Scalony: Рыцарь правосудия

История супергероя Эквестрии, Рыцаря Правосудия, Скэлони. Бен, также известный как путешественник Пони Без Метки, по стечению обстоятельств, становится супергероем.

Селестия остается пауком, а общество рушится

Селестия – паук. Это единственная истина, один неопровержимый принцип, что правит Эквестрией. Общество, как известно современному понимиру, построено и сформировано этим и только этим. Никто, ни один пони или другое существо, не осмеливается оспаривать идею, что та, кто движет Солнцем, имеет восемь ног, шесть глаз и два клыка, и она действительно гигантский паук. Потому что это правда, и все это знают.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Тайны Твайлайт

Твайлайт немного изменилась. Почти незаметно, но всё же. Стала реже видеться с друзьями, придумывать нелепые отговорки. Занавесила все окна плотными шторами, теперь в библиотеке стоял полумрак, нарушаемый лишь магическими светильниками. Но сегодня Твайлайт пригласила всех подруг к себе, чтобы что-то рассказать. "Приходите и всё узнаете. Будет небольшой сюрприз"

Твайлайт Спаркл

Ты уволена!

Бурно отметив свой день рождения в Кантерлоте, наутро Каденс получает вызов "на ковёр" от принцессы Селестии. И, судя по обрывкам воспоминаний и ужимкам Твайлайт, этот вызов совсем не к добру...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Аллегро

Прошлое всеми известного диджея туманно. Кем была раньше Винил? И почему же она так не любит... рояль?

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия

Настоящее сокровище

Очередной будничный день превращается в удивительное приключение.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Визит домой

Некоторые новости стоит сообщать лично.

Твайлайт Спаркл

Визит

Тихая спокойная ночь Роузлак прерывается коварным вторжением извне. Кто же эта таинственная незнакомка и какие у неё намерения?

Другие пони ОС - пони

Чёрный Колокол

Альтернативный Timeline. Не смог Грогар поссорить Четырёх Сестёр, не были прокляты чейнджлинги, не поддался тьме принц Сомбра, не обратилась Луна в Найтмер Мун. И народы Эквестрии от киринов до драконов изначально живут в крепкой дружбе - а как же иначе, если из Скверноземья доносится лязг обрабатываемого металла, тимбервульфы рыскают по лесам, а по ночам над болотами носятся зловещие тени? Но есть ещё надежда, что зло будет побеждено, и мир воцарится в прекрасной стране Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Другие пони ОС - пони Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Темпест Шэдоу

Рабочая пони

Задумывались ли вы когда-нибудь о тех, кто делает возможными выступления любимых вами звёзд?

ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
6. В звёздном вихре времён 8. Красота рассвета

7. Когда небо горит огнём

О том, что правило чеховского ружья работает и в Эквестрии: если есть армия, ей найдётся применение.

Как ни хороша была «Бэнши», но желание летать действительно быстро не оставляло его ни на день, и наконец он решился. Работа заняла около двух месяцев. Первый месяц полностью ушёл на изучение теории скоростного полёта, его дилетантских знаний, как быстро выяснилось, совершенно недостаточно для постройки даже простого скоростного самолёта. На чертёжной доске, потом на позаимствованном и восстановленном компьютере рассчитал разные варианты и, наконец, начал воплощение в металле. В тесной мастерской к стене сначала встали съёмные секции крыла, затем возникли две кучи мелких деталей — будущие турбины. Затем начала оформляться корпусная секция, с «позвоночником», «рёбрами» и оперением. Подумав, он добавил к конструкции заголовник — мало ли что. Потом — прозрачный обтекатель носа. Попробовав конструкцию на вес, с некоторым разочарованием отметил — изделие получилось довольно тяжёлым.

Наконец, настал день, когда полностью собранное, пока безымянное крыло было плавно опущено на пол мастерской на собственные стойки шасси. Корпус из металла матово поблёскивал, на пилонах застыли сигарообразные подвесные баки. Испытания он решил перенести на тёмное время суток, а пока следовало залить топливо. Под завязку — если всё будет хорошо, он хотел летать всю ночь.

Когда стемнело, он пристегнулся к крыльям и вышел на полянку перед домом. Захлопнул забрало купленного по случаю в спорттоварах шлема и дал самый малый газ. Щёлкнуло зажигание, раздался хлопок, и крылья слегка потянули его вперёд. Упершись ногами изо всех сил, он медленно нарастил тягу до полной, затем плавно «поиграл» рычагами газа. Всё работало штатно, двигатели издавали ровный гул, переходящий на полных оборотах в пронзительный свист, закладывающий уши. Можно было начинать второй этап эксперимента.

Он побежал вперёд, одновременно дав полный газ. Вскоре ноги начали заплетаться от скорости, и он просто с силой оттолкнулся от земли. Крыло слегка клюнуло носом, но тут же выпрямилось и начало стремительно набирать скорость. Под мерный гул двигателей, обойдя по широкой дуге Кэнтерлот, он повернул к Клаудсдейлу.

Ночной патрульный не верил своим глазам. С востока приближалось нечто, издававшее пронзительный, мерзкий свист. Из разных мест города на перехват поднялись трое пегасов.

Сложив крылья и дав почти полную тягу, Огнекрыл приближался к Высокогорному городу пегасов. Увидев три фигурки, поднявшихся на перехват, он решил слегка похулиганить и вывел двигатели на полную мощность. Прицелившись в центр строя перехватчиков, он пронёсся прямо между ними, оглушив рёвом двигателя и растворившись в ночном мраке, оставив только быстро тающий белый след.

Сохраняя максимальную скорость, он повернул на юг. Над Понивиллем он прошёл на максимальной высоте — ни к чему было будить жителей и привлекать лишнее внимание. Показания топливомера подсказывали, что пора уже задумываться о возвращении домой, так что он вновь повернул на север и приземлился на полянке перед лабораторией с первыми лучами солнца.

Ближе к полудню в дверь хижины постучали.

— Что ты вытворяешь?! — Луна осуждающе смотрела на Огнекрыла, стоящего перед ней с печатью недосыпа на лице.

— А что случилось? — он попытался изобразить искреннее недоумение. Не прокатило.

— Кто ночью напугал патруль над Клаудсдейлом, а? И не надо отпираться — по лицу вижу, что это был ты! — она выдержала паузу, и, уже скорее любопытно-нетерпеливым голосом потребовала: — Показывай давай, что ты тут опять наизобретал.

Осмотрев конструкцию, Луна склонила голову и задумчиво произнесла.

— Мне почему-то кажется, что у этой штуковины очень агрессивный вид. Очень похоже на наконечник копья, знаешь ли.

— Ну так ничего удивительного. В истории моего народа гоночные и боевые самолёты развивались не просто сходными путями — по одному пути шли.

— И ты хочешь дать единорогам крылья?

— Не так быстро, Луна. Но потенциально — почему бы нет? Не только пегасы хотели бы подниматься в небо. Думаю, и земные бы оценили такую возможность. Сама посуди — я на этой штуке пролетел почти через всю страну за одну ночь. А сколько я ехал бы на поезде?

— Хм. — Луна задумалась, — а ведь ты, возможно, и прав. Но, прошу, не распространяйся на эту тему. Не все готовы к таким изменениям.

Вдруг её голос из задумчиво-озабоченного стал задорно-хулиганским, а глаза сверкнули.

— Скажи-ка, а не нужен ли тебе наставник ещё и в полётах? В пилотаже, возможно?

Её улыбка не оставляла сомнений — ей тоже хотелось покуражиться в воздухе, но королевский статус не сочетался с самостоятельным полётом и выполнением трюков.

— Давненько не расправляла крылья и ищешь повод, а, Луна?

— Ага! — совершенно не по-королевски подтвердила она.

— Тогда вечером и начнём! Согласна?

Она кивнула. И уже за час до заката её колесница остановилась на полянке перед лабораторией.

— Готов к обучению, Огнекрыл?

— Всегда готов, Луна!

Когда они поднялись в воздух, Луна внимательно осмотрела летящего рядом ведомого.

— Урок первый. Удержание строя при активном маневрировании. Твоя задача — держаться вот на этом расстоянии от моего крыла, как бы я ни маневрировала. Готов?

Он кивнул, и она резко нырнула влево и вниз. Учёба началась. Над спящим ночным континентом, каждую ночь они танцевали в небе под луной, сиявшей только для них двоих.

Однажды он задрал нос Крыла в зенит и выполнил свечку, зависая в верхней точке. А затем, не убирая газ, перевернул машину через спину и с рёвом устремился к земле. Белое облачко сгустилось перед носом, приняв вид сначала купола, затем конуса. Резко рванув управление на себя, отчего потемнело в глазах, он выровнял Крыло, и ударная волна качнула лес под ним. Приземлившись, он гордо вытянутся во весь рост перед наставницей, ожидая похвалы, но голову вдруг бросило в жар от оплеухи.

— Дурак. Ты что себе позволяешь?

— А что такого? — он ещё не в полной мере понял, что именно произошло.

— Что такого? Объясняю специально для самонадеянных идиотов, записывай. Во-первых, это очень громко. Забыл, что я тебе говорила о «нераспространении»? Во-вторых, я не хочу, чтобы мой первый ученик угробился, нарушая банальные правила техники безопасности. Добавить «в третьих»?

— Угу, — от гордости за выполненное сверхзвуковое пике уже ничего не осталось.

— А не будет «в третьих», — внезапно миролюбивым тоном произнесла она, — разве что запас высоты при таких эволюциях надо иметь как минимум метров на пятьдесят больше. Понял?

Она улыбалась. Что за ерунда? Видя недоумение на лице ученика, она решила уточнить.

— Огнекрыл, запомни. Мы с тобой сейчас — одна команда. Пока ты доказываешь мне, что ты молодец, я сестре доказываю, что умею учить. Твои успехи — мои успехи, твои провалы — мои провалы. И мне бы очень хотелось, чтобы ты с большей ответственностью относился к учебным задачам. Понял теперь?

Он кивнул. Да, она права. Подобные выходки были бы уместны где-нибудь над необитаемым Ледяным севером, но над густонаселёнными районами следовало быть особенно осторожным.


В одном из полётов, когда они отрабатывали уход от преследования, он, уходя от Луны, висевшей на хвосте, вздёрнул нос Крыла. Ремни подвесной системы врезались в живот, зависшее в воздухе Крыло закачалось и задрожало, с законцовок крыла сорвались белые струи, но Луна проскочила под ним, не успев не то, что затормозить, но даже сообразить, что происходит. Только обернувшись, она обнаружила ученика висящим на своём хвосте и смогла прочитать по губам: «Бабах». Кивнув, она скомандовала идти на посадку.

— Это был бы «бабах», Огнекрыл, если бы у тебя было чем бабахнуть.

— Кстати, да. Луна, а ты могла бы меня научить, как бы это сформулировать, подсматривать сны.

Она насторожилась.

— Тебе это зачем?

— Не бойся, в сны залезать не буду. Я подозреваю, что у этого умения тот же механизм, что и у взгляда через любую чувствительную поверхность. Например, через видеокамеру.

— Ещё раз — зачем?

— Для «бабаха». Самолёты моего мира вооружались управляемыми ракетами. Я хочу научиться управлению местными ракетами, и смогу добиться куда большей точности, если смогу видеть то же, что «видит» ракета.

— Ты чокнутый.

— Я знаю. Так что, научишь?

— Куда ж я денусь, ты же не отстанешь, — она хмыкнула, — ты такой же упёртый, как мы с сестрой. Значит, так. Я могу тебя научить, но при соблюдении ряда условий.

— Слушаю.

— Первое. Полученные знания применять будешь только в самом крайнем случае. Ни к чему Эквестрии эти ваши людские штучки для взаимного убийства. Второе. Ни к чему об этих тренировках знать окружающим. Даже, пожалуй, моей сестре.

— Принято.


Четыре дня он учился «подсматриванию». Приспособить технику медитации Луны для того, чтобы заглядывать через оптическую систему неодушевлённого объекта оказалось сложной, но выполнимой задачей. Ещё около недели ушло на то, чтобы изготовить некоторое количество ракет. И если с «шоковыми» проблемы не было — он без особых проблем приспособил мощную местную пиротехнику, то вот с осколочными вышла заминка. Пришлось повозиться, прежде чем конструкция боеголовки смогла с одинаковой эффективностью выбрасывать иглы расходящимся пучком по курсу и одновременно ролики по сторонам в виде широкого кольца.

На очередных ночных учениях он смог поразить ракетой буксируемый и маневрирующий воздушный змей. Это был успех.


Он уже неделю летал по ночам один — Луна с Селестией отбыли куда-то с дипломатической миссией. Совершив посадку, он затащил Крыло в сарай и принялся не спеша осматривать двигатели и механизмы управления. Никаких трещин и сколов не было и, закончив с обыденной, но необходимой процедурой, он направился спать.

Проснулся он оттого, что в дверь забарабанили. Когда Огнекрыл открыл дверь, на него буквально упал пегас в гвардейской форме. Форма явно была не в порядке, грязная, помятая парадная броня явно не соответствовала образу Кэнтерлотского гвардейца. Обессиленный гонец лежал на полу, тяжело дыша. Встать ему явно было не по силам.

— Что-то случилось и это важно, так? — начал разговор Огнекрыл.

Гонец набрал в грудь побольше воздуха.

— Дракон… Огромный… Кэнтерлот атакован… Везде огонь… Гвардия не справляется… Уф-ф… Вызвали Вондерболтов. Вызвали Твайлайт Спаркл, но Понивилль далеко…

— Понял. Лежи, отдыхай, я всё сделаю.

Огнекрыл метнулся в ангар. «Твоюжмать, топливо пожёг всё, как теперь вылетать-то?» Суматошно открутив сливную пробку на баке «Бэнши», он расплескал несколько литров горючего. «Так, не суетиться!» Аккуратно, теряя драгоценные минуты, он перелил топливо в баки «Крыла». Мозг продолжал лихорадочно соображать: «Придётся брать полную боевую нагрузку, подвесные баки снять, один фиг они пустые, две шоковых, две осколочных…» Действия выполнялись на автомате, три ракеты со щелчками встали на свои места на подкрыльевых пилонах. Четвёртую заклинило, провозившись и помяв корпус изделия, он отшвырнул ракету и схватил следующую, не глядя. Блин, осколочная! Нужна шоковая. Да где же? А, вот! Он аккуратно провёл ракету по направляющей рельсе. Щелкнули замки, можно было выдохнуть. Пилот присел, подлез под сбрую, застегнул ремни обвязки, пошевелился, проверяя надёжность системы. Поджал ноги. Стойки шасси выдержали. Отлично. Готовность? Да, готовность.

Дверь ангара поползла вверх, он выпрямил ноги и принял на себя вес конструкции. Короткая команда — и стойки шасси скрылись в нишах. Какое же оно, зараза, тяжёлое, но придётся придумать, как добавить ещё пару точек подвески, четырёх ракет может быть не достаточно.

Он вышел из ангара, вздохнул. Пора. Закрылки на взлёт, щелчок зажиганием, сектора газа медленно поползли вперёд. Турбины над крылом зашипели, скоро шипение перешло в пронзительный свист. Короткий разбег завершился прыжком — и отсчёт времени первого боевого вылета пошёл. Распластавшись в полёте, он убрал закрылки и поставил крылья на максимальную стреловидность. От Крыла требовалась вся скорость, на которую оно было способно.


Вопрос о том, являются ли Вондерболты реальным боевым подразделением, получил исчерпывающий ответ. Используя свои выдающиеся навыки по маневрированию на высоких скоростях, эти пегасы нападали на дракона с разных сторон, пытаясь ударить посильнее, сбить с толку, загнать в сеть, которую гвардейцы пытались поставить на его пути. И им это почти удалось. Ребята просто забыли, что их сеть сделана совсем не из огнеупорного материала, а дыхание дракона — штука довольно горячая.

Захватить дракона им не удалось, а вот разозлить — вполне. И если до этого дракон просто обрабатывал огнём окрестности, не особо обращая внимания на сопротивление, то теперь начался именно воздушный бой. И в этом бою ни у гвардии, ни у Вондерболтов, шансов, увы, не было. Чем можно поразить бронированную тушу, по размерам сопоставимую с замковой башней, имея только зубы и копыта? А вот туша как раз вооружена огнемётом, и очень быстро струя липкой горящей дряни зацепила белую пегаску, крыло вспыхнуло, и та, охваченная пламенем, вопя от боли, понеслась к земле. Дракон спикировал за ней, но голубой пегас с рыжей гривой попытался сбить его с курса. Зря он это сделал — дракон лязгнул челюстями, схватил парня и швырнул его о здание. Голубая фигурка, оставив на стене красное пятно, безжизненной тряпкой рухнула в чей-то палисадник.

Видевший это Огнекрыл зарычал от злости и вдавил сектора газа до упора. С этим избиением надо было заканчивать.

Дракон развлекался. Осознание полной безнаказанности кружило голову, вокруг было много потенциальных жертв. В конце концов, ужас и беспомощность — это те чувства, которые были целью этого налёта. Увлечённый охотой, дракон не обратил внимания на странный белый след, перечеркнувший небо и быстро приближающийся к нему.

— Всем в укрытие!!! — проорал Огнекрыл, проносясь сквозь воздушную свалку, — Всем прочь от дракона!!!

Хищник недоумённо проводил взглядом странный орущий наконечник стрелы, со свистом пролетевший над головой. Не вполне понимая, как маленький объект может ему навредить, он вернулся к прерванному занятию — избиению стражи.

«А вот это ты зря, приятель. Недооценить противника — грубая ошибка. Сейчас ты за неё заплатишь».

Огнекрыл развернулся и вышел дракону в хвост. Шоковая ракета сорвалась с пилона и пошла к цели.

Как ни странно, команда спрятаться и не мешать была адекватно понята, да и пример Сюрпрайз, которую короткими перебежками уже волокли в госпиталь, был более чем наглядным. Поэтому, когда ракета, оставшаяся незамеченной драконом, взорвалась под его крылом, никого лишнего не задело. Ударная волна опрокинула зверя, и он еле увернулся от столкновения со стеной замка.

В голове звенело. «Что это было?» Подсказка вновь пронеслась над головой, сопровождаемая свистом и воплем «Получил, ящерка?»

— Ящерка?!! — взревел дракон, — Сейчас пожалеешь, что на свет родился, мелкий мохнатый кусок еды!!!

Однако «еда» и не думала убегать, даже наоборот. Белый след свернулся петлёй и его наконечник опять приближался. Дракон набрал в рот побольше горючей слюны и плюнул.

Струя огня на встречных курсах способна сжечь довольно быстро, но навыки, полученные на тренировках с Луной, не обманули. Переворот, огибание струи и «свечка». Анатомия дракона не способствует взгляду вверх, и поразить цель явно не удалось. Это подтверждалось отголоском вопля «Поцелуй мой круп!»

— А ты, мелкий гадёныш! Ну, сейчас!!! — дракон рванулся в погоню.

Огнекрыл улыбнулся и прищурился. Попался, ящер. Ослеплённый яростью противник — это тот результат, которого он добивался. Теперь необходимо было оттянуть противника от города и уже там… Обернувшись, он, убедился, что дракон, лязгая челюстями, продолжал преследование. Огнекрыл сбросил газ и, чтобы преследователь не утратил интереса, начал вертеться перед носом хищника, уворачиваясь от огненных плевков.

«Довыпендривался!» Струя огня мазанула по крылу и борту, боль полыхнула в бедре, а Крыло словно споткнулось и начало заваливаться вправо. Прибавив обороты, Огнекрыл судорожно обернулся, взглянув на двигатели. Так и есть — из правого тянулась струя дыма, пока тонкая и почти незаметная, но... Крыло не имело систем тушения пожаров. Не имело от слова «вообще». А преследователь целился для следующего выстрела.

Рывок вправо сбил дракону прицел, Крыло нырнуло вниз, в то время как правый двигатель был полностью выключен. Теперь вся надежда пилота была на исправный левый. «Пока исправный». Огнекрыл снова обернулся и обнаружил ещё одну плохую новость. За ним тянулся грязно-белый след — утекало топливо. Видимо, слюна дракона, прилипая к металлам, имела неплохой коррозионный эффект. Набрав скорость и, как ему казалось, сбив пламя, пилот попытался выровнять аппарат и запустить правый двигатель. Турбина чихала и плевалась топливом, не желая принимать зажигание. Попробовать починить? Нет, боль от ожога не давала сосредоточиться настолько, чтобы представить себе структуру материала. Взгляд за спину подтвердил худшие опасения. «Эта ящерица таки меня догнала…»

Несколько взмахов крыльями — и расстояние сократилось до уверенного поражения. Дракон набрал побольше слюны, чтобы сжечь наглеца полностью. Залп!

Огнекрыл рванул рычаги управления на себя. Выполнение «кобры» на одном двигателе было решением на грани безумия, да и не получилась у него «кобра», но и «горки» вполне хватило — дракон пронёсся под ним, извергая сплошную струю огня. Рывком опуская нос, Огнекрыл сосредоточился на «взгляде из ракеты». «Добро пожаловать на край последней западни, ящерица!» — процедил он сквозь зубы и выпустил две ракеты одну за другой, оставляя на пилоне осколочную, на всякий случай.

«Э, где он? Испарился, что ли?» Дракон завертел головой в поисках куда-то подевавшегося противника. Внезапно стало как-то очень больно на спине между крыльями, дракон взревел от боли, перевернулся на спину и увидел несущееся на него копьё. Он ещё успел удивиться, но мир потонул в ослепительной вспышке и грохоте.

Огнекрыл заложил вираж в спиральном снижении, сбросив газ до минимального, и проводил взглядом падающую громадину. Шоковая ракета в лоб — это был идеальный вариант, он даже не ожидал, что это может сработать. Однако… Что с драконом? Падающая фигура стремительно уменьшалась в размерах, меняя цвет и форму. Маленькая тёмно-серая фигурка, врезавшаяся в кроны деревьев, драконом вовсе не была. Это был обычный подменыш. Мимикротерид.

К границе леса приближалась большая группа единорогов-гвардейцев. Огнекрыл снизился, прошёл над ними, привлекая внимание. Бойцы остановились и задрали головы.

— Парни, дракона не будет. Это подменыш. Он пока без сознания. Пока. Так что будьте осторожны, лады?

С земли подтвердили, что поняли, разошлись цепью, и двинулись в указанном направлении. Если подменыш выжил при падении, его нужно было допросить, но это была работа для гвардии.

А ему… Топлива в баках оставалось совсем немного, и Огнекрыл положил Крыло на курс к дому. Время для круга почёта ещё не настало, болело обожженное плевком дракона бедро, от хвоста и вовсе остался мелкий огарок. В общем, вид был совсем не парадный.

Знакомая поляна уже показалась впереди, когда оставшаяся в строю турбина зачихала, а вскоре и вовсе замолкла. Теперь полёт Крыла сопровождался только свистом рассекаемого воздуха. Переведя консоли на минимальную стреловидность, он начал готовиться к аварийной посадке.

До полосы он не дотянул совсем немного. Сбив верхушки деревьев крыльями, Крыло потеряло скорость, клюнуло носом и приложило пилота головой и передними ногами об землю, вдребезги разнося прозрачный носовой обтекатель, и замерло, тихо жужжа ещё вращающимися по инерции турбинами.