Царство тёплого снега

Отдохни немного в этом мире, где зима подарит сказку, тепло и уют, которого многим так не хватает

Принцесса Луна ОС - пони

Пони, которая никогда не смеялась

Шайнблизз не знала, что такое веселье. Вся её жизнь была замкнута в четырех стенах клиник, цвет которых постоянно менялся из-за частых переездов по городам. У неё не было ни семьи, ни счастливого детства, и всё бы так и продолжалось, если бы судьба её не столкнула с двумя новыми пациентами клиники Понивилля... не совсем нормальными пациентами.

Твайлайт Спаркл Эплджек Зекора Биг Макинтош ОС - пони Кэррот Топ Сестра Рэдхарт

FO:E - В далеких песках юга

Приключения Принцессы Луны в послевоенных пустошах Эквестрии.

Принцесса Луна ОС - пони

Сталлионградские вечера

Шпионская история, разворачивающаяся в мире МЛП. Принцесса Селестия, почувствовав магическое возмущение в соседней стране, отправляет своих шпионов, узнать их причину. Агент Свити Дропс должна проникнуть в стан потенциального противника, для выполнения этой нелёгкой миссии. Вот только соседнее государство, это зловещий Сталлионград. Сможет ли Свити спасти Эквестрию, выполнить задание и при этом не сойти с ума? Узнаем.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Лира Бон-Бон

Не очень обычный день Эпплджек

Рассказ о не совсем обычном дне ЭйДжей

Эплджек

Грустная вечеринка Луны

Луна устроила вечеринку, но никто на неё не пришёл. С горя она устроила погром, от чего ей стало лишь хуже. Но вскоре появляется запоздалый гость. Лишь он сможет утешить Луну.

Принцесса Луна Биг Макинтош

Линия горизонта

Небольшой рассказ о зарождении особых отношений между Рэйнбоу Дэш и Биг Маком.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Биг Макинтош

Табунные зарисовки

Серия зарисовок на основе предложений от поклонников, о том кто был бы хорошим пополнением в табуне. От переводчика: Рассказ принадлежит к вселенной Ксенофилии.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Лира Человеки

Критика чистого разума

Недопонимание в одном действии с прологом и эпилогом.

Твайлайт Спаркл Рэрити Человеки

Спроси пустыню

Однажды пони-приключенцы нашли большую пустыню, считая, что вот за ней то уж точно ничего нет. Пегаска Слоу Майнд считает иначе - так начинаются ее приключения. Что дальше пустыни? И кто эти загадочные пони-караванщики, одного из которых она встретила? Есть ли у алмазных псов своя собственная культура, и почему принцесса Селестия так отчаянно хочет скрыть существования этих земель?

Автор рисунка: MurDareik
Разбитое сердце Знакомство

Холод и снега

Сквозь липкий туман забытья проступает улыбающаяся мордочка бордовой земной пони, она что-то говорит и ласково смотрит на жеребца. Помогает словами, слушает. Льётся песня Сайрен, в тишине растворяется боль, становится легче. Алкоголь притупляет всё, пусть ненадолго, но становится лучше. Видения о кратком счастье настоящей дружбы плыли перед затуманенным взором единорога. Хоровод огней перед глазами перемежается звёздами в ночи, туманные облака плывут куда-то вдаль, за горизонтом растворяется знакомое лицо, ставшее таким родным. Кто-то несёт отяжелевшее тело, укладывает на постель.

— Шайнинг, проснитесь. Да что же это, пожалуйста! – его кто-то тормошил, пытаясь вырвать из забытья.

Он с трудом разлепляет глаза и стонет, голова похожа на медный колокол, по которому лупят огромным молотком. Жеребец садится на кровати, через мгновение начинает качаться из стороны в сторону, обхватив голову копытами.

— Шайнинг, пожалуйста! Прошу вас!

— Убирайся. Отцепитесь от меня!

— Прошу вас! – Фезе тёрла мокрые глаза копытами.

— Что тебе нужно? Чего ещё вы хотите?

— У нас проблемы.

— Я не аликорн, не высший пони, даже не кобыла. Обратитесь к ним. Уходите, пока я не разозлился.

Фезе опустилась на согнутые передние ноги и коснулась рогом пола.

— Ух ты! – растерянно икнул жеребец.

— Шайнинг, пожалуйста! Прошу вас! Вы срочно нужны во Дворце, — в глазах кобылы блестели слёзы.

— Что я там забыл?

— Прошу вас, пойдёмте! Я карету привезла, пожалуйста!

— Если это Каденс вас подбила…

— Она не просила ни о чём, пожалуйста!

Единорог зашёл в ванну, умылся, сполоснул рот, подставил голову под холодную струю воды из крана. Через пару минут ему стало лучше.

— Ну? – он сел обратно на свою кровать с измятой простынёй, явно никуда не собираясь идти.

— Всё скажу во Дворце, не здесь.

— Чего она хочет? Знайте, я не стану помогать убийце.

— Что? – переспросила растерянная кобыла.

— Она убила мою подругу. Не знаю кто из них четверых, да всё равно.

— Шайнинг, вы способны трезво мыслить? Принцессы защищают нас, а не убивают, они живут ради своих маленьких пони.

— Расскажите это Имбрейс! Они её прикончили из-за дурацкого цветка.

— При всём уважении к вам, такого не могло произойти, — уверенно ответила единорожка.

— Ну, тогда скажите, где моя подруга?

Жеребец опять обхватил свою голову копытами и зажмурился, тихонько постанывая.

— Небо моё! Я её не знаю! Как могу ответить что-либо?

Карета, запряжённая двумя пегасами в белой броне, довезла их до Дворца, два единорога промчались по мраморному полу и заскочили в зал приёмов. Синегривый жеребец растерянно огляделся, все высшие сидели внутри, вот только трон Принцессы пустовал.

— Шайнинг, сейчас мы покажем.

Один из высших пони засветил свой рог, формируя что-то вроде зеркала в воздухе, его поверхность пошла рябью, жеребец сразу узнал знакомые пейзажи, начало железной дороги и небольшой островок, который она пересекала с подвесным мостом по направлению к Грифинстоуну. Там шёл снег, иногда такое случалось. Иллюзия показала небо, в нём теснились мощные чёрные тучи. Затем иллюзия перескочила на противоположный участок, который вёл по направлению к Ванхуверу. Там творилось вообще непонятно что, громадные чёрные тучи обложили всё небо, сильная метель засыпала земли вокруг плотным белым ковром.

— У нас остался единственный проход, через горы к северному морю. Но там нет дорог и те места опасны. Четыре разведанных каньона, на них располагаются наши защитные гарнизоны.

— Так сложно почистить рельсы?

— Шайнинг, вспомните случившееся, когда ваша дочь случайно разбила кристальное сердце. Только в этот раз оно целое.

— Откуда тогда это всё? – он ткнул в иллюзию, заклинание пошло рябью и исчезло.

— Никто не знает. Санбёрст оставил книгу о том случае, там описано это явление, но оно рассматривается, как нарушение работы нашего артефакта, который поддерживает существование Кристальной Империи. Но сейчас Кристальное Сердце в полном порядке.

— Ладно, дискорд с ним, снег не вечен, в пределы Империи тучи не заходят?

— Тут их нет. Проблема в том, что мы отрезаны от центральной Эквестрии. Тучи обложили нас кольцом по всему периметру границы Кристальной Империи. Не приедут поезда, не прилетят пегасы. Зона холода тянется на многие километры вдаль, поисковые заклинания не дают результата, нашей магической силы не хватает для преодоления завесы. Отряд, посланный на разведку, вернулся — не смогли даже приблизиться, холод и снег со шквальным ветром.

— Продовольствие?

— Мы обеспечиваем себя сами почти во всём. Голода не случится, если тучи не появятся здесь.

— Так, где эта розовая рогато-крылатая кобыла? – потирая ноющую голову, спросил синегривый жеребец.

— Шайнинг, если бы она присутствовала здесь, мы бы не стали лезть к вам. Три дня назад, после вашей ссоры, она забрала Фларри, они ушли по Дворцовому телепорту в Кантерлот. Так как по нему могут пройти только аликорны, то Санбёрста она отправила на поезде, он стал последним, чей состав преодолел завесу, по крайней мере, мы надеемся на это. Здесь осталась его подруга — Старлайт Глиммер.

— Телепорт работает? – неуверенно поинтересовался жеребец.

— Нет, по поверхности идут волны искажений, зеркало неровное, с огромной долей вероятности, эти тучи вносят помехи, обратно вернуться она не сможет.

— Ладно, понятно. Но вы знаете, да, я больше не Принц.

— Мы догадываемся, чем закончится ваша размолвка. Давайте оставим личные отношения и сосредоточимся на деле. Шайнинг Армор, Империи нужен лидер. На данный момент – это вы.

— Фезе, я ж тупой жеребец, меднолобый вояка. Вы все, которые сейчас здесь, не раз напомнили об этом Каденс.

Десяток высших пони, вот и всё богатство Кристальной Империи. Самые умные и деятельные. Каждый из них отвечал за свой участок жизни, стараясь изо всех сил обеспечить исполнение приказов Принцессы, и облегчить судьбу кристальных пони. Это их бессонные ночи и тяжёлый труд позволяли улыбкам не покидать мордочки разноцветных лошадок. Строительство промышленных зданий, жильё для новых табунов, детские сады, школы, больницы. Постоянная головная боль от контрактов и сделок. Их мир чем-то напоминал войну, ценой которой являлось процветание кристальных пони. Белая единорожка замотала головой в разные стороны, показывая своё несогласие.

— Лидер — это тот, кто зажигает сердца. Высший пони – исполнитель. Разницу понимаете? Среди нас нет ваших врагов или чего вы там себе вообразили. Нам не нравилось то, что делала Принцесса для вас, мы считали это незаслуженным. Но это не означает плохого отношения к вам. Это вопрос к ней.

— О, правда? – жеребец громко заржал.

— Да, Шайнинг Армор, это — правда, как она есть. Мы не заносчивые и стараемся относиться ко всем пони одинаково, — ответила ему белая единорожка с кремовой гривой и чёрными как ночь глазами.

— Большинство из вас рогаты.

— Единороги наиболее развиты в интеллектуальном плане, это статистика. Но это не значит, что мы меньше любим…

— Хватит!

Он ткнул копытом в кобылу.

— Не помню твоего имени. Кто твой жеребец?

— Эм… — она опустила взгляд.

Он произвольно тыкнул в другую кобылу.

— А твой?

Снова оглядел зал, копыто указало на следующую рогатую кобылу.

— Шайнинг Армор, прошу вас, хватит. Вы тоже единорог! Мой жеребец — земной пони, пишет только этикетки на бутылках и кроме как о винограде, ни о чём не думает, — тихо сказала Фезе, — двое моих жеребят от него.

Синегривый единорог опустил голову, закрыл глаза.

— А где эта, которую поставили вместо меня командовать армией? – наконец, спросил он.

— Высшая Бриз? Она с небольшим отрядом поскакала в северный гарнизон два дня назад.

— Чего вы хотите от меня? Еда есть, опасности нет. Что нужно-то? – непонимающе поинтересовался Шайнинг, оглядывая всех собравшихся, от него не укрылся страх, глубоко затаившийся в их глазах.

— Через сколько грифоны узнают о том, что мы отрезаны от основной Эквестрии? Как поведёт себя Королевство чейнджлингов? Мы остались без Принцессы на неопределённый срок.

— А вы сами совсем ничего не можете?

— Вам слово «аликорн» о чём-нибудь говорит? – растерянно спросила Фезе.

Шайнинг давно заметил, говорит только Фезе, остальные либо кивают, либо односложные реплики «да», «нет», «согласна». Подавляющее большинство высших пони являлись представителями прекрасного пола, среди десятерых, лишь двое были жеребцами.

— Короче, нужна защита, да? На случай нападений. А грифоны, вы ж там чего-то подписывали, — неуверенно спросил Шайнинг.

Белая единорожка опять отрицательно замотала головой и пояснила.

— Такие договора исполняются, пока есть тот, кто может наказать за неисполнение обязательств. Каденс не столь сильна, как остальные Принцессы, но они стоят за её крупом незримой тенью. Любой, кто не услышит её слова, будет иметь дело с остальными, пусть не сразу, но когда прилетит ответ, мало не покажется. Пони любят своих Принцесс, чего не скажешь об остальных расах Эквестрии.

Шайнинг Армор на некоторое время закрыл глаза, потом поинтересовался.

— Чего вы мне пончики на рог одеваете? Ну, вернётся она через месяц или два, тучи не вечны, это ж сколько энергии расходуется на их деятельность, закончится когда-нибудь. Вы сами твердите, мол, ответ прилетит.

Фезе опечаленно покачала головой, кремовая грива упала ей на глаза.

— Шайнинг, скажите, а мёртвым разве важно, что за них отомстят? У вас не появилось друзей в Кристальной Империи? Нет тех, кто вам симпатичен? Вы правы, потом за нас отомстят, но ушедшим на вечнозелёные луга это явно не добавит радости, вы станете одним из них. Если Кристальная Империя падёт, погибнут все пони, бежать нам некуда.

— Ну, друзей я тут особо не обрёл, да ладно. Но…

— Помогите нам.

Он вскочил и оскалился, в глазах вспыхнул огонь.

— Почему я должен помогать той, которая убила мою подругу? Она предала меня!

— Шайнинг! Прошу вас, не надо таких обвинений, это очень серьёзно, — попросила белая единорожка, на миг её сердце ухнуло в пустоту, перед ней возник совсем другой синегривый единорог, с холодным огнём в глазах, очень сильный и твёрдый, как алмаз.

— Она сама сказала! Откуда она могла знать о её смерти? Сама! Дурацкий цветок, ненавижу! – из глаз жеребца текли слёзы, его мордочка исказилась от боли.

Фезе подошла к нему и погладила копытом по груди, её сердце прыгало загнанным кроликом, страх от увиденного, навсегда поселился в душе.

— Шайнинг, расскажите о произошедшем, — тихо попросила белая единорожка, — Почему боль и обида поселилась в ваших сердцах? Мы здесь все — высшие пони, знаем и умеем больше других, на наших спинах лежит забота об остальных, таков выбор судьбы.

Единорог рассказал о подруге и своём письме, о последнем разговоре. Ответила ему тишина, пони молчали, не зная, что думать обо всём этом. Фезе долго сидела неподвижно, потом решительно сказала.

— Шайнинг Армор, даю вам слово! Если выживем, мы заставим Принцессу Каденс рассказать правду, она не сможет отказаться от наших требований. Если она виновна… что ж, тогда должна существовать очень веская причина для столь ужасного действия. Если её объяснения нас не устроят, я первая сниму кулон Высшей пони Кристальной Империи. Оставим это, сейчас ничего изменить нельзя, сосредоточимся на наших текущих проблемах. Вы готовы защищать нас и вести за собой?

— Ладно, жить-то всё равно надо.

Фезе поняла и возликовала, ей удалось осуществить то, о чём пару часов назад они даже мечтать не могли, Шайнинг Армор согласился принять правление Империей. У них снова был законный лидер, пусть намного слабее Принцессы, но лучше так, чем с пустым троном.

— Грифоны нападут с севера, тучи для них такая же преграда, как и для нас. Тысяча воинов, мизер. Снесут и не заметят, — он закрыл глаза, — высшая Фезе…

— Говорите, мы будем исполнять.

Как по мановению волшебной палочки у большинства пони появились блокноты и перья. Их радостные взгляды упёрлись в Шайнинг Армора.

— Вы знаете мои слабые стороны, бумаги — не моё, поэтому, как можно больше слов и меньше эти шуршащих штук с тысячами строк. Кратко и ёмко, как говорят меднолобые. Чем короче команда, тем быстрее доходит. Распотрошите все склады, проверьте, чего там лежит по бумагам и в реальности, подготовьте ответ на вопрос, год продержимся? Что нужно посадить прямо сейчас, чтоб завтра нам не пришлось голодать. Медикаментам уделите внимание, что есть, чего нет. Оружие, броня и щиты. Всё, что увозилось в Эквестрию – забыть, как страшный сон, пусть делают, что могут — для воинов. Особое внимание уделите тёплым вещам: плащи, накидки, попоны, шарфы – большинство сражений произойдёт на холодной территории. Накопытники – загрузите кузнецов и магов, нужно много с рифлёной поверхностью, чтоб не скользить по льду. Кто из вас сможет пустить слух о срочном наборе в армию?

— Принц, я сделаю, — ответил один из жеребцов.

— Договоримся так, обращение по имени. Я больше не Принц, не хочу. Забудьте. Уделите особое внимание единорогам, особенно тем, кто знает заклинания лечения.

Шайнинг Армор приступил к тому, что умел лучше всего. Его кьютимарка работала на полную мощность. Через день Кристальная Империя напоминала взбесившийся муравейник, пони носились, как наскипидаренные, выполняя поручения своих высших. О потери связи с материковой Эквестрией стало известно каждому жителю, синегривый жеребец пару раз выходил на балкон Дворца, заверяя собравшихся, что они успеют подготовиться. Он быстро набрал отряд для проверки состояния северного гарнизона, взяв с собой двух пегасов и немножко единорогов, костяк воинов составили земные пони.


Небольшой отряд из сотни пони отправился в свой первый поход. По расчётам, три дня на дорогу туда и столько же обратно. Фезе обещала за это время подготовить тренировочные полигоны и завершить набор пони в армию. Они быстро доскакали до северной границы Империи, дальше их продвижение замедлилось, земля сначала превратилась в грязную кашу, а затем и вовсе замёрзла, они скакали по снежному насту, порой проваливаясь по самую грудь. Снежные вихри быстро скрыли небо серыми облаками, они шли по глубокому каньону, два пегаса кружили на небольшой высоте, высматривая всё вокруг. Чем дальше они уходили от границы, тем холоднее становилось, растительность практически исчезла, остались лишь мелкие ягодные кусты снежника. Скалы вокруг покрылись шапками снега, практически скрыв чёрный камень кристальных гор. До цели отряд добрался в назначенный срок.

— Дыши!

— Там… там…

— Дыши! Успокаивайся.

Юная пегаска хватала снег ртом, её бока ходили ходуном, с разгорячённого тела валил пар. Подбежавший земной пони накрыл её попоной и зажал голову, не давая есть снег.

— Там грифоны! Много, чуть больше сотни, гарнизон в осаде, но его не смогли взять, держатся. Вооружены саблями и малыми арбалетами, видела двух магов.

— Что-нибудь тяжёлое? Пушки?

— Ничего, летают кругами, насылают волны холода. Одеты плохо, не клановые цвета.

— Отдохни десять минут, — единорог оставил пегаску на попечение земного пони, отошёл в сторону и сел. Начал вычерчивать на снегу рисунок. Через десять минут план был готов.

— Единороги, все назад, магию не применять до того, как мы вступим в бой. Берегите силы на щиты, если у них всё же есть спрятанные пушки. Сейчас лопайте все сладости, какие у вас есть, две минуты даю.

Шайнинг Армор вытащил из своей сумки пригоршню конфет и начал запихивать их себе в рот, показывая остальным пример.

— Щиты на спину, мечи на бок. Арбалеты взвести и поставить на предохранитель. Проверьте ремешки на броне. Впереди идут земные пони с тяжёлой бронёй на груди. Пегасы!

Обе пегаски подскочили к нему.

— Сможете поднять снежную бурю?

— Эм… да… но… в общем, тут погодная магия требует неимоверных усилий. Продержим недолго, может пять минут, не больше.

— Как только начнётся бой, прекращайте и старайтесь очистить небо, чтобы мы могли хорошо видеть грифонов.

Обе пегаски закивали. Шайнинг Армор доел последнюю конфету, заел снегом, согнав сладкий привкус изо рта.

— Построились клином! Готовность!

Послышались удары щитов о спины. Окинув взглядом отряд, он кивнул сам себе.

— Вперёд!

Они с места сорвались в галоп, Шайнинг Армор поднял звуковой щит, который заглушил все звуки, издаваемые сотней пони. Обе пегаски расселись на горных уступах по обе стороны каньона и заработали крыльями, волны погодной магии всколыхнули снег, полусферу вместе с пони скрыла снежная буря. Они преодолели одним броском три километра и выскочили прямо около гарнизона из снежной пелены, словно игрушка из коробки с пружинкой.

— Арбалеты к бою! Стрелять только в корпус! Никаких снайперских прицелов.

Он опустил щит, глухие щелчки тетивы отправили в полёт сотню железных стрел. С неба посыпались грифоны, они не успели сориентироваться и мгновенно поплатились за свою ошибку десятками убитых и раненых.

— Щиты поднять! Мечи к бою!

Синегривый жеребец в фиолетовой броне накрыл защитной сферой огромный участок пространства, захватив всех грифонов под купол, затем резко опустил его, прижав пернатых кошек к земле своей магией. Началось наземное сражение. Пони врубились в мечущихся грифонов мощным тараном, удары щитом на полной скорости от земных лошадок буквально сминали тела грифонов. Завязавшиеся единичные поединки уже не могли изменить общей картины боя. Из осаждённого гарнизона выскочили защитники и помогали своими копьями отряду. Рапира Шайнинг Армора собирала свою кровавую жатву, впервые клинок обагрился настоящей кровью. Через пять минут живых грифонов не осталось. Молниеносная атака принесла первую победу пони, ознаменовав начало противостояния. Как только пал последний грифон, единороги бросились к раненым, звеня своей магией.

— Баклер! Я знал, ты продержишься.

— Ну, старались. Чего ж вы так долго-то? Мы тут сутки в осаде, я ж к вам отправил пегаса!

— Мы нашли её тело, грифоны догнали, она не долетела, — тихо ответил единорог.

Земной пони с кьютимаркой в виде красивого цветка закрыл глаза и с огромной силой ударил копытом в пол. На сизой шёрстке жеребца виднелись пятна чужой подмёрзшей крови, двухцветная синяя с жёлтыми прядями грива висела сосульками, слипшись от пота и холода.

— Из двадцати выжило шестеро. Дискорд меня раздери! Твари! Если бы не арбалеты, живых бы не осталось, спасибо за тот совет.

В разгромленную комнату влетела небольшая пегаска и, не говоря ни слова, повисла на шее земного пони.

— Твил, ты… небо моё… Шайнинг, ты какого её потащил? – нежно обнимая крылатую пони, поинтересовался Баклер.

— Твоя кобыла? Я ж не знал! Сама напросилась, бегала хвостиком за мной, сказала, мол, она лучший «разведывательный» пегас в Эквестрии.

— Она беременна! В голове ветер! Ну ё-моё! – тихо ответил жеребец, прижимая к себе хнычущую пегаску

— Ничего не сказала, так, надо в будущем учесть, не подумал я. Баклер, мы не удержим гарнизон здесь, надо отступить до тёплой границы, перенесём его туда, — видя мрачный взгляд друга, он ответил, — я знаю, вы держали рубеж, ради нас всех. Обещаю, мы сюда вернёмся.

— Чего-то случилось?

— По дороге расскажу. Где эта Бриз, она живая?

Земной пони кивнул в угол комнаты, там, на тёплой подстилке, лежала раненая зелёная единорожка, Шайнинг покачал головой.

— Героическая дура! Ладно, надо признать, дралась она хорошо, одного мага прикончила и троих грифонов, потом её нашпиговали стрелами. Еле вытащили. У тебя потери какие?

— Десять из сотни. Трое надолго вышли из строя.

Жеребец в фиолетовой броне вышел к остальным и поднялся на дыбы, его рог ярко вспыхнул, громкий голос разнёсся над покрасневшим от крови снежным настом.

— Мне нечего вам сказать, кровь надолго станет нашим спутником, мы будем терять наших кобыл и жеребцов, плакать над их памятными камнями. Будьте сильными! Верьте в себя! Победа за нами! Соберите всё целое оружие, оно нам понадобится. Мы сюда ещё вернёмся! Это наша земля!

Пони оставили свой форпост и быстро поскакали в обратном направлении. Колючий снег засыпал место побоища, быстро скрывая кровавые лужи и мёртвые тела грифонов. Лишь завывания ветра и холодные кристаллики позёмки пели свою вечную песню на побережье ледяного моря.

Через три дня Кристальная Империя получила свои первые за много лет памятные камни. Армия начала быстро наполняться желающими возмездия. Они упорно тренировались, перенимая опыт у тех, кто долгие годы прожил с мечом в обнимку. Шайнинг Армор сделал штабом здание казармы городской стражи, там собственно и жил.


Шайнинг сидел в своём кабинете, пытаясь, сосредоточится на составе армии. Под копьё удалось поставить пятьдесят тысяч пони, большую часть армии составляли земные пони и пегасы, единорогов оказалось маловато. Он никак не мог понять, вроде бы перекоса с рогатыми сородичами в Кристальной Империи никогда не было. Но единороги неохотно шли в армию, это казалось странным. Поняв, что он очередной раз чего-то не знает, Шайнинг позвал ту, которая могла дать внятный ответ.

— Фезе, почему так мало единорогов?

Кобыла закрыла глаза и крепко зажмурилась, она давно ждала этого вопроса и страшилась на него ответить.

— Кланы.

— Что, кланы? В чём проблема? – растерянно спросил жеребец.

— Ты не понимаешь. Очень многие единороги живут кланами, как правило, богатство передаётся из поколения в поколение.

Взгляд жеребца стал ледяным. Единорожка поёжилась, иногда она начинала его побаиваться, никакие «надо подождать», «не тот момент» и так далее, на него не действовали. Девизом Шайнинг Армора являлось «здесь» и «сейчас». Он всегда сам шёл в бой впереди воинов, его рапира сверкала в лучах холодного солнца среди Кристальных гор , опускающихся к морю.

— Подожди, Шайнинг! Не гневайся, ты ведь тоже единорог. Большинство из нас умнее остальных, высокий интеллект и мудрость приносят богатство, а за ним следует влияние. Они подчиняются Принцессе, но с ними всегда есть проблемы. Их интересы очень разнообразны, порой это приводит к трагедиям. У нас в Империи проживает что-то около двух сотен крупных кланов и множество мелких. Лет пять назад я сама хотела сделать свой клан! Но потом встретила моего любителя винограда, желание пропало. Кланы — неотъемлемая часть жизни большинства единорогов. Каденс не допускала деструктивных действий, а за провинности любого пони из клана строго спрашивала с главы. Эта система действует сотни лет, — Фезе увидела, как жеребец сморщился, — Шайнинг, я пытаюсь объяснить!

— Короче можно?

Пони улыбнулась, потом повздыхала и кивнула.

— Короче, они не уверены в необходимости тебе подчиняться. Не уверены, что Принцесса исчезла на слишком долгий срок. Выжидают. Первый твой бой уже стал легендой, пролитая кровь пополнила армию. Они захотят поговорить с тобой в ближайшее время, потерпи.

— О чём? – растерянно хлопая глазами, спросил жеребец.

— О будущем! Тебе нужно найти слова, чтобы склонить их на свою сторону. Иначе армия получит единорогов очень поздно, когда крови станет слишком много.

— Ясно. Всегда считал, свой дом нужно защищать, а если к тебе на порог приходит враг, надо жизнь положить, но не впустить его. Я дам им неделю, потом выгоню на мороз за пределы Империи. Лучше смерть в кругу соратников, чем защита тех, кому безразличен собственный дом.

Она донесла его слова до всех глав, встречи состоялись очень быстро. Выяснилось, что жеребец и кобыла это разные пони. Удар окованным сталью щитом по красивой голубой мордочке навсегда прекратил споры, кто именно тут главный. Фезе тихо сказала очередному главе клана, начавшему разводить политесы: «Пожалуешься Принцессе, если выживем. А сейчас, склонились перед ним. Он единственный шанс для твоих детей увидеть завтрашний день». Армия пополнилась единорогами, резко вспомнившими о долге перед Кристальной Империей. Нападения на гарнизоны продолжались, с каждой неделей их становилось всё сложнее отражать. Шайнинг понял, о бедственном положении Империи прознали слишком многие охотники до сокровищ. Высшая Бриз вернулась к службе и занималась всем снаряжением для армии. Талантливая единорожка работала каждый день до зайчиков в глазах для того, кто подарил ей вторую жизнь. Пони объединили силы в едином порыве и огрызались на каждую попытку атаки северных грифонов. Количество жертв быстро росло с обеих сторон, вместе с ненавистью пони, если вначале цветные лошадки брали пленных, затем отпускали на границе, то сейчас жалость исчезла, утонув в крови. Кристальная Империя работала не покладая копыт для своей армии, кустарные цеха быстро перерастали в серьёзное производство оружия и доспехов. В один из дней к синегривому единорогу пришла лишь однажды виденная им кобыла.

— Здравствуйте Шайнинг Армор.

— Блоссом? – он удивлённо уставился на старенькую кобылу, потом выскочил из-за своего стола и бросился к ней, бережно коснулся копытом её груди, — я знаю, она мертва. Мне очень жаль!

— Такова судьба, от смерти не сбежишь. Я получила письмо от её дочери, до того, как тучи нас отрезали. Она оставила тебе кое-что, просила отдать, да забыла я, вот, нашла недавно, когда прибиралась в комоде. Может это поддержит твой дух. От старой кобылы помощи немного, но хоть что-то.

Она вытащила из своей сумки деревянный пенал. Жеребец взял из её копыт коробочку и прижал к груди, потом закрыл глаза, на пол закапали слёзы.

— Не плачь воин, все там будем. Спасибо, что защищаешь нас.

— Клянусь тебе! Я отомщу за неё!

— Месть? О чём ты? – растерянно спросила кобыла, — Шайнинг, поверь старой кобыле, смерть приходит даже за высшими пони. Прими её как данность, как солнце и дождик. Она есть. Земной путь рано или поздно заканчивается, главное, чтобы было кому помнить о тебе.

Блоссом ушла, оставив его наедине с картами и проблемами. Лишь вечером он решился открыть пенал, внутри на бархатной подушечке лежал прозрачный зелёный камень и свёрнутая записка. Жеребец развернул тоненький свиток, увидел знакомый почерк, на миг сердце кольнуло болью, он прикрыл на мгновение глаза, постоял секунду в нерешительности и, наконец, прочитал его.

«Здравствуй Шайни, чувствую, твои беды не закончатся, а моя судьба близится к финалу. Если станет совсем плохо, возьми камень, согрей его своей магией, он укажет путь к тем, кто может помочь. Предъявишь его и тебя пустят, я дарую тебе этот шанс за доброту и отзывчивость, которые ты выказал старой кобыле».

Шайнинг Армор несколько раз перечитал текст, потом решительно свернул записку и наполнил камень своей магией, тот выпустил небольшой зелёный лучик в виде стрелки. Единорог сложил всё обратно в пенал и молнией выскочил из казармы, проскакав два квартала, добрался до знакомого дома, ткнул носом колокольчик. Через минуту ему открыл земной жеребец, он удивлённо уставился на единорога, потом почему-то покраснел и сильно смущаясь, пригласил внутрь. Через минуту Шайнинг уже сидел за столом с чашкой ароматного чая и тарелочкой сладкого винограда. Белая рогатая кобыла, сверкая своими антрацитовыми глазами, пыталась отговорить его.

— Шайнинг! Ты сошёл с ума! Я не знаю, кем была эта кобыла и почему ты ей так доверяешь. Рядом с нами только Королевство чейнджлингов, при очень сильном желании можно попробовать добраться до Якистана. Полагаю, речь идёт именно об этих страшных созданиях со стрекозиными крыльями. Они тебя сожрут! Выпьют всю твою силу! Принцесса Каденс запретила даже приближаться к границам их земель.

— Фезе, я чувствую, кьютимарка и мой дар. Они помогут! Я не знаю, почему и как, а может, просто схожу с ума. Неважно. Ели не вернусь через две недели, пусть Бриз возглавит армию, она многому у меня научилась за эти месяцы. И, да помогут нам Принцессы. М-да, из моих уст это звучит издевательством над справедливостью. Пусть! Всё равно нам не победить, я не вижу способа без привлечения третьей силы. Северные Княжества грифонов превосходят нас численностью живой силы в десятки раз.

— Хорошо, понимаю. Нам остаётся только сдохнуть, забрав с собой как можно больше врагов.

— И это правильно! – жеребец улыбнулся, потом бережно погладил своим копытом её ногу, — не пускай его никуда, пусть продовольствием занимается, тебе спокойней, а я не потеряю высшую пони, — она на миг зажмурилась, потом начала тереть мокрые глаза копытами, еле слышно ответила: «Тяжело, моя младшая кобыла ушла в армию, не удалось её удержать».