Кэррот и дубина

Кэррот Топ, она же Специальный Агент Голден Харвест, вызывает известного плута Флеша Сентри на Очень Важную Миссию. И вскоре он влипнет в другое приключение, включающее враждующие семьи, юных влюбленных и стаю очень злых летающих обезьян. Чего и следовало ожидать, учитывая удачу Флеша. Вторая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

Бремя аликорна

Как бы сложилась дальнейшая судьба Твайлайт Спаркл после коронации? Корона это дар или проклятие?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

Потерянный рой

Кризалис заручается поддержкой, возможно, последнего преданного чейнджлинга и предпринимает последнюю, рискованную попытку вернуть родной дом и свою семью.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Торакс Чейнджлинги

Rehonored

Моё имя - Шан. Не удивляйтесь, что не слышали обо мне ранее. Я очень известен в узких кругах. В былые времена, как, впрочем, и сейчас, власть имущие пони очень хорошо понимали, что магия дружбы, обращение в камень и заточение в Тартаре - пусть и основные, но всё же не единственные пути решения проблем, то и дело возникающих в Эквестрии и по сей день. Порой, имея дело с мелким интриганом, чем учить его дружбе гораздо проще тихо перерезать ему глотку, пока никто не видит. Никто не хватится очередного кантерлотского богатея, возомнившего себя права имеющим и решившего подмешать яду в бокал вина высокопоставленного пони, чтобы впоследствии получить с этого дилетантского убийства свою выгоду. Но вот проблема - цель известна, путь устранения тоже прост, но кому вверить клинок в копыта? Кого благословить на убийство? Именно ради таких целей и существуют такие, как я. В простонародье нас называют ассасинами - убийцами, проливающими кровь за деньги. Но мы же себя предпочитаем звать Ножами. И я себя так называл... когда-то. Я давно сошёл с этого пути, хотел было отмыть свои копыта от крови, но моё прошлое даёт о себе знать. Мы никогда не были публичным государственным образованием. Здесь можно только похвалить двух царственных сестёр - они не стали принимать нас под своё крыло гласно, но услугами нашими не брезговали. Это был взаимовыгодный негласный контракт - государство не трогает и не мешает нам выполнять контракты на стороне (нужно же как-то на жизнь зарабатывать), а мы взамен устраняем любого, на кого они укажут. Правда, в этом всём есть одна маленькая деталька - мы работаем в первую очередь на тех, кто платит, а деньги бывают и у противников короны. С этой маленькой детальки всё и началось, из-за неё я пошёл на то, о чём до сих пор жалею. И именно из-за этого ко мне на разговор заглянул один старый знакомый, и почему-то у меня есть предчувствие, что этот разговор станет началом конца.

Твайлайт Спаркл Другие пони Кризалис Чейнджлинги

Гайд для новичка

Журналист берёт интервью у известного художника.

Другие пони Чейнджлинги

Две чашки чая

Флаттершай ищет совета Рарити в том, что ей делать со своей безответной любовью... но у Рарити имеются свои собственные секреты, из-за которых она не лучшая кобылка у которой стоит спрашивать совета по этому поводу.

Флаттершай Рэрити Биг Макинтош Черили

Сентри в деле

Второе вторжение подменышей в Кантерлот. Принцессы похищены, и именно лейтенанту Флешу Сентри (самопровозглашенному трусу и бабнику) и Специальному Агенту Голден Харвест (она же Кэррот Топ) приходится спасать ситуацию... нравится это Флешу или нет. Третья часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Торакс Чейнджлинги Флеш Сентри

"Великие и могущественные''перемены.

Рассказ о том,как в серой жизни молодого парня появляется,то,что может изменить его,его характер.Герой тоже окажет влияние на необычного гостя.Чем все кончится?Поживем увидим.

Трикси, Великая и Могучая

Шанс

Добро пожаловать на Смертельные Игрища! У вас есть шанс победить, но шанс примерно равен одному к миллиону. В случае победы вы получаете приз - исполнение самого сокровенного желания! Но при проигрыше вы заплатите совсем небольшую, по нынешним меркам, цену - вашу жизнь. Удачи!

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Быть хуже (Королева Кризалис) Чейнджлинг и арфа (ОМП)

Долгий путь домой (Рейнбоу Дэш, ОС-пони)

Жанры — Джен, Психология, Hurt/comfort

Дата написания — 5 декабря 2013, 20:34

+7, в одном сборнике, один отзыв

Надо бы переделать, но когда-нибудь потом,ещё через три года

Рейнбоу Дэш сидела на старом кожаном кресле, выкрашенном в блекло-красный цвет. Голубое крыло накрывало бутылку с уже успевшей нагреться минералкой, сама пегаска тяжело дышала — от жары. Жарко, жарко, жарко... А ещё и эта дискордова пустыня... Как она вообще здесь оказалась? Даже несмотря на весь острый ум и крепкую память, она не могла даже предположить. Слишком жарко.

Все цвета казались мёртвыми. И краска на автобусе выцвела и облупилась, и тёмно-зелёная крыша автобусной остановки была не в лучшем состоянии. Земля была сухой и твёрдой, с чёрными трещинами. Кустики завяли и, казалось, потели вместе с поняшкой. Если бы у нескольких засохших деревьев-коряг, растущих на разном расстоянии, был бы язык, они обязательно бы ругались.

Сама пони сидела в самом конце автобуса и тяжело дышала, высунув язык. Некому было её ругать: пассажиры сидели к ней спиной — старый пожилой единорог тихо сопел, положив передние ноги на спинку переднего сиденья, на ноги — голову. На голове этой была соломенная шляпа с розовым цветочком. Рейнбоу Дэш вдруг вперилась в глазами в этот цветочек: в океанах липкой, душной полуденной жары расплывчатое розовое пятно дарило успокоение глазкам. Пегаска моргнула и вновь начала разглядывать шляпу пенсионера. Параллельно старикашке, на другом ряду и с краю, а не у окна, сидела юная кобылка, державшая в руке чересчур яркие комиксы. Некрасиво намалёванные, потрёпанные и бьющие по глазам своей цветовой гаммой. Дэш хмыкнула и отвернулась к окну, разглядывая эту бесплодную землю. Поня помнила лишь то, что летела с Клаудчейзер на спор до Вечнодикого, после чего Клауд начала бессовестно жульничать. Рейнбоу Дэш разозлилась: ярость и обида до сих пор кипели где-то на дне сердца. Клаудчейзер, разумеется, осталась далеко позади, когда горящая обидой Рейнбоу перегнала её чуть ли не на несколько километров. А после чего... Дальше всё исчезло. Ум отказывался сообщать любые подробности. Дэш поняла, что, возможно, её поездка в самый ближайший населённый пункт могла помочь ей, но автобус, идущий до пункта, стоял уже час с половиной. Водитель и кондуктор словно растворились в кипящей жаре, автобус был недалёк от повтора их судьбы.

Пони закрыла глаза и вспомнила Понивилль: но все самые красочные и гармоничные краски увяли; жара сочилась даже через плотно сжатые веки. И через плотно сжатые зубы тоже — горячий воздух плавно лился в горло, вызывая приступы кашля. Это тоже не помогало представить дом родной, совсем не помогало. Рейнбоу беспокойно замотала головой, пытаясь выгнать и Понивиль, и жару из головы. Вздохнув, она подарила облачко пара этому миру, и пони просто закрыла глаза, откинувшись на кожаную рваную спинку сиденья, из которой лезла вата. Лёгкий цокот копыт вытащил Дэш из дрёмы. Лениво приоткрыв вишнёвый глаз, она увидела жеребца-единорога с приветливой мордашкой. Он поднимался по небольшим ступенькам в салон автобуса, который стал уже напоминать кастрюлю с закипающим супом. Сам пассажир был тёмно-аквамаринового цвета с голубовато-серебряной гривой и карими глазами. Несмотря на удушающую жару, он приветливо улыбался, разглядывая попутчиков. Заметив Рейнбоу Дэш, единорожек улыбнулся ещё шире и поспешил занять свободное место.

— Здрасте, — весело помолвил единорог, поставив спортивную сумку рядом с собой, на сиденье. Только сейчас пегаска увидела у него спортивную сумку с каким-то логотипом. — Как делишки?

— Ужасно, — буркнула Дэш, отвернувшись к окну. В фиолетовой выцветшей будочке рядом с остановкой кто-то бегал, летали бумаги. Понять что-то было невозможно: всё было чёрными силуэтами. — Я хочу домой.

— А где же вы живёте? — любезно поинтересовался жеребец, глядя то на Рейнбоу, то на свою сине-белую сумку.

— В Понивиле, — пробормотала пони скорее окну, чем собеседнику.

— А что же вы делаете так далеко от Понивиля? — приставал с расспросами единорог.

Рейнбоу Дэш надоел этот бессмысленный разговор, и она принялась мечтать о том, как прилетит домой, залезет под очень холодный душ и не вылезет из него неделю, нет, две недели. Мечты оказались прерваны цветной мешаниной, слегка туманной. Пони широко зевнула, даже не прикрыв копытцем рот, и повторила жест соломенношляпого единорога — положить ноги на спинку переднего сиденья, а на ноги — голову. Устроившись поудобнее, спортсменка начала вновь следить за розовым цветком на уже вспоминавшейся шляпе. Мешанина покачивалась, расплывалась, и только розовый цветок вдруг стал чётким, с острыми чёрными краями... Пегаска зевнула ещё раз и была готова провалиться в сон, но голос единорога с нежно-голубой гривой вновь выдернул её из потока мечтаний.

— Литтлбрейн, очень приятно познакомиться, — Рейнбоу оглянулась на соседа, который вытянул переднюю ногу и, сверкая улыбкой, потряхивал головой. Сонно моргнув, Дэш вытянула копыто и лёгонько стукнула им по копыту Литтлбрейна.

— Рада знакомству, — кисло протянула поняша и вновь отвернулась к окну, в мыслях проклиная и водителя, и кондуктора, и автобус и Литтлбрейна с его брохуфом. Сон ушёл, как ушёл водитель, и вряд ли эти две вещи могли вернуться... Лететь? Слишком жарко, да и куда лететь? Дороги она не знает, единственная надежда — Дезертвиль. Чёрные кривые буквы на раскалённом ржавом указателе показывали туда, к верхушкам тонких, белых гор, похожих на антенны или башни. Они терялись в мягких белоснежных облаках — и в первый раз они были недоступны. Отчего казались ещё мягче и слаще.

— Послушай, а почему бы тебе не полететь? — задал Литтлбрейн самый глупый вопрос, который только мог задать. Этот пони явно не мог заткнуться, подумала Дэши. Она даже не стала отвечать этому дураку — пусть сам попробует побегать на такой жаре, тогда посмотрим...

— Слух, ты что, обиделась? — Литтлбрейн легонько толкнул пегасочку в бок, но убрать копыто не успел. Она схватила его за переднюю ногу, начиная трясти её, подскакивая при этом на месте с ужасающей рожей. Не хотелось даже дышать, но ей пришлось прогнать всю свою леность, чтобы ясно объяснить этому единорогу: она не настроена на общение или дружбу. Выпучивая глаза, Рейнбоу искала слова, которые могли прогнать его на другой конец автобуса (или Эквестрии — этот вариант нравился ей гораздо больше), но в то же время, не обидев. Задача была не из лёгких.

— Слушай, Литтлбрейн, — начала Ренйбоу, найдя слова. — Я не хочу с тобой общаться, рассказывать тебе что-то или ухмыляться вместе с тобой. Ты не мог бы уйти в другой конец автобуса и не трогать меня, лады?

Отпустив единорога, пегаска с независимым видом уселась на сиденье. Сидела, пока не почувствовала на себе пристальный взгляд Литтлбрейна. Скосив глаз, Рейнбоу узрела, что он вперился в неё взглядом, задумчиво похмыкивая. Это было мягко говоря, странно. Когда кто-то незнакомый разглядывает тебя, как экспонат в музее, когда ты неизвестно где и неизвестно, когда поедешь домой — ничего хорошего в ум не придёт, честно.

— Ты ч-ч-чего? — еле вымолвила уже подрагивающая от страха пони. — А ну-ка прекрати, я серьёзно!

— Блин, ты вредная, — отвёл свой взгляд Литтлбрейн, теперь он пытал своими глазками пол автобуса. — Я же дружить хотел, вижу, ты расстроенная сидишь... Ты же злая, на себя и на какую-то Клаудчейзер. А она не виновата, просто ей хотелось похвастаться в кругу друзей, что летала наперегонки с самой Рейнбоу Дэш! — единорог вздел переднюю ногу к потолку. — А то ты больно гордая стала, — прибавил он извиняющимся тоном.

Пегаска почувствовала себя так, будто ей дали пощёчину. Всё было чистой правдой.

— Ты, ты, да как ты узнал? — ошеломлённо пробормотала она, яростно вспоминая, сама ли она рассказала, или же он увидел её насквозь.

Литтлбрейн лишь пожал плечами с горькой усмешкой.

— Догадался. А что, ты действительно сама не знаешь, как попала сюда?

Дэш кивнула.

— Угу, именно так. Сначала я разогналась до максимальной силы. Это не было хвастовством или попыткой унизить Клаудчейзер. Я даже сама удивилась: зачем так гнать? И кроме того, там уже давно должен был быть Радужный удар, я знаю. А потом... Даже не знаю, — нехотя сообщала Рейнбоу, смотря куда угодно, только не в карие глаза.

Литтлбрейн задумчиво потёр копытом подбородок.

— Что ж, необычно, — согласился он. Некоторое время пегаска и единорог молчали, поглощая тишину и жару, в которых примешивалось отчаяние и пыль с улицы.

— И как же ты теперь? — тихо спросил он.

Дэш мотнула головой.

— Не знаю. Добраться бы до Дезертвиля, там посмотрим. У меня есть с собой бутылка воды, не знаю, что с ней делать. — Рейнбоу приподняла крылом тёплую невкусную минералку, из которой уже вышел весь газ. — Но я точно знаю одно, я буду бороться, я найду путь домой.

Стук копыт отвлёк её. Водитель и кондуктор зашли в салон. Водитель прошмыгнул за руль, а контролёр (земная пони с тяжёлой сумкой на боку) пошла собирать с пассажиров деньги и выдавать билеты. И только тут Дэши вспомнила: у неё нету денег. Стыдно ехать просто так, а просить денег у Литтлбрейна — особенно, если учитывать её наезд на жеребца, — было ещё стыднее. Наконец, контролёр дошёл и до них. Литтлбрейн молча левитировал к себе красно-белый кошелёк, а пегаска уткнулась взглядом в копыта кондуктора-контролёра и созналась в том, что у неё нету денег.

— Тогда выходи, мы бесплатно не возим, — земнопони кивнула на дверь автобуса и подошла к Литтлбрейну. Тот вытащил из кошелька несколько свёрнутых купюр и протянул их кобыле. Она кивнула и начала отдавать лишние деньги, но тут Литтлбрейн её остановил.

— Это и за неё тоже. — Литтлбрейн тихонько толкнул Дэш в бок. Кондуктор-контролёр кивнула с лёгкой улыбкой и пошла сообщить водителю о том, что можно начинать движение. Пегаска не знала, что сказать, её щёки покраснели от стыда. Заплатили из жалости, как за нищую. Это было очень обидно...

— Спасибо, — наконец прошептала Рейнбоу.

— Не за что, — усмехнулся Литтлбрейн. — Устраивайся поудобнее, путь будет очень длинным.

Дэш кивнула и уселась на круп, положив передние ноги на небольшой подоконник. Небо затянулось серо-жёлтыми тучами, но жара и пыль ещё царили этим странным миром. Ещё никогда голубой пони так не хотелось домой, но увидит ли она его? Помогут ли ей в загадочном Дезертвилле? По спине Рейнбоу пробежался едкий холодок: а что, если она никогда не увидит свой Понивиль, свой облачный особняк, своих друзей? Она же Элемент Верности, она Вондерболт, она... Рейнбоу стало ещё страшнее: её явно здесь никто не знал. Да и Эквестрия ли это вообще? Что, если это другая планета, другая галактика? Что твориться в её жизни?

В стёкла ударили лёгкие капли тёплого дождя, автобус сдвинулся с места. Рейнбоу лишь рисовала копытцем на стекле сердца и мордашки друзей. "Я скучаю, уже скучаю", — тихо прошептала Рейнбоу, надеясь, что Литтлбрейн её не слышит.

Long, long as life itself way home...