Fallout Equestria: Influx

Война между пони и зебрами продолжается. Для того, чтобы её закончить, министерства строят отчаянные стратегии — создают магические и технологические творения, существование которых идёт вразрез с природой. Одним из этих творений стал «Инфильтратор» — сверхсекретный проект Министерства Крутости. В его основе лежала разработка супер-шпиона, идеального слияния пони и машины. Но после первого успешно созданного агента на Эквестрию упали бомбы и превратили её в Пустошь. Сто девяносто лет спустя Кристалл Эклер пробуждается в мире коллапса и насилия, совершенно не понимая, что стало с ней и самой Эквестрией. Её замешательство перерастает в ужас, когда она обнаруживает, что перестала быть пони — теперь она кибернетическая зебра. Ей ничего не остаётся, кроме как отправиться на поиски выхода из своего, мягко говоря, затруднительного положения. Сможет ли она принять правду, если отыщет её? Найдёт ли она друзей в мире, где никто никому больше не верит? И что, если те, кто сотворил это с ней, всё ещё живы и где-то там, ждут и мечтают о том, чтобы она послужила их новой, недоброй цели?

Другие пони ОС - пони

Интимное в туалете на вокзале

На вокзале понька захотела секса. Наверное.

ОС - пони

Смысл жизни

События за две недели до одной трагедии. Знакомство главного героя повествования с двумя милыми крылатыми кобылками. Он не знал, что эта встреча даст ему намного больше, чем он мог себе представить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай ОС - пони

Кексики!

История о том как Пинки....

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплблум Сильвер Спун

Благословения

ЭпплДжек любит день Согревающего Очага не только из-за торжества, дружбы, любви и семьи, но и потому, что он напоминает ей, как сильно она одарена. Домом. Женой. И дочерью. Всё это является лучшими подарками, о которых только можно попросить.

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Пациент XIV

Замечаешь ли ты момент, когда безумие овладевает тобой? Продолжаешь ли жить, как ни в чём не бывало, порой не осознавая своих поступков, или же пытаться найти способ бороться с ним, пытаться отличить реальность от галлюцинаций, создаваемых твоим разумом? Не всё так просто, как кажется на первый взгляд.

Другие пони ОС - пони Человеки

Хроники новой Эквестрии

Сборник информации о "Новой Эквестрии"

Другие пони ОС - пони

Рэрити и непростые обнимашки

У Рэрити есть проблема. Проблема с тем, как Спайк спит с ней. Вместо того чтобы просто обнимать её, как того хочет Рэрити, он спит прямо на ней, буквально душа её. Она ненавидит делать это, но каждую ночь, когда он засыпает, единорожка выкарабкивается из-под него и спит, свернувшись в калачик на том ничтожном свободном пространстве, что остаётся на кровати. Но пришло время всё поменять. Однако она боится поднимать эту проблему, боится, что всё пойдет не так, как она хочет

Рэрити Спайк

Железо древних времён

Ранняя публикация эксклюзивно для Ponyfiction. Рассказ поверхностно связан со вселенной Чёрного Колокола. ...Юная принцесса Твайлайт Спаркл лично отражает атаку оживших доспехов. Поскольку латы сами по себе двигаться вряд ли способны, аликорны предполагают, что ими управляет чья-то злая воля. Опасаясь, что неизвестный противник может стать верным другом Грогару, они посылают стража по имени Стар Кресцент, проявившего завидные способности к телепортации, на север Эквестрии - разведать, не скрывается ли там новый враг. Но и сам Грогар уже прознал о мощном колдуне, чьи полчища готовы вот-вот напасть на прекрасные земли пони...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Твайлайт первый раз пробует спиртное

Зарисовки для литературной игры. Из представленных работ эти две были моими.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: Devinian
Холод и снега Война

Знакомство

Единорог тщательно подготовился к путешествию по Кристальным горам, набрав в седельные сумки провизию и тёплую одежду. Ранним утром он покинул казарму стражи, фактически ставшую ему жильём и работой. За все два месяца он так и не зашёл в покои Принцессы. Высшая Фезе всё понимала и не спорила, лишь глотала слёзы, видя, как он иногда украдкой бросает взгляд на старую фотографию, на которой запечатлена Каденс, качающая мелкую лавандовую единорожку. Вторая фотография, где он скачет со своей дочерью куда-то по аллее в кристальном саду. Из Дворца в свою комнату он больше ничего не перенёс, только эти две фотографии.

Путь до границы он проделал за считанные часы, останавливаясь только на короткие передышки. Магический камень вёл его всё дальше в горы. Тепло Империи быстро сменилось липкой грязью, затем промёрзшей землёй. Дороги стали тропками, а далее исчезли вовсе. Пони жили лишь в пределах Кристальной Империи, суровый холодный климат не оставлял шанса на расселение вглубь гор. Жеребец переодел накопытники, и поскакал по смёрзшемуся снегу, забираясь всё выше и выше в горы. Наст искрился и отливал белизной до горизонта, укрытые снегом шапки вершин сверкали красивыми отблесками в прозрачном горном воздухе. Огромные глыбы льда сверкали зеркалами на солнце. Завораживающая картина величественных гор и еле заметное пятно, пробирающееся по неизвестному никому маршруту. Три дня непрерывного галопа с редкими остановками и ночёвками измотали единорога, но он упрямо скакал вперёд, оставляя в искрящемся снеге Кристальных гор всё, что некогда было дорого. Каждый удар мощных копыт по заледенелому камню становился вехой на пути к неизведанному будущему. Вера в ту, что стала подругой за столь короткий срок и оказалась утерянной навсегда. Снег быстро заметал позёмкой следы единорога. Иногда он находил реденькие кустики снежников и объедал их до основания, стараясь сэкономить каждый кусочек взятой из дома пищи. На пятый день единорог окончательно обессилел, забравшись на мощный ледник. Застывшее море, частично укрытое снежными шапками, уходило далеко вниз. Он проверил камень, тот показывал дорогу к подножию ледника. Последние часы Шайнинг чувствовал на себе чьё-то пристальное внимание, но вокруг кроме бесконечного снега и льда ничего не наблюдалось. Аккуратный спуск пару раз сменялся быстрым скольжением, накопытники стали спасением, намертво вгрызаясь в ледяную поверхность. Уже в самом низу ноги единорога подкосились от перенапряжения, он с разгону поехал вниз, от удара о камень перед глазами вспыхнули звёздочки и жеребец потерял сознание. Жеребец очнулся от тихого потрескивания костра, связанный по всем ногам верёвкой. Он приподнял голову и улыбнулся, поняв, что дошёл до цели. Около огонька сидели пять чёрных клыкастых пони со стрекозиными крыльями, одна кобыла и четыре жеребца. Тёмно-синие накидки прикрывали их спины, сгибы на запястьях защищены такого же цвета поножами, броня на груди почему-то отсутствовала, хотя бока и спину закрывал пластинчатый доспех. У всех, кроме кобылы, глаза отливали небесно-голубым цветом, у неё они имели изумрудный оттенок. Соотношение кобыл и жеребцов казалось странным, обычно всё было с точностью до наоборот, отряды пони состояли из большого количества кобыл и малой части жеребцов, по той простой причине, что соотношение женского и мужского населения у пони имело сильный перекос в сторону кобыл. Один к четырём в городах, а в деревнях доходило до одного жеребца на шесть кобыл.

— Гляди-ка, наша добыча пришла в себя, — радостно сообщил один из дырявых жеребцов.

— Эй, ты чего лыбишься? – возмутилась кобыла, она явно по росту не дотягивала до всех остальных.

— Дошёл! Я добрался! – глаза единорога вспыхнули радостью.

— Угу, добрался. Вот только — куда? Мы за тобой уже целый день следим!

— Вас искал.

Наверное, такое выражение невозможно передать, открывшиеся рты и поблёскивающие клыки.

— Мы тебя знаем, Шайнинг Армор. Помним. Вот только в тебе сейчас вообще нет страха.

— Вы разведчики? – единорог понял, он совсем не боится их, обычные пони, только чёрные и дырявые, даже в какой-то мере симпатичные.

— Нет. Обычная охрана границ, последнее время грифоны решили, что они могут находиться на нашей территории без разрешения Королевы Крисалис. Она сильно удивилась, теперь мы помогаем им встретиться с их любимыми небесами. Пони никогда раньше к нам не лезли, поэтому ты до сих пор жив, кроме того, Королева запретила немотивированное убийство тех, кто даёт нам свою любовь. Я смотрю в твои синие глаза и не вижу в них страха, но вижу кое-что другое. Мощный ментальный щит, какого не может быть ни у кого из вас. Искусная вязь заклинания, которое я определить не в состоянии.

— Эм… да, щиты у меня хорошо получаются. Собственно, больше ничего, — растерянно ответил единорог.

— Ты утверждаешь, что хотел встречи? С кем?

— Ну, наверное, Королева.

— Ты решил пойти к Королеве? Странный способ самоубийства. Зачем так далеко идти? Горы достаточно высоки, можно сигануть вниз.

— У меня камень! Зелёный такой, подруга дала.

Все пятеро вскочили одновременно, сквозь шипение он с трудом разобрал слова.

— Камень! Где он?

— Развяжите меня, я шёл к вам! Он в сумке в деревянном пенале! Я никуда не побегу, клянусь.

Они бросились к его сумке и вытряхнули содержимое на снег. Чёрный жеребец поднял пенал и бережно открыл его, вытащил камень. Чейнджлинги переглянулись, через десяток секунд единорога освободили от пут. Кобылка аккуратно сложила его вещи в перемётную сумку, очистив от налипшего снега.

— Попей горячего чаю сахаром, я знаю, единорогам сладости нужны, чтобы восстановить магический потенциал.

С ним осталась только кобылка, остальные разошлись по сторонам. Она подала ему большую железную кружку и пакетик с кубиками сахара внутри. Единорог начал жадно пить горячий сладкий чай, холод сразу отступил. Шайнинг догадался, сейчас его начнут допрашивать, по всей видимости, вежливо, камушек оказался далеко непростой.

— Кто дал тебе этот камень? – голос у кобылы оказался очень мягким и почему-то низким, это явно не вязалось с её ростом.

— Имбрейс, моя подруга. Земная пони.

Только сейчас он понял — кобыла возглавляла этот отряд. Глаза у неё сильно отличались от всех остальных чейнджлингов, будучи скорее изумрудного оттенка, нежели голубого. Мудрость, явно не по годам, светилась в этих зелёных зеркалах души очень молодой кобылки.

— Я могу узнать ваше имя? Неудобно как-то.

— Ирма. Значит, утверждаешь, изумруд получен тобой от земной пони?

— Да. Только она… в общем, убили её.

— Убили? Владелицу камня? – Шайнинг сразу понял, чёрная пони испугалась, — Я ничего не слышала о смерти кого-то из высших чейнджлингов роя, обладающих личными камнями. Такие новости расходятся подобно снежной лавине. Ничего не понимаю. Ты пойдёшь с нами добровольно?

— Хочу встречи с вашей правительницей. Нам нужна помощь.

— В твоих словах нет лжи, ты ведь знаешь о способности чейнджлингов ощущать чужие эмоции? Даже самые малые проявления чувств. Поэтому, обмануть нас крайне затруднительно.

— Я не лгу! – растерянно ответил Шайнинг.

— Мы это поняли. Сутки полёта до дома, ты измождён долгим походом, нам придётся идти на своих копытах, как жаль, но единороги не крылаты.

Отряд выдвинулся после еды, чейнджлинги предложили ему свою провизию и единорог, закрыв глаза, пообедал мелконарезанными полосками сушёного мяса. Он с трудом удерживал желудок от того, чтобы его не вывернуло наизнанку, но у чёрных пони с собой больше ничего не нашлось, лишь сахар и заварка. Они говорили редко, иногда Шайнинг замечал, как их кривые рога начинают неярко вспыхивать, словно сигнальные огни.

— Это телепатическая речь, магия разума. Обучить не сможем, обычные пони не имеют склонности к ней. К сожалению, лишь самые сильные из нас могут говорить таким образом на большом расстоянии, моих сил хватает на два километра, а я намного сильнее среднего мага. Ментальная связь многократно усиливается внутри табуна, родственники слышат друг друга на расстоянии до десяти километров.

Шайнинг с интересом наблюдал, как чейнджлинги шли. Один летел далеко впереди, другой позади, остальные цепочкой, след в след ступали копытами. Под вечер стало холоднее, единорог начал клевать носом на ходу, чейнджлинги сделали привал, закутав его во всё, что у них нашлось при себе, разожгли небольшой огонёк. На удивлённый вопрос, пояснили, мол, в горах с деревом плохо, поэтому они берут в походы магически сжатые капсулы с горючим маслом. Ничего подобного единорог никогда не видел. Чейнджлинги спали прямо на снегу, похоже, холод их совсем не беспокоил, хотя погреться около огонька им явно нравилось. Шайнинг смотрел на них и никак не мог взять в толк, почему ему совсем не страшно, нет угрозы! Вот хоть ты тресни, нет и всё тут. Что-то в этом являлось неправильным, но он упорно не мог понять, что именно. Сон сморил его очередной раз. Закопавшись в свою попону и два плотных отреза войлочной ткани, выданных чейнджлингами, единорог замер, потом тихо заплакал, воспоминания ударили в сердце отправленной стрелой. Он решил обязательно выпросить помощь у Королевы, какие бы условия она ни выставила, даст согласие. А когда тучи исчезнут, навсегда покинет Империю и постарается забыть о том, как ему когда-то жилось. Усталость быстро сморила жеребца в сон.

— Шайнинг!

Он подскочил. Утренняя заря только-только занималась над верхушками гор, окрашивая багровыми отблесками снег. Даже издалека слышался клёкот, знакомый до скрежета зубов. Жеребец оскалился, бросился к своей сумке, вытащил поножи, одел их, затем повесил небольшой щиток на переднюю ногу, выхватил рапиру, проверил, легко ли выходит из ножен.

— Ты собрался драться? – кажется, кобыла сильно удивилась.

— С некоторых пор у меня к ним кровавые счёты.

— Мы их задержим, а ты…

— Прости, нет. Либо все, либо никто. Я не стану прятаться за вашими спинами!

— Ты нас всё больше удивляешь, — ошарашенно ответила кобыла.

Они вышли на открытое место, гора плавно уходила вниз, весь склон, с кое-где оголённым камнем, представлял собой пологий спуск, перемежающийся огромными валунами. Десяток грифонов, завидев цели, начал снижаться, послышались глухие хлопки крыльев. Единорог не обратил внимания на вспыхнувший ядовито зелёным светом рог кобылы, которая послала зов роя. Его ненависть полыхала огромным костром. Обычно грифоны нападали с воздуха, но, видимо, Шайнинг Армора теперь узнавали многие из пернатых кошек. Он поднял свою рапиру, на клинке заиграли блики, от камней гарды разлетелись голубые лучики. Его хищная улыбка стала ответом на нацеленные в него арбалеты. Взгляд синих глаз единорога стал ледяным.

— На землю! – властный голос жеребца разнёсся эхом по горам.

Грифоны начали быстро планировать вниз, арбалеты исчезли за спинами, они выхватили свои изогнутые сабли. Чейнджлинги стояли чуть поодаль, накапливая энергию для своих рогов и чувствуя, как тает решительность грифонов, страх постепенно начал окутывать этих пернатых кошек. Что может сделать один пони против десятерых грифонов? Затем страх сменился обречённостью. Почему они не улетали было решительно непонятно. Обречённость сменилась ужасом, они бросились на одного единственного единорога, издавая испуганный клёкот, спотыкаясь о ледяные камушки. Чейнджлинги зажгли свои рога. Жеребец ринулся на ближайшего врага, взлетел снег из-под мощных копыт, рапира сверкнула серебряным росчерком, через мгновение тот упал, пытаясь зажать дырку в груди, захлёбываясь собственной кровью. Вспыхнули ядовитые отблески магии, зелёные лучи с рогов чейнджлингов нашли свои цели. Шайнинг с лёгкостью отбивал атаки троих грифонов, его рапира размазывалась в воздухе. Кобыла осталась поодаль, жеребцы ринулись в ближний бой, Шайнинг только сейчас заметил, в их копытах нет никакого оружия, но стоило первому чейнджлингу доскакать до врага, и единорог понял, чем вооружены дырявые пони. Жеребец со стрекозиными крыльями встал на дыбы, из его накопытников выскользнули короткие лезвия, он обрушился на грифона. Тот попытался ткнуть саблей в грудь, чейнджлинг, подставив накопытник под удар, слегка повернул ногу, прижав лапу врага к земле, второе копыто в накопытнике с клинками вонзилось в шею грифона, заблокировать удар тот не смог, окровавленное тело упало на снег. Парировав удар сабли, Шайнинг выбил её из когтистой лапы, удар копыта в стальном накопытнике в голову отправил ещё одного грифона на небеса. Без малейших колебаний рапира, висящая в сиреневом сиянии рога, завершила жизнь ещё одного грифона, до последнего он не успел добраться, тот рассыпался дымящимся пеплом. Обернувшись, он с удивлением увидел, чейнджлингов стало значительно больше.

— Шайнинг Армор. Какая встреча! Это его вы вели? – огромный жеребец висел в воздухе, жужжа своими крыльями.

Сила и мощь, глаза чейнджлинга пылали зелёным светом. Он весь искрился внутренней энергией, решительность и воля. На голове этого жеребца красовался тёмно-синий шлем. Единорог понял, ему встретился кто-то из высших пони Королевства.

— Да, Высший Ирикс. Он с Королевой хочет пообщаться.

— Интересное желание, пусть так и случится. Мы осмотрим тут всё, идите в город. Шайнинг заметил, как Ирма на него смотрит, улыбнулся своим немного грустным мыслям, вспомнив, как сам когда-то давно любовался Каденс. Все почему-то повернулись к единорогу, наступила полная тишина, нарушаемая лишь жужжанием прозрачных крыльев.

— Это не то, о чём ты думаешь! – пискнула кобыла, во все глаза глядя на единорога, как она смогла так сильно покраснеть, оставалось загадкой. Мощный чёрный жеребец опустился на землю, затем подошёл к ней и потрепал по гребню. Он смотрелся эдакой горой рядом с ней, на голову выше кобылы, мышцы бугрились на груди, жилистая мощная шея, внушительные клыки и слегка растерянный восхищённый взгляд.

— Оу, о чём таком он думает, что является не тем, о чём… хм… я запутался. Ирма, двери моего дома открыты для тебя, — чейнджлинг изобразил наигранное удивление и непонимание, продолжая тепло улыбаться.

Кобыла издала какой-то невнятный звук, что-то вроде испуганного писка, её зелёные глаза стали размером с блюдце, произнести она так ничего и не смогла. Чейнджлинг засмеялся, опять погладил её копытом, затем сотня чёрных пони поднялась в небо и рассыпалась окружностью по близлежащим горам, видимо отправились искать лагерь грифонов. Шайнинг Армор обратил внимание на отряд этого «командира», который оказался нормальным и правильным по меркам пони, большинство подразделения составляли кобылы.

Они продолжили свой путь, как выяснилось, до столицы роя осталось часов шесть хода, на вопрос, как удалось грифонам так близко подобраться, Ирма ответила, что с этой стороны гор есть обширный участок моря, контролировать его очень сложно. Но ближе к городу они не пройдут, там охрана серьёзная. Последнее время у пернатых кошек крыша поехала окончательно, сменился их царственный представитель, то ли в результате переворота, то ли случайной смерти. Новый царственный грифон — молодой и горячий, ещё не обломал клюв о Кристальные горы. Такое всегда происходило при смене власти в северных Княжествах.

Столица роя, грандиозная и величественная. Скрытое от глаз любопытных пони Королевство раскинулось на огромном горном плато. Тысячи домов теснились на узких улочках, архитектура зданий казалась странной. Не видно ярких цветастых красок, как любили все пони, треугольные крыши и башенки тоже отсутствовали. Чёрное с зелёным, такое же, как и сами дырявые пони. Все здания сложены из камня, его явно плавили магией, о надёжности строений можно только гадать. Округлые крыши, выполненные зеленоватой черепицей, огромное количество высоких труб из которых шёл пар. На вопрос растерянного единорога, Ирма пояснила — это котельные, без них тут зимой не выжить. Летом избыток тепла запасают в специальных магических конденсаторах и впоследствии используют для сталелитейной промышленности. Котельные работали на угле, который в огромных количествах залегал у южного подножия гор. Шайнинг прикинул, от наличия одной только стали станет гораздо легче. В Кристальной Империи основным ресурсом являлись кристаллы, их добывали и изготавливали, выращивали искусственно в магических лабораториях. Лучшие специалисты Эквестрии по кристаллам жили именно в Империи. Да и никто кроме кристальных пони не мог похвастаться подобным даром. Кристаллы использовались магами для накопления энергии, специальным образом насыщенные магией порошки из мельчайших кристаллов служили топливом для кораблей и поездов. Сложно представить области, где магами не применялись кристаллы. В итоге, огромное количество добытых и выращенных искусственно прозрачных камешков шло в Эквестрию, щедро оплачиваясь казной диархов. В Империю везли оборудование для огранки, магические резаки, всевозможные техномагические устройства для работы. Основной проблемой Кристальной Империи являлся металл, его мизерные количества на территории кристальных пони не подлежали какой-либо добыче. Весь металл завозился из центральной Эквестрии. Шайнинг Армор видел возможность обменять металл на кристаллы и это сразу облегчит защиту Империи. На многих домах висели таблички с крупными надписями, единорог прочитал, «Кафе», «Столовая», «Библиотека».

— Шайнинг, почему вы плачете?!

— Нет, нет… так просто, соринка в глаз попала.

Кобыла со стрекозиными крыльями явно не поверила ответу. Единорогу вновь стало тоскливо, аликорны лгали. Чёрные дырявые пони являлись самой обычной расой, а не врагами Эквестрии. Не может быть у врагов кафе и столовых!

Чем ближе отряд подходил к городу, тем больше становилось дорожек, постепенно они сменились каменными мостовыми с похрустывающим под копытами ледком. Множество ручейков и мелких горных речушек текли по городу, через них были перекинуты мостики. Кованые перила и красивые оградки с железными завитками, в виде листиков и цветков. Множество зелёных фонарей в чугунных держателях столбиками возвышались по бокам дорожек. Количество дырявых пони вокруг быстро выросло до невообразимого большого, они скакали по улицам, невысоко летали в небе, таскали какие-то сумочки, носили на своих спинах мелких жеребят. Но что поразило единорога больше всего, они все улыбались друг другу! Это казалось странным. Дворец Королевы… он поразил Шайнинг Армора до глубины души. Старое строение с облупившейся зелёной краской на фасаде, кое-где даже камушки выпали. На вид оно казалось двухэтажным, но есть ли подземные этажи? Четыре рифлёные колонны с вертикальными бороздами поддерживали крышу, у зелёной восьмиконечной звезды под козырьком оказался сколот нижний луч. Тяжёлая дверь из металла открылась бесшумно, по её поверхности проскочили изумрудные искорки. Они вошли внутрь, охрана отсутствовала как класс. Пустой коридор с немногочисленным ответвлениями и ни одного пони.

— Это точно Дворец Королевы? – растерянно озираясь по сторонам, поинтересовался Шайнинг.

— Мы его Логовом называем, а так да, конечно. Другого такого не существует.

Вдоль стен коридора вспыхнула цепочка огней, зелёные магические светильники, напоминающие свечи. Окон в здании обнаружилось довольно мало, это казалось странным, тем более, солнечная погода в этих местах являлась редкостью, а принимая во внимание зелёный цвет стёкол, ни о каком естественном освещении говорить не приходилось. Но ещё более необычным выглядело полное отсутствие ухоженности всего комплекса. Ни почётного караула, ни обслуживающего персонала. В Кристальном Дворце всегда обреталось множество пони, они ожидали аудиенций у высших или Принцессы, договаривались о сделках, носили бумаги на подпись, выполняли различные поручения. Дворец диархов круглосуточно напоминал муравейник. Царственные сёстры работали и днём и ночью, управляя своей великой страной. Шайнинг вспомнил свою постоянную головную боль, когда сёстры сменяли друг друга на троне, начиная от развода караулов по коридорам и заканчивая сдачей смены ночной страже, затем всё повторялось в обратном порядке. По коридору они шли около двух минут, никого не встретив на пути, затем остановились около самой большой двустворчатой двери из чёрного полированного дерева, украшенной зелёной звездой по центру. Кобыла толкнула её, створки раскрылись. Шайнинг Армор выпал в осадок. Неубранное помещение, какие-то скомканные бумажки валялись на полу. Под столом, с наваленными на него в беспорядке свитками, красовались два огрызка от яблок. Трон Королевы, изумрудного цвета с мерцающей рельефной звездой на спинке, явно — произведение искусства, оказался пустым. Корона с зелёными шариками на концах сиротливо валялась на сидении. Зато рядом на большой кровати нашлась и сама Крисалис. Она спала на спине, свесив голову вниз с края кровати, из приоткрытого рта кобылы вывалился на бок розовато-оранжевый язык, с него капала слюна. На ней красовалось слегка помятое выцветшее платье из зелёных полосок. Шайнинг отметил приятные пропорции тела, мягкие обводы крупа, красивые крылья, напоминающие два прозрачных кристалла слюды и, конечно же, огромный кривой чёрный рог, с двумя уступами.

— Королева Крисалис.

В ответ раздалось причмокивание, язык исчез во рту кобылы.

— Королева, проснитесь, пожалуйста.

— Я работаю! – не открывая глаз, сообщила внушительных размеров кобыла, потом подумала и добавила, — зайдите завтра или послезавтра… нет, вообще не заходите, у меня там где-то высшая без дела бегает, вот, к ней топайте.

Шайнинг Армор от удивления сел на хвост. Такого правителя он не видел никогда, даже представить подобное казалось полной глупостью. Но бросив взгляд на Ирму, он увидел ещё более невероятное зрелище. Кобыла с огромной теплотой во взгляде глядела на свою Королеву. Словно на собственную мать или родную сестру. Никто так не смотрел на Каденс! Да, её любили и уважали, но для пони она была величественной Принцессой. Дальше стало ещё веселее. Ирма, тихонько цокая копытами, подошла к лежащей Королеве и погладила её по голове. Та недовольно заржала и наконец-то соизволила открыть глаза. Их взгляды встретились. Небесно-синие глаза единорога и зелёные у Королевы. Через мгновение она подскочила, подушка подлетела вместе с ней и аккуратно нанизалась на рог. Крисалис села, потом сняла подушку, вернула её обратно в изголовье, и настороженно глядя на своих пони, спросила.

— Так, что жеребцы забыли в моих покоях? Брысь!

Её слегка дребезжащий голос разнёсся по залу, чёрные пони искренне заулыбались и послушно удалились за дверь.

— Ты! Тебя тоже касается! – она указала копытом на Шайнинг Армора.

Единорог согласно кивнул, затем покинул королевские покои или зал приёмов, разобрать изначальное назначение помещения он не смог. В личных покоях не ставят трон, а в зале для аудиенций не делают кроватей.

— Боюсь спрашивать, она у вас всегда такая? – пытаясь прийти в себя, поинтересовался единорог.

— Мы ещё те подарочки, уж поверь. Постоянный стресс, нам не понять. А так, она хорошая. Особенно, когда не злится. Или её не увлечёт очередная идея по захвату чего-нибудь важного и очень нужного.

— Ирма высшая пони?

— Нет, пока слишком молода. Но раз нас приставили к ней, значит у Королевы планы на неё. Мы думаем, она не сможет улизнуть, видел, как она смотрела на Королеву? Мало кто решится побеспокоить сонную Крисалис.

— Почему в покоях так грязно?

— Кто убирать-то будет? – удивлённо поинтересовался чёрный жеребец, — У высших чейнджлингов и так дел по самый рог, а больше в её покои никто не решится зайти. Это с Ирмой мы такие смелые, без неё нашего копыта на пороге Логова не будет. В общем, мы пойдём, от греха подальше. Жди её приглашения здесь, если чего, мы по домам.

Шайнинг кивнул, через минуту он остался один в пустом коридоре, перед заветной дверью. Обдумать жеребец больше ничего не успел, всё казалось пьяным сном. Он дошёл до цели, его не убили, вообще не причинили вреда и что? Крисалис совсем не выглядит страшной. «Ну клыки, ну дырявая, ну большая и чего?» — подумал жеребец, пытаясь разобраться в своих мыслях. Двери вспыхнули зелёным ореолом и открылись. Единорог заглянул внутрь. Крисалис уже сидела на троне, даже корону успела одеть, Ирма заправляла её кровать.

— Заходи.

Странный двухтональный голос, словно говорили одновременно два существа. Низкий тембр, но при этом точно понятно, говорит именно кобыла.

— Здравствуй Шайнинг Армор, — её зелёные глаза вспыхнули магией, по жеребцу проскочило сканирующее заклинание.

— Ирма, иди, нам надо поговорить.

Молодая пони кивнула и радостно ускакала прочь, забрав с собой мусор из-под стола и продырявленную подушку.

— Что тебе нужно?

— Помощь нужна, — честно ответил Шайнинг.

— Моя? Ты не ударился ли головой часом? – обеспокоенно поинтересовалась кобыла.

— Нет, не ударился. У Кристальной Империи серьёзные проблемы. Если вкратце, мы отрезаны от основной Эквестрии. Как сказали ваши подданные, у северных грифонов сменился царственный представитель. Полтора миллиона пони не могут им противостоять, мне многое удалось, мы держимся уже второй месяц. Ресурсы на исходе, аллеи памятных камней становятся похожи на длинные дороги скорби. Я прошу вашей помощи.

Кобыла начала икать, чуть ли не подпрыгивая на троне.

— Ты наглец! – это всё, что она смогла ответить, замерев с открытым от удивления ртом, оголив внушительного размера клыки.

— Я согласен на любые условия. Всё чего вы захотите или могли бы пожелать.

Она закрыла глаза, в дверь буквально влетела кобыла. Крисалис открыла один глаз.

— Я тебя не звала.

— Моя Королева меня не приглашала, ах, что же делать? Будем считать, уже позвала.

— Что у меня за день такой? Никто не слушается! Я же Королева, меня нужно слушаться! – начала причитать огромная кобыла.

Шайнинг Армор растерянно уставился на неё, пытаясь понять, шутит она или нет.

— Моя Королева, я вас люблю, моё сердечко трепещет от радости встречи с вами! Видите, какой хороший гость к вам пришёл? У вас сегодня удачный день!

Старенькая кобыла с морщинистой шкуркой, в некоторых местах шёрстка блестела серебром, глубокие борозды пролегли под её яркими зелёными глазами, мордочка выражала бесконечную любовь и преданность. Шайнинг чувствовал, в этом всём нет фальши, она не заискивала, не пыталась понравиться.

— А он говорит, Кристальная Империя ослаблена! – она показала копытом на единорога, — Почему я об этом ничего не знаю? Кстати, где твоя розовая подружка?

— Мы расстались.

— Вы… эм… как это? В смысле, это невозможно! Она не могла тебя отпустить, полная глупость с её стороны.

— Похоже, я чего-то не знаю. Королева Крисалис, мне не хочется обсуждать личные проблемы. Тем более, Принцесса осталась на другой стороне.

— Не хочешь — не надо. Значит, говоришь, Империя ослаблена и аликорна там нет? — задумчиво сказала Королева, — Интересно. Высшая Мист, надо бы захватить, почему мы до сих пор не нападаем? Такой удобный случай!

У Шайнинг Армора на миг остановилось сердце от страха, пропустив парочку ударов. Рог старенькой кобылки на миг вспыхнул и сразу погас.

— Моя Королева, конечно нужно! Обязательно захватим! Но сейчас мы не можем этого сделать, — опечаленно ответила чейнджлинг.

— Почему? Что с моими воинами? – нервно ржанув, поинтересовалась Крисалис.

— С воинами всё в порядке, они заняты грифонами, все до единого. Не в этом проблема.

— А в чём? – Королева обиженно надулась.

Дверь снова приоткрылась, в неё вбежала ещё одна кобыла, неся на спине жеребёнка.

— Ну, как же? – старенькая кобыла всплеснула передними копытами в воздухе, — Комет не накормлен! У вас все задние ноги уже белые от молока. Это очень серьёзная проблема!

Высшая сняла со спины кобылы жеребёнка, кивком отправив её обратно за дверь, бережно поднесла его к Королеве, малыш зевнул и заулыбался, очевидно, почувствовал запах матери. Та уставилась на чудо, словно первый раз увидела.

— Он голодный, — мягкий голос кобылы наполнился теплом и сопереживанием.

— А Кристальная Империя… это… — уверенность в голосе Крисалис испарилась, как будто её там никогда и не было.

Королева нервно завозилась на троне, словно не знала, что ей делать дальше.

— Малыш голодный, покормите, потом отдохните, я что-нибудь придумаю.

— Обещаешь? – с сомнением в голосе, протянула Крисалис.

— Да, моя Королева. Обещаю.

Шайнинг Армор подозрительно смотрел на жеребёнка с синей гривой вместо гребня. Сердце начало уходить куда-то ближе к копытам, глаза жеребца становились всё больше и круглее, в них проступал испуг.

— Твой, твой. Не стоит так нервничать. Не переживай, я богатая, денег на содержание требовать не стану, — Крисалис почему-то грустно усмехнулась.

Она взяла жеребёнка и легла с ним на кровать. Шайнинг Армор увидел то, что наблюдал сотни раз до этого. Распухшее от молока вымя и прильнувший к нему малыш, упирающийся мелкими копытцами в живот матери. Внутренняя часть бёдер кобылы действительно оказалась в белых потёках от молока. Его потянули за хвост, вытаскивая из покоев Королевы.

— Эквестрия вызывает единорога! Единорог, ответьте! Шайнинг Армор!

Он с трудом сосредоточился на низенькой старой кобылке, стоящей рядом.

— Ты Имбрейс, да?

— Меня зовут Мист, но ты прав, догадался. История Имбрейс правдивая до последнего слова. У неё всё будет хорошо, мы обе слишком стары для приключений. Прости, что сбежала, Королева сильно нервничает из-за жеребёнка, пришлось вернуться.

Шайнинг Армор закрыл глаза.

— Шайни, послушай. Ты получишь помощь, я же обещала тебе, — тихо сказала кобыла.

— Они её убили! Убили!

— Кого? – не поняла Мист.

— Имбрейс! Настоящую Имбрейс!

— Кто убил? Зачем кому-то лишать жизни мою подругу? — в глазах старенькой кобылы чейнджлингов заблестели зелёные слёзы.

— Они заставили меня рассказать о Имбрейс, прости. Твайлайт показала моё письмо Селестии, я пытался молчать, надеялся на защиту Каденс, она сама мне приказала, словно не слышала моей мольбы.

— Шайни, мне очень жаль.

Жеребец уткнулся в грудь кобыле, по белой шёрстке покатились слёзы. Чёрная кобыла тоже тихо заплакала.

— Мы дружили много лет, я помогала ей в жизни, нелёгкая доля выпала этой земной пони, денег много, а любви нет. Её дочку они не тронули?

— Каденс что-то говорила, кажется, они с ней только пообщались. Прости меня Имбрейс… Мист. Прости. Я не желал тебе зла.

Прозрачные крылья обняли жеребца, тело кобылы оказалось прохладным и таким мягким.

— Ты поставила мне какой-то щит?

— Да, самый мощный из всех, на которые способна. Твоя кьютимарка усилила его. Я не хотела, чтобы она продолжала мучить тебя своим даром.

— Это мой жеребёнок?

— Твой, именно поэтому я пришла к вам. Крисалис выиграла бой, но проиграла сражение. Мы планировали получить много любви, нам это удалось, рой практически не пострадал, накопители заполнились до предела. Она не планировала захватывать Кантерлот. Точнее… ты поймёшь со временем. Крисалис – Королева роя, она всегда хочет что-нибудь захватить, такова её натура. Но всё же, основной задачей ставилось совсем не это. Думаю, ты давно догадался. Шайнинг Армор, мы хотели получить тебя. Именно ты стал целью нападения, не Каденс и не Кантерлот. Ваши земли нам не очень интересны, слишком жарко для чейнджлингов. Мы любим горы и болота, прохладу, снега. К тому моменту, как всё раскрылось, Королева уже получила желаемое. Но ей опять не повезло.

— Я не понимаю.

Она поманила единорога за собой, тот пошёл с ней рядом, цокая стальными накопытниками по зелёному мрамору пола.

— Твою сестру вели с детства, звёзды указали Селестии на ту, что может обрести крылья вдобавок к рогу. Она тысячу лет искала себе ученицу, которая сможет стать чем-то большим, нежели талантливая пони. Твайлайт Спаркл оправдала её надежды и стала той, кого так ждала солнечная Принцесса. Она вернула ей сестру и обеспечила работу Элементов Гармонии. Это её первая победа за тысячу лет. Они вместе с Каденс всё это планировали, искали и надеялись. Каденс брала на себя воспитание жеребёнка, Селестия учила более взрослую пони. Но случилось ещё кое-что. Законы крови в Эквестрии очень строги. Ты стал их второй целью. Получить двух аликорнов сразу, об этом можно только мечтать. Они поддались соблазну. Когда стало понятно, что твоя сестра обретёт крылья, Каденс решилась на близость с тобой.

— Так это всё из-за моей крови? – в голосе жеребца послышались злые нотки.

Старенькая кобыла покачала головой и улыбнулась ему.

— Шайни, не суди, да не судим будешь. Они — защитники Эквестрии, её воля и дух, верность и благородство. Даже бессмертным аликорнам нужна поддержка, без своих маленьких пони они пустое место. Чтобы получить нужную искру жизни, Каденс пришлось полюбить тебя. Без настоящей любви ничего бы не вышло. Ты подарил этому миру ещё одного аликорна. Кто знает, возможно, твоей дочери уготована честь защитить Эквестрию от страшной опасности.

Они зашли в покои высшей. Здесь царила идеальная чистота и порядок. Под потолком висела огромная люстра с множеством рожков, в которых мягким зелёным светом сияли камушки. По всей видимости, кобыла жила здесь. В углу стоял деревянный комод с зеркалом и кровать, застеленная красивым покрывалом с вышитыми на нём зелёными звёздами. Рабочий письменный стол из дерева, инкрустированный малахитовыми вставками. На поверхности лежали свитки, стопка бумаги и писчие принадлежности. Особенно жеребцу запомнилось перо, явно сделанное из стали, украшенное мелкими драгоценными камнями по ободку. На стенке Шайнинг увидел фотографию Имбрейс, на её спине сидела маленькая пегаска с бордовой шёрсткой и такими же зелёными глазами, как у матери. На глазах мгновенно выступили слёзы, он попытался отвернуться, кобыла подошла к нему, и ткнулась головой в грудь, пытаясь успокоить.

— Ваша Королева… начинаю понимать, она тоже хотела себе аликорна? – тихо спросил единорог.

— Да, Шайни. Мы неспособны любить, поэтому ей не требовалось отдавать тебе своё сердце. Увы, ты зачал жеребёнка не того пола, он свершит множество важных дел в жизни роя, станет высшим чейнджлингом и будет оберегать свою Королеву. Увы, второй Королевой роя ему не стать. Закон для всех пони един — лишь кобылам начертано судьбой, властвовать на этой земле. Когда Крисалис узнала, что её надеждам не суждено сбыться, она совсем расстроилась. Теперь ничего не хочет, иногда с трудом заставляю её кормить жеребёнка. Поэтому я пошла к тебе, хотела посмотреть и что-нибудь придумать. Искала способ поддержать мою Королеву. Ты оказался совсем не таким, как о тебе говорили. Не очень умный жеребец, воин и защитник, с большим сердцем и светлой душой. Ты не похож на бизнес-пони, алчно добывающих биты, или на тех, кто отирается около тронов Принцесс ради получения плюшек от их милости, не ищешь выгоды от своего положения и близкого знакомства с правителями Эквестрии. Я приняла решение, помочь тебе найти свою судьбу и подтолкнуть к общению с нами.

Жеребец сидел с закрытыми глазами, по его шёрстке текли слёзы. Кобыла опять ткнула его головой, загоняя на свою кровать. Единорог в итоге лёг на ложе, она укрыла его тёплым одеялом, оставив снаружи только голову с шеей. Сама улеглась рядом и поглаживала синюю гриву, успокаивая расстроенного пони. Шайнинг слегка смутился, вспомнив, как поступала его мать. Твайлайт Вельвет вела себя точно так же, укладывала на кровать и гладила непослушные пряди синей гривы.

— Почему Каденс ничего из этого мне не рассказала?

— Чужая душа – потёмки. Когда-нибудь, если захочешь, спросишь у неё.

— Нет. Я рад случившемуся, моя судьба свернула с предначертанного ими пути. Пусть она разбила мне сердце, но когда-нибудь, я спою песню любви в унисон с другой кобылой. Но это всё потом, не сейчас. Я пришёл за помощью.

Они надолго засели в покоях Мист. Шайнинг Армор подробно рассказал о случившемся и возникших проблемах. Показал на картах расположение гарнизонов и защитных сооружений. Перед уходом он решил ещё раз зайти к Королеве. На этот раз она сидела за столом, перебирала какие-то бумаги.

— Шайнинг, ты такой настойчивый, ужас прямо! Высшая Мист справится, я дала ей разрешение. Что ещё нужно?

Жеребец подошёл к её столу и лёг перед ней на запястья, коснувшись рогом пола, вызвав удивлённое фырканье.

— Королева Крисалис, я считаю, вы обязательно должны нас захватить. Это правильно.

— Прости? – видимо ему удалось удивить Крисалис.

— Если вы нас захватите, я стану вам подчиняться. А значит, смогу ездить сюда и видеться с моим сыном.

Она долго молчала, потом засмеялась своим дребезжащим смехом.

— Каденс дура. Такой жеребец! Хорошо, будь по-твоему. Я внесу необходимые корректировки в план Мист. А ты всё же подумай о будущем, северная погода переменчива, такое событие с тучами достаточно редкое явление. Что дальше-то станешь делать? – задумчиво поинтересовалась Королева.

— Вы дадите нам договора, только не обычные, а те, которые нельзя не выполнить. Я поставлю подпись от имени Кристальной Империи. Полагаю, вы лучше меня знаете, как это сделать. Я в этом плане туповат.

В зелёных глазах Королевы загорелись искорки, она с интересом посмотрела на жеребца.

— Ты продолжаешь меня удивлять. Мы подумаем, обещаю.

— Есть такая штучка, резиновая груша с трубочкой, её конец делается из мягкого материала в виде присоски. Наши кобылы называют это молокоотсос. Когда молока слишком много, можно пользоваться. У Каденс такой проблемы нет, но я видел, как мучилась моя мама.

Она заулыбалась, потом заливисто засмеялась, поняв, что жеребец пытается поднять ей настроение, видимо Мист рассказала о плохом душевном состоянии своей Королевы.

— Иди уж, советчик. Тебя ждут твои пони.

Шайнинг Армор зашёл в комнату, где жил будущий высший пони роя. Тот дрых без задних ног в своей колыбельке, обняв плюшевую игрушку и посапывая во сне, две чёрных кобылки наводили порядок в детской, мыли полы и полоскали погремушки в тазике с мыльной водой. Единорог подошёл к детской колыбели и аккуратно погладил жеребёнка по гриве, потом улыбнулся, глядя на прозрачные крылышки и кривой рог.

— Я с тобой малыш, никогда не оставлю тебя.

За окном показалось солнце, рассекая пасмурный день. Лучики проходили сквозь зеленоватое стекло и скользили по полу, придавая странный шарм всей детской комнате. Обе кобылы с умилением смотрели на единорога и улыбались.