S03E05
Глава 4: Отправься в маленькое путешествие (20 ПС) Глава 6: Больше не одинокая (20 ПС)

Глава 5. Конец Дня (20 ПС)

— Конечно не мог, — возмутилась Тейлор. – Алекс, я же тебе показывала, что нужно для этих генераторов поля. Пока мы пару лет назад не изобрели Пионизатор, единственными местами, где можно было получить материалы для гравитационной линзы были самые большие ускорители частиц. Мы больше половины бюджета тратили на то, чтобы их расширять и эксплуатировать. Если ты думаешь, что антиматерия могла потеряться…

Лонли Дэй тряхнула головой, хотя знала, что Тейлор этого не увидит:

— Кто-нибудь из ваших историков видел эту форму?

— Н-ну да. Видели.

Архив не требовалась команда историков или компьютер чтобы узнать, что это была за форма. Она и на языке говорила, насколько вообще возможно выучить язык по книгам. Она всё равно сказала Тейлор название страны-изгоя, на форму которой они смотрели, просто для уверенности, что они владеют одинаковой информацией.

— Возможно ли, что HPI была не единственной группой, вступившей в контакт с Эквестрией?

— Ты же говорила с правительницами Эквестрии. Стали бы они тебе врать?

— Нет, — Алекс не колебалась. – Но в Эквестрии были и другие силы, способные путешествовать между мирами. Одиум хорошее тому доказательство.

Она шагнула к баку и откашлялась. Когда она заговорила, она не пользовалась английским языком:

— Кому вы служите?

Ожидаемо, использование их языка привлекло внимание всех обитателей бака разом. Все повернулись и уставились на неё. Двигались только их шеи, зачастую так, как человеческим шеям гнуться совершенно не положено. Она содрогнулась от издаваемых ими трескучих звуков. Слова было почти невозможно разобрать. Но она была Архив, всё, что касалось людей, было её особой нишей. Пусть даже и не совсем людей.

— Хозяину посильнее твоего, низшее животное, — их рты зверски извращали слова. Тем не менее, они все говорили вместе, одним отвратительным хором. – Отпусти моих слуг, и я не уничтожу твою подругу. Ты мне не нужна. Но если ты вмешаешься, я заставлю её страдать.

— Что они говорят? – по Блэклайт было видно, что чужеродное присутствие этих созданий ей неприятно.

— Думаю, они тебе угрожают.

Блэклайт рассмеялась:

— Пусть угрожают. Ченжлинги перед Абаддонами не кланяются.

— Эти… эти существа были людьми. Ты можешь освободить пони, как насчёт них?

В первый раз в жизни Алекс увидела, как Блэклайт в страхе колеблется.

— Я… не уверена. Абаддоны становятся сильнее, чем больше у них последователей. Если этот отжирался двадцать лет, он может быть слишком силён для меня.

— Я тебе помогу, — Архив тронула королеву копытом.

Та поколебалась, но кивнула:

— Это может оказаться невыполнимым. Мёртвые у нас за спиной показывают, что там, вероятно, уже нечего спасать.

— Почему нет?

Райли содрогнулась:

— Не могу объяснить. Просто чувствую.

Значит, ещё что-то из родовой памяти. Алекс знала, что не стоит копать глубже.

— Нам надо их трогать? Думаю, если мы попытаемся открыть контейнер…

— Меня больше волнует то, что случится, если у нас получится. Первый же, кого мы освободим, может быть убит остальными. Я не могу одновременно следить за ними и пытаться его освободить.

— Хорошо подметила. Тейлор, нам надо одного из них достать. Твои дроны могут это организовать?

— Разумеется. Впрочем, это будет непросто. Может, придётся убить ещё нескольких. Отойдите подальше, обе.

Блэклайт покачала головой:

— Дэй может отойти. Я их придержу, и твои машины смогут достать одного.

Хор снова заговорил, пусть понять его могла только Архив:

— Ваша попытка провалится. Они мои, животное. Если ты заберёшь у меня одного, я заберу одного у тебя.

Она не могла бросить гневный взгляд на всех них, но всё равно попыталась:

— Никакая часть меня не твоя, тварь. Я убила твоего брата, убью и тебя.

Они засмеялись. Все.

— Я бы тебе помог. Дураки мечтают стать богами, Архив. Я не дурак. И я не угрожаю, я обещаю. Освободи моих слуг, и они пойдут своей дорогой. Пустым удалось несколько у меня отобрать, но я забрал у тебя живущих тут животных. Мне кажется, равновесие соблюдено. Верни мне этих, сними оковы с моих животных, и можешь возвращаться в свой хлев с миром.

— Нет, — глаза Архив сверкнули. – Блэклайт, Тейлор, готовы?

Пленные монстры только рассмеялись.

Тем не менее, несмотря на то, что она ожидала от них яростного сопротивления, они едва дёрнулись. Зелёная магия королевы прочно парализовала их всех, позволяя только случайное подрагивание щупалец. Дроны Тейлор отпустили крышку и один из самых больших засунул руку к созданиям, прочно ухватив одно и вытащив его наружу. Пока создание тащили, оно цеплялось за края и издавало чавкающие звуки. Алекс чуть не вырвало.

Другие дроны раскатали на земле брезент. Они вбили глубоко в землю колышки и плотно привязали к ним существо стальным тросом. Оно подёргалось, но даже с его неестественной гибкостью вырваться у него не получилось. И только когда контейнер снова был плотно закрыт, Блэклайт позволила своей магии отпустить созданий внутри.

Те немедленно пришли в ярость. Они бросались на каждый шов контейнера, не обращая особого внимания на собственную безопасность. Изнутри донеслись мерзкие звуки, как будто что-то ломалось, но было непохоже, что создания это замечают, или их это как-то заботит.

— Надо действовать быстро, — Архив взяла ружьё, но пока не стала готовиться стрелять. Вместо этого она ухватилась за приклад и начала чертить на песке, используя кончик ствола. Когда-то копыта Алекс были неуклюжи, но теперь они не дрожали, пока она выводила руны.

Блэклайт с интересом пригляделась:

— Что это?

— Я читала эквестрийские книги, — объяснила Алекс. – Все. Я не единорог, но рисовать руны может и не единорог. Со структурой у меня… пока есть некоторые сомнения, но я уверена, что это поможет ослабить его хватку. Это должно ограничить его возможности использовать сразу много сил. Постарайся не смазать символы.

Через минуту рисунок был завершён. Конечно, Архив не была единорогом. Единорог бы просто зарядил заклинание своим рогом и естественной магией. Рога у неё не было, поэтому надо было воспользоваться другим методом.

— Хранитель Земли, — шепнула она про себя. – Мне нужна магия для этого заклятья.

Заведи себе собственный рог, — последовал немедленный ответ. – Я тебе не дух, чтобы меня вызывать по прихоти. Ты одна из моих любимиц, но это не значит, что тебе позволено пользоваться моим расположением каждый раз, когда тебе это взбредёт в голову.

— Но ты ведь в этот раз поможешь, так?

Женский голос, глубже самого глубокого колодца, колебался лишь миг:

Да. Используй кровь. Капли хватит.

Алекс достала из кармана нож и очень аккуратно проколола кожу на ноге. Она зажала нож в зубах и проигнорировала короткий укол боли, глядя, как капля крови падает на её руны.

Они ожили с яркой вспышкой и налились изумрудной силой. Треск сверчков, лёгкий бриз, шуршащий сквозь руины, всё угасло в почти полной тишине, чтобы вслушаться в читаемое Архив заклятье. Точнее, заклятье, читающее её. По мере чтения руны пульсировали и видоизменялись, превращаясь в единый круг, обхвативший брезент. Она почувствовала, как в её тело вновь вливается мощь земли, кровь самой планеты.

Всё произошло довольно быстро. Когда круг замкнулся, обжигающий свет померк до лёгкого мерцания.

— Не сотри, — сказала она, аккуратно переступая линию. – Если его что-то нарушит, заклинание прервётся.

— Я достаточно знаю о магии пони, чтобы догадаться, — крылья Блэклайт зажужжали от минутного раздражения, но под ноги себе она тем не менее смотрела внимательно.

Когда они обе оказались внутри, Архив положила копыто на плечо королевы, а та склонила свой рог к монстру на полу. Когда рог коснулся его, мир исказился.

Архив почувствовала, как королева трогает сознание, в котором не чувствовалось ничего, кроме вечной пустоты. Этому созданию досталось куда сильнее, чем любому пони, даже тем, кто был в рабстве с рождения.

Ей не удалось узнать, можно ли там было что-то найти. Не удалось потому, что она услышала крики.

Очень человеческие крики, без каких-либо следов порчи. Крики Тэйлор Гэмбл.

Блэклайт тоже их заметила, потому что она отдёрнула рог и немедленно уставилась на небо. Без единого слова, крылья всех её дронов зажужжали. Алекс тоже увидела далёкие вспышки в небе. Взрывы?

— Подожди! – она посильнее надавила на плечо Блэклайт. – Меня захвати!

Королева не спорила. Алекс почувствовала, как к её бокам прижимается пара дронов. Их копыта впились в её плечи, а крылья загудели. Она поднялась в воздух в облаке чейнжлингов.

Механические дроны остались на месте, даже те, которые кружились в воздухе. Что бы не происходило в небе, они не реагировали.

Архив поняла, что, когда нечеловеческая сущность говорила о том, что заберёт друга, она имела в виду не Блэклайт.

***

Даже с такого расстояния Лонли Дэй могла заметить вспышки света и почувствовать, как её тело содрогается от рёва чего-то громадного. Её уши повернулись прямо на звук, заставляя её слышать неземной скрежет, доносящийся сверху, и становящийся всё громче, по мере того, как дроны забирались выше.

Тем не менее, даже несмотря на очки, разобрать происходящее с такого расстояния не получалось. Ей оставалось только расслабиться и молить Бога чтобы Райли не отвлеклась и случайно её не уронила.

Она не уронила. Вместо этого они пронеслись по небу быстрее, чем ей представлялось возможным. Сколько дроны способны так гнать? Ей хотелось чем-то помочь, поделиться с ними заёмной силой земли, но в тот момент и сама не могла до неё дотянуться.

Форму она увидела задолго до того, как смогла разобрать, на что же такое она смотрит. Оно было похоже на кальмара, полупрозрачное, пульсирующее, с достаточно длинными щупальцами, чтобы обернуться вокруг корабля. А ещё оно как-то висело среди облаков, как будто плыло в океане, а не в миле над ним.

Громадное существо обвилось вокруг Альбатроса, как будто пыталось сломать его пополам. Может и пыталось, судя по повреждениям. Два двигателя, закреплённых на более коротком крыле, прямо возле монстра, уже перестали работать, заставляя самолёт хаотично дёргаться в небе. Но остальные шесть двигателей судя по всему пока справлялись со стабилизацией.

Почему он не пытался улететь? Альбатрос же был способен на сверхзвуковой полёт, ну или, по крайней мере, почти сверхзвуковой. Почему Тейлор не пыталась сбежать? За двадцать лет Алекс довелось услышать немало страданий. Да и самой почувствовать, особенно когда это касалось маленького Коди. Но ни разу в жизни она не слышала в крике столько агонии, никогда крик не был настолько нечеловеческим, как сейчас. Все муки ада не могли принести таких страданий, пусть даже их применили все разом.

Блэклайт ответила на незаданный вопрос:

— Антимагическое поле почти выдохлось! Монстр его подавил! Ему, наверное, было ужасно больно, но он о себе не думает! – Алекс присмотрелась и заметила, что на самом деле Альбатрос не бездействует, покорно принимая побои. В нападающее чудовище стреляла дюжина защитных башенок, всаживая в его шкуру заряд за зарядом своими линейными магнитными ускорителями. В местах, где им удавалось её пробить, образовывались зияющие раны, некоторые – по нескольку метров длиной. Но несмотря на сочащуюся из ран слизь, создание только крепче сжималось. Оно собиралось раздавить Альбатрос, или погибнуть, пытаясь это сделать.

Но в тот день ему не представилась такая возможность. Держащие Алекс дроны остались на месте, но остальные бросились вперёд, возглавляемые кричащей Блэклайт. Она не стала возиться со своим ружьём, хотя дроны про свои не забыли. Пока они стреляли из бесполезных малокалиберных винтовок, её рог зажёгся ясным зелёным огнём и опалил бок монстра.

Казалось, что это не так много, особенно в сравнении со стреляющими со всей возможной скоростью башнями Альбатроса. Но вклад оказался решающим. Монстр взревел с громкостью сталкивающихся грузовиков, и его хватка ослабла. Яркий зелёный свет пробил его насквозь, наполнив воздух вонью горящих шин и серы.

Когда монстр отвалился и начал медленно падать, Альбатрос покачнулся. Новые башни развернулись и открыли огонь, переключаясь на фугасные боеприпасы, когда громадное создание достаточно удалилось. До земли долетели только ошмётки обгоревшей слизи.

Алекс не стала кричать королеве Райли, её всё ещё держали дроны:

— Блэклайт, не приближайся! Если CPNFG сложится, тебя убьёт радиацией! Пусть твои дроны меня туда забросят, я посмотрю, что можно сделать изнутри! – это заявление не было чистой правдой. Её радиация должна была убить так же надёжно, как и Блэклайт. Просто она смерть как-нибудь пережила бы. А вот королева ченжлингов…

— Монстр пробил корпус. Я тебя в неё заброшу. Осторожно, не напорись на края, – дроны бросились вперёд, увлекая её с собой. Действительно, с другой стороны Альбатроса виднелась зияющая пробоина, искрящая проводами и мерцающая оптоволокном из щелей между бронёй и внутренним корпусом.

То, что Альбатрос ещё не упал, было чудом. Тем не менее, он, судя по всему, уже сделал поправку на уменьшившуюся массу и меньше дёргался без сжимающего его монстра. Заглохшие двигатели не ожили, пока она приближалась к отверстию, не включились и когда она приблизилась к пробоине достаточно, чтобы увидеть, как расплавившиеся края брони всё ещё пузырятся от чего-то, предположительно содержавшегося у монстра в клюве. Алекс очень надеялась, что ей никогда не придётся это уточнять.

Как только её копыта коснулись металлического пола грузового отсека, дроны Блэклайт отпустили её и метнулись сквозь пробоину, обдав её потоком холодного воздуха. Махать им на прощанье она не стала.

Вместо этого она постаралась не обращать внимания на раздающиеся из наушников звуки, к этому моменту ослабшие до бульканья и надрывного кашля. Тейлор кричала до тех пор, пока её горло не выдержало, и она не потеряла голос. Алекс довелось видеть запись людей, подвергшихся воздействию таумической радиации. Если она помнила правильно, а она обычно помнила правильно, чтобы умереть могло потребоваться несколько часов.

Но сегодня это могло оказаться ей на руку. Свет в грузовой зоне в основном выключился, хотя впереди виднелись мерцающие аварийные лампочки и огоньки на нескольких уцелевших консолях. Алекс подумала, не облучает ли её смертельная ядерная радиация на каждом шагу, и не разделит ли она с Тейлор мучительную смерть.

Она треснула копытом по консоли, заставив ту включиться, после чего ухватила ртом висящий рядом стилус.

Алекс читала руководство по пользованию Альбатросом, поэтому она точно знала, что делать. Она быстро добралась до экрана статуса реактора и обнаружила, что тот функционирует нормально. CPNFG сообщала о сбое резервных систем и переключении на аварийный запас. Оно работало на уровне, едва достаточном, чтобы радиация от реактора не затопила корабль и не убила её.

Насколько сильно было проникновение таумического поля? Весь корабль, кроме реактора. Датчики всё ещё фиксировали признаки жизни Тейлор в кокпите, но обозначавшая её иконка больше не была зелёной. Алекс потыкалась и обнаружила, что статус Тейлор сменился на «скончалась, ожидает кремации», несмотря на то, что она всё ещё дышала и её сердце всё ещё билось. Ещё больше Алекс обеспокоило то, что командование кораблём было временно переключено на неё. Единственный гуманный выход из ситуации, который предложили Тейлор, был описан сообщением об ошибке возле её имени. «Член экипажа вне скафандра, эвтаназия недоступна.»

Альбатрос уже получил команды. Пока Алекс копалась в терминале, он направлялся на посадку на ближайшую ровную площадку, опускаясь настолько медленно и аккуратно, насколько это было возможно. До прибытия инженеров HPI оставалось «36-48 часов».

Она не стала тратить время на звонки в HPI и споры. Она уже и так знала, что человеческая медицина бессильна помочь кому-то, подвергшемуся воздействию таумического поля. От того, что сделал монстр Харибды, её не мог спасти ни человеческий доктор, ни доктор-пони.

Только я могу, сказал очень слабый голос в её голове. Архив могла изгнать это присутствие, если бы ей того захотелось. Но пока не стала. Ты видела моих слуг, они люди. Уничтожь защиту этого корабля, и я могу её спасти. Если она согласится, она будет снова жить, чтобы служить. Служение лучше, чем конец всех удовольствий, который несёт смерть. Я добрее небытия.

— Проваливай в ад! – Архив усилила барьеры вокруг своего сознания, вышвыривая из него враждебное присутствие. Если бы носитель духа был неподалёку, это было бы непросто, но он, судя по всему, был далеко. Он вообще мог находиться где-нибудь на другом континенте.

Архив вызвала в памяти инструкцию по ремонту. CPNFG требовалось больше энергии, это было важнее всего. После того, как она остановит дальнейшее таумическое заражение Тейлор, она сможет побеспокоиться о том, как её спасти.

Ей потребовалось меньше пяти минут. Сам CPNFG был модульным агрегатом, способным получать энергию массой различных способов. Всё, что ей потребовалось, это взять самый толстый кабель на борту и дотянуть его до места, где его получилось воткнуть в одну из точек доступа центральной энергетической сети. Она даже током себя ни разу не ударила, хоть прошлый опыт с ударом тока ей и грел душу.

Кабель сразу нагрелся, и вдали замолкли несколько аварийных сирен. Она с облегчением почувствовала леденящий холод противомагического щита. Забавно, насколько часто это облегчение было связано у Умбрумами.

Конечно, работа Алекс на этом только началась. Она не полезла в кокпит, чтобы не подвергнуть незащищённую Тейлор ещё и своему таумическому излучению, если кабель или энергосистема решит внезапно сломаться.

За двадцать лет большая часть спутниковой группировки пришла в негодность. Покрытие сокращалось с каждым годом, и никто не запускал на орбиту замену вышедшим из строя спутникам. Никто и не мог.

Сеть спутников HPI была создана с учётом этой невозможности, с достаточным запасом прочности, чтобы проработать (в какой-то степени) столетие. Гражданская сеть спутниковых телефонов Иридиум? Куда меньше. Поэтому её место заняли посыльные и кодированные радиосообщения. Шли разговоры о прокладке между поселениями какого-нибудь сигнального кабеля, но пока ничего из этого не получалось.

Тем не менее, у нескольких пони был доступ в сеть HPI для экстренной связи, и Алекс была одной из них. И теперь она звонила другой. Консоль звонила не переставая, пока наконец на экране не появилось сильно искажённое лицо.

Сансет Шиммер выглядела в точности так же, как Алекс её помнила. Как у самой Алекс, её внешность заметно не менялась.

— Лонли Дэй? – взгляд у Сансет был удивлённый. – Что случилось?

Алекс постаралась не допустить в голос страх и безнадёжность. Они не облегчили бы разговор по и без того медленному соединению.

— Сансет! Слава Богу! Мне нужна твоя помощь… одна из моих подруг… Тейлор Гэмбл, помнишь? Что-то на нас напало и ненадолго выключило её антимагический щит. Он теперь включился, но… она умирает!

Сансет на экране опустила взгляд, погрустнев:

— Я видела, как это происходит. Лонли Дэй, мы так и не разобрались, как лечить людей от магического отравления. Я не могу ей помочь. Не приближайся к ней, твоя магия только усилит боль!

Архив закатила глаза:

— Сансет, ты можешь ей помочь! Ты помогала писать Общее Заклинание Сохранения! Если четыре аликорна могут превратить целую планету людей, одна справится с одним человеком!

Сансет отвернулась от камеры и нахмурилась:

— Это… это возможно. Зависит от того, насколько сильно её облучило. У меня может получиться достать эту часть заклинания из моих записей. Дэй, с тех пор, как я с ним помогала, прошли десятилетия. Моя попытка может её убить.

— А если не попытаешься, она точно умрёт! – Алекс не могла сдержать крик. – Я уверена, она бы хотела, чтобы мы сделали всё возможное. HPI не могут её вылечить, компьютер попытался скомандовать её скафандру убить её, но слава Богу она в тот момент была не в нём.

Сансет кивнула:

— Хорошо, Дэй, скажи, где тебя найти, — Архив так и сделала, используя все методы, какие смогла придумать. Она не слишком много знала о телепортации, но понимала, что знания о конечной точке были критичны. Она никогда ещё не видела, чтобы у земного единорога получилась успешная телепортация, даже у Джозефа. Но Сансет Шиммер была аликорном, не подверженным слабостям низших созданий. Пространство гнулось и расступалось под её копытами, стоило ей только пожелать.

Пользуясь своим статусом «старшего по званию», Алекс понизила силу поля CPNFG, пока оно не сократилось только до кокпита и реактора. Она надеялась, что это позволит её удлинителю не расплавиться под нагрузкой достаточное время, а заодно даст её подруге-аликорну возможность телепортироваться.

Через отверстие в потолке прожужжал дрон и с лёгким стуком приземлился возле Алекс. Он заговорил голосом Блэклайт, только потише и повыше:

— Безопасно ли возвращаться? Не похоже, чтобы ты умирала.

— Типа того, — Алекс держалась подальше от центра комнаты, и жестом показала дрону тоже отойти. Предсказать, где появится Сансет, было невозможно, но на всякий случай Алекс хотела находиться от центра как можно дальше.

— Пока безопасно, но не факт, что надолго. Мы зависнем до тех пор, пока сюда не доберётся Сансет Шиммер, а потом приземлимся и будем ждать ремонтников. Можешь встретить нас на земле. Не стоит подвергать тебя опасности. Если ты не знаешь, как вылечить человека, подвергшегося таумическому облучению, ты ничем не сможешь помочь.

— Жаль, что не знаю, — дрон взлетел и с жужжанием вылетел через отверстие, оставив Лонли Дэй в одиночестве.

Прошло несколько минут. Затем, во вспышке ослепительного света, появилась Сансет Шиммер. Это не было похоже на вспышку обычной телепортации единорога. Алекс на мгновение почувствовала, как её шерсть нагревается от настоящего солнечного света, её уши прижались к голове от громового хлопка вытесняемого воздуха, и перед ней появилась фигура аликорна.

Взревели сирены оповещения о таумическом загрязнении, замигали тревожные огни, пусть и быстро успокоились. Настолько сжатая область покрытия поля позволяла справиться с нагрузкой от такой близкой телепортации. Ей только очень хотелось надеяться, что и силовой кабель тоже выдержит. Дэй бросилась вперёд чтобы обнять подругу, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы, а ноги слабеют. В мире было всего два пони, видевших её, когда она не изображала стойкость, и это была одна из них.

— С-сансет! Я… спасибо, что бросила чем ты там занималась… Тейлор такая хорошая подруга… моя вина, что это с ней случилось. Мне надо было прислушаться…

Аликорн жестом попросила её замолчать:

— Дэй, потом. Каждая секунда на счету, отведи меня к ней.

***

Алекс отвела, но только после того, как отдала компьютеру команду возобновить снижение. Чем быстрее реактор будет заглушен, тем в большей они будут безопасности. Что хорошего будет в том, что она притащила Сансет Шиммер спасать Тейлор, если та скончается от обычного радиационного заражения?

Как только корабль снова начал спуск, Алекс усилием воли подавила слёзы и снова обратилась к своим силам. Земля не могла ей ничего дать на такой высоте, но это не было проблемой. Само понимание того, что её подруга в ней нуждается, было достаточной силой, чтобы Архив не требовалась магия.

Сансет Шиммер остановила её когда они добрались до края поля, в нескольких метрах от двери шлюза кокпита.

— Алекс, притащи её поближе ко мне. Вытащи в коридор передо мной, но только когда я подготовлюсь. Присутствие поблизости аликорна ей сильно навредит. Заклинание должно быть готово в тот момент, когда она покинет пределы защиты, — мерцающее магическое поле довольно бесцеремонно заставило Алекс развернуться к Сансет и посмотреть ей в глаза. – Дэй, это может её убить. Я не могу обещать, что сработает. Я не могу обещать, что это не убьёт её ещё быстрее, чем то, от чего она сейчас страдает. Может быть это будет даже больнее, это может пойти по ужасному и неожиданному пути. Я знаю, что она не в состоянии решать за себя. Готова ли ты согласиться за неё?

Лонли Дэй не колебалась. Она знала Тейлор лучше, чем любой из ныне живущих людей. Собственно, она знала очень немного людей, которые отказались бы стать пони, если альтернативой была бы смерть. И в этот момент её озарило, что она должна принять то же самое решение, что и Луна и Селестия. Она кивнула и сделала тот же выбор, что и они:

— Приступай.

Сансет Шиммер тоже больше не колебалась, вместо этого отпустив Алекс и жестом попросив её отойти. Алекс отошла, пройдя ту невидимую точку в воздухе, где начинался таумический щит. В своём перевозбуждённом состоянии она этого почти не заметила.

Со свистом выравниваемого давления открылась дверь. То, что ждало её внутри, было ужасней любого ужаса, попадавшегося ей на Земле. Алекс видела видеозаписи таумического заражения, и не могла себя заставить долго их смотреть. А теперь она видела ту же агонию на лице одной из своих подруг.

Всё тело Тейлор было напряжено и изогнуто. Там, где мышцы противостояли друг другу, конечности дёргались и скрючивались. Она что-то прикусила во рту, потому что под её лицом кровь смешалась со слюной. Корчась она, судя по всему, порвала связки, потому что её руки и ноги гнулись под невозможными углами. Там, где Алекс видела кожу, она выглядела пятнистой от порвавшихся капилляров, а в некоторых местах прорыв был достаточно силён чтобы пробить кожу.

У Тейлор Гэмбл больше не осталось сил чтобы биться в конвульсиях, поэтому она только подёргивалась. Алекс взглянула ей в глаз, широко распахнутый, зрачок которого полностью поглотил радужку, как от глазных капель, которые до События использовали доктора. Как и кожа, белок глаза был усеян кровавыми пятнами. Тейлор пыталась доползти до аптечки на стене. Она не успела.

Алекс бросилась к аптечке, сдёрнув её зубами со стены и вывалив содержимое на пол. В своей идеальной памяти она вызвала изображения сильнейших обезболивающих, после чего нашла одно из них в готовом к употреблению шприце.

С помощью ножниц она срезала форму со спины Тейлор и нашла правильную точку на позвоночнике. Игла в тело, нажать на поршень, и Тейлор почти мгновенно расслабилась.

Лонли Дэй слышала слабый стон, жалкий, насколько вообще может быть жалким звук. Если Тейлор и пыталась что-то сказать, это было невозможно разобрать. Невозможно потому, что в этот момент Сансет Шиммер запела.

Нет, не то чтобы прямо запела. Она плела своё заклинание. Алекс не чувствовала собираемую для него энергию изнутри барьера. Но даже внутри она не смогла подавить желание развернуться и прислушаться.

За два десятилетия Джозеф стал одним из, если не самым, умелым единорогом в мире. По сравнению с тем, что делала Сансет, магия Джозефа была как детский рисунок фломастерами по сравнению со Звёздной Ночью. Сам мир замер, чтобы послушать эту песню, гудящий реактор затих до молчания, и раздающийся со стороны хвоста шум ветра замолк. Она не говорила словами, понятными Алекс, но где-то глубже какая-то её часть не нуждалась в понимании, чтобы знать, что она говорит.

Слова были песней о непокорности. Вселенная своими деяниями показала, что считает человечество недостойным. Сансет Шиммер пела о яростном противлении тьме, отказе принять выбор судьбы, и молила об альтернативе. Она замолкла.

Архив не услышала ответившего голоса, но знала, что этот голос был. В кабину ворвался ветер, вплетаясь в гудение вентилятора и гул реактора, и даже в болезненные стоны Тейлор. Всё вместе слилось в ответные звуки того же языка, ну или, по крайней мере, Архив так показалось.

Ничто не может прожить дольше отпущенного, сказала сила этой ночи. Человечество не станет исключением, несмотря на дружбу Сансет, как не станет и она сама, когда придёт её срок. Смерть в конце плодотворной жизни повод не для скорби, а для радости.

Было ли это просто частью заклинания? Алекс не знала, но не могла оторвать глаз от аликорна. Её рог горел солнечным светом, светом, пронзавшим таумическое поле, чистым, оранжевым и тёплым. Её глаза пылали белым, настолько ярко, что в этом свете было видно, где заканчивается поле CPNFG.

Сансет снова запела, жалобным, умоляющим голосом. Что если умереть суждено было только человеческой природе, а не самим людям? Может ли мужчина или женщина жить как что-то иное?

Ещё немного тишины. И снова ответ пришёл без говорящего. Отвечала сама природа, но не та природа, которую знала Архив. Эта была куда старше, возможно, на миллиарды лет. Голос был ворчлив, но в конце концов согласился. Осколки человечества могут жить в обновлённой галактике, раз уж само человечество умерло. За ними всё равно придёт энтропия, что потеряет вечное от такой крохотной задержки?

Не зная, как у неё появилось это знание, Архив почувствовала, что заклинание почти закончено. Она наклонилась, заставляя себя игнорировать запах железа от крови Тейлор, взяла её зубами за воротник и потащила по полу. Помощи от природы земной пони ждать не приходилось, так что ей приходилось тащить взрослую женщину своими силами. Сначала она перекатила Тейлор на спину, чтобы не тащить её лицом по шершавому металлу. Но даже так, соблюдая всю возможную осторожность, Алекс понимала, что неровный пол, предназначенный для улучшения трения ботинок брони, наносит Тейлор новые раны. Из её глаз катились слёзы, слёзы боли и симпатии. Но она всё равно заставляла себя двигаться.

На краю поля она замерла, дожидаясь, пока Сансет скажет последнее слово, и затем ещё раз потянула. Она знала, что зашла достаточно далеко, потому что Тейлор снова закричала, корчась и извиваясь от новых приступов агонии.

Продолжалось это недолго. Заклятье ударило как лазер, поглощая и её, и Алекс, и весь корабль за их спинами. Оно расплескалось об анти-таумический щит волной жидкого света и исчезло сквозь стены. Не было длительной трансформации, никаких серий мутаций, завершающихся эквестрийским телом. Когда свет пропал, пропала и Тейлор

Читать дальше

...