Зелье Тайны

Южная Эквестрия. Небольшое поселение пони, практически не имеющее связи с цивилизацией. Здесь живёт и занимается практикой молодая травница - Грин Лив. Порой бывает что некоторые обстоятельства складываются так, что жизнь может резко пойти по совершенно другой колее. Эта история о том, что даже самое тихое место может стать эпицентром значимых событий, о том, что даже самая заурядная личность может повлиять на глобальные события.

ОС - пони

Фиддлстикс!

У Октавии есть то, о чем она не хотела бы рассказать за пределами Понивилля. В самом же Понивилле... ну все было хорошо, пока она не заметила Винил Скрэтч. Что она тут делает? Не паникуй Октавия! Не сходи с ума, не сходи с ума... Ай, ладно...

Рэрити Эплджек Эплблум DJ PON-3 Октавия Бабс Сид

Азгардийские истории (пролог)

Прошлое всегда есть, какое бы оно не было далёкое

Другие пони

"Дружба Не Для Нас"

Преимущества и недостатки жизни в волшебной машине.

Твайлайт Спаркл

Загадка сфинкса

Принцесса Рарити всегда знала, что ее ждет брак по расчету - она же принцесса, в конце концов. Она просто не ожидала, что ее супругой станет сфинкс или что жена будет активно ее избегать, и не потому, что любит книги.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Один в темноте

Что будет если дефолтный попаданец попадёт ночью в Everfree forest?

Человеки

День зимнего солнцестояния

Зарисовка из жизни пегаса, что выпускает снег. (пролетать мимо)

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Возвращение

Хотя Старлайт хорошо знает свою наставницу и её жизнь в Понивилле, ей всё же очень интересно, как та жила ещё до их знакомства. Дискорд, никогда не отказывающийся поучаствовать в подобном, решает показать единорожке что-то, без чего, возможно, судьба Твайлайт была бы совсем иной.

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд Старлайт Глиммер

Возвращение домой

Пони возвращается к себе домой.

Другие пони

Надо платить

В жизни так бывает, что за хорошую жизнь одних расплачиваются совсем другие. Грустный фик о несправедливой жизни, и о тех безымянных, что делают ее лучше

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Пролог "Аллея писателей"

"Взрыв"

Акт первый. "Читатель"

3 года спустя

— И... Как же вы меня нашли?

— О, это было совсем не сложно. Конспиратор из вас, по правде говоря, никудышный.

***

Лэм Фарлинг, уже пожилой, если быть пессимистом, частный детектив, обладал иссиня-чёрной шерстью и лохматой с проседью гривой. Он любил сытно поесть и хорошо выпить, желательно в единственном числе, не окружая себя дуболомами и идиотами, называемыми друзьями. Иногда, в свободное от отдыха время, он даже утруждал себя работой, благо, в последние месяцы его популярность в столице даже разошлась за пределы оной. Заказы приходили чуть ли не каждую неделю, чем непомерно радовали детектива, однако не менее непомерно и печалили его. В любом случае, безбедная жизнь на пенсии теперь не казалась ему такой уж невоплотимой грёзой.

Рог на его голове нехотя излучил ленивое пурпурное свечение, и чистая сила мысли, подчиняясь беспрекословному приказу Лэма, нажала на кнопку дверного звонка. В квартире послышалось неразборчивое шуршание. Замок жалобно скрипнул, и на пороге показалась заплаканная кобыла средних лет.

— Миссис Кэмпфаер? — осведомился детектив.

— Мистер Фарлинг? — в свою очередь спросила хозяйка.

Жилище матери-одиночки было скромным, но довольно гостеприимно чистым и прибранным. Это не есть хорошо, заметил про себя Лэм. Обычно, самое интересное как раз таки скрывается под толстым слоем пыли.

— Где её комната? — небрежно проронил единорог, тщательно вытирая копыта о половик.

— Слева по коридору, рядом с ванной... — тихо и кротко ответила кобылка.

Повесив шляпу, прикупленную недавно на распродаже, на специальный крючок, Фарлинг двинулся туда, куда указала миссис Кэмпфаер. "Может ли она что-то скрывать? Вполне", — подумал детектив, взглянув на хозяйку, но задерживаться не стал.

Эшли Кэмпфаер, дочь держательницы квартиры, пропала три дня назад. Мать её в прошлом имела какие-то тёрки с полицией, о Фарлинге узнала через знакомых. Картина знакомая, множество раз написанная и акварелью, и маслом, и даже кровью, но исход чаще всего один — пропавшую в любом случае находят. Как правило — мёртвой.

В нынешние времена, трупы — совсем не редкость. Королева старается, как может, но каждый дурак понимает, что нельзя бесконечно тянуть кота за хвост. Рано или поздно... "Рано или поздно все мы отправимся в Тартар", — вздыхал про себя детектив и продолжал следовать своему жизненному кредо — выжимай из жизни все соки, пока та только способна их тебе давать.

Комната была завалена разного рода хламом, включающим в себя постеры эстрадных исполнителей, бельё, одежду и некоторое количество металлических запчастей, издалека напоминающих обычный жестяной мусор. Ничего, казалось бы, примечательного, но Лэм не привык доверять первому впечатлению.

— Мне приходили уведомления от преподавателей, она уже давно не посещает колледж... — послышался голосок из соседней комнаты.

— Да-да, вы мне рассказывали это в письме, — перебил её сосредоточенный на работе детектив.

На письменном столе, что расположился подле зашторенного окна, нашлось нечто всё же сумевшее заинтересовать Фарлинга. Это была скандально известная в последние годы книга, написанная и изданная неким Гроссом Хоупом — "Достойны ли двуногие жизни под Солнцем?" Она была завёрнута в плотную непроницаемую обложку, и невооружённый глаз вряд ли отличил бы её от другого "настольного" чтива, но искушённый взгляд нашего героя трудно было провести.

— Интересный выбор художественной литературы, — пробормотал себе под нос Лэм.

— Что-то нашли? — заглянула в комнату миссис Кэмпфаер.

— Не могли бы вы заварить чаю? — сменил тему единорог и, увидев полную "боевую" готовность со стороны хозяйки, добавил, — с лимоном, пожалуйста. Предупреждая ваш вопрос — две ложки.

Как только кобылка скрылась на кухне, Фарлинг продолжил осмотр.

Книга была заложена на 197 странице, но занятен был даже не сам этот факт, а то, что закладкой являлась брошюра-объявление по поводу сегодняшнего выступления королевы в память о трагедии, произошедшей три года назад.

— Экстремистская литература, общественное мероприятие, металлические запчасти... — картина складывалась очень чёткая, но жеребец тут же выкинул её из головы. Преждевременные выводы — залог провала.

Взглянув на часы, что висели над дверным косяком, Лэм продолжил обыск письменного стола и не прогадал. В нижнем ящике, под кипой старой макулатуры обнаружился потрёпанный календарь с отмеченным на нём ныняшним числом. Ниже значилось — Бар "Безлюдный", 13:00.

— Кажется, у нашей беглянки на сегодня назначена встреча... Или, что-то иное...

На кухне засвистел чайник.

Дальнейший осмотр комнаты успеха не принёс. Запчасти своим видом Лэму ничего толкового не сказали, а среди брошенной в кучу одежды нашлась разве что старая серебряная брошь, как оказалось, давно потерянная хозяйкой квартиры.

Перед тем как присоединиться к чаепитию, детектив, с позволения миссис Кэмпфаер, заглянул в ванную комнату. Между тюбиками клубничной зубной пасты и шампунями против перхоти затесалась парочка тонких пурпурных волосков, скорее всего, выпавших из гривы при расчёсывании. Казалось бы, ничего экстраординарного в этом нет, но прежде всего Лэма заинтересовал именно странный оттенок находки. В поисках чего-то похожего по цвету, он чуть не пропустил самую главную улику.

— Эшли недавно покрасила волосы, я ей не разрешала, но она...

— Во имя королевы, вы что, шпионите за мной?! — воскликнул Фарлинг, резко обернувшись. По его телу пробежала мелкая дрожь — мисс Кэмпфаер стояла прямо за его крупом, а он и не заметил.

— Ох, простите, я вас напугала... — сконфузилась кобылка, — я... Я просто очень волнуюсь... Чай готов, вы будете?..

— Буду вынужден отказаться, — Фарлинг увернулся от притеснений хозяйки и сделал шаг в сторону выхода. — Уже четверть первого, мне пора бежать. Простите, что причинил неудобства...

— Но... Вы что-нибудь выяснили?..

— Да... Несомненно. Прошу простить, и всего наилучшего.

Детектив кое-как напялил на голову шляпу и выскочил в тамбур. Из квартиры ещё доносились неразборчивые слова, но Лэм, стараясь двигаться как можно быстрее, спускался вниз.

"Не хватало ещё, чтобы она за мной увязалась. Такие женщины ради своих детей будут не только подсматривать через плечо... Хорошо ещё, если она ничего не успела рассмотреть".

Отойдя достаточно далеко от пятиэтажки, Фарлинг наконец-то перевёл дух. Только теперь он понял, почему миссис Кэмпфаер подкрадывалась к нему так незаметно. Она смогла обмануть его "Чутьё".

"Может ли она что-то скрывать? Вполне".

Перед глазами его медленно всплыло то, что он увидел в ванной комнате.

Все поверхности были покрыты тончайшим слоем почти неразличимого фиолетового налёта. Края ванны, полки, полотенца, батареи — всё, что только возможно. Простой покраской гривы этого не объяснишь...

"А это значит... А это значит, что Эшли Кэмпфаер была за пределами Пузыря..."

***

В баре "Безлюдный" было на удивление много человеческих персон. Тут, как водится, одно из двух: либо название утратило свой исконный смысл, либо изначально его не имело. Лэму уже приходилось встречать подобные заведения, предназначенные для неких ограниченных по расе группировок, но такое он видел впервые.

— Во имя Селестии, Луны и других покойников... Лэм Фарлинг! Сколько лет?!..

За барной стойкой, довольно пустынной, по меркам такого рода заведений, одиноко расположился пожилой пегас добродушной наружности, растянувший всю свою улыбку на местами обрюзгшее лицо и явно взявший себе целью непременно заключить детектива в объятия. На одном из его копыт осталась незасохшая зелёная малярная краска, из-за чего детектив опасался близкого контакта. Он, в свою очередь, тоже изобразил на физиономии "выражение старого друга, встретившего давно потерянного товарища" и по-приятельски осведомился:

— Вы кто?

Фарлинг пришёл сюда загодя и до возможного появления "субъекта" оставалось ещё около десяти минут, так что он не стал пренебрегать возможностью завести дружескую беседу и "влиться в коллектив".

— Лэмми, ты что же, не узнаешь меня? — незнакомец непринужденно наклонил голову на бок. — Это же я, Грэг Баттерскотч! Помнишь, экспедиция на другой континент, делегаты...

И тут детектив и в самом деле вспомнил своего собеседника.

— Грэг? Дискорд тебя подери, три года... Мы не виделись три года! Как ты теперь?

— Да я помаленьку... С недавнего времени, перегоняю труповозки для похоронного бюро. А ты? Слыхал я, ты у нас теперь следопыт?

— Детектив, — поправил старого друга Лэм и на секунду задумался. — Часто ты тут бываешь?

— Не слишком. Сегодня вот выходной, а так, считай, постоянно на работе... Пенсии нынче, как ты мог заметить, не платят.

Повисла неловкая пауза, из таких, которые случаются при встрече с теми, к кому давно позабыл подход.

— Сидр, крепкий, — сказал Фарлинг жеребцу, что стоял за барной стойкой и тот чем-то зашуршал под прилавком.

Грэг Баттерскотч поднялся с места и направился к выходу.

— Пойду я, пожалуй, — сказал он и взглянул на часы, — и вправду. Заходи сюда, авось ещё встретимся.

Лэм кивнул, а Грэг помахал ему копытом и вышел прочь.

А часы показывали без двух минут час после полудня.

И только наш герой хотел было отхлебнуть-таки свой заслуженный сидр и предаться тем немногим воспоминаниям, что остались у него после падения, как пожаловал тот, кого детектив и ожидал.

Как же Фарлинг додумался, что перед ним именно сей персонаж, что причастен к исчезновению Эшли Кэмпфаер? Ну-с, в данном случае это было довольно просто. Представьте себе — из боковой двери помещения, что ведёт в следующий зал бара, выходит тип, с накинутым на голову капюшоном, в длиннополом плаще, закрывающем почти всё тело, и как только этот субъект видит вас — сразу бросается наутёк. Ваши действия?

Лэм тут же кинулся в погоню. Преимущество, несомненно, было на стороне убегающего, но у детектива в рукаве завалялся козырь, который трудно было недооценить. Он "включил" своё "Чутьё".

"Сейчас побежит влево. Теперь опрокинет стул. Толкнёт дамочку. Споткнётся..."

Беглец, словно бы действуя по команде Лэма, в точности выполнял все трюки, предсказанные последним. Мгновение — и вот он уже растянулся на полу. Из кармана его выпадает визитка какого-то магазинчика, на обратной стороне которой записано время и день, совпадающие с ежеминутным событием.

— Вам не остановить их, Фарлинг, — жеребец в капюшоне делает попытку вырваться, но безуспешно — Лэм навалился на него всем своим весом. — Взрыва не избежать!

Детектив уже хотел было сказать что-то чрезвычайно пафосное, но в последнюю секунду беглец каким-то образом извернулся и врезал Лэму копытом по лицу. В глазах у единорога замерцали мошки.

Под безудержиные вздохи посетителей, упавший встал и стремительно выбежал на улицу. Кто-то помог Фарлингу встать, но бестолку — снаружи беглеца и след простыл.

***

— Вот в моё время такого не было... — ворчал старикашка-единорог, незваным гостем устроившийся на церемонии, — даже межвидовые отношения глубоко порицались обществом, уж не говоря о таком... Где же это видано — замуж, да за инопланетянина? Гадость-то какая, фу...

Кто-то громко шикнул на пожилого жеребца и тот угомонился. И зачем он только сюда пришёл?

Лэм тоже не знал, что он тут забыл. Казалось бы, эка невидаль — свадьба между пони и человеком. В Кантерлоте теперь и не такое увидеть можно. Но Фарлинг отчего-то всё стоял и задумчиво смотрел на влюблённую парочку. Мимо него проходили незнакомые пони, пегасы под куполом расставляли искусственные облака, а детектив, ожидая неизвестно чего, вглядывался в глаза молодожёнов.

Он ведь тоже хотел жениться. Когда-то...

Лэм вырос в Понивилле, там, где училась дружбе юная королева Эквестрии. Он даже лично застал сей период её жизни, что уж там говорить. Теперь же, когда путь в провинцию заказан, детектив редко посещает свою малую Родину. Да и то, пользуется он теперь только телепортационной вышкой.

Во что теперь превратилась Эквестрия? Это поистине странный мир. Столица и все крупные города покрыты огромными мутными магическими пузырями, которые посменно поддерживаются десятками единорогов по периметру городов. Говорят, таким магам неплохо платят. Эти самые пузыри и защищают оставшихся в живых пони от скоплений смертоносного фиолетового тумана, что в обилии простирается теперь по всей Эквестрии.

Соединяются города специальными Телепортационными Вышками, перед которыми каждое утро, да и не только, выстраивается огромная очередь. Кантерлот же изменился сильнее остальных. После Наслоения Миров друг на друга из-за прорыва какого-то там энергомагического барьера, по всей столице, словно грибы, повырастали иноземные жилища. А из этих "грибов", подобно спорам, вышли люди...

Уже три года эквестрийцы ютятся бок о бок с ними, но многие до сих пор не привыкли. И они... разбираются с этим по разному...

Сегодня Лэм в кои-то веки решил остаться верным своему обещанию и всё же сходил на вышку. Отстояв в очереди почти час, он всего пару минут поглядел вниз со смотровой площадки и тут же вышел.

Смотреть на место, которое стало кладбищем не только для десятков пони, но и для его собственных родителей — довольно трудное занятие.

Выступление Спаркл намечалось в 16:00, магазинчик же, указанный на визитке с другой стороны, открывался после трёх. Детектив не думал, что найдёт там что-либо необходимое для расследования, но если есть такая возможность — почему бы не попытаться? Быть может, визитка — просто первое, что попалось под перо наводчика, а может — и что-то более интересное.

В том, что жеребец в плаще был только пешкой в этой истории, Лэм почти не сомневался. Скорее всего, пешек здесь вообще гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Все эти приборы, детали, механизмы в комнате Эшли... Кстати, о них.

Магазинчик с визитки назывался "Всё для инженера".

***

Как только табличка за стеклом сменилась с категорического "Закрыто" на миловидное "Добро пожаловать", Лэм Фарлинг, не теряя времени, двинулся ко входу, не забыв, конечно же, про своё "Чутьё".

Активация этой способности — отдельная история. Пожалуй, самое сложное в её применении, это выбрать момент использования. Ведь на подготовку и воспроизведение тратится довольно много энергии и постоянно под таким почти электрическим напряжением не проходишь — так можно и копыта откинуть. Но в данной ситуации возможная ловушка была уж слишком очевидной.

Детектив перехватил летящую в него железную трубу ещё до того, как окончательно распахнул двери и магией отправил её обратно. Из магазинчика послышался приглушенный вопль.

"Всё для инженера" представлял собой довольно скудную лавочку, стены и пол которой были завалены разного рода механическим хламом. Посреди прилавка лежала в спешке развёрнутая карта — видимо, Лэм своим появлением сорвал чьи-то планы.

— Что это ещё такое? — спросил детектив у схватившегося за лоб единорога.

— Это... я... не... — копыта у кассира резко подкосились и он упал навзничь.

Фарлинг магией проверил пульс — жить будет.

Карта представляла собой весьма упрощенный план Кантерлота с отмеченными на нём двумя точками, которые соединялись длинной красной линией. Первая из них находилась совсем неподалеку от места жительства Эшли Кэмпфаер и её матери, а вторая — прямо посреди Дворцовой площади.

— Как, однако, удобно, — прокомментировал себе под нос Лэм, свернул карту в трубку и был таков.

***

"15:52", — отметил про себя детектив, взглянув на карманные часы, и мысленно поторопил свои не слишком шустрые копыта. Хозяин магазина пришёл позже, чем ожидалось, а потому вся операция немного сдвинулась по времени.

Первая отметка оказалась не более чем самым обычным подвалом, да ещё и не запертым. Петли были предварительно смазаны, и дверца открывалась без труда — вестимо, кто-то недавно пользовался этим проходом.

Но то, что Лэм Фарлинг увидел далее, ещё долго мучило его сознание и заставляло задаваться бесконечными вопросами. На первый взгляд, в подвале расположилась совсем небольшая полностью деревянная комнатка, освещённая тусклой свечой и обладавшая двумя выходами, расположенными друг против друга. Но самая главная странность заключалась не в том. Стоило детективу пройти насквозь помещения и покинуть его через дверь напротив, как он... Преодолел расстояние в несколько километров.

Дверь за его крупом захлопнулась, и он обнаружил себя под помостом, который уже давно расположился на Дворцовой площади и предназначался для важных выступлений. Сверху доносился мерный голос королевы, а прямо перед его носом кобылка с короткой фиолетовой гривой суетилась вокруг некоего механизма.

Карманные часы показывали 16:03.

Юная пегаска обернулась и чуть не вскрикнула.

— Кто вы?! — стараясь не шуметь, спросила она, — что вы здесь делаете?

— Эшли, успокойтесь, — тихо сказал Лэм, успокаивая тем самым и самого себя. В ушах у него звучало: "Взрыва не избежать!" — я пришёл, чтобы помочь вам.

— Мне не нужна ваша помощь, — Эшли отступила на шаг назад, — Он уже дал мне всё, что мне было нужно...

— Дал, или только пообещал дать? — психолог из Лэма был так себе, но попытка — не пытка.

В глазах у пегаски на долю секунды блеснуло сомнение.

— Хватит заговаривать мне зубы! Из-за этой чокнутой, — Эшли указала копытом наверх, — погибло очень много честных пони. Она любит Двуногих больше, чем своих верных подданных!

— Но... Вас ведь наверняка привело сюда не это, правда? Вы не похожи на политика... Это было наверняка что-то... Личное.

Эшли ответила не сразу.

— Да... Я ищу моего...

— А теперь я хочу представить вам моего нового советника по вопросам отношений между мирами... Мистера Эдмундса! — громогласно огласила королева.

Прямо над своей головой Лэм услышал грузные шаги. По площади распростёрлась тишина.

— Граждане Эквестрии, прошу вас как можно дальше отойти от этого места. Да, и вас тоже, ваше высочество. По моим данным, под этим помостом расположена бомба!

Отовсюду послышался ропот и гул голосов. Быстрые шаги ознаменовали то, что пьедестал опустел.

В глазах у Эшли читалось недоумение.

В эту же секунду с помоста слетело тканое покрытие, и вся площадь увидела "подрывников".

Толпа подле дворца собралась приличная и разношёрстная, но прежде всего детективу в глаза бросилось другое — Советник был в том же самом плаще, что и беглец в баре.

— Полиция, прошу, арестуйте преступников, — елейным баритоном приказал единорог в капюшоне и взмахнул передним копытом.

Эшли была в высшей степени поражена, по правде говоря, довольно очевидным предательством со стороны Советника, но не растерялась. Она было бросилась к выходу, откуда появился Фарлинг, но в последний момент обернулась и воскликнула:

— Чего вы встали? Вы что, хотите попасть в его грязные копыта?!

— Отнюдь, — согласился детектив и прыгнул в проём.

А бомба, пыхтящая и громоздкая, так и осталась стоять, продуваемая всеми ветрами и пугающая своими габаритами публику.

Площадь озарила ярчайшая вспышка...