Погранпони

Обычный день обычного пони-пограничника.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони

Троллестия...

Принцесса Селестия заболевает. Рэрити, Эпплджек, Рэйнбоу Дэш, Флаттершай, Пинки Пай и Твайлайт следят за странным поведением принцессы и старательно о ней заботятся. Но все переворачивается с ног на голову, когда Пинки перевоплощается в Пинкамину, а принцессы Луна и "Каденс" планируют заговор против Селестии...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Изгнание

Быть принцессой-аликорном не так просто, как рисуют в мультфильмах для девочек...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дружба под знаком равенства

«Но это же чудовищно! - воскликнет иной пони. – Забрать метку – все равно что лишить пони души!» Но позвольте же мне поведать свою историю; и вы убедитесь, что ваши драгоценные кьютимарки – ни что иное, как грандиозный обман. История жизни Старлайт Глиммер - от ее имени.

Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Исполнитель желаний

Посвящается моему лучшему другу IRL, Константину. Хотел портал - получай фашист гранату! ;)

Пинки Пай Человеки

Радужные осколки

И как это только могло со мной приключиться, ума не приложу! Оказаться в тёмном лесу, да ещё и без памяти! Ладно, попробую с этим разобраться...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Скала

Старые предания, легенды, мифы... Твайлайт до последнего сомневалась, что сможет найти ее среди живых существ, пока не наткнулась на одинокую скалу посреди бушующего моря. Здесь таятся все ее страхи и надежды на спасение. Осталось молить Богинь, чтобы написаное в старом свитке не было сказкой. Сказкой о смерти, живущей на краю мира.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Кьютимарки

Твайлайт рассуждает о кьютимарках.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Ars longa…

Революция никогда не проходит без крови, даже если это всего лишь революция в искусстве.

ОС - пони

Сестринское дело

Все мы давно привыкли к тому, что плохая ситуация становится только хуже. Однако всё же иногда события могут приобрести совершенно неожиданный и яркий оборот, даже если ты безнадёжно застрял в больнице.

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
4 глава — Цена ошибок. 1 часть — Безнадёжное положение 4 глава — Цена ошибок. 3 часть — План действий

4 глава — Цена ошибок. 2 часть — Побег

Надзирателя, как ни странно, всё ещё не было: коричневый фестрал отлучился минут двадцать назад, не сказав никому ни слова и заперев за собой дверь – выход из темницы. По всей видимости настало время новой смены и скоро их ожидает встреча с уже новым надзирателем. Брейви услышал, как кто-то вставил ключ в замочную скважину толстой деревянной двери, закрывавшей выход из темницы, и устремил свой уставший взгляд сквозь решётки нескольких камер слева от него. Ключ дважды тихо повернулся, и дверь приоткрылась, после чего в дверном проёме показался Спарклинг Болт, всё ещё пребывавший в обличии бэтпони. Он оглянулся по сторонам, после чего закрыл за собой дверь на ключ, сел за стол и стал что-то искать в его ящиках.

— О, вы только посмотрите, кто теперь наш новый надзиратель! — с желчью произнёс Брейви. — Сам Спарклинг Болт, собственной персоной!

Селестия, Старсвирл и Пёрл подняли головы с кроватей, как только услышали голос Харта.

— Вот это да, — удивился Старсвирл. — Печальное, конечно, зрелище…

— Даже смотреть не собираюсь, — ответила Пёрл, фыркнув, скрестив передние копыта на груди и демонстративно отвернув голову от Болта.

— Так, а ну всем цыц! — ответил чёрный с красно-жёлтыми гривой и хвостом фестрал, продолжавший внимательно изучать содержимое ящиков.

— А ты мне рот не затыкай! — ответил ему Брейви. — И как тебе, нравится прислуживать Найтмер, предатель?

— Да тихо ты! — сказал Спарклинг с раздражением.

— Самому-то не стыдно? Совесть совсем не гложет, да? Хотя о чём это я, у тебя же её, по всей видимости, как не было, так и нет.

— Брейви, заткнись уже! — шикнул Болт. — Я вам тут побег пытаюсь сорганизовать вообще-то, а ты, такое ощущение, что только привлечь лишнее внимание дозора на мой круп хочешь!

— Пытаешься помочь нам сбежать? Ха! Ну да, ну да, конечно. И почему я должен тебе поверить?

— Есть! Вот он где был всё время, — радостно сказал Болт, найдя в одном из ящиков небольшой металлический инструмент, состоявший из двух колец: одного для копыта и второго, намного меньше, размером чуть больше бутылочной крышки, и короткого металлического бруска, соединявшего их вместе, отдалённо напоминающий гаечный ключ, после чего поднялся из-за стола, многозначительно посмотрев на Брейви, и раздражённо закатил глаза: — А вот из-за того, что ты в меня не верил, тебя я в наказание выпущу в последнюю очередь!

Спарклинг стал судорожно просматривать множество ключей, висевших на кольце-ключнице, которое тот держал в своих кожистых крыльях, быстро перекидывая один за одним, после чего ухватился за очередной ключ и стал пытаться с его помощью открыть решётку камеры, в которой находилась Селестия.

— И всё-таки твой друг оказался не предателем, — улыбнулась Селестия, посмотрев на Харта.

— Ага, и правда… — озадаченно протянул тот. — Спарклинг, неужели ты действительно собираешься нас отсюда вытащить? Быть такого не может!

— А что я сейчас по-твоему делаю? — съязвил чёрный фестрал в ответ.

Через минуту Селестия, Старсвирл, Пёрл и Брейви свободно стояли в узком коридоре темницы, а их камеры были вновь заперты на ключ.

— Но… но, я думал…

— Что я перешёл на сторону Найтмер? — опередил белого с синей гривой жеребца бэтпони. — Ну, формально получается, что так оно и есть. От части. И я всё ещё буду считаться её миньоном до тех пор, пока понибудь не узнает о вашем побеге из тюрьмы, который ещё только предстоит сорганизовать, кстати говоря.

— Подожди, но ведь ты… Когда ты вёл меня сюда в эскорте с другими пленниками, ты же мне сам сказал, что теперь считаешь своим новым долгом служить Найтмер Мун и исполнять её приказы.

Спарклинг вновь закатил глаза.

— Брейви, если ты меня внимательно слушал, я такого не говорил. Я сказал, что я сделал то, что считал нужным сделать. И под этим я имел в виду, что я согласился примкнуть к Найтмер, чтобы иметь возможность не только остаться на свободе, но и освободить из заточения невинных пони. Принцессу Селестию в первую очередь, конечно же, но в том числе и некоторых других тоже, включая тебя, прошу заметить.

— Спасибо тебе за это больше, но боюсь, что совершенно неповинной меня назвать сложно, — сказала принцесса дня.

— Селестия, ну не начинай… — грустно произнёс Старсвирл.

— Ой, да, да, да! Ваша вина в том, что Вы плохо обращались со своей сестрой, совсем её не слушали, мало с ней разговаривали по душам, редко находили время, чтобы побыть с ней наедине и всё такое: это я слышал уже. Хорошо, что Вы это всё же поняли, пусть и слишком поздно. Хотя мы вообще-то с Брейви Вам об этом говорили и не раз. Поговорим об этом как-нибудь потом, сейчас далеко не самое подходящее время для самобичевания. Так что… ну вот, собственно, почему я согласился быть её миньоном, а именно: чтобы иметь возможность исполнять роль двойного агента, — подытожил бэтпони.

— А почему ты мне этого сразу-то не сказал?

— Находясь рядом с другими фестралами из эскорта? Хех, хотел бы я посмотреть на это!

— А, ну да, верно, — ответил Брейви, виновато улыбнувшись.

— К тому же я всё равно так и так сказал правду. А вот как её стоило правильно интерпретировать – это уже другой вопрос.

— Подожди, но ведь… Я-то думал, что ты теперь слепо повинуешься её приказам и слепо исполняешь её волю. Я думал, что Найтмер и твой разум закрыла от различных положительных эмоций, хороший воспоминаний там… что она полностью контролирует твою волю. Ведь именно это произошло с Дарк Близзардом, я не прав?

— А, ты про это. Ну… да, именно это с ним и произошло: он сейчас фактически не более чем марионетка в копытах Найтмер. Причём “марионетка” в даже намного более прямом смысле, чем обычно вкладывают в это понятие. Да, Найтмер фактически взяла полный контроль над его рассудком, и тот теперь исполняет её волю. Действует он вроде как сам, но при этом неосознанно. Короче, разум и воля Дарка практически полностью принадлежат Найтмер, надеюсь так будет понятнее.

— А твои? Твои не принадлежат, выходит? — удивился Харт.

— Нет, вот мои – нет. Э-э-э, понимаешь в чём дело, Найтмер организовывает довольно сложную иерархию подчинения своих миньонов. Те пони, которые оказывают влияние на многих других пони – например, такие как наш командир, практически полностью теряют свою собственную волю – её замещает воля самой Найтмер Мун, а те миньоны, которые исполняют второстепенную и третьестепенную роль, например, ведут эскорты пленников, становятся надзирателями, ну, вроде меня, у них всё ещё фактически остаётся своя воля, у кого-то больше, у кого-то меньше. Ну а также внешность всем своим миньонам без исключения Найтмер дарит в подарок фестралью, хех. Кстати, прикольно выглядит, скажи? — Спарклинг демонстративно повращался на месте сначала против часовой стрелки, затем по, встав на задние копыта. — Во мне, как ты понимаешь, воли Найтмер Мун нету, поскольку я исполняю самые простые задачи с её точки зрения.

— А почему бы Найтмер всё же не запереть волю всех своих миньонов без исключения под замок, заменив своей? — поинтересовался Брейви. — Так ведь будет для неё надёжнее: не будет ни единого потенциального предателя или двойного агента в её кругах.

— Кхм, не хочется отвлекать вас обоих от интересной беседы, но у твоего приятеля, Харт, есть одна вещица, которая бы нам со Старсвирлом очень пригодилась, — произнесла принцесса Селестия, указав крылом на похожий на гаечный ключ металлический инструмент, зажатый в когтистых крыльях чёрного бэтпони.

— Упс, точно, хе-хе! Да, извините за задержку. Сейчас, одну секунду…

Надев это приспособление сначала на рог принцессы дня, а затем и старого мага, Спарклинг повернул его по часовой стрелке на пол-оборота, после чего металлические футляры, не позволявшие обоим пользоваться магией, раскрылись и упали на пол. Болт поднял их, а затем спрятал в коричневую седельную сумку, висевшую на его спине.

— На самом деле она бы с радостью так и сделала, если бы могла. Но контролировать мысли и чувства даже одного пони – достаточно сложная задачка, даже для аликорна. Ей элементарно не хватит сил не то чтобы затуманить разум всем жителям Эквестрии, даже лишь всем своим миньонам не хватит! Поэтому она и выбрала для себя наиболее ценные, по её мнению, кадры, обладающие определённой властью над другими пони, чтобы, во-первых, не пришлось разбираться с потенциальным сопротивлением с их стороны и со стороны пони, которые их слушаются, а во-вторых, чтобы упростить для себя сам процесс подчинения. Именно поэтому множество фестралов Лунной Гвардии исполняют сейчас её приказы: не потому что им это особенно хочется делать, а потому что их заставили ей повиноваться свои командиры, полностью подконтрольные Найтмер Мун, как наш командир Дарк Близзард, скажем.

— Ладно, хорошо, я вроде более-менее тебя понял. Слушай, а этот твой новый облик… Он, конечно, выглядит круто и всё такое, но он же… хотя бы обратимый, я надеюсь? — с лёгкой тревогой спросил Брейви.

— Хе-хе, да не волнуйся ты! Обратимый, ещё какой обратимый! Стандартная магия сущностной трансформации, ничего сверхъестественного.

— Ну, вообще-то сущностная трансформация – это не такая уж и стандартная магия. Далеко не каждому единорогу она по силам, — нравоучительным тоном произнёс Старсвирл, тем самым заставив фестрала вновь закатить глаза.

— Ну хорошо, видимо не такая уж стандартная, раз так говорит сам многоуважаемый Старсвирл Бородатый, —  саркастично заметил Болт. — Но это всё равно обычная магия, даже не из разряда некромантии. Потом выпью подходящее зелье и снова стану пегасом. Ну или единорога какого попрошу, чтоб меня превратил обратно в обычного пони. За это можешь не переживать – на раз два делается!

— Ладно, поверю тебе на слово, раз ты так говоришь. Хех, а выглядишь ты и правда классно: внешность фестрала тебе идёт! — отметил Брейви.

— Ага, да не то слово! Вот думаю теперь, когда всё закончится, может стоит примерять её время от времени? — Спарклинг взлетел под потолок и завис в воздухе, активно маша крыльями. — Неделю побуду фестралом, две недели пегасом – по-моему будет здорово!

— Ну не знаю, как по мне: твоя новая внешность так себе… — добавила белая пегаска с кофейной гривой.

— Это ты так говоришь, Пёрл, пока сама в бэтпони не превратилась. А как только ею станешь: возможно даже обратно превращаться не захочешь!

— Что-то я в этом сильно сомневаюсь…

— Да честное слово! На полном серьёзе тебе говорю. У фестралов кстати присутствует ночное виденье. Такая полезная вещь, оказывается, на самом деле! А ещё они иногда могут внезапно тяпнуть заблудшего во тьме пони за задницу!

— Это ещё зачем? — сильно удивился Брейви.

— Ну, чтобы мгновенно восстановить свою энергию и жизненные силы за счёт энергии своей жертвы, если срочно возникает такая необходимость, — пояснил чёрный фестрал. — Другими словами, если до обычного приёма пищи ещё очень много времени. Да не переживай ты, крови им совсем немного для этого нужно! Жертва часто даже не успевает понять, что только что произошло, а бэтпони уже и след простыл – улетел за три девять земель. Хотя, как мне говорили знакомые фестралы, этим редко кто занимается, поскольку всё-таки как-то это немного неприлично кусать незнакомых пони за круп. Зато вот знакомых почему бы изредка и не тяпнуть…

Паривший в воздухе Болт стал медленно отодвигаться назад, заглядываясь на мягкое место Пёрл, но та оказалась весьма сообразительной кобылой, тут же развернувшись к бэтпони мордой.

— Но, но, но! Об этом можешь даже и не мечтать! Я тебе вообще-то не разрешала меня кусать. Тем более за попу!

— Ой, подумаешь, не больно-то и хотелось, — проворчал в ответ фестрал, скрестив передние копыта на груди и повернув голову в сторону, демонстративно обидевшись на Пёрл Клауд.

— Это всё, конечно, замечательно, но, быть может, нам стоит сейчас в первую очередь сконцентрироваться на нашем побеге? — сказал Старсвирл.

— Да, Спарклинг. Твой флирт с Пёрл может и подождать, — заметил Брейви Харт, забавно изогнув бровь, с ухмылкой поглядывая на обоих.

— Нестандартные у вас какие-то представления о флирте, — пробурчала Пёрл.

— Ну, мне кажется, принцесса Селестия лучше всех из нас знает, что нам всем следует делать, — произнёс Брейви. — У Вас же есть какой-нибудь план, принцесса?

— Да, принцесса, какие будут Ваши указания? — спросил Спарклинг. — Как нам превратить Найтмер Мун обратно в Луну?

— Я… к сожалению, я не уверена на этот счёт, — призналась принцесса Солнца. — Мне нужно попасть в Главный Кантерлотский Архив. Наверняка там мне удастся получить точный ответ на этот вопрос из книг или свитков. На самом деле я более чем уверена в этом. Для этого мне нужно будет подтвердить или опровергнуть несколько моих магических теорий. Но в первую очередь перед этим я бы хотела сама взглянуть на тот багровый обсидиан, который привезла делегация Зебр неделю назад, или то, что от него осталось, ну или хотя бы исследовать то место, где он хранился до сегодняшнего дня.

— Так, ну кажется, наш план более-менее ясен, — произнёс Брейви, посмотрев на Спарклинга, ожидая его реакции.

— Ага, значит, сначала отправимся в Запретный Архив, благо он тут совсем неподалёку находится, затем в Главный Кантерлотский Архив, до которого путь, конечно, неблизкий, но, думаю, нам его достичь будет более чем по силам. Мы там даже кое с кем пересечёмся, чему ты наверняка страшно удивишься, Брейви, — сказал Болт с усмешкой.

— Погоди, ты это о ком сейчас говоришь, я не совсем понял? — спросил Харт.

— А вот не скажу! Будет для тебя маленький сюрприз, когда мы до туда дойдём, хе-хе.

— И почему у меня из-за твоих слов возникает мрачное предчувствие…?

— Ой, да не переживай, ты. Это нормальный сюрприз. Ты сам поймёшь, о чём я, когда мы будем подходить к Архиву.

— Ладно… — озадаченно протянул Брейви, не имея ни малейшего представления, о ком говорил его друг. — В таком случае… выдвигаемся?

— Постойте, может, я слишком рано снял глушители с ваших рогов? — обратился Спарклинг к Селестии и Старсвирлу. — Может, мне пока что стоит их обратно надеть? В смысле, вы ведь все четверо значитесь пленниками: если на вас будут глушилки при случайной встрече с другими бэтпони, то я смогу это обыграть, будто бы я веду вас на допрос.

— А они поверят, что допрос проходит одновременно четырёх пони? — спросил Старсвирл.

— Хм… ну, я, я не знаю… А Вы считаете, что не поверят?

— Мне кажется, будет лучше, если наши рога и крылья у всех будут свободны, — высказала своё мнение принцесса Селестия. — В таком случае мы запросто сможем обезвредить увидевших нас фестралов, усыпив их на достаточно длительное время.

— А Найтмер разве об этом тут же не узнает, раз она контролирует сознание отдельных бэтпони? — забеспокоилась Пёрл.

— Не, не узнает. По крайней мере не должна, — обнадёжил кобылу Спарклинг Болт. — Обычный кантерлотский дозор – для неё тоже пока слишком мелкие сошки, сознание этих пони всё ещё их собственное. Так что спалиться таким образом нам не грозит. Хотя вот с небесным дозором дела уже сложнее – боюсь, летать, даже за пределами Кантерлота сейчас будет совсем небезопасно.

— Хорошо, значит, пока что никаких полётов на улице, я поняла. Но всё-таки может снимешь нам оковы с крыльев? — предложила Пёрл. — В них не совсем удобно находиться, да и потом никогда не знаешь, когда тебе вновь понадобятся крылья.

— Хех, да, с этим и я соглашусь, — добавил Брейви.

— Да, конечно, давайте сниму, без вопросов.

Чёрный фестрал нашёл маленький ключ на своей связке и по очереди открыл и снял своеобразные овальные кандалы с крыльев Пёрл, Селестии и Брейви.

— Ух… да, так и правда получше будет. Спасибо, — поблагодарил Харт, активно разминая свои крылья.

— Значит, теперь мы все вместе отправляемся в Запретный Архив изучать этот самый злополучный камень, из-за которого всё и произошло? — уточнила Пёрл.

— Да, — подтвердила принцесса Солнца. — Если ни у кого нет возражений или предложений лучше.

— Э-э-э, одну секунду, принцесса. Прежде, чем мы туда пойдём, можно мне оставить вас четверых ненадолго запертыми в чулане в соседнем коридоре? — спросил Болт.

Пони одновременно озадаченно посмотрели на фестрала.

— Там достаточно места для всех будет! Ну, узковато немножко, конечно, это да, хех, но вы там все вчетвером поместитесь, это точно. Всего на пятнадцать минут, не больше!

— А это ещё для чего? — спросил изумлённый Старсвирл.

— Я просто не успел ещё разнести обед всем пленникам моего сектора, — объяснил чёрный фестрал. — Не хочу, чтобы из-за меня эти пони голодали. Да, еда конечно та ещё дрянь, но это всё равно лучше, чем остаться совсем без обеда. Да и вам бы перекусить не помешало б. К сожалению, могу разве что принести вам стандартную еду для заключённых. Рад был бы поделиться своим собственным пайком надзирателя, да, боюсь, для четверых он будет маловат, к тому же вынести его без действительно весомой причины из столовой мне не позволят.

— Ну надо же, у Спарклинга прорезалась забота о других. Кто бы мог подумать, — сказала Пёрл. Однако прозвучало это вовсе не как упрёк, а скорее, как лёгкая саркастичная насмешка, поскольку кобыла произнесла эти слова с неким подобием улыбки на мордочке.

— Можно и так сказать, — усмехнулся Болт. — Да и вам поесть хоть что-то всё равно не помешает.

— Может быть, ты рано нас выпустил из камер, в таком случае? — предположил Харт. — Сделал бы все свои дела и освободил бы нас, как всё закончишь.

— Может быть, так и стоило поступить, но я не хотел рисковать: чтобы я делал, если кого-то из вас повели на допрос, например? Кто знает, сколько бы он продлился. А так у меня есть формальное право потребовать у них письменное распоряжение Найтмер Мун. Поскольку у них его не будет, так как Найтмер большую часть приказов сейчас отдаёт устно, им бы ничего не осталось, как развернуться и уйти, чтобы его заполучить. А в это время я бы вас уже освободил, и мы бы уже куда-нибудь сбежали или где-нибудь затаились.

— Ну а сейчас ты не хочешь вновь закрывать нас в камерах… — начал Брейви.

— …потому как если кто-то придёт сюда в моё отсутствие с целью отвести вас куда-то в другое место, то ничто им не помешает это сделать. И я не буду иметь ни малейшего представления, куда кого-то из вас увели. Ну, вернее, я конечно смог бы это выяснить, но это вызовет лишние подозрения на мой счёт, которые мне абсолютно нежелательны! Да и сам процесс нашего побега это может невероятно усложнить тоже.

— Хорошо, Спарклинг, — сказала принцесса Селестия. — Если никто не возражает, мы доверимся тебе и подождём твоего возращения там, где, ты считаешь, для нас будет безопаснее всего.

— По крайней мере, рассуждения Спарклинга Болта выглядят более чем логично, — согласился Старсвирл.

— Эх, ну давайте, что уж… Всё равно деваться нам некуда, — вздохнула Пёрл, явно не шибко довольная этим предложением.

— Хорошо, Спарклинг, давай так и поступим, — одобрительно произнёс Брейви.

— Замечательно! Это здесь, совсем недалеко. Всего в паре коридоров отсюда, — чёрный фестрал стал вновь искать нужный ключ от выходной двери. — Хоть этот сектор формально и отвели мне под контроль, здесь могут изредка проходить фестралы из кантерлотского дозора, так что идите тихо и всё время держитесь позади меня. Не думаю, что мы с ними встретимся, да даже если и наткнёмся на них случайно – наверняка, сможем обойти их обходными путями, но всё же будьте всё время на чеку и предельно осторожны! Я привезу вам четыре обеденных порции на тележке прямо в чулан.

— Спарклинг! — произнёс Харт, положив копыто на плечо своему другу, когда тот уже собирался вставить ключ в замочную скважину.

— Да? Что такое, Брейви?

— А пони из дозора случайно не могут спуститься сюда и обнаружить пропажу четырёх заключённых?

— Я, кстати, тоже хотела сейчас задать такой вопрос, — добавила Селестия.

— Не, не смогут. По крайней мере, смогут, но ещё довольно нескоро. У них нет ключей от множества мест в замке, и, если на их пути окажется запертая дверь – максимум, что они могут попробовать сделать, так это постучать, чтобы бэтпони внутри впустил их внутрь. Ну а если ответа не будет – пожмут плечами и пойдут дальше, например, надзиратель ведь может куда-то отлучиться, никому ничего не сказав, а знать об этом фестралы дозора не могут. Правда, если они будут несколько раз натыкаться на одну и ту же запертую дверь за свою смену, это вызовет некоторые подозрения, однако я уверен, что этого не произойдёт – слишком уж большой Новый Дворец и сравнительно немного бэтпони в этом самом кантерлотском дозоре.

— Так сколько тогда ещё ты можешь появляться в кругах миньонов Найтмер и не быть вычисленным? — спросила Селестия. — Может быть, ты бы смог узнать, как превратить Найтмер Мун обратно в Луну, от кого-нибудь из своих новых коллег?

— Э-э-э… Честно говоря, чем меньше меня будут видеть теперь другие фестралы, тем лучше, — неохотно признался Спарклинг. — У меня практически нет возможности безопасно для себя узнать, когда Найтмер запишет меня в диссиденты, поэтому рисковать лишний раз по чём зря мне бы не хотелось, надеюсь Вы понимаете. Когда её миньоны захотят проверить ваши камеры и присутствие меня на моём месте предсказать невозможно. В лучшем (и как я считаю, наиболее вероятном) случае у нас есть около шести часов: после этого, примерно полшестого вечера, закончится моя смена и начнётся чужая. Тогда миньоны Найтмер уже точно не станут долго думать, да медлить и откроют дверь в темницу запасным ключом, и вот тогда моё предательство уже точно вскроется.

— Понятно, в таком случае ему действительно будет безопаснее держаться с нами, — сказал Старсвирл. Селестия кивнула головой в знак согласия.

Пятёрка пони осторожно вышла в тёмный коридор, после чего Спарклинг закрыл дверь на ключ и приказал следовать за ним. По пути до чулана, который, как оказалось, и правда находился сравнительно недалеко, им не встретилось ни единого пони, впрочем, они и не должны были им встретиться – весь этот небольшой сектор кантерлотской тюрьмы был отдан под контроль одному Спарклингу. Когда пони дошли до нужного места, их глазам предстала малюсенькая коморка в стене с дверью со всяческой бытовой утварью, вроде швабр, мётел, угольных утюгов, досок для стирания тряпичной одежды, целых гор тряпок: больших – для протирания пола, и средних – для протирания пыли, дюжин прямоугольных кусков хозяйственного мыла, несколько вантузов, рабочих костюмов и множество других предметов. Несмотря на то, что в кладовой было множество всяких вещей, четвёрка пони без труда смогла в ней поместиться, пусть и пришлось стоять довольно близко друг к другу, и это с учётом принцессы Селестии, которая была крупнее большинства пони раз этак в два, если не больше. Спарклинг Болт запер их и ускакал в столовую за едой для пленников.

Ждать чёрного бэтпони им пришлось минут пятнадцать-двадцать; впрочем, примерно столько же, сколько сам Болт и предположил. Пони всё это время пребывали в практически полной темноте, а вдобавок ещё и тишине – никто из них не перекидывался даже парой слов с другим по понятной причине, чтобы их не обнаружили. Такое ожидание было даже в чём-то хуже пребывания в самой камере: каждому приходилось всё время стоять, да ещё и не издавать никаких звуков. И эта тишина в купе с темнотой действовали весьма угнетающе на всех. В какой-то момент Брейви даже было подумал, а не решил ли Спарклинг сыграть с ними злую шутку и выдать их Найтмер Мун или кому-то из её миньонов? Ведь вот они, все здесь, заперты в малюсенькой комнатке, явно пытались сбежать, а чёрный фестрал их поймал, запер и доложил о беглецах. Найтмер наверняка повысит его за это в звании, а возможно и щедро наградит битсами или ещё каким-нибудь образом: возможно, лучшей едой, лучшей работёнкой, может быть, сделает своим приближённым. Но прежде чем мысли Брейви заставили бы стражника против его же воли во второй раз усомниться преданности Спарклинга, кто-то вставил ключ в замочную скважину, повернул его три раза, дверь кладовки снова открылась, и четвёрка пони увидела знакомого чёрного с красно-жёлтой гривой бэтпони, стоявшего в коридоре с тележкой, на которой было множество грязных тарелок, а на четырёх из них была какая-никакая, но ещё никем не тронутая еда. Брейви, Пёрл, Старсвирл и Селестия принялись трапезничать, пока что ещё, на всякий случай, не выходя из чулана. На обед был салат и картошка с укропом, а также чай. Возможно, несколько более вкусные, чем завтрак, но всё равно оставлявшие желать явно лучшего. Фестрал в очередной раз запер своих знакомых в том же чулане, после чего отлучился, чтобы отвести тележку обратно в столовую, и через пять минут вернулся, выпустив четырёх пони, после чего они все вместе направились в Запретный Архив.

Дорога к Запретному Архиву и правда выдалась короткой и совсем нетрудной: пятёрке пони пришлось всего раз затаиться в соседнем коридоре, чтобы не встретиться с парочкой каких-то фестралов, бродивших по замку: кобылой и жеребцом, о чём-то всё время разговаривавшими, да ещё одним случайным фиолетовым бэтпони парой минут спустя, зато, больше им на пути не встретился нипони. В конце концов, они спустились по широкой мраморной лестнице в самый низ – ко входу в Запретный Архив. Было в каком-то смысле странно, что такую важную секцию никто не караулил, однако возможным объяснением этому служили весьма сложные чары, наложенные на входную дверь в него, из-за которых та теперь выглядела, будто бы находилась в нескольких разноцветных слоях дрожащего желе, а по поверхности этой магической субстанции то и дело проскакивали небольшие молнии, причём начинались те и заканчивались в абсолютно хаотичных местах. Принцесса Селестия вместе со Старсвирлом объединили свои магические потоки, одновременно ударив ими в желеобразную субстанцию, которая, по объяснению обоих, была своеобразным защитным полем. Через десять-пятнадцать секунд каждый слой этого магического поля поочерёдно растаял и дверь осталась без защиты. Спарклинг открыл её ключом, и пони зашли внутрь Запретного Архива. Надо сказать, что тот слегка преобразился за прошедшие несколько часов, правда лишь косметически: двери из красного дерева теперь приобрели бледно-фиолетовый оттенок, стены стали насыщенного синего цвета, ну а магические кристаллы, излучавшие свет и использовавшиеся здесь вместо факелов, теперь освещали пещеры таинственным призрачным бело-голубым светом. Хотя вот небольшие магические камни, обрамлявшие деревянные двери по контуру, казалось, остались вовсе без изменений и были всё такими же разноцветными, как и прежде. Вообще, абсолютно весь Кантерлотский дворец косметически немного преобразился с того времени, как Луна очнулась в облике Найтмер Мун: то были пускай и незначительные изменения цвета стен, пола и потолка комнат, коридоров и залов, мебели и различной утвари, а также узоров на них (в некоторых редких случаях слегка менялась и форма предметов, становясь более грубой и заострённой), но они прекрасно давали понять, что теперь весь замок находился в единоличном распоряжении Кобылицы Ночных Кошмаров. Сама магия, которая за этим стояла, была довольно простой, о чём единогласно заявили, как Селестия, так и Старсвирл, но вот осуществить нечто подобное в масштабах целого дворца уже становилось весьма сложной задачкой даже для такого могущественного аликорна как Селестия или такого опытного мага-единорога как Старсвирл. Дорога до багрового обсидиана была более чем очевидна: след из уничтоженных дверей, оставленный Луной, вёл прямо туда. Видимо, Найтмер Мун решила, что ремонт коридоров Запретного Архива – одна из её наименее приоритетных задач в данный момент времени. Дойдя до небольшой пещеры, использовавшейся для тестирования магических заклинаний и артефактов, а последние полторы недели отведённой под хранение некромантического камня, пятёрка пони увидела уничтоженные кристаллы на полу, стенах и потолке, многочисленные осколки которых устилали пол, да гладкий чёрный камень, одиноко валявшийся также на полу. Последний выглядел абсолютно целым и невредимым – без единой царапинки. Единственное, что изменилось: тот теперь весь переливался чёрно-багровым цветом, а кроваво-красная сердцевина исчезла.

— На всякий случай лучше отойдите подальше, — сказала принцесса Солнца Брейви, Спарклингу и Пёрл. Трое пони послушно выскочили из помещения и остались наблюдать за происходившим снаружи. Селестия со Старсвирлом устремили потоки магической энергии из своих рогов в некромантический камень. Два луча били в багровый обсидиан в течении полуминуты, но ровным счётом ничего не происходило. После этого, Селестия осторожно подошла к артефакту и аккуратно дотронулась до него кончиком копыта, затем повращала его.

— Да, как я и думала, — пробормотала принцесса дня.

— И… что это значит? — озвучила Пёрл вопрос, который не давал покоя и Брейви со Спарклингом.

— Этот камень теперь не более, чем пустышка, — произнёс Старсвирл.

— Именно, — подтвердила Селестия. — Вся магия, что была заключена в этом багровом обсидиане, по всей видимости, теперь находится в распоряжении Луны.

— А это… хорошо или плохо…? — уточнил Спарклинг.

— В каком-то смысле и то, и другое, — первым ответил Старсвирл.

— Это хорошо с той точки зрения, что этот багровый обсидиан больше не сможет взять контроль над разумом кого бы то ни было ещё, поскольку вся его магия была передана моей сестре, — сказала Селестия. — Это также означает, что как только Найтмер Мун будет побеждена – чары, что она наложила на других пони, затуманившие их разум и волю, мгновенно развеются. Но в то же самое время это и довольно плохая новость: принцесса Луна подверглась влиянию невероятно больших порций некромантии. Как вы понимаете, чем её было больше поглощено Луной, тем сложнее будет всё исправить: вернуть её назад, заставить мою сестру вспомнить, кем она является на самом деле. А учитывая то, что это самый крупный и скорее всего самый опасный магический артефакт подобного рода, что мне доводилось встречать, вернуть Луне позитивные воспоминания и эмоции будет крайне трудно, если не невозможно в принципе.

— Да уж, новости не из приятных… — протянул Брейви, нервно потирая копытом шею.

— Ну, я бы пока что не стал торопиться с выводами. Может мы всё ещё сможем всё исправить, — попытался поддержать Селестию Старсвирл.

— Да. Пока что об этом рано говорить до тех пор, пока я не изучила свитки из Главного Архива, — согласилась Селестия. — Мы должны попасть туда во что бы то ни стало! От этого будет зависеть судьба каждого из нас, судьба Эквестрии и судьба моей сестры. Спарклинг, ты сказал, что сможешь нас провести до туда, я не ошиблась?

— Эм-м, ну-у… в принципе да, смогу, — ответил чёрный фестрал. — Правда, нам придётся слегка поплутать по лестницам и коридорам, чтобы случайно ни с кем не пересечься на нашем пути, так что дорога займёт раза в два-три больше времени, чем вы привыкли… Но добраться дотуда более чем реально! Сейчас, дайте только пару минут, чтобы я смог проложить у себя в голове наибезопаснейший маршрут для нас…

— Можешь сильно не торопиться, — сказала принцесса Солнца. — Давайте пока что зайдём в несколько мест здесь в Запретном Архиве, пока ты всё обдумываешь. Тут хранятся некоторые магические артефакты, которые нам, возможно, смогут пригодиться в будущем. По крайней мере, взять их с собой на всякий случай стоит – лишними они точно не будут.

— Понял Вас, давайте так и сделаем. Всё равно мне понадобится около десяти минут, чтобы продумать дорогу.

— Хорошо. Как скажете, принцесса, — согласился Брейви.

Пятёрка пони ходила по Запретному Архиву ещё где-то десять-пятнадцать минут. За это время Селестия со Старсвирлом успели забрать с собой около дюжины различных магических артефактов (большинство из которых являлись медальонами), что в нём хранились. Пусть магия, заключённая в них, и наверняка не была способна развеять некромантические чары, опутавшие разум принцессы Луны, зато она была более чем в состоянии помочь принцессе дня при некоторых будущих возможных неблагоприятных развитиях событий. Так, например, среди на время позаимствованных артефактов был один медальон магической кристаллизации, способный полностью обезвредить любого случайно заметившего их бэтпони, прежде чем он или она успеет поднять тревогу, к тому же сделать это так, чтобы про кристаллизацию одного из своих слуг не узнала сама Найтмер Мун, даже если Лунная Пони в какой-то момент попытается установить с миньоном мысленный контакт, и один очень сильный лечащий талисман. Эти вещи были не более чем подстраховка со стороны Селестии и Старсвирла, однако не взять их с собой означало бы заведомо уменьшить свои шансы на успех.

Спарклинг уговорил принцессу дня позволить ему забрать с собой пару-тройку из многочисленных закупоренных пробкой стеклянных пробирок, в которых был заключён тёмно-серый дымок, изредка подсвечивавшийся белым и издававший редкие щелчки. Подобными пробирками был заполнен целый деревянный ящик. Старсвирл сказал, что это был пробный образец грозового облака, воссозданного в миниатюре, и что как только пробирка откроется – дымок раздуется в размерах до уже обычного маленького грозового облачка, размером с пони, и что он понятия не имеет, как эти пробирки вообще попали в Запретный Архив Кантерлота. Скорее всего, кто-то, видимо, что-то перепутал и случайно приписал ящик сюда на хранение. А ещё более вероятным было предположение, что для их хранения просто не смогли найти лучшего места, и поэтому все пробирки теперь находились здесь (вернее, все, кроме тех нескольких, что забрал с собой Спарклинг).

Убедившись со слов принцессы Селестии и Старсвирла Бородатого в том, что это самое что ни на есть обычное грозовое облако, пускай и засунутое в пробирку, чёрный фестрал спустя несколько минут её откупорил, дождался, пока дым соберётся в небольшое грозовое облачко, подтолкнул его вперёд и, как только то зависло над Пёрл Клауд, с ехидной ухмылкой на морде прицельно ударил по нему задними копытами.

— Ауч! — взвизгнула кобыла секундой спустя, когда раздался хлопок грома и небольшой разряд молнии ударил пегаску в правую ягодицу. Селестия и Старсвирл обернулись из-за громкого звука.

— Хе-хе-хе! Точно в яблочко! — воскликнул Болт. Брейви дважды хихикнул в копыто, заметив хулиганскую выходку друга.

— Уф, моя бедная попа… — пробормотала Пёрл со стиснутыми зубами, растирая копытом подпалённый круп. — Спарклинг! Тебе кто разрешил бить меня молниями в зад?!

— Ну… а разве понибудь мне не разрешал бить тебя молниями в зад? — с ухмылкой ответил тот, лёжа на животе теперь уже на обычном белом облаке, поглядывая сверху вниз на бывшую стражницу.

— Вообще-то да. Я тебе ещё давно это запретила делать. Мрф, — проворчала Пёрл.

— Упс, прости. Должно быть совсем вылетело из головы, — сказал чёрный фестрал с широкой улыбкой на морде.

— Благодаря тебе у меня теперь ожог на заднице! — возмущённо заметила Пёрл, показав крылом на тёмно-серое пятно сажи на шёрстке, от которого поднимались едва заметные нити дыма.

— Ага, я вижу. Тебе, кстати, очень идёт! — насмешливо ответил Спарклинг. Пёрл тихонько зарычала в ответ.

— Ну да, да, конечно… Интересно, на чём мне прикажешь сидеть ближайшие пару дней… Ты вообще зачем мне сейчас подпалил круп?

— Ну… э-э-э… для того… чтобы тебя… в случае чего бэтпони не повели на допрос, вот зачем! Я просто… проставил тебе такое же клеймо, что получают все пони, прошедшие допрос Найтмер… да, именно так! И… тебя теперь однозначно… фестралы примут за одну из таких пони в случае чего, хе-хе!

— Мда? — произнесла Пёрл, изогнув бровь в недоверии. — А я вот почему-то тебе не верю насчёт этого. Есть мысли, почему?

— Потому что… ты слишком предвзято и заведомо излишне плохо обо мне всегда думаешь? — ответил Спарклинг, всё ещё не прекращавший лукаво улыбаться.

— Нет, потому что ты невероятный нахал, ужасно невоспитанный жеребец и не имеешь ни малейшего представления о том, как правильно флиртовать с кобылами.

— А, то есть ты всё-таки считаешь, что это сейчас было проявление флирта с моей стороны? — саркастично сказал фестрал и несколько раз повёл бровями.

— Р-р-р-р-р! — прорычала Пёрл. — Как же ты иногда действуешь мне на нервы…

— Но зато я точно знаю, что всё остальное время ты от меня глаз отвести не можешь.

— Будешь мне теперь массаж делать, когда всё закончится.

— Массаж твоего крупа? Хе-хе, это я всегда с радостью готов! — весело произнёс Болт.

— Спарклинг, нас вообще-то могли услышать из-за твоих молний, так что давай без них обойдёмся? — настороженно заметил Брейви, прислушиваясь, не шёл ли кто ещё по коридорам Запретного Архива.

— Ну, услышать, положим, не услышали: здешние своды пещер прекрасно глушат звуки, не позволяя им достичь даже нижних этажей дворца, — заметила Селестия. — Однако перед нами сейчас стоит серьёзная миссия вернуть принцессу Луну такой, какой она была до превращения в Найтмер Мун, поэтому попрошу всё же вести себя посерьёзней.

Сказав это принцесса дня с лёгким укором взглянула на Болта.

— Ну ладно, ладно, как скажете Ваше Высочество, — ответил Спарклинг, развеяв белоснежное облачко, и спустился на пол.

— Не переживай, всё равно тебе ещё придётся потом трогать меня за мой подпалённый зад: как-никак, именно тебе его массаж предстоит делать, — заметила Пёрл, чуть опустив веки.

— О, тебе он понравится не меньше, чем мне. Даю слово, — ответил чёрный бэтпони, поведя бровями.

— Ещё принесёшь фрукты, мазь от ожогов и не забудь какую-нибудь интересную книжку с собой прихватить – чувствую, процедура будет не быстрой.

— Эй! А не слишком ли много всего? — опешил фестрал.

— Не-а, в самый раз, я считаю. То, что нужно за компенсацию поджаренного крупа.

— Брейви, а можно мне будет одолжить у тебя… э-э-э… что-нибудь почитать? — задал вопрос Болт своему другу, явно намекая на потенциальное заимствование каких-то из его многочисленных копытописей.

— Ну… я подумаю на этот счёт, — уклончиво ответил белый пегас. — Но скорее всего можно.

— Есть! Ха-ха! — радостно сказал Спарклинг, прижав к себе крылом Клауд. — Считай, что наш с тобой романтический вечер уже у нас в кармане!

— Ай, жжётся! — взвизгнула Пёрл, когда фестрал случайно дотронулся до подпалины на её мягком месте.

— Ой, прости, прости! Я не хотел!

— Да ладно, ничего… Зная тебя, уже могла бы и привыкнуть за долгие годы, — насмешливо произнесла Пёрл.

— Значит, мне всё-таки иногда можно тебя бить молниями в пятую точку? — поинтересовался Болт.

— Думаю, что я могу разрешить тебе это делать время от времени. Только вот… уф… сначала спрашивай у меня разрешение, хорошо? И не бей слишком сильно, — сказала Пёрл, в очередной раз потерев ожог на своём белоснежном крупе.

Путь до Главного Кантерлотского Архива выдался уже намного длинней и напряжённей, чем от тюремного блока до Запретного Архива. Проблема заключалась в том, что их цель находилась чуть ли не в центре замка, в то время как пятёрка пони всё это время бродила по относительно крайним башням и постройкам Нового Дворца. Селестия, Старсвирл, Брейви и Пёрл всё так же осторожно следовали за Спарклингом по коридорам, часто останавливаясь, чтобы переждать, пока вдалеке пройдут очередные бэтпони по своим делам, а иногда и вовсе разворачиваясь и минуя опасную секцию обходными коридорами, лестницами, комнатами и переходами. Теперь на фестралов они натыкались довольно часто, и пусть их бродило по замку намного меньше, чем обычно придворных пони, всё равно избегать с ними прямого контакта было довольно непросто. Непривычно стражникам было ещё и бродить по самим сумеречным коридорам замка, скудно освещённым редкими горящими факелами на стенах. Создавалось впечатление, будто бы сейчас была глубокая ночь, а не полдень, а темнота по ту сторону окон только усиливала это заблуждение, пускай на небе и горел тонкий золотистый ободок, испускавший редкие солнечные лучи.

Один раз они чуть было не попались: четвёрка пони успела проскочить из одного коридора в другой незамеченными, а вот замыкающую их колонну Пёрл фестралы всё же увидели и окликнули. Стражница, вставшая как вкопанная, развернулась на месте, чуть ли не трясясь от страха и глупо улыбаясь, не имея ни малейшего представления, как ей выпутываться из данной ситуации. Однако на её счастье ей этого делать толком и не пришлось: спустя несколько вопросов, заданных ей бэтпони, и нескольких её сумбурных скомканных ответов на них, после которых те стали подозревать, что здесь что-то нечисто, сначала из одного коридора появилась принцесса Селестия, затем, парой секунд спустя, из другого – Старсвирл. Двое поражённых бэтпони уже были готовы звать подмогу, когда из висевшего на шее Селестии талисмана в них обоих ударил розовый энергетический луч, после чего каждый оказался замурованным в скруглённом кристалле, диаметром примерно в два раза больше обычного пони. Пёрл облегчённо выдохнула, когда поняла, что опасность миновала. По словам Селестии парочка фестралов пробудет в полной безопасности в заточении двух розовых шарообразных кристаллов в течение следующей недели (если, конечно, их понибудь не найдёт и не расколдует быстрее), после чего магия рассеется, и они окажутся в состоянии доложить своему начальству о встрече с неприятелями. Приятным бонусом было то, что стражники Лунной Гвардии находились в своего рода “спячке”, поскольку их сознание и разум были заморожены, и что пребывание в кристалле не станет для них непосильным испытанием, как с психологической точки зрения, так и с биологической (ни есть, ни пить, ни ходить по нужде им тоже, ясное дело, в течение всей этой недели будет не нужно). Спрятать парочку решили в один из пока что неиспользуемых кабинетов неподалёку, благо путь до этих комнат был более чем чист от бэтпони Найтмер. Скептически настроенный Брейви спросил, как они оттащат с центра коридора две здоровые тяжелющие глыбы, на что Селестия улыбнулась, рог её загорелся золотистым светом, и два розовых кристалла приподнялись в воздух под действием телекинеза принцессы Солнца и полетели перед ней. Принцесса дня оставила двух фестралов в дальнем конце комнаты, после чего попросила Спарклинга запереть её одним из его ключей. Как-то лучше их прятать в самой комнате большого смысла не имело: всё равно две двухметровые глыбы было нереально замаскировать в столь небольшом пространстве.

При расспросах бэтпони Пёрл на всякий случай (вдруг Спарклинг ей не врал) решила придерживаться его версии, будто бы её отпустили после допроса Найтмер, в качестве доказательства продемонстрировав подпалину на крупе. Эта отметина немного смутила и сбила с толку фестралов, поскольку, с их слов, таких меток допрошенным пони никто не ставил. После того, как стражников Найтмер в розовых кристаллах заперли в комнате, и после того, как Болт посмеялся над кобылой, что та приняла его слова про ожог на мягком месте за чистую монету, Пёрл Клауд от возмущения больно лягнула Спарклинга в круп задними копытами, да так сильно, что на нём отпечатались её подковы, в наказание за его ложь про отметины сажей. И хоть за полчаса пострадавший зад Болта вновь вернул себе полностью округлую форму, два подковообразных синяка на ягодицах обещали при касании причинять боль жеребцу ещё достаточно длительное время.

22 июня 1009 года. 1:26 PМ. Главный Кантерлотский Архив.

Наконец, длинный путь был пройден, и пятёрка пони достигла своей цели. Они осторожно шли по коридору с высоким потолком, преодолевая свой последний рубеж в направлении к Главному Кантерлотскому Архиву. В правой части коридора находился ряд высоких окон, выходивших во внутренний двор замка, слева же – ряд частых высоких дверей, практически все из которых были закрыты, однако одна дверь вдалеке всё же была открытой, и в её дверном проёме стояла персикового цвета бэтпони с зелёными гривой и хвостом, сторожа вход. Спарклинг целенаправленно вёл их к ней, подтвердив, что она и была тем самым сюрпризом, о котором тот упоминал ранее. Брейви до последнего не был уверен, что его глаза его не обманывали. Лишь только заприметив её очертания вдалеке, у пегаса уже родилось предположение, кем она могла быть, а встретившись с ней мордой к морде у него не осталось никаких сомнений, что перед ним стояла Пич Блум собственной персоной, только в обличии фестрала.

— Привет, Пич, как дела? Какие новости? Пока всё тихо? — спросил чёрный фестрал, на всякий случай оглядевшись по сторонам.

— Не может быть! У тебя получилось! — удивилась персиковая кобыла, пробежавшись глазами по группе пони. — Ты вывел принцессу и Старсвирла из темницы? Вот это да!

— Ага, хех. Не без проблем… но всё же вывел, хоть это было и довольно непросто.

— Приветсвую, Пич, — произнёс Старсвирл. — Признаться честно, я даже не ожидал тебя здесь встретить.

— Я тоже невероятно рада встрече с одним из моих лучших придворных садовников, — улыбнулась принцесса Селестия. — Приятно видеть тебя.

— Так, давайте все живо сюда! Разговаривать в коридоре сейчас не самый умный поступок, — скомандовала Пич Блум, после чего пятёрка пони забежала внутрь помещения, и персиковая кобыла заперла за ними дверь. Пони оказались в весьма и весьма просторном зале, дальнюю стену которого занимали высокие деревянные стеллажи, своим расположением напоминавшие расчёску, практически сверху донизу напичканные книгами всех цветов и размеров, многочисленными свитками, пергаментами и в некоторых случаях даже необычными небольшими приспособлениями и инструментами, о назначении большинства которых стражники могли лишь догадываться. В центре зала расположились высокие и довольно изящные песочные часы, по его краям стояли шкафы, заполненные разнообразными магическими драгоценными камнями, справа от входа был организован небольшой уголок из нескольких столов, стульев и парочки шкафов, заполненных свитками – своего рода “место библиотекаря”, работа сидевшего за которым пони заключалась в ведении записей кто и когда забирал с собой какой конкретно предмет из архива и когда его возвращал на место. Очевидно, этим самым местным “библиотекарем” и была Пич, предположил Брейви, по крайней мере помимо неё здесь не было нипони.

— Ага, так будет лучше, — сказала персиковая кобыла, когда дверь оказалась заперта, а ключ остался торчать в замочной скважине. — Да можно сказать, что пока никаких новостей, Спарклинг. Заходили сюда несколько раз фестралы Лунной Гвардии, брали с собой некоторые книги и инструменты: так, ничего серьёзного. Всё по мелочи. Могу показать записи, если нужно, но я не думаю, что это было что-то действительно важное.

— Пич, как я рад, что с тобой всё в порядке! — воскликнул Брейви Харт.

— А уж я-то как рада тебя видеть, Брейви, если б ты знал!

Двое пони крепко обнялись.

— Да, со мной всё более-менее в порядке, как видишь. Я теперь выполняю своего рода роль библиотекаря: слежу за тем, кто, когда и какие книги, свитки и артефакты смотрит, берёт с собой и возвращает в Главный Кантерлотский Архив.

— Но ты же садовница! Почему ты теперь заведуешь архивом? — удивился Брейви.

— Хех, ну если совсем вкратце, то бывший смотритель архива отказался присягать на верность Найтмер, за что его и отправили в темницу. Я же вызвалась на эту должность, чтобы… иметь потенциальную возможность помогать таким как вы. Ну… вообще это мне Спарклинг подсказал попроситься на эту работу, если честно. Ну а других претендентов сюда кроме меня фактически и не было, так что вот так я здесь и оказалась.

— Подожди-ка секунду, а за садом-то кто теперь приглядывает в таком случае, если тебя назначили сюда?

— В данный момент – никто. Найтмер Мун не считает, что в ближайшее время ей вообще понадобится должность королевского садовника. Как и множество других придворных должностей тоже.

— Понятно. Ух, как же всё-таки хорошо, что тебя назначили сюда!

— Я тоже так считаю, Брейви. А иначе неизвестно ещё, сумел бы твой друг договориться с кем-то другим, кто был бы сейчас на моём месте, чтобы тот пони также согласился тайно помогать врагам Кобылы Ночных Кошмаров. Принцесса, — обратилась Пич к Селестии. — Разрешите мне поинтересоваться, какой у вас план? Что Вы собираетесь делать теперь, чтобы превратить Найтмер обратно в принцессу Луну, и как мы можем помочь Вам в этом?

— В первую очередь мне надо изучить хранящиеся здесь свитки и книги, поскольку, я боюсь, что с ходу ответить на эти вопросы я не готова. Принцесса Луна подверглась значительным порциям некромантии, и вернуть её в то состояние, в котором она была, будет непросто.

— Но ведь… это хотя бы возможно сделать? — встревоженно спросила Пич.

— Я… не уверена. Скорее всего да, но я не могу пока что полностью ручаться в этом.

— О-ох… похоже, дела и правда серьёзные.

— Более чем, — подтвердил Старсвирл.

— Сейчас моя главная задача – убедиться в том, что мои предположения верны, чтобы быть полностью уверенной, что в случае потенциальной битвы с ней нам удастся её одолеть, — произнесла принцесса дня. — Для этой цели мне предстоит найти ответы на интересующие меня вопросы, как именно различные артефакты и разные типы магии взаимодействуют с некромантическими объектами – в первую очередь, с багровыми обсидианами, один из которых и отдал свою магию моей сестре, затуманив её рассудок. Я буду крайне признательна тебе, Пич, если ты проследишь за тем, чтобы ни один пони не узнал о том, что мы здесь были. Ты ведь можешь не впускать сюда нипони, пока мы не покинем это место?

— О-ох, это будет довольно непросто сделать… Видите ли, принцесса, всё дело в том, что моя работа предписывает мне лишь вести учёт всех здешних предметов: кто, что и когда забрал. Но я не могу запретить фестралам самим ходить по архиву и брать то, что они считают нужным, не говоря уже о том, чтобы полностью закрыть архив для посещения. Пусть и не каждую минуту, но раз в полчаса-час сюда понибудь, да заходит за чем-то. Велика вероятность того, что даже если вы спрячетесь за одним из стеллажей, вас всё равно могут случайно обнаружить.

— Ты можешь сказать им, что некто настоятельно попросил тебя никого лично не впускать в архив, а лишь выдавать им необходимые предметы на копыта, после того, как этот самый некий выдуманный фестрал не досчитал парочки книг, свитков или магических камней, которые по бумагам ещё не покидали стен архива, — предложил Спарклинг. — Типо, чтобы впредь не позволить никому случайно прихватить с собой что-то, не оставив об этом запись в картотеке. Такой ведь вариант звучит правдоподобно?

— Хм… — задумалась Пич. — Это конечно немного рискованно… но я думаю, это запросто может сработать!

— Я более чем уверена, что эта отговорка сработает, — согласилась принцесса Селестия. — Только говори об этом убедительно и не упоминай ничьих имён. Можешь разве что внешне смутно описать этого самого абстрактного бэтпони, но скажи, например, что он не представился, и что ты его впервые видела. Это должно сбить ночных стражей с толку на достаточное для нас время.

— Хорошо, я поняла Вас, Ваше Высочество!

— Также подержи пока входную дверь закрытой, чтобы мы могли услышать, когда сюда понибудь заявится, и затаиться в глубине стеллажей, — добавил Старсвирл. — Скажешь, что это всё часть тех же предостережений, что и в случае с выдачей манускриптов на копыта тобой лично.

— Ладно, так и сделаю.

— В таком случае я предлагаю разделиться, — сказала принцесса Селестия. — Мы со Старсвирлом для начала возьмём на себя несколько крайних шкафов справа и слева, вы же, Спарклинг, Брейви и Пёрл, разделите поровну между собой оставшиеся шкафы посередине – так мы сможем эффективнее всего распределить труд каждого и быстрее со всем разобраться.

— Ладно… — согласился Брейви. — А… что конкретно нам искать-то надо?

— Да, принцесса, не могли бы Вы слегка конкретизировать, какие книги и свитки мы ищем для превращения Найтмер обратно в Луну? — поинтересовался Спарклинг.

— Ищите любые книги, рассказывающие про некромантию и как ей противостоять. В первую очередь смотрите подпункт про такие артефакты, как багровые обсидианы. Если вам покажется, что вы нашли что-то действительно полезное – принесите эту книгу или свиток мне или Старсвирлу. Даже если вам не ясно, является ли материал важным или же нет – всё равно приносите. Мы вам скажем, то ли это, что мы ищем, или нет и копытопись можно возвращать на своё место.

— Понял Вас, принцесса. Будет сделано, — ответил Брейви, подойдя к шкафам и начав поиски книг и свитков.

— Хорошо… Значит, ищем всё, что касается некромантии и багровых обсидианов… — пробормотал про себя Спарклинг, начав внимательно изучать заголовки книг одного из центральных стеллажей.

— Э-э-э… Пёрл? — окликнула белую с кофейной гривой кобылу Пич Блум.

— Да?

— А… Откуда у тебя чёрное пятно на крупе? — поинтересовалась персиковая бэтпони.

— От Спарклинга и его молний… — проворчала пегаска, после чего присоединилась к остальным в поисках нужной литературы.