Сладкая попка: Пробуждение

Лира спит, ей снится сон о блинчиках, но внезапно он становится слаще, когда Бон-Бон начинает ласкать её во сне. Сможет ли Лира устоять перед искушением?

Лира Бон-Бон

"На луне у Луны"

"Вы расстроены, обижены, испуганы? Вам грустно, одиноко, скучно? Не беда! Мы поддержим, развеселим, выслушаем" — так говорит серебристая табличка, прикреплённая на дверь самого дружелюбного и спокойного заведения в Эквестрии — бара "На луне у Луны". После истории с Тантабусом принцесса Луна решает создать коллективный сон для всех желающих: прекрасное место без огорчений, несправедливости и обид. Не откажите себе в удовольствии полакомиться любимыми кексиками, повеселиться на Большой Еженедельной Лунной Вечеринке, поболтать с первыми лицами королевства как с давними друзьями... и, возможно, вы даже встретите тех странных пони, о которых я поведу свой рассказ. Удивительный бар принцессы Луны работает еженочно, без перерывов и выходных — так не стесняйтесь, входите и будьте как дома!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Пайлэнд

Пайлэнд исполняет желания. Тебе не захочется уходить отсюда.

Пинки Пай ОС - пони

Осколки

Вот и закончился этот 2020-тый год. Он оказался тяжелым, но взгляните на это с другой стороны: для многих из вас он стал отличным поводом уделить больше внимания своим вторым, третьим и четвертым половинкам. Я уверен, что многие из вас не сидели сложа руки, а развивались и адаптировались. Я мог бы ещё долго лить воду на стены текста, рассказывая о том, как важно не терять силу духа, оптимизма и волю к жизни, но все наверняка заняты подготовкой к празднику. Поэтому я просто выложу то, над чем работал два дня: небольшой праздничный спешл о Блике, которому не посчастливилось встречать праздник в одиночестве. Берегите себя и своих близких.

ОС - пони

Опасности телепортации в состоянии алкогольного опьянения

У Принцессы Селестии проблема. Или, возможно, это у Твайлайт Спаркл проблема. Каждые несколько недель, пьяная Твайлайт Спаркл неосознанно телепортируется в замок Селестии в поисках закуски или места, чтобы переночевать. Так что со всем этим будет делать Селестия?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Кубок Лунного Камня [The Moonstone Cup]

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы она, вместе с величайшими в мире волшебниками, приняла участие в в соревновании за Кубок Лунного Камня - самую почетную награду для самых сильных и искусных волшебников, единорогов и не только. Сможет ли она победить? С какими состязаниями ей придётся столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Ми

Когда я думал, что неплохо было бы попасть в Эквестрию, я имел в виду совсем не это! Ну ладно, и так сойдёт

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Внутренний Город

Рэйндропс, молодая пегаска из Понивилля, едет к своей больной тётушке. Казалось бы, что может быть обыденнее, чем эта совершенно непримечательная поездка? Но, возможно, всё не так просто, ведь пункт назначения — таинственный город Сталлионград с его малопонятной для остальных эквестрийцев жизнью.

Другие пони

Голос гармонии

С приходом людей в Эквестрию жизнь сказочного королевства сильно изменилась. "Попаданцы" всех мастей каждый день оказывают влияние на жизнь волшебного мира. Но, как выясняется, не только они могут менять мир поняш. Брони, таинственные писатели "фанфиков" - кто они? Как влияют рассказы на мир Эквестрии? Твайлайт с подругами отвечают на этот вопрос в прямом эфире ток шоу на Human-TV. Писателям фанфиков и их критикам посвящается.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони

Эверфри и отрава-цвет

«Жили-были две сестры, — начала Флаттершай, — да мама их, в лесной хижине. Они очень друг друга любили...»

ОС - пони

S03E05
12. Наша родина - Тартар 14. Красное копыто

13. Братья под солнцем

О благих намерениях, вымощенных ими дорогах, и немного о быте на пограничных заставах.

На следующее утро Огнекрыла вызвали во дворец. Селестия была явно недовольна. Он стоял перед ней в тронном зале по стойке «смирно» в сопровождении двух гвардейцев, и разговор явно обещал быть напряжённым. Собственно, это был не разговор. Это был суд. Или, скорее, трибунал.

— Я хотела бы понять, Огнекрыл, чем ты руководствовался, устанавливая памятник врагу нашего мира на входе в нашу столицу. Надеюсь, твоя причина была достаточно веской?

— Более чем веской, Ваше высочество.

— Так будь любезен, объясни. И учти, ты очень многое сейчас поставил под сомнение, в том числе — твоё подданство. Такой святотатственный поступок вполне может стоить тебе изгнания из Эквестрии. Навсегда.

Огнекрыл обвёл взглядом тронный зал, взвешивая каждое слово, которое собирался произнести. Вдоль стен стояли его товарищи по оружию, ополченцы, гвардейцы, даже Твайлайт и её подруги были в зале. Когда Огнекрыл встретился глазами с Пинки, он смог увидеть, как она, будучи верной своей привычке никогда не быть серьёзной, одними губами по слогам произнесла «на-всег-да». Конечно, сейчас можно было бы просто запустить ту запись, с признанием Звездоворота, но это… Это перевернуло бы мировоззрение слишком многих. Он не мог на такое пойти, им и так пришлось несладко. Время для такой правды ещё не пришло. И он в глубине души надеялся, что никогда не придёт. Он взглянул в глаза Селестии и прокашлялся.

— Ваше высочество. Это я был инициатором установки данного памятника. Ваши подданные возражали, но мне удалось их убедить. Тот, кого вы называете Лордом Тиреком, более не опасен для Эквестрии. Наоборот, без него вся операция по освобождению Кэнтерлота была бы невозможной. Именно его броня помогла доставить артефакт, нейтрализовавший Лучи Боли и оглушивший Королеву Кризалис.

— Кстати, где она?

— Этого я не могу знать, Ваше высочество. По всей видимости, уцелевшие солдаты Роя смогли произвести её эвакуацию до того, как кольцо окружения замкнулось. Возвращаясь к памятнику, я счёл, что его установка на въезде в город даст понять любому гостю, что даже самый страшный враг в Эквестрии может стать другом и союзником. Не в этом ли заключается… — он улыбнулся собственной мысли, — …истинная сила магии дружбы?

По залу пронёсся вздох. Было заметно, что Луна с трудом удержала челюсть от падения. Скосив глаза на Твайлайт, он заметил, как сияют её глаза. Теперь оставалось дождаться реакции Селестии. И она отреагировала. Очень лаконично. Она сказала:

— Хм.

И, выдержав небольшую паузу, пояснила.

— Ты дал мне почву для раздумий, Огнекрыл. Сейчас ты можешь быть свободен. Стража, проводите задержанного в его апартаменты.

Отсалютовав по-военному, Огнекрыл в сопровождении стражников покинул зал.

Ближе к вечеру, когда в дверь к скучающему единорогу постучали, это показалось ему странным. Конечно, апартаменты в башне не очень походили на тюремную камеру как обстановкой, так и наличием огромных окон, но по существу они являлись именно камерой. А у обитателей камер обычно не спрашивают разрешения войти. Однако стук повторился, и он отозвался: «Войдите».

Предсказуемо. Вошла Луна. Неожиданно было то, что её не сопровождали стражники. Это могло означать только одно…

— Как ты себя чувствуешь, Огнекрыл?

— Я чувствую себя офигенно недооценённым, Ваше высочество.

Луна не могла знать этой цитаты16, однако формулировка показалась ей забавной и она, не сдержавшись, хихикнула.

— Обвинение с меня, я так понимаю, снято? Иначе вы пришли бы с охраной.

— Да, Крыл. И, более того, я пришла рассказать о совещании, что было после твоего ухода.

— Я весь внимание, Ваше высочество.

Луна изобразила раздражение.

— Прекрати это. Мы ведь договаривались общаться без титулования, забыл?

— Нет, но…

— Вот и всё. Если излагать только суть, Селестия крайне обеспокоена произошедшим инцидентом. С одной стороны, оставить подобную выходку Кризалис без последствий нельзя. С другой — единственное средство, приходящее на ум — ответный удар с полным уничтожением Роя. Но…

— Но это нарушит гармонию мира, так?

— Да. И у нас возникла одна идея, как добиться более-менее сбалансированного решения проблемы. Однако, требуется твоё знание истории и географии. Скажи-ка, как ты догадался, что эта твоя бомбы выведет из строя лучи боли?

— Дискорд мне их подробно описал, и я узнал это устройство. Это человеческая технология.

— И ты, наверное, знаешь, откуда она у Роя?

Огнекрыл хмыкнул.

— Могу предположить.

Луна посмотрела на него с надеждой.

— Нам нужно знать, где это место.

— Тогда мне нужна карта Эквестрии и прилегающих земель к югу от метрополии. Как можно более подробная. Если есть карта с месторождениями полезных ископаемых того же района — пригодится.

— Думаю, найдутся.

— Дай мне эту ночь на обдумывание, и решение у тебя будет.

— Ты серьёзно?

— Серьёзнее некуда. Я когда-нибудь тебя подводил?

— Хорошо. Я отправляюсь в ночной патруль, карты пришлю с курьером. Я… Нет, мы рассчитываем на тебя.

— Ага. Особенно Селестия. Чтобы потом было кого обвинить в провале.

На лице Луны явственно проступила грусть.

— Ты всё-таки обиделся из-за всего этого?

— На обиженных воду возят. Я просто принял к сведению правила игры.

— Огнекрыл, я бы…

— Не надо, принцесса. Я всё сделаю. Спокойного патруля.

Она не смогла подобрать слов для ответа и молча вышла. И услышала в спину.

— Луна! Просто для сведения. Тебя я всё ещё считаю своим другом.

Она обернулась и улыбнулась ему.

— Спасибо. Вдвойне приятно это знать теперь, после… ну, ты понимаешь.

Он улыбнулся в ответ и молча кивнул. Она вышла и закрыла за собой дверь.

Работа с картой заняла всю ночь. Расчёт координат древней военной базы в новой координатной сетке был самым сложным. К счастью, на холокристалле Сэма Стара он держал полную карту всей земной поверхности в виде, известном людям, так что образец для сравнения у него был. Предварительные оценки и прикидки сменились столбцами расчётов, соображения — чертежами, и к утру, как обычно не выспавшийся, он был готов встретить своего научного куратора во всеоружии.

— Итак? Получилось что-нибудь?

— Ага. Излагаю по пунктам…

План вкратце состоял из трёх этапов. Первый этап должно было выполнить ударное звено, несущее ракеты. Текущий «улей» должен был быть уничтожен, во избежание восстановления технологий, подобных применённым Роем в Кэнтерлоте, причём и Кризалис, и её подданным предоставлялось право покинуть объект до его разрушения. Второй этап состоял в выделении Кризалис и остаткам Роя базы в срединной части Эквестрии под гарантии соблюдения ряда условий. Для обеспечения принятия условий на втором этапе имелся третий этап. На месте нового местоположения Роя создавался парк развлечений для желающих пощекотать себе нервы, за счёт чего и подменыши, и их королева могли бы получать свою порцию обожания от посетителей.

— Забавно. Мы с сестрой примерно так и планировали, — произнесла Луна, — но как ты вышел на это решение?

Огнекрыл прищурился.

— А ты помнишь собственный первый опыт участия в Ночи Кошмаров в Понивилле? Какой урок ты тогда вынесла?

— Откуда ты?!.. Впрочем, не важно. Важно то, что если ты независимо от нас сделал сходный вывод, это может сработать! Ведь многим пони нравится иногда быть напуганными, особенно если они знают, что это на самом-то деле безопасно. Нужно немедленно доложить твой план Селестии!

— Хорошо. Но тогда пошли прямо сейчас. Медлить не стоит.

Селестия была в шоке.

— …уничтожив нынешнюю базу Роя, оперативная группа сможет доставить Кризалис и её подданных в место, предназначенное для переговоров. Риск велик, но его можно свести к минимуму, имея опорную базу на границе с пустошами.

— Это не план. Это безумие!

— Безумие? Нет, Ваше высочество, это не безумие. Это вежливость.

Селестия нахмурилась и хмыкнула. Перевела взгляд на сестру, стоявшую рядом с Огнекрылом, затем обратно на него.

— Хорошо, действуй. Получишь всё необходимое.


Рассвет над пустошами — очень красивое зрелище. Дот, лейтенант пограничной службы, вышел из домика и поднялся на восточную стену, на мостике которой скучающим взглядом обшаривал горизонт караульный. Неслышно приблизившись, Дот услышал, как боец тихонько напевает какую-то песню. Прислушался.

Видел во сне я бескрайние степи

Видел во сне я бледный рассвет…17

Настил под ногой лейтенанта предательски скрипнул. Боец резко обернулся и, узнав своего командира, смущённо замолчал.

— Боец, ты же новенький, да? Звать-то тебя как?

— Рядовой Вудхуф, сэр.

— Ты, случаем, не из Мустангии?

— Так точно, сэр, из Мустангии. Из Рубиновых гор.

— Красивые у вас песни.

— Да это не то, чтобы у нас… Это я сам сочинил, сэр.

— По дому скучаешь, солдат?

Боец замялся, не зная как реагировать на явно провокационный вопрос.

— Вольно. Я тоже скучаю. Все скучают, так что это у нас не запрещается. Конечно, пока службе не мешает. Тебе ведь не мешает?

— Никак нет, сэр!

— Ну, вот и отлично.

Небо стремительно светлело, рассеивая фиолетовые тени.

Ночная смена вообще считалась на заставе Лодочного Утёса одной из самых лёгких. Конечно, ничего не видно и, теоретически, ночь была самым вероятным временем нападения. Но, с другой стороны — кто мог прийти из пустыни? Зато ночью, в отличие от дня, было прохладно, не было раскалённого пустынного ветра и палящего южного солнца. Кстати, вот и оно — Дот заметил кромку солнечного диска, начавшую подниматься из-за скал. Двое пограничников застыли в восхищении. Рассвет никогда не приедается, даже тогда, когда наблюдаешь его каждый день в течение нескольких лет. Особенно тогда, когда с рассветом может прибыть кто-то, кого ждёшь.

Когда солнечный диск полностью поднялся над горизонтом, освещая стены форта, и Дот собрался уже возвращаться в свой домик, как из узла связи послышался хлопок.

На столе лежал свиток, ещё тёплый.

«По имеющимся данным, к востоку от вашей заставы расположен Улей Кризалис. Удвойте караулы. Ожидайте прибытия объединённой ударной группы и отряда временного усиления поста. Предоставьте ударной группе всё необходимое. Её высочество, Принцесса Селестия».

Лейтенант присвистнул. Корреспонденция такого уровня и таким способом была доставлена на заставу впервые. Похоже, находясь здесь, на границе, он упустил что-то очень важное, произошедшее в столице.

Вскоре после полудня наблюдатели доложили о приближении с севера группы неопознанных пегасов. Вскоре на площадке в центре форта приземлились шестеро пегасов в необычной броне и единорог со странными пропеллерами на спине, поднявшими при посадке тучу пыли. Отстегнувшийся от пропеллеров единорог подошёл и отсалютовал по-военному.

— Огнекрыл, командир тактической сводной ударной группы.

— Лейтенант Дот… У-м-м, Лейтенант Рэйнбоу Дот, пограничная служба Эквестрии, командир заставы «Лодочный утёс», я и мои солдаты в вашем распоряжении!

— Вольно, лейтенант. На «ты» и без званий, годится? Нам понадобится помещение под склад топлива и боеприпасов, казарма для проживания личного состава на примерно двадцать бойцов. Караван с припасами подойдёт завтра-послезавтра, выводы делайте сами.

— Но у нас нет стройматериалов!

Огнекрыл ударил копытом по земле.

— Вот они — стройматериалы. Укажите мне место, где можно поставить два дополнительных корпуса и я приступлю к постройке прямо сейчас. На заставе есть единороги?

— Никак нет. Только пегасы и земные.

— Жаль. Ладно, где ставить здания?

Дот подошёл к свободному углу северной и восточной стен и копытом начертил на утоптанном песчанике два прямоугольника.

— Таких размеров будет достаточно?

Огнекрыл, склонив голову, оценил размеры рамок. Подошёл, стёр одну из линий и удлинил один из прямоугольников примерно на пять метров.

— Так будет лучше. Приемлемо?

Дот молча кивнул.

— Тогда приступаю.

С последними лучами солнца работа была закончена. Вокруг форта возник небольшой ров, был построен ещё один колодец, а на указанных местах стояли две новых постройки, формой и видом напоминавших глинобитные сараи. Лейтенант восхищённо осматривал работу гостя, который, к слову сказать, тяжело дышал и едва стоял на ногах от усталости. Пегасы, прибывшие с Огнекрылом, уже обживали новую казарму.

— Обалденно! Но это очень трудно, да?

— Есть такое. Не каждый день можно дома строить. По мелочи — проще, конечно.

— Всё равно, это — нереально круто! У нас сейчас ужин, предлагаю вам с бойцами присоединиться к нашему маленькому коллективу.

Огнекрыл улыбнулся.

— Это с удовольствием. Эй, бойцы! — рявкнул он в сторону казармы, — Ужин стынет!


На следующее утро на площадку в центре форта, заложив крутой вираж в снижении, приземлилась угольно-чёрная зеленоглазая пегаска с оранжевой гривой.

— Лейтенант Дот! К северу от заставы обнаружен подозрительный караван. Четверо единорогов, шестеро земных, все в странной форме с опознавательными знаками Гвардии. Четыре больших крытых повозки, груз я не разглядела. Идут прямо по дороге, вечером будут здесь. Может, нам следует принять ме…

Она осеклась, увидев сбоку от себя незаметно подошедшего Огнекрыла. И без того не маленькие ярко-зелёные глаза распахнулись от удивления.

— До-от? Я чего-то не знаю? — пробормотала она углом рта она в сторону лейтенанта, не сводя взгляда с гостя, — на тех, в конвое, такая же униформа, как на нём.

— Всё нормально, Дарки, — улыбнулся Дот, — Знакомься: наш гость Огнекрыл, его группа базируется на нашу заставу при выполнении важной задачи. Огнекрыл, это Дарк Фьюри, моя лучшая разведчица.

Взгляд и интонация, которыми сопровождались слова про «мою разведчицу» проинтерпретировать двояко было невозможно — эти двое были парой, причём счастливой парой.

— Рад знакомству, Фьюри. Тот караван — это моя группа обеспечения. Так что всё в порядке. В отличие, скажем, от юго-восточного направления.

Тем временем разведчица заметила два новых здания.

— Дот, а с каких пор у нас есть две капитальных казармы?

— А это Огнекрылу спасибо скажи. Он построил, вчера вечером.

— Ого! Но как?

Огнекрыл улыбнулся.

— Ничего сложного, проще говоря — преобразовательная магия.

Фьюри вновь повернулась к Доту.

— Дот, а тебе не кажется, что вам двоим стоит мне объяснить, что же здесь, всё-таки, происходит?

Когда трое перешли в штаб, лейтенант предложил Огнекрылу вновь рассказать всё по порядку. Тот разложил на столе карту и прокашлялся.

— Итак, что имеем. Когда Кризалис была побеждена в Кэнтерлоте, она с остатками её роя обосновалась в Пустошах. Какое-то время о ней ничего не было слышно, но совсем недавно ею было осуществлено нападение на Кэнтерлот. Подробности не столь существенны, но при нападении использовалось кое-что… Скажем так, оставшееся с очень древних времён, с эпохи задолго даже до Доклассической эры, и очень эффективное. Тем не менее, общими усилиями группы ополченцев и кристальных гвардейцев, Кэнтерлот удалось отбить. Кризалис удалось скрыться, и наиболее вероятным направлением являются опять же Пустоши. Теперь о том, почему Пустоши. Артефакты, использованные Роем в Кэнтерлоте, имеют очень специфические характеристики. Мне известно, не спрашивайте, откуда, где и когда они были разработаны и изготовлены. Мне известно точное место. И оно там, в Пустошах. Поэтому мы должны нанести точечный удар, уничтожая это место, чтобы Рою не удалось воссоздать что-либо подобное или откопать на том же месте что-нибудь похлеще.

— Геноцид подменышей? — удивление Фьюри было запредельным, — Это как-то не очень по-эквестрийски.

— Нет. Геноцида не будет. Наша задача, разрушив базу Роя, доставить Кризалис и остатки Роя в Кэнтерлот. Там ей сделают предложение, от которого она не сможет отказаться. — Огнекрыл осклабился, настолько по-бандитски это прозвучало, — То, что мы делаем — это принуждение к миру. Типа.

Дот и Фьюри переглянулись. У обоих в глазах явственно заплясали весёлые чёртики. Однако ни он, ни она, не решились высказать одну на двоих идею.

Караван с предметами снабжения и оборудованием прибыл в форт даже быстрее, чем ожидалось — вскоре после полудня. Командир группы, серый кареглазый единорог, отрекомендовался:

— Гвардии сержант Айспик. Айспик как «айспик», а не как «айс пик».

Дарк, оценив игру слов, хихикнула, за что удостоилась тяжёлого взгляда исподлобья, после чего немедленно постаралась изобразить серьёзность. Мысль о возможном участии в «этой авантюре», как она охарактеризовала план гостей, не давала ей покоя, заставляя кровь бурлить адреналином.


Примечания:

16 — «Pretty f*ckin’ unappreciated» — фраза из фильма «Крепкий орешек», цензурно переводится именно так.
17 — Перевод автора.