Золотое возвращение

Один убийца, другой — убитый. Смогут ли они прекратить свою вражду во имя спасения иного мира? Перед прочтением обязательно ознакомтесь с заметками к рассказу во имя избежания недоразумений.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Одержимость

Вы видели Бон-Бон и Лиру вместе? Я представляю вам свою версию их взаимоотношений, и не только...<br/>Хотя это скорее можно рассматривать как альтернативную вселенную - наверняка будут нестыковки, которые иначе уже не объяснить.

Лира Бон-Бон Другие пони

Мифология каланнов и ланчи

Стилизация под фрагмент эквестрийского сборника мифологии и фольклора, написанная на Конкурс мифов и легенд древней Эквестрии. Основой послужили реальные предания обитающих на территории Индии и Мьянмы народов тибето-бирманской языковой семьи (чинов и качинов), и — отчасти — некоторых других народов Юго-Восточной Азии. Не все, но значительная часть омонимов и топонимов основана на реальных корнях качинского языка (в некоторых случаях использованы бирманские корни); однако автор ни в коем случае не претендует на то, что эти имена и названия образованы корректно с точки зрения исходного языка, и считает, что они уместны только в рамках "вторичного мира".

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Fallout:Equestia. Клетка разума.

Эквестрийский постапокалипсис ужасен в своих проявлениях. Уже 150 лет прошло с того момента, как двери Стойла 77 закрылись. Но, оказывается, не стоило большого труда открыть их снова.

ОС - пони

Мельница ("The Mill")

Эпл Блум всегда мечтала, что этот день однажды настанет. Но она не ожидала, что он может оказаться настоящим кошмаром для неё.

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Столкновение

Когда по какому-то недоразумению на голову человека свалилось удивительное нигде раннее не виданное существо, он и понятия не имел, что с ним делать. Однако всё сложилось так, что оно изменило его жизнь самым странным и неожиданным для него образом.

Твайлайт Спаркл Человеки

Благородная и честная Рэрити

После того, как Рэрити решила поставить себя на место своих собеседников, эта пони поняла, что ее характер был просто невозможен... Маленький рассказ о чувствах Элемента самой Щедрости.

Рэрити Спайк Опалесенс ОС - пони

Каждый должен заниматься своим делом

Твайлайт читает метконосцам лекцию о кьютимарках

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Колгейт

"Past Sins" (Грехи прошлого) в стихах.

Здесь только события 1-ой главы от лица Никс и что-то вроде вступления.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Найтмэр Мун

Снаружи

"Да послужит это Империи наилучшим образом".

Другие пони

S03E05
Пролог Глава II

Глава I

"Во имя Селестии...она что, серьёзно?" — невольно Фезервейт глубоко вздохнул, силясь подавить растущее глубоко внутри негодование. Конечно, как корреспондент он обязан был оставаться собранным и спокойным, ведя важный разговор с начальством. Но то, что он слышал сейчас — и далеко не впервые — просто не укладывалось у него в голове.

— ...желательно получить готовую статью уже через неделю, поэтому...Фезервейт? Тебя снова что-то не устраивает? — Брэйкин Ньюс, главный редактор "Крылатого вестника", в своей обычной рабочей позе сидевшая перед ним за столом, укоризненно смотрела на него из-под толстых стёкол очков. Строгая, но обладающая всеми качествами истинного лидера и руководителя, эта светло-бурая пегаска с аккуратно собранной оранжевато-жёлтой гривой была ненамного старше большинства сотрудников редакции, но тем не менее одного такого осуждающего взгляда, полученного от неё, всегда хватало, чтобы навеять на любого из её подчинённых чувство, близкое к благоговейному страху. Невзирая на несущественную разницу в возрасте, мало кто решался спорить с Брэйкин Ньюс — каждый знал, насколько серьёзными могут быть последствия. Достаточно один раз встретиться с ней взглядом — и вся твоя смелость моментально испарится, даже если ты считаешь себя бесконечно правым. И в этот раз Фезервейт почувствовал, как в сердце закрадывается страх, когда янтарные глаза шефа буквально впились в него, едва заметив нескрываемое раздражение на его лице. Конечно. Его снова что-то не устраивает. И на этот раз оправдываться наверняка было бесполезно. Значит, придётся встретить вызов и наконец открыто высказать своё мнение. В конце концов, если шеф его выслушает, ей придётся признать его правоту, ведь так? Усилием воли подавив страх, он выпалил, отрезая себе путь к отступлению:

— Да...совсем не устраивает.

Глаза Брэйкин Ньюс чуть сузились. Она молчала, безмолвно приказывая ему объясниться. И так как пути назад уже не было, Фезервейт с замиранием сердца несмело заговорил о том, что прятал глубоко внутри уже не первую неделю.

— Вынужден признать, тема этой статьи...видите ли...я думаю, мы собираемся информировать пони не о тех вещах, мисс.

— Что это значит — не о тех вещах? — невозмутимо поинтересовалась редактор, но не на шутку взволнованному Фезервейту уже показалось, что выражение её лица не предвещает ничего хорошего.
"Зачем я вообще заговорил об этом?!" — Но отступать теперь было некуда. Он взялся отстаивать своё мнение, и теперь он должен доказать, что не боится этого.

— Мы совсем не обращаем их внимание на ту опасность, что грозит сейчас...по большому счёту, всей Эквестрии! — собравшись с силами, ответил он как можно твёрже.

— Опасность? — в глубине глаз Брэйкин возникло что-то, похожее на недоверие, но голос оставался ровным и прохладным. — Фезервейт, я более чем уверена, что каждый пони в стране и без лишней огласки прекрасно знает о происходящем.

Фезервейт непроизвольно опустил глаза, стиснув зубы в молчаливой попытке подобрать нужные слова. По сути, такого ответа он и ожидал. Вот уже почти два месяца необъяснимые, пугающие вещи то и дело происходили в самых разных уголках Эквестрии. Массовые исчезновения. Каждый день из разных городов поступали известия о бесследно пропавших единорогах — на сегодняшний день их число приблизилось к сотне. Это лишь делало вещи ещё более запутанными, ведь до сих пор не было сказано ни слова об исчезнувших пегасах или земных пони. И хотя вся страна уже билась над этой жуткой загадкой, а над каждым населённом пони городом тяжёлой тенью повисло небывалое напряжение и страх, все известные Фезервейту средства массовой информации, будто сговорившись, упорно закрывали глаза на то, что творилось в Эквестрии. Да, насколько он знал, в газетах, публикуемых в Кантерлоте и многих других городов то и дело возникали объявления об очередных исчезновениях единорогов, но непостижимым образом до сих пор никто, как казалось, даже не попытался выяснить истинные их причины. "Королевская стража работает над этим," — неустанно твердили в каждой редакции, однако эти слова ничуть не обнадёживали, главным образом потому что, как казалось гражданам Эквестрии, не были подкреплены ровно никакими действиями со стороны упомянутой стражи. И это видимое бездействие и манера сотрудников СМИ держать всю Эквестрию в постоянном страхе, говоря вместо важных в этот момент вещей о всякой чепухе, в последнее время выводила Фезервейта из себя. Он был твёрдо убеждён, что хоть кому-то пора наконец достать больше сведений о том, что происходит. Достать хотя бы у той же стражи, если больше не у кого, но молчать обо всём этом — просто преступление.

И вот наконец он решился поделиться этими мыслями с Брэйкин Ньюс. Он совершенно не понимал, почему и она не позаботится о том, чтобы донести до жителей Клаудсдейла хоть какую-то информацию об исчезновениях. Скажем, попытаться собрать больше сведений о пропавших — а что если что-то ещё объединяет их, помимо принадлежности к расе единорогов? В голове Фезервейта бушевало множество невысказанных вопросов и предложений, однако теперь, стоило ему заговорить о деле, из-за разыгравшихся нервов и осознания важности момента все они неумолимо ускользали от него.

— Почему мы молчим об исчезновениях? — прямо спросил он, смело поднимая глаза на Брэйкин Ньюс. Хотя его сердце и начинало колотиться чаще от затаённого беспокойства, уже зажёгшаяся где-то внутри решимость и уверенность в своей правоте придавали ему сил, делая голос громче и твёрже. — То, что происходит, может коснуться каждого! А мы здесь говорим о...о чём-то настолько незначительном...

Он оборвал себя, с ужасом поняв, что явно сболтнул лишнего. Шеф пристально смотрела на него, не прерывая наступившего напряжённого молчания. Нечасто ей доводилось услышать в свой адрес замечание по поводу данного сотрудникам задания. От Фезервейта уж точно. Но она знала, что не должна спешить с выводами.

— Можешь не сомневаться, важность исчезновений вполне понятна мне, — произнесла она резковато, чтобы погасить лишний пыл в своём подчинённом. — Но по-твоему, это значит, что мы должны проигнорировать известия о Кристальной Империи? По-твоему, пятнадцать лет, минувшие со дня возвращения Кристального Сердца, теряют всю свою историческую значимость просто по причине...событий, о которых ничего толком и не расскажешь?

— Н-нет, мисс... — Молодой пегас снова неловко потупился, и Брэйкин Ньюс позволила своему тону смягчиться:

— Фезервейт, эта дата чрезвычайно важна не только для Империи. Если бы пятнадцать лет назад Кристальное Сердце не было спасено... — она с раздражением осеклась, почувствовав себя так, будто разговаривает с маленьким жеребёнком. — ...я не думаю, что тебе это нужно объяснять. В конце концов, ты достаточно начитан, чтобы не хуже меня знать о временах правления Сомбры. Юбилей возвращения Сердца, который ты назвал незначительным, как я надеюсь, лишь потому, что не подумал как следует — один из наиболее важных и знаменательных праздников для всей Эквестрии, и он уже на следующей неделе. Будь я на твоём месте, я бы всерьёз занялась статьёй, пока есть время. Так что...теперь можешь идти.

Фезервейт покорно кивнул и молча покинул кабинет, хотя все его мысли в этот момент резко противоречили словам редактора. Он правда разошёлся, не хотел принижать ценность исторческих дат — по крайней мере, вслух — и всё же Брэйкин была неправа. "События, о которых ничего толком и не расскажешь..." Неужели настолько проблематично это изменить?! Как может профессиональный журналист просто мириться с неизвестностью, держащей в страхе всю страну?! И дело было не только в Брэйкин — создавалось впечатление, будто ни один пони в Эквестрии не предпринимал и не собирался предпринимать...хоть что-нибудь, чтобы повлиять на исчезновения, и неважно, насколько трудным это казалось. Будто никого не заботили ответы. Никого, кроме Фезервейта.