Автор рисунка: BonesWolbach

Аневризма

День, когда моё мыло превратилось в Лиру.

Я повернул ручку двери локтем и толкнул её коленом. Войдя в квартиру, быстро иду на кухню и с усталым вздохом кладу пакеты с продуктами на стойку.

Вернувшись в гостиную, закрываю дверь и падаю на диван. Я измотан, как старый дизельный поезд, слегка потрёпанный и ржавый, потный — и, господи, — я воняю.

Жизнь не так-то проста, приятель.

Проигрывая борьбу ужасающей головной боли, встаю и переворачиваю бумажные пакеты вверх дном. Их содержимое раскатывается по всему столу. Из кучи овощей, пахнущих химией, и нескольких замороженных полуфабрикатов достаю одинокое зелёное мыло.

Как раз то, что мне нужно.

Я схватил полотенце и мыло и, собрав всю силу воли, пошёл в ванную, чтобы расслабится в горячей воде. О, небеса! Подобное чудо напоминает мне, что в этом мире не умерла ещё надежда. По крайней мере, пока я в джакузи.

Распаковываю мятно-зелёное мыло, ммммм... Да, оно пахнет мылом. "Да неужто?", думаю я про себя. Я знаю, что запах некоторых сортов мыла очень трудно описать. Если оно зелёное, я думаю о мяте или о чём-нибудь лиственном.

Намылив лицо и тело, я положил голову на край ванны и на секунду закрыл глаза. Тёплые струи воды массировали моё усталое тело. Я издал тихий стон удовольствия. Ещё несколько минут, и я, наверное, засну. К сожалению, мне не удалось насладиться этой дополнительной порцией удовольствия.

Странный звук вырвал меня из короткой дрёмы, это было бульканье, исходящее от моего...

Мыла?

Я повернул голову к мыльнице и увидел, что на моей, недавно приобретённой, "Ирландской весне", конвульсируя, растёт большой пузырь.

— Какого чёрта! — пробормотал я, смывая мыло с лица, боясь, что подобные метаморфозы могут произойти и с моей кожей. Это было бы не очень красиво.

Я выскочил из ванны, с меня продолжали стекать капли воды и пузыри, мне надо было что-то сделать, но что? Что положено делать с мутировавшим мылом? Я поискал упаковку, но она уже давно была в мусорном ведре. В моей ванне был пузырящийся и расширяющийся кусок мыла.

"Может, это бомба, или ещё чего?", задумался я.

"Вдруг это новый вид терроризма". Я даже вздрогнул от этой мысли.

— О, боже, что угодно, кроме федералов!

"Ладно, Боб, успокойся, тут не о чем беспокоиться, у тебя в ванне только чёртов пузырьковый монстр".

И я заперт вместе с ним.

"Ключ, ключ, чёртов проклятый ключ! И почему сегодня я решил запереть дверь... сегодня… и умудрился потерять ключ?" Пока я отчаянно тряс дверную ручку, пытаясь сбежать из этого места, я и не заметил, что пузырь стал больше, чем...

— О, слава Селестии! Настоящий человек!

Я резко подскочил, когда услышал этот приглушённый голос, мои ноги подвернулись, и я поскользнулся, позорно приземлившись на пол, хуже того, приземлившись на задницу.

— Селестия? — Нет... Этого не может быть... боже, это просто не может быть тем, о чём я думаю.

Из-за зеленоватой стены пузыря появилась не бомба или террорист, не говоря уже о федеральном агенте. Нет, появилось мятно-зелёное нечто.

— О, боже мой! Чёрта с два. — Я покачал головой. — Тебя не может быть...

Мятно-зелёная единорожка, появилась из этой фиговины.

Я чувствовал, как моё тело замирает в углу, обнажённое и наполовину покрытое мылом.

Больше всего меня пугало не то, что из мыла выскочило существо, а то, что я знал это существо... Это была Лира Хартстрингс. Из мультсериала.

— Эй, ты в порядке? — спросила меня промокшая пони.

Я пытался воззвать к разуму, что происходящее нелогично, но тот факт, что я был заперт в собственной ванне с мультяшной пони, которая только что вылупилась из моего мыла, явно этому не способствовал.

— НЕТ! Я не в порядке! — воскликнул я. — Как это возможно? Какого чёрта ты тут делаешь? Разве ты не должна распространять гармонию или что-то в этом роде? 

Я энергично потёр глаза, желая, чтобы Лира просто исчезла.

— Да! И это именно то, чем я занимаюсь! — ответила она с сожалением.

— Нет, ты несёшь чушь инопланетному существу, которое ты едва знаешь!

О, ирония судьбы.

Лира проигнорировала мой аргумент и переползла через меня.

— Пальцы! — Единорожка взволнованно прыгнула мне на колени и попыталась схватить меня за руку.

— Ты когда-нибудь слышала о личном пространстве? — Я снова поскользнулся, но сумел встать и освободить пальцы из её психованных копыт.

— О, да лаааааандно, Боб! Дай мне немного повеселиться с твоими большими пальцами! — Она снова попыталась приблизиться ко мне.

— Послушай, Лира, ты не должна быть здесь... Это не твой мир, и ты заставляешь меня чувствовать себя очень неловко... — Сосредоточив всё своё внимание на Лире, я не заметил ванну позади себя. Моя нога ударилась об неё, когда я пятился от пони, заставив меня упасть на спину в мраморную ванну.

— Ооой!

— Чёрт, Лира! Посмотри, что ты сделала со мной, чтоб тебя! — кричал я, в безуспешных попытках выбраться из скользкой ванны. — И откуда ты знаешь моё имя?

— О, и как я могла не знать? Я пришла сюда только за тем, чтобы повеселиться с тобой! — Она встала на задние ноги и скользнула в джакузи.

И вот, между моих ног Лира Хартстрингс, её рог в опасной близости от моих самых нежных мест. 

— Повеселиться со мной? — спросил я, и мои зрачки сузились.

— Ну... да. Я пыталась поиграть с твоими пальцами, но тебе, кажется, не нравится эта затея. — Когда она медленно придвинулась ко мне, я отодвинулся как можно дальше. Без особого успеха, мы всё же в ванне, а не в олимпийском бассейне. 

Прежде, чем я успел среагировать, она забралась на меня сверху. 

Лира, какого чёрта ты... — Она засунула одно из копыт мне в рот, и я закончил свою фразу приглушенным хрюканьем.

— Чшшшшшш... Расслабься, я не собираюсь снова сосать твои пальцы. — Она захихикала. — Я пришла сюда повеселиться с тобой, помнишь? И я почти уверена, что знаю много других вещей, которые сделают тебя счастливым, — на лице единорожки засветила озорная улыбка.

"О нет..."

Половина воды из ванны исчезла, как и пузырьки, которые когда-то покрывали моё тело. Ясно, что я был голым, и моё мыло теперь превратилось в пони-извращенку, которая планирует изнасиловать меня.

— Лира, я д-действительно думаю, что ты п-просто должна вернуться к себе в... Возвращайся туда, откуда ты, чёрт побери, пришла! — Возвращайся в своё грёбанное измерение "Ирландской Весны".

— Н-но, если я вернусь... Мы не сможем насладиться весельем! — Она погладила мою грудь копытом, остановившись на талии. Тревожная дрожь пробежала по моему позвоночнику. — Кроме того, всё дело в веселье, не так ли? — Её улыбка пугала меня, но я не мог не заметить этот неловкий стояк между ног.

Часть моего мозга сигналила: "она же пони, стыдись, бога ради!"

У меня не было времени жаловаться, Лира обхватила копытами мой член и улыбнулась мне. — Хммм... Похоже, ты передумал, не так ли? 

— Л-Лира, ч-что ты х... — она медленно, оставляя влажный след, лизнула мой ствол от основания до вершины и начала нарезать круги языком вокруг его головки.

Я бы этому возмутился, но ты знаешь... кто я такой, чтобы отказываться от бесплатного миньета?

— Расслабься, мой маленький человек. Мы просто разогреваемся для нашей небольшой игры.

— З-заткнись нахуй, Лира, разве ты не знаешь, что невежливо говорить с набитым ртом? — Она дьявольски улыбнулась в ответ.

В долю секунды Лира поглотила весь мой член. Её мягкая мордочка прижималась к моему животу. — Ебать, аххх... п-пролятие, Лира! — Я заёрзал на месте.

Даже с членом целиком внутри её рта, я мог видеть решительную улыбку, проступающую на её лице. Она начала гладить мои яйца, одновременно оставляя маленькие поцелуи сверху.

К тому времени я уже боролся с желанием погладить её маленькую мордочку, но визуальный контакт не способствовал этому. Моя маленькая пони, вышедшая из мыла, была чертовски мила, с её мокрой шёрсткой, касающейся моей промежности.

С влажным хлопком она выпустила пульсирующую головку изо рта. Её теплое дыхание в контакте с моим обнажённым мужским достоинством заставило меня задрожать.

Лира медленно переместилась на грудь, склонив голову к моему уху, её грива упала капающими прядями на лицо.

— Ты знаешь, почему я так люблю людей? — спросила она. Я покачал головой, проглотив слова, и приоткрыв рот. – Уверяю тебя, дело не в их пальцах. А теперь спроси меня... Почему я их люблю?

— П-почему ты нас любишь? — Она просто ткнулась в меня носом.

Поставив передние копыта мне на плечи, Лира насадила себя на мой член.

Никогда в жизни я не испытывал такого удовольствия, её влагалище было туже, чем всё, что я трахал раньше, эта крошечная пони сжимала мой член как нимфоманка. Мои глаза закатились, я не могу вспомнить ясно, но я, должно быть, тотчас застонал, как девушка.

— Ахннннн хмммммф, — выдохнула она, прикусив нижнюю губу. Задние ноги Лиры задёргались в воздухе. Она была такой чертовски тёплой, эта маленькая единорожка заливала меня водой и своими выделениями. Я положил руки на её бока и ласкал её кьютимарки. Они выглядели настолько реальными, что я мог поклясться, что я не был под кайфом.

Очень медленно она начала подниматься и позволила своему телу упасть обратно на мои колени с плеском. Её киска сжимала меня с каждым движением, это сопровождалось мягкими стонами и восторженными визгами каждый раз, когда она это делала. 

— Я л-люблю людей... з-за их члены! — Она начала смеяться над этим, но её смех быстро сменился влажными чмокающими звуками каждый раз, когда наши тела встречались в ванне.

— Д-да хнннггг, — она стиснула зубы. — Я сказала, что это будет весело... — Щёки Лиры были красными, как угольки, она не могла смотреть мне в глаза, пока я насаживал её.

— Ага, ты была права, — сказал я. — Ты п-противная глупая пони. — Я притянул её, чтобы поцеловать, она не была против.

Я удерживал Лиру на месте своей рукой, пока увеличивал темп, прижимая её к себе. Её тело было полностью мокрым от пота; дразнящее ощущение её мокрой шерсти, трущейся о мою кожу, заставляло меня стонать от возбуждения; было умопомрачительно наблюдать, как такое милое и казалось бы, невинное существо занимается такими вещами.

— О-о боже мой, Лира!

Обхватив её талию, я держал единорожку обеими руками, она обнимала мою шею своими копытами. Я мог слышать и чувствовать её тихие стоны, отдающиеся у меня во рту, когда наши языки боролись в яростном поцелуе, её дыхание стало неистовым и быстрым.

— Лира... — выпалил я — я не могу б-больше сдерживаться. — Мне удалось сказать это между глотками воздуха.

— В-внутрь, пожалуйста... Гнннннннпф... З-заполни меня своим семенем! Ахххх. — Тело кобылки напряглось, и она беспорядочно извивалась на глубоко засаженном в неё члене.

— Я с-собираюсь...

Её горячая киска напряглась вокруг моего члена, тёплый и густой поток сока вышел из её чрева, когда Лира неудержимо кончала, я просто крепко держал её, и с последним толчком...

— Он пришел в себя, он пришел в себя!

Поражённый, я чуть не подпрыгнул от неожиданности, услышав это. Я быстро обернулся, чтобы просто...

— Что?

"Где моя ванна, и… блядь!.. где Лира??

На мне больничный халат? Какого чёрта..."

Двое друзей рядом со мной: Деймон и Карл.

— Кого хрена только что было? Что я здесь делаю? — Они смотрели на меня, на их лицах был шок.

— Чувак... Разве ты не помнишь? Я имею в виду... Боб, ты чуть не довёл нас до сердечного приступа, когда мы нашли тебя в...

— Нашли меня? Где? — О боже, пожалуйста, пускай они скажут, что они не видели пони.

— Боб, мы собирались к тебе после работы, помнишь? Дверь квартиры была распахнута. Мы подумали, что случилось что-то плохое и вошли внутрь, но тебя нигде не было видно. Мы чуть не вызвали полицию, чувак! — Карл покачал головой. — Но Деймон услышал какие-то звуки, доносящееся из одной из ванных комнат, и мы решили проверить...

"Да, они наверняка слышали."

— Чувак, ты был полубессознательном состоянии внутри ванны, просто бормотал чепуху! — сказал он. 

— Я... что?

— Да, чувак, мы пытались привести тебя в чувство. Мы думали, что с тобой случилось какое-то безумное дерьмо, я не знаю... Чёрт, ты напугал нас до усрачки, Боб! Мы привезли тебя в больницу, и врач сказал, что у тебя какая-то аневризма в голове.

"О, чуваки... Я просто хорошо проводил время с моей любимой пони, а теперь у меня аневризма? Я даже не знаю что такое аневризма!"

— И что теперь? — Спросил я, разочарованно вздыхая.

— Ну, теперь ты должен остаться здесь на некоторое время, понимаешь? Пока не починят твой мозг или типа того. — Я застонал, откинув голову на подушки и снова уставился вниз.

— И... Кто такая Лира! — спросил Карл. — И что за хуйня была со всем этим мылом?

Вот так.

***

Где-то в Понивилле.

Лира вбежала в свою комнату. Очень раздражённая Бон-Бон включила свет.

— Лира Хартстрингс!

Подпрыгнув, она повернулась лицом к щипящей кобыле, сидящей на её кровати. — Эммм... Привет, Бон-Бон, как...

— Где, ради Селестии, ты пропадала? И... что это? Лира, с тебя капает! — сказала сбитая с толку пони.

Лира усмехнулась: — Дооолгая история...

Комментарии (11)

+3

И... что это? Лира, с тебя капает!

И тут воображение пошло вразнос... :)

Randy1974 #1
0

Это всего лишь мыльная пена. Ага.

root #3
0

конечно-конечно, тем более что написано "с тебя"...

repitter #5
0

Хм, однако здравствуйте! Странный фанфик, но немного забавный.
Поняв что

у тебя в ванне только чёртов пузырьковый монстр

можно нехило испугаться, или нет если вы поклонник мира MGE от комрада Кенкоу К.

Favalov #2
0

Шифоньер как миньет — никогда не знаешь точно, нужен мягкий знак или нет.

root #4
0

Но слово "минет" имеет второе значение, чем безобразно воспользовался Пелевин в одном из своих шедевров.

Randy1974 #6
+4

Щипящей.
"Из одной из ванных комнат" — нехудо они там живут, у меня вторая уже только душевая.
И логичнее выглядела бы не аневризма, а что он том мыле пдскользнулся да башкой приложился

Fogel #7
0

Это было странно, но это было весело =)

kasket #8
0

Люблю всё странное :)

MLPMihail #9
0

Интерестная история однако

Great Trixie 2020 #10
0

Будет ли продолжение?

WertyRG #11
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...