Счастливица

Повесть от лица лейтенанта вооружённых сил Империи, охватывающая небольшой период её жизни.

ОС - пони

Murder in the Midnight

Нуарный фанфик о буднях детективов МПД

Твайлайт Спаркл Спайк

Фильм

В кинотеатрах Кантерлота наступил день премьеры нашумевшей кинокартины.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дискорд Человеки

Fallout Equestria: Gardener

Каждый день десятки пони погибают на Пустоши. Но для одного пони смерть означает не конец, но начало новой жизни. И этот рассказ поведает вам именно о нём – Садовнике, что пытается возродить Пустошь.

Другие пони

Забытая история Эквестрии: Единство. Книга 1

В истории Эквестрии были взлеты и падения, но далеко не о всех из них нам известно. Сама Принцесса Селестия, Богиня Солнца, в попытке уберечь от страшного прошлого подарила своим врагам ключ к падению её прекрасного королевства. Тёмные тучи сгущаются, затмевая солнечный свет, и тени прошлого все больше окутывают всех маленьких пони. По велению судьбы, пусть и не по своей воле, в данном мире оказался человек, которому нужно разгадать тайну известнейшей легенды, дабы спасти Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Сдохни, ананас!

Не стоит угрожать принцессе Луне, даже если ты ананас!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

В тени звёзд

Однажды на территорию Эквестрии упал загадочный метеорит...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Не вынесла душа поэта

Глаголом жечь сердца не всякий умеет. Однако когда на тропу поэта поневоле выходит кролик Энджел, всякое может случиться. Ведь с вдохновением шутки плохи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел ОС - пони

Что же я наделала?..

Селестия рассказывает Луне о своей тайне

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Вечная мука

Не могу вспомнить, сколько живу. Не могу вспомнить, когда родилась. Даже имени своего не помню. Хочется думать, что у меня была семья... но я не уверена. Все это должно было быть важным для меня, я не должна была это забывать, но забыла. Я укрылась в старом замке в заброшенном городе. Не знаю, почему я это пишу. Может быть, чтобы сохранить рассудок, но, может быть, это поможет мне вспомнить, что же случилось с миром.

Принцесса Селестия

S03E05
Глава 1 Левая стена Часть 2

Глава 1 Левая стена Часть 1

Солнечное утро, каких было много в жизни Флаттершай, разгоралось за окном. В дверь отчаянно заколотили. Кто это ходит в гости по утрам? Пегаска приоткрыла дверь — её тут же сбило с ног розовое торнадо. Пинки Пай непросто заглянула, а дерзко вломилась в уединённый коттедж пегасочки.

— Вечеринка! Ты ведь, придёшь!? Придёшь! Придёшь?

— Ну, Пинки, сегодня я хотела заняться другим, но зная как важны для тебя вечеринки…

— Давай! Это будет нечто удивительное! Особенная вечеринка! Между прочим, остальные уже согласились! Не подводи команду, Флаттершай, не подводи!

— Хорошо, я постараюсь закончить дела пораньше и прийти…

— Ура! — В этот момент громко хлопнула пати-пушка и Эйнджел, до этого момента сидящий к ней спиной и жевавший морковку, бросился наутёк в открытую дверь.

— Пинки! — укоризненно воскликнула Флаттершай. — Прошу тебя, в следующий раз не пугай бедных зверюшек. И меня.

Следы крольчонка вели в Вечнодикий Лес. Тени этого места всегда пугали жёлтую пони, но она взяла себя в копыта и отправилась за Эйнджелом. Лес становился всё мрачнее, и пегасочке казалось, что нечто зловещее прячется за сплетением ветвей и стволов. След сворачивал в обратную сторону, и у Флаттершай мелькнула мысль, что кролик вернётся домой сам. Под копытами что-то треснуло, опора ушла из-под ног. Флаттершай провалилась в пустоту.

Леденящий плоть воздух, как орда пауков полз по её ногам, забирался под кожу и неприятно покалывал немеющие конечности. Флаттершай бродила по кругу, пытаясь понять: где это она оказалась и почему здесь так холодно. Белые бабочки облепляли пони со всех сторон. Кроме них, свиста ветра в скалах, её собственных шагов по хрустящей снежной корке, да темноты — ничего не было. Пар вырывался из ноздрей и рта пони. Паника и помутняющий рассудок ужас, поднялись из живота и перехватили дыхание.

— О моя богиня… — слова, обращенные в темноту, вырвались почти неосознанно.

Непрошеные слёзы навернулись из щиплющихся глаз и застыли на щеках.

— Нет, нет, нет. Это неправильно. Я же была в лесу. Я много раз бывала в лесу. Почему я упала сюда!? — горечь и отчаяние перебил полный боли вопль, раздавшиеся неподалеку. Затем он резко оборвался. Флатершай напряжённо всматривалась в ту сторону. Пелена тьмы полностью скрывала действо, но она отчетливо слышала негромкий, низкий рык. А затем послышались влажные звуки рвущегося мяса. Там, в нескольких метрах от неё, кого-то ели. Дрожащая пегаска с округлившимися от ужаса глазами неосознанно пятилась. Внезапно Флаттершай провалилась по брюхо в снег и забарахталась. Отчаянными скачками, увязая в снегу, она бросилась прочь от страшных звуков новой жестокой реальности.

Флаттершай казалось, что она бежит уже несколько часов. Она налетела на скалу. Ноющие копыта отказывались дальше нести хозяйку. Ковыляя из последних сил вдоль скалы, пони нашла маленькую расщелину и забилась в неё. Несколько часов спустя рассеянный свет застал почти околевшую пони. Холод пробирался сквозь укутавшие крылья и короткую шёрстку. Бедняжке приходилось постоянно ворочаться, чтобы не замёрзнуть.

Озираясь по сторонам, пони выползла из своего убежища. Её окружала белая пустыня с маленькими холмиками и крутыми нагромождениями скал. С неба падали редкие снежинки. Флаттершай вспомнила дом, такое далёкое и желанное тепло камина, чашку горячего шоколада с зефирками и клетчатый плед. В животе немилосердно урчало.

Пока Флаттершай вглядывалась в суровые красоты неизвестного края, за её спиной послышался тихий хруст. Волоски на спине и затылке поняшки встали дыбом. Она медленно повернула голову. Огромный мохнатый зверь грязно-белого цвета с выдающимися челюстями и четырьмя острейшими клыками, выпирающими из нижней челюсти. Широкие лапы позволяли ему незаметно подкрадываться и не проваливаться в снег. Застывший, готовый к броску хищник с кошачьими чертами был всего в четырёх метрах от пони. Флаттершай сразу поняла, что ей не уйти. Даже с помощью крыльев. Она прекрасно представляла, с какой скоростью могут двигаться такие хищники.

— Эм… Здравствуйте мистер барс. Пожалуйста, не ешьте меня, — голосок сильно дрожал от страха.

Зверь сорвался с места. Флаттершай вскрикнула. Громкий хлопок и её сбила с ног массивная туша зверя. Капли и какие-то склизкие кусочки попали на лицо. Клыки хищника легли на мягкое и нежное горлышко пегаски. Едва живая от ужаса, пони даже не успела дёрнуться, чтобы спастись. Зверь прижал её к земле. Странно, но пони не чувствовала боли.

Наверно, потому что кровь быстро покидала разорванное горло — успела подумать Флаттершай. Неожиданно пасть отстранилась от неё и Флаттершай увидела, что над ней склонилась высокая фигура. Схватив за загривок, существо отбросило зверя на бок. Хищник был мёртв. Быстрые и сильные руки связали Флаттершай, не забыв о крыльях и рте. А затем прямо на её глазах охотник освежевал добычу: сделал надрезы вокруг шеи, оснований лап и вдоль всего брюха от горла до паха. И снял шкуру. Охотник сделал перерыв, осмотрелся. После чего, вернулся к работе: распорол брюхо и вынул разноцветную скомканную гирлянду внутренностей. Затем достал маленький топорик и отделил от туши задние ноги вместе с филейными частями.

Флаттершай никогда не приходилось наблюдать насильственную смерть. И сейчас, увидев всё так близко и с подробностями, она пребывала в глубоком оцепенении. Её глаза приковались к ножу, заворожено наблюдая, как он с лёгкостью проникает в плоть. Крови почти не было — она быстро замёрзла. Флаттершай не сразу поняла, что охотник закончил работу и подошёл к ней. Без церемоний он перекинул пони через плечо и, подхватив шкуру и отрезанные лапы, пошёл.

Флати лежала животом на плече существа и смотрела, как удаляется разделанная туша и маленькая скала, приютившая её на ночь. Справа висело ружьё. Тёплая спина и размеренное покачивание в такт шагам убаюкали Флати. И она невольно задремала. Её разбудили сильные руки. Пегаска поняла, что находится на полу пещеры. Охотник ушёл. Оставшись одна, Флаттершай стала осматриваться по сторонам. Неподалеку горел огонь. Голубой лепесток пламени, наполовину прикрытый с боков прокопченной металлической конструкцией. От импровизированной горелки вглубь пещеры тянулся шланг. Привстав на связанных ногах, Флати разглядела, что другой конец уходит в замазанную глиной щель. У противоположной стены, за очагом высилась меховая гора, составленная из шкур разнообразных размеров. Вход в пещеру практически полностью был заложен крупными камнями, лишь узкий проём справа оставался открытым для прохода. Всего пещера была метров десять в глубину и три-четыре в ширину.

Со стянутыми попарно ногами далеко не убежишь. Да и куда бежать в ледяной пустыне. Флаттершай была уверена, что друзья станут искать её. Твайлайт весьма подкована в магии и наверняка найдёт способ спасти подругу. Флатершай должна быть сильной ради друзей и ради себя. Охотник вернулся. Бросил остатки туши на ледник у входа и перекрыл проход ржавой стремянкой. Затем поставил ружьё в естественную выемку стены у горки шкур. Глубокий вздох донесся до ушек пони. Криво сшитый меховой капюшон упал между плеч и больше не затенял лицо существа. Флаттершай наконец смогла разглядеть его черты. Светло каштановые волосы буйным спутанным пологом свисали до плеч. Тёмно карие глаза; исполненное спокойствия, лицо застыло с отсутствующим выражением. Оно было приятным, если не считать шрама, начинающегося на скуле справа от носа, перечеркивающего усы и теряющегося в густой, махровой бороде.

Одет охотник в куртку без рукавов, грубо сшитую из двух шкур; длинную меховую юбку самого грубого кроя и плащ, сделанный из шкуры очень крупного хищника. Также на предплечьях красовались наручи из мелких шкурок, а на ногах обмотки из грубой кожи и ремешков. Борода и шрам придавали некоторую жёсткость образу человека. А это был именно человек — существо из сказок. Флаттершай плохо помнила, о чем были те сказки — они были страшные.

Флати застонала сквозь кляп и жалостливо уставилась на своего пленителя. Человек поставил закопченную дочерна кастрюлю с горочкой снега на горелку, вновь достал жуткий нож и направился к поняшке. Дрожь несколько раз пробежала по жёлтенькой шкурке, но человек лишь перерезал верёвку удерживающую кляп во рту. Закашлявшись, Флаттершай выплюнула обрезок шкуры. Робкий взгляд задержался на груди человека и не посмел подняться выше.

— Прошу, не убивайте меня. Когда мои друзья найдут нас, они щедро отблагодарят вас за моё спасение, — пролепетала Флаттершай. Спустя несколько томительных секунд на её голову легла ладонь и нежно прошлась между ушей к шее.

Пони подняла глаза — левый уголок человеческого рта приподнялся. Взглянуть выше Флаттершай так и не решилась. Человек вернулся к котелку — снег обратился в воду. Усевшись на край шкур, охотник положил обрезок доски между ног, а на неё свежий кусок мяса. Нож двигался чёткими и быстрыми движениями избавил мясо от жил и порезал на кусочки. Затем охотник взял баночку без крышки. Короткими тычками покол там что-то твёрдое. Высыпал горстку на ладонь и бросил в закипающую воду. Пока человек готовил свою страшную трапезу, Флаттершай снова начала замерзать. В пещере было холодно, что ни говори.

Наверняка он оставил её в живых, чтобы насладиться медленным и мучительным убийством — думала поняша. От страха у неё отнялся язык, и не проходила дрожь. Голод всё настойчивей напоминал о себе. Флаттершай ощущала странную лёгкость и головокружение. Человек подошёл к ней с маленьким деревянным блюдечком. На нём лежало несколько хорошо разваренных кусочков мяса в небольшой лужице бульона.

Поняшу замутило. Охотник наблюдал, как пони, сморщив носик, отстранилась от мяса. Человек запрокинул содержимое блюдца в рот. И демонстративно прожевал еду. Он вернулся с новым блюдечком и опять сунул мясо под нос. Зажмурив глаза, Флати отхлебнула противный бульон, но так и не смогла заставить себя взять в рот мясо. Человек хмыкнул и вздохнул, вернулся к кастрюле и съел добытое мясо.

Флаттершай всплакнула, жалея о своей горькой доле. Она опять вспомнила Понивиль и подруг. Плотоядное существо поставило кастрюлю перед Флаттершай. Мяса в ней уже не было. Сильными руками человек усадил Флати себе на колени и начал насильно вливать тёплый бульон между потрескавшихся от мороза губок. Пони кашляла и вырывалась, едва не выворачиваясь на изнанку. Всеми средствами выражала протест против такого обращения. Но человек был неумолим.

Когда всё закончилось, Флаттершай отпустили и накрыли сырой, плохо выделанной шкурой. Сильный, тошнотворный, чуть сладковатый запах мертвечины ударил по обонянию. Отвратительный запах накладывался на мерзкое послевкусие бульона. Из-за этого Флаттершай чувствовала себя замаранной изнутри и снаружи. Более того, голод и холод не отступили, лишь притупились.

Пока Флаттершай предавалась унынию, охотник возился со своим оружием. А оружия у него хватало. Длинноствольная винтовка, обрез двустволки, топорик — нечто вроде томагавка коренных народов юга Эквестрии. И нож — не какой-нибудь кухонный, а боевой или охотничий. За ним охотник следил пуще всего: подтачивал шлифовальным камушком, доводил кромку до бритвенной остроты. Завершалось действо протиранием всего металлического шкуркой пропитанной животным жиром.

Несколько минут охотник задумчиво смотрел на дрожащую пони. Лицо человека оставалось спокойным, не выдавало мыслей. Приняв какое-то решение, он встал со своего места и подошёл к Флаттершай. К этому моменту, она совсем озябла — часто-часто постукивала зубками. Охотник разрезал путы и вернулся на свою лежанку. Затёкшие копыта плохо слушались хозяйку. Наконец, когда кровообращение восстановилось, Флаттершай осмелела настолько, что пристально посмотрела на хозяина пещеры. Он лишь сделал манящее движение, приглашая свою пленницу к голубому огоньку. Внезапно Флаттершай поняла, почему охотник насильно поил её. Одного взгляда на свои дрожащие копыта было достаточно. Холод это смерть. А голод его лучший друг.

Несмелыми шажками Флаттершай приблизилась к огню. Голубой язычок плясал под дыханием сквозняков. Взгляд на горелку принёс Флаттершай новый материал для мыслей. Горелка была сделана буквально на коленке. Основой конструкции служила большая кастрюля с пробитым посередине днищем и вогнутым от краёв к дыре дном. Импровизированное сопло из куска водопроводной трубы крепилось к спицам и цеплялось ими за края дырки.

Флаттершай протянула онемевшие копыта к огню. Ласковый жар тут же вызвал покалывания в конечностях. Жёлтая пони заворожено смотрела на пламя. Маленькая радость в мире полном жестокости и холода. Флаттершай взглянула украдкой на человека. Теперь он не казался ей таким страшным. Она даже робко улыбнулась.

— Мистер охотник, вы можете разговаривать? Вы меня понимаете?

Её слова остались без внимания. Даже обычного взгляда на нарушителя тишины не последовало.

— Эээй. Мистер охотник?

— Шхур сукусва долблу! — охотник посмотрел в глаза Флати, выразительно подняв брови. Как бы говоря: не понимаю я — ясно!

— Меня зовут Флаттершай. Флаттершай. — Пони не сдавалась и указывала копытом в грудь.

— Дэлавар. — Произнёс охотник и ткнул большим пальцем в свою грудь.

В пещере вновь разлилась тишина, колеблемая свистом ветра, да шипением горелки. Охотник вскипятил воду в жестяной кружке и аккуратно отхлёбывал чуть остывший кипяток. При этом он продолжал смотреть на пламя, а Флаттершай на него. Бледные руки протянули кружку глазастой гостье. Она с благодарностью приняла и допила остатки кипятка.

День был очень коротким. Его большую часть они провели у огонька, и лишь несколько раз покидали пещеру, чтобы облегчиться. Снаружи подступила тьма. Остался только слабый свет голубого огонька. Человек забрался под шкуры, стянул куртку, затем свернул и подложил под голову.

Флаттершай чувствовала себя очень измотанной. Холод пробирался даже под шкуру, в которую пони завернулась с головы до ног. Ещё одной бессонной ночи ей не вынести. Но она никак не могла заставить себя убрать копыта от огня и лечь. Повернувшись на боку, человек посмотрел на поняшу, вытянул руку из-под шкур и похлопал рядом с собой. Флаттершай покраснела. Существо из сказок приглашало её в свою постель. Выбора не было — если она не хочет замёрзнуть, ей придется пойти наперекор своей стеснительности. Пони залезла под шкуры и сразу почувствовала жар чужого тела. Когда Флаттершай устраивалась под боком, её копыто случайно скользнуло по тёплой и гладкой человеческой коже. Поняша пискнула и посмотрела на человека — не рассердится ли тот. Но человеку было всё равно, он повернулся на другой бок. Крепкий мужской аромат быстро усыпил Флаттершай. А может, это сделала усталость.

Ей снились зверушки и любимец Эйнджел. Флаттершай открыла глаза, но вместо её миленького домика она проснулась в пещере. Лишь язычок пламени разгонял темноту. Её надежда на то, что все её снежные приключения были кошмаром, разрушилась. Флаттершай лежала под пахнущими смертью шкурами, прижимаясь к тёплому человеку. Её голова покоилась на упругом плече. Запах человека её совсем не беспокоил, более того он казался приятным. Флаттершай притерпелась даже к запаху шкур.

Весь следующий день охотник провёл в пещере. Если не считать краткий выход наружу за снегом. Флаттершай так и не смогла съесть мясо, но бульон её урчащий живот принял гораздо лучше, чем вчера. Спали только половину, а то и треть ночи. И спать с человеком оказалось не так страшно, как представлялось сначала. Он был тёплым, спокойным и довольно толстокожим, как её знакомый медведь Гарри. В следующую ночь она позволила себе сразу прижаться к тёплой человеческой спине. Зимы в её родном Понивиле и рядом не стояли с холодами этого места.

Через пару дней обострившийся голод заставил пегаску перешагнуть через себя. Флаттершай практически не почувствовала вкуса мяса, но она не сомневалась, что он был отвратительным. На пятый день охотник выкопал её из-под шкур и вывел из пещеры. За входом располагался карниз не шире полуметра. Он хорошо просматривался и спускался к земле слева от входа.

Кругом были только снег и скалы. Но, похоже, человек точно знал, куда и зачем ведёт пони. Они шли долго. Охотник регулярно осматривал окрестности, взбираясь на возвышенности. Ландшафт стал меняться: холмистая равнина понижалась, скалы перестали встречаться. А над обширной низменностью впереди клубился туман.

Флаттершай испугалась — в таком тумане к ним кто угодно может подкрасться. Но они не стали далеко углубляться в эти земли. Охотник подвёл Флаттершай к естественному бассейну, отобрал шкуру и столкнул в воду. Бедняжка пискнула, как придавленная мышь. Вода была горячей и приятной, от неё вяло поднимался пар. Отфыркиваясь, пони поплыла обратно к берегу, но быстро поняла — здесь не глубоко. Охотник сделал рукой скользящие движения по плечу. Флаттершай поняла. Человек давал возможность помыться. И она её не упустила. Флаттершай ни за что бы не вылезла из воды по своей воле. Но её торопили.

Охотник в свою очередь разделся, показал знаками оставаться на месте и смотреть в оба, а затем вошёл в воду. Он мылся у берега и держал ружье под рукой. Флаттершай сильно покраснела, когда случайно увидела мужские принадлежности. Чего это она так стесняется? У всех животных и пони есть такие для продолжения рода. Но всё равно человеческая фигура, голая кожа и в особенности пах — сильно смущали и вместе с тем привлекали пегаску. Она ругала себя, пытаясь отвести взгляд, но ничего не могла поделать со своим любопытством.

Водные процедуры и наблюдение взбодрили Флаттершай. Она улыбалась и бодро шла бок о бок с человеком. Внезапно Дэлавар остановился. И Флаттершай услышала тихие подвывания. Двуногий хищник взял ружье наизготовку и поднялся на холмик, за которым был источник звуков. Флаттершай кралась сзади. На вершине Охотник резко вскинул ружьё и выстрелил. Вой затих.

Охотник и пони спустились в ложбину. Это была волчица. Нет, помесь волка и ещё кого-то. Слишком длинные конечности, голова отдалённо напоминала и волчью и медвежью, на широких лапах когти крупнее орлиных. Зверь лежал на боку и не подавал признаков жизни. Рядом была неглубокая нора. Охотник начал разделывать тушу. Флаттершай отвернулась. Её внимание привлёк маленький шебуршащийся комочек. Он был мокрым и, видно, только появился на свет. Совсем непохож на мать. Больше всего он напоминал львёнка и был слишком крупным для детёныша волчицы.

Человек заметил детёныша. Он, молча, дал Флаттершай камень. Слёзы ручьями потекли из глаз кобылки. Она отбросила камень и прижала детёныша к себе. Львёнок тявкнул и лизнул щёку Флаттершай, он думал, что она его мама. Доброе сердечко рвалось в безумном желании спасти жизнь крохе. Но Флаттершай не могла о нём позаботиться. Она даже не могла позаботиться о себе. Не могла охотиться и убивать. Её жизнь целиком зависела от человека. Но она хотела, очень хотела, чтобы детёныш жил.

Флаттершай умоляюще посмотрела на человека и крепче прижала детёныша к себе. Охотник уже отделил от туши самые ценные части и напоследок утолял жажду из остывающих сосков. Флати осмелилась поднести львёнка к сосцам. Но Охотник вырвал детёныша из её копыт. В мгновение ока блеснул нож. Свежая невинная кровь окропила голую землю. Нереальная жестокость произошедшего запечатлелась в глазах нежной пони. Слёзы частой капелью падали на стылую землю. А картинка всё повторялась и повторялась. Но человек вывел Флаттершай из ступора. Он нагрузил её свёртком из шкуры и погнал обратно в пещеру.

Охотник напевал весёлый мотивчик. Он явно был доволен тем, что за один поход разом убил двух зайцев. В пещеру Флаттершай и человек вернулись незадолго до наступления темноты. На щеках Флати застыли две ледяные дорожки. Всю дорогу она представляла себя на месте малыша, как Охотник перерезает горло ей. Они поели по очереди слизывая еду с маленького деревянного блюдца. Ночной холод быстро загнал поняшу под шкуры. Вскоре Охотник присоединился к ней. Флаттершай почти спала, когда между задних копыт скользнуло что-то тёплое.

— Эйнджэл? — но это был не Эйнджэл.

Большие и сильные руки крепко обняли поняшу, а теплое тело прижалось сзади. Непрошеная дрожь пробежала по спине Флаттершай. После всего произошедшего она не хотела, что бы кровожадный убийца прикасался к ней. Копыто осторожно оттолкнулось от мощного тела.

— Пожалуйста… — Перед глазами всплыл образ мёртвого львёнка. А человек продолжал. Его ладони поглаживали мягкий животик, тёплое брюшко. А нос уткнулся в гриву.

— Не надо… — Руки нащупали сиськи, Флаттершай пискнула и попыталась оттолкнуть чужие пальцы от своих нежных бугорков-мандаринчиков. Но её вялый протест остался без внимания.

— Нет, нет, прекрати, я не хочу такого. — Человек, разумеется, не понимал ни слова. Запах шкур дурманил поняшу. А может это был страх.

— Это неправильно. Это всё не правда… — бормотала она, не прекращая попыток вырваться из похотливых рук.

Пальцы пощипывали и крутили затвердевшие соски Флати. Бедняжка захлебнулась писком. Тело не слушалось, оно будто покрылось коркой ужаса. Непроизвольная реакция сделала её беззащитной. Пальцы скользнули ниже. Прошлись по лобку, коснулись торчащего клитора.

— Это всё не по-настоящему, это всё сон, дурацкий сон, — пони продолжала бормотать в полубреду.

Палец скользнул по аккуратным нижним губкам. Внутренности пони сжались, дрожь колотила парализованную Флаттершай. А затем пальчик нырнул в дырочку. Флати сжалась ещё сильней. Ладонь ритмично задвигалась. Флаттершай нередко доставляла себе удовольствие, подобным образом. Но тогда она была одна, у себя дома, в безопасности, в полном согласии с собой. Жар поднимался между сосков к животу, он стал настоящей пыткой. Пони не могла расслабиться и получать удовольствие. Просто не могла.

Слёзы проторили путь на щеках. Оцепеневшие копыта, больше не мешали пальцам насиловать её. Флаттершай не знала, сколько это продолжалась. Жар немилосердно жёг низ живота. Она так и не смогла сбросить мучительное напряжение. Флаттершай увидела руку совсем близко. С бледных пальцев стекали вязкие прозрачные капли. Пронеся руку мимо её носа, охотник оторвался от вдыхания гривы и слизнул соки с пальцев. Пони прекрасно видела это боковым зрением.

Охотник встал на коленях, и под распахнувшейся шкурой Флаттершай увидела свой приговор и судьбу. Различия их габаритов были очень показательны в том месте, на которое смотрела Флаттершай. Её глаза не отрывались от человека. Она привстала и начала пятиться от него. Он поманил Флати пальцем. Крепко зажмурившись, она энергично замотала головой из стороны в сторону. В этот миг она вспомнила своих друзей и почувствовала себя лучше и сильней. Флаттершай выпрямилась, приняла уверенную позу и посмотрела прямо в глаза человеку своим особым Взглядом. Любая животина затрепетала бы под этим хищным взором. Но не этот человек. Его лицо изменилось. Он не показал зубы, не оскалился как любой другой матёрый хищник. Он ответил своим Взглядом. Ноги Флаттершай задрожали — глаза человека резали душу. Глаза хладнокровного убийцы.

Флаттершай не выдержала первой и зажмурилась. Она просто хотела снова увидеть своих друзей, а Охотник — её единственная надежда выжить. Флати открыла глаза. В ней что-то сломалось. Она унижено поползла к человеку. Руки перестали быть ласковыми, они развернули Флаттершай, грубо раздвинули задние ноги и, схватив за основание хвоста, насадили. Совсем не так она представляла свой первый раз. Глаза заслезились от боли. Бедняжка сдавленно застонала. Короткие резкие движения, хоть не приносили особой боли, но всё равно глубоко ранили Флаттершай. Она почувствовала себя вещью. Ещё одной шкурой охотника.

Вопреки ожиданиям всё закончилось очень быстро. Нарастив темп, охотник резко вышел из неё, вскочил на ноги, развернул к себе и сжал жевательные мышцы по бокам челюсти. В приоткрытый ротик тут же нырнул перевозбуждённый, яростно надрачиваемый конец. Тугие потоки вязкой жидкости заставили Флаттершай закашляться. Но опасаясь гнева Охотника, она всё проглотила. На опавшем члене остались красные следы её девственности.

Комок подкатил к горлу кобылки. Флаттершай забилась в дальний конец пещеры и безутешно зарыдала. Человек завернулся в шкуры и затих. Но Флаттершай не могла заставить себя вернуться в тепло. И продолжала тихо лить слёзы. Накопившаяся усталость навалилась и вырубила пегасочку прежде, чем она успела обдумать случившееся.