Гербарий

Твайлайт просто хотела выспаться...

Твайлайт Спаркл Биг Макинтош

Апокалипсис вчера

Существует ли прошлое, если оно существует лишь в памяти живущих и в документах? Мы смутно помним даже то, что произошло двадцать лет назад, что уж говорить о более давних событиях. «Фоллаут: Эквестрия» ошибается, пони и зебры не могли устроить ядерную войну в Эквестрии. Это могли сделать только люди. Как это могло случиться? Кто такие военные, люди, чья профессия – убивать? Как они смотрят на мир и себя в нём, и как мир видит их? Есть ли у дружбы, любви и благополучия тёмная сторона? И есть ли вообще правда, если правд так много?

ОС - пони Человеки

Хаос и неприятности

День рождения - самый личный праздник. Каждый дарит тебе подарки, и ты чувствуешь себя хозяином положения. И даже дух хаоса его празднуют. И вот когда Дискорд готовился отмечать свой юбилей, происходит нечто неожиданное и хаотичное. Праздник под угрозой срыва.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дискорд Король Сомбра

Сгоревшее прошлое

Порой одна книга может быть дороже, чем целая библиотека...

Твайлайт Спаркл

Planescape: сказка о Бестолочи

Рука и круп – в другом сообществе подобное словосочетание вряд ли бы вызвало сколь-либо яркую реакцию. Ну а у нас всё сразу становиться очевидно – попаданец, ясен хрен (можете кидать).

ОС - пони Человеки

Я гений

Дерпи переводят из интерната в обычную школу для пегасов. Она ожидаемо не вызывает симпатии у одноклассников. Впрочем, на что рассчитывать пони, которую собственная мать терпеть не может? Дерпи мужественно сносит все испытания для новичков, но что будет, когда её терпение кончится?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Гильда Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Секрет Селестии

Какой же ужасный секрет хранит Селестия? Когда Твайлайт узнает, ее жизнь уже никогда не будет прежней.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Совелий

The Conversion Bureau: Письма из дома

Ново-превращённый земной пони пишет письма из Эквестрии, чтобы рассказать другу - человеку, как он учится, как они в Эквестрии живут и работают.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Пони должны быть маленькими

Если бы маленькие пони на самом деле были бы большими?

Найтмэр Мун Человеки

Автор рисунка: Devinian
Глава 11 История Трикси: Лицемерие

Глава 12

Амарок завыл, его глаза засверкали ярко-красным в ритме с зарядами белой энергии, вырвавшимися из вытянутой лапы волка. Твайлайт кувыркнулась в воздухе, сгустки обогнули её, с треском пролетев вдоль поверхности мощного отражающего поля.

Единорожка летала взад и вперёд, вверх и вниз, уклоняясь от энергетических атак и отвечая собственными телекинетическими. Призрачные образы радуг и синих перьев плясали на фоне гнетущего пасмурного неба. Твайлайт захихикала, удивляясь, насколько легко ей давалось выполнение воздушных трюков одновременно с поддержанием щита и атаками телекинезом.

Искры посыпались из её светящегося рога, копыт и даже рта, когда земля под Амароком засияла, после чего волка резко перевернуло и бросило вверх. Спустя несколько секунд тошнотворного вращения его глаза на миг снова вспыхнули красным, вслед за чем гравитационное заклинание Твайлайт перестало действовать. Волк зарычал, вытягивая лапу и посылая энергетическую дугу, сумевшую пройти сквозь щит единорожки.

Взвизгнув, Твайлайт ощутила, как её крылья вдруг наливаются тяжестью, а сама она камнем летит вниз. С громким плеском единорожка рухнула в жидкую грязь, хлопая своими теперь уже увесистыми металлическим крыльями и посылая во все стороны волны мутной воды.

«Раньше мои крылья были не из металла, — беспорядочно подумала она. — Ну и ну, какое же это болото грязное».

Из горла Твайлайт вырвался очередной визг, сопровождавшийся вспышкой зелёной энергии, и из земли на всей арене выросли крепкие лозы, которые подняли единорожку над топью, в то же время жёстко стегая Амарока по ногам.

«Отлично, Твайлайт, мы достали его!» — радостно закричала Твайлайт, затем попыталась взлететь, но упрямые стальные конечности, болезненно давившие ей на спину, отказывались двигаться. Завизжав в третий раз, единорожка окутала свои металлические крылья обжигающей магической энергией и вернула их к прежнему полупрозрачному виду.

Волк заревел, по полю пронеслась волна холода. Твайлайт выдохнула тонкую струйку изумрудного огня над быстро замерзающей перед ней землёй, но против заклинания Амарока это оказалось бесполезно. Лозы вмиг заледенели и рассыпались под весом единорожки, выронив её на отвердевшую поверхность болотистой жижи. Твайлайт с трудом поднялась на ноги, успев вовремя воздвигнуть мерцающий щит на пути ещё одного шквала энергетических атак Амарока.

Она опять взмыла в воздух. Её рог засветился оранжевым, с копыт посыпались искры всевозможных цветов, и вся арена внезапно превратилась в густую яблоневую чащу. Единорожка приземлилась на мёрзлую землю, спрятавшись в иллюзорном лесу. Закашлявшись, она выплюнула на лёд нечто тёмное и мерзко выглядящее.

С противоположной стороны арены раздался издевательский смех.

— Я по-прежнему могу тебя чуять, Твайлайт Спаркл!

«О нет, Твайлайт!» — подумала Твайлайт. — «Ерунда», — самодовольно ответила она сама себе, взывая к магии. Каждый квадратный сантиметр замёрзшей земли вокруг единорожки вдруг начал извергать зловоние пота вперемешку со страхом. Твайлайт зажмурила слезящиеся глаза и пошатнулась, после чего дико расхохоталась.

— Что это? — донёсся голос Амарока, впервые за время поединка лишённый уверенности.

Массивные окрашенные в разноцветную полоску волны телекинетической энергии в случайных направлениях разошлись из рога Твайлайт. Послышался болезненный рык, сообщивший единорожке об успешном попадании. Она ненадолго взлетела, сделав победное сальто в воздухе, потом, слегка покачнувшись, нырнула обратно в иллюзию.

— Ой, кажется, меня сейчас стошнит, — чувствуя сильное головокружение, произнесла она и потом тут же возразила: — Вот уж дудки!

Иллюзию сотряс очередной рёв, вслед за которым поле пересекли нити белой энергии, разорвавшей призрачные деревья. Они растворились в ничто, оставив шатающуюся Твайлайт изумлённо взирать на разъярённого волка. Крепко прижав к бокам крылья, единорожка тихо вскрикнула, ощущая подступающую тошноту.

Находившийся по ту сторону арены Амарок ухмыльнулся, затем вытянул лапу и послал в Твайлайт очередь энергетических снарядов. Она кое-как снова возвела щит, морщась, когда сгустки ударили по поверхности сферы.

«О нет!» — воскликнул хор голосов в голове единорожки. Её рог ярко засиял, отвечая на атаку волка собственной серией снарядов. Фиолетовые энергетические сгустки, иллюзорные яблоки, призрачные кексики и прочие предметы, которые Твайлайт не смогла распознать, обрушились на Амарока, спешно закрывшегося щитом. Всё тело единорожки ломило от боли, она на мгновение зажмурилась, смаргивая слёзы.

Когда её глаза открылись вновь, на поле повисла тишина. Амарок пропал, а вместе с ним – и зрители на трибунах. Безоблачное небо замерло. Не было слышно ни ветра, ни чириканья птиц, ни жужжания насекомых. Аккуратным полукругом перед шатающейся Твайлайт стояли её друзья.

— Что происходит? — спросила она.

«Твай, нам надо поговорить», — твёрдо сказала Эпплджек.

«Ты же себя не очень хорошо чувствуешь, да?» — мягко поинтересовалась Флаттершай.

Единорожка опустила взгляд к своим перепачканным грязью ногам. Во всём её теле, казалось, не осталось места, которое бы не болело. Её рог ощущался невероятно горячим и так, будто готов был треснуть. С неё градом лил пот, а во рту чувствовался кислый привкус.

— Что со мной творится?

Пинки вскочила на дыбы, быстро размахивая в воздухе передними ногами.

«Твайлайт, Твайлайт! Луна была права, это в самом деле очень опасно! Ты ранишь себя, и этот зловредный волк скоро победит! А ты окажешься в больнице! — Она опустилась на все четыре ноги, выглядя вдруг серьёзной в несвойственной себе манере. — Я не хочу, чтобы ты загремела в больницу».

— Ч-что же мне делать? — дрожа, спросила Твайлайт. — Я не могу просто так сдаться!

«Да ничего сложного, — задорно ухмыльнулась Рэйнбоу Дэш. — Просто используй разом всю лишнюю энергию. Прямо сейчас именно она – источник твоей боли».

Твайлайт шагнула назад, плюхнувшись на круп.

— Но... но если я это сделаю, вы исчезнете. Мне нужна ваша помощь!

Вперёд ступила Рарити, с маленькой улыбкой наклоняясь к фиолетовой единорожке.

«Но ведь нас и так здесь нет, дорогая моя».

— Неправда! — запротестовала Твайлайт.

«Э-э, прости, Твайлайт, — сказал Спайк, — но мы всего лишь психологические воплощения заимствованной тобой энергии».

«Ага! — поддакнула Рэйнбоу Дэш. — Мы ментальные проекции. В энергии, что ты поглотила, содержались частички наших сущностей, на основе которых твой разум создал видимость, будто мы реальны. Не, ну ты сама подумай, — усмехнувшись, добавила она, — стала бы я когда-нибудь разговаривать вот так?»

— Наверное, нет, — нахмурившись, ответила Твайлайт, опуская голову. — Похоже, я и правда совершенно одна.

«Ну-ну, Твай, ты прекрасно знаешь, что это не так, — сказала Эпплджек, махнув ногой в сторону трибун. — Мы ж сидим вон там и болеем за тебя».

Оглянувшись на пустые трибуны, Твайлайт заметила, как там неожиданно появились её друзья, застывшие наряду с остальным миром. По всем признакам было видно, что они действительно болели за неё изо всех сил. Над ними возвышалась строгая Луна, раскрывшая крыло над полусонной группой и вглядывавшаяся в единорожку так, будто могла одним лишь взглядом внушить ей победу. Пинки неким образом нашла в себе силы поднять ногу с огромным пенопластовым пальцем, Рэйнбоу и Эпплджек, сидевшие опёршись друг на друга, тянули передние копыта вверх, а Рарити и Флаттершай улыбались, внимательно наблюдая за поединком. Даже Спайк, свернувшийся клубочком и спавший, держал кулак с оттопыренным большим пальцем.

«И мы верим в тебя, Твайлайт». — Флаттершай, приблизившись, потёрлась носом о шею измученной единорожки.

«Мы поделились с тобой нашей силой потому, что мы твои друзья и любим тебя, дорогая, — произнесла Рарити. — Ты будешь совсем одна, только если откажешься использовать её».

— Но я же использую! — возразила Твайлайт.

Окружающий мир неуловимо изменился. Вроде бы ничего особенного, но краски будто стали немного приглушёнными, чуть более тёмными. Словно на солнечный свет наложили некий фильтр. Твайлайт в недоумении наблюдала, как её друзья – воображаемые, напомнила она себе – печально качают головами.

Шагнув вперёд, Эпплджек сурово посмотрела на Твайлайт.

«Это ложь, Твай. Ты лгала всё это время».

Лгала? О чём это она?

Рэйнбоу взлетела, пристально глядя сверху вниз на Твайлайт. Лицо пегаски вроде и не выражало ничего необычного, но единорожке казалось, будто её обвиняли в чём-то весьма серьёзном.

«Почему ты пытаешься проиграть, Твайлайт?» — резко спросила Рэйнбоу Дэш.

Твайлайт тяжело осела на землю.

— Нет, неправда! — воскликнула она. — Я делаю всё, что в моих силах!

Успокаивающее присутствие носика жёлтой пегаски на шее единорожки исчезло.

«Правда, Твайлайт, — вполголоса проговорила Флаттершай на ухо Твайлайт. — Ты и сама это знаешь».

«В чём дело, Твайлайт? — В отличие от остальных пони, выражение лица Спайка не было ни осуждающим, ни печальным, а лишь разочарованным, что ранило намного сильнее. — Когда ты наконец подойдёшь к турниру серьёзно?»

Твайлайт мигом разозлилась.

— Я и так отношусь к нему серьёзно! — крикнула она, топнув ногой.

«Тогда почему, — отозвалась Рарити, медленно обходя Твайлайт, — ты до сих пор не высвободила свою истинную мощь?»

«Почему не подготовилась как следует? — вслед за белой единорожкой произнесла Эпплджек. — Рэйнбоу пришлось практически силком тащить тебя в библиотеку перед полуфиналом».

«Даже Трикси провела глубокое изучение своих соперников».

Пятеро пони и дракончик молчали, внимательно глядя на Твайлайт. Это ей принадлежал последний прозвучавший голос, громкий и настойчивый, исходивший словно бы отовсюду.

«Мы копировали заклинания. Мы не позволяли себе спать прошлой ночью. Мы паниковали, вместо того чтобы разрабатывать тактику для сражения с Амароком. Почему другие пони говорят то, что нам нужно делать для победы, когда мы сами уже знаем это?»

В следующее мгновение боль вновь захлестнула тело Твайлайт. Она всхлипнула, её конечности горели, а голова готова была взорваться. О Селестия, до чего же больно!

«Что принцесса сказала нам, когда взялась нас учить?»

День звукового радужного удара. День проходных испытаний в школу для одарённых единорогов. Найтмэр Мун, Дискорд, гидра, драконы, даже турнир – ничто из этого не пугало её так же, как вышедшая из-под контроля магия в тот день. До появления принцессы, развеявшей последствия, Твайлайт могла видеть за пределами сферы необузданной энергии только свою семью и будущее, отнятые у неё. И всему виной была она.

Вся дрожа, Твайлайт заговорила полным невыразимой муки голосом:

— Она... она сказала, что я должна научиться сдерживать свою силу.

Голос вновь изменился. Он более не принадлежал только Твайлайт или её друзьям, а звучал словно единый хор.

«И мы научились. Перестань причинять себе боль, пытаясь сдерживать её слишком сильно».

— Но я могу кому-нибудь навредить!

«Сейчас ты вредишь только нам! Не думай о заклинаниях, Твайлайт. Мы никогда в них не нуждались!»

— Никто не может применять магию без заклинаний!

«Мы так и не потрудились рассказать принцессе, что научились пользоваться телекинезом без каких-либо заклинаний».

Твайлайт тяжело сглотнула, ошарашенная внезапным открытием.

— Н-но... это просто телекинез! Каждый...

«...должен вначале сплести заклинание, дабы использовать его. — Голос теперь укорял. — Кроме нас. Неужто ты думаешь, что принцесса не знала об этом? Нам никогда не требовались заклинания для манипуляций с магией. Принцесса научила нас заклинаниям только затем, чтобы обучить контролю. Мы давно преуспели в этом».

Твайлайт ощутила на голове возле рога знакомый вес. Ей не потребовалось бы даже зеркала, чтобы понять, что это была золотая корона – символ элемента магии.

«Используй свою магию так...»

— ...как принцессы используют свою, — пробормотала Твайлайт.

Перед глазами единорожки пронеслись сплетения огней – мириады замысловатых заклинаний, отпечатавшихся в её разуме. Прекрасных. Сложных. И в то же время бесполезных. Она ощутила, как давление в её голове уменьшается.

Твайлайт вновь встала на ноги. По-прежнему висела тишина, но окружающий мир уже начинал возвращаться к исходному состоянию. Облака, птицы, зрители на трибунах и даже Амарок – все появились словно нанесённые красками на картину.

— Что же мне делать? — в никуда спросила единорожка.

К застывшей фигуре Амарока подлетела Рэйнбоу.

«Что-нибудь по-настоящему крупное – и тогда мы сможем списать этого здоровяка со счетов!»

— Но он ведь очень силен, — возразила Твайлайт. — Он отразил всё, что я использовала против него, и у меня уже заканчиваются приёмы для отражения его атак.

«Ну так попробуй что-то новое! — радостно воскликнула Пинки. — Нет ничего лучше сюрпризов! Однако сюрприз должен быть действительно большим!»

— Новое?

«Ты справишься, Твай. — Эпплджек подошла к волку, изучая его взглядом. — Покажи ему что-нить этакое, что никто никогда не видел».

— Хорошо, — ответила Твайлайт, — приступаем.

Громкий треск ознаменовал возвращение мира в прежнее состояние. Фантомы друзей Твайлайт исчезли, а вместе с ними и её корона. Грохот толпы ударил в уши единорожки. Она закричала, когда её рог изверг дуги раскалённой энергии, и крепко зажмурилась, ослеплённая ярким светом, пока вся заимствованная сила стремилась наружу.

Рёв публики стих, уступив место удивлённым вздохам и редким крикам. Треск заклинаний Амарока, атаковавших щит единорожки, прекратился. Твайлайт открыла глаза...

Все четырнадцать.

Вместо одной единорожки, на поле теперь стояло семеро, выстроившихся в линию. Боковым зрением она видел все свои копии, и, казалось бы, подобное зрелище должно было привести её в замешательство, однако ничего такого она не чувствовала.

Первая Твайлайт представляла собой синюю единорожку с радужной гривой, вторая была оранжевой блондинкой, также имелись ещё жёлтая, белая и розовая. Самым же странным из всех был фиолетово-зелёный жеребец. Причёска и метки у всех них были такими же, как у оригинала. В центре этой необычной группы стояла подлинная Твайлайт, сильная, гордая и без каких-либо признаков боли, которая мучила её мгновением раньше.

Семь рогов ярко засияли в унисон, и разразился хаос.

Со скоростью мысли семёрка пони передавала друг другу указания. Призванной иллюзорной буре вторил появившийся словно ниоткуда рой параспрайтов, досаждавший Амароку. Розовая Твайлайт обратила землю на стороне поля волка в глазурь, в то время как оранжевая с лёгкостью воздвигала щиты, блокирующие ответные атаки. Арену омыла стена воды, насквозь промочившая Амарока и опрокинувшая его в липкий сахар.

Атакуемый со всех сторон волк взвыл. Каждый его щит оказывался развеян, каждая контратака обращалась против него. Долгих несколько секунд Твайлайт своей мощью изматывала Амарока. Красный свет его глаз заметно потускнел.

Пора заканчивать с этим, подумала единорожка, и на лицах всех семи пони появились зловещие усмешки. Семь волн мощнейшей энергии изверглись из семи рогов, окутывая поле морем красок.

Спустя мгновение Твайлайт моргнула, на этот раз одна. Её голова вновь прояснилась. Она поднялась над землёй и боком медленно пролетела вдоль центральной линии арены, разглядывая результат своей последней атаки.

Территория волка как будто свернулась сама в себя. Вместо земли и неба позади Амарока, Твайлайт видела свою половину поля и себя, парившую над ней. Она сдвинулась вправо, но увидела Амарока словно бы слева. Сам же волк выглядел ошеломлённым и испуганным. Он попытался пройти по полю, дабы определить, где находится, но движение попросту не представлялось возможным. Шагнув вперёд, он переместился назад, в попытке прыгнуть он ушёл под землю, а вернувшись обратно на поверхность, выглядел напуганно, но без повреждений. На всей половине поля Амарока искажался даже свет, не давая Твайлайт толком рассмотреть происходившее там.

— Твайлайт Спаркл! — заревел волк. — Где ты? Что ты сделала? Я ничего не вижу и не чую! Это иллюзия? — Он свирепо щёлкал челюстями.

Твайлайт на пробу хлестнула его телекинезом. Он взвыл, закрывая свой бок лапой, которая прошла насквозь. Со стороны выглядело так, будто волк свернулся кренделем.

Амарок попытался атаковать, выпустив из лап небольшие сгустки энергии, но те, вместо того чтобы лететь по прямой линии, беспорядочно закружились и исчезли в точке чуть выше головы волка.

Твайлайт опять воспользовалась телекинетической атакой, заставив своего соперника взвизгнуть. На лице единорожки расцвела ухмылка, вскоре сменившаяся гримасой. Внезапно вся боль вернулась с новой силой. Её мышцы сводило судорогой, кости горели, копыта и рог пульсировали болью, словно зуб с оголённым нервом. Она мучительно опустилась на землю.

Ей оставалось только наблюдать, как глаза Амарока, прекратившего клацать зубами и пьяно шататься по полю, вспыхнули, становясь всё ярче и ярче, после чего волк завыл. В следующее мгновение его вой превратился в рёв, заполнивший искажённое пространство ослепительным красным светом. Превозмогая боль, единорожка прикрыла глаза ногой.

Когда свет угас, а пронзительный рёв утих, территория Амарока вернулась в нормальное состояние. Гигантский волк, пошатываясь, стоял, свет в его глазах превратился в две крохотные точки. Он похромал вперёд, разбрасывая лапами комки земли.

— Весьма впечатляет, Твайлайт Спаркл, — прохрипел он. — Ты действительно соответствуешь всему, что я о тебе слышал. Твои принцессы должны гордиться тобой. Но сейчас... — Он замолчал, поднимая лапу.

Твайлайт скрипнула зубами и попыталась возвести щит. Из её рога посыпались искры, но затем его пронзила резкая боль. Единорожка зажмурилась, ожидая завершающего удара Амарока, вместо которого, однако, она услышала громкий страдальческий лай.

Открыв глаза, Твайлайт увидела волка лежащим на земле и болезненно вытянувшим вверх лапу. С его когтей стекли несколько бледных искр, показавших, что и он достиг своего предела. Глаза волка лишились своего красного свечения и теперь казались двумя пустыми сферами, располагавшимися на покрытой белым мехом морде.

Твайлайт слабо кашлянула, подворачивая ноги под себя и старательно терпя сопутствовавшую этому дикую боль. Со слезящимися глазами она смотрела, как Найстариот переглядывается между ней и Амароком.

— Я, — медленно начала драконица сухим голосом, — готовлюсь объявить ничью и последующий повторный поединок.

«Простите меня все, — с грустью подумала Твайлайт. — Я не могу победить его. Наверное, я просто сдамся. Мне не выдержать ещё одного поединка с ним».

На глаза единорожки навернулись слёзы. Сражаясь так упорно и достигнув таких успехов, она понимала, что должна быть более чем горда своим выступлением. Она сумела довести поединок с Амароком до патовой ситуации! Никто никогда и близок не был к подобному в сражении против владыки волков. Но даже учитывая всё это, она чувствовала горькое разочарование, что подводит своих друзей, и поэтому от обиды легонько ковырнула землю перед волком. Соперник единорожки слабо закашлялся, отплёвываясь, когда она закрыла глаза и положила голову на замёрзшую грязь.

«Что ж, значит, сдаюсь».

— В-ваше в... — начала Твайлайт, но её голос утонул в рёве зрителей. Она озадаченно глянула вверх и увидела таращившуюся на неё Найстариот, в чьих глазах-щёлочках читалось явное ошеломление. Позади поражённой драконицы единорожка увидела Амарока с перепачканной грязью мордой, который глазел на маленькую канавку перед собой.

Маленькую канавку, проделанную телекинезом Твайлайт. Она только что использовала магию, а это означало, что Амарок первым оказался неспособен создавать заклинания.

Турнир закончился. Она победила.

Измождённый волк разразился обессиленным кашляющим смехом, который Твайлайт едва слышала сквозь шум ликующей толпы. К ней медленно подошла Найстариот с выражением ужаса в глазах.

— Ты, — прошипела королева драконов. — Ты...

— Ну? — прервал её усталый голос с противоположной стороны арены, перемежаемый хриплыми смешками. Твайлайт и Найстариот оглянулись на грязного волка, который перекатился на бок. — Объявляй уже, — сбивчиво произнёс он. — Она победила!

Драконица резко развернулась, придавая лицу нейтральное выражение, прежде чем обратиться к толпе.

— Друзья! — прогремела она голосом, вновь полным уверенности. — Победительницей и чемпионом турнира Лунного кубка этого года становится... Твайлайт Спаркл!