Автор рисунка: Noben
Глава 2: Жизнь в Маленьком Городе (5 ПС) Глава 4: Отправься в маленькое путешествие (20 ПС)

Глава 3: Маленькие Катастрофы (5 ПС)

Монсанто — фирма, занимающаяся исследованиями в области генетики растений и разработкой и продажей семян ГМО.

Алекс почувствовала огромное облегчение, когда вдали показались мигающие огоньки. Она наклонилась к выходу и, когда машина наконец остановилась, выпрыгнула наружу первой. Пока они шли мимо баррикады, ей несколько раз отсалютовали, но почти не замечали идущих за ней. Алекс притормозила, чтобы их смог догнать Джозеф, и постаралась не встречаться с ним взглядом, даже когда он выразительно и свирепо покосился в её направлении.

— Я по-прежнему не понимаю, почему ты решила меня притащить. Насколько я вижу, у тебя тут всё под контролем. Кэрол уже тут, и ты захватила с собой Блэклайт. Я не понимаю, почему нельзя было просто подождать и позвонить мне, когда это действительно стало бы необходимым.

Алекс закатила глаза и заставила себя промолчать в ответ, вместо этого подойдя к бэтпони, командовавшей организацией карантина.

Как и все остальные, Кэрол отсалютовала Алекс, когда та подошла поближе.

— Лонли Дэй, не ожидала, что вы сюда выберетесь. Как вы нас так быстро нашли? – бэтпони когда-то была частью злобного культа, попытавшегося захватить Александрию. Попытка не удалась, и теперь, через много лет, она стала главой городских вооружённых сил. Теперь она носила тактический жилет, форменную одежду её должности, и автомат P90, основное оружие всех ополченцев Александрии.

— Меня вызвали меньше часа назад. Звонок был изнутри, от Хирама Янга. Он рассказал, что происходит, и я привезла лучших наших экспертов. Но сначала давайте послушаем ваш доклад.

Кэрол кивнула и указала на место в стороне от основной массы ополченцев, расположившихся на улице. Алекс последовала за ней, и вскоре они стояли в тени большого дерева, откуда открывался прекрасный вид на поле и стоявший за ним фермерский дом.

— Несколько часов назад к нам поступил вызов от аварийных служб. Я не входила в команду, которая начала расследование. Мерчант входил, и он почти сразу потребовал, чтобы зону взяли в карантин. Как вам, скорее всего, уже известно, последствия у ужасной магии, которой они подверглись, чудовищны. Отсутствующие конечности, полные превращения… жуткое дело. Крови, впрочем, нет, как и боли.

Кэрол понизила голос и наклонилась к Алекс. Та тоже придвинулась поближе.

— Возможно, я узнаю симптомы, они похожи на то, о чём мне доводилось услышать в Эквестрии. Не знаю, как у эквестрийского растения могло получиться проникнуть на Землю. Честно говоря, думаю, вам всем будет лучше, если у него это не вышло. Но я не могу просто войти туда и расследовать, мне нужен приказ, либо ваш, либо городского Совета. И раз уж вы всё рано уже здесь, и у вас нет возражений, я бы предпочла двинуться внутрь.

Алекс кивнула и прикусила губу.

— Как вы думаете, что это?

Кэрол покачала головой.

— Алекс, недостаток знаний будет хуже, чем ничего. Я бы предпочла рассказать вам о моих подозрениях только в случае, если они подтвердятся.

Алекс это решение совершенно не понравилось, но она всё равно кивнула. То, что она сказала королеве Блэклайт будет пустым сотрясением воздуха, если она не подтвердит слов делом.

— Хорошо, — она снова повернулась к дороге и помахала копытом. – Идём. Джозеф, я хочу, чтобы твоё таумическое чувство следило за каждым дюймом пространства перед нами. Если окажется, что мы входим в область заклятья, останови нас.

Он кивнул и занял место во главе группы. Его рог засветился, и он покачал головой.

— Поле всё горит. На доме ничего нет. Вход безопасен.

— Достаточно безопасен, чтобы ты пошёл первым?

Он потратил ещё несколько секунд и самоуверенно кивнул.

— Вполне!

— На самом деле лучше не надо, — они остановились возле одноэтажного фермерского домика, и Алекс бросила взгляд назад. – Райли, можешь послать со мной одного из твоих дронов? Остальные могут подождать снаружи, если что-то случится вы узнаете.

Королева ченжлингов кивнула. Джозеф и Кэрол выглядели недовольными этим решением, но спорить не стали. Выдающиеся способности Алекс к регенерации им уже довелось наблюдать, пусть даже и не понимая, что они на самом деле означают.

— Хорошо, Алекс. Не задерживайся там. Я уверен, что там безопасно.

— А это уже мне решать, — Алекс вступила на крыльцо, сопровождаемая фигурой дрона. Она громко постучала в дверь копытом. Через мгновение та распахнулась.

Внутри стоял Хирам Янг, держа шляпу в копыте и потупив взор. Он был взрослым жеребцом-земным пони, с белой шерстью и желтоватой гривой, которую он, как и большинство жеребцов, коротко подстригал. Так же, как он отказался взять себе пони-имя, он отверг и обычай ходить голышом, настаивая на том, чтобы носить и штаны и рубаху, невзирая на жару.

— Слава Богу вы до нас добрались, мэр, — он покосился назад и отступил в сторону. – Много ж вас, вы чегой-то, все внутрь?

— Не все сразу. Эта кобыла и я войдём первыми, — он потряс её копыто, после чего протянул копыто и ченжлингу.

— Нас не представили, мисс…

Алекс не очень удивилась, увидев, как ченжлинг отвечает на жест, всё-таки королева от неё стояла буквально в нескольких футах. Конечно же Райли управляла дроном. Тем не менее, в жесте читалась такая робкая неуверенность, что Алекс и представить не могла, зачем королева будет себя так вести. Она что, пыталась убедить Хирама, что перед ним настоящая пони?

Её удивление возросло, когда дрон заговорила, монотонным голосом робота, но со следами грусти.

— 17, — она покосилась на Алекс. В её глазах всё ещё не было эмоций, но Алекс они и не требовались, чтобы понять, что дрон имеет в виду.

— Хирам, это ченжлингский дрон. У них нет имён.

— А, это одна из людей Чипа, — пожал плечами тот. – Зря, мне кажется. Я назову тебя другом, если ты смогёшь моим пони подсобить. – Он развернулся и подождал, пока они за ним последуют. Они пристроились следом, оставив дверь открытой. Вскоре Алекс уже была в гостиной, разглядывая жалкую сцену, порождённую магическими экспериментами.

В «Сверхъестественном Изобилии» работало чуть больше дюжины пони, и все они собрались в гостиной, в разных стадиях подавленности. В центре стоял диван, и на нём расположились жертвы сверхъестественной чумы, которых она пришла лечить.

Она бы засмеялась, не будь повод таким серьёзным. Совершенно очевидно, что тут поработала магия, но… не так, как Алекс доводилось видеть её применение. Вся магия относилась к трансформациям, но было совершенно невозможно понять её смысл.

Тут был жеребец, чьи грива и хвост превратились из волос в настоящую грозовую тучу, постреливающую искрами и непрерывно капающую водой ему на лицо, расширяя мокрое пятно, в котором он сидел. Возле него сидела кобыла, чьи задние копыта переплавились в корни, скрывающиеся в комически-громадном цветочном горшке. На ней в случайных местах росли листья и маленькие побеги, а гриву опоясывала гирлянда цветов, всем своим видом показывавших, что они там растут.

Возле неё сидела ещё одна кобыла, чья шерсть превратилась в толстую шершавую кожу, а хвост стал толстым и раздвоенным, как у акулы. Когда она открывала рот чтобы всхлипнуть, Алекс видела там острые зубы, а глаза её были куда темнее, чем было возможно для пони. И, наконец, рядом сидел самый здоровенный и мускулистый жеребец, какого ей когда-либо доводилось видеть, разве что… его конечности выглядели сдувшимися, как будто взятыми от маленького слабого жеребёнка, ещё даже не достигшего подросткового возраста. Алекс очень сомневалась, что у них хватит сил просто поднять непропорционально массивную грудь.

— Как давно вы в таком виде?

— С утра, — ответил жеребец слева, его голос слегка булькал сквозь воду, стекающую по его лицу. Судя по всему, дышать она ему не мешала. Алекс на мгновение сосредоточилась на его лице, пытаясь распознать его трансформировавшиеся черты. Его звали Гленн, до События он работал на Монсанто каким-то инженером-ботаником.

Кобыла-акула кивнула, её голос был похож на робкий писк.

— Я тоже. Мы все тут живём… — она неопределённо махнула в сторону второго этажа. – Я думала, всех накрыло. Оказалось, что нет. – Определить её личность оказалось сложнее, но Архив узнала голос. Он принадлежал Виолет, не успевшей до События даже закончить школу. Впрочем, Алекс с ней ни разу не разговаривала с самого дня её иммиграции в город.

Дерево ничего не сказала, а почти беспомощный жеребец свирепо покосился на собственные копыта:

— Только час назад. Я вытащил их с поля, всё было в порядке. Но потом пошёл в душ… — он поднял одну из тонких ножек, — и случилось вот это дерьмо.

Алекс осмотрела комнату, пытаясь заметить признаки непредсказуемой магии на других собравшихся пони. Никто не выглядел пострадавшим, никто не уменьшался, не обретал зубы и не пытался пустить корни в пол.

— И никто из остальных не пострадал?

Несколько пони помотали головами. Она встретилась с ними взглядом, удостоверяясь таким образом в их искренности, и повернулась к Хираму.

— Если тут где-то лаборатория, у вас должен быть герметичный контейнер, так ведь? Мне бы хотелось отнести образец этого вашего растения моему эксперту по магии, — она повернулась к дрону и спросила, как будто обращаясь к Райли. – Думаешь, сможешь нам его достать?

— Разумеется.

— Лаборатория не в этом доме, но мы часть запасов храним в подвале, — он осмотрел дрона с ног до головы. – Защитные шмотки тоже нужны?

Алекс открыла было рот чтобы ответить, но говорящая через дрона Блэклайт её опередила.

— Нет. Я хочу посмотреть, действует ли оно на чейнжлингов. Раз соседство с пострадавшими пони не несёт в себе риска заражения, это нам не помешает.

— Добро, — он пожал плечами и исчез в дверном проёме. Через несколько минут он появился назад с пластиковым контейнером во рту. Внутри лежали садовые ножницы и больше ничего. – Держи.

Ченжлинг взяла контейнер своей магией, но не успела выйти в дверь прежде чем Алекс её остановила.

— Блэклайт, собери образцы и встреть нас перед домом. Там поговорим, — когда чейнжлинг кивнула, Алекс снова повернулась к несчастным посреди комнаты. – Пони, мы это исправим. Обещаю, что брошу все ресурсы на то, чтобы вас как можно быстрее вылечить.

Пони с облаками вместо гривы закатил глаза.

— Мэр, это же политическое пустозвонство! Вы нам чем-то поконкретнее можете помочь?

Её глаза сощурились и она шагнула в его сторону.

— Гленн, это моя главная цель. Но я не стану давать пустых обещаний. Я знаю, что ни одно из заклинаний, оставленных нам эквестрийцами не оставляет таких последствий, мы не знаем и контрзаклинания. Но это не значит, что его невозможно создать. Потерпи несколько минут, и я скажу тебе больше.

Жеребец кивнул, на время успокоенный. Остальные выглядели благодарными, но промолчали.

— Мои друзья зайдут с вами поговорить. Джозеф может исследовать вас своей магией. Пожалуйста, помогите им во всём, что они попросят, это сделает процесс возвращения вас в прежний вид значительно проще, — получив их согласие, она отступила и вернулась к ожидающей снаружи группе пони.

— Вроде бы безопасно, — она махнула через плечо. – Честно говоря, я ожидала чего-то более страшного. Это определённо магия, но… не то, что я бы ожидала от болезни. Сходите сами посмотрите, но не все сразу. Джозеф, Тру Сайт, почему бы вам не пойти первыми?

Блэклайт не выразила желания идти внутрь. В конце концов, она-то уже видела пострадавших пони.

— Ты ведь знаешь, тебе необязательно специально подставлять своего дрона, — Алекс говорила тихо, чтобы нипони не мог подслушать. – Я ценю то, что ты вызвалась на случай, если бы тут оказалось что-то более опасное, но тут не тот случай. Если хочешь, то можешь, наверное, лететь домой…

Блэклайт энергично помотала головой.

— Полагаю, ты никогда не сомневалась, есть ли у Коди душа.

— Конечно нет!

Блэклайт смахнула слезу.

— А я про моих детей сомневаюсь. Может это, чем бы оно ни было, поможет мне узнать правду. За ответ на этот вопрос я с радостью пожертвую дроном. Пусть даже ответ – отчаяние.

***

Пони, приведённым Алекс, не потребовалось и двадцати минут, чтобы завершить свои разнообразные расследования. Она выслушала их доклады, начиная с Джозефа. Он понятия не имел, какое заклинание было использовано, и как его можно отменить, по крайней мере, без образца вызвавшего трансформацию растения. Он подтвердил, что все жертвы находятся под действием заклинания, и что их превращения не постоянны. Тру Сайт после осмотра пострадавших выглядела куда более озабоченной, хотя, конечно, уже слышала описание симптомов от Хирама по радио.

Ход обсуждения изменило прибытие образца с поля. Дрон Блэклайт вернулась, левитируя в своей магии запечатанный контейнер. Она положила образец на землю и все они собрались поближе к запечатанной коробке чтобы рассмотреть содержимое. Алекс как следует рассмотрела цветы сквозь пластик и почувствовала, как у неё внутри всё холодеет.

Тру Сайт содрогнулась, и от этого стало ещё хуже.

— Выглядит несерьёзно, — сказал Джо, спокойно тыкая в контейнер копытом. Блэклайт бросила на него сердитый взгляд, но промолчала.

 

Первой, кто смог сказать что-то полезное, оказалась бэтпони, и сказала она то, что Алекс предпочла бы не слышать.

— Я такое раньше видела. Это называется...

— Ядовитая Шутка, — сообщила Алекс, медленно обходя запечатанную коробку.

— Да! – расширились глаза Сайт. – Мэр, откуда вы знаете? Это эквестрийское растение, и довольно редкое. Оно растёт всего в одном месте, опасном лесу, наполненном хаотичной магией и опасным зверьём. Меня как-то раз послали его собирать. Когда я всё ещё…

— Сайт, не надо. Мы понимаем, что у тебя не было выбора во всём, что касается твоей работы на Одиума, — Алекс уселась и потёрла виски копытом. – Я знаю потому, что его упоминают в одной из эквестрийских книг, вместе с травяной настойкой для ванны, которой от него лечат.

— Это же прекрасные новости! – Джозеф отошёл на шаг и отвернулся. – Это значит, что я вам не нужен и могу возвращаться в лабораторию! Пони вылечат, всем хорошо.

— Да, но… — Алекс нахмурилась и повернулась к Блэклайт. – Райли, у тебя как с идентификацией растений?

Королева покачала головой.

— Я знаю, что съедобно для моих дронов. Названий не знаю. Мой рой не сможет тебе помочь собирать эти цветы по лесам. Различать незаметные особенности растений – слишком сложная для них задача без моего вмешательства, а я всё ещё не могу связаться с ними за пределами нескольких миль.

Алекс кивнула.

— Надежда умирает последней, — она указала в сторону грузовика. – Полагаю, на этом этапе мне не нужен никто, кроме Сайт. Можете возвращаться. Скажите водителю, пусть отвезёт. Ядовитая Шутка срабатывает при прикосновении, поэтому с вами всё будет в порядке, — она повернулась к дрону, — ну, может, кроме этой. Ей стоит остаться тут, потому что симптомы проявляются не сразу.

Дрон ничем не показала, что понимает, о чём идёт речь. Райли, тем не менее, кивнула.

— Я бы её всё равно оставила, чтобы посмотреть, как ты справишься с новыми проблемами.

Джозеф закатил глаза.

— Мне на всё это плевать. Да и кому не плевать? У нас есть лекарство! Сбегай за своим бойфрендом, соберите травок, и дайте остальным разойтись по домам.

— Ты дурак, — Блэклайт без тени колебаний встретилась с Джозефом взглядом. Она принадлежала к очень небольшой группе пони, которые могли ему такое сказать. Насколько Алекс знала, Джозеф был самым талантливым и знающим единорогом в мире. Он даже превзошёл единорогов-сектантов, что, впрочем, было не слишком сложно, из них в магии разбирался только Райян. – Приложи свой хвалёный интеллект и хоть на секунду заметь что-то дальше собственной морды. Либо эти пони случайно изобрели эквестрийское растение с опасными свойствами… либо кто-топони сейчас или раньше импортировал их из Эквестрии и дал их этим пони. Учитывая, что растение опасно, и всепони из Эквестрии, которые нам встречались в Александрии, были к нам враждебно настроены, очень похоже на то, что в Александрии сейчас находится новый враг – или находился, когда сажали эти семена.

Она понизила голос до хриплого шёпота.

— Они могут находиться прямо в этом доме. Так что, я ценю твоё предложение разъезжаться по домам, Алекс, но думаю, что мы лучше послужим Александрии, если тебе не придётся рисковать в одиночку, — она похлопала Алекс по плечу. – Я восхищаюсь твоим желанием рисковать собой ради благополучия города, но в настоящее время оптимальным выбором будет нам всем действовать вместе. Включая и тебя, единорожий учёный. Твои таланты тут нужнее, чем в твоей лаборатории.

Джозеф не Мория, раздражение быстро покинуло его лицо, сменившись осознанием того, что в логике Блэклайт всё сходилось.

— Райли, я иногда хочу, чтобы ты не была такой умной. Кэрол и я могли бы обо всём тут позаботиться. Не думаю, что всё настолько серьёзно, как тебе кажется.

Райли пожала плечами.

— Потому что они позволили нам свободно забрать образец растения? – когда Алекс кивнула, она продолжила. – Это может значить, что они либо не знают его происхождения, либо не думают, что мы сможем опознать его как что-то знакомое. Либо что им просто всё равно, и какой бы у них ни был план, ему не повредит наше знание. Внутри мог оказаться яд, или вся зона может оказаться заминирована. Может, у них есть армия, которая прямо сейчас захватывает Александрию, пока мы тут разговариваем.

— У них её нет, — Тру Сайт показала радио. – Об этом не было ни слова в течении всего времени, пока мы разговариваем. А ещё отсюда не слышно ни выстрелов из человеческого оружия, ни разрядов магии. Они не могут захватить город так, чтобы я этого не услышала. Кто-топони бы что-то сообщил.

— Даже когда часть твоего ополчения собралась тут и блокирует ферму?

Она кивнула.

— Даже так. С прошлого года у нас налажено воздушное патрулирование и днём, и ночью. Больше рейдеры к нам незаметно не подкрадутся! Если кто-нибудь не отмечается каждые десять минут, сирены срабатывают автоматически.

— Сайт, позвони в штаб-квартиру Скажи им, что если мы не дадим отбой через десять минут, им следует считать ситуацию чрезвычайной и мобилизовать всех резервистов города. Пусть ожидают подкреплений из улья Вермиллион, — она вопросительно покосилась на Райли, и королева кивнула.

— Если я всё ещё останусь в живых, тогда да. Если нет… боюсь, что моих самцов хватит только на то, чтобы сохранять порядок. Честно говоря, я и на это-то не слишком рассчитываю.

— Значит, я не дам тебе умереть, — она снова понизила голос. – Сайт, организуй своих пони из оцепления, дай им знать, что возможны неприятности. Я с дроном пойду назад внутрь, поговорю с Хирамом… надеюсь, мы делаем из мухи слона. Остальные – окружите дом. Если по звукам станет понятно, что дело плохо, бегите внутрь и помогите мне. Блэклайт сможет вам сказать, как мы себя чувствуем. Если у кого-то взыграют эмоции, тоже не стесняйтесь и заходите.

Алекс подождала, пока Тру Сайт обзвонит всех, наблюдая за этим с растущим чувством тревоги. Она не возьмёт с собой в дом оружия. В лучшем случае они сейчас обнаружат, что Сверхъестественное Изобилие каким-то образом умудрилось вывести эквестрийское растение. Конечно, это означало бы, что магия работает безумнее, чем они считали, но для Алекс это было бы лучше, чем мысль о том, что её город может быть в опасности. И да поможет Бог пони в доме, если кто-то из них предал свою общину кому-то вроде Одиума или какой-нибудь иной подобной мерзости.

К двери она направилась только когда всё было готово. В этот раз она не боялась заражения. Что её занимало, так это вопрос не умрёт ли она снова. Смерть ей уже приелась. Она не стучала, просто толкнула дверь и поторопилась зайти.

— Хирам? – она поманила, и он подбежал к ней. Алекс внимательно следила за каждым его движением, пытаясь найти признаки надвигающегося предательства, или пустоту в глазах, означавшую, что им управляют. Она не увидела ни того, ни другого.

— Да, мэр? – он выглянул в дверь и вернул взгляд на неё. – Чую, вести недобрые, раз вы меня сюда вызвали.

Она нахмурилась.

— Новости через минуту. Сначала… — она подошла вплотную к нему, внимательно наблюдая за его выражением. – Мне надо точно знать, откуда вы взяли семена для этих цветов.

— Мы их сделали! – воскликнул Хирам. – Всё сами сделали! Ну… — он пожал плечами, — сам-то я в этом не участвовал. Я только с зерном работал. Экспериментировал с магией земных пони.

— А кто участвовал? Мне нужно немедленно с ними поговорить.

— Работа Виолет. Щас, я её приведу. Она может нормально ходить, только выглядит теперь так, что ей впору жить в пруду, — он вышел.

У Алекс было достаточно свободного времени, чтобы вопросительно посмотреть на ченжлинга. Та кивнула, передавая ответ Блэклайт. Значит, Хирам верил в то, что говорит. Конечно, это не делало сказанное правдой, но было признаком того, что он, скорее всего, не был частью заговора.

Он вернулся, ведя за собой спотыкающуюся акулу, нервно подёргивающую хвостом. Алекс предположила, что в хвосте, пожалуй, достаточно мышц, чтобы снести всё, что попало под удар, и в этот момент Алекс почувствовала благодарность за то, что та не переродилась в грифона. У неё больше не было копыт, но сказать, во что они превратились, тоже было бы затруднительно. На её спине был по крайней мере один плавник, и, судя по всему, проблем с ходьбой у неё не возникало.

— Д-да, мэр?

Если эта пони была частью коварного плана по захвату Александрии, у неё очень хорошо получалось вести себя испуганно и беспомощно, несмотря на острые зубы.

— Виолет, мне нужно точно знать, где вы взяли семена, которые вызвали ваше превращение, — она махнула в сторону ченжлинга. Райли, судя по всему, поняла, что от неё хотят, потому что камуфляж дрона растаял во вспышке синего огня. – Виолет, этот дрон находится под управлением их королевы. Если ты соврёшь, она это узнает. Поэтому не говори мне неправды.

Виолет всхлипнула, метнув взгляд назад, а потом на ченжлинга. На Алекс она не смотрела, и не пыталась вцепиться в неё острыми зубами. Она, судя по всему, пыталась подавить слёзы.

— Мне надо было что-то придумать! Я не… Я не хотела всю жизнь работать лаборантом! У меня не было выбора!

Хирам уставился на неё в растущем недоумении, открыв рот, но не сумев выдать внятный ответ.

У Алекс это получилось. Она подошла поближе к блестящим рядам белых зубов. Она чувствовала, что понимает, в чём заключалась шутка в случае Виолет, и больше не боялась за свою безопасность.

— Где ты достала семена?

— Я знала, что это против правил… надо было использовать своё! Все наши семена проверили в университете перед посадкой, просто на всякий случай… но он сказал, что эти будут просто прекрасн…

— Кто? – Алекс подошла ещё ближе, оскалив на неё собственные плоские и бесполезные зубы. – Кто это был?

— Просто жеребец! – со слезами в голосе воскликнула Виолет. – Я не знаю, как его зовут, я его никогда раньше не видела! Но это был единорог! Показал мне потрясающую магию и пообещал…

— Как он выглядел?

— Я не знаю! – она прикрыла глаза, дрожа всем телом. – Он… эм… коричнево-серый… красные глаза… милометка… кажется, как заглавная «S». А что?

Алекс напрягла память, ища пони, попадающего под это описание, одновременно вспоминая лица всех, кто когда-либо посещал город. Она не могла его найти. Не то чтобы она видела всепони, кто когда-либо появлялся в городе… но мало кому удавалось посетить его и ни разу попасться ей на глаза. Она видела лица всех, кто заходил в библиотеку, пусть даже у неё не всегда было время с ними лично поздороваться.

— Когда ты его последний раз видела?

Виолет помотала головой и снова всхлипнула.

— Б-больше ни разу. Он не… Он сказал, что в городе всего на день. Не знаю, куда он направился, я не спросила! Я н-не думала, что что-то случится! В лучшем случае я рассчитывала, что у цветов будет хороший вкус! Я не знала, что они окажутся ядовитыми!

Алекс снова посмотрела на Блэклайт, и та кивнула. Мощь королевы невероятно возросла, и Алекс знала, что ей больше не требуется прикосновение, чтобы определить, что пони кто-то управляет. Сама Алекс тоже видела, что в глазах кобылы всё ещё есть жизнь. Её отчаяние, страх и вина выглядели искренними. Может, это кто-то так пошутил? Такой сверхъестественный розыгрыш? Но кому оно надо?

— Виолет, достаточно. Не думаю, что произошло преступление. Я опасалась, но… судя по всему, напрасно. С твоей стороны было неправильно не показать семена в университете, но… не думаю, что был нанесён какой-то непоправимый урон, — она повернулась к Хираму. – Эти синие цветы называются ядовитая шутка, родом из Эквестрии. В библиотеке есть лекарство от последствий встречи с ними. Потребуется несколько растений, которые поблизости не встречаются, но… думаю, нам удастся собрать их за неделю-другую.

Она прикоснулась к плечу Виолет, как можно нежнее. Как она и ожидала, кожа там была грубой, как наждачная бумага.

— Сдай все оставшиеся семена университетским пони, работающим с опасной магией. Я не хочу узнать, что ты себе хоть одно оставила, — она указала через плечо на ченжлинга. – Мы сожжём цветы. Пусть ваши пони сидят в доме, пока мы не закончим.

— А что с остальным садом? В эти растения вложены годы исследований!

— Нам надо уничтожить только цветы. Если найдёте, что где-то цветут ещё, немедленно сообщите мне. Конечно, если я могу на вас в этом положиться.

Хирам прижал копыто к груди.

— Честью клянусь, мэр! Лично за всем прослежу.

Для большинства пони подобное заявление ничего бы не значило, но Алекс немножко знала Хирама. Слова «честь» и «честность» всё ещё что-то для него значили.

— Хорошо. Если есть респираторы, я бы не отказалась. Не хочу наглотаться пепла.

— Ченжлингу тоже?

Блэклайт помотала головой дрона:

— Нет. Ещё один контейнер для образцов, прежде чем отправимся.

Виолет, судя по всему, не терпелось, чтобы её отпустили, да и Хираму тоже. Дрон Бэклайт встретилась с Алекс взглядом, и в выражении лица инсектоида не было и следа стремления уступать.

— Я должна сохранить образец, на случай если он сработает на этом дроне. Если эффект не окажется благоприятным, даю слово, что тоже его уничтожу.

— Нам нельзя рисковать тем, что растение сбежит и одичает, — сказала Алекс, не пытаясь спорить. – Я верю тебе, Райли. Просто представь себе хаос, который оно вызовет, если начнёт попадаться по всей стране. Оно вполне может уничтожить поселение, если они не будут знать, что это такое.

— Знаю, — глаза дрона демонстративно уставились на дверь в соседнюю комнату, как будто она всё ещё опасалась, что они в опасности. – Я не позволю этому случиться. Даю слово, как и Хирам.

***

Алекс не удалось пообещать возвращения к обычной жизни в тот же день, когда они обнаружили трансформированных пони и поняли, что с ними случилось. Ей бы очень хотелось, чтобы её власти над землёй было достаточно, чтобы заставить растения расти без семян и вырастить всё, что им было нужно, но магия земных пони работала иначе. Растения можно было вырастить, но они не появлялись из мирового эфира. Поэтому ей пришлось добавить к своим проблемам ещё одну, создававшую антирекламу исследованиям магии всё время, пока решение не было найдено.

Убедить достаточно народу пустить магию в свою жизнь было нелёгкой битвой. Она до сих пор сражалась с городским советом, чтобы те хотя бы начали рассматривать масштабные проекты по погодному инжинирингу как альтернативу принятию всего, что хотела им дать природа. Люди достаточно боялись воображаемых опасностей генетически-модифицированной пищи до События, насколько сильнее их напугает перспектива магической еды?

Хотелось надеяться, что не слишком. Она попросила трансформированных пони не покидать территорию Сверхъестественного изобилия пока проблема не решена, и отрядила несколько ополченцев на перекрытие дороги, чтобы не пускать папарацци. Но даже после этого их фотографии просочились в газету. Теперь Александрии нужно было снова увидеть эти фотографии, но на этот раз – полностью излеченных пони. Чтобы это случилось, она использовала все свои связи чтобы как можно сильнее ускорить доставку трав.

И теперь почти всё было готово. Джо и его единороги сделали всё, что было в их силах, чтобы подготовить травяной настой в точном соответствии с инструкцией, содержавшейся в «Сверхъестественных». Всё, что оставалось – дождаться закупленных трав, и наконец похоронить проблему. По крайней мере, пока ей не попадётся где-нибудь серо-коричневый пони с милометкой в виде буквы S…

Поэтому Алекс и ждала после обеда на аэродроме. Раз уж она была там по полуофициальному делу, она потратила время с утра, чтобы одеться, пусть даже и всего лишь в тёмную юбку и блузку без рукавов. Достаточно лёгкую, чтобы не пропотеть насквозь и при этом прилично выглядеть.

Она услышала Колибри задолго до того, как увидела, вместе с голосом Мории, исходящим из перчатки на её правой передней ноге.

— Иду на посадку, слышимость отличная. Везу VIPов и ценный груз. Надеюсь, плата за сверхурочную работу будет ждать меня сразу на месте посадки.

— Так точно, Орёл. Для VIP готовы лимузины, а тебя твоя премия уже дома дожидается. Может, мне позвонить твоему мужу, и он тоже тебя тут подождёт? – Алекс не могла винить Морию за её меркантильность. Всё-таки она всю ночь моталась туда-сюда, подбирая грузы. Просто так получилось, что на последнем посещённом ею месте были пони, которые должны были вернуться с ней. Алекс совершенно не завидовала уровню заботы о пассажирах, который пришлось пережить гостям Авиалиний Мории.

— Никак нет, диспетчер. Если ты оторвёшь его от работы, он будет ныть весь вечер. Я лучше до дома пешком дойду. Отбой, — её изображение исчезло, и Алекс опустила копыто.

Конечно же, Алекс не была никаким диспетчером. Весь этот авиакоридор был под запретом для пегасов, и именно поэтому он заканчивался в трёх милях от города. Ну, поэтому, и потому что там уже был аэропорт. Они не всегда принимали самолёты вертикального взлёта HPI, иногда прилетали и небольшие пропеллерные самолётики на биогорючем или чём-то из стабилизированных запасов топлива с правительственных складов.

Она увидела, как блестящая Колибри остановилась в небе над её головой, сканируя небо прежде, чем начать быстрое снижение. Мории нравилось использовать возможности Колибри до предела, особенно когда внутри были пони, которые в ней ни разу раньше не летали. Алекс не раз довелось «полетать» внутри, благодаря безумным кульбитам, которые Мория закладывала.

Слишком быстро падать и не растрясти пони внутри она, впрочем, не могла, поэтому в конце концов она начала торможение, коснувшись покрытия нежно, как пушинка.

Конечно, никакой лимузин никого не ждал, только серебристый Мирай Алекс, в таком же великолепном состоянии, как и в день, когда Алекс его нашла. Большинству гостей доставалась перевозка машинкой для гольфа вроде той, которая ждала Морию. Но для этих Алекс решила устроить особенную встречу. Сына с ней не было, пусть он и очень хотел увязаться с ней. Но как бы ему ни нравилось проводить с ней время, Алекс пришлось настоять на своём чтобы хотя бы попытаться сделать вид, что это официальная встреча.

Она подошла поближе только после того, как рампа полностью опустилась, сметая из глаз непослушные пряди гривы и улыбаясь пони внутри.

— Добро пожаловать в Александрию! – скорее всего, на них это не произвело впечатления, ведь аэропорт находился в нескольких милях от города и никто возле него не жил, за исключением одинокого сторожа, но всё-таки…

По рампе спустилась серая пегаска – было тяжело сказать, выглядит она такой бледной от природы, или это на неё так подействовали манёвры Мории. К её шее и груди крепилась сумка, но в остальном на ней не было ни нитки одежды, и, увидев Алекс, она слегка вздрогнула и попыталась спрятаться в собственной фиолетовой гриве. Она тихонько выругалась и сказала извиняющимся тоном:

— Простите, я не подумала, что одежду всё ещё кто-то носит…

Алекс ухмыльнулась, подходя к краю рампы. Она широко улыбнулась новоприбывшей, пусть её уши и слегка опустились от общей неловкости. Она очень постаралась не чувствовать себя крохотной, пусть и была на целую голову ниже. Может, стоило надеть ботинки? Или… нет, это бы выглядело глупо.

— Вы что там, и зимой одежды не носите? – гостью она никогда раньше не видела, но чтобы её узнать этого и не требовалось. Она узнала голос, да и ожидала она только одну пегаску. – Не то чтобы тут у нас была зима… — она пожала плечами. – Большинство пони тут тоже ничего летом не надевают. Но когда я встречаю кого-топони в официальной обстановке, я быстро научилась не рисковать. Мне пока что не попался ни один пони, которого бы обидела моя одетость.

Она протянула копыто для приветствия, стараясь не показать, что ей приходится слишком сильно выгибать шею.

— Ты, наверное, Садден Сторм. Или, может, предпочитаешь просто Сторми?

Пегаска улыбнулась и коснулась предложенного копыта.

— Сойдёт и Сторми, дома всё равно меня все так зовут. Я тоже иногда накидываю шарф или ботинки, когда провожу время на земле, в снегу и грязи, но, судя по всему, от холода я страдаю меньше многих. Может, мы, пегасы, созданы для температур на высоте? – она указала на небо. – Но я всё равно чувствую себя неловко, как будто пришла на работу устраиваться в драных джинсах и майке-алкоголичке. Кхм. Так вот! Да. Привет. Ты, наверное, Алекс?

Та кивнула.

— Угу. Или Лонли Дэй, если так больше нравится. У нас некоторые пользуются эквестрийскими именами… Большинство получили их от Клауди Скайз, — она закатила глаза, хотя было очевидно, что её раздражение притворно. – Сторми, ты одна? Или ещё кого-то привезла? Мне бы не хотелось кого-топони забыть. Ехать всю дорогу до города в машинке для гольфа с Морией… — она покачала головой. — Нипони не заслуживает подобной участи.

Сторми поморщилась.

— Подожди секунду, я думала она прямо за мной идёт, — она развернулась и на мгновение вернулась в Колибри, крикнув: — Свифт? Мы уже приземлились, пошли. – Она извинилась перед Алекс через плечо. – Моя подруга, Свифт Квилл, уже идёт… Так получилось, что в первый раз, когда мы встретились с этой техникой, у неё получился неудачный опыт, давно уже, и она возле неё всё ещё нервничает. Пусть даже вам и удалось что-то с ней сделать, что она нас так больше не пугает. – Сторми развернулась и улыбнулась розовой единорожке с персиково-оранжевой гривой, спустившейся вслед за ней по рампе. – Свифт Квилл, или просто Свифт, — представила Сторми. – Лонли Дэй.

В этот момент из самолёта показалась закатывающая глаза Мория. На ней был надет противоперегрузочный комбинезон, вылепленный специально по её понячьей мерке, хотя, конечно, ей он и не требовался. Кроме того, на ней был кожаный лётный шлем с очками, как будто времён Первой Мировой. Было непросто заставить HPI всё это изготовить, но у них не было выбора.

Кроме неё только ещё у одного пилота были навыки по управлению Колибри.

— Пфф, фигня вопрос. Полем только реактор закрыт, — она не останавливаясь спустилась по рампе мимо них, направляясь к машинке для гольфа, воткнутой в зарядную станцию на солнечных батареях. – Алекс, я не собираюсь тебе помогать разгружаться!

Одинокая земная пони проигнорировала крики подруги, сконцентрировавшись на Свифт Квилл и Сторми.

— Приятно познакомиться, — она приветственно помахала копытом. – Извиняюсь, если ваше путешествие оказалось некомфортным. Если бы пони не были в такой беде, не было бы такой срочности. – Посмотреть поверх их голов она не могла, поэтому обернулась и взглянула на рампу.

– Простите, что вас тут не ждёт толпа встречающих, — она закатила глаза. – Это всё политика. Ваш Понитаун просто спасает мой круп из огня, – как бы ни было несправедливо то, что ей приходилось за это отвечать: в конце концов, её вины в произошедшей катастрофе не было. – Но ничего, я в долгу не останусь. – Она шагнула назад и подняла копыто с перчаткой к лицу. Лёгкое нажатие и в динамике послышался голос Джозефа.

— Университет Таумитех, Джозеф на связи.

— Джо, пошли кого-нибудь из своих пони в аэропорт. Остальные ингредиенты ждут тебя на борту Колибри Один.

— Выезжаем. Позвоню, когда закончим.

— Звони в Изобилие, не мне. Я вечером буду недоступна.

— Хорошо.

Когда голос умолк, всё поведение Алекс заметно изменилось. Она расслабилась, расправила плечи и уши её больше не были настороже. Даже выражение её лица стало значительно дружелюбнее.

— Теперь, когда с этим покончено, добро пожаловать в Александрию! Ну или… — она пожала плечами, — по крайней мере, в аэропорт округа Эдгар. У вас багаж есть, с сумками надо помочь? Если нет… полагаю, можем отправляться. Я, может, и не толпа встречающих, но провести экскурсию по городу и я могу.

Свифт покачала головой, а Сторми улыбнулась.

— Мы не хотели терять время на багаж, а с этим, — пегаска указала на висящую у неё на шее почтовую сумку на лямке, — я и сама справлюсь.

Свифт, судя по всему, снова обрела дар речи как раз вовремя, чтобы подколоть подругу.

— Я ей сказала, что любимое одеяльце и подушку придётся оставить дома, — сказала она, ухмыляясь, на что Сторми только закатила глаза.

— Не думаю, что вам что-то такое потребуется, — Алекс развернулась и показала на ждущую машину. – Я просто привыкла к тому, как оно было раньше. Едешь куда-то – бери багаж. Летишь – и будь готов ждать в очереди к рентгеновской машине.

Когда они подошли к машине, дверь со стороны водителя открылась и наружу выпрыгнул пони.

— Это мой ассистент, Квик Лёрнер.

Единорог оделся примерно так же, как и гости – то есть, никак.

— П-приятно познакомиться, — промямлил он, вяло махая им копытом. Он проследил, чтобы все благополучно забрались в машину, и забрался в водительское кресло. Машина была уже заведена, хотя, конечно, её водородный «двигатель» издавал только лёгкое шипение газа, выходящего под давлением.

Алекс не стала заморачиваться с ремнём безопасности и уселась задом наперёд, чтобы видеть своих гостей на пассажирском сидении.

— Большинство приезжих хотят сначала посмотреть университет и библиотеку, так что, пожалуй, с них мы и начнём. Думаю, всё остальное мы делаем более или менее так же, как и вы в Понитауне. Ну, разве что, нас не заваливает снегом по грудь каждую зиму.

— Оно и у нас было бы не так плохо в большую часть зимы, если бы не озеро, — улыбнулась Сторми. – Каждую зиму озеро Онтарио бросает в нас довольно серьёзные бури. Мы поставили несколько грузовиков и машин с южной стороны колонии, чтобы задерживать снег. Немного помогает… и потом, если меня заранее предупреждают, я могу попытаться разогнать самые серьёзные бури, или передвинуть их в другое место, — в этом месте она ухмыльнулась.

— Мне очень хочется посмотреть на библиотеку, — сказала Свифт. – С тех пор, как я услышала, что у вас есть книги из Эквестрии, мне не терпится посмотреть, что из них можно узнать.

Сторми кивнула и добавила:

— Мы обе хотим на всё посмотреть. У нас недостаточно большое поселение, чтобы завести свой центр высшего образования. Мы, конечно, учим детей, всему, что им потребуется, чтобы процветать в наших условиях, но у вас тут, похоже, куда более продвинутая программа.

— У нас было бессовестное преимущество, — ответила Алекс, пожав плечом. Их маленький автомобиль почти бесшумно удалялся от аэропорта по служебной дороге, очищенной от толстого слоя мусора, накопившегося на большинстве неиспользуемых дорог всего за несколько лет. – И было бы преступлением им не поделиться. Мы можем скопировать все книги, которые вам покажутся интересными, так что составляйте список. К сожалению, скопировать эквестрийские артефакты не так просто, иначе мы и ими с вами поделились бы.

Дорога была длиной всего в три мили, и казалась пустынной. Когда они обогнали Морию на её медленной машинке для гольфа, Квик Лёрнер разогнался и силуэты городских построек начали стремительно приближаться.

— Сторми, надеюсь, ты потратишь немного времени на разговоры с другими учителями-пегасами, пока ты здесь. То, до чего ты сама додумалась, может оказаться очень ценным. По крайней мере, если вы не преувеличивали, рассказывая о способностях к манипуляции погодой, — и ещё то, что Сторми только что сама рассказала о своей способности сдержать шторм, но про это Алекс смолчала. Она уже привыкла принимать заявления пони о своих волшебных способностях на веру. – Как нынче в Понитауне? Ты как не позвонишь, никогда у тебя никакой паники.

— Неплохо, спасибо, — ответила Сторми. – Нам очень повезло, что в самом начале у нас подобрались люди с правильными навыками. Ну в смысле, наладить энергию и связь было ключевым шагом к тому, чтобы там можно было жить. Ирония в том, что мы живём в миле от заброшенной ядерной электростанции, но при этом всю энергию генерируем ветряками и солнечными батареями. Разобраться с очисткой воды было сложно, особенно первый год после того, как запасы в бутылках закончились, но опять же, навыки, полученные до События – очень полезный ресурс, на который можно положиться. Сохраняя спокойствие и включая всепони в работу над решением проблем это то самое, что помогает нам с ними справляться.

Свифт добавила:

— Наше подсобное хозяйство, ферма «за городом», помогло нам понять, что всё у нас получится. Когда пони начали просить построить им дома в десяти километрах от Понитауна чтобы они могли лучше заботиться о нашей скотине и дополнительных полях, несмотря на то, что им приходится регулярно бегать в город за припасами? Вот это хорошая проблема, которую приятно решать. Пони, желающие взвалить на себя ношу потяжелее, чтобы помочь нашему общему процветанию – когда это случилось, стало очевидно, что мы справимся с чем угодно если будем держаться вместе и объединять наши ресурсы и умения.

Сторми согласно кивнула.

— Поначалу мы думали, что у нас начнутся проблемы с жильём, когда заселим весь торговый центр. Но задолго до того, как это произошло, пони начали проситься переехать поближе к ферме. Я помню первую пару, которая это предложила… Они сказали, что им не хочется, чтобы «коровам было одиноко», — она изобразила в воздухе копытами кавычки для своей последней фразы.

Алекс кивнула.

— Звучит прямо как Скай. Персонификация скотины. Думаю, для нас это вполне естественно, раз уж мы так выглядим… — она сделала паузу, на мгновение уставившись на собственные копыта, как будто впервые их увидев. – Я рада, что у Понитауна всё хорошо. К сожалению, так не везде.

Когда они въехали в город, Квик Лёрнер сбросил скорость до «чуть быстрее шага». Тут было очень мало припаркованных машин, а на дороге и того меньше. Но пусть по сравнению с прежним миром их было и ничтожно мало, это всё равно было куда больше, чем в любом другом известном Алекс месте.

— Добро пожаловать в Александрию, — сказала она, махнув в сторону окон. – Не так внушительно, как старый мир, но мы её всё равно любим. Университет прямо по курсу.

И действительно, они уже заезжали на парковку напротив одного из самых больших зданий. Раньше оно было школой, но теперь на нём виднелись следы недавних добавлений, соединяющих его с соседними зданиями и расширяющих его площадь. Тут было больше пони, чем в любом другом месте. Квик Лёрнер выпрыгнул из машины и открыл двери своей магией. На них уставились несколько пони, но большинство, судя по всему, больше интересовала машина, а не пони внутри.

Сторми и Свифт вылезли с задних сидений и осмотрелись. Пегаска несколько раз взмахнула крыльями и зависла в нескольких футах над землёй.

— Очень хорошее местечко, — сказала Сторми. – Создаёт впечатление «старого мира», ну знаешь, настоящего города… даже не знаю, как это лучше описать, кроме как что-то, чего у нас дома нет. Скорее всего, для превращённых это кажется более привычным.

— Так и задумано, многие пони по возвращении первым делом посещают Александрию, и тут им не так сильно кажется, что весь их мир развалился. Не то чтобы они все тут оставались. Блин, да чем больше разойдётся копий важных книг, чем больше кругом опытных пони, тем меньшему количеству пони придётся к нам заглядывать, — конечно, такая перспектива была неприятна с точки зрения привлечения в город новых талантов, но это было неизбежно. Важнее было чтобы другие города тоже получили свою долю талантов, иначе они, скорее всего, начнут относиться к Александрии с неприязнью. – Других путей мы не знаем. Полагаю, мы не хотим экспериментировать как ваши пони в Понитауне. Просто делаем всё как привыкли.

Так и прошёл её день. Выбравшись из библиотеки, они продолжили экскурсию по Александрии. Они зашли во все важные места, включая ТЭЦ, построенную после События, а также в кузницу и микрофабрику.

Обедали они с несколькими самыми важными пони Александрии, на верхнем этаже здания суда. Алекс почти ничего не поняла как из разговоров между Клауди Скайз и Сторми, так и её местным магическим экспертом и Понитаунской Свифт Квилл. Она почувствовала только лёгкий укол зависти, что ей не удалось поболтать о «профессиональных» вопросах с другими земными пони. Это было, в самом деле, неважно.

Что было важно так это то, что пони из Сверхъестественного Изобилия получат своё лекарство. И они его получили, хотя, к сожалению, ченжлингским дронам оно не потребовалось. Жизнь продолжалась. Алекс позволила себе сделать вид, что жизнь навсегда останется безупречной.

...