы. Они влажно прилипли к краю контейнера, покрытые обрывками тряпок, кое-как держащихся на их телах. Дополнительные конечности прижимали их к стеклу, но даже их человеческие конечности выглядели неправильно. Она не заметила на их телах ни волоска, а глаза их были абсолютно черны. Если в них где-то скрывался разум, она его не видела. Было невозможно догадаться, к какой они относятся расе, все они были неестественно бледны. В некоторых местах сквозь кожу было видно пульсирующие вены, и места на каждом были разные.

— Тут… шесть этих существ, — голос Блэклайт был сдержан. – Вас ведь в вашем укрытии очень мало, так? Как я понимаю, у вас действует программа размножения по расписанию, которая предотвращает рост вашей популяции. И все её члены на учёте. – По крайней мере это она сказала уважительным и одобрительным тоном.

— Угу, — Тейлор не колебалась. – Мы теряли людей на заданиях, но мы всегда забираем тела. Человеческие трупы надо… сжигать. Никто не пропадал без вести. Мы никогда не позволим такому случиться с одним из наших.

— С телами происходит вот это?

— Нет, — голос Тейлор был твёрд. – Ничего настолько стабильного. И что более важно, они не реагируют, если не видят другую разумную жизнь. Мои дроны наблюдали за этими созданиями много часов. Они попытались выбраться, попытались скооперироваться и сломать контейнер. Я при этом не присутствовала, но они всё это время сохраняют биологическую активность.

Алекс отвернулась, но вид трупа её города не принёс ей облегчения. Мёртвые строения напомнили ей о мёртвых, миллионах и миллиардах, похороненных среди них. А как насчёт людей, оставшихся в момент События лежать в моргах и больницах по всей стране? Почему она никогда об этом не слышала?

— Я никогда не слышала, чтобы трупы занимались чем-то, кроме разложения. Мы несколько нашли, в основном кости. Выглядели как мёртвые люди.

А вот теперь голос Тейлор донёсся с запинками.

— С людьми, умершими до Падения, этого не происходит. И происходит это не со всеми. И с теми, кто умер в пределах CPNFG и там и остался, тоже не происходит. Но… в первые дни, пока мы ещё не улучшили технологию, несколько из наших умерли от магического заражения, когда отказали костюмы. Обычно в этом были замешаны пони. Записей не сохранилось, потому что пони обычно тоже погибали. Мы смогли удалённо скачать записи с камер костюмов. Когда мы это сделали… мы стерилизовали зону дронами. У нас нет информации ни о об одном случае, чтобы разумное существо смогло пережить встречу с ними, — Тейлор вздохнула. – Мы не думаем, что это когда-нибудь снова произойдёт. Наша таумическая броня ушла вперёд на два поколения. Господи, да мы по Александрии можем разгуливать, пока держимся подальше от университета и никто не пытается нас левитировать или ещё что-то такое проделать. Этого не было. Как я уже говорила, мы сжигаем умерших. Я знаю, тяжело разглядеть, но присмотрись. Видишь? Они все в униформе!

Алекс не хотелось поворачиваться, но она себя заставила. И действительно, ей удалось заметить некоторые общие черты в ткани, настолько пропитавшейся грязью, что в ней не осталось ни следа былого цвета. Но память Архив была идеальной, и ей не требовалось многого, чтобы понять, на что она смотрит.

— Это… флотская форма, — она обошла вокруг контейнера. Одно из созданий следило за ней мёртвыми глазами, остальные не обратили внимания. – Они принадлежат… на этом всё ещё есть погон… — она замерла. Архив узнала его.

— Тейлор. Скажи мне, что до События не было других подобных вашей организаций. Я хочу, чтобы ты сказала мне, что никто больше не построил CPNFG. Скажи мне это, и пусть это будет правдой.

Читать дальше

...