Трансмутация

История о рваных цепях и попытке возвращения.

Твайлайт Спаркл Спайк

Взгляд изнутри

Так ли легко быть богом? Так ли легко знать все и обо всех.Возможно великая сила, о которой все так мечтают, не так уж и хороша?

Небо без границ

Сайд-стори моим нуар рассказам "Страховка на троих" и "Ноктюрн на ржавом саксофоне". Присутствуют ОС. А может быть вовсе и не ос...

Другие пони

Сладости истины

В каждой легенде есть крупица истины, даже если она, погребённая в песках времени, почти и не видна. С каждым прошедшим годом мифы и реальность переплетаются, смешиваются между собой, их ткань истончается и ветшает. Одна из самых древних легенд Эквестрии – легенда о Найтмэр Мун. Для пони это основа праздника “Ночь Кошмаров”, а для жеребят – повод, выпрашивая сладости, бродить ночью по городу, декламируя один и тот же стишок, общий для всех.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Дядюшка Хойти

Это была обычная для Хойти-Тойти отвязная вечеринка в гудящем клубе. Обычная... за исключением одного маленького момента, который изменит жизнь фешенебельного земнопони в корне. (авторского описания нет; это я составил сам)

Хойти Тойти Фото Финиш

Ars longa…

Революция никогда не проходит без крови, даже если это всего лишь революция в искусстве.

ОС - пони

Pony Story: Любовь и детектив

Второй рассказ моего сборника "Pony Story". Через расследование к истине, к любви.

Принцесса Селестия ОС - пони Дискорд Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

Фарфоровая пони

Маленькая кобылка Летиция очень обрадовалась подарку от дядюшки ― балерине, танцующей в волшебном шаре. Кто мог знать, что простая игрушка перевернет жизни Летиции и её старшего брата Эдмонта.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл ОС - пони

Короче говоря, все пошло не очень

Когда Кэррот Топ обнаруживает, что ее кольтфренд ей изменяет, ее первая реакция — пнуть его так, чтоб он улетел аж в следующую неделю. Тот факт, что сейчас он находится на вечеринке по случаю дня рождения Блюблада, похоже, не повод передумать. Хорошая новость: все ее друзья готовы вытащить ее из беды. Плохая новость: все ее друзья — кучка социопатов.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия Кэррот Топ

Наследие Винил [Vinyl's Heritage]

Октавия и Винил встречаются уже несколько месяцев, но ни одна из них ещё не имела возможности познакомить свою вторую половинку с родителями. Винил избегает вопросов, связанных с её семьёй. Её подруга становится более настойчива. В результате пара ссорится, и у Винил не остаётся другого выбора, кроме как познакомить Октавию с родителями. Возможно, Винил следовало рассказать, кто она на самом деле.

DJ PON-3 Другие пони Октавия

S03E05
7. Когда небо горит огнём 9. В гостях у лесника

8. Красота рассвета

О том, что даже дожившему до рассвета иногда требуется как минимум вправить мозги.

Ноги и голова болели просто феерически. Заснуть ночью так и не удалось, зато он смог за ночь перевести на эквестрийский и законспектировать несколько небольших руководств по военно-полевой медицине. Эти новые книги очень пригодились бы в госпитале Кэнтерлота, поэтому с выходом медлить не стоило. Нацепив плащ и седельные сумки, он вышел из дома до первых лучей солнца. Неприятность заключалась в том, что после аварийной посадки Крыло не могло подняться в воздух — тяги управления консолями порваны, сами консоли почти оторваны и помяты, стабилизатор погнут, одна турбина лишилась топливных шлангов, в правом баке зияли дыры. Для полноценного перелёта туда-обратно на Бэнши топлива было явно не достаточно. Так что до города идти пришлось на своих ногах.

Кэнтерлот сегодня был совсем не похож на столицу империи. На улицах практически не было ярко и торжественно одетых жителей, дома не сияли великолепием. Некоторые дома стояли обгоревшими или закопчёнными. Не уникальными были выбитые окна, пробитые крыши, сбитые трубы и флюгеры. Чёрные и бурые пятна на улицах напоминали о вчерашнем кошмаре. В одном палисаднике среди смятых и вытоптанных цветов Огнекрыл заметил даже детали брони гвардейца. Жители и ремонтники пытались восстанавливать разрушения, но это получалось не очень быстро.

Продуктовая лавка, в которой он обычно закупался едой, сгорела полностью — кровля и перекрытия провалились внутрь, оставив только коробку из стен. Однако пекарня толстяка Джо, находившаяся напротив, была открыта, поэтому туда он и направился за едой и новостями.

— Огнекрыл, ты что ли? — приветствовал его пекарь, — Видок у тебя не очень!

— Да тут у всего города, как я погляжу, вид не очень, — в тон ответил вчерашний пилот, — у вас тут что, полноценная война?

— У-у, браток, да ты не в курсе? — пекарь заговорщически перегнулся через прилавок, — тут такое было! Сам бы не видел — в жизни бы не поверил! Короче, вчера открываю лавку, как обычно. День как день. Стою, стало быть. И вдруг — мне из печки вся сажа прямо в лицо! Что за ерунда, думаю. А тут на улице — как заорут! Выглядываю — милостивая Селестия! Дракон над городом! Причём здоровый такой, красный весь, разворачивается и вдоль Привокзальной пламенем ка-ак пыхнет! Жуть, дома как спички вспыхивают, народ носится, кто с вёдрами, кто с чем. А эта зверюга опять разворачивается и по Центральному проспекту — ка-ак дыхнёт!

Пекарь разошёлся, сверкая глазами и неистово жестикулируя, продолжил описание того, как дракон обработал городские кварталы и замок, как чудом не попала под удар его пекарня, как появились гвардейцы, как происходил бой, как были сбиты несколько гвардейцев и даже пара Вондерболтов.

— И тут, представляешь, в разгар драки слышу этакий свист. Даже сравнить не с чем — настолько жутко. Смотрю — белая такая треугольная штука и вроде как зелёное в центре. И горб такой вот. И след за ней белый такой, как хвост. И эта штука пролетает прямо сквозь всю эту драку! Гвардейцы — как по команде такие, шарах — врассыпную, а эта штука разворачивается, и на дракона. А тому-то что, он заходить на замок собрался. Только вот шиш ему — прямо под ним будто салют разорвался, его аж об стену швырнуло. Ну, дракон, само собой взбесился, погнался за этой штукой, а та от города — фьюить!

— Ну, ну, а дальше что было? — изобразил искреннее неведение Огнекрыл.

— В общем, пропали они. А вечером мой племянник зашёл, он в гвардии служит. Рассказывал, что парни из батальона Единорогов подбили и подобрали ЭТОГО. А знаешь, что главное? — пекарь сделал страшные глаза и перешёл на шёпот.

— Что?

— Болтают, будто и не дракон это был вовсе!

— А кто?

— Подменыш! — совсем зловещим шёпотом произнёс пекарь и торжествующе посмотрел на слушателя, — маленький такой, серый. Притащили его в замковую тюрьму, заперли и наложили блокирующее магию заклятие. Сторожат вот теперь, пока Принцессы не вернутся.

— Стоп, Селестия и Луна до сих пор не вернулись?

— Ну да, они в Мэйртонии. Это ж как угадали, эти-то, с нападением! — Джо опять перешёл на шёпот, — Не иначе шпионы у них тут есть. А может, и в самом замке. А может — и в Гвардии!

Огнекрыл вздохнул. Да, паранойя косит наши ряды, всё как всегда. Того гляди, начнут «выявлять внутренних врагов», общество начнёт раскалываться, и… Продолжать мысль совсем не хотелось. Зато хотелось есть.

— А подскажи-ка мне, любезный, есть ли у тебя что-нибудь из еды на продажу? Сам знаешь — война войной, а обед по расписанию!

Загрузив сумки печеньем, пряниками и прочей выпечкой, Огнекрыл направился к выходу, но в дверях обернулся.

— Да, ещё вопрос. Принцесса Твайлайт и её друзья в городе?

— Да, да, в городе! Слышал я, в замке они, порядок наводят и ремонтом руководят.

— Ну, значит, скоро всё наладится. Ну, до встречи, хозяин! Рад был пообщаться!

— Конечно-конечно, заходи ещё! — далеко не все клиенты были столь благодарными слушателями любившего делиться свежими слухами и сплетнями пекаря.

Следующим пунктом назначения был госпиталь.

В приёмном покое было шумно. Стоявшая за стойкой регистратуры, явно не выспавшаяся медсестра уже который раз пыталась понять, чего от неё добивается странный посетитель.

— Я пятый раз повторяю, мне не нужна медицинская помощь, мне нужен главврач, у меня для него информация.

— Свободных коек нет, все способные передвигаться пациенты лечатся амбулаторно…

— Что тут происходит? — голос, раздавшийся из-за спины Огнекрыла, принадлежал жеребцу в белом халате.

— О, наконец-то! Вы врач?

— Можно и так сказать. Я заведующий травматологией, доктор Спрингфилд.

— Отлично! Вас-то мне и надо! — именно для травматологии предназначались свежепереведённые книги.

— Вот как? — врач поднял бровь, — вы не похожи на раненого.

— Ну, да. Я учёный. Кстати, вот, возьмите книги.

— Что это?

— Руководства по полевой медицине. Очень старые издания, переводные, — он предпочёл не уточнять, с какого языка был сделан перевод и сколько лет оригиналам.

— Хм, — врач пролистал наугад несколько страниц и впился взглядом в текст.

— Что-то интересное, док?

Тот, не отрывая взгляда от страницы, кивнул и порысил по коридору.

— А кто это тут у нас? — знакомый голос заставил Огнекрыла обернуться, — Никак мой пациент, Огнекрыл, кажется?

Доктор Чип излучал оптимизм, даже несмотря на крайне усталый вид.

— Надеюсь, у вас всё в порядке, пациент?

— Да, док, всё хорошо.

Чип сразу изменился в лице, а тон стал невыносимо деловым.

— Слушайте, у нас тут, как видите, просто запарка. Каждое свободное копыто на счету. Можно вас, в некотором смысле, привлечь?

— Да, док, разумеется.

— Хорошо. Итак, для начала нам нужна кровь для переливания. Много крови. Бывали когда-нибудь донором? Вида крови не боитесь?

— При виде крови в обморок пока не падал. Ещё что-нибудь?

— Да, но там уже мелочи. Санитары на замену очень бы пригодились, наши штатные уже с ног валятся. Сможете таскать тяжести?

— Док, я единорог, так что думаю, что справлюсь. С чего начнём-то? С крови или с тяжестей?

— С крови. Пройдёмте в процедурную.


К вечеру поток пациентов более-менее иссяк, с мелкими травмами справлялись медсёстры, а врачи собрались в комнате отдыха.

Войдя в комнату и взяв себе чашку какао, Огнекрыл поинтересовался судьбой сбитых Вондерболтов. Спрингфилд опустил глаза, окружающие затихли.

— Один умер. Не дожил до утра. Крепкий был парень, но…

— Дракон его практически разжевал, — добавил реаниматолог, — а собирать настолько повреждённый организм мы пока не умеем.

— А второй?

— Вообще-то вторая, — поправил его Спрингфилд, — ожоги сильные, но выкарабкается. Наверное.

Все замолчали.

— И много погибших?

— На данный момент к нам доставили одиннадцать, возможно, под завалами есть ещё. Но там вряд ли будут живые.

— А травмированных много?

— Десятки. Мы даже не считали, не уверен, что в регистратуре отметились все, многих несли прямиком в операционные, — доктор Спрингфилд грохнул копытом по столу, — да что ж такое-то, а? Откуда этот распроклятый дракон вообще взялся?

— Я слышал, что это, вроде как, не совсем дракон, — встрял в разговор молодой врач, стажёр из Филлидельфии. Все обернулись к нему.

— Ну, один из пациентов упоминал, якобы этого дракона сбили и принесли в замковую темницу, — продолжил стажёр, — а вот как его несли — никто не видел. А ведь он здоровый, незаметно не протащишь.

— Так, может, не сбивали его? Или не приносили? Врут, небось, — отмахнулся Спрингфилд.

— Может, и врут, а может, и нет, — подвёл итог Огнекрыл, глядя на заходящее солнце, — я, пожалуй, домой. Работы ещё много.

— Ну, бывай! И это, спасибо за книги! Там оказалась масса интересного.

— Не вопрос, парни! Спокойного дежурства!

Путь до дома прошёл без приключений, дома он оказался за полночь, и, не ужиная, сразу завалился спать.

Мысль о способности подменышей принимать облик и силу дракона не давала ему покоя. Поэтому с утра, проснувшись ещё до рассвета, он приступил к ремонту Крыла. Механизм управления стреловидностью пришлось полностью перебирать. Немало времени заняла и полная переборка правой турбины — расплавленные драконом топливопроводы пришлось синтезировать заново. Закончив с ремонтом около полудня, он принялся пополнять боекомплект. И вот тут задумался уже всерьёз.

Если подменыши способны принимать форму дракона, и это умение является массовым — следует ожидать скорого повторного визита. И если этот визит будет массовым… Возникшая в воображении картина десятка драконов, атакующих Кэнтерлот и окрестности, заставила вздрогнуть. Услужливая фантазия довела счёт противников до сотни — и стало очевидно: в одиночку такие атаки не отразить. Необходимо быть готовым отражать атаки группой. А значит — надо строить ещё несколько Крыльев.

Строить Крылья? А может, изготовить боевую броню для пегасов, на которую можно навесить оружие?

Вторая идея ему понравилась больше, однако была одна сложность. Бронированный пегас-гвардеец едва удерживает в воздухе самого себя, ракеты он банально не поднимет. А надо подвешивать минимум четыре штуки.

Возникшую, было, мысль об изготовлении из подручных материалов подобия скорострельного авиационного пулемёта он отмёл на корню — конструкция получилась бы слишком громоздкой и тяжёлой при сомнительной боевой эффективности.

Решений было ровно два. Во-первых, площадь защиты следовало сократить до минимума. Маневренность уже доказала свою эффективность в воздушном бою как средство защиты. Во-вторых, нужен был другой материал. Не металл. И с этим была проблема: синтезировать первые же пришедшие на ум полиарамиды он не умел, и описаний этой технологии в собранных в экспедиции материалах не было.

В процессе разработки брони для пегасов в голову пришла дельная мысль — а не превратить ли привязанных к земле единорогов и земных пони в подвижные зенитные установки? Ведь научить единорога управлять ракетой было бы не сложно, а земные вполне могли бы компенсировать неуправляемость ракет увеличенным носимым боекомплектом.


Работа над проектом затянулась на несколько дней. Необходимость учитывать взаимоисключающие характеристики защищённости и веса вынуждала отбрасывать вариант за вариантом. Однако запасы кофейных зёрен позволяли не падать с ног и засыпать с головой в бумагах не очень часто. Так он и встретил очередной рассвет, с готовыми проектами трёх типов «боевой брони тип Р» в копытах. Дело было за малым. Синтез материала. И за большим — получением технологии такого синтеза. А это означало, что предстоит поход на Объект-42, и к нему следовало подготовиться.

На этот раз Кэнтерлот встретил его оживлением на улицах. Спустя почти неделю жители уже не боялись выходить на улицы и, хотя многие здания всё ещё не были восстановлены, работы шли достаточно быстро. Пекарь трещал без умолку, пересказывая рассказы об усилении охраны Кэнтерлота, о воздушном патрулировании… Огнекрыл слушал вполуха и мысленно радовался, что он — не подменыш. Однако, если пекарь так разговорчив со всеми посетителями, это могло стать серьёзной проблемой.

На выходе из города он решил зайти на кладбище. Всё-таки у каждого есть своё личное, а он, как ни крути, пару дней назад «критически не успел». Купив на входе у пожилой пони небольшой букетик, он вошёл на центральную аллею.

Военная часть кладбища была отмечена групповой скульптурой, традиционно символизирующей единство трёх рас жителей Эквестрии в служении своему долгу. Эта часть кладбища была не очень-то большой, всё-таки войны в этом мире практически не случались. Однако после недавних событий холмиков существенно прибавилось. Семнадцать свежих могил. И на одной из них был гость. Точнее — гостья.

Он подошёл к могиле, на которой, свернувшись калачиком, лежала белая пегаска с забинтованными крылом и задней ногой. Надпись на плите гласила: «Скай Дайвер, погиб в бою». Стараясь не потревожить её, он аккуратно опустил букет у основания плиты. Однако обёртка хрустнула, и вздрогнувшая от неожиданности Сюрпрайз приподняла голову и открыла красные от слёз глаза. Он присел рядом и задумчиво наклонил голову, глядя на неё. Вздохнул.

— Поговорим?

— Нет, — таким голосом обычно говорят те, кто не рассчитывает прожить больше пары дней.

— Думаешь, если будешь вот так сидеть и плакать – он воскреснет?

Она взвилась. Вскочила в боевую стойку и растопырила крылья, скривившись от боли.

— ЧТО?! ТЫ?! СКАЗАЛ?! — от смертельной тоски в её голосе не осталось и следа.

— А что, я не прав?

— Что ты вообще можешь понимать?!

— Погоди. Присядь.

— И не подумаю! Пока ты не извинишься!

— Ладно, ладно. Прости. Не хотел обидеть. Но встряхнуть тебя было необходимо. Теперь присядешь?

Она нахмурилась, однако сложила крылья и села, привалившись боком к могильному холмику.

— Что тебе от меня нужно?

— Чтобы ты пришла в себя. Знаешь, что для этого надо сделать?

Она вопросительно посмотрела на него.

— Закрой глаза. Да, вот так. Да не бойся ты, не укушу. Так, глаза не открывать, пока не скажу. Теперь представим ситуацию. Вы меняетесь местами.

Она вздрогнула, веки задрожали и из угла глаза скатилась слеза.

— То есть это не ты, а он горит, падает, ему больно. А дракон преследует его, чтобы добить. Что ты сделаешь?

Повисла пауза. Наконец, она заговорила.

— То же, что и он. Постараюсь сбить дракона с курса? — в голосе зазвучали вопросительные нотки.

— Да, ты так и поступишь, ведь ты же любишь его, так?

Её веки опять задрожали, и уже несколько крупных капель скатились по мордочке.

— Но ты ведь понимаешь, что шансов у тебя в дуэли с драконом нет?

— Да, понимаю, — её голос дрожал от слёз.

— То есть ты понимаешь, что спасая его, ты погибнешь?

Она всхлипнула, слёзы текли непрерывно.

— Да — подавив очередной всхлип, ответила она.

— А ради чего ты погибнешь?

Она разревелась. Он придвинулся чуть ближе, и она просто уткнулась в его шею, продолжая всхлипывать. Проплакавшись, она подняла на него мокрые от слёз глаза и очень тихо прошептала.

— Я поняла. Спасибо тебе.

— Что ты поняла?

— Он хотел, чтобы я жила. Продолжила жить. Это было для него важнее, чем его собственная жизнь.

Огнекрыл улыбнулся.

— Да. Он хотел, чтобы ты жила. И как, ты готова пустить прахом его жертву?

Она нахмурилась и покачала головой.

— Ни за что.

Он молча кивнул. Оба повернулись к надгробию, разглядывая простую надпись. В его памяти всплыла старая песня, примерно о такой же ситуации — зло, пришедшее в мир, начинает крушить всё, попадающееся на пути. И только горстка бойцов встаёт на его пути в безнадёжной попытке. Он вздохнул, закрыл глаза и попытался запеть на давно забытом языке. Песня не получилась от слова «совсем», поэтому он предпочёл просто продекламировать её как стих.

Озарит змей небесный свод оскалом тусклых звёзд,

И дрогнут души на пути беды, что он принёс…

Она слушала молча. Не то, чтобы ей были понятны все слова, но общее настроение показалось ей почему-то очень близким к нынешней ситуации.

…спасти души тех, кто так ждал тот прекрасный рассвет.13

Песня закончилась, он замолчал. Они постояли ещё пару минут, глядя на надгробие Скай Дайвера. Она заговорила первой.

— Красивая поэма.

— Хм. При случае, дам тебе её послушать в оригинале, с музыкой, там она просто потрясающая.

Она наконец-то улыбнулась по-настоящему. Начала оттаивать, хорошо.

— Надеюсь!

— Обещаю! Ну, пойдём?

Она повернулась обратно к могиле. Ей явно хотелось что-то сказать, но она не могла подобрать слова.

— Ну, пока! — заговорила она, наконец, — я буду навещать тебя. И я никогда тебя не забуду!

Он был готов поклясться, что в этот момент лёгкий ветерок словно погладил их обоих. Она повернулась к Огнекрылу.

— Я готова.

— Пошли.

Они вместе вышли за ограду кладбища, она отправилась в гостиницу, а он не спеша направился домой, размышляя о сегодняшнем дне, и о том, что таких травмированных в Кэнтерлоте сейчас далеко не один житель. И где-то на задворках сознания шевелилась ещё не вполне осознанная мысль о том, что не исключено наступление того дня, когда их число станет шокирующе большим для мирной Эквестрии, тысячами лет не знавшей крупномасштабных потерь.


Примечания:

13 — Перевод автора.