S03E05
Глава 7: Поездка на День (50 ПС) Глава 9: День мёртвых (50 ПС)

Глава 8: Насыщенный День (50 ПС)

– Можешь снимать повязку, – Алекс откинулась на спинку сидения, чтобы понаблюдать за реакцией Ами. Сама она в Баунтифул была много раз, город не таил для неё чудес. Но вот для её подруги…

Ами потянула за повязку и ошеломлённо открыла рот. Алекс услышала, как она втягивает воздух, и позволила её восторгу окатить себя, вместе со вспышками огоньков всех цветов. Алекс помнила свою первую поездку сюда. Было приятно видеть, что её эмоции разделяют другие.

Баунтифул был городом стали и бетона, какими были города прошлого. Чем-то всё это напоминало поездку на машине сквозь Рейвен-Сити: стальные стены, яркие фонари и люди в обтягивающих комбинезонах. Баунтифул походил на увеличенный Рейвен, не сжатый, как космический корабль. Город был невелик. Всё сборище домов, фабрик и вертикальных ферм занимало одну долину, с двух сторон прикрытую горами. Надо всей долиной постоянно нависали тёмные тучи, из которых никогда по-настоящему не лило.

Тем не менее, сколь бы город не напоминал города до События, он был совершеннее на полсотни лет. На каждого пони, мимо которого они прошли, приходилось минимум по три дрона-робота, возивших грузы по дорогам или проносящихся по воздуху между домами. Алекс провезла их мимо «городской ратуши», названной так за то, что в ней были сосредоточены основные вычислительные мощности.

Почти все строения, мимо которых они проехали, выглядели достаточно большими для людей. Это значило, что их размер подходит для всех, кроме самых невезучих превращённых. Ами, судя по всему, наконец вернула способность к связной речи, потому что она спросила:

– Это… как… как это может существовать?

Алекс постучала по экрану:

– Афина, можешь провезти нас через промышленный квартал? Надо чтобы Ами его хорошенько рассмотрела. Вези медленно, если это не помешает твоим грузовикам.

– Я их приторможу, – сказал голос. – Я нахожу небольшую задержку допустимой в данной ситуации.

– Фи. Ты просто похвастаться хочешь, мы же обе это понимаем, – Алекс пихнула Ами, указывая на проезжающий мимо грузовик без водителя. – Видишь ли, Ами, HPI использует для своих штучек одну систему. Каждая машина, которую ты видишь, каждый агрегат в каждом доме, которые ты не видишь, все входят в сеть АФИНА.

– Так оно правда живое?

– Я не живое. Я распределённая аналитическая сеть, подключенная к этому устройству, как и ко многим другим, посредством спутниковой радиосвязи.

– Афина слишком скромная, – Алекс положила копыто на панель управления. – Думаю, я немножко покривила душой, когда сказала, что они не могут строить живые машины. Афину они построили. – Она отвернулась от подруги к пульту. – Афина, дай определение живому.

– Состояние, отличающее организмы от неорганических объектов или мёртвых организмов, выражающееся в росте через обмен веществ, воспроизведение и способность к адаптации к окружающей среде через изменения, имеющие внутренний источник.

– Афина, если ты как следует подумаешь, ты была живой с момента как мы тебя запустили. Ты постоянно растёшь через обмен веществ, через ядерные реакции и солнечную энергию. Ты размножаешься… Ты принимаешь собственные решения о том, как лучше приспособиться к окружающей среде. Ты этим занимаешься уже много десятилетий. Если я правильно помню, ты сама отправила нам сигнал, несмотря на то, что этого не было в твоей программе.

В этот момент они проехали мимо фабрик, дюжины строений примерно одинаковой формы. Внутри трудились неутомимые машины, билось сердце, качающее железную кровь Баунтифул.

– Это не было ошибкой, – Афина никогда не проявляла эмоций при Алекс, не стала и в этот раз. Что бы она не говорила, её тон всегда был спокойным и нейтральным. Но даже так, Алекс представила эмоции, прячущиеся за словами, как будто слышала их. – Я слежу за своими директивами.

Алекс несколько ошеломил подобный ответ. Ами, судя по всему, ничего не заметила.

– Афина, я же это как комплимент. Я хотела подчеркнуть твои возможности, и не просто так, – синтетический голос в ответ промолчал, поэтому она продолжила. – Ами, если ты тут поселишься, ты очень хорошо узнаешь Афину. Она тут управляет всем.

– Звучит потрясающе.

– О, я ещё не сказала, что она тебя поработит и превратит в робота-горничную?

– Это звучит… – Ами наконец обернулась и сердито посмотрела на Алекс. – А это ты просто придумала.

– Просто проверила, что ты слушаешь, – Алекс махнула в сторону завода. – Вот и придумала. Видишь, Афине всё равно не нужен наш труд, так что в этом всё равно не было бы смысла.

– Неверно, – сказал голос, впрочем, как обычно, без эмоций. – Человеческое выживание не может быть достигнуто в данный момент. Выполнение моей директивы требует, чтобы люди и их четвероногие производные создали отсутствующие технологии.

– Ну, ты её слышала, – ухмыльнулась Алекс. – Афина, сначала к портным, если тебя это не затруднит. – Её уши прижались к голове от внезапного приступа стыда. – Ты, наверное, заметила, что тут всепони всегда одеты. Если мы вылезем из машины, мы… скажем так, будем выделяться. Так что давай-ка добудем тебе настоящий Баунтифулский комбинезон, а потом, может, найдём кафе или что-то подобное. Чёрт, да трава будет лучше, чем эти жидкие рационы.

Ами не покраснела. Люди ей нравились, но Клауди вырастила её в доме, не знающем стыда. Она не понимала концепции стыда, который ощущала Алекс.

– Сначала попросила съездить сюда только с тобой, а теперь ещё на ужин приглашаешь? – она пихнула Дэй копытом, от чего та ещё сильнее отодвинулась. К сожалению, отодвинуться дальше двери она не могла. – Не знай я тебя, подумала бы, что ты меня на свидание приглашаешь.

Алекс в ответ хлопнула её копытом по плечу, настолько сильно, насколько решилась.

– Ами, я для тебя старовата. Даже и не думай, – Афина остановила машину, чем спасла Алекс от дальнейшего унижения, – иначе я тебя заставлю за себя платить. Они тут тоже используют чатлы…

Ами просияла:

– Классно! Значит, я могу накупить сувениров!

Сувениров они в итоге не купили (в закрытых городах нет магазинов сувениров). Комбинезоны они, впрочем, забрали. Те были целиком сделаны из лёгких тканей и застёжек на липучках. Гражданские комбинезоны отличали короткие рукава. Была предусмотрена и дырка для хвоста, что делала их ношение терпимым.

Но как бы шикарно не выглядел Баунтифул, он всё равно оставался маленьким городом с небольшим населением. В нём было всего несколько ресторанов.

Алекс отвела Ами к одной из вертикальных ферм, той, которая выращивала большую часть «настоящей» еды, которой питались граждане Баунтифул.

– Ты уверена, что мы пришли по адресу? – спросила Ами, уставившись на здание, к которому они подошли. Его окна были настолько чисты, что стёкла было почти не видно, кроме металлических элементов рам.

– Абсолютно, – они вошли внутрь, где на первом этаже располагался процветающий гастроном, наполненный пони и другими травоядными и хищниками. Они прошли мимо охлаждённых камер, заполненных одинаковыми пластиковыми контейнерами. Ами притормозила, притянув к себе любопытные взгляды других покупателей. – Да ладно тебе… это же просто супермаркет…

– Но это же апельсины! – запротестовала Ами. – Для них же не сезон! Откуда они…

Алекс поторопила её в лифт, находившийся в конце комнаты. Он закрыл за ними двери и начал подъём.

– Просто смотри.

Стенки лифта были сделаны из стекла и позволяли рассмотреть внутренности фермы. На втором этаже располагались баки с рыбой и водорослями. Дальше ряд за рядом тянулись стеллажи с овощами и отдельные ветки фруктовых деревьев. Каждая была вставлена в прозрачный питательный гель, и за всем этим ухаживали дроны, катавшиеся по узким проходам.

– Их только начали строить, когда произошло Событие, – пояснила Алекс, пожав плечом. – Они не такие эффективные, как ферма земных пони. Но так как они растут всю зиму, то реальная производительность у них выше нашей.

– Почему же не… – спросила, запинаясь, Ами, пока они продолжали подниматься выше. Лифт был неспешный. – Почему они не научат пони в других городах, как такое строить? Почему у них земные пони тут не работают, это ведь сделает их ещё лучше? Почему…

Алекс потянулась и прикрыла Ами рот копытом.

– Вместо того, чтобы задавать эти вопросы, почему бы тебе самой не подумать над ответами? Спроси меня, если не сможешь сама догадаться, – они достигли крыши.

Ами долго не отвечала. Она думала, пока они занимали столик возле края крыши, пока заказывали еду и болтали о чём-то маловажном. Над головой темнело с приближением ночи, но вокруг них светильники просто прибавили яркость, и жизнь города продолжилась без перерыва.

– Думаю, я поняла, что меня беспокоит, – наконец сказала Ами, когда они закончили трапезу и на их тарелках было пусто. – Если HPI может построить все эти потрясающие вещи, почему мы все не живём так? Ведь это не только фермы! Если бы мы могли так жить, мы бы, возможно, могли помочь им с их изобретениями! Конечно, если пони не так умны, как люди…

– Ничего подобного! – ответила Алекс, пододвигая своё кресло поближе к Ами. – Для начала пойми, меня не спрашивали, когда принимали решение. – Когда Ами кивнула, Алекс продолжила. – Задумайся о том, сколько на это потребуется ресурсов. – Она указала за край крыши, на стоящие рядом сооружения. – Чтобы построить это место, HPI запаслись ещё до события. Предполагалось, что его развернут прямо над Рейвеном, чтобы расселиться, когда анти-таумические технологии станут достаточно совершенными. Им не удалось устроить прорыв в технологиях защиты, но способ поддерживать своих людей живыми подольше они нашли. Ну, Сансет Шиммер нашла. – Она пожала плечами. – Но кто бы здесь ни жил, то, что требовалось для постройки этого места, закончилось. Ремонт производят переработанными или собранными из мусора запчастями, поэтому HPI всё ещё покупает металлолом. Как я понимаю, это основной ограничивающий фактор. HPI никогда не сможет построить что-то подобное в глобальных масштабах. Даже если бы они хотели делиться, у нас просто нет промышленности для производства исходных материалов.

Ами задумалась, потом кивнула:

– Значит, они собираются подождать… пока мы сможем изготовить то, что им нужно. Пока у нас не появятся заводы получше. Полагаю, в этом есть смысл. Поэтому у HPI технические консультанты везде и летают. Они хотят, чтобы мы все начали делать то, что люди делали в старом мире.

– До этого может пройти много, много времени. Их прогнозы полагают, что это может занять столетия. Для построения современной экономики нужны миллионы и миллионы пони. С текущими темпами… – она замолкла. Если пони не начнут возвращаться намного быстрее, пройдёт больше тысячи лет, чтобы их во всём мире набралось достаточно.

Она этого не сказала. Конечно нет, ведь ей нужно было объяснить ещё более неприятную правду:

– Просто запомни, пока ты здесь, что Баунтифул и Рейвен, и вооще всё, что делают HPI, не для всех. Они не против помочь пони, но… это не их главная цель. Главная цель – обеспечить, чтобы человечество выжило. Это для них настолько важно, что у них есть довольно-таки драконовские меры, которыми они заботятся о том, чтобы вышедшие от них пони сохраняли верность. Если ты хочешь тут жить, тебе тоже придётся на всё это согласиться.

Это привлекло внимание Ами:

– Какие меры?

– Детей заводить нельзя, – Алекс махнула копытом вокруг. – Обратила внимание, что тебе не попалось ни одного жеребёнка с тех пор, как ты сюда приехала? Это потому, что все пони тут стерильны. Когда человек в Рейвене уходит на пенсию, он выбирает, хочет ли он жить тут, или где-то ещё, как Тейлор. Если они не остаются, то возвращаться им уже никогда нельзя. Насколько я знаю, исключение сделали только для Тейлор, потому что она входила в команду, помогавшую тут всё строить. Ни она, ни я, не можем быть гражданами, потому что у нас обеих есть по крайней мере по одному жеребёнку. Для пони в Баунтифуле семья – Рейвен.

– Так вот что ты имела в виду раньше… – Ами нахмурилась и опустила взгляд на свои копыта. – Ты поэтому сказала, что я смогу тут жить, а ты нет. Ты думаешь, они разрешат мне тут поселиться только потому, что ты их попросишь? Как я поняла из твоих слов, они даже своим людям возвращаться не разрешают…

Алекс пожала плечами:

– Мэр мне всё ещё должен. Если ты правда хочешь переехать, уверена, что смогу это устроить. Хорошо, когда твоему слову верят. Плюс… – она ухмыльнулась. – Если я скажу, как именно я узнала, они перестанут во мне сомневаться.

Ами сидела слишком далеко, чтобы пихнуть Алекс, но это не помешало ей бросить через стол сердитый взгляд.

– Ты правда это сделаешь?

– Пфф, как будто кому-топони есть дело. Возня с ерундой – часть культуры, которую, как я надеюсь, мы оставим в прошлом. Просто не надо решать прямо сейчас. Мы тут всё лето проведём. Если решишь, что всё-таки хочешь тут жить, когда придёт время уезжать, я всё устрою. – Она поднялась на ноги.

Ами кивнула:

– Могу и подождать, – она тоже встала. – Я читала романы. Это ведь та часть, где ты ведёшь меня в кино?

Лонли Дэй закатила глаза:

– Кино обычно перед ужином. Вообще, я думала, тебе будет интересней игровой зал. Большинство тут именно так развлекается.

***

Игровой зал был наполнен светом и музыкой, куда более громкой, чем в других частях города. Очередь была такой длинной, что Алекс указала в сторону, потянув Ами по соседней улице.

– Эй, не бросай очередь! – запротестовала Ами. – Тут же вряд ли больше часа стоять…

Алекс настояла. Может она и была молода на вид, но всё-таки оставалась земной пони. Пегас на фоне её упрямства был как замок из песка перед приливом.

– В конце другой улицы есть зал поменьше.

Ами заколебалась:

– А он такой же весёлый, как тот, в который всепони стоят в очереди?

– Оборудование то же самое, – как только они выбрались из очереди и отошли по улице, Алекс наконец смогла расслышать за громыхающей электронной музыкой собственные мысли. – Тут, наверное, ночь турнира, так что, если бы мы сейчас туда зашли, тебе скорее всего не удалось бы поиграть. Для участия в турнире надо быть в команде.

– Турнир – это серьёзно. Тут пони на них тоже делают ставки, как в Александрии на гонки?

Алекс кивнула:

– Ещё как. Турниры – самый главный способ, которым Рейвен поддерживает контакты с Баунтифул. Команды должны состоять наполовину из людей, наполовину из лошадей, – по мере того, как они продвигались дальше, толпа очень быстро редела, и вскоре они оказались на улице, которая казалась почти заброшенной. Алекс очень надеялась, что зал будет хотя бы открыт в ночь турнира.

– А что там, собственно, за игра? Должно быть, что-то потрясающее, раз все её так любят.

Алекс пожала плечами:

– Это очень плохо замаскированный тренажёр… но может быть довольно весёлым. Очень надеюсь, что нам удастся через несколько столетий завести такие в Александрии. Может, удалив некоторые… сценарии, – вроде тех, где враждебные пони нападают на Рейвен. Они, наверное, не приживутся.

– Ты играла?

Алекс кивнула:

– В турнирах могут участвовать только граждане, но я играю в играх поменьше, когда выбираюсь сюда. Держу пари, у тебя выйдет лучше. Там сплошные полёты.

– Думаешь, сможем поиграть одновременно?

Алекс пожала плечами, подходя к двери игрового зала. Внутри горел свет, но она не заметила ни пони. Она толкнула, и дверь открылась внутрь. Значит, было открыто. Она придержала дверь для своей подруги, после чего следом за ней зашла внутрь.

Алекс тут же заметила, почему зал не закрыли: все до единой кабины наблюдения были заняты, и вокруг каждой клубилась небольшая толпа. Судя по всему, они не первые решили не пытаться посмотреть сегодняшние игры «вживую».

– Привет, Гордон! – она помахала копытом, поспешно подходя к владельцу заведения. Грифон замер, положив одну когтистую лапу на тряпку, которой он протирал стойку бара. Это может и был игровой клуб, но детей в Баунтифул не было. Она подошла прямо к бару, после чего оглянулась через плечо. – Хочешь чего-нибудь?

– Можете сделать «Космополит»?

Если бы взгляд Гордона был хоть чуточку суровее, он бы расплавил панели на потолке.

– У нас такого нет, – он потянулся через стойку в холодильник и выудил оттуда две разные бутылки. – Тёмное или светлое?

– Она хочет светлое, – ответила Алекс, прежде чем Ами успела открыть рот, подходя к бару вплотную. – И я тоже. – Он снова хмыкнул, поддевая крышки прикрепленной к стойке открывашкой. Он вставил соломинки в обе бутылки и воткнул их в противоположные углы подставки под шесть бутылок. Алекс в ответ открыла сумку и выложила на стойку несколько чатлов. Куда больше, чем стоили напитки.

– Остальное за два симулятора до закрытия. Есть у тебя где-нибудь парочка стоящих рядом?

Гордон закатил глаза.

– Маленькая леди, сейчас все симуляторы свободны, – их накрыла волна воплей, эхом прилетевшая с другого конца комнаты, за которой последовал грохот дюжин копыт по стальному полу. – Если тебе была нужна наблюдательная консоль, забудь. – Его глаза сузились, уставившись на Ами. – Не-гражданин?

– Угу, но она чистая. Получит перчатку завтра, её просто ещё не доделали…

– Она ломает мне симулятор – ты платишь, – его клюв сверкнул улыбкой. – Для маленькой леди недёшево.

Теперь пришла очередь Алекс закатывать глаза. Она наклонила сумку в его сторону, показывая ему содержимое:

– Столько хватит?

Если содержимое сумки его и шокировало, он не подал виду.

– Просто ничего не ломайте, – он развернулся к ним спиной и вернулся к протиранию стойки.

– Круто. Пойдём, Ами, – она взяла зубами подставку с бутылками и провела подругу в заднюю часть комнаты. Там они спустились по лестнице в «банкетный зал», где пони могли устраивать вечеринки и прочее подобное. Там тоже стояли машины, а также несколько свободных столиков. Внизу было куда тише, и не было видно ни одного пони. В самом дальнем углу Алекс нашла пару машин, стоявших бок о бок, и поставила бутылки на низкий столик.

Алекс ухватилась зубами за соломинку и выплюнула её на пол, прежде чем взять бутылку зубами и запрокинуть голову. Она сделала не слишком большой глоток, Гордон не делал ничего слабого, и ничего никогда не разбавлял, а она не так уж часто пила. Даже так, былой Алекс просто не позволил бы ей пить эль через соломинку. Эта часть её прежней сущности прожила эти пятьдесят лет.

– Помедленнее с этим, – сказала она, махнув хвостом в сторону столика. – В Александрии можно достать такое пиво, но ты наверняка его не пробовала. Если понравится, в следующий раз можешь попробовать портер. Для меня он крепковат.

Ами хихикнула:

– Ты всё ещё добавляешь немножко кофе в своё молоко по утрам, так ведь?

– Это называется Блонди, – уши Алекс прижались к голове, и она поспешила мимо Ами к машинам. Её гордость немного утешил захлёбывающийся вдох за спиной, когда Ами попробовала настоящий эль в первый раз в жизни. У того, что Алекс выбрала столик не слишком близко от машин была причина.

– Ладно, Алекс, хорош уже откладывать, – Ами подобралась к одной из машин. – Покажи мне, как играть!

Симулятор был достаточно велик, чтобы в нём без проблем поместился человек, не свешивая за его пределы конечности, его центральная часть была чуть приподнята и обита чем-то мягким. Большая часть остальных механизмов складывались, когда не использовались, кроме сенсорного купола, куда помещалась голова пользователя.

– Забирайся на эту штуку. Выпрями ноги перед собой и замри. Если будешь двигаться слишком быстро, что-нибудь сломаешь, и на починку наверняка придётся потратить весь летний бюджет.

Ами шагнула вперёд, улёгшись животом на мягкую подбивку. В Александрии подобное было бы не слишком гигиенично, но тут все пользователи, включая их самих, были полностью одеты.

– Что те… – ей даже не удалось закончить вопрос, прежде чем вокруг неё загудели сервоприводы.

– Пользователь не опознан, – сказал симулятор голосом Афины. – Пегас, самка, взрослая. Следует ли сконфигурировать модуль управления крыльями?

– Да, – ответила Лонли Дэй, прежде чем Ами успела открыть рот. – В остальном используй стандартную схему управления. Она хочет всё по умолчанию.

– Принято, – основание машины открылось, в то время, как сама скамья осела, подгоняя себя под тело Ами. На каждое копыто наделась толстая перчатка, затянувшаяся достаточно плотно, чтобы казаться твёрдой. Аккуратные манипуляторы прилепили датчики на край каждого крыла .

Только когда с этим было покончено, сенсорная часть опустилась на лицо Ами, и вся конструкция свернулась вокруг неё, запечатав её внутри, как металлическое насекомое.

– Ами, не пугайся! – крикнула Алекс сквозь симулятор. – Если захочешь выйти, просто скомандуй симулятору «отключение» и не двигайся, пока он не закончит. Я сейчас буду!

Алекс ещё раз как следует отхлебнула из своей бутылки и запрыгнула на соседнюю машину. Та просканировала её перчатку и не стала задавать ей никаких вопросов. Всего через несколько секунд она, как и Ами, была плотно упакована.

Мир исчез, сменившись на бездну. Симулятор скрывал все наружные звуки и свет. Он старался сохранять нейтральную температуру и быть максимально комфортным для пользователя, чтобы тот мог сосредоточиться на проецируемые внутрь изображения. Но когда он только включался, всё, что она видела – бездну.

Она произнесла несколько голосовых команд, приказав соединить симулятор с машиной Ами и включить их обеих в команду. Она приказала симулятору загрузить учебную программу, и, расслабившись, дождалась, пока та нахлынет на них.

Перед ней появился космос, как будто снимаемый воображаемой камерой внутри фантастического корабля. Она уже видела этот вводный курс, но Ами ещё нет, поэтому Алекс сидела и насколько могла терпеливо ждала. Голос объяснял, что их цивилизация нацелена на звёзды, и что навыки полётов в атмосфере и вне её должны быть у всех. Он повторял, что симуляция точно соответствует дизайну и поведению настоящих и фантастических кораблей настолько, насколько это возможно.

Алекс проспала всё объяснение инструкций по управлению. Для каждой расы в ней были небольшие специфические вариации, использовавшие все имеющиеся конечности для достижения максимальной эффективности. С точки зрения самой Алекс хуже всего приходилось земным пони и единорогам (магию использовать не разрешалось).

Тем не менее, всему можно научиться. Ничто не заменит ловкости пары рук, но… она справилась. Алекс нравилось посещать этот зал куда больше, чем турниры (соревноваться она всё равно не могла, так что какой смысл смотреть?). Теперь она умела неплохо управлять большинством дронов HPI, их самолётами и гипотетическими космическими кораблями, хотя и не обладала непринуждённой многозадачностью Тейлор или грациозностью Мории.

В конце концов, учебный курс завершился и начался их первый сценарий. Корабль Алекс появился «вокруг» неё, небольшой шахтёрский зонд вроде тех, которые теперь использовала Афина. Она просканировала горизонт и обнаружила поблизости истребитель, хаотично мечущийся в бездне.

– Лонли Дэй вызывает Шурфайр, ответь Шурфайр!

– Ами слушает, – в её голосе было слышно раздражение. – Этот инструктаж занимает вечность. Ты ведь эта глупая штуковина, похожая на осьминога?

– Так точно, Шурфайр, – Алекс хихикнула. – Ты слышала параметры миссии. Транспортный челнок запросил нашу помощь, и мы самые близкие к нему корабли.

– Я слушала, – простонала Ами в рацию. – Тебе не надо так по-дурацки говорить.

– Это весело. Отбой, – Алекс разогнала свой маленький зонд, параллельно сворачивая все его шахтёрские инструменты. Она уже выполняла все стартовые задания, и каждая их деталь прочно обосновалась в её памяти, но это не имело значения. Она тут была чтобы развлеклась Ами.

– Раз земная пони напивается быстрей меня, эта ночь куда безумнее, чем я думала, – ответила Ами.

Бутылка Алекс всё ещё была почти полной. Она не собиралась напиваться на людях. Она собиралась развлекаться в игровом зале!

– Этой земной пони нужно, чтобы ты защищала её дрона. Если ты думаешь, что симулятор начнёт давать нам поблажки только потому, что это первый уровень, лучше сразу забудь. С управлением разобралась?

– Давай проверим.

Ами, конечно, была не Мория, но училась быстро, и была готова пробовать ещё, после того, как поначалу у них ничего не вышло.

Ночь удалась.

***

– Не понимаю… нам что, надо это всё отодрать? – указала Ами на пол. – Зачем? С виду он нормальный.

– О, выглядит он прекрасно, – согласился Эдмонд. – Но поживи тут чуть дольше, чем одну ночь, и начнёшь чувствовать запах плесени. Нас тут подтопило несколько лет назад, и вода залила все полы. Видишь, вон там вспучило? Если мы всё тут быстро не выдернем, может расползтись. Честно говоря, это чудо, что ещё не расползлось.

Алекс выплюнула молоток на кучу инструментов, которые они внесли внутрь:

– Ами, мы сюда именно за этим прилетели. Или… это одна из причин.

У Тейлор на лице уже была маска, а остальные она бросила возле их копыт:

– Я тебя предупреждала, что тебя будут использовать в рабском труде. Надо было отказаться, пока мы ещё были в Александрии.

Дэй сердито на неё покосилась, одновременно хватая зубами одну из масок и поворачиваясь боком к Эдмонду, чтобы тот обратил на неё внимание. Тот заметил, и, с несильным сиянием магии, эластичные повязки затянулись вокруг её ушей.

– Если тебе больше нравится потратить день на переноску припасов в сарай, можешь приступать. Тейлор и я, наверное, можем приниматься за пол.

За окном уже вечерело, и внутренности дома преобразились. Большинство поверхностей завесили полиэтиленовой плёнкой, ею же преградив доступ в незаражённые области. Все окна и двери были распахнуты, пусть даже это и означало, что они не могли включить кондиционер в невыносимой жаре. Уж лучше вспотеть, чем оказаться запертым вместе со спорами, которые они собирались выпустить.

– Ага, пусть самая слабая пони делает самую тяжёлую работу. Это же так логично, – Ами натянула маску и свирепо на них взглянула. – Просто покажи мне, откуда начинать.

Кларк до физического труда не снизошёл, несмотря на своё более чем приличное владение левитацией. Вместо этого он кружился вокруг них как вертолёт, на каждом этапе охотно помогая приказами, замаскированными под советы. Он оказался прав насчёт плесени, и на заднем дворе уже росла пирамида из полусгнивших досок. Алекс не позволила использовать электроинструмент, и поэтому к моменту, когда село солнце, они нанесли полу лишь небольшой урон.

Краткое купание в близлежащем пруду помогло им разом избавиться и от пота, и от спор, прежде чем три измотанные кобылы поднялись в спальню на втором этаже, чтобы есть там попкорн и смотреть обещанные Алекс фильмы, используя старый проектор. Достаточно старый, чтобы Алекс приходилось хранить фильмы на 35мм киноленте на бобинах, и иногда прерывать показ посреди фильма чтобы сменить катушку.

Конечно, никто на всё это не обращал внимания, и Алекс меньше всех. Радость от старых картин была украдена у неё даром идеальной памяти. Только её первый просмотр какого-либо фильма после визита в Эквестрию таил в себе волшебство новизны, так что, как и с книгами, она старательно сдерживалась и с фильмами, которые ещё не видела, используя их как небольшие награды себе самой в особых случаях.

Этим вечером у неё не было таких фильмов, но это не имело значения. Вместо этого с ней были друзья, и это было куда лучше.

– Не понимаю, зачем ты со всем этим возишься, – сказала Ами, пытаясь заглушить переигранные вопли, доносящиеся из крутящегося фильма. – Ты хочешь встретить семью, когда они вернутся, это я понимаю. Но разве нельзя просто дать дому сгнить, а на месте установить гранитную плиту или что-то подобное, на которой пояснить твоей семье, что произошло? Ты ведь можешь даже попросить Афину оставить тут дрона, просто следить за местом. Уверена, она может пожертвовать тебе одну камеру.

Лонли Дэй пожала плечами:

– Уверена, это сработает.

– Не говоря уже, – продолжила Ами, – что тебе никак не понять, сколько времени это займёт. Если смотреть по вероятностям, наверняка пройдёт по крайней мере пять тысячелетий, прежде чем кто-то из них появится, может и больше. Ты можешь вообще ничего не делать первое тысячелетие, и будет только маленький шанс, что ты их пропустишь.

Алекс кивнула:

– И это правда. Но… – ей потребовалось несколько мгновений, чтобы найти правильные слова. На экране чёрно-белый зомби закончил пожирать беспомощную жертву и направился в сторону камеры. – Просто мне кажется, что это я должна сделать. Я ведь не принцесса-аликорн, не могу помахать рогом и сделать так, чтобы всем возвращающимся стало хорошо. Я не могу быть везде одновременно, да даже просто перемещаться быстрее Колибри. Я…

Объяснять было очень тяжело. Она даже не была уверена, что всё то, что она делала с домом, было тем, что она сама бы в любом случае сделала, а не тем, что требовала от неё сущность Архив. Сохранять, защищать, помнить.

– Почитай эквестрийские книги, увидишь, что пони были расой героев. Некоторые… принцессы, Элементы Гармонии и так далее, решали все большие проблемы для абсолютного большинства. Без этих героев большинство бы в критической ситуации было беспомощным.

Пегаска кивнула:

– Полагаю, что так и есть. Но какое это имеет отношение к твоему дому?

– У людей было наоборот, – продолжила Архив, как будто её никто не прерывал. – Мы проживали наши жизни помаленьку, как и эквестрийцы. Но когда появлялась настоящая, большая проблема, у нас не было никаких героев. Мы не могли все спрятаться и подождать, пока какой-нибудь невероятно крутой аликорн не заявится и не превратит врага в камень. Вместо этого, каждый вкладывался понемногу. И все эти капли, собранные вместе, позволяли людям ступить на Луну, поднять страну из руин или уничтожить болезнь. Мой дом это… моя капля. Это то, что мне хочется сделать для всех. Но раз я этого не могу, то, чёрт побери, сделаю хотя бы для людей, которых люблю, . У нас есть радиопередачи, листовки и разведчики, чтобы попытаться найти как можно больше возвращающихся пони, но… для моей семьи я собираюсь позаботиться о том, чтобы переход был как можно более гладким. Да поможет им Всевышний вернуться одновременно, но даже если не получится… им не придётся мёрзнуть, голодать, и они не останутся в одиночестве.

Тейлор вздохнула. Она молчала на протяжении всего разговора, но теперь глядела с тоской:

– Тебе повезло, Ами, тебе не надо ни по кому скучать. Это «Заклинание сохранения» – долбаный ад.

Обе помолчали несколько секунд, пока Ами не ответила:

– Тейлор, а кого ты ждёшь?

Земная пони всхлипнула и сердито посмотрела на землю:

– В основном… В основном мою сестру-близняшку Бэки. Когда мы росли… мы всегда были вместе.

Алекс резко вдохнула, отодвигаясь от Тейлор на диване. Это не помогло. Кобыла говорила, а в её сознании Архив видела лес, потрёпанную шину на верёвке над прудом и пару веснушчатых лиц.

– Мы обе пошли в военную авиацию. Я – в инженеры, её запихнули пилотом транспорта в медвежий угол. Теперь же… – она даже не пыталась сдержать слёзы. – Я её никогда не увижу. Чёрт, она могла вернуться много лет назад, и я об этом даже не узнаю.

– Она не вернулась, – непроизвольно сказала Архив, не задумываясь о смысле своих слов. – Твоя сестра ещё не вернулась. Я бы знала.

Тейлор подняла взгляд, глаза у неё были красные и опухшие. Она выглядела не сердитой, а скорее шокированной этим заявлением. Она громко шмыгнула носом и покачала головой:

– Алекс, я ц-ценю твои слова, но… ты этого не можешь знать. Никто не может. Я п-проверила, её последнее назначение было на авиабазе в Афганистане. Если только ты не… путешествуешь больше, чем я слышала…

Алекс не знала, откуда приходят эти мысли, но не пыталась с ними бороться. Знания вливались в неё, через веру Тейлор и её дружбу, через всё, чем была Архив. Тейлор никогда раньше не говорила о её жизни до События, в HPI это было не принято. В отличие от остальных людей, жизни которых были украдены, все члены HPI согласились бросить всех, кого они знали, в твёрдой уверенности, что им предстоит умереть. Поэтому Алекс и не поднимала эту тему.

– Бэки всегда утверждала, что выше тебя, несмотря на то, что это было неправдой. Она тебя… – Архив всхлипнула. Глядеть на эти воспоминания было так же больно, как Тейлор их вспоминать. Она понимала агонию, вину, с которой Тейлор жила каждый день. – …она тебя называла Талли. Когда вы были в старшей школе, твой бойфренд Дуэйн, который жил на другом конце города, бросил тебя за несколько дней до выпускного. Бэки не спала всю ночь, делая…

Архив не заметила, как Ами убралась с дороги, не заметила приближения Тейлор, пока та не закрыла ей рот копытом, не давая продолжить. Из её глаз неудержимо катились слёзы. Она открыла рот, но оттуда раздалось в основном неловкое пищание:

– К-как… как ты…

Архив смело встретила её взгляд:

– Ты начала о ней думать, и я смогла её увидеть, – объяснила она. – Я чувствую… что ты чувствуешь. – Полки её воображаемой библиотеки поднялись вокруг них, по крайней мере, в её сознании. Она увидела человеческое лицо, всё ещё светящееся молодостью, с коротко подстриженными рыжими волосами и шлемом на голове. Она услышала её голос. – Я не могу с ней поговорить. Но я знаю её – так, как она знает себя. Если… думаю, если бы она могла увидеть, что ты сделала, она бы тобой гордилась.

Для Тейлор это было слишком. Она обвила передние ноги вокруг Алекс, как будто та была куклой и крепко прижала к себе. Она начала раскачиваться, что-то невнятно бормоча.

Но недолго. Довольно скоро она грубо оттолкнула Алекс, выглядя теперь более собранно:

– С-спасибо тебе, Архив. Иногда я забываю… с тобой легко забыть. Но я не помню, чтобы ты…

Архив кивнула:

– Я учусь. Я не… Извини. Я не собиралась вторгаться в твои секреты. Мне надо… научиться как-то это контролировать…

– Не извиняйся, – Тейлор встала на ноги и выключила проектор. – Я просто не ожидала, только и всего. Никто не называл её имени… сорок лет. Даже больше, – она шмыгнула носом. – Мне просто хотелось, чтобы была какая-то возможность попрощаться.

Архив тоже поднялась. Эмоции Тейлор уходили из её восприятия, и это было хорошо. Знать о боли, которую она вызвала, было больно и без того, чтобы её чувствовать самой.

– Если захочешь оставить ей сообщение, я могу его запомнить. Я могу её никогда не найти, но… если кто-то найдёт…

Тейлор кивнула:

– Это… Алекс, это прекрасная идея. Я об этом подумаю. Дай мне несколько… несколько лет, – она всхлипнула. – Я пойду прогуляюсь. Вы двое… неважно. – Она быстро, почти бегом спустилась по лестнице, оставив Дэй и Ами в одиночестве.

Пегаска откинулась на спинку дивана, но ничего не сказала целую минуту.

– Может, поможешь мне понять, что сейчас произошло?

Дэй оглянулась и уселась по-собачьи:

– Я сама не уверена, – признала она. – Я не очень хорошо понимаю, что Селестия с Луной сделали, когда создавали меня. Я думала, что умру, и это каким-то образом позаботится о том, что о человечестве не забудут. Что это как-то остановит время и не даст ему стереть нас в новом мире. Я видела, у них достаточно сил. Я думала… – она притихла. – Если я постараюсь, особенно если пони похожа на Тейлор и ей не всё равно, чем было человечество… иногда я кое-что вижу. О том, кем они были, какая у них была жизнь. Кого они любили. У меня такое чувство, что это должно объяснять мне, что такое на самом деле Архив, но я не знаю, что именно.

Ами кивнула:

– А со мной сработает?

Алекс открыла рот, чтобы возразить очевидным: Ами была не со Старой Земли. Но с другой стороны, она никогда не пробовала провернуть это с добровольцами, родившимися в её мире.

– Думаю, могу попробовать. Может… расскажешь мне, почему ты решила работать в музее. Пожалуйста, только не говори, что это было ради меня...

– Конечно нет! – Ами её не ударила, настроение для этого было слишком серьёзным. Глянула она, тем не менее, сердито, хотя её выражение лица быстро расслабилось. – Скорее, это потому, что для меня важно то же, что важно для тебя. Пони всё время приходят в Александрию, и похоже на то, что никто из них не хочет говорить о том, откуда они пришли. Некоторые из моих братьев и сестёр даже не верят тому, чему учат в школе. Некоторые из их жеребят даже не верят, что люди вообще существовали. Но не я. Я всегда чувствовала, что…

Архив продолжила:

– Как будто ты чужая. Как будто ты должна была заниматься чем-то большим и важным, но родилась слишком поздно. Ты никогда не чувствовала себя своей. Когда шло строительство, ты пробиралась на стройку и бродила по выставочным залам… – её глаза распахнулись от удивления. – Ты со статуями разговаривала!

– Окей, хватит! – теперь Ами её толкнула, достаточно, чтобы заставить покачнуться. – Думаю, я теперь понимаю, почему ты стараешься не пользоваться этой способностью. Она вторгается в личное.

Алекс покачала головой:

– Ты сама попросила! – она снова встала и повернулась к Ами спиной. – Это не очень часто происходит. Со Скай я годы провела рядом, и этот спрятанный в моей голове инстинкт ни разу не сработал.

– В старой жизни нет ничего такого, что мама хотела бы вспоминать.

– Это да, – Алекс прошла мимо Ами и выключила свет. Конечно, чтобы ориентироваться в спальне свет ей был не нужен. Она на мгновение задумалась, что подумает её сестра, если вернётся этой ночью. – Ну что, я вымотана. Завтра работа будет ещё тяжелей, чем сегодня. Ты тоже постарайся выспаться, пока можешь. Работа начинается с рассветом.

– Угу, – проворчала Ами, споткнувшись обо что-то, после чего одна из кроватей заскрипела. – Рабский труд. Как Тейлор и сказала.

– Тейлор надо было назвать это работой по контракту. Продержись, пока не закончится лето, а потом домой.

– Если захочу.

Читать дальше

...